Шелец

Обнимая пустоту

Аннотация
Главный герой - пациент специального отделения психиатрической клиники. Его будни пусты и однообразны. Но все меняется, когда в отделение привозят новенького. Он симпатичный, странный и все время разговаривает с невидимым другом.

Ночью я не сплю. Смотрю в потолок и пытаюсь найти на нем самое темное место. Просто черноту без ряби. Но перед глазами всегда мелькают какие-то кляксы, бледные вспышки, и я уже отчаялся увидеть по настоящему черный цвет. Идеально черный, какой бывает, когда в августовскую жаркую ночь выглядываешь в окно и ждешь, когда наконец-таки приедет милиция и обнаружит труп отчима и кровь на моей футболке с Микки Маусом. Но это было так давно. Четырнадцать лет назад. А сейчас...    Ночью я не сплю. Я бы почитал, но соседи по палате не любят, когда включают свет. Я бы побродил по отделению, но злые медсестры этого не одобряют, и отпускают прогуляться разве что до туалета, и пока идешь, спиной чувствуешь их тяжелый взгляд. Они только ждут, что кто-нибудь из пациентов начудит. Попробует сбежать, или ударится лицом в зеркало. Или начнет орать проклятья. От меня они перестали ждать такое уж лет пять. Я примерный пациент, и вроде иду на поправку. В кабинете рукоделия мне даже доверяют канцелярский нож и ножницы - вырезать снежинки. 
   Ночью я не сплю, и эта ночь разрывается на части криком. Слышу шорканье тапочек медсестер. Те, словно пчелы летят на крик со своими металлическими подносами со шприцами полными нейролептиков и транквилизаторов. После того как они ужалят, пройдет десять минут, и крики превратятся в стоны. А стоны минут через пять - в беспробудный сон. На лекарства эти толстухи в белых халатах не скупятся. Бывает даже колют аминазин, и после него ты даже своего имени вспомнить не можешь. А крики не стихают. В коридоре какая-то возня, кто-то бежит за веревками. Грохот опрокинутого журнального столика. Снова крики. Медсестра орет: 
    - Кляп ему, живо. 
    И наступает тишина. Судя по всему привезли еще одного новенького в психозе. Через две недели он отойдет, но выпустят его не скоро. В это отделение определяют особо тяжелых больных, которым не помогает даже Электро-конвульсионная терапия. Но чаще здесь на десятилетия запирают людей, которые совершили убийство в состоянии аффекта. Как например меня. Я зарезал своего отчима в двенадцать лет. Четыре года меня продержали в детском отделении, а потом поселили сюда. Привязали, обкололи, сделали овощем. Но потом я как-то оклемался, вспомнил свою личность, которая, как считали психиатры, утерялась. Получается я уснул в двенадцатилетнем возрасте, и очнулся сразу двадцатишестилетним. Четырнадцать лет я только спал, жрал, ходил под себя, и больше ничего не делал. Одним словом - овощ. 
    На утро я пошаркал к наблюдательной палате, чтобы посмотреть на новенького. И это столько шума от такого маленького человечка? Он лежал на койке голым. Ноги и руки привязаны к спинкам кровати, на запястьях красовались синяки от ночных жал сестер. Редкая рыжеватая бородка, густые брови. Милый парень. И очень жаль, что он сошел с ума.
     На пост взошла медсестра подобрее, и я пристал к ней с допросом. Кто он? Как его зовут? Что он успел натворить? Сестра назвала больного Юрием, и сверяясь со своим журналом, добавила:
    - Жуткий тип. Я бы сказала тебе, что он натворил, но потом ты растреплешь новость всему отделению. 
    Спорить было глупо и бесполезно, и я пошел на завтрак. Безвкусная каша, безвкусный компот с белым хлебом. Я так и не мог понять - был ли у еды вкус изначально, или под препаратами я его не чувствую? После завтрака начался обход. Все в спешке расползлись по своим кроватям, перед этим наведя порядок на тумбочках. К каждому больному подходил лечащий врач и спрашивал как дела. Кто-то говорил, что все хорошо, кто-то начинал жаловаться, что тоже бесполезно. Я сказал, что мне немножко грустно. Потом меня повели в кабинет для ЭСС. Привязали к кровати, постелили подо мной кожаную пеленку, смазали виски мазью, и присоединили электроды. Перед тем, как дали ток, я почему-то подумал о Юре, вспомнил его милое симпатичное лицо. Обычно я вспоминал умирающего отчима. Но это не важно. После того, как через меня пройдет ток, и мое тело выгнется дугой а глаза закатятся, я все равно ничего не вспомню, и два часа проваляюсь без сознания. 
    Но нет. Через два часа я очнулся от того, что мне захотелось взглянуть на Юрия еще раз. И когда я дошел до наблюдательной палаты - его там не было. Я заплакал. 

    Он перестал орать, и больше не было нужды в веревках. Можно сказать, в отделении он был самым нормальным, если бы не одно "но". 
    Но он говорил с воздухом. На это было занятно смотреть, как он прогуливался по коридору в обществе кого-то невидимого, как ему что-то доказывал активно жестикулируя, как брал этого невидимого за руку, как поднимался на носочки, чтобы дотянуться до невидимых губ. Было явно, что в обществе воображаемого друга ему было лучше, чем с нами. Меня это даже задело, ведь я предложил Юре дружить и вместе сидеть на обедах и ужинах. Но он сказал:
    - Блин, ты симпатичный парень, но извини, у меня кое-кто есть. 
    И он взял за руку воздух, и с обожанием посмотрел куда-то чуть выше. Похоже его воображаемый друг был очень высоким. А я остался стоять как дурак с непонятным чувством на сердце. И не было никого, кто бы мог мне рассказать про любовь, и что это отнюдь не очень приятное чувство. Всем сердцем я возненавидел невидимку, и уже готовил план, чтобы убить его. Даже пытался попасть на кухню и украсть нож. Но кого бы я резал? Пустое пространство рядом с Юрием? 
    Однажды я подслушал, как он говорил:
    - Я понимаю, что ты не хотел так поступать. Но я думал, что верность для тебя очень много значит. Не подумай, что я хочу тебя задеть, но в отличие от тебя, я тебе больно не делал. 
    И он отвернулся от невидимки, чтобы спрятать слезы. А я отвернулся от него, чтобы спрятать свои. Этот парень даже не понимал, что рядом с ним никого нет. Что он общается с вымышленным персонажем. Не понимает, что он на самом деле один. И горько рыдая, он продолжил:
    - Теперь ясно, за что меня заперли в этой психушке. За то, что я сопливое дерьмо. Но я не понимаю, почему сюда заперли тебя? Неужели ты резал вены, или вытворял что-то в этом духе?
    И ответ от воздуха слышал только Юра, а другие могли лишь догадываться, что ему сообщает пустота рядом с ним. 

    Этот невидимый всегда держался по левую руку от Юрия. Я это понял потому, как они обнимались, как держались за руки, куда поворачивал голову Юра, когда говорил. Однажды я нарочито прошел рядом с невидимкой, и как бы нечаянно задел его плечом. Обернувшись, я извинился перед воздухом, а Юра замер и нахмурил брови. Он как-то недоверчиво смотрел то на меня, то на своего невидимого друга. Неужели он начал понимать? Быть может, я смогу ему помочь? 
    Я попросился к своему лечащему врачу в кабинет. Сел напротив него в кресло, и спросил, могу ли я как-то помочь с реабилитацией Юре? Я рассказал ему, как притворился, будто этот невидимка реально существует, на что психиатр лишь помотал головой, и сказал:
    - А зачем ему помогать? Вот смотри, у него есть друг, у него есть с кем общаться, и ты хочешь у него это отобрать и сделать несчастным? Если он счастлив, то зачем ему мешать? 
    - Но ведь этого друга не существует, - возразил я. 
    - Для нас не существует. А для Юрия он реален. 
    - Что с ним произошло? Неужели что-то плохое?
    - Юрия обнаружили в квартире любовника. Он сидел напротив трупа за столом и пил чай, ведя с ним беседу. Как потом выяснилось, он сам убил своего парня за измену. А когда понял, что натворил, то тут сработал механизм самозащиты психики, и теперь Юра не помнит про убийство, и любовник в его голове до сих пор жив. А теперь задайся вопросом, хочешь ли ты, чтобы он такое вспомнил? Я вижу, что к Юре ты питаешь особо теплые чувства, но неужели ты хочешь, чтобы он страдал?
    - Просто я хочу быть счастливым. 
    - Ценой счастья другого человека?
    - Тогда почему должен страдать я?
   
    Когда Юру поселили ко мне в палату, я заметил, что лежа на койке, он как бы уступает место еще кому-то, лежа всегда на краю. Скрестив руки на груди, обращаясь к пустому месту возле себя, он говорил:
    - Блин, ну давай не здесь, а то все смотрят. Пошли лучше в туалет. 
    Он вставал, и счастливо улыбаясь, спешил в туалет. Судя по всему они там занимались любовью. Мне тоже хотелось, но только с Юрием. Мне даже хотелось, чтобы его обкололи так, чтобы он потерял сознание, и я мог беспрепятственно трогать его, гладить, целовать. Однажды ночью я обнаглел, притворился невидимкой, и лег рядом с ним. Пока Юра спал, я забрался к нему под одеяло, прижался к нему, обнял. Потом поцеловал его, и он во сне улыбнулся, назвал меня своим любимым. Это было здорово, но потом я понял, что это адресовалось не мне. Увы не мне. 

    После электро-конвульсионной терапии у меня было видение. Юрий в гневе перерезает горло своему рослому симпатичному любовнику. Потом бросает нож и с ужасом смотрит, как тот корчится на полу, захлебываясь кровью. А затем в его голове что-то щелкает, и он говорит:
    - Твою мать, опять ты порезался. Пошли в ванную, я промою рану. 
    И он волочет труп в ванную комнату. Бережно раздевает, и смывает бурые струпья шампунем, а затем ватой смоченной перекисью водорода. Вытирает полотенцем, и волочет труп в кровать. Укладывает рядом с собой и говорит:
    - Может позабавимся перед сном, а?
    На следующее утро он усаживает труп за стол и завтракает с ним, обсуждая новости по телевизору. Уходит на работу, а когда вечером приходит, дарит своему мертвому любовнику поцелуй, спрашивает, как прошел день. 
    И так всю неделю, пока соседи, возмущенные зловонием, не вызывают милицию. Когда те взламывают дверь, то видят кошмарную картину: невысокого парня с рыжей бородкой, и рядом сидящего мертвеца, всего в мухах и безобразно распухшего от гниения. 

    Если раньше я дарил свои бессонные ночи поискам самого черного места на потолке, то теперь во тьме я пялюсь на Юру. Тусклый свет с коридора падает на его лицо, и я молюсь, чтобы он от меня не отвернулся. Где-то шепчутся медсестры, кто-то громко храпит, но меня это не заботит. Я просто рад, что могу смотреть на него столько, сколько я захочу. Я могу снова притвориться невидимкой и лечь рядом с ним, чтобы почувствовать тепло, почувствовать его солоноватые губы. Но я этого не делаю, потому-что это уже буду не я. Его взаимность на мои ласки не будут моей. Это будет заслуга невидимки. И поэтому просто смотрю и мечтаю. Мечтаю, как этот высокий исчезает из головы Юры, как он влюбляется в меня, и как мы сбегаем. И мы живем вместе, и он проявляет заботу если я порежусь, а по утрам мы будем обсуждать новости по телевизору. Вдруг мое желание сбудется? Ведь я отсутствовал целых четырнадцать лет, и я достаточно настрадался, чтобы стать счастливым. Ведь я прошу совсем немного. Я хочу быть с ним, и чтобы он был со мной. Что я еще должен отдать, чтобы стать счастливым?
    
***
   Ночью я не сплю. Похоже, я вообще никогда не сплю, или мне это только снится, что я пялюсь на Юру. Где-то опять возня, и снова шорканье тапочек о старый кафель, снова гремят шприцы на железных подносах. Крики, смех, визги, однако новый поступивший псих меня не интересует, и по утру я не пойду смотреть на него в наблюдательную палату. Объект моего любопытства и восхищения лежит на соседней койке, и большего мне не надо. Я больше не вспоминаю того, как кухонный нож легко вонзался в отчима. Я больше не пытаюсь представить липкую кровь на руках. 
    Ночью я не сплю, и вижу, как Юрий встает, и со слезами обнимает пустоту. Потом эта пустота чернеет, и я вижу самое темное место в палате - Юра держит в объятиях само олицетворение темноты и мрака. Из черного пятна проявляются детали, ноги, руки, которые тоже обнимают Юру, как и он его. Джинсы, клетчатая рубаха. Короткие черные волосы. Оба смотрят на меня и улыбаются. Юрий кивает и шепчет:
    - Давай, блин, не скучай тут без меня. 
    Они смотрят друг на друга. Берутся за руки, и уходят из палаты прочь. Я наконец-таки засыпаю. А когда утром открываю глаза, я успеваю увидеть, как два санитара погружают Юру на носилки, и с головой накрывают тело белой простыней.
Вам понравилось? +20

Рекомендуем:

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

3 комментария

+ -
+5
Аделоида Кондратьевна Офлайн 21 марта 2019 01:20
Прекрасный рассказ, необычный, странный, но очень хороший.
+ -
+4
Maks SG Офлайн 21 марта 2019 14:04
Люблю такие мистические вещи.
Спасибо.
+ -
+2
Андрей Z Офлайн 24 марта 2019 21:20
Сергей,спасибо!
Наверх