Тиль Тобольский

Мальчик мечтал о доме

Аннотация
История о маниакальной привязанности, протянувшаяся через столетия. Фэнтезийная история о парне, что вляпался в разборки сильных существ и остался жив. Вроде бы...

На планете Нгау очень мало воды — сплошная бесполезная пустыня. Лишь на полюсах есть моря да озёра, окружённые влажными болотистыми лесами, чей ровный зелёный ковёр изредка вспарывали высокие горы. В лесах водится много погани — чешуйчатой, хвостатой и ядовитой.  Люди же обитают в горах. В низины спускаются только хорошо обученные воины. 
Северный полюс планеты богат и многолюден — пригодные для жизни склоны покрывают бесчисленные города и посёлки. А на вершинах гор, среди снегов и льда, обитает Высокая аристократия. 
Всё это требуется защищать и преумножать, потому к воспитанию воинов северяне подходят предельно серьёзно, забирая всех перспективных мальчишек в учебные посёлки уже в пять лет.
По мягкой тропе, устланной листьями дерева Тонкх, брёл жилистый подросток пятнадцати лет на вид. Одет в свободно развивающийся серый ученический халат с подолом до земли и широкими рукавами. На поясе простенькие ножны с мечом. Справа на длинной шее — вертикальный ряд из семи продетых прямо сквозь кожу колечек с мерцающими белыми камешками. Это боевой ранг, заработанный парнем за последний год. Внешне равнодушный и отстранённый, внутри он звенел натянутой тетивой.
Клоп шёл на вершину горы, в самый центр учебного посёлка, не обращая внимания на встречавшихся по пути жителей, что шарахались в разные стороны, лишь завидев лысую макушку и сверкающие камешки на шее. На втором ярусе из-за угла жилого дома выскочил взъерошенный малёк и чуть не вписался в грудь путника. Но затормозил в последний миг и замер дрожащей мышью. Вытаращился на Клопа, задрав ушастую головёнку.
Подросток поморщился, обходя явно обмочившегося ребёнка, и побрёл выше. Ещё год назад он так же замирал от страха перед старшими учениками. Точнее, перед самыми отмороженными из них. Теми, кто мог запинать тощего Клопика, сломать ему пальцы или врезать по голове ножнами меча так, что он дней пять отлёживался в лечебнице. 
А теперь он сам стал одним из них. Его боялись все ученики, на любом ярусе. Да и некоторые преподаватели заслуженно опасались. Парень мерно шёл выше — его ждал Старейшина. Зачем и почему — Клопу безразлично. Летающий бумажный талисман принёс только одну фразу: «Ветром ко мне!»
Раздавшийся за спиной шлепок и детский вскрик отвлекли подростка от размышлений. Он обернулся. Шедший сзади Высокий Лао-Ло развёл руками и задрал брови:
— Чо?
— Зачем? — в ответ спросил Клоп.
— Мы растим воинов, а не вот это всё, — через губу ответил аристо и сплюнул себе под ноги – туда, где валялся ребёнок.
Клоп равнодушно отвернулся и, подняв голову вверх, посмотрел на далёкую вершину горы, где жили учителя. Идти ещё десять ярусов.
— Уже выдохся, маленький? Хочешь, я подниму тебя наверх за пару ударов сердца? — с ядовитым смешком спросил Лао-Ло, подходя ближе. 
В отличие от Клопа, молодой человек одет в дорогой синий халат, богато украшенный золотой вышивкой и подпоясанный такой же вычурной лентой. Длинные черные волосы убраны в хвост с оплеткой из синего шнура.
Клоп молча пошёл дальше, не обращая внимания на проклятье последних трёх месяцев — Высокого Лао-Ло. Да, за простым учеником посёлка уже несколько недель тенью следовал отпрыск аристократического клана.  
— Ну же, — догнал его юноша и положил руку на плечо. — Давай полетаем, а? Иди на ручки!
— Не трогай меня, — прорычал Клоп, стряхивая руку. — Или мы снова подерёмся.
— И ты снова, проиграешь, уродец, — радостно хихикнул Лао-Ло.
К сожалению, это правда — Клоп пока проигрывал все бои с Высоким. Чему удивляться? В свои двадцать Лао-Ло уже сильнейший маг клана. Летающий мечник, быстрый и непобедимый, благородный и умнейший… Ну и так далее. 
А ещё он станет палачом подростка, если уроки по контролю над Даром, пройдут впустую и Клоп не сможет дальше гасить срывы. Сломанный маг опасен. 
Жить, постоянно ощущая за спиной своего убийцу, то ещё развлечение. Оказывается, раньше жизнь была не так уж и плоха.

***
¬Среди учеников посёлка Клоп много лет слыл неудачником — у него долго не просыпался Дар. По большому счету не страшно — не всем же быть магами? Но и воина из него не получалось — крепкий, но запуганный мальчишка оказался не способен к боевым наукам. С физической формой всё хорошо, но вот внутри… Он стал изгоем, которого не пнул только ленивый, и определённо шёл на отсев. 
И очень этому радовался — Клоп скучал по дому, хотя помнил его смутно. Но это его Дом. Там его мама и отец, там сестрёнки… А учебка так и осталась чужим враждебным миром, готовым постоянно тебя ударить, если расслабишься.
 Дар проснулся неожиданно. После очередных измывательств во все стороны от замученного пацана шибануло красной волной энергии, далеко раскидав обидчиков и обрушив стену общежития. Плюсом к этому появились навыки бойца неизвестной Школы. Как решили старейшины — вернулось что-то из наследия предков. 
Все тогда очень оживились, изучая приёмы и технику боя древних. Почти круглые сутки гоняя Клопа на тренировочной арене до изнеможения. Одного или в паре с лучшими учениками. Только Клопу было тошно от такого внимания, он совсем не хотел этого — мальчик ждал отсева. До слёз хотелось домой.
Подросток с тоской раскидывал противников, всё чаще срываясь в бою на запредельную для человека скорость. Сколько покалеченных учеников отправилась к магам-врачам, никто не считал. В итоге даже выпускники посёлка стали отказываться выходить с ним на арену. 
В горячке сражения у Клопа всё чаще сдавал самоконтроль, и он шибал сырой энергией в разные стороны, разрушая тренировочную площадку и близлежащие строения. 
После третьей смерти учеников за спиной Клопа появился Высокий Лао-Ло. Как аристо согласился роль надзирателя, не знает никто, но поговаривали, что маг-мечник вызвался сам.
Теперь, если Клоп терял контроль над силой, то на него налетал ураган Лао-Ло и скручивал его физически, да накрывал энергощитами. А потом долго издевался и ржал над подростком. И постоянно был рядом — они спали вместе, ели и тренировались. Клоп всё чаще и чаще мечтал сбежать подальше от людей, пусть даже в пустыню.
Что за проклятый Дар? Зачем ему это всё? А ещё этот шёпот…
Каждую ночь последние недели сквозь мутный сон Клоп слышал тихий голос, что звучал прямо в его голове: 
«Проснись, учитель… Я здесь… Здесь... Я нашёл тебя… Тебя… Вернись! Это я — Ху Шуньян. Вернись, родной мой! Мой… мой… Это я…»
Подросток хотел проснуться, чтобы отогнать кошмар с мерзким голосом, но не получалось. Он всё глубже и глубже погружался в омут обволакивающего шёпота, несущего не до конца понятную, но отчётливую боль. Боль и гнев, что зарождались в груди колючими красными угольками.
А утром, вырвавшись из кошмара, Клоп первым делом видел наглую рожу аристо. Хотелось убивать. Клоп молча кидался на Лао-Ло, стараясь изничтожить врага, стереть в пыль, изуродовать красивое лицо и вырвать черный хвост волос с мясом.
— Хорошая разминка, уродец, — радостно хохотал Высокий, в очередной раз скручивая разбушевавшегося подопечного. — Ух ты, какие мы грозные! Пощади меня бедного! Ха-ха-а-а-а!
И снова весь день в боях с небольшими перерывами на медитацию. А ночью шёпот.
«Проснись, учитель… Я здесь… Я здесь… Я нашёл… нашёл… нашёл… тебя… Вернись! Это я — Ху Шуньян. Вернись… вернись… проснись… вернись, учитель! Проснись…»
И так продолжалось долгими неделями. А сегодня ночью, с трудом продравшись сквозь муть кошмара, Клоп впервые смог, опираясь на разгорающийся гнев, чуть приоткрыть глаза. 
Он долго вглядывался в окружающие тени, пока не сообразил, что молодой аристо сидит рядом с его головой, прямо на спальном коврике Клопа. Пальцы правой руки на лбу подростка, а сам Высокий, прикрыв глаза полуопущенными веками, шепчет весь этот ненавистный бред про какого-то учителя и Ху Шуньяна.
А может, это была просто часть кошмара и привиделась Клопу? Наутро парень не стал привычно кидаться на Лао-Ло, а принялся внимательно изучать молодого мага, пытаясь понять — это был действительно ночной кошмар или всё же аристо что-то делает с ним по ночам? Он размышлял весь день, пока не прилетел лист-талисман от Старейшины.

***
Подниматься ещё семь ярусов, но Клоп внезапно остановился.
— Наша девочка выдохлась? — моментально заржал за спиной Лао-Ло. Он догнал подростка и, обходя, больно задел плечом, шагая вверх по ступеням. 
— Ху Шуньян, — вдруг позвал Клоп, глядя в спину Высокого.
— Да? — обернулся аристо. 
И замер, не моргая. Взгляд его резко потемнел. Аристо с прищуром несколько секунд рассматривал хмурое лицо ученика, потом резко прыгнул в сторону Клопа и сжал его горло рукой. Наклонился к уху и зашипел:
— Сильнее стал, гадёныш? Прошёл сквозь мои блоки?.. 
— Кто ты? — просипел Клоп, вцепившись в сжавшую горло ладонь обеими руками.
— Так важно? — спросил Лао-Ло, на лицо которого вернулась злая усмешка. — Любопытно, да? Тебе эта информация всё равно ничего не даст. 
Высокий слегка ослабил хватку, позволив Клопу дышать. 
— Хотя без разницы. Расскажу… Мой разум прилетел сюда из другого мира. Хватит фантазии представить, а, насекомое? А хозяина этого тела, — аристо похлопал себя по груди свободной рукой, — я подавил. Стёр. Никчёмный ребёнок, как и ты. 
— Тоже сотрёшь меня, демон? — выдавил подросток, прожигая Высокого бешеным взглядом.
— Да кому ты нужен, — заржал Лао-Ло. — Моё-то тело получше будет. Единственная беда с тобой — это зерно моего Учителя в твоей тупой черепушке. Я искал Учителя много лет, слоняясь по вашей уродской планетке. И надо же было ему выбрать вот это вот… невзрачное существо. 
— Придёт день! И ты! Проиграешь! — процедил сквозь зубы Клоп.
— Доживи ещё до этого дня, — неожиданно спокойно ответил Высокий и отпустил горло подопечного. Отвернулся от него и пошёл вверх по лестнице, хрустя подошвами сандалий по листьям, устилавшим её.
— Ты думаешь, у тебя Дар проснулся? Великим воином станешь? — стал говорить Лао-Ло, шагая. — Это ЗЕРНО готовит носителя для своей защиты. Чем сильнее ты, тем больше шансов для сна у зернышка, понял?
— А что потом? — выдавил Клоп, бредя следом.
— А потом зерно прорастёт и вернётся Учитель. Только… — у аристо дрогнул голос, — …это будет уже совсем другой Учитель. Существа его уровня не могут умереть, но могут обновиться. После нескольких тысячелетий жизни они уходят в спячку, сбрасывая физическую оболочку и оставляя зерно Разума. Затем скачок в другие миры или вселенные. И сон в теле какого-нибудь разумного существа. За время сна их личность растворяется и появляется новая.
Вдруг Лао-Ло остановился, сжав кулаки и наклонив голову:
— Но я не могу его потерять, я просто не могу без него! Как он мог меня оставить?
— А когда зерно прорастёт, то что будет со мной?
Высокий аристо обернулся и ответил со злым смешком:
— Ты сдохнешь. Но не переживай так — именно это зёрнышко не прорастёт. Не дам. Я разбужу Учителя намного раньше и верну его… Не для того я провёл ритуал Красной нити и десятилетиями скитался между мирами, разыскивая вашу паршивую планетку.
Дальше они шли молча. Клоп тяжело размышлял о своей незавидной судьбе. Мало ему того, что лишили семьи и дома, мало того, что проснулся поганый Дар, так ещё в голове какой-то паразит засел… Очень хотелось свернуться калачиком на земле и заплакать, но он лишь поджал губы и уставился в спину идущего впереди аристо. Плакать он давно уже разучился. 
Они долгое время шли вверх в молчании. Минута проплывала за минутой, как и жилые ярусы на пологих склонах. Солнце перешагнуло зенит и вяло покатилось дальше. Клоп, наконец решившись, швырнул в спину Лао-Ло боевую спицу и сам прыгнул следом, выхватывая из ножен меч.
— Какой ты предсказуемый, малыш! — радостно завопил аристо, вывернувшись из-под атаки Клопа. — Ну, давай попляшем! 
И оба воина закрутили вихрь из мелькающей стали и энергетических вспышек на ступенях лестницы. Почти у самой вершины посёлка.
Звон металла, звуки ударов ног о тела друг друга и хеканье Клопа — всё это перемежалось едкими комментариями Лао-Ло:
— В какой помойной дыре родился такой задохлик? Ты вообще двигаться могёшь? Что это? Это удар или ты со мной флиртуешь? Прекращай меня лапать! У тебя в руках меч, а не то, что ты любишь держать под одеялком! Ой, глядите-ка, обидели крошку, поломали игрушку!
Клоп старался не обращать внимания на всю ту ересь, что нёс Высокий, а просто давил на него всеми силами, вплетая в удары энергию, ненависть и свою обиду за разрушенные мечты. Он понимал, что если проиграет, то просто помрёт. 
Скорость росла с каждой секундой, хотя Лао-Ло держал её не напрягаясь, а вот сила некоторых ударов стала для аристо неожиданностью. В какой-то момент он заткнулся, сохраняя энергию на отражение атак подростка. Такого давления пацан ещё не проявлял. 
Он попытался взлететь в воздух, чтобы чуть перевести дыхание, но Клоп швырнул следом горсть железных колючек, сбивая концентрацию мага. И аристо пришлось спешно перекинуть энергию на щиты, возвращаясь на землю…
— Остановитесь! — раздался над головами сражающихся давящий густой бас Старейшины посёлка. Старик висел в воздухе в нескольких метрах от парней и просто давил на них своей силой, заставив рухнуть сначала на колени, а потом на землю, распластавшись на животах.
— Нашли место и время, балбесы! Ученик Клоп, я тебя сколько должен ждать?
Давящая сила ушла, и парни сели на земле, не смея поднять глаз на Старейшину, лишь изредка бросали друг на друга злые взгляды.
Через час они оба стояли навытяжку перед Советом Старейшин в центральном доме посёлка и молча слушали разглагольствования старика о должном поведении лучших учеников и юных аристо. Дед басил уже долгое время, убаюкивая не только парней, но и других старейшин. Большинство откровенно клевали носами.
Наконец Глава Совета выдохся и спросил Лао-Ло, сверля его блеклым взглядом из-под густых белых бровей.
— Твои выводы, Высокий Лао-Ло. Есть ли шанс у ученика? Сможет ли мальчик овладеть своей силой и контролировать выбросы сырой энергии? Нам нужен твой вердикт, Высокий. Только не торопись — ребёнок может вырасти сильным воином и стать славной защитой нашего клана и учителем для молодёжи…
Высокий задумался, обернувшись к Клопу. Обошел его кругом, рассматривая, будто видя впервые.
— Ду-умаю, — протянул Лао-Ло, расслабленно шагая, и не сводя глаз с подростка, — Что никаких шансов у этого ученика нет. Дар его серьёзно деформирован и за все месяцы, что мы работали с ним, никакого развития или улучшения я не заметил. Вообще!
Клоп занервничал, поглядывая в разные стороны, и просчитывая варианты побега отсюда.
— Если Совет Старейшин хочет ещё поиграть с огнём, то я ничего не смогу поделать, но лучше поступить так…
На последних словах, аристо, стоящий позади подростка, выхватил тонкий кинжал и вонзил его прямо в основание черепа Клопа. 
Паренёк хлюпнул горлом и упал навзничь. Но, рухнув, не замер, а начал трястись словно в бешеной лихорадке и кашлять кровью. В какой-то миг из его открытого в безмолвном крике рта, и лопнувших глаз начали бить лучи красной энергии. Старейшины укутались защитными щитами и отлетели в стороны. Но далеко убраться не успели — из тела подростка рванули в их сторону огненные щупальца.
Высокий Лао-Ло, сшибая щиты старейшин, широко улыбнулся и крикнул:
— Ну, здравствуй, Учитель! Эти подарки для тебя!
 Жадные протуберанцы впились в стариков и моментально высосали всю энергию магов — на полу остались лишь пустые халаты с трухой.
Насытившись, Клоп взорвался. 
В воздух взлетело облако из кусков стен, мебели, обрывков ковров, битой столовой утвари и прочего мусора, что остался от мгновенно уничтоженного дома.
Бабахнуло с такой силой, что волна разрушений прокатилась по склонам горы, счищая грязевым селем с её поверхности деревья и людские строения. Прочь от этой волны рванули по воздуху преподаватели, стараясь утащить за собой как можно больше выживших учеников. Но, конечно, спастись успели не все. C потоками грязи и камней к подножию горы скатились тела многих жителей учебного посёлка.
А над горой вставало второе солнце — красное, режущее острыми иглами энергии всё вокруг. Оно медленно поднималось в небо. От его лучей на соседних горах жухла листва и в ужасе разлетались птицы, обгоняя фигурки учителей в развевающихся халатах. Те изо всех сил неслись прочь, утаскивая за собой гроздья детей.
В этот момент только один человек был счастлив — Лао-Ло… Или Ху Шуньян. Парень лежал на спине, на самой вершине уничтоженного посёлка и, прикрывшись щитами, истерично хохотал сквозь слёзы, раскинув руки и ноги в стороны.
— Учи-итель! Я вернул! Тебя! Я так долго тебя искал! Спасибо, вселенная!
Наконец рукотворное солнце перестало разбрасывать убийственные лучи в разные стороны, сжалось в огненный шар. А в голове Ху Шуньяна прозвучало бесконечно усталое:
— Зачем? Зачем ты это сделал?
— Я не могу отпустить тебя, Учитель! Я! Не! Могу! — заорал в ответ аристо, брызгая слезами. — Ты бросил меня! Одного! И ушёл! Ты обещал, что мы будем вместе!
— Мы же всё обсудили с тобой, Шу!  — зашелестел в ответ призрачный голос. — На кого ты оставил наших людей, нашу империю? Ту, что мы с тобой строили два столетия? Как ты посмел их бросить?
— А как ТЫ посмел бросить меня?! Если тебе на всё это плевать, то и мне тоже! —  закричал Ху Шуньян, вскочив на ноги. 
Часть его щитов слетела, и свет красного солнца лизнул тело юноши, сжигая волосы и одежду на плечах. Парень рухнул на землю и свернулся в позу эмбриона. Зашептал хрипло, запуская над собой новые щиты:
— Я пытался, родной. Честно пытался жить, как обещал. Но я не могу без тебя… Только не оставляй меня! Если хочешь спать, то спи во мне — это тело намного сильнее и выносливее прошлого. Будь со мной! Мне не нужна эта жизнь в одиночестве…
— Глупый мальчишка, — прошептало в его голове. — Лучше не ищи меня, Шу… Я уже почти прошёл обновление и тебя слабо помню. Ты никто для меня… Просто раздражающий комок эктоплазмы. Не беспокой меня больше, если хочешь сохранить свой разум.
Ху Шуньян не нашелся, что ответить на эту угрозу и лишь горько смотрел вверх, дрожа всем телом.
А красное солнце сжалось в одну ослепительную точку-звезду и рвануло вверх, в облака. Оно улетело куда-то на восток по огромной пологой параболе, оставляя за собой лысую гору и воющего парня в рванье на её вершине.

***
Сверкающая красным звёздочка неслась прочь от людских поселений, чтобы не нанести ещё больший вред разуму планеты Нгау. Внизу мелькали степные барханы и заросшие сорняками развалины древних городов, а она всё летела и летела дальше, постепенно замедляя полёт.
Наконец, звёздочка добралась почти до экватора планеты. В самые жаркие места, где не могло быть ничего живого из-за палящего солнца, яростного ветра и жгучего песка. Где есть шанс, что тут никто не потревожит сон Учителя. Звезда резко рухнула вниз, ударившись о верхушку дюны и подняв огромное пыльное облако. Через мгновение ветер снёс пыль в сторону, обнажая многометровую воронку расплавленного стекла. 
Несколько мгновений звезда, словно задумавшись, тихо крутилась в центре ямы. Затем с громким электрическим разрядом схлопнулась в ничто, оставив после себя тело подростка. Абсолютно целое, в ослепительно белой хламиде. На тощей шее ряд серебряных колечек с красными сверкающими камешками.
Клоп тихо открыл глаза и осторожно осмотрелся. Он почти всё помнил из происшедшего, потому лишь вдохнул горячий воздух полной грудью и одним длинным прыжком вылетел из стеклянной воронки.
Ни острые камни, ни раскалённый песок не вредили его босым ступням. Он ощущал себя хорошо отдохнувшим и выспавшимся. Парень прошёлся вокруг ямы, разминая мышцы и похрустывая шеей. Потом выхватил из воздуха тонкий прозрачный меч и сделал несколько разминочных связок боя с тенью.
— Неплохо, — пробормотал Клоп в конце, развеивая меч. 
Он старался не думать о том, сколько смертей осталось за его спиной. Это был не он, и в происшедшем нет вины Клопа… 
Подросток встряхнул головой, прогоняя горькие мысли.
— Вот здесь и будет мой дом.
Повинуясь движениям его пальцев, вокруг поднялись столбы песка и, переплетаясь лианами, стали скручиваться в каркас странного высокого замка с острыми крышами. Сыпучая масса тут же сплавлялась в единый монолит, сверкая на солнце стеклом и разбрасывая по барханам радужные блики.
На третий день дом был полностью готов, и Клоп, абсолютно довольный собой, прошёл в главный зал своего нового замка. С улыбкой оглядел высокие стрельчатые окна, закрытые цветными витражами, бесконечные анфилады комнат и кольцевые балконы с резными перилами, убегающие спиралью под сводчатый потолок. 
Пусть нет мебели, но это позже. Надо будет решить, как по-тихому забрать сюда своих папу, маму, сестрёнок… Как создать им условия, чтобы местная жара… А вообще, смогут ли они тут жить? Клоп пока не понимал. Но он обязательно подумает об этом завтра — сейчас же парень выдохся. 
Он вытащил из воздуха и кинул на зеркальный пол спальный коврик, да небольшую подушечку. Следом рухнул сам с блаженным выдохом… 
…Из омута сна его вырвал шёпот:
«Вернись, учитель… Я здесь… Здесь... Вернись! Это я — Ху Шуньян. Вернись, родной мой! Мой… мой… Это я…»
— Да ты издеваешься, что ли? — заорал Клоп, вскакивая на ноги. 
Рядом с ним на коленях сидел измученный аристо Лао-Ло, с обожжённой головой, в изодранной одежде, покрытый грязью и кровавыми коростами. Он смотрел на подростка широко распахнутыми заплаканными глазами и дрожал, больше похожий на сумасшедшего.
— Твой Учитель не вернется! Он спит, придурок! — зарычал на него Клоп. — Он не желает к тебе возвращаться! Никогда! 
Подросток взмахнул руками и тело Лао-Ло, сжатое невидимой силой, пушечным ядром вылетело в окно, вышибив цветной витраж.
Но через двадцать секунд аристо вплыл обратно, уже в защитной сфере. Он выставил перед собой руки и жалобно крикнул:
— Выслушай меня! Дай мне сказать… Парень… Хорошо, я понял! Я не буду больше беспокоить Учителя! Я понял-понял, слышишь?
Клоп мрачно смотрел на плывущего по воздуху аристо и молчал. Тот быстро заговорил, боясь, что его перебьют:
— Пожалуйста, не прогоняй меня! Можно… Можно я просто буду рядом! Пожалуйста! Я клянусь, что не причиню тебе никакого вреда. Да и не смогу, ты же знаешь. Ты теперь стал сильнейшим разумным этой планеты… Я просто буду рядом. — Голос его снижался до тихого шёпота. — Все мои знания, навыки, вся моя жизнь будет принадлежать тебе… Мне больше некуда идти без Учителя… Не прогоняй… Просто буду рядом… С тобой и Учителем…
Лао-Ло замер недалеко от подростка и склонил голову вниз, ожидая решения.
— За что мне это всё? — горько спросил Клоп, задрав голову. 
Помолчал, будто ожидая ответа сверху. Глубоко вздохнул и, хмуро глянув на несчастного аристо, процедил сквозь зубы:
— Иди сюда, Шу, лечить буду, а то выглядишь, как пёс палёный. Да иди уже, не зыркай. И не надо мне тут улыбаться. Я ж заикаться начну — жуть какая…


Вам понравилось? +34

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

2 комментария

+ -
+4
Dars0 Офлайн 21 июля 2020 08:18
а почему Клоп-то? сильнейшее разумное существо - клоп?))
мир красивый, да.. и вот даже не знаю, вот такая привязанность.. это же страшно, Тиль..
спасибо!))
--------------------
Главное - вовремя чистить почту, вдруг там стоит лимит на входящие))
+ -
+3
Тиль Тобольский Офлайн 21 июля 2020 10:47
Цитата: Dars0
а почему Клоп-то? сильнейшее разумное существо - клоп?))
мир красивый, да.. и вот даже не знаю, вот такая привязанность.. это же страшно, Тиль..
спасибо!))


Это его имя с детских лет, когда Клоп был забитым и замученным ребенком. А привязанность да - жутковатая. За мир я доволен. )) Спасибо за отзыв.
Наверх