Роман Шнайдер

Жемчужный и Нёбе

Аннотация
Простой инженер из Сибири и простой инженер из Германии. Что у них общего, кроме работы по сопровождению модернизации второго энергоблока ГРЭС? История запретной любви простых людей, а не звёзд, бизнесменов или мажоров.
Источник


Глава 1

Георгий смотрел в монитор. Работать не хотелось вообще. Он попытался встряхнуться, и взять себя в руки, но руки были вялыми, подрагивающими, как будто ватными, и он упрямо вываливался из них в обволакивающую сонную атмосферу знойного летнего утра в крупном сибирском городе.
— Эх, Жора-обжора! — неожиданно хлопнул его по плечу вошедший в комнату Сашка. В отделе они сидели втроём: Сашка, Ольга и Георгий.
— Как жизнь молодая? — продолжил было Сашка, но тут же, не дождавшись ответа, переключился на Ольгу, — Ах, какая женщина…Мне бы такую!
Ольга поморщилась от того, как Сашка умудрился переврать мелодию, но потом весело рассмеялась:
— Мне бы так, по утрам понедельника!
Их разговор еле доходил до Георгия, который ещё раз сделал над собой усилие. "Надо проветриться" — подумал он.
— Маме позвоню, — пробурчал он себе под нос, вставая и выходя из комнаты, держа телефон в руке. Сашка с Ольгой не обратили на него никакого внимания, продолжая свою дружескую пикировку.
Подойдя к приоткрытому окну, в коридоре, он почувствовал приятную прохладу и наконец-то начал немного просыпаться. Прошедший вечер закончился очень поздно и Георгий совсем не выспался. На экране телефона высвечивался пропущенный вчерашний звонок от матери и его немного беспокоило, что он не смог ответить и не перезвонил ей вчера.
— Привет мам, — сказал он, после того как в телефоне пропали гудки, даже до того, как услышал её голос.
— Жорик, я же волнуюсь, — она начала сразу выговаривать ему, — позвонила чтобы узнать, как твои дела. Ты же меня совсем не радуешь новостями. Только от Марии Семёновны и узнаю, что ты живой ещё.
Мария Семёновна была владелицей квартиры, которую Георгий снимал и давней подругой его матери. Он ежемесячно заносил ей деньги за аренду и квитанции об оплате за коммунальные услуги.
— Мам, — прервал он её, — всё хорошо. Извини, что не набрал сразу, сидели вчера с друзьями в баре, потом сразу спать лёг — не слышал просто.
— Это с кем это? Со школы кто?
— Не, это с работы, Сашка, Ольга, помнишь я рассказывал?
— Понятно, как дела у Оли? Она же вроде замужем?
— Всё хорошо, живут потихоньку, муж вчера работал, вот и пошла с нами посидеть. Всё прилично было.
— Ох, вот в этом и проблема! Внуков не дождусь, с твоим "прилично".
— Мам, ну не начинай… — Георгий прекрасно знал, к чему сводится любой разговор с матерью.
— Не мамкай, как ты вообще, девушка у тебя появилась?
— Мам, ну, нет…постоянной нет.
— Не нагулялся ещё? Прям как отец твой!
Георгий мысленно вздохнул с облегчением — острая фаза разговора миновала.
— Кстати, на кладбище ты когда был? У него же день рождения скоро, нужно будет съездить.
— Вот и съездим, на выходных там. Как ты мам? Как здоровье?
— Да всё нормально, вот только вчера волновалась, за тебя, давление немного подскочило, но это уже привычное дело. Обычно так на погоду, сейчас-то жара стоит. Дома душно ужасно. Я уж и простыни мокрые вывешиваю, вентилятор, который ты подарил, весь день работает. Окна вот открываю, но все не откроешь — комаров налетит тут же. Одно спасает — просыпаюсь рано, с утра погулять выхожу. Не знаю, как вы там в центре выживаете…
— Мам, извини, я на работе, пора бежать, — прервал её Георгий, уже автоматически слушающий монолог матери.
— Ага, целую, береги себя, сынок.
— Пока!
Георгий постоял, подставив лицо под ветерок из приоткрытого окна. Голова потихоньку начала проясняться. Телефон в руке завибрировал, и Георгий автоматически принял звонок, только после этого посмотрев, кто ему звонит.
— Да, — максимально холодно произнёс он в трубку, — говори быстрее, я на работе.
— Гера, милый.
— Быстрее, — на лице Георгия невольно появилось страдальческое выражение.
— Зачем ты так? Вчера-же всё хорошо было…и ночью тоже.
— Это ничего не значит. Между нами, всё кончено и ничего серьёзного быть не может.
— Как скажешь. Ты же знаешь, что я не сдамся. Буду надеяться, что ты передумаешь. И простишь меня.
— Дело не в этом, я давно простил и не злюсь. У нас нет будущего.
— Гер, а у кого оно тут есть?
— Лёша, не звони больше. Если что, сам позвоню. Пока.
Георгий тут же положил трубку, не дождавшись ответа. В висках немного покалывало. Он вдохнул полной грудью свежий воздух. Окончательно проснулся. Вернувшись в комнату, он вполне энергично перекинулся парой шуток с Сашкой, и было полностью погрузился в работу, как в комнату впорхнула секретарша Ксения. Георгий не заметил её и понял, что она в кабинете только благодаря Сашке, который начал громогласно расстилаться в комплиментах. Георгий переглянулся с Ольгой и подмигнул ей.
— Эй, хорош хвост распускать, павлин, скинь спецификацию! — улыбнувшись Ксении, одёрнула Сашку Ольга.
— Ну какой ещё павлин-мавлин! — сделал расстроенный вид Сашка, но через секунду уже весело подмигнул Ксении, — забегай почаще красотка, а то тут не ценят меня.
— Ну как так, — с притворным упрёком Ксения обратилась к Ольге и Георгию.
Ольга только махнула рукой, а Георгий хмыкнул, глядя в свой монитор.
— Я к тебе, Гера, — словно спохватившись обратилась к нему девушка.
— А? — Георгий отвлёкся от захватившей его работы и посмотрел на Ксению.
Девушка была совершенно очаровательной, но даже если бы Георгия привлекали девушки, вряд ли его увлёк бы такой типаж. Ему постоянно казалось, что она вся какая-то ненастоящая, для соцсетей, для картинки. Он не ощущал в ней глубины и искренности. Ксения казалась ему наигранной и ненатуральной. В некоторых ракурсах, однако, она выглядела очень и очень интересно, и сейчас, когда он обернулся к ней, а она стояла у Сашкиного стола, в лучах утреннего солнца, падающего ей на лицо, с распущенными волосами, он невольно ей залюбовался. Ксения восприняла его внимание как должное и ожидаемое и невольно поправила волосы, тем самым разрушив свой волшебный образ.
— Гера, тебя Борис Михайлович просит зайти сейчас.
— Иду, а в чём дело, не знаешь?
Компания была маленькой и генеральный директор нечасто вызывал кого-то к себе, предпочитая сам заходить к "своим архаровцам", как он называл их небольшой отдел. Вызов был событием экстраординарным и когда Ксения сказала, что он ждёт Георгия, это привлекло внимание и Сашки, и Ольги, которые в недоумении обернулись на них с Ксенией. Сашка, впрочем, больше смотрел на бёдра Ксении, изредка подмигивая Сашке и косясь на Ольгу.
— Там у него иностранец, приехал из Германии, ждали через месяц, но решили ускорить с их стороны.
— А, этот, из…, - Георгий пощёлкал пальцами, вспоминая название города.
— Да, из головного офиса заказчика, из Дюссельдорфа.
— Так, а я зачем, не знаешь?
— Ой, Гера, сходи и сам узнаешь, — не выдержала Ольга, которой порядком надоела оживлённая активность Сашки, — слюну вытри, сейчас истечёшь весь, — шикнула она на него.
Ксения улыбнулась, выходя из комнаты — именно на такую реакцию мужчин она и рассчитывала. Но не понимала, почему Георгий не оказывает ей никаких знаков внимания. Георгий, пожав плечами, поднялся и поплёлся за Ксенией в кабинет Бориса Михайловича.

Глава 2

— Проходи, — Борис Михайлович махнул рукой появившемуся в дверях его кабинета Георгию, — присаживайся.
В небольшом кабинете Бориса Михайловича, с одной стороны Т-образного стола уже сидел мужчина. Когда Георгий вошёл в кабинет, этот мужчина был занят разглядыванием каких-то документов и Георгий немного заволновался, узнав отчёт, который он сам делал пару месяцев назад, по итогам своей поездки в командировку "в область". Мужчина поднял голубые глаза над папкой и приветливо улыбнулся.
— Вот, знакомься, Ганс Нёбе, приехал, с так-сказать, дружеским визитом, прямо из Германии. Битте. — последнее, Борис Михайлович адресовал Гансу, показав рукой на Георгия.
— Автор отчёта, сам, лично там был. — Борис Михайлович перешёл на английский.
Ганс приподнялся в кресле и подал руку Георгию. Тот автоматически улыбнулся, почувствовав тёплое и крепкое, но аккуратное рукопожатие. Ганс был чуть выше среднего, лет на десять старше, с небольшими морщинками в уголке глаз, короткой стрижкой и чувственными полными губами.
— Очень приятно! Хороший отчёт, — Ганс кивнул на сшитые листы, — у меня есть несколько вопросов.
Он вопросительно посмотрел на Бориса Михайловича. Тот кивнул:
— Ганс у нас на неделю, чтобы вникнуть в твой отчёт, да и в целом, в ситуацию, он за наше направление отвечает там, у себя.
Ганс улыбнулся и кивнул:
— Ещё не отвечаю, в процессе назначения.
— В процессе, значит — прервал Борис Михайлович, — вопрос времени. Ну так о чём я: ты у нас этот отчёт писал, в курсе всего, по-английски разговариваешь поэтому всю неделю, помогай Гансу разобраться.
— О, я надеюсь не вызову много затруднений.
Георгий отметил мягкий акцент Ганса, и замялся подбирая слова:
— Без проблем, — он выбрал самый короткий вариант.
— Сейчас попрошу Ксению, подготовить для Ганса рабочее место, в комнате совещаний, а ты Георгий, смотри сам — или туда же на неделю переезжай, или сиди у себя, но будь на связи. Да и вообще — покажи Гансу, где тут у нас что, — произнёс Борис Михайлович, нажимая кнопку вызова на телефоне и прося Ксению зайти.
Ксения, приветливо улыбнулась Гансу, что немного покоробило Георгия: редко она так приветливо, по-простому, улыбалась кому-то из офиса. Он уже собирался выйти из кабинета вслед за ними, когда его окрикнул Борис Михайлович:
— Гера, ты ему не только в офисе, ты вообще ему покажи, тут в городе что-как. Не местный, по-русски не говорит, случится ещё что с ним…
— Конечно, Борис Михайлович, не беспокойтесь. — кивнул Георгий и вышел из кабинета.
Пройдя по коридору, он услышал, как в переговорной, Ксения, старательно выговаривая слова объясняет Гансу:
— Это телефон. Мой номер один, три, пять. Мой номер.
Георгий вошёл в кабинет. Ганс сидел и внимательно смотрел как Ксения записывает на бумажке свой офисный номер.
— Ксюша, я расскажу, — мягко прервал её Георгий.
— Да уж, будь любезен. А то он ничего не понимает. — Ксения надула губки и обиженно посмотрела на Ганса. Тот приветливо улыбнулся ей:
— Я понял. Один-три-пять.
Ксения заулыбалась в ответ, похлопала ресницами и покачивая бёдрами направилась к двери.
— Как на обед соберётесь — дай знать! — шепнула она Георгию, проходя мимо. Задержалась у выхода, чтобы обернуться на Ганса, но тот не смотрел ей вслед, а разговаривал с Георгием, показывая на что-то в отчёте. Ксения возмущённо фыркнула и вышла из кабинета.
Георгий сидел рядом с Гансом, и разъяснял заинтересовавшие его места в отчёте. Показывая на значение в таблице пальцем, Георгий горячо рассказывал, почему оно так отличается от значения за прошлый период, а Ганс внимательно слушал его. Георгий внезапно ощутил заинтересованный взгляд Ганса и почувствовал накативший жар. Ганс воспользовался небольшой заминкой, и протянул руку, чтобы уточнить по другому числу, нечаянно задев руку Георгия. И без того смутившийся Георгий, захотел было отдёрнуть её, но, с другой стороны, ему стало интересно, что будет, если он этого не сделает. Ганс, казалось, ничего не заметил, а просто подвинул палец и спросил по поводу заинтересовавшей его строки.
Георгий уже больше часа рассказывал Гансу про отчёт. Испытанная неловкость от случайной близости с Гансом уже прошла, хотя он и обращал внимание на моменты, когда тот смотрит ему прямо в глаза. Неожиданно Ганс встал и потянулся. Георгий отвернулся от обнажившегося волосатого животика под футболкой Ганса.
— Георгий, где вы едите?
— Едим? — не сразу понял вопрос Георгий.
— Да, у вас же есть обед, в России? — улыбнулся Ганс.
— О да, конечно. Кто-то приносит с собой, внизу есть небольшой магазинчик, где можно купить что-нибудь перекусить, или есть неподалёку небольшое…кафе, — Георгий безуспешно попытался вспомнить, как на английском будет "столовая".
— Покажешь, где это кафе? — спросил Ганс, — и где ты обычно ешь?
— Всегда по-разному, иногда хожу домой — я живу тут неподалёку, — ответил Георгий, — конечно покажу. Дай мне минуту, я позову ребят из отдела и пойдём есть.
Ганс улыбнулся ему и кивнул. Георгия опять бросило в жар, и надеясь, что он не покраснел и это не стало заметно, он поспешно вышел из кабинета.
Выходя он столкнулся с Ксенией.
— Ну что, вы собираетесь обедать? — обратилась она к нему почему-то шёпотом.
— Ага, сейчас ребят позову и пойдём.
— А Ганс с вами?
— Да, в "Борщ" пойдём.
— Я тоже пойду! — Ксения засеменила в приёмную за сумочкой.
Георгий удивлённо вздёрнул брови. Ксения никогда не баловала их своим обществом за обедом, и вряд ли когда-либо посещала недорогую столовую поблизости, предпочитая одну из модных кофеен. Но ему некогда было подумать об этом, он дошёл до кабинета своего отдела.
— Идём обедать? — громко спросил он, отвлекая от усердной работы Сашку и Ольгу.
— А где ты был всё это время? У Бориса Михайловича? — удивлённо спросил Сашка.
— Только вначале, потом он меня подрядил сидеть с Гансом, объяснять ему мой отчёт, вот и сидел два часа.
— И как он? — спросила Ольга.
— Ничего, вроде понимает. Он этим же занимается, только в Германии, у себя.
— Да я не про это, — смущённо улыбнулась Ольга, — симпатичный?
— Хахаха, — рассмеялся Сашка, — Оля-Оленька, зачем тебе фриц? Не нужен нам берег немецкий, и Германия нам не нужна — фальшиво пропел Сашка.
— Нормальный мужик, возрастной такой. — немного натянуто улыбнулся Георгий, — так что насчёт обеда? Там и познакомитесь с ним.
— Да, выходим! В "Борщ"?
— Туда. — подтвердил Георгий.
Когда они втроём подошли к выходу из офиса, Ганс уже стоял там и вежливо слушал Ксению. Заметив Георгия, он улыбнулся, прервал Ксению и протянул руку Ольге, и после неё — Сашке.
— Ведите меня! — рассмеялся Ганс и хлопнул Георгия по плечу.
Расположившись за столиком в столовой и расставив подносы с едой, Георгий почувствовал, что его потихоньку отпускает напряжение, сковывающее его с момента выхода из офиса. Поскольку он один хорошо говорил на английском, ему пришлось помогать Гансу выбрать еду и расплатиться, задерживая очередь и чувствуя неловкость от взглядов окружающих. Он был немного раздражён на Ольгу с Сашкой и на Ксению, от которых почти не было никакой помощи, но почему-то не ощущал ни малейшего раздражения на Ганса. Тот, казалось, что-то почувствовал и когда они уже устроились, а все остальные на что-то отвлеклись, он наклонился и прошептал Георгию:
— Прости.
— Всё нормально, — улыбнулся Георгий. Расставляя подносы, он нечаянно задел рукой руку Ганса, и ему почему-то это понравилось. Ганс же на это опять никак не отреагировал.
Обед прошёл на удивление непринуждённо: ребята задавали простые вопросы Гансу, на которые тот отвечал, используя простые и понятные слова, так что Георгию не приходилось отвлекаться на помощь с переводом, иногда Ганс сам спрашивал их о чём-то, поддерживая беседу. Почти через час, компания вышла из столовой и направилась к офису. Георгий немного отстал с Сашкой и Ольгой, чем воспользовалась Ксения, которая подхватила Ганса под руку, почти повиснув на ней. Георгий спросил у Сашки по поводу одного показателя, с которым тот помогал ему, при составлении отчёта, к обсуждению подключилась Ольга, но в то же время, Георгий краем глаза наблюдал, что происходит между Гансом и Ксенией. Ему не понравилось чувство, которое он испытывал при этом и он сам себя одёрнул — у него не было никаких причин для того, чтобы чувствовать такое. Такую горечь, волнение, легкую боль и тянущее чувство за рёбрами. Но тут же, как только он поймал взгляд, брошенный Гансом, эти неприятные ощущения моментально сменились на лёгкую радость. Губы непроизвольно растянулись в улыбке.
Остаток дня пролетел незаметно. Ещё час он объяснял Гансу свой отчёт, после чего тот поблагодарил Георгия и сказал, что оставшееся время он справится сам — ему нужно было связаться со своим начальством, и составить уже свой отчёт.
— Если что, помнишь где я сижу — заходи, — сказал ему Георгий.
— Спасибо, Гера. Можно же тебя так называть? Я слышал Борис так тебя называл.
— Лучше Гоша. Или Джордж. — Георгий посмотрел прямо в глаза Гансу. Ему безумно захотелось его поцеловать. Ганс улыбнулся.
— Договорились Гоша. — старательно выговорил он сложные звуки.
— А, Ганс, вот мой номер мобильного, — Георгий написал цифры на листке бумаги, — если у тебя какие-то вопросы появятся, даже после работы или надо будет что-то перевести, ты не стесняйся. Через плюс семь.
Ганс посмотрел на листок, серьёзно кивнул, сложил листок себе в карман и пожал руку Георгию. Георгий не захотел отпускать её, но побоялся задерживать дольше, чем позволяли приличия. Кивнул в ответ и вышел из кабинета.
Ещё час Георгий машинально выполнял свою работу, перекидываясь шутками с Сашкой и Ольгой.
Устроившись дома на диване, Георгий устало смотрел в телевизор, не вникая в смысл происходящего на экране. Он до сих пор чувствовал возбуждение от событий сегодняшнего дня. Вспоминая глаза Ганса, его рукопожатия и его прикосновения Георгий ощутил тяжесть внизу живота. Возбуждение нарастало и нарастало, и он скользнул рукой между ног обхватив своё восставшее естество. Прикрыв глаза, он представил, что на самом деле — это не его ладонь, а Ганс возбуждённо дышит ему в затылок и ласкает его там. Разрядившись через пару минут, он сбегал смыть всё с рук и вернулся на диван. Накатила грусть. Глаза Ганса всё ещё вспоминались, но больше он не ощущал возбуждения. Было отчаянно горько и тоскливо. Он отвернулся к стене, свернулся в клубок. На глазах навернулись слёзы. Он ощущал себя ужасно жалким.
— Нет будущего. Никакого. — Пульсировало у него в висках. Слёзы текли, щекоча лицо. Проплакав несколько минут, Георгий встал и пошёл опять в ванную. Посмотрев на лицо, он улыбнулся, вспомнив рекомендации из модных глянцевых журналов: улыбнуться себе, и сказать, как ты себя любишь и какой ты молодец. Конечно же не стал ничего говорить. Умылся холодной водой и вздохнул поглубже.
Засыпая, он уже улыбался, вспоминая прошедший день и Ганса.


Полностью вы можете прочитать роман в приложенных электронных версиях для скачивания. 
Вам понравилось? 8

Рекомендуем:

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

4 комментария

+
3
Vadim P. Офлайн 12 мая 2024 13:46
Есть такое понятие - ЖП (женская проза), феномен этот особенно характерен для сетевой графомании. Речь, разумеется, не идет о писательницах уровня Улицкой, Дины Рубиной, Петрушевской, Толстой и других замечательных женщинах. Характерные особенности ЖП: многословие, фиксация на деталях, ничего не дающих повествованию. Кто-то называет это "водой", кто-то - словесным мусором. Как правило, мужские образы в подобных опусах психологически несостоятельны, эмоции преувеличены, поступки персонажей слабо мотивированы. И никакой мужской ник не скроет сути ЖП. Данное творение из их числа.
+
6
Дина Березовская Офлайн 12 мая 2024 17:28
Цитата: Vadim P.
Есть такое понятие - ЖП (женская проза), феномен этот особенно характерен для сетевой графомании. Речь, разумеется, не идет о писательницах уровня Улицкой, Дины Рубиной, Петрушевской, Толстой и других замечательных женщинах. Характерные особенности ЖП: многословие, фиксация на деталях, ничего не дающих повествованию. Кто-то называет это "водой", кто-то - словесным мусором. Как правило, мужские образы в подобных опусах психологически несостоятельны, эмоции преувеличены, поступки персонажей слабо мотивированы. И никакой мужской ник не скроет сути ЖП. Данное творение из их числа.

Есть такое понятие - ПП (плохая проза), феномен этот особенно характерен для сетевой графомании.
Характерные особенности ПП: многословие, фиксация на деталях, ничего не дающих повествованию. Кто-то называет это "водой", кто-то - словесным мусором. Как правило, мужские образы в подобных опусах психологически несостоятельны, эмоции преувеличены, поступки персонажей слабо мотивированы.
И никакая мужская фамилия или ник, и даже самый что ни на есть живой автор-мужчина не гарантируют преращения ПП в хорошую талантливую прозу.
Талант, он, как известно, между ног не растёт!
И хватит уже путать качество текста с половыми признаками! Какой-то замшелый олдскул((
+
2
Vadim P. Офлайн 12 мая 2024 19:03
Цитата: Дина Березовская
И никакая мужская фамилия или ник, и даже самый что ни на есть живой автор-мужчина не гарантируют преращения ПП в хорошую талантливую прозу.
Талант, он, как известно, между ног не растёт!
И хватит уже путать качество текста с половыми признаками! Какой-то замшелый олдскул((

Я не ставлю знака равенства между женской и плохой прозой. Чаще как раз встречается качественная проза, написанная женщинами. В ней неподдельные чувства, искренность, тонкость, знание женской психологии. Но когда женщина пытается придумывать коллизии романа двух геев, рисуя психологически недостоверные портреты и мотивы их поведения, редко получается что-то путное. И геи чувствуют эту фальшь. И ники не способны их обмануть. Так что феминистки могут спать спокойно. На их таланты никто не покушается.
+
1
Дина Березовская Офлайн 12 мая 2024 20:05
Цитата: Vadim P.
Но когда женщина пытается придумывать коллизии романа двух геев, рисуя психологически недостоверные портреты и мотивы их поведения, редко получается что-то путное. И геи чувствуют эту фальшь. И ники не способны их обмануть. Так что феминистки могут спать спокойно. На их таланты никто не покушается.

Феминистки могут спать спокойно, потому что они здесь совешенно ни при чём!
Любой творец, не зависимо от его половых органов, может обращать свой взор на что угодно, любую тему, "затем что ветру и орлу, и сердцу девы нет закона". А справится ли он с этой темой, зависит только от его таланта и профессионализма, а нет от гендерного определения.
Если бы мы в ответ стали пенять мужчинам-авторам за то, что они покушаются на женскую страсть, женские чувства и женский оргазм - пришлось бы выбросить на помойку 300 лет мировой классики. Но, слава богу, никто не станет пенять Флоберу, сказавшему "Мадам Бовари - это я".
Теперь к новейшей истории: эта библиотека уже закрывалась однажды на целый год в результате сандала, выросшего из подобной дискуссии. Пока Костя Норфолк не избавился напрочь от автора-редактора, увязшего в подобном мизогиническом подходе к гей-прозе. И если с админом Костей не прошли эти навязшие в зубах стигмы, то с админом Диной тем более нет шансов.
И не будем забывать, что и литература вообще, и Квирион в частности полны женщин обоих полов! Пишущих настолько хорошо, что вы об этом никогда не узнаете)
Наверх