IRINANGEL

Дорога в никуда

Аннотация
Что может быть лучше, чем провести совместный отдых с любимым человеком, и что может быть хуже, чем его потерять. Главное верить, и всё будет хорошо!

Это было путешествие в никуда.Просто как-то вечером Алексей пришёл с работы уставший, приобнял за плечи Славку, поелозил носом по его шее, втягивая запах, и тихо произнёс:

– А поехали отдыхать? Мне шеф неделю отгулов дал, вместе с выходными девять дней получается, да и ты сейчас в отпуске.

– И куда мы поедем? – Славка чуть не мурлыкал от удовольствия, ощущая горячее дыхание Лёши.

– А куда нибудь! В никуда! 

Вот так и началось их путешествие в никуда…

Весь следующий день Славик собирал чемоданы, бегал в продовольственный магазин и на ближайший рынок, чтобы запастись в дорогу провизией, а Лёша отсыпался после долгих трудовых будней.

Вечером было решено ехать на Чёрное море и остановиться там, где понравится.

Спать легли рано, долго ворочались, но всё же уснули. Когда Слава открыл глаза, за окном всё также стояла ночь, и только тусклый свет фонарей разбавлял её темноту, пробираясь сквозь незанавешенное шторой окно. Почувствовав, что Лёша тоже не спит, он повернулся к нему и погладил по плечу.

– Не спишь?

– Нет.

– И мне не спится. Как думаешь, уже утро?

– Не знаю, но я выспался, видно, вчера днём переспал. Глянь, сколько там времени?

Слава потянулся к тумбочке за телефоном.

- Ничего себе, всего половина первого. И что делать? Спать-то уже не хочется!

– Что делать? – в голосе Алексея появились соблазняющие нотки. Скользнув ладонью под одеяло, он погладил Славика по чувствительному местечку. Тот быстро возбудился, и вскоре неровное дыхание и глухие стоны дали понять, что в тёмной спальне происходит что-то таинственное и интересное.



Не дождавшись рассвета, парни быстро собрали вещи, покидали их в машину и отправились в путь. Когда они выехали из города, показалось, что ночь сразу обступила со всех сторон, и только дальний свет фар освещал дорогу. Навстречу им часто попадались легковые автомобили и груженые фуры, реже кто-то обгонял их. Любопытно было смотреть, как из-за горизонта появлялись то один, то несколько огоньков встречных машин. Казалось, что огни движутся прямо на них, и от этого Славке, никогда не ездившему в ночное время по трассе, становилось немного жутковато. По мере приближения огни немного уходили влево, затем резко делились надвое, и вырисовывался силуэт автомашины. Сразу становилось ясно, что горят включённые фары, а машины движутся не по встречке, а по соседней полосе. 

Радио при въезде в другую область затрещало и зашумело, прося настроить другую частоту. Алексей вставил флешку и включил негромко музыку. Тишину салона разбавили басы и ударные, а из динамиков полился на удивление мелодичный голос. 

– Леш, это же моя флешка!

– Ага, – улыбнулся мужчина.

– Ты же всегда говорил, что такое не слушаешь?

– Зато не уснёшь.

– Это точно.

– Слав, смотри, лиса! – отвлёкся от диалога Алексей.

– Где?

– Да вот, справа, у обочины!

– Точно! Никогда не видел!

– Здесь степь, их много.

– А почему так близко от дороги?

– Так в свете проезжающих фар полевых мышей лучше видно, вот они и охотятся.

– Хитрые какие, - усмехнулся Славик.

– А ты знаешь, что если лисёнка одомашнить, то это будет самая ласковая псинка?

– Нет!  Сказки всё это, – Славка фыркнул, отвернулся от Алексея и стал смотреть вперёд, высматривая впереди ещё диких лис.

– А вот и не сказки. Отец рассказывал, а ему друзья-охотники.

Парень решил не спорить с водителем, а полученную информацию потом всё же перепроверить в интернете. Алексей хоть и был умным и серьёзным мужчиной, и Славка ему всегда верил безоговорочно, но тот всё же любил порой и подшутить над ним, видя его детскую наивность.

За время пути им встретилась ещё одна взрослая лисица, а затем – подросший лисёнок. Все они были худые и совсем не такие пушистые, как показывали в мультфильмах и сказках, запомнившихся Славе из детства, и он даже немного расстроился.

– К зиме распушатся, – усмехнулся Алексей, – летом им жарко, как и нам, вот и ходят плешивые.

С рассветом ехать стало интереснее. Вдоль дороги прорисовывались силуэты одиноких деревьев и кустарников, а на небе проступали розовато-лиловые облака, сквозь которые пробивались золотистые лучи, постепенно оттесняя темноту глубокой ночи. 

– Лёш, Лёш! Смотри, как красиво солнце восходит!

Зрелище поднимающегося из-за горизонта солнца действительно было  впечатляющим. Остановившись у края дороги, ребята вышли из машины, и, ежась на холодном осеннем воздухе даже в спортивных костюмах, стали следить за восходящим светилом.

– Лёш, я такого никогда не видел! А ты?

– И я не видел, – улыбнулся Лёша, – красиво как!

Солнце поднималось над полем, огромное, оно было равно ему по ширине. Нижняя половина светила пока была за краем горизонта и её видно не было, но вот вокруг ярко-оранжевой верхней части от исходящего жара воздух плавился, превращаясь в сияющий ореол. По мере того, как солнце поднималось, его диск становился меньше, а небо светлело, приобретая голубой, привычный зрению, оттенок. 

– Эх, надо было пофоткать, вот мы лохи, – грустно вздохнул Славка, садясь в машину.

– Надо было.

– В следующий раз обязательно, главное не забыть.

Когда небо совсем посветлело, ехать сразу стало еще интереснее. Пейзаж вдоль дороги то и дело менялся: мелькали реки и озёра, небольшие рощицы и возделанные поля, большие и маленькие населённые пункты.

– Смотри, как красивы деревья в это время, настоящее буйство красок, – Лёша кивком головы показал на рощу с правой стороны от дороги. – Люблю осень.

– Да, красиво, но лето всё же лучше. Вот мы сейчас приедем, а море уже холодное. Как купаться?!

– Зато отдохнём от каждодневной суеты, вместе время проведём, или ты уже жалеешь, что мы поехали?

– Нет, не жалею, но летом было бы лучше.

– Будет у нас и лето, вот увидишь, – Алексей улыбнулся Славику и погладил его по колену.

– Конечно будет! Как же не быть! Вот в следующем году у меня отпуск летом, вот тогда и поедем, в море накупаемся, позагораем вволю, – Слава блаженно зажмурил глаза, представляя, как он плещется в море и загорает на пляже. – А в этом путешествии можно и по горам полазить.

– Только пешком. Альпинист из меня никакой, да и из тебя тоже.

– Так я просто не пробовал никогда! – возмутился Славка в ответ.

– Вот и не надо. Экстримом, Славочка, пусть кто-нибудь другой занимается, а мы с тобой на бережку посидим, и в горы невысоко, по пройденным тропам прогуляемся.

– Вечно ты меня, как маленького опекаешь! Мне скоро тридцать стукнет, а ты со мной всё как с малышом несмышлёным!

– Ага, через семь лет стукнет, вот тогда и поговорим, – засмеялся Алексей.

Славик обижался, как мог, целых двадцать минут, но потом не выдержал и заговорил – проезжали первые горы, а парень их никогда не видел, ну вот как тут можно было промолчать!

– Лёша, Лёш! Смотри, горы!

– Вижу. Высокие.

– А почему у них пласты почти что вертикальные?

– Кавказский хребет считается до сих пор растущим. Представь, одна часть горы быстрее поднимается из-под земли, а другая медленнее, вот и получается, что, когда гора вырастает, пласты в итоге совсем не горизонтально располагаются.

– А мы скоро до моря доедем?

– Часа через два.

– Блин! Наконец-то я его увижу!

– Конечно, увидишь, а если повезёт, то даже искупаешься. 

– Холодно же!

– Это у нас холодно, а здесь юг, в тёплые дни можно ещё купаться.

– Правда? – Славка неверяще посмотрел на мужчину. – Не врёшь?

– Правда! Век воли не видать!

– Всё бы тебе надо мной стебаться...

– А как над тобой не постебаться, если ты всему веришь, – подмигнул Алексей.

– Значит, соврал, – Слава обиженно поджал губы.

– Нет, не соврал.

До моря действительно добрались через пару часов. Славка восхищённо смотрел на бескрайнюю гладь, которая плескалась и сверкала рябью, зазывая его к себе. 


Время было послеобеденное, Алексей заметно устал от дороги. Поэтому, посовещавшись, ребята решили далеко не ехать, а остановится в небольшом посёлке возле моря. 
Небольшой отель на тихом берегу вблизи скал приглянулся им сразу. Договорившись с хозяевами о цене и условиях проживания, они решили остаться именно здесь. Место оказалось уединённым, а это имело немаловажное значение. Хотелось наслаждаться природой, а не проезжающими машинами и многочисленными отдыхающими.

Славка не выдержал и побежал первым делом к морю, которое никогда не видел. Оно впечатляло своим размахом и он, недолго думая, скинул кроссовки и залез в пенящуюся вдоль берега воду. Она приятно холодила ступни ног, снимала усталость и напряжение, возникшее за многочасовую поездку. Слава завороженно, не отводя глаз, наблюдал за линией горизонта, где было непонятно, когда заканчивается море и начинается небо. Тёплый морской бриз приятно трепал волосы и освежал лицо, волны монотонно плескались о берег и омывали ноги,  а брызги иногда долетали до колен.

– Вот ты где! Я уже все вещи в номер отнёс, пока ты здесь отдыхаешь. Хозяева подсказали, где вкусно кормят, пойдём?

– Давай ещё постоим, смотри, как красиво!

– Давай, – Алексей тоже скинул кеды и зашёл в море по щиколотку, – классно! То, что надо!

– Поедим, и обратно сюда. Хорошо?

– Неугомонный ты, – устало посмотрел на Славу Алексей, – устал я малость, мне бы поесть и поспать.

– Наверное, когда я доживу до твоего возраста, мне тоже только есть и спать будет охота.

– Я старый?

Славка понял, что сказал лишнее, и сразу пожалел об этом. Меньше всего ему хотелось обижать Лёшу, но иногда, по глупости, или вот как сейчас, не замечая, говорил необдуманно, а потом горько раскаивался.

– Алёш, конечно нет, прости, я, как всегда, тупанул, когда говорил, просто первый раз море увидел, а тут такая красота. Леш, ты лучше всех, а я дурак! Я рад, что ты именно мне достался, или я тебе, но это не важно. Прости, а? – затараторил Славка и незаметно коснулся пальцем обратной стороны ладони мужчины.

Алексей грустно посмотрел на парня. Он никогда не задумывался о своём возрасте, и только когда встретил Славу в компании своего друга, осознал, что уже давно не мальчик.

Тогда он и сам не понял, как его, такого всегда холодного и равнодушного ко всем, угораздило по-настоящему влюбиться в этого неугомонного паренька. Слава иногда мог быть по-детски наивным, и тогда над ним хотелось одновременно и подшутить, и уберечь от всего мира, словно волку своего щенка. Но именно таким он был лишь с теми, кого хорошо знал и доверял. В остальное же время это был умный самодостаточный человек, закончивший университет пусть и не с красным дипломом, но почти на "отлично", работающий в приличной компании, и пользующийся большим доверием и уважением со стороны коллег и начальства.

Парень Алексею понравился сразу. В его сияющих глазах было столько жизни, а улыбка, пусть и немного робкая, всё время манила к себе.  Лёша в тот вечер мало пил, меньше, чем всегда, говорил и время от времени посматривал на паренька. В тот момент он не понимал себя – мальчишкой хотелось обладать до звёздочек в глазах. Он то и дело мысленно себя одёргивал, уговаривая себя, что это чужое, принадлежит другу, да и разница в возрасте, предположительно, лет в двадцать, говорила не в его пользу.

Славик пришёл к нему сам. Лёша стоял на кухне в одиночестве, смотрел в окно и пил кофе.

– Привет! Ты один?

Алексей, услышав и узнав его голос, развернулся.

– Один.

– И я один, – Слава подошел к нему, и Алексей сразу отметил, что и рост, и комплекция у них почти одинаковая. Тот заглянул в глаза, одной рукой забрал чашку из его руки, чтобы поставить на стол, а другой провёл по его запястью, – поцелуй меня.

Они целовались долго. Сначала нежно и медленно, словно изучая друг друга, а затем всё быстрее, с жадностью и безумством, словно пытаясь выпить до дна. Блуждали руками по телам друг друга, сминая ткань и забираясь под одежду. Поцелуев становилось мало, и с каждой минутой хотелось большего.

– К тебе?

– Ко мне!

Ночь была жаркой, волнительной и оглушающей. Потом были ещё ночи и ещё. Алексей уже не хотел отпускать от себя парня, такого родного, ласкового и тёплого.

– Слав, а давай ты переедешь ко мне?

И Славик легко согласился, как будто только этого и ждал. Сложный момент был тогда, когда пришлось открываться родителям. Те отказались понимать и принимать сына, не такого, как все, гея. Для Славы этот период оказался переломным: с одной стороны, рядом был любимый человек, а с другой – родные люди, от которых он не ожидал такого предательства. Алексей видел, как любимый страдает, но старается этого не показывать. Как мог, он старался Славу поддержать, кляня свой эгоизм.

Материнское сердце не выдержало через месяц. Анна Павловна приехала одна, без мужа, познакомилась с Алексеем, посмотрела на их быт, тихонько всплакнула о том, что не дождется внуков и дала свое благословение. Неизвестно, что она сказала мужу, но тот, скрепя сердце, познакомился с Алексеем, и возобновил общение с сыном. После этого Славка словно воскрес, счастье переполняло его сердце и душу. Все дорогие люди были рядом, а это для него было главным.

И вот сейчас, два года спустя, Алексей, вспоминая всё это, опять задумался о том, что слишком стар для своего молодого любовника.

– Лёш, ну ты что, всё ещё на меня обижаешься?

– Нет, с чего ты взял, – Лёша отодвинул пустую тарелку из-под супа, и потянулся за аппетитным вторым.

– Ты со мной не разговариваешь с тех пор, как мы ушли с пляжа, и выглядишь грустным, – парень попытался заглянуть в глаза мужчине извиняющимся взглядом, но тот отводил взгляд. – Тебя еда интересует больше меня, – насупился он.

– Слава, я действительно устал и хочу спать. Если ты хочешь к морю, то иди к морю, а сейчас дай мне спокойно поесть, – не выдержал мужчина.

Слава обиженно поджал губы, но спорить не стал. Вспомнил, что сам в дороге спал, пока Алексей бодрствовал за рулем, поэтому заглушил в себе детский эгоизм и отправился в номер отеля вместе с ним. Море подождёт, ведь ждало же оно его столько лет!

Незаметно для себя, парень уснул под монотонное тихое бурчание телевизора, и проснулся от того, что по телу блуждали обжигающие поцелуи, а нежные поглаживания вызывали истому. Как всегда в такие моменты, кожа покрылась мурашками, и Славик сладко потянулся.

– Проснулся?

– Ага!

– Хочешь?

– Как будто сам не видишь! Продолжай!

И Лёша продолжил так страстно, нетерпеливо и волнующе, что порой сбивалось дыхание, и казалось, что не хватает воздуха. 

– Лёша, я так сильно тебя люблю! – говорил Славка уже потом, когда дыхание выровнялось и он, подкатившись к боку мужчины, гладил его по груди, пропуская сквозь пальцы курчавые волоски и задевая чувствительные соски.

– И я люблю!

Потом было море и купание на закате дня. Казалось, холодное море обжигает кожу, а тысячи тонких невидимых иголочек покалывают тело. Сначала было трудно войти в воду, но затем не хотелось выходить. Восхитительный закат завораживал красотой огненных красок: красный, жёлтый, малиновый, немного чёрный и серо-синий. Все эти цвета перемешивались, словно на картине неизвестного художника, которая глубоко впечатляла. Садящееся солнце отражалось в водной глади, и казалось плавящейся золотой лавой. Всё это было для парней безумно романтично, им хотелось верить, что на всём побережье они совсем одни, качаются на волнах и следят за закатом.

– Всё, вылезаем, – Лёша поплыл к берегу.

– Нет, я ещё, классно же!

– Море в этот период обманчиво, не успеешь оглянуться, как ногу или руку судорогой сведёт. Давай к берегу.

– Лёш, а почему так: летом жарко, а выходишь из воды и сразу холодно делается, а сейчас нет? 

– Из-за разности температур, видимо. Сейчас воздух прохладный, ветра нет, да и у тебя тело остыло. Наверное, поэтому.

– Откуда ты всё знаешь?

– Не знаю! Да я многого и не знаю.

– Ага, по сравнению со мной ты – ходячая энциклопедия.

– У тебя всё впереди, узнаешь ещё.

После был поход на водопады, где два маленьких котёнка бежали за ними вслед, пытаясь не отстать. Пришлось Славику приглядывать за беглецами чтобы те не потерялись. В результате, всю красоту окружающей природы и водопадов, которые они проходили, он так и не запомнил, в те минуты его больше волновали два негодника, которые явно убежали от матери-кошки.  Парня больше впечатлили котята, которые прошли с ними весь путь, сначала поднимаясь в гору по извилистым узким горным тропинкам и вырубленным ступеням, а затем спускаясь вниз, вдоль высоких оврагов. После экскурсии они делились своим обедом со всем кошачьим семейством, которое проживало на территории парка. Котятам достались самые лакомые кусочки, и те, наевшись, мурлыкали с благодарностью, но позже убежали в горы со следующей группой туристов, зарабатывая таким образом себе пропитание.

Все последующие дни были отданы походам по местным достопримечательностям. Слава не хотел ничего пропустить, а Алексей старался выполнить его желания. Порой возвращались совершенно без сил, шли в душ и ложились спать, а утром занимались медленным сексом, постепенно просыпаясь. Славик плавился в жарких и сильных руках партнера, а Алексей, обволакивая его всего, не хотел выпускать из своих объятий. Словно на баюкающих волнах они любили друг друга, нежась в лучах восходящего солнца, лучи которого пробивалось сквозь занавеси на окнах. «Как это прекрасно, когда никуда не надо спешить и можно наслаждаться друг другом каждое утро», – думал каждый из них в этот момент.


– Леш, так не хочется уезжать, – Слава собирал вещи, и с грустью посматривал по сторонам.

– Так мы вроде решили сюда вернуться следующим летом.

– Да, но всё равно не хочется. Здесь хорошо – только ты и я, а приедем домой, ты опять будешь вечно на работе, а я один.

– Как один? Я вроде каждый день домой прихожу!

– Только поздно, – Славка обиженно отвернулся и продолжил собираться.

Лёша знал, что парню не хватает внимания. Он действительно часто поздно приходил с работы, но не из-за того, что не хотел, а просто сейчас был сезон, когда можно заработать. Потом будет затишье, зарплата, конечно, останется, но уже не такая, как сейчас. Если бы он был один, то ему бы хватило и меньшего, но Славика хотелось немного побаловать, и Алексей ничего с этим не мог поделать. 

А Славка тем временем сидел вечерами дома один, погружённый в интернет, ожидая любимого человека. Друзей у него не осталось. Узнав, что он гей и живёт с мужчиной, все постепенно отвернулись. Реакция была ожидаемой, но очень болезненной, и парень до сих пор переживал по этому поводу.

Лёша подошёл к нему и обнял со спины. Слава сначала замер, но потом расслабился, голова откинулась назад, а ладони накрыли скрещенные на груди руки.

– Обещаю возвращаться пораньше.

– Правда?

– Правда.



Почти всю дорогу домой ехали молча. Каждый думал о своём. Слава вспоминал поездку и мечтал о предстоящей в следующем году. Алексей же не очень хорошо себя чувствовал после целого дня в пути, и решал, не стоит ли остановиться отдохнуть. Почувствовав себя хуже, он всё же сбавил скорость и, плавно затормозив, остановил машину на кромке шоссе.

Нестерпимая боль сдавила грудную клетку, отдавая под левую лопатку и в руку. Алексею казалось, что огромная каменная плита придавила его своей тяжестью, не позволяя свободно дышать. Пульс участился, а испарина покрыла лоб.

– Что-то случилось? – Славик внимательно посмотрел на бледного мужчину. – Лёш, ты такой белый, что с тобой? – вид Алексея ему совершено не понравился, и он напрягся.

– Что-то мне нехорошо, достань таблетки из сумки на заднем сидении, – говорить было тяжело, боль сводила не только тело, но и челюсть. 

– Какие таблетки? – нездоровый бледный вид Алексея сильно испугал Славку, и он стал быстрее искать сумку, пересев на заднее сиденье.

– Нитроглицерин.

– Вот, достал. Сколько?

– Одну.

– Запить надо? – Славик трясущими руками начал отвинчивать крышку на бутылке с водой.

– Нет. Под язык. 

– Лёш, что происходит? Что с тобой? – волнение перерастало в панику, а предательский ком подкатился к горлу.

– Сердце немного прихватило, сейчас пройдёт, – он устало посмотрел на Славку. Сил хватило только немного приподнять правую руку и положить сверху на колено парня. – Всё нормально.

– А если не пройдёт?

– Тогда ещё таблетку через пять минут.

Боль не проходила. Алексей мучился от боли, а Слава решал, что делать: ехать с ним до города или вызывать скорую помощь сюда. 

– Лёша, раз ты возишь все эти лекарства с собой, значит у тебя давно проблемы, и ты мне о них не рассказывал. Почему?

– Так всё вроде нормально было, это первый раз так прихватило и не отпускает.

– Всё, я вызываю скорую!

– А она приедет? Мы ещё далеко от города.

– Приедет! Тётя Вера говорила, что в посёлках тоже есть специализированные машины.

– Что-то мне не по себе, жутко как-то.

Славе и самому было уже страшно. Он быстро достал телефон, трясущимися пальцами набрал номер МЧС, и стал сбивчиво рассказывать, где они находятся и что случилось.

– Главное, быстрее скорую пришлите, ему дышать тяжело и бледный он весь! Пожалуйста, пришлите быстрее!

– Ну что, приедут? – слова произносить было трудно, а дыхание сбивалось. Лёша откинул голову назад и закрыл глаза.

– Сейчас приедут, ты только не волнуйся, – предательские слёзы текли по щекам, и Слава то и дело шмыгал носом.

– Не плачь… не умер я ещё… 

– Не смей меня оставлять, не умрёшь ты, знаю я…

Минуты тянулись долго. Алексею лучше не становилось. Славик то и дело вглядывался в проезжающие машины, пытаясь отыскать в среди них скорую помощь. Но она подъехала только минут через сорок после вызова. Приехавший фельдшер осмотрела Алексея, померила давление, а после велела водителю и Славе перенести его на носилки.

– А с вами можно? – Слава умоляюще посмотрел на женщину в синем костюме.

– Нет, молодой человек, вы только будете мешать и ничем не сможете помочь. Вся требующаяся от нас медицинская помощь будет проведена по дороге. 

– А куда вы его?

– В город. В Александровскую. Она сегодня дежурная, да и отделение сосудистое там лучшее. Вам лучше подъехать туда и всё узнать у лечащего врача – медик заскочила в машину, захлопнула дверь, и машина тронулась, увозя Алексея. 

Бригада скорой помощи действовала слаженно и профессионально. Тут же на теле Алексея были закреплены электроды от аппарата ЭКГ, который оперативно снимал показания работы сердца. Выползающая длинной лентой кардиограмма с начерченным графиком сигнализировала, что у пациента большие проблемы. Пульсоксиметр, закреплённый на пальце, сообщал данные о сатурации и пульсе, которые были тоже далеки от идеальных. Кислородную маску с подключенным баллоном плотно прижали к лицу. Кровь насыщалась кислородом, разнося его по всему организму, и Алексей наконец-то смог свободно вздохнуть. 

Под действием вколотого морфина он стал успокаиваться, дыхание выровнялось, и вся тревога и страх от пережитого отошли на задний план. Теперь он лежал спокойно, прислушивался только к писку аппаратов, снимающих его жизненные показания, и завороженно смотрел, как медленно капает по системе тромболис, поступающий в его вену.

 Фельдшер то и дело устало поглядывала на пациента, боясь повторного кризиса, и всю неблизкую дорогу снимала показания с аппаратов, записывая их в карточку.


Славка в очередной раз шмыгнул носом, распухшим и красным, вытер слезы рукавом ветровки и сел в машину. Автомобили проезжали мимо него, двигаясь в разных направлениях, а он все сидел на водительском месте, где привык видеть Алексея. Слава судорожно сжимал руль и молился всем богам о здоровье любимого. Настоящих молитв он не знал, но, обращаясь к Богу, надеялся, что тот его услышит.

Руки и ноги двигались автоматически. Он уверенно вырулил с обочины и поехал вслед за удаляющейся машиной скорой помощи.

Часа через два он подъехал к больнице, но в реанимацию его не пустили. Вышедший врач сказал тоже самое, что и фельдшер скорой помощи, и ушёл назад в отделение. Славка метался по коридору, думая, как быть дальше.

– Мам, мам! – тараторил он в телефонную трубку, глотая опять набежавшие слёзы. – Лёша в больнице, с сердцем. Позвони тёте Вере, попроси её помочь!

Анна Павловна с мужем приехали в больницу сразу. Увидев осунувшегося сына, она не выдержала, обняла и сама заплакала. 

– Мам, я же жить не смогу без него, если он умрёт, – поскуливал он ей в ухо. – Он же для меня всё, он же самый мой родной человек! Как я без него?

Всё тот же врач подошёл к нему через час. Опять сказал, что все необходимые меры приняты, а экстренная операция по стентированию коронарных артерий назначена еще через час. Поблагодарил Веру Павловну за оказанную отделению помощь и просил передавать ей привет.

И снова часы ожидания, и опять медленно двигающие стрелки часов, не дающие жить спокойно.
В голове одно за другим проносились яркие воспоминания. Как они отмечали первый Новый год, обложившись в постели шампанским и икрой, и залюбливая друг друга до утра. Как ходили той же зимой на каток, где он нарочно постоянно и неуклюже падал, лишний раз стараясь привлечь внимание Алексея.

Вспоминал первую встречу. Лёша тогда сразу притянул к себе его внимание. Не сказать, что красавец, но он чем-то цеплял. Потом Славка понял, что это был взгляд. Взгляд, который Алексей постоянно отводил, но тот неизменно возвращался, Слава ловил его, и робкая улыбка расползалась по лицу, немного смущённая, немного счастливая.

Помнил, что когда вернулся к столу после телефонного звонка, Алексея там уже не было, и он испугался, что больше его никогда не увидит. Нашёл он Лешу тогда на кухне, одиноко стоящего у окна, с чашкой кофе в руке. Слава тогда понял, что если вот сейчас он не подойдёт и не предложит себя, то второго шанса у него не будет. И он подошёл, предложил, и захлебнулся в фонтане эмоций.

Это опьянение Алексеем за два года так и не прошло. Он любил его так же, как и в первую встречу, а может, и больше. Только с ним он мог быть настоящим: ласковым, чуточку наивным, раскрепощённым в постели, зная, что тот не осудит и не посмеётся.
Если бы Славу спросили, есть ли родственные души на свете, то он бы ответил, не задумываясь: «Да, есть!»



Когда Славка через три дня заглянул в палату к Алексею, тот спал. Тишину нарушал лишь тихий монотонный писк датчиков, считывающих жизненные показания пациента. Вера Павловна, сестра Анны Павловны, позаботилась обо всём. Лёше была предоставлена отдельная палата, постоянный внимательный уход медперсонала и возможность для близких регулярно посещать больного. 

Славка в синих бахилах, белом халате, узковатом в плечах и не сходившемся на груди, в смешной голубой шапочке, приблизился к кровати. Он тихонько присел на краешек и осторожно погладил ладонь Алексея. Тот зашевелился и открыл глаза.

– Ты такой смешной в этой шапке, – прошептали сухие губы и уголки рта немного дёрнулись вверх.

– Ага, мне кажется, что я на клоуна похож, – тихонько засмеялся Слава и затараторил, - ты молчи, Лёш, врач пока не разрешил тебе говорить, а я так соскучился по тебе, как будто тысячу лет без тебя прошло! А если ты решишь когда-нибудь опять отправится в путешествие в никуда, я буду всегда рядом, только за рулём теперь буду я, осталось только пересдать на права, но я обещаю, что сдам! Я так тебя люблю, Лёш, сильно-сильно, ты главное не пугай меня больше так!

Славка поцеловал ладонь Алексея и прижался к ней щекой, не желая выпускать из своих рук. Тот улыбнулся краешком губ, и устало прикрыл глаза.

– Я постараюсь…

Вам понравилось? +32

Рекомендуем:

Вдвоем

Окно и кошка

Не выдержал

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

2 комментария

+ -
+4
Эмануэль Офлайн 24 апреля 2020 19:14
Мне кажется, Славик после этого будет любить еще сильнее, а Алексей больше уделять внимания Славе. Очень красивый рассказ)))
+ -
+2
IRINANGEL Офлайн 25 апреля 2020 08:20
Цитата: Эмануэль
Мне кажется, Славик после этого будет любить еще сильнее, а Алексей больше уделять внимания Славе. Очень красивый рассказ)))


Когда чувства проходят испытания, они становятся только крепче, не у всех, но у Славы и Алексея именно это и произошло!
Спасибо!))
Наверх