Глория Клим

Горечь твоей любви. Книга 1

Аннотация
Саша по прихоти судьбы вместо брата близнеца попадает в закрытую школу для мальчиков, где свои правила и порядки и, конечно, своя Иерархия. Как ему выжить в таких условиях?
 




Часть 1.
 
Глава 1. "И откуда ж ты такой взялся?"
 
Я сидел на заднем сидении автомобиля моего отчима и думал: как я мог попасть в такую передрягу? Какого я вообще на это подписался?
– Пап, скажи, я в чем-то провинился? Это наказание такое? Не пойму, как ещё это назвать?..
Я папой отчима называю давно, уж не знаю почему так повелось, но с первого дня нашего знакомства он сказал, что хочет быть нам отцом и совсем не против, если мы с братом будем его так называть.
– Почему ты воспринимаешь учебу в лучшей частной школе страны как наказание? Я сам ее закончил, и как видишь, это пошло мне только на пользу. Тем более, всех окончивших эту школу в университет берут по собеседованию и без всяких экзаменов и тестов.
– Да, я это понимаю, но это же тюрьма тюрьмой, да еще и без девчонок! И почему только меня? Я что, нелюбимый ребенок в семье или не такой как Димка? Почему его в нормальную школу, а меня сюда, как на каторгу!?
– Алекс, ты же сам понимаешь, что Димитрию сюда нельзя! Учитывая его ориентацию и то, в каком он сейчас состоянии, ему лучше всего ходить в обычную школу.
– А геям, что, не нужно высшее образование?
– Не язви!
– Нет, я серьезно, получается так, что меня сплавили, лишь бы Димке было комфортно утопать в своем горе! Так что ли?
– Алекс, тебе не стыдно? – отец смотрел на меня через зеркало заднего вида, и я четко видел на его лице обиду на мои слова. Я знал, что меня и брата он любит как родных и никогда нас не разделял, любил одинаково. Но во мне бушевала злость и обида, и я как можно больнее старался зацепить отца своими словами.
– Ты хоть на мгновение представляешь себе, чего мне стоило записать тебя в эту школу? Ты хоть чуть-чуть понимаешь, сколько порогов я оббил, чтобы ты, мой сын, поступил туда? Да с твоими знаниями и способностями ты должен учиться именно в такой школе! Да, я согласен, недостаток – отсутствие противоположного пола, но это можно пережить, не на всю же жизнь. Я больше чем уверен, что через полгода ты сам все поймешь и скажешь мне спасибо за то, что я применил свое отцовское право и заставил тебя поступить в эту школу. Я бы с удовольствием и Димитрия сюда отправил, но в его теперешнем состоянии это просто не возможно. Он не переживет издевательств, а сдерживать свои чувства не сможет. А ты уверен, что в состоянии его защитить? Я вот нет, даже не смотря на все твое рвение.
– Ладно, пап, прости, просто меня пугает эта школа. Закрытая школа для мальчиков – это что-то. Как гей-община, блин.
Хохот отца заставил меня улыбнуться, он как всегда все воспринимал позитивно.
Пока мы вели наш маленький спор, машина плавно свернула вправо, и перед нами появился огромной высоты забор, за которым ничего не было видно. Проехав вдоль этого уродства добрых двадцать минут, мы оказались прямо перед центральными воротами. Зрелище еще то, я вам скажу. Огромные кованые половины, на которых изображен ястреб, держащий в своих когтях жертву, то ли зайца, то ли кролика.
Почему-то у меня начало сосать где-то под ложечкой, и чувство неподдельного страха росло с каждой секундой.
Ворота мягко и беззвучно открылись, и мы поехали дальше.
Видно, была перемена, или уже закончились занятия, так как повсюду было много людей и все как один одеты в синие пиджаки с тем же ястребом в виде эмблемы и синие брюки. Белая рубашка и галстук, так понимаю, были обязательны в этой школе. Когда мы подъехали к центральному зданию с надписью «администрация», отец остановил машину и повернулся ко мне.
– Ну как, готов?
– А что? По мне можно сказать, что я готов? Мало того, что это зона строгого режима, так тут еще и униформа. Боже, спаси меня! В чем я провинился, что меня сюда отправили? Пап, ты хоть на миг представляешь меня в этом убожестве? Нет, я точно позвоню маме, она не позволит, чтобы ее любимый ребенок ходил в таком ужасе! Да и вообще, посмотри, у них глаза, как у зомби, разве так себя ведут нормальные дети? Почему никто не бегает? Почему нет шума, гама, смеха? Что за ужас?
– Ты опять за своё? Ты же еще ничего не видел, а уже сделал вывод. И кстати, это была мамина идея отправить тебя сюда. Так как по ее мнению ты стал слишком много тратить время на девушек и совсем забросил учебу.
– Ну вот, предатель на предателе сидит и предателем погоняет.
– Прости, я не знаю так хорошо русский, чтобы понять ваши поговорки и пословицы. Переведешь?
– Не важно, – буркнул я. Отец молча вылез из машины.
Пока я возмущался, даже не обратил внимания, что возле нашей машины собрались зеваки и с любопытством смотрят, кто же выйдет из машины.
Я всегда был в себе уверен, но почему-то именно сейчас захотелось остаться в машине.
Отец вышел, закрыл за собой дверцу и, как будто издеваясь, открыл с моей стороны, приглашая выйти. Я глубоко вздохнул и вышел из машины. Не обращая ни на кого внимания, молча прошел за отцом в админ-корпус. Откуда, судя по всему, и начнется мой ад.


***
– К нам перевели новенького? – спросил высокий брюнет у своего секретаря.
– Да, сегодня получил на него всю информацию.
– И что скажешь интересного?
– Он то ли русский, то ли украинец, в анкете так и написано, Мишель как всегда пишет что попало. Он хороший спортсмен, у него хорошие оценки и он должен был учиться в нашем классе, то есть будет, так же как и мы «золотым».
– Да, не густо. А почему именно в нашу школу?
– Насколько мне известно, его отец – наш бывший выпускник.
– Ясно. Ничего интересного.
– Я бы так не сказал. При подписании документов он отказался идти в класс «Золотых» и сказал, что желает учиться с простыми людьми. Этот слух уже облетел всю школу.
– Да ладно!? В наш класс мечтает попасть каждый!
– Ну, значит, не каждый, – секретарь улыбнулся президенту и продолжил читать досье.
– Кстати, ему позволили пойти в класс 10.3. Но предупредили, что если его оценки будут по-прежнему так высоки, то его просто автоматом перекинут в наш класс.
– Ну-ну, посмотрим, что это за фрукт, который отказался учиться с нами. А поселили его в наш корпус?
– Нет, его поселили в корпус 10.3.
– То есть в двухместные комнаты?
– Именно так.
Брюнет приподнял бровь и с интересом посмотрел в окно на парня, который вышел из библиотеки с охапкой книг. Ему так хотелось проверить его на выносливость, что аж руки чесались. Но он сам себя успокоил и сказал: «Всему свое время...»


***
Заполнив все бумаги и посетив библиотеку, я медленно плелся по дороге в сторону своего нового дома. От ужаса я был готов прямо тут сесть и расплакаться. После оформления бумаг сказали, что буду учиться в классе с «золотыми», одно это название вызывало чувство какой-то надменности и пренебрежения. С горем пополам уговорив отца хотя бы дать мне учиться с нормальными детьми, я немного успокоился и смирился со своей судьбой. Комната, в которой мне предстояло жить, была рассчитана на двоих, но своего соседа я еще так и не увидел. В душе теплилась надежда, что это будет нормальный парень, хотя сомневаюсь, что в такой школе вообще есть нормальные люди.
Я зашел в комнату, кинул книги на не застеленную кровать и решил позвонить маме. После двух неудачных попыток дозвониться с недоумением уставился на свой телефон в надежде понять, что происходит. В этот момент дверь открылась, и в комнату вошел парень не большого роста с темными волосами и карими глазами. Если бы я не знал, что эта школа для мальчиков, я бы подумал, что это коротко стриженая девчонка, настолько паренек был хорошеньким. Он широко улыбнулся и сказал, что теперь мой сосед по комнате и что зовут его Эвели. Так же паренек мне поведал, что мы с ним одноклассники и сидим вместе за одной партой, так как номера наши студенческих последовательны.
– Я Саша. Прости, что врываюсь в твою комнату, надеюсь, я тебе не очень помешал.
– Са-ша, – проговорил он по слогам, как будто пробуя каждую букву на вкус и улыбнулся еще шире. – Интересное имя. Ты кто по национальности?
– Я украинец, а имя для моей страны обычное, – я улыбнулся в ответ, уж очень заразительной была его улыбка.
– А что ты делаешь с телефоном?
– Пытаюсь позвонить брату.
– А не получится. Тут своя сеть. Тебе выдадут телефон, и ты сможешь звонить куда захочешь. Так что свой можешь пока спрятать. Вот «золотым» хорошо, у них все работает, и им все разрешено. Они даже за территорию могут два раза в неделю выходить.
– А нам что, вообще отсюда выходить нельзя?
– Можно, но только раз в месяц в город на автобусе, чтобы что-то купить или погулять, а так, тут на территории есть и магазины, и кафе.
– Ясно.
– Да не переживай, тут все не так плохо, как кажется на первый взгляд, можно и повеселиться и потусить. Одно но: не вздумай нарваться на президента! Он из «золотых», и всех, кто ему не подчиняется, просто уничтожает и выживает отсюда.
– Ясно.
– Ладно, что-то мы разговорились, пойдем к дежурному по корпусу возьмем тебе постельное белье, и заодно я покажу, где тут у нас что.
Эвели долго водил меня, показывая корпус, познакомил почти со всем классом и рассказал почти про все правила и законы. Так вот, бродя по коридорам знакомясь, запоминая, где что, прошел мой первый вечер в новой школе.


***
В первую ночь в общаге я почти не мог уснуть, мучило какое-то дурное предчувствие. Наутро было такое чувство, что по мне проехался как минимум автобус. Эвели был веселым и бодрым. Все время меня подгонял, и в конечном итоге мы все же успели на завтрак. Эвели усадил меня за свободный стол, сказал, что сам все принесет, и скрылся в толпе учащихся. Я сидел и молча рассматривал свои руки, лежащие на столе. В голове крутились воспоминания о моей девушке, о том, как мы расстались, что теперь я заключенный в частной школе, и что в ближайшие полгода, а то и больше, маминых сырников на завтрак мне не видать. Ещё мучила мысль, что друзей я здесь найти не смогу. Хотя меня это удивило, я парень общительный. Пока я пережевывал все эту информацию, глядя в одну точку, не сразу заметил, что напротив меня кто-то сидит. Резко подняв голову, встретился с синими глазами незнакомого мне парня. Он смотрел на меня с такой холодной яростью, что я опешил немного. То, что я этого парня не знаю, это факт. Но у него явно ко мне были претензии. Приподняв бровь в немом вопросе (мол, что стряслось?), я медленно поднял со стола руку и протянул ее парню:
– Александр, – улыбаясь, сказал я.
Парень сжал мою руку с такой силой, что мне показалось, кости сейчас хрустнут и сломаются.
– Чет, – представился незнакомец, продолжая крепко сжимать мою руку.
– Ну как ночь провели? – почему-то после этого вопроса в моем сознании возникла мысль, что передо мной любовник Эвели.
– Не очень, – ответил я, улыбаясь этому ревнивцу еще шире, – кровать жесткая, и любимой девушки под боком не хватало.
Чет явно растерялся и отпустил мою руку. Уставился на меня во все глаза.
И тут я заметил, что на нем не синяя форма, как на мне, а белая с золотой эмблемой.
«Один из «золотых»» – подумал я и еще разок мысленно погладил себя по голове, что отговорил отца не записывать меня в этот класс. Пока мои мысли опять уносили меня далеко от столовой, мой незваный гость пришел в себя и, еще раз придирчиво осмотрев, выдавил:
– Любимой девушки? А разве ты не гей?
– Гей? Нет, я не гей. Я стопроцентный натурал, – хотя, вспоминая старую пословицу, сам себе сказал: не зарекайся. И мысленно постучал себе по лбу: «Чур меня».
– Но я точно помню, как говорили, что новенький - гей.
Я смотрел на него, не понимая, с чего пошел такой слух, пока не дошло: Димка тоже должен был ехать сюда. Да пап, ты как всегда прав… Снимаю перед тобой шляпу.
– А, понял, это мой брат гей, но он сюда поступать передумал, а меня вот сосла…
Договорить я не успел, передо мной поставили поднос с таким количеством еды, что я даже не мог решить чего хочу. От созерцания такого великолепия отвлекла какая-то странная атмосфера у меня за спиной. И довольно не милый голос Эвели прозвучал откуда-то сзади:
– Чет, что ты потерял в нашем корпусе? Или у «золотых» теперь так много времени, чтобы ходить в гости?
– Привет, Эвели, – парень расплылся в улыбке. – А ты со мной разделишь свой завтрак, а то я на свой не успел?
– С какого перепуга? Иди к себе в корпус и ешь все, что тебе заблагорассудится.
– Я знаю, Эв, ты на меня сердишься за то, что в последнее несколько недель я не приходил и не обращал на тебя внимания, но у меня завал по химии, пришлось попотеть, чтобы сдать тест.
– Неужели мистер Майлз за оценки по тесту берет плату натурой, что ты был так вымучен?
Чет, который уже успел стащить из тарелки Эвели кусок жареной картошки и поспешно отправить в рот, пока тот не видел, подавился и начал громко кашлять. Я перегнулся через стол и похлопал его по спине. Забавно было наблюдать, как Эвели злится, его щеки покраснели от праведного гнева, а голос стал низким и злым. Он очень аккуратно поставил поднос на стол и медленно повернулся лицом к Чету, посмотрел ему в глаза, потом опустил голову и больше не произнес ни слова.
Я сидел и наблюдал за всей этой сценой и сразу вспомнил Димку с болезненным восприятием его любимого человека. И почему-то Эвели очень напоминал мне младшего брата. Может геи все такие чувствительные, а может я просто никогда не любил?
Я взял Эва за руку и хотел сказать, что они чересчур громко себя ведет, но не успел.
Чет, явно не понимающий, что происходит с его милым другом, и почему тот так злится, сразу отреагировал на мое движение. Подорвался со стула, схватил Эва за плечи и прокричал:
– Если ты мне всю эту чушь несешь из-за него, – он пальцем ткнул в мою сторону, – то можешь успокоиться, он натурал, и ты его не интересуешь! А вот если я от тебя откажусь, что ты будешь делать? Ты знаешь, какая участь ждет таких как ты: они либо подстилки у «золотых» как ты сейчас, либо просто шлюхи, которых передают из рук в руки. И раз ты, как я погляжу, решил испробовать второй вариант, я с сегодняшнего дня расторгаю наш договор, и ты в свободном полете!
После таких слов он медленно развернулся, поправил пиджак, стряхнув с него невидимые пылинки, и вышел из столовой. Все, кто был в помещении, проводили его взглядом. Этот диалог был слышен всем. Когда Чет начал говорить, в столовой образовалась гробовая тишина, которая висела до сих пор тяжелым слоем над нашими головами.
Эв молча сел за стол и уставился на свой поднос. Я последовал его примеру. Минут через пять в столовой нормализовалась атмосфера, и я решил, что наконец-то смогу поесть. «Но не тут-то было», - как бы сказала моя мама.
– Саш, ты теперь со мной общаться не будешь, да? Я тебе буду противен. Я понимаю, по этой причине у меня и нет близких друзей и в одной комнате со мной никто жить не хочет. Я ведь подстилка, шлюха, которую имеет «золотой» и когда не хочет - выкидывает. Тут такие правила: парни с моей ориентацией здесь могут выжить только так, найти себе в покровители кого-то среди «золотых», ведь им позволено все. Даже держать в виде личной игрушки, и никто их не пинает тем, что они гомики. – Эв на секунду замолк и посмотрел мне в глаза, я молча слушал, решив дать ему выговориться. – Ты не бойся, – продолжил он, – я пойму и помогу тебе найти комнату. Все равно теперь мне придется выполнять кое-какие правила, чтобы выжить тут, и для этого нужно пространство.
Он еще ниже опустил голову и собрался еще что-то сказать, но не успел. Наш столик окружили несколько парней и, ехидно улыбаясь, уставились на Эва.
– Что, Браун, твой любовничек похоже тебя отшил, и ты теперь совсем один и защищать тебя некому. Так что готовь зад, мы придем в гости.
Эв вскочил с места, но его насильно посадили на стул обратно. Все, кто находился в столовой, поспешили тихо выйти и сделать вид, что ничего не заметили. Я не раздумывая встал и подошел к парню, руки которого лежали на плечах Эва и молча их скинул с моего нового друга. А слово «друг» для меня много значило, я его в обиду не дам никому.
– О, посмотрите! Еще и 24-х часов не прошло, а эта шлюшка уже нашла себе нового покровителя, – заулыбался еще один.
– Но прости парень, здесь очередь. Мы не спорим, ты с ним в одной комнате и уже успел его поиметь, теперь делись.
Я стоял, смотрел на парня и улыбался. Внутри бушевала буря. Но я знал, что если сейчас начну драку, то моему отцу сразу про нее доложат, и он решит, что я это нарочно. Поэтому нужно найти другой способ успокоить этих уродов. И тут мне пришла одна идея и, недолго думая к чему это может привести, я стал приближаться к парню. Подойдя к нему вплотную, взял его за подбородок и поцеловал взасос. Когда поцелуй закончился, я отошел и, посмотрев на задиру, чуть не лопнул со смеху. Парень стоял как вкопанный: руки по швам, глаза размером с кофейные блюдца, а на лице неописуемый ужас. У Эва кстати было такое же лицо.
– Так вот, – сказал я медленно, растягивая слова, – еще раз увижу тебя или тебе подобных возле Эва вы**у прямо там, где поймаю. И в этом учебном заведении появится еще пару шлюх. Я ясно выражаюсь?
Парень энергично закивал головой. Опомнившись, вытер губы рукавом, и когда решил, что они достаточно чистые после моего поцелуя, развернулся и побежал к выходу, забыв про друзей.
Друзья последовали его примеру.
Я повернулся к столу, Эв стоял, облокотившись на него, и по его белому как мел лицу было понятно, что он еще не пришел в себя. Я похлопал его по плечу, взял с подноса сок и направился к выходу, решив, что вопрос исчерпан. Но, пройдя половину пути к дверям, я обнаружил, что Эва рядом нет. Развернувшись, я увидел, что он сидит за столом и, обхватив руками голову, тихо плачет. В столовой уже никого не было. Из этого я сделал вывод, что пары уже начались, глубоко вздохнув, я вернулся за стол.
– Эв, пошли на урок мы уже опоздали.
– Ты иди, – прошептал он, – я тут побуду. Да и зачем тебе со мной ходить, разве тебе не противно? Я же подстилка, шлюха. И твоей дружбы не заслуживаю. Я благодарен, что ты мне помог, иначе бы они тут меня поимели. – И слезы из глаз потекли еще быстрее.
Я сразу вспомнил своего брата и улыбнулся. Димка такой же, все воспринимает, как скажут, и очень переживает, что он уродец в нормальной семье. Дурак.
Глубоко вздохнув и смирившись с тем, что на первую пару не попадаю, я взял с подноса вилку, намереваясь хоть позавтракать. Эв смотрел на меня во все глаза.
– Понимаешь, Эв, – сказал я ровным голосом, прожевав уже успевшую остыть картошку. – Мне фиолетово, кого трахаешь ты, или кто имеет тебя, до тех пор, пока это доставляет тебе удовольствие. Да, я не гей, но и не гомофоб. Так что могу сказать точно: ты мне не противен и не омерзителен. И я буду просто счастлив, если в этой «колонии» у меня будет такой друг как ты. Да, кстати, мой родной брат, такой же как и ты гей. И, поверь, я этим фактом никак не заморачиваюсь.
– И ты готов испортить свою репутацию просто дружбой со мной? Не скрываясь, у всех на виду, ты будешь со мной дружить как с равным?
– Да. Если понадобится, я буду каждому встречному рассказывать, что ты мой друг, и я этим горжусь, хочешь?
– Нет, не хочу. Мне достаточно знать, что я для тебя друг, а не шлюха, как для всех.
– Не переживай, со «шлюхой для всех» мы что-нибудь решим. Больше ни одна скотина без твоего желания к тебе не притронется, уж я позабочусь об этом.
– Похоже, мы с тобой влипли… Эти ребята прихвостни Принца, нам это так с рук не сойдет.
– Принца? Это что за фрукт такой?
– Это самый главный у «золотых». Кстати, Чет его секретарь, еще есть заместитель. Они – золотая вершина нашей школы. Эту троицу даже директор не трогает. А из-за меня ты попадешь в черный список. И тогда добра не жди. – И Эв опять разрыдался.
– Так, подожди, давай без слез! Думаю, смогу постоять и за тебя, и за себя. Где наша не пропадала! А теперь пошли на занятия, а то еще там неприятностей не хватало.


***
Ответная реакция на мое утреннее представление не заставила себя долго ждать. Уже к обеду вся школа знала, что у Эвели новый любовник, который отказался ходить в класс «золотых» и при всем при этом посмел оскорбить приемников самого Принца.
У меня было такое чувство, будто я попал в дурдом, палата номер шесть.
Не хватало только Наполеона. А так, Принц есть, свита тоже имеется, а так же плебеи, то есть мы.
Эв шарахался от каждого шороха и не отходил от меня ни на шаг. За ужином парень в белом костюме принес мне письмо и лично отдал в руки, дважды повторил, что это срочно и настаивал прочитать немедленно. На конверте был золотой герб и восковая печать. Вся столовая затаила дыхание.
Я посмотрел на Эва, тот побледнел и сидел чуть дыша. Усмехнувшись его реакции, я вскрыл письмо и, еще не доставая послания из конверта, сказал, улыбаясь Эву:
– А вот и черная метка!
Эв явно шутку не оценил. Да что там за Принц такой, что его все боятся? Он, что, пытает тех, кто его не слушается? Но со мной такой номер не пройдет. Я вытащил лист белоснежной, сложенной пополам, бумаги и развернул его.
На листе была надпись:
«Вас просят немедленно пройти в белый корпус на аудиенцию к Принцу и убедительная просьба: не опаздывать».
Вот и весь текст. Я поднял голову и увидел, что парень в белом пиджаке по-прежнему стоит и смотрит на меня в упор, явно ждет, что я должен подорваться и сию секунду бежать. Ага, сейчас. Я молча положил листок назад в конверт и протянул его парню.
– Передай Принцу, что я не член его свиты и не подчиняюсь его приказам, если у него ко мне есть разговор, пусть лично приходит и говорит, а в игры подобные этим я не играю.
По столовой прошелся изумленный шепот. Эв вскочил и, схватив парня за лацкан пиджака, попытался его остановить.
– Роб, постой! Он пошутил! Он пойдет, правда, Саш? Ты пойдешь? – Эв почти срывался на крик. – Ты понимаешь, что ты делаешь? Ты же войну объявил самому Принцу!
Роб остановился и довольно улыбнулся словам Эва. Страх перед его другом вызывал в нем гордость.
– Сядь Эв, я не пойду никуда. Мне плевать на Принца и его правила. Мы живем в свободной стране, и монархию у нас свергли почти сто лет назад. Так что мы все люди свободные и имеем право выбора с кем разговаривать, а с кем нет. Поэтому дыши глубже и садись, кушай, ты сегодня целый день впроголодь живешь.
Роб не стал дожидаться конца моей тирады, покинул столовую.


***
– То есть, как не придет? Это ты так шутишь? Роб, там в кабинете конец света! Как я по-твоему должен сообщить такую новость? Этот парень, что, самоубийца?
Чет был в шоке, за те годы, что он учится, отказать Принцу в его приказе не осмеливался даже сам директор, а тут какой-то мальчишка! Но делать нечего. Глубоко вздохнув, он открыл дверь в кабинет и тихонечко зашел.
– Чет, ну и где наш новенький? Я вроде еще полчаса назад сказал отправить за ним.
– Кай, он не придет. Он сказал, что если у тебя к нему разговор, будь добр, приди сам, он не из твоей свиты, чтобы ты им помыкал.
– Так и сказал?
– Да, лично Робу.
– Хм… Ладно, можешь идти отдыхать, сегодня был тяжелый день.
– Спокойной ночи, Кай.
Чет поспешил побыстрее выскочить из кабинета и тихо прикрыть за собой дверь. Первая мысль, которая пришла в голову: пронесло… Но от спокойного холодного голоса Принца становилось еще страшнее, он таких поступков не прощал, и тех, кто его не слушал и не подчинялся, немилосердно уничтожал, причем публично, чтобы другим было неповадно повторять подвиги идиотов.
Чет вздохнул, ему было искренне жаль парнишку. Он понимал, что его растопчут и окунут мордой в дерьмо, и это в лучшем случае. Вот с такими мыслями дойдя до своей комнаты, секретарь принял решение ложиться спать.
Но на душе скребли кошки. Эв сегодня его довел до белого каления. И он от него отрекся. Сейчас Чет жалел о своих словах. Он скучал по этому мальчишке, по его улыбке и умению рассмешить других. По его тихому ласковому голосу и его поцелуям. И сейчас, когда злость на мелкого гаденыша прошла, он понимал, что повыдергивает руки всем, кто к нему прикоснется. Глубоко вздохнув и поняв, что сегодня все равно ничего не изменить, он решил зайти в комнату отдыха в их корпусе, там всегда собирались все «золотые» после занятий, и что-нибудь выпить.
На душе было неспокойно, и сон явно к нему не спешил, так что самое лучшее лекарство – это спиртное. А завтра он пойдет к своему милому любовнику и покажет, как последние две надели ему было плохо без него, и как он скучал. Тогда Эв перестанет злиться и обязательно его поцелует и все встанет на свои места.


***
– Кай, какими судьбами? Ты редко ко мне заходишь. Что-то случилось? О, да ты еще и со спиртным, тебя бросили без объяснений, и ты решил залить горе алкоголем?
– Брэд, отвали! Ты мой брат, но я не поленюсь дать тебе в морду прямо тут при всех.
– Молчу, молчу, Президент. Кстати, как тебе наш новенький? Ты уже провел личную беседу? Могу поспорить, парень – кремень.
– Хватит валять дурака, ты ведь давно в курсе, что он не явился на мой приказ. Неужели Роб – твой верный пес – тебе не доложил?
– Чем тебе Роб не угодил? Да, мы спим, но разве это повод ему обо всём мне докладывать?
– Брэд, не пускай мне пыль в лицо, не будь мы с тобой братьями, я бы еще подумал и поверил. А так, лапшу на уши вешай своим подстилкам.
Брэд усмехнулся. Они с Каем были родными братьями по отцу с разницей в год. Сразу после рождения Кая его мать умерла, и ее заменила мать Брэда, на тот момент любовница и личный секретарь его отца. Через месяц после смерти первой жены их отец женился, а через год появился Брэд. Отец никогда не подчеркивал, что любит кого-то из сыновей больше, и всегда относился к ним одинаково. Но все же, Кай был старшим, и привилегий у него было больше. Нет, Брэд не завидовал. Ему было просто супер на том месте, где он сейчас находился, он – вице-президент студсовета. И все у него в шоколаде: хороший любовник, учеба в норме и, главное, не скучно. Вот только Кай с каждым днем все мрачнее и мрачнее. Брэд любил своего брата и был готов на все, чтобы тот хоть изредка выходил из своего образа Президента и становился нормальным 17-тилетним парнем, развлекался и шутил со всеми. Но нет, его положение этого не позволяло. Холодный и надменный Кай всегда держал себя в руках, и его репутация была без единого пятнышка. Так же как и репутация отъявленного бабника. Все боялись и восхищались им одновременно. И даже он, его младший брат, иногда на выступлениях в студсовете или при решении каких-либо вопросов им восхищался и гордился.
– Кай, так что будем делать с неповиновением новенького? Он же нам так все правила и законы порушит, как наказывать будем?
– Я еще не придумал.
– А что если я тебе кое-что предложу?..
– Интересно, что на этот раз пришло в твою «золотую» голову?
– Предлагаю план приручения и параллельного наказания этого мальчишки.
– Я весь во внимании. Хватит пафоса, давай колись, что ты там на этот раз придумал.
– Я расскажу, только для начала ты дашь мне слово, что примешь все мои условия, и на этот раз станешь играть по моему сценарию, и не будешь никуда отклоняться, лады?
– Что-то мне уже твой план не нравится…
– Кай, ты, что, испугался или струсил?
– Брэд, не лови меня на испуг. Ладно, даю тебе слово, что в этот раз буду играть по твоим правилам, но учти, если втравишь меня во что-то такое, от чего пострадает моя репутация, ты труп.
– Брат, я тебя услышал. Так вот: так просто нахрапом этого парня не сломаешь: крепкий, гаденыш, стержневой. Но я вот тут пораскинул мозгами после получения кое-какой инфы, он утверждает, что на сто процентов натурал, хотя мы в курсе из собственного расследования, что он гей. Наши источники не врут и не ошибаются. Значит, этот малый пытается скрыть свою ориентацию. Хотя сегодня запросто поцеловал Овари в столовой и пригрозил, что если еще кто-то полезет к Эву, подстилке Чета, то вы**ет там, где поймает, и будет на несколько шлюх в нашей школе больше, прикинь!
– Что-то я не пойму, причем тут я и твой план приручения?
– Подожди, все самое интересное впереди. Так вот, если он гей, ты просто должен его влюбить в себя и дело в шляпе! Трахнешь его, мы все это сфоткаем и тиражом пустим по школе. А потом объявим во всеуслышание, что он - твоя подстилка, и ты прилюдно от него откажешься, а там дело техники, ребятки наши не таких ломали: будет ложиться под всех, а главное всех – слушаться. Ну, как тебе такой план?
– Интересно, и как, по-твоему, я его в себя влюбить должен, если я ему уже заочно не нравлюсь, и он уже отказал мне во встрече?
– Да ладно, Кай, не мне тебе рассказывать, как и кого в койку укладывать. Ну, так что, по рукам?
Кай очень внимательно смотрел на брата и думал: «он действительно такая сволочь, что готов сломать человека не задумываясь? Или это все пафос и способ держать лидерство? Хотя, какая разница, главное чтобы сработало». Он, Принц, таких плевков в свой адрес не прощает. Пусть знают все, что будет, если ослушаться своего хозяина.
– По рукам, но я поставлю еще одно условие.
– И почему меня это не удивляет?
– Пусть пока про наш с тобой план не знает никто. Даже Роб.
– Ладно, брат, как скажешь. Ну все, я пошел! Теплая постелька вместе с моим дорогим любовником уже ждет меня… 
 
 
Глава 2
 
Горечь твоей любви Знакомство с тобой.
 
Частная школа - это отдельное маленькое государство, и жизнь в нем течет, как в маленьком мире, полностью со своей иерархией. В этом мне пришлось убедиться на первом же уроке физкультуры.
- Эв, а почему мы не можем поиграть в теннис вон на тех свободных кортах? Или тебе нравится стоять в очереди именно на этот, когда там целых пять свободных?
- Саш, – Эв усмехнулся мне и покачал головой, – это не свободные корты. Это корты «Золотых», ты разве не видишь эмблему на входе?
- Тогда для тугодумов объясни, почему у них пять кортов, а у нас два? Нас же раз в пять больше чем их.
- И…
- Что и? Ну, где справедливость?
- Ты сейчас шутишь? Нет? Ладно. Первый корт - это собственность Принца, он у нас ас в теннисе. Это его любимый вид спорта и тут ему нет равных, на корте он шикарен и не победим. За все годы, что он тут учится еще никто не смог сыграть с ним на равных, не говоря уже о том, чтобы выиграть. Остальные четыре построили родители «Золотых» для их личного пользования, чтобы они никоим образом не слились с общей массой. Теперь тебе все ясно, мистер Справедливость?
- Угу, теперь ясно. И знаешь, что именно? – Сашка улыбнулся другу, - Эти Ваши «золотые» могут играть только между собой. И могу поспорить, что Ваш всеустрашающий Принц играл только с себе подобными. И знаешь почему?
- Нет, не знаю, - Эв улыбался и перекидывал из руки в руку теннисный мяч.
- Все просто, они боятся играть с нами. А вдруг мы кого-то из них превзойдем в мастерстве игры, как же тогда репутация и звание «золотых»? А… Эв, что с тобой? - мячик, брошенный из одной руки в другую, упал на землю, а парень уставился куда-то поверх моей головы. Краска с его лица сбежала, и он стал белым как полотно. Независимо от того, что он там увидел, я собирался защищать его ценой своей жизни. Резко развернувшись, я был готов ко всему. Но за своей спиной я не увидел ничего такого страшного кроме троих парней в белых футболках и шортах с золотой эмблемой ястреба. Одного из них я знал лично, это был Чет, ну, а кто двое других я мог только догадываться. За моей спиной были слышны возгласы и шепот. По реакции окружающих я понял, что высокий черноволосый парень с черными надменными глазами и есть тот самый Принц «Золотых», а прыгающие рядом с ним - это его зам и, как мне известно, секретарь в лице Чета.
Я, конечно, догадывался, что Принц будет выглядеть хорошо и, возможно, даже будет красив, но мне даже и близко не приходило в голову, что он может быть настолько красив.
Длинные вьющиеся волосы были собраны в хвост на затылке. Хорошее спортивное телосложение, аура абсолютного превосходства над всеми делала этого человека просто неописуемо привлекательным. Было видно, что он уверен в себе и ни на йоту не сомневается, что в этой жизни у него будет все, что он пожелает и даже больше.
Черные глаза смотрели на меня насмешливо, я бы сказал, с каким-то снисхождением. Так обычно леопард смотрит на свой будущий завтрак и его не интересует, что завтрак еще бегает, он уверен, что это его трапезе не помешает.
В руках сие создание держало теннисную ракетку и легонечко похлопывало ею по ноге.
В свою очередь Принц тоже разглядывал меня. Медленно поднимая глаза от кончиков пальцев ног до макушки.
Он задержал свой взгляд на моих губах чуть дольше, чем положено, из чего я сделал вывод, что его превосходство гей или би, хотя какой би, тут же одни парни. Пока я делал выводы, Принц закончил меня рассматривать и уже собирался что-то сказать, но Чет его опередил.
- Эвели, давай поговорим. Хватит прятаться за спину Алекса.
- Я не прячусь, просто не горю желанием с тобой разговаривать.
- Дожились, – подал голос третий из вновь прибывших, сероглазый парень со стрижкой каре. – Уже подстилки голос подают. Эй, Принц, нам скоро дворники указывать будут, что делать, если так дальше пойдет?
- Брэд, прекрати. Это не наше дело. Думаю Чет сам в состоянии разобраться со своим парнем. – Последнее слово великий и всемогущий фактически выплюнул, а не сказал.
- Ну, тебе виднее, ты же Президент.
Чет на весь этот разговор не обращал никакого внимания.
Он всеми силами пытался уговорить Эва, который по-прежнему стоял за моей спиной, поговорить с ним.
- Эв, давай отойдем и поговорим, зачем всей школе становиться свидетелем нашего разговора? – И, как будто вопрос закрыт, секретарь развернулся ко мне спиной и пошел по направлению к нашему общежитию. Эв даже не пошевелился. Я на него не смотрел, но чувствовал, что идти он не хочет, но и сказать это слух в присутствии «Золотой» троицы боится.
- Чет, Эв с тобой идти не хочет. Да и не вижу я в этом никакого смысла.
Чет остановился, как вкопанный. Резко развернулся на каблуках и посмотрел мне в глаза.
- А причем тут ты? Я приказал этой мелкой шлюхе идти за мной, у меня к нему дело. И это не обсуждается.
За моей спиной что-то тихо-тихо пискнуло, как маленькая мышка. Мне даже поворачиваться не нужно, чтобы понять, что Эвели в ужасе и уже готов выполнить приказ этого придурка. Я понимал, что Чет любит моего нового друга, но так же понимал, что признать этот факт он пока не мог или не хотел, и это причиняло много боли Эву.
- Чет, ты что-то сегодня очень многословен, тебе так не кажется? Эвели не хочет с тобой идти и не пойдет, если у тебя есть претензии, можешь их высказать мне, а я передам их Эву. Насколько я помню, вчера ты от него отказался. Так будь добр, не порти себе репутацию и придерживайся своих ранее данных слов, что больше не будешь подходить к моему другу.
Чет открыл рот, чтобы что-то ответить, но, Его Величество, Принц поднял свою королевскую руку и жестом приказал ему замолкнуть.
- Чет, ты…
- Нет, нет! Кай, не спеши! Я тут подумал, а почему бы тебе, как старшему товарищу, не помочь Чету? – встрял со своим предложением Брэд.
- Что ты имеешь ввиду под «помочь»? - Его Величество явно был озадачен таким поворотом событий.
- Это просто, давайте поспорим. Если Александр победит тебя на корте, то ни ты, ни я, ни тем более Чет, больше, без желания Эва, ему ничего приказать не смогут, и он сам будет волен делать все, что захочет: спать с кем захочет, ну и в том же духе.
Плут был явно доволен своим решением, его глаза светились гордостью к самому себе.
- Брэд, ты сейчас серьезно? Это смешно! Мальчишка, который никогда не играл в теннис профессионально, будет соревноваться со мной?
- А что такое Ваше Высочество? Вы боитесь меня, такого простого и не профессионального? Только вот еще один вопрос: если я выиграю, ясно, что будет, а если проиграю?
- Все просто, - Брэд улыбнулся и посмотрел мне в глаза. - Ты больше никогда не влезешь между Четом и его любовником. Ну, как тебе, подходят условия?
Я смотрел на перепуганное лицо своего маленького друга, и тут до меня начало доходить, почему я так стараюсь его оберегать и спасать? Да, он просто вылитый мой братик, даже ведет себя так же. Похоже, быть нянькой мне написано на роду.
- Бред, так, кажется, Вас величать? Предложение интересное, но я не заключаю пари на друзей и их дружбу. Если моему другу нужна помощь, а сам он справиться не может, я в стороне оставаться не намерен, и никакое пари меня это сделать не заставит. Но поиграть с таким профессионалом, как Его Величество, все же горю желанием, тем более, что Принц сомневается в моих способностях. Так что предлагаю немного другие условия пари. Если я выиграю, то вы подарите всё ту же неприкосновенность Эву. Ну, а если проиграю, то наказание мне придумаете сами, сделаю все, что пожелаете за исключением перехода в класс «золотых», и, конечно, все, что касается Эва, будет касаться и меня до тех пор, пока его это устраивает. Вот на таких условиях мы можем поиграть, что скажете, Принц?
Я наблюдал за эмоциями на лицах стоящих передо мной людей, и понимал, что отстоял еще один маленький бой. Я не сомневался, что не проиграю.
- Ладно, Александр! Я принимаю твой вызов и приглашаю тебя на корт.
- Но ты не сказал, что я буду должен делать, если проиграю?
- Давай я сначала посмотрю, какой ты в игре, а там решим. Или без четких ставок с моей стороны ты боишься?
- Я ничего не боюсь, я в себе уверен на сто процентов.
Черные как ночь глаза стали насмешливыми и холодными, в них читалось презрение к моей самоуверенности и ни капельки сомнения в том, что я проиграю. Он не сомневался, что равных ему нет, и меня он в расчет не брал, впрочем, как и других окружающих его людей. Мне пришла в голову мысль, что такая самоуверенность просто пугает, не псих же он, чтобы быть настолько уверенным в том, что всегда будет побеждать, это же просто смешно. Хотя у него свои тараканы в голове.
- Саш, ты вообще соображаешь, что делаешь? Он же не просто профи, он лучший в этом виде спорта! Ты спятил, что ли? Делайте со мной что хотите! Идиот, он же тебя просто разгромит в пух и прах! Ты хоть понимаешь, что станешь посмешищем? Мало того, что над тобой не преминут поиздеваться, как сами того захотят, так еще постараются, чтобы про это узнала вся школа, и каждый будет тебе про это напоминать. И что прикажешь делать мне? Стоять и смотреть, как мой единственный друг будет страдать? И, что самое страшное, я же не смогу тебе помочь, и никто не сможет, ты хоть сам это догоняешь?
- Господи, что ж ты на меня страху-то нагоняешь? Эв, я не проиграю, запомни это!
Больше слушать истерику я не стал, развернувшись спиной к своему взволнованному другу, я медленно пошел на корт, где меня уже ждали, и, видимо, с большим нетерпением.


***
Удар, еще удар. Мячик пляшет между моей и его ракеткой, и ни один не хочет уступить напору другого. Черные глаза смотрят с насмешкой, а сильные руки профессионально без каких-либо усилий отбивают мяч.
Удар, и мячик полетел на его половину. Удар, вернулся ко мне. И так уже добрых минут сорок, подачи сильные, но я их в состоянии отразить.
Интересно, насколько его хватит? А меня, насколько хватит меня? Если проиграю, мне действительно светят все круги ада. Проиграю? Я? Ну, нет, я не настолько слаб! Еще удар по мячу и он весело летит на другую сторону через сетку, где его, непременно мощным ударом, опять вернут ко мне.
Интересно, чем же закончится такое противостояние?..


***
- НИЧЬЯ! Как вообще такое может быть?! Кай, это просто невозможно, ты проиграл!
- Нет, я нашел достойного противника. В первый раз игра доставила мне такое удовольствие.
- Ты спятил? Перегрелся на солнышке?! Тебя только что сделал какой-то иностранный пацаненок!
- Брэдли, от твоего крика у меня разболелась голова. И, насколько я помню, именно ты хотел, чтобы я уложил его в свою постель, а потом унизил, так я вроде как этим и занимаюсь.
- Так ты специально поддался?!
- Нет, это действительно была ничья. – Принц улыбнулся брату и, насвистывая, вошел в свой кабинет, плотно прикрыв за собой дверь.


***
Кай закрыл дверь и спиной привалился к ней в надежде, что его неугомонный брат не последует за ним. Он устал полтора часа бегать по корту в надежде переиграть новенького. И привело это в конечном итоге к тому, что они сыграли вничью. Парень действительно кремень. Причем чертовски привлекательный. Светлые волосы, синие глаза, худощавое, но хорошо накаченное тело.
Веселые синие искорки в глазах говорили о том, что у него легкий характер. Но он очень упрям. Не каждый смог бы выстоять полтора часа против него. Кай поймал себя на мысли, что он заинтересован этим парнем. И интерес с каждой минутой рос. Почему-то он понял, что завидует этому глупому мальчишке Эву Брауну. Он в любое время может спокойно разговаривать с новеньким без всяких заморочек.
Каю безумно захотелось, чтобы хоть кто-нибудь смотрел на него с такой любовью, как этот Алекс на своего новоиспеченного друга. Всю свою сознательную жизнь Кай был старшим братом, наследником семьи и, что само собой, наследником отцовского бизнеса. И никому ни разу не приходило в голову его защищать. Наоборот, перед ним все всегда преклонялись, с трепетом разговаривали и боялись. И за все свои 18 лет сегодня на корте он впервые почувствовал себя свободным от всего этого груза, что навалили на него с самого детства. Он видел, как после игры Алекса обнимает Эв, как этот несносный мелкий хватает его новенького за руки и что-то ему кричит…
«Стоп, а с каких это пор он стал моим? Я его сегодня увидел в первый раз! Почему я о нем так думаю?
Я точно перегрелся! Брэд прав, нужно взять себя в руки и сконцентрироваться. Этот мальчишка ломает годами установленные правила. И реально думает, что я все так и оставлю? Ну, малыш, теперь познакомимся по-настоящему. Ты силен, но куда тебе со мной тягаться. И раз я так решил, мне нужен план, и не просто план. Ты будешь меня любить, и будешь у моих ног, как преданный и хорошо надрессированный пес».
Холодные черные глаза излучали уверенность, и было видно, что Президент уже четко знал план своих действий.


***
- Тебе не кажется, что это место какое-то проклятое? Я здесь третий день, и за все это время ни разу не смог поесть нормально. – Сашка смотрел куда-то поверх головы Эва и явно был чем-то озадачен.
- Интересно, что на этот раз? Кого наша с тобой трапеза опять не устраивает? Хотя я начинаю думать, что у Вашего Принца это в порядке вещей мешать окружающим его людям есть.
- Саш, ты о чем? – Эвели развернулся на своём стуле на девяносто градусов и просто замер от изумления.
К их столику при полном параде, в праздничной форме и при свите шел ни кто иной, как сам Его Величество Президент. В столовой общаги стояла гробовая тишина, кажется, что даже мухи латать в такой момент не решались. Студенты во все глаза смотрели на это представление, и главный актер был явно доволен своим триумфальным появлением. Сашка не мог не отметить, что Кай великолепен, белая форма в сочетании со смуглой кожей и черными волосами производила впечатление.
«Господи, о чем я думаю?! Я вроде не гей, хотя глядя на такое чудо можно и подумать… Над чем? Совсем спятил? Это же не прекрасный принц, а расчетливое жестокое животное, спрятавшееся за шкурой ягненка. Интересно, что этот интриган опять задумал? Да, видно веселый у меня будет год».
Пока Сашка разглядывал идущую к их столику делегацию, Эв вышел из ступора и, недолго думая, пересел к нему поближе. Делегация из десяти человек приблизилась к точке назначения и выстроилась полукругом возле нашего столика. Кай вышел вперед и, поклонившись, как требует того этикет, обратился непосредственно ко мне.
- Александр, приношу свои извинения. Понимаю, что прерываю Ваш обед и без Вашего приглашения вторгаюсь на Вашу территорию, но так как от моих друзей Вы не захотели принять моё предложение вместе поужинать, я решил пригласить Вас лично. И, конечно же, вашего друга Эвели Брауна. Я понимаю, что возможно на вечер у Вас были планы, но все же очень вас прошу принять мое предложение. Эвели, надеюсь Вы окажите мне честь и будете присутствовать на сегодняшнем ужине?
Я видел, как мой маленький друг сидел в полном оцепенении, и могу точно сказать, что ответить он сейчас не сможет.
- Господин Президент, а можно узнать с чего вдруг нам выпала такая честь?
Саша посмотрел Каю прямо в глаза, и на его полных губах расплылась мягкая полуулыбка.
- Разве на Ваши ужины имеют доступ обычные студенты? И если да, то почему только я и Эвом приглашены на это мероприятие?
Было видно, что Его Превосходству хотелось прямо здесь и сейчас оторвать мне голову. Но он умел держать себя в руках. На его губах заиграла вежливая улыбка гостеприимного хозяина улыбка, отточенная годами.
- Александр, Вы как всегда проницательны. Да, обычные студенты не имеют возможности ужинать вместе с «Золотыми», но я как Президент могу немного изменить это положение. Да и мы с вами так и не решили один вопрос, возникший сегодня утром. Мы сыграли вничью, и нам нужно решить, как будут делиться наши призы, которые были обещаны. Так что скажете, мой дорогой друг?
Сашка спинным мозгом чувствовал, что его загоняют в угол. Вернее пытаются загнать. Этого конечно можно было бы избежать, но до чего же интересно посмотреть, что этот самовлюбленный малый придумал. Нет, отказываться было бы глупо. И, может, наконец, за три дня я смогу поесть как человек? Да и Эву будет полезно побыть немного в обществе Чета, может они тоже для себя найдут какое-то решение.
- Господин Президент, я с удовольствием принимаю ваше предложение. Но… – Саша сделал паузу,- хочу, чтобы Вы дали мне слово, что моему другу в обществе Вашего зама нечего не угрожает. Я не намерен подвергать его еще большему стрессу, чем это уже было сделано.
- Можете даже не сомневаться, и вы и Ваш друг в моем доме будут в полной безопасности, я естественно даю Вам свое слово Президента.
То, как Кай произносил эти слова, с какой интонацией и торжественностью, чуть не заставило Сашу рассмеяться, но он вовремя успел взять себя в руки.
- Отлично, меня это устраивает. Так во сколько начинается данное мероприятие? И я бы хотел уточнить вид одежды, в которой мы должны быть.
Кай не мог себе не признаться, что он восхищается этим парнем. Его выдержкой, его манерой держаться в любой ситуации. Так же Принц понимал, что его появление при таком сопровождении и в таком виде произведет фурор. Он прекрасно понимал, что выглядит шикарно в парадной форме. Но то, как Алекс выглядел в своих потертых джинсах и простой обтягивающей майке, просто выводило его из себя. Ему прямо сейчас хотелось затащить его к себе в кровать и исследовать его тело руками и языком. Довести его до полного безумия, и, что самое главное, больше никогда не выпускать из поля зрения.
Эта мысль шокировала парня, и он еле-еле сумел взять себя в руки. Кай понимал, что Саша ждет его ответа, и сосредоточился на вопросе.
- Конечно, простите за мою бестактность, ужин состоится в 20-00 по местному времени. Форма одежды свободная, то есть джинсы и футболка вполне подойдут. На этом ужине будут присутствовать только самые близкие мне люди. А теперь прошу меня извинить за прерванный обед. Разрешите откланяться.
Свита как по невидимому знаку развернулась и направилась вслед за своим Принцем. Но тот неожиданно остановился, развернулся и посмотрел на все еще изумленного Эва.
- Эвели Браун, у меня к Вам будет просьба. Не причиняйте боль моему другу. Я понимаю, он вспыльчив и ревнив, но Вы своим безмолвием в его адрес раните его чувства. Если он Вас больше не устраивает, то просто откажитесь от него. Думаю, найти нового покровителя, Вам не составит труда. А может Вы его уже нашли?..
Не дожидаясь, что на все это ответит Эв, Кай развернулся и пошел по направлению к выходу из столовой. Вся свита последовала его примеру. Один Чет стоял и смотрел на моего друга с таким выражением лица что, честно говоря, даже мне стало страшновато.
Я повернулся к другу и увидел полные глаза слез и боли. Я понимал, что ему сейчас тяжело, что он любит этого болвана, но простить ему то, что он бросил его на произвол судьбы тогда, в столовой, он не мог. Пока не мог. 
 
 
Глава 3
 
Знакомство с тобой. ( Поиграем)
 
Чет, придурок, какого ты завис? Твой король и повелитель уже свалил, и ты вали следом, не нужно меня прожигать взглядом. Не стой и не смотри на меня так. Да, я слабак. Да, я боюсь того, что ты можешь со мной сделать, и да, я люблю тебя до безумия. Но не могу простить за то, что ты меня бросил. Не могу простить того унижения, которому ты меня подверг.
И ни на какой ужин я не пойду, так и знай! И Сашку не пущу! Сами ужинайте в своем террариуме. Может я и слабак, но от чего смогу Сашу уберегу. Вот только этот придурок свалит, я немедленно поговорю с моим дорогим другом.
Пока мои мысли, как рой пчел, кружились вокруг Саши и как его отговорить от такого глупого поступка, Чет развернулся на каблуках и беззвучно вышел из столовой, даже не обернувшись. Не знаю почему, но я вздохнул с облегчением. Почему-то в последнее время ну совсем никак не хотелось с ним встречаться лицом к лицу. Хотя каждую ночь я вспоминал все его прикосновения, каждый поцелуй и ласку. И прекрасно понимал, как бы днем я сам себя ни уговаривал, как бы ни внушал себе, что его ненавижу и презираю, ночью все становилось на свои места и приходилось самому себе признаться, что люблю.
- Эв, ты меня слушаешь? Эв… Да что с тобой? – Сашка тряс меня за плечо, пытаясь получить хоть какую-то реакцию.
- Да не тряси ты меня, слышу я тебя… Прости, задумался.
- Интересно, о чем? Не о том ли, что Господин секретарь чертовски привлекателен в этой форме?
- Нет, о том, что нам с тобой, а в частности тебе, идти на этот ужин не нужно. Это очень опасно, ОЧЕНЬ.
- Ну, я с тобой согласен, тебе туда идти не обязательно, но я нет, я такого не пропущу, - будет весело.
- Ты действительно придурок! Да с тобой там сделают все, что захотят, и никто не заступится! Ты хоть сам это понимаешь? – я осознавал, что почти срываюсь на крик.
- Не кричи. Мы же уже приняли официальное предложение, дороги назад нет.
Почему-то этот факт мне в голову не пришел. Я понял, что мышеловка захлопнулась, и мы прочно закрыты внутри неё. И, что самое страшное, выход только один - к кошке в клетку. И я прекрасно понимал, что сегодня у кошки будет прекрасный обед из двух свежеиспеченных блюд. Ну, ладно я, мне не привыкать! Но Сашка… Как мне, такому жалкому и вечно трясущемуся, его защитить? Как? Как ему втолковать, что это не игра! Это он, придурок справедливый, привык играть по правилам, а тут их нет. Тут правила пишет Принц, и только тогда, когда ему это удобно. И все без исключения их выполняют.
- Сааааш…
- Да перестань ты, все будет хорошо, - большие сильные руки обхватили меня за плечи и обняли, прижав спиной к Сашкиной груди. Я еще никогда не чувствовал себя в такой безопасности. Даже рядом с Четом. Всегда где-то на уровне подсознания звенел звоночек с сигналом опасно.
- Я не дам тебя в обиду никому, слышишь? Я друзей не бросаю, запомни.
- Ты нет, а я? Я слабак, я боюсь их больше всего на свете! Я видел, как они могут уничтожить человека просто за то, что им не понравился цвет его волос. И, если с тобой что-то случится, я не переживу этого! Ты понимаешь, не переживу!
Сашка сильно сжал мои плечи и подбородком уткнулся мне в макушку, долго молчал. Потом развернул меня лицом к себе и хорошенько так встряхнул, что у меня аж зубы клацнули.
- Значит так… Послушай, пусть эти люди привыкли, что им все можно, пусть деньги их родителей решают все, пусть они могут безнаказанно издеваться, но я не сдамся и не позволю себя сломать. Знаешь, там, где я учился раньше, у меня дома на Украине, тоже есть сильные и слабые, и тоже не без греха. Бывает, и поиздеваются, и побьют. Слабые везде мишени, это же проще простого - обидеть слабого. Почему-то, по злому стечению обстоятельств, слабым оказался мой брат. Я его не досмотрел, и его сломали… Больше я такого не допущу! Я даю тебе слово, что не позволю причинить тебе зла, чего бы мне это ни стоило. Ты меня понял?
- Да, – я смотрел в огромные синие глаза и понимал, что это не просто обещание, это клятва, клятва самому себе.
- А теперь могу сказать, что ты можешь и не идти на это собрание, не вижу смысла тебя мучить обществом Чета.
Я молча слушал этот монолог и понимал, что мой голубоглазый друг пытается меня защитить, но нет, хватит! Да, я слаб и труслив, но своего единственного и любимого друга в беде не брошу.
- Нет, идем мы вместе, так что будь добр, шуруй в душ и давай одеваться. Да, кстати, одежда – смокинг, если ты не забыл.
- Как смокинг? Кай же сказал, что любая подойдет?
- Да, сказал, но мы придем в смокингах. И никак иначе. Пусть не думают, что только они умеют пускать пыль в глаза. И я уверен на сто процентов, что все, кто будут сегодня присутствовать на ужине, придут далеко не в обычных джинсах. Ты, конечно, мой друг, великолепен, но плести дворцовые интриги, все же, не умеешь.
- То есть, даже в такой мелочи уже ловушка, чтоб посмеяться?
- А ты думал… Это не просто приглашение, это попытка быстро и без лишних трат своего драгоценного королевского времени загнать тебя в тупик.
- Ооо… Как я рад, что у меня есть ты.
- Ну, поживем – увидим, а пока топай приводить себя в порядок. Мы должны блистать.
Даже если этот блеск будет последнее, что мы сделаем в этой жизни.
- Ну-ну, малыш, выше нос! Я так просто не дам себя похоронить. Да и тебя тоже.
Сашка улыбнулся и помчался в душ.


***
Когда я говорил блистать, я не имел в виду ослепить всех. Но, кажется, Сашка воспринял меня буквально. Черный смокинг сидел на нем, как влитой, черные лаковые туфли начищены до зеркального блеска. Светлые волосы были еще немного влажными, и челка чуть - чуть падала на глаза, прикрывая их. В общем, эффект был такой, что мне захотелось его спрятать, и не для себя, нет, моё сердце давно и прочно заперто в темнице чувств к Первому Секретарю нашего ненаглядного Принца. А просто от посторонних глаз, как любимого плюшевого мишку, чтобы не отняли.
Отогнав от себя эти мысли, я улыбнулся другу, который боролся со своим телефоном и явно был чем-то расстроен.
- Саш, что случилось? Чего мучаешь телефон? Я же, кажется, говорил, что он тут работать не будет.
- Говорил, - буркнул Алекс и раздраженно потряс телефон.
- Так не мучай его, возьми мой. Кстати, завтра сходим в админ-корпус и выберешь себе телефон. А зачем он тебе сейчас? Что случилось?
- Ничего, просто хотел брату позвонить. Соскучился и переживаю.
- На, звони,- я протянул телефон другу и отошел на несколько шагов, чтобы не мешать.
Сашка быстро набрал номер и стал ждать ответа, на другом конце трубку сняли довольно быстро. Я видел, как по мановению волшебной палочки лицо моего друга приобрело спокойное и уравновешенное выражение. Он улыбнулся, что-то сказал и отключился.
- Спасибо друг, ты меня спас.
- Ну, это, конечно, вопрос спорный, кто кого спасает.
Сашка улыбнулся моим словам и хлопнул меня по плечу. Глядя на него, я прекрасно понимал, что первый раз в жизни мне повезло, и повезло очень крупно. Я нашел друга, настоящего, на всю жизнь. И не важно, где мы будем после учебы, но если мы будем нужны друг другу, помощь придет незамедлительно.
- Эв, ты уснул там что ли? Давай, выдвигаться уже пора. А то его высочество лопнет от злости, потому что мы не прибыли вовремя, как он приказал.
Я рассмеялся, понимая, насколько повезло брату Алекса. И даже позавидовал, что, все же, Саша его брат, а не мой.
- Да, давай. Кстати, ты шикарно выглядишь… Решил соблазнить нашего благородного лорда?
- Ты честно считаешь, что если я его трахну хорошенько, он станет добрее?
- Думаю, нет. Даже, если ты его не один раз хорошенько поимеешь. И кстати, не хочу тебя расстраивать, но Принц актив.
- Да? – в голосе новенького звучало искреннее удивление. – Интересно, как такое недоразумение могло случиться с таким франтом как он?
Я внимательно посмотрел на Сашу и понял, что он просто шутит. Или это способ что-то скрыть? Да нет, не может быть, он же натурал, да и вряд ли он ляжет под Принца. Нет, даже думать не хочу на эту тему… Фу… Мерзко… Противно…
Пока я рассуждал, мы дошли до дверей дворца «золотых». Я остановился у самого порога, глубоко вдохнул и повернулся к Сашке. Он мне улыбнулся во все 32 зуба, подмигнул и постучал в дверь. Она открылась сию же секунду, что говорило о том, что нас явно ждали, причем с большим нетерпением. Первым в здание зашел Сашка, и мне ничего не оставалось, как последовать за ним.


***
Черный смокинг, он пришел в смокинге! Я же сказал, форма одежды свободная! Эвели, я не сомневаюсь, что именно этот проклятый мальчишка надоумил Алекса одеться именно так! Но как он выглядит в этом смокинге! Я с трудом вспомнил, что, все же, дышать мне необходимо! Я никак не могу понять, почему так реагирую на этого парня? Почему он излучает такую силу и энергию? И почему мне так хочется быть постоянно рядом с ним?
Кай, что за блажь, ты о чем сейчас думаешь! Это не просто парень, это твой соперник, его нужно растоптать и унизить, сломать и показать, что здесь король я, и никто не смеет перечить моим правилам и приказам. Так что, Кай, действуй!
- Алекс, ты великолепно выглядишь смокинг тебе к лицу. Хотя, насколько я помню, я уточнил, что форма одежды свободная.
- Ооо... Но, похоже, ты все же запамятовал о своем условии по поводу формы одежды, так как сам одет по всем правилам этикета.
Сашка смотрел вупор на этого прекрасного дьявола в деловом костюме тройка от Petrelli Uomo черного цвета в тонкую серую полоску со стальным отливом, точно таким же галстуком и белоснежной рубашкой, и понимал, что недаром за этим парнем закреплено звание «Принц». Но так же понимал, насколько сам чуть не лоханулся. Он, правда, собирался прийти в джинсах и футболке. Спасибо тебе Эв за то, что меня подстраховал. Да, сразу виден недостаток дворцовых интриг. Неужели наш Принц так легко меня раскусил, увидел во мне такого наивного простака? Да не тут-то было. Ты сам, мой дорогой, начал эту игру. Что ж, поиграем.
- Ох, Алекс, не подумай, я всегда так одеваюсь. Это и есть моя повседневная одежда, я просто не хотел тебя смущать и навязывать свой стиль. Ты не из «Золотых», поэтому я решил немного упростить для Вас с Эвом правила приема пищи в моем доме.
- Я Вам, Принц, признателен, но, все же, в чужую избу со своим уставом не ходят. И мы с моим другом решили не нарушать в данном случае установленное Вами правило.
- Только в данном случае? – Черная бровь изогнулась, и в глазах появился металл.
- Я же не знаю всех ваших правил и, по этой причине, пока не могу с ними согласиться, - решил смягчить ситуацию Алекс.
- Да, конечно, вам нужно время, чтоб привыкнуть к нашим законам. Ох, что ж мы стоим на пороге, давайте пройдем в гостиную, там нас уже ждут.


***
Принц, махнув рукой, как я понял, в сторону гостиной, развернулся на каблуках и направился в том же направлении. Нам с Эвом ничего не оставалось, как пойти следом. Обстановка, которая нас окружала, была, конечно, шикарной и кричала не жалея горла, что все здесь стоит столько, что нам и не снилось. Но почему-то для меня моя комната с Эвом и наше общежитие было намного уютнее и роднее. Дверь, перед которой мы остановились, была очень массивной белого цвета резная и инкрустированная золотом. Принц повернулся к нам и, не глядя на меня, обратился к моему маленькому другу.
- Эвели, вы подумали над тем, что я Вам сегодня сказал в Вашей столовой? К какому выводу Вы пришли? Я понимаю, что оказываю давление, но мой друг Чет уже почти не может держать себя в руках, и я просто пытаюсь предотвратить беду.
- Кай, не переживай. Если Чет решит хоть что-то сделать Эву, сначала ему придется пройти через меня. Так что, я считаю, что Эвели может принимать решение столько, сколько ему нужно.
Принца явно передернуло от такой фамильярности. Я четко видел как, в его черных глазах пробежала молния. Мне стало смешно. Я представил себе ситуацию со стороны, и как воспринимает эту ситуацию его величество.
- Алекс, ты считаешь, что имеешь право вмешиваться в отношения двух любовников? - Голос Принца понизился и стал похож на шипение змеи.
- Боже упаси… В отношения любовников вмешиваться себе дороже, но Эв и Чет не любовники. Ваш секретарь отказался от своих прав и снял свое покровительство в присутствии двухсот человек. О каких любовниках может идти речь?
- Да, Чет вспыльчив, но он передумал и жалеет о своем поступке.
- Кай, - я понимал, что играю с огнем, так его называя, но отказать себе в удовольствии увидеть безмолвную ярость на лице этого демона я не мог. - Может, я что-то перепутал... Я же все же новичок… Но мне казалось, что слово «Золотого» - закон, и если оно вылетело, забрать его назад невозможно. Или я что-то все-таки перепутал?
Эв смотрел на меня во все глаза. Отчетливо было видно, что парень еле себя сдерживает, чтобы не рассмеяться. Я ему улыбнулся и повернулся к Каю, который смотрел на меня так, будто бы хотел убить… или просто хотел? Эта мысль пришла в мою голову внезапно и почему-то вызвала недоумение... Откуда такие выводы?
- Нет, Алекс, ты прав. Слово «Золотого» - закон, и оно не подлежит изменениям или отмене. Но я решил сделать исключение для этих двух влюбленных. Ты считаешь, что не стоит? – Было видно, что Принц торжествует, он все же смог меня загнать в тупик. Я стоял и честно не знал, что на это ответить. А вдруг я действительно мешаю Эву? Как будто прочитав мои мысли, Эвели повернулся к Принцу и, не поднимая глаз, глубоко вздохнул.
- Ваше высочество, я Вам очень благодарен за ваше участие, но я не хочу иметь ничего общего с Четом. Он сам от меня отказался, и что-то менять я не намерен.
- Я Вас понял, Браун. Прошу, проходите. Похоже, нас уже заждались…
Принц толкнул рукой дверь, и она плавно и легко открылась, что, по моему мнению, вообще не реально. Первое, что бросилось в глаза - огромная пятиярусная люстра, которая сверкала всеми цветами радуги. Посреди комнаты стоял огромный стол, накрытый белой скатертью и полностью сервированный на десять персон. На ужин были приглашены только самые близкие из свиты. Войдя внутрь комнаты, я обратил внимание, что она оформлена в бежево-персиковых тонах. На стенах висели картины знаменитых художников, и почему-то я не сомневался, что это оригиналы, а не копии.
К нам подошел парень в белом фраке с полотенцем на правой руке и жестом пригласил присесть за стол, предварительно отодвинув перед нами стулья. Как только мы сели, непонятно откуда начали появляться официанты с разными блюдами в руках. Предо мной выросла, как будто материализовалась из воздуха, тарелка с чем-то непонятным. И вот тут я понял, как влип. Фрак, перепалка словами, метание молний глазами и игра в теннис на данный момент просто поблекли с моей новой проблемой… Я понятия не имел, как пользоваться всем тем, что называется столовые приборы, и уж совсем не знал, как есть то, что предо мной лежит. Судорожно пытаясь вспомнить уроки этикета, я понял, что ни на одном из них не был, о чем сейчас безумно пожалел. Я поднял глаза от тарелки и наткнулся на торжествующий и насмешливый взгляд Принца. От этого стало еще противнее. И тут мне на помощь пришел Эв. Легонько толкнув меня под столом ногой, он медленно взял со стола полотенце, встряхнул его и положил себе на колени. Когда я не отреагировал, то за невнимательность получил еще один тычок ногой. Наконец сообразив, что от меня хотят, я повторил полностью жест Эва с полотенцем и уже краем глаза внимательно за ним следил.
- Алекс, так что мы будем решать по поводу нашего утреннего спора? Как будем делить призы?
- А разве кто-то из нас что-то выиграл? Насколько я помню, была ничья.
- Именно, ничья. То есть я могу сделать по этому поводу предложение?
Почему-то меня это очень насторожило. Ой, как мне не хотелось попасть в те силки, которые этот лис расставил.
- Я предлагаю тебе стать моим партнером в игре.
Я смотрел на него во все глаза. Я его партнером? Напротив меня Брэдли подавился той гадостью, что нам подали. Эв просто молча смотрел на Принца и моргал своими огромными глазами. А я пытался найти в этих восьми словах подвох? Я точно знал, что он там есть, но в чем и как его распознать, я не понял.
- Так что скажешь Алекс? Ты достойный противник, сильный и быстрый, но я не могу тебе позволить превзойти меня. Будь моим партнером, я прошу.
Брэдли подавился второй раз, мальчик в белом костюме быстро принес воды и был резко удален недовольным взмахом руки вице президента.
Как я мог отказаться? Мой мозг кричал: не смей соглашаться! Но я его не слушал. Я знал, что хочу взять реванш над этим парнем.
- Кай, а ты не боишься, - я смотрел в черные, как ночь, глаза, в которых отчетливо видел вызов, - что я превзойду тебя?
- Меня…?
- Да, тебя. Что же тогда будет с репутацией? А как же звание Принца?
Я видел, как эмоции пляшут на лице парня, и понимал: еще чуть-чуть, и я запросто выведу его из себя, и непробиваемая броня, наконец, даст трещину.
Но не тут-то было… Кай быстро взял себя в руки, опять надел маску холода и безразличия.
- Нет, Алекс, я не боюсь тебя и не боюсь за свою репутацию. Ты, безусловно, хорош в теннисе, но не настолько, чтобы твое умение хоть как-то сказалось на моем имени. Так что, я жду твоего ответа.
- То есть получается, что это не партнерство, а соперничество? Хорошо, я соглашусь, но при одном условии, идет?
- При каком условии?
- Все просто: пока мы играем, и меня нет рядом с Эвом, твой секретарь или не подходит к нему ближе, чем на пять метров, или они оба играют вместе с нами.
Кай смотрел на меня в упор. Я чувствовал, как он взвешивает и оценивает каждое мое слово, все за и против. Краем глаза я видел лица остальных восьми человек за столом, все молчали и неотрывно смотрели на своего Принца. Все ждали, какое решение он примет. Я видел выражение лица Чета - на нем читалась злость, бешенство и робкая надежда, что Принц все же позволит ему проводить несколько часов в день вместе с любимым. Пусть и на корте, но вместе.
Так же я попытался разглядеть лицо своего друга, но мне это не удалось. Эв сидел, откинувшись на спинку, и мне было его не видно.
- Хорошо, Саша я принимаю твои условия. И Чет вместе с Эвом будут играть с нами. Но и у меня есть условие. Надеюсь, ты не против?
Я промолчал, и Принц улыбнулся. Полные губы растянулись в полу улыбке, из чего я сделал вывод, что все же угодил в капкан.


***
- Как ты мог?! Саша, как ты мог так меня подставить! Каждый день по два часа в обществе этого придурка...
- Успокойся, и хватит тут разыгрывать обиженную недотрогу. Я же вижу, как ты на него смотришь. Я понимаю, что тебе больно и простить ты не можешь. Но и не любить не можешь, я же прав?
- Прав, прав как никогда, и от этого еще хуже. Ладно, фиг с ним, с Четом, но как ты мог согласиться на условие Кая? Это же просто…
Не найдя подходящего слова, Эв фыркнул и стукнул себя рукой по лбу.
- Обед. Как ты себе представляешь эти обеды? И я никак не могу найти подвох, в чем он? Почему мы должны каждый день обедать все вчетвером? Да я так умру с голоду, мне кусок в глотку не лезет рядом с этой парочкой!
- Все будет нормально. Ну, обеды, и что? Переживем, лишний раз будет у тебя возможность отыграться на Чете.
Я успокаивал друга, но прекрасно понимал, что он прав. И подвох был, сто процентов, но в чем? И как понять, где его искать, чтобы не попасть в капкан? Кай не дурак, он меня медленно и уверенно загонял в угол. Я это чувствую. Но и я не пальцем сделанный. Зря ты, Принц, решил, что так просто меня сделаешь. Ты решил играть на выживание, ну что ж, поиграем. Посмотрим, кто кого поимеет.
- Эв, а скажи мне, пожалуйста, где я могу узнать всю информацию про «нашего» Принца? Меня интересует, что он любит, что ценит, что ему близко по духу и что нет.
- Ты что, зачем тебе это все?
- Да вот, решил принять вызов и поиграться немного.
- Саш, это плохое решение! Слышишь, плохое!
- Волков бояться, в лес не ходить! Прорвемся, не ссы!
- Не что? Прости, не понял, что ты сказал? - Озадаченное лицо парня было видно даже в темноте.
- Не парься. Все, давай спать, утро вечера мудренее. И, да, так есть где взять всю эту инфу?
- Конечно, завтра разберемся. Только пообещай мне, что все будет ок, и ты меня не бросишь.
- Малыш, я всегда рядом. И не переживай, я тебя не брошу.
Я лежал в темноте и слушал мирное дыхание своего спасителя, прекрасно понимая, что мы начали очень опасную и очень жестокую игру. Я понимал, что помощи от меня не будет, и так же, что я обуза, за которой нужно постоянно приглядывать, чтобы никуда не влип.
Но, дорогой мой друг, если мне скажут за тебя умереть - я умру не раздумывая. И пусть ты сильный телом и духом, ты совершенно ничего не смыслишь в интригах, чистый и благородный. И как ты вообще дожил с такими понятиями до своего возраста? А может, это мы все гнилые и грязные? Погрязли в интригах, унижении и демонстрации силы. Может, Сашка - та свежая волна, которая хоть что-то поменяет в этой проклятой школе?
Да, я может слаб духом, но давно в этой среде, я могу помочь другу не попасть в ловушки и не запутаться в сетях интриги. Вот и будет моя помощь.
Дав самому себе слово быть бдительным, я уснул с полноценным чувством, что буду нужен и полезен другу. 
 
 
Глава 4
 
Знакомство с тобой. ( Я сошел с ума?)
 
- И что это было?
- Где?
- Там на ужине. Ты б еще при всех встал на колени и начал его умолять, чтобы он согласился с тобой играть! Да пол школы согласится спрыгнуть с пятого этажа, лишь бы ты им сделал подобное предложение! Ты вообще меня слышишь?!
- Не ори! Я тебя прекрасно слышу, и, скорее всего, не только я.
- И что? Я так и не услышал объяснения твоему поведению, - Брэд отодвинул ногой стул, стоящий возле моего рабочего стола, и уселся напротив меня, что говорило о том, что его претензии еще не иссякли.
- Ты! Ты Принц этой школы, просишь какого-то выскочку, неизвестно откуда приехавшего, с тобой играть! Да ты сам хоть понимаешь, что сказал?! Ты попросил, ты…
- ХВАТИТ!
Брэд замолчал на полуслове и посмотрел мне в глаза.
- Ты, дорогой мой брат, хотел, чтобы я играл эту роль, – я шипел, сам понимая, что голос звучит пугающе, но в свете последних событий ничего не мог с собой поделать. - Ты предложил план, и я четко следую его правилам. И если тебя что-то не устраивает, или у тебя есть ко мне претензии, будь добр, изложи их в письменном виде и запишись на прием у моего секретаря, а пока прости, я занят.
Я развернулся на стуле к монитору, стоящему на соседнем столе, и принялся набирать текст не понятного для меня содержания.
- Кай, ты чего…?
- Все нормально, иди отдыхать, вечер был тяжелый.
- Да что нормально-то? Ты сам не свой, что случилось? Почему ты решил предложить этому Алексу играть вместе? Зачем устроил весь этот цирк за ужином? Я тебя не понимаю! Может, тебе стоит съездить домой? Поменять обстановку?
- Брэд, со мной все нормально. Я вживаюсь в роль.
- Какую роль? Что за бред ты несешь?
- А ты до сих пор не понял? Алекс - человек с очень повышенным чувством справедливости. Он сильный и готов любой ценой защищать слабого.
- И ты решил разыграть слабого придурка?
- Нет, брат, нет... Я решил стать ему равным. Прежде, чем влюбить его в себя, я должен стать его другом. А чтобы стать его другом, мне придется избавиться от кое-каких моих качеств. На время, конечно. Он должен начать мне доверять, и только тогда я смогу уложить его в свою постель и, конечно, влюбить его в себя. Так тебе ясно, мой недалекий брат? - Бред смотрел на меня, и я видел страх. Страх в его глазах и какое-то легкое презрение на лице.
- Ого…
- Понимаю... А теперь, Брэд, ты свободен. Мне нужно работать.
Я слышал, как брат поднялся со стула, как шелестит ковер под его ногами и бесшумно закрывается за ним дверь моего кабинета. Как по коридору некоторое время слышен звук шагов и… тишина.
Почему-то я чувствовал себя последней мразью. После своих слов мне немедленно захотелось встать и пойти в душ. И тереть кожу до такой степени, чтобы она стала красной и начала покалывать... Может тогда мне удастся смыть с себя то наваждение, которое преследует меня весь день.
Брэд был прав, я сам не понимал что происходит. Я действительно только что изложил тот план, который был изначально. Но… Почему мне так мерзко от самого себя? Почему так хочется, чтобы ничего этого не было? Я бы сейчас отдал все на свете, лишь бы этот Саша никогда не появлялся в моей школе. Что такого в этом парне, и почему он вызывает у меня такую реакцию? Почему мне так хочется, чтобы он посмотрел на меня так же, как на Эва? Почему я хочу, чтоб он мне доверял, считал своим другом? И почему я готов на все, лишь бы проводить с ним как можно больше времени? Я спятил? Мне с детства никогда никто был не нужен. Я всегда один. Выше всех, умнее всех, сильнее. Я ребенок, который всегда получал то, что хотел. А что теперь? Мне до боли хочется внимания совершенно незнакомого человека. И не просто внимания, я хочу, чтобы он был моим. Чтобы его синие глаза не суживались в холодном презрении или насмешке, когда он меня видит, а смотрели на меня с любовью и доверием.
Мои бредовые размышления прервал стук в дверь. Я решил промолчать, стук повторился, потом еще один раз и еще… Я не выдержал:
- Да, кто там?
- Свои, расслабься. Мне просто было интересно, на сколько тебя хватит.
- Ты пьян.
- Угу, и это на сегодня не конец. А вдруг мне повезет, и я умру от передозировки алкоголя, и мне не придется завтра встречаться с моим любимым, который меня ненавидит... Причем заметь, я сам в этом виноват.
- И по этой причине ты ввалился в мой кабинет?
- Да нет, пришел посмотреть, как ты тут корчишься в муках. Ты ведь корчишься? Да, мой друг? Великолепного и неповторимого Принца сразил наповал синеокое чудом, которое его просто напросто презирает. Ха, смешно!
- Ты пьян и несешь чушь.
- Да? Тогда, может, расскажешь, какого хрена ты затеял всю эту муть с игрой? Хотя не нужно, я сам тебе расскажу. Тебе до чертиков хочется чаще видеть свое синеокое чудо. Так?
- Нет, не так. Чет, идем, я тебя уложу спать. Да и пить тебе хватит, а то правда отравишься.
- Да нет, друг мой. Я не отравлюсь, у меня еще есть цель. Я хочу вернуть себе своего мальчика, и если честно, я пришел сказать спасибо за сегодня. Ты дал мне шанс все исправить, пусть и мизерный, но шанс. И я хочу дать тебе маленький совет. Подожди, не перебивай меня, сколько мы с тобой дружим? Ах да, с трех лет. Я хоть раз вмешивался в твои дела? Правильно, нет. Я бы это правило и сейчас не нарушил, но… Я не знаю, на что тебя подбил Брэд, да и знать не хочу, - я видел, как мой друг в секунду стал серьезным и трезвым, и понял, разговор для него очень и очень важен. Он так и не вошел полностью в мой кабинет, а стоял, облокотившись к косяку, и смотрел на меня. Мой друг, единственный, который всегда со мной, не смотря ни на что. Мы столько прошли вместе и столькому научились, и он ни разу не упрекнул меня за мою жестокость, надменность. Он всегда первый становился на мою сторону и никогда не предавал. Что же сегодня его сподвигло со мной поговорить?
- Кай, не ломай голову, почему я завел этот разговор. Я не собираюсь покидать ряды твоих не многочисленных друзей. Нет. Я просто хочу уберечь тебя от ошибки. Сядь и разберись в своих чувствах, и ты поймешь, что влюбился в этого синеокого...
- Прекрати его так называть…
- Да какая разница, как я его называю? Я просто хочу, чтобы ты понял, что за всю свою жизнь тебе, наконец, бог послал чудо. А ты этого не видишь.
- Я атеист.
- Черт с тобой, Кай, но запомни мои слова и то, как ты меня не послушал. И прошу, не натвори глупостей.
Чет развернулся и молча ушел. Дверь бесшумно закрылась за ним.
Я остался сидеть и смотреть на резной рисунок на дверях. Мои мысли кружились возле новенького и мох чувств. Чувств? Я сказал чувств? Что за бред, я не умею чувствовать... Или умею? Нет, все к черту, пора спать, со всем этим буду разбираться завтра. А пока - спать.


***
Легче сказать, чем сделать! Морфей, наверное, про меня забыл, и вспоминать не собирается. Уже час, как я пытаюсь уснуть, крутясь с бока на бок, а в голове только одна мысль: почему мне так интересен этот Саша? Почему я так хочу его сломать, подчинить, но не уничтожить, а сделать своим, приобщить к своей свите и никому никогда его не отдавать? Так, я точно спятил... Что же делать?
Мои размышления прервал тихий стук в дверь. Блин придется вставать. Если это пьяный Чет, он просто так не свалит и перебудит весь корпус.
Пришлось выползать из-под одеяла и топать открывать дверь. Но тот, кого я увидел на пороге, был не Чет...
А мой любовник, про свидание с которым я забыл. Еще раз, блин.
- Дэшон? Что случилось? Почему ты так поздно здесь? И я что-то не помню, чтобы тебя приглашал к себе.
- К себе не приглашал, но мы должны были встретиться час назад в баре. Ты забыл.
Парень поднял голову и посмотрел на меня своими голубыми глазами.
ГОЛУБЫМИ! И все, мои мозги отключились. Я пропал... Схватив Дэшона за руку, я втащил его в комнату, захлопнул ногой дверь и набросился на него. Я терзал губы парня, прижав его спиной к закрытой входной двери, и мой воспаленный мозг, наконец, понял, чего он хочет. Да, он хочет секса. Банального секса. Только не с этим парнем, а с тем голубоглазым богом, который сейчас видит десятый сон и совершенно обо мне не думает. Ему плевать, что Принц этой школы, в которую он ввалился без приглашения, совершенно спятил и хочет его, как ни одного парня за все свои годы жизни. Я почувствовал, что как только перед глазами всплыл образ Саши, возбуждение достигло своего пика и ничего другого мне не оставалось сделать. Прервав мучительный поцелуй, я развернул парня лицом к двери, двумя руками расстегнул его ремень на брюках. Одним рывком стащил с него брюки и трусы. Видя, что мой любовник пытается возражать, я резко засунул ему в рот два пальца одной руки, а второй сжал его член. Парень застонал и принялся посасывать мои пальцы. Я ласкал его возбужденную плоть, уткнувшись носом в его шею. Когда понял, что мальчик почти на пределе, я отпустил его член и принялся ласкать соски. Мне до безумия хотелось его трахнуть без предисловий и всей этой возни, но я понимал, что Дэшон не виноват в том, что я просто хочу кого-то другого, а он подвернулся под руку. Я не имел права причинять ему такую боль. Вынув пальцы изо рта моего любовника, я аккуратно ввел их в него. Он дернулся и застонал. Я на минутку остановился, подождал, пока его тело привыкнет, и медленно начал двигать пальцами внутри. Вначале он пытался их вытолкнуть, но я крепко его прижимал к двери своим телом. Перед глазами стояло лицо новенького, который смотрит на Эва и улыбается, смеется и что-то рассказывает. Его шикарное тело, которое с такой легкостью передвигается по корту. Голубые глаза и полные губы. Я встряхнул головой и понял, что мальчик уже не сопротивляется моим пальцам, а легонечко подмахивает в такт моим движениям. Я резко вынул из него пальцы, быстрым движением стянул с себя боксеры и вошел в него. Он выгнул спину и закричал. Я замер на долю секунды, но больше ждать не мог... Мои движения сначала были медленными, давая моему партнеру привыкнуть и немного расслабиться. Когда я понял, что он готов, ускорил темп. Дэшон повернул голову ко мне лицом, и я увидел глаза. Крышу унесло, и меня уже не волновало, что я делаю и как. Одной рукой схватив парня за волосы, я максимально развернул его голову к себе лицом и приказал на меня смотреть. Он не сопротивлялся, просто смотрел и стонал. Где-то на краю сознания промелькнула мысль, что так нельзя, он же не виноват. Но… Голубые глаза…
Я кончил в него. Резко отпустил его голову и отошел подальше, тяжело дыша и пытаясь привести мысли в порядок. Дэшон сполз по двери на пол и тихо заплакал. Он рыдал от боли и обиды, я понимал. И осознавал, что в этом виноват я. Глубоко вздохнув, я подошел к нему опустился рядом на колени, поднял за плечи и заставил сесть. Он пытался спрятать заплаканное лицо и отворачивался. Поймав его лицо в ладони, начал целовать его глаза, щеки и губы. Я слышал, как его дыхание выравнивается, и он прекращает плакать. Бедный мой мальчик, ты ни в чем не виноват. Это я, и только я... Похоже, я попрощался с остатками разума сегодня за ужином, но ты в этом не виноват, и тебе не должно быть больно...
Да, я знаю, не в моих правилах жалеть людей, но не сегодня... Сегодня я не прав, я перегнул палку. Этот мальчик не виноват, что я хочу того другого, которого никогда не смогу назвать своим. И поэтому я извиняюсь не словами, словами не смогу, а поцелуями. Губы. Подбородок. Шея. Грудь. Языком по животу и к самому чувствительному месту. Я беру его в рот, ласкаю головку языком. Он вскрикивает и быстро кончает мне на губы, потом испугано вскакивает. Не переживай, я сам так хотел. Это мое прости.
Потом, ничего не говоря, я разворачиваю его и легонько подталкиваю к ванной. Он без слов все понимает, легким бесшумным шагом идет в ванную, немного морщась от боли. Я не сомневаюсь, ему больно. Не в моих правилах причинять боль во время секса. Я предпочитаю дарить наслаждение. Сегодня я был не прав. И впредь мне придется быть бдительнее к своим желаниям. А чего я желаю? Глупый вопрос... Можно наврать Чету, Бредли и всем вокруг, но только не себе самому. Чет оказался прав - я влюбился, и это открытие как приговор. Как гром среди ясного неба. И что мне с этим делать? Как жить? Ведь Саша, хоть и гей, но в мою сторону не посмотрит. И завалить, принудив его, как Дэшона, не получится. Мальчик вышел из душа уже полностью одетый и стоял, опустив голову, не поднимая на меня глаза. Еще бы!..
- Дэш, уже поздно, давай спать.
- Да... Прости меня, что побеспокоил... Я хотел поговорить, но уже, наверное, завтра хорошо?
- Да, конечно. Можешь зайти ко мне в любое время. И, ты сегодня... Хотя ладно, не важно.
- Спокойной ночи Принц.
Он ушел. Я прикрыл за ним дверь моей комнаты и поплелся в спальню осознавать, что же такое со мной произошло, и как я мог вот так взять и влюбиться в того, кто должен был быть жертвой.


***
Утро не предвещало ничего хорошего. Проснулся я от грома. За окном лил дождь, и это испортило настроение еще хуже. Дождь говорил о том, что я сегодня не смогу играть в теннис и не увижу его. Голова раскалывалась, хотелось накрыть ее подушкой и никогда больше не вылезать из-под нее. Я бы так и сделал, но стук в мою дверь мне помешал. Правда, назвать это стуком было сложно... Создавалось ощущение, что кто-то хочет сломать дверь - так в нее колотили. Каждый удар отдавался в моей голове ужасной болью, и вставать совсем не хотелось. Но почему-то мой больной мозг все же настаивал на том, что встать и открыть нужно, иначе дверь сломают. И тот, кто за дверью, все равно не уйдет. Я вылез из-под одеяла, спустил ноги с кровати и титаническим усилием воли поднялся. Пройдя спальню и оказавшись в гостиной, я еле дошкандыбал до дверей, с огромным усилием открыл их и уставился на стоящего за ними Кая.
- Ты чего так долго? Я уже думал вызывать плотника. Решил, что с тобой что-то случилось.
- Ты спятил? Какого тебя принесло в такую рань, да еще в такую погоду? Я сплю!
- Вижу. Но мне нужно с тобой поговорить.
- Поговори с Брэдли. А я спать.
- Нет, я хочу поговорить именно с тобой. И сейчас я закажу завтрак, а ты пока примешь душ и приведешь себя в порядок, понял?
Мысль о еде вызвала приступ рвоты. Я пулей понесся в ванную комнату и очень долго обнимался с белым братом. Потом включил воду и встал под холодный душ, прекрасно понимая, что секретарю Принца так выглядеть не пристало. Но мне ничего не хотелось. Хотелось спать и почему-то плакать. Хотелось оказаться сейчас в другом месте и с другим человеком. Не с Каем, холодным, расчетливым, жестоким.
СТОП! Кай сказал, что закажет завтрак? И не сделал замечаний надменным брезгливым тоном, как я плохо выгляжу? Я сплю? Ладно, выйдем, проверим.
Холодный душ остудил голову и привел мысли в порядок. Желудок явно был благодарен, что ему дали возможность освободиться. Я вылез из душа и, не вытираясь, прямо на мокрое тело натянул халат. Кай будет в шоке. Почему-то меня эта мысль развеселила, а не испугала, как раньше. Да, мир явно перевернулся с ног на голову.
И в этом я убедился еще раз, когда вышел в гостиную, где за маленьким кофейным столиком сидел Кай и намазывал масло на тост. Увидев меня, улыбнулся и жестом показал, что мой завтрак уже готов. Я сто лет его таким не видел. Только в далеком детстве, когда он был еще маленький, он о ком-то заботился и показывал, как ему дороги окружающие его люди. А потом в нем что-то сломалось и все, появился новый, безжалостный Кай. Ледяной принц, к которому так просто не подойдешь, замерзнешь.
- Ты хотел со мной поговорить? О чем?
- Сначала поешь.
- Твоя забота меня пугает.
Кай улыбнулся и посмотрел мне в глаза. Настоящий Кай. Не надменное чудовище, в обществе которого я провел последние десять лет, а тот Кай, с которым дружил, которым восхищался, и который был моим лучшим другом.
- Чет, почему ты со мной? До сих пор рядом, не бросил, не предал? Почему не ушел с остальными друзьями? Почему всегда терпел мои нападки и прихоти? И всегда прикрывал мою спину?
- Странный вопрос с утра лучшему другу.
- Не странный... Знаешь, я вчера Дэшона изнасиловал.
- ЧТО? Ты что совсем рехнулся? Он же ребенок и…
- Да не ори, не совсем изнасиловал, просто был груб с ним, сделал больно.
- А чего это ты? Нет, сволочь, конечно, ты еще та, но в постели, вроде, всегда был не жестоким?
- Глаза…
- Что глаза?
- У него голубые глаза…
Я смотрел на своего друга и понимал, что он, наконец, осознал свои чувства. Боже мой, мальчик вырос. Блин говорю, как папаша, но я всегда так к нему относился. Смешно, но факт.
- Чет, я влюбился.
- Угу, я знаю. Друг мой, твои глаза тебя выдают.
- Что мне делать? Я не могу без него. Да, я знаю, я ему просто параллелен, но хотя бы видеть его раз в день я должен.
- Но ты же выпросил у него игру и обед.
- И что? Сегодня дождь и все отменяется.
- Игра да, а обед почему отменяется? – Чет недоуменно пожал плечами.
Кай посмотрел на него и улыбнулся, а действительно почему?
- Чет, как ты живешь с этим? Ты же любишь Эва с первого года учебы, ты делал все возможное и не возможное, чтобы его добиться. И как только парень осознал, что гей, ты появился тут как тут. Как ты можешь жить без него?
- А я и не живу. Просто существую от встречи к встрече. Тем более, я сам все испортил.
- Так, все, раскисли совсем. И да, Чет, я рад, что ты мой друг, единственный лучший и самый настоящий. Прости меня за все.
- Не бери в голову. Только, одна просьба: не забывай, что иногда твои слова и поступки делают больно тем, кто тебя любит.
- А ты меня любишь?
- Да, ты мой брат, друг и начальник!
- Дурак. Ладно, с этим разобрались. Дальше. Я хочу, чтобы наши мальчики учились в нашем классе. И жили в нашем корпусе, как тебе такое?
- Интересно, мы что, их свяжем и притащим сюда силой?
- Нет, по правилам школы они могут стать «Золотыми», если у них успеваемость выше ста балов.
- Ха, Эв не вытянет.
- Вытянет, я что-нибудь придумаю. Вот увидишь, обязательно придумаю. Они будут учиться и жить вместе с нами.
- Ну, давай. Козни мочить ты мастер. Только не переборщи, твое синеокое чудо, гляди, взбунтует - не успокоишь.
- Взбунтует, обязательно взбунтует, и успокаивать его я буду медленно и нежно.
- Смотри, а то парень не выдержит твоего медленно и нежно и убежит!
- Не каркай.
Я смотрел на друга, который за столько лет ни разу не проявлял ни одной настоящей искренней эмоции. Не говоря о том, чтобы сказать, что кого-то любит. И до чего же мне хотелось сохранить это чувство в его сердце, и оберегать от всего, что может превратить это вновь родившееся чувство в ненависть. И для этого нужно принимать какие-то действия. Я понял, что нам предстоит большой и жестокий бой за счастье четверых человек. Бой, который я и мой друг… обязаны выиграть, иначе просто… нет смысла жить! 
 
 
Глава 5
 
Тебя не любить невозможно.(Я тебя завоюю.)
 
Дождь! Холодная серая стена, через которую ничего не видно. А мне так хочется на улицу на воздух. Почему этот корпус стал на меня так давить? Такое чувство, что стены потихоньку начинают сдвигаться, уменьшая пространство вокруг меня. Еще чуть-чуть и меня раздавит! Хочется выть и крушить все вокруг. Боль внутри почти физическая, только ее нельзя успокоить, выпив аспирин. У меня ломка. От нехватки моего любимого. И, похоже, в моем случае это не лечится.
Десять утра, вся школа сидит по корпусам, погода не располагает к гуляниям. Пойти утопиться что ли? Там, на заднем дворе возле корпуса «Золотых», есть огромный бассейн.
Недолго думая я обул кроссовки и вышел в коридор. Пройти незамеченным большого труда не составило. Конечно же, топиться я не стану, у меня теперь есть ради кого жить, я не одинок. Но прогуляться под дождем стоит. Протрезвить мысли. Да и почему-то дико хотелось в бассейн, поплавать под дождем.
Хочется смыть холодной водой всю грязь и то любовное наваждение, которое преследует меня уже не один год.
Я открыл входную дверь и встал под холодные струи дождя. Одежда моментально промокла и прилипла к телу. Но холод и влага меня не остановили. Я огляделся и направился в сторону бассейна, соблазн залезть в тёплую воду, которая подогревалась круглый год, и когда сверху льет холодный дождь, все больше казался правильным решением. Миновав огромную клумбу с розами и еще какой-то растительностью, я подошел к бассейну. Развернувшись лицом к столь ненавистному корпусу, посмотрел на окна комнаты своего любимого и понял, что еще ни разу не был в ней. Все что я знаю про этого человека, это его имя и что он из богатой семьи… и все.
Я спал с ним, потому что любил… или потому, что так было удобно? Дождь огромными каплями бил по лицу, и они разлетались на тысячи мелких в разные стороны. Я почувствовал, как из глаз одна за другой побежали горячие соленые слезы, и почему-то хотелось выть навзрыд. Холодный ветер продувал насквозь. Но я стоял и смотрел на окна комнаты, в которой ни разу не был. Как? Как он может утверждать, что любит меня? Разве любовь не подразумевает под собой защиту, дружбу, доверие? Почему я этого всего за столько лет не видел? Почему из меня сделали местную шлюшку? Причем не кто-то, а именно ты! ТЫ меня унижал и предавал! Ты топтал мои чувства! Ты уничтожил мою гордость и поселил в душе страх. Господи, как же я тебя ненавижу. И как же я тебя люблю. Но хочется вырвать эту любовь из сердца. Удалить, как гнойный нарыв. Может тогда я смогу нормально жить. Я ненавижу ночи, когда без него не могу заснуть… Стоп! А когда это он со мной спал? Он убегал всегда, как только я засыпал, чтоб никто не видел! Чтоб никто не сказал, что великий секретарь связался с потаскухой!
А ведь это ты пустил слух, что я продажный и что я пока в твоей постели. Это твою грязь я пытаюсь сейчас смыть.
Я понимал, что все эти рассуждения ничего не дадут. Нечего кроме новой боли. Недолго думая, я развернулся лицом к бассейну и прыгнул в его теплую ласковую воду. По телу побежала судорога, резкая смена температуры явно не пошла мне на пользу. Через несколько секунд легкие словно обожгло огнем. Мне катастрофически не хватало воздуха. Нужно было выплывать туда на поверхность, к проблемам, Чету и своей никому не нужной любви. В голову плотно закралась мысль не всплывать и, когда в легких закончился кислород, я стал терять сознание. Сквозь пелену, которая окутала глаза и разум, я почувствовал сильные любимые руки. Я спятил? Откуда? Хотя, все ясно, я просто умер. Вот почему он пришел. Просто мне так хотелось… И это мой предсмертный бред. Или бред умершего… Разве великий и могучий первый секретарь согласится прыгать в бассейн за такой мерзостью, как я? Да и зачем, если меня не будет все намного проще. Проще… а как же Саша… я его тоже брошу? Я забыл, что у меня есть Саша, я не один я не слаб! Что, черт возьми, я делаю? Я не могу умереть! Саша меня не простит, не поймет…
Я не хочу умирать, я хочу жить, у меня есть друг… ОТПУСТИТЕ…

***
- Твою мать! Куда понесло этого придурка в такой дождь? Ну чего ты стоишь и смотришь на мои окна? Иди в свой корпус, ты же простудишься, заболеешь и сорвешь весь наш план!
Мои окна выходят на задний двор там, где бассейн. Туда редко кто приходит, у всех в корпусах есть свой. Ну разве что утопиться. Бассейн глубокий и широкий находится в таком месте, что еще и не сразу найдут. Я посмеялся с этих мыслей. Не, Эв же не придурок, он же понимает, что так нельзя. Или нет?
Я видел, как он долго смотрел, подняв голову вверх. Видел, как капли хлестали его по лицу. А он даже не моргал. Потом резкий поворот и прыжок в бассейн. И все, тишина. Пять секунд… шесть… семь…
Я бежал по коридору и считал… двадцать три… двадцать четыре…
Если я успею вытащить тебя, я сам собственными руками тебя придушу. Скотина, урод… Ты решил мне таким образом отомстить? Просто утопиться и оставить меня одного? Чтобы я всю жизнь знал, что тебя единственного не сберег?.. тридцать два… тридцать три… Господи, только бы успеть… сорок один…
Вода в бассейне горячая. После ледяного дождя кажется, что обжегся…
Ну, где же ты… Вот! НАШЕЛ! Ты легкий, как пушинка. Сейчас, мой хороший, сейчас. ОЙ, ты чего? Не вырывайся, подожди. Вот уже всплыли, сейчас будет легче.
Покидать горячую воду не хотелось, но я должен был привести его в чувство. Положив кафельный пол около бассейна, я зажал твой нос двумя пальцами, открыл рот и сильно в него вдохнул воздух. В нутрии тебя что-то забулькало и ты начал кашлять и отплевываться водой. Да мой хороший, вот так, давай, дыши… Дыши, иначе я тебя и на том свете достану и еще раз убью… а потом себя…
Ты прекратил кашлять и откинулся обессилено на холодный кафель. Твоя грудь поднималась и опускалась в бешеном ритме. Я, молча, смотрел на тебя и ждал… Потом, как будто пришел в себя, ледяной дождь, ты же заболеешь. Не задумываясь, поднял тебя на руки и побежал к себе в корпус. Думая только о горячей ванной и о том, как уложить тебя в постель, чтоб ты согрелся. Никакого сопротивления с твоей стороны не было. И я понял, что ты еще не совсем пришел в себя.
- Чет, что случилось? Почему этот убогий у тебя на руках? Да с него же грязная жижа капает, ты что, хочешь тут все перемазать? – возмущенный крик Брэдли.
- Ты меня… – договорить ему не дал Роб. Со всего маху он ткнул его локтем в бок и Брэд, охнув, сложился пополам.
- Какого ты…
- Прекрати! Ты почему лезешь туда, куда не следует? Тебе что ли полы мыть или ты собственноручно ковры чистишь?
- Да причем тут это, я…
- Притом, что ты сейчас вторгаешься в личную жизнь человека!
- Он мой секретарь!
- Не твой, а Кая! Твой секретарь я и еще твой любовник, и я старше тебя! Так что прекрати вести себя как малолетний идиот и не суй свой милый носик туда, куда тебя не просят. Надеюсь, ясно выражаюсь?
Брэд смотрел на Роба так, будто тот спятил.
- Ты что, заболел?
- Нет, я просто устал от твоих глупых выходок. И да, еще одно, если ты не прекратишь свои козни, и я про это узнаю, то пощады не жди, ты же знаешь. Правда?
- Знаю. Но если кто-то узнает еще, тебе точно не жить!
- Уверен? Не угрожай мне малыш. Я не твой добрый брат, я тебя не пожалею.
Роб улыбнулся своему любовнику, который сидел в полном ступоре. Нагнулся и поцеловал его в лоб. Развернулся и вышел из зала.


***
Тепло, уютно и так хорошо. Где я? Ах да, я же утонул. Неужели я попал в рай? Так, стоп! Я, может, и чуть не утонул, но не спятил же. Или… Стоп, Стоп, Стоп. Бред какой-то!
Я открыл глаза, и первое что увидел шикарную напольную вазу с огромным подсолнухом в ней. Сознание подсказало, что если это и рай, то чересчур материальный. Медленно откинув одеяло, я поморщился от боли в плече. Меня явно из воды вынимали не очень ласково. Осторожно спустив ноги на пол, я почувствовал, как мои пальцы утонули в мягком ворсе ковра. Вся комната была в теплых шоколадных тонах, на стене напротив кровати висел огромный плазменный телевизор. Мебели было минимум одна кровать, два прикроватные тумбы и большой зеркальный шкаф. По интерьеру я никак не мог определить хозяина. Ни вещей, ни фотографий в комнате не было, только ваза с подсолнухом была единственным её украшением. И, наверное, постельное белье. Черное с красными разводами, как по воде, когда камень уронишь. Огромные портьеры были закрыты, и что происходило, на улице видно не было. Я встал, намереваясь открыть их и посмотреть на улицу. Но тут мой взгляд наткнулся на отражение в большом зеркале шкафа. Мое тело было полностью обнажено. То есть с меня сняли даже трусы. Почему-то внутри зародилось чувство беспокойства за собственную добродетель. Я подошел к кровати, резким движением сдернул с нее плед и обвернул его вокруг себя. Так мне стало намного комфортней, и я решил исследовать комнату дальше. Сбоку от кровати была дверь, видимо, это ванна. Больше ничего особенного в этой комнате не было.
Портьеры, оказалось, просто так не осилить. Сколько я их не дергал, но с места так и не сдвинул.
- Пультом не пробовал воспользоваться?
От неожиданности я подпрыгнул и резко развернулся.
Чет стоял в дверях и плечом опирался о косяк, на губах играла полуулыбка, а в руках он держал мою высушенную и выглаженную одежду. Из чего смог сделать вывод, что я тут часа четыре, пять. Сашка, наверное, всю школу на уши поставил. Отсюда нужно выбираться. И как можно быстрей.
- Спасибо, что спас. Увидеть тебя в роли моего спасателя не ожидал. Тем более, если учесть, что благодаря тебе, меня теперь постоянно нужно спасать. О, мои вещи, спасибо. Мне понадобится пять минут, чтобы переодеться. Саша…
- Саша сидит в кабинете Кая, не переживай за него. Правда, он тут чуть все не разнес, но я все объяснил. И, кажется, тебя ждет выволочка. Но ничего, полезно для тебя.
- Это тебя не касается, дай мне одежду я замерз.
- Бери, - Чет стоял не двигаясь. Я понимал, что если подойду к нему ближе, то непременно попаду в очередную ловушку. Но стоять перед ним голым, завернутым в один плед, было еще хуже. Я кожей чувствовал каждый его взгляд. Мне стало страшно оттого, что мое тело реагирует на него, как и раньше. И пусть головой я понимал, что это совсем не правильно, тело меня не слушалось. На ватных ногах я подошел к секретарю и попытался выдернуть одежду из его рук. Естественно это у меня не получилось. Чет оттолкнулся плечом от косяка и одним быстрым движение кинул вещи на пол. Я не успел отреагировать, как был прижат двумя руками к его груди. Ухом я ощущал его теплое дыхание.
- Ты, придурок! Идиот, кретин. Ты хоть понимаешь, как меня напугал? Я думал все, потерял тебя. Думал, не успею! А что бы ты делал, не выгляни я в окно в тот момент!
- Отпусти меня. Может, я не хотел, чтоб меня спасали. Тем более ты.
Слова были обидные, я это знал, понимал, что делаю больно. Но делал это намеренно, мне хотелось сделать больно хотелось, унизить и растоптать его гордость. Как когда-то он мою.
- Не хотел, значит. Еще скажи, что не из-за меня поперся топиться.
- Да я топиться и не собирался…
Договорить мне не дали, Чет закрыл мне рот поцелуем. Я почувствовал, как меня подняли на руки и нежно опустили на кровать. Губы переместили с губ на шею и спускались ниже. Я понимал еще чуть-чуть, и я сдамся. Нет! Вопил мой мозг. А тело требовало продолжения.
- Нет, нет, нет прекрати. Я не хочу! Отпусти меня, мне противно! Чет!
Я схватил его за волосы и начал оттаскивать от себя. Он поднял голову, глубоко вздохнул и встал с кровати.
- Эв, я тебя люблю и без тебя не могу. Прости, я веду себя как скотина. Но ты….. ты меня игнорируешь, делаешь вид, что тебе плевать, и я схожу с ума.
Я сел на кровать и плотней закутался в плед.
- Ты не понял Чет, мне действительно плевать. Я тебя презираю. Все, пойми. Между нами все кончено. Хотя звучит это смешно. Между нами и не было ничего. Просто ты развлекался с игрушкой, которую ломал и бросал где хотел и с кем хотел. А теперь тебе скучно. А я больше не манерен тебя, развлекать. Не сейчас не потом. Прошу верни мне, одежду, я хочу к себе.
- Нет, слышишь, нет. Я так просто тебя не отпущу. Ты мой, был моим, и моим останешься.
Чет опустился передо мной на колени и руками обхватил мои ноги.
- Я был не прав. Я всегда любил тебя, с третьего класса младшей школы. А ты никогда не обращал на меня внимания. Я лез из шкуры, чтоб ты хоть краем глаза на меня глянул. А ты всегда ходил с этим, как его звали, Шоном. Всегда ему улыбался…
- И поэтому ты приложил все усилия, чтоб Шона отсюда вышвырнули. И не просто выгнали, а с волчьим билетом, чтоб не одна приличная школа не взяла его на обучение. И то же самое ты сделал с Ридом и Кори. Потом были Макс и Эд. Все, кто хоть капельку мне нравился. Все, кто был рядом, ты всех уничтожил. Пока я не остался один. А потом ты просто меня сломал, сделал своей подстилкой и при каждом удобном случае меня унижал. Знал, что родителям я никогда не скажу, не причиню такой боли. И издевался долгих четыре года. А теперь ни с того ни с сего решил, что меня любишь? А хочешь, я расскажу причину твоей любви? Нет? Но я скажу все равно.
Чет положил голову мне на колени и, не отпуская мои ноги, молча, вздрагивал от каждого моего слова.
- Саша - вот в чем причина, ты просто не смог его сломить, напугать, выгнать. И, вуаля, ты вдруг вспомнил, что меня любишь. Нет, не верю, не прощу! Я тебя ненавижу, слышишь, ненавижу больше всего на свете. И приложу все усилия, чтобы тебя больше никогда не было в моей жизни!
Я кричал, а предательские слезы капали из глаз прямо на голову Чета.
Он молчал, потом отпустил мои ноги и, не вставая с колен только лишь немного отодвинувшись, поклонился мне.
- Прости меня. Я понимаю. Такого, как я, простить и любить нельзя. Я понимаю, что тебе противен и глубоко безразличен. Но я прошу тебя, стоя на коленях. Дай мне шанс хотя бы, если не завоевать твою любовь, то просто добиться твоей дружбы. И твоего прощения.
Вид коленопреклоненного Чета вызвал шок. Но я ему не верил и не хотел верить, в груди кипела обида и многолетняя боль.
- Нет, ни за что. Я просто хочу, чтобы ты испарился, исчез и больше никогда, ни при каких обстоятельствах ко мне не подходил…
Чет встал с колен и медленно направился к выходу. Поднял мою одежду и с силой швырнул в меня.
- Одевайся, ты простудишься, – его голос был холодным и полностью соответствовал его должности. – Разговор мы не закончили, как только приведешь себя в порядок, выходи в гостиную, там договорим. И учти, пока не придем хоть к какому-то решению, ты отсюда не выйдешь.
Больше он не счел нужным мне что-то говорить, просто вышел и плотно закрыл за собой дверь.


***
- Черт, черт, черт! Ну почему, почему ты меня совсем не хочешь слушать? Что же мне делать? Думай Чет, думай. Иначе он просто уйдет и тебе больше такой шанс не представится.
Я ходил как взбесившийся лев из стороны в сторону перед дверью своей спальни и никак не мог придумать, что же сделать, чтобы хоть как-то объявить между нами перемирие. Я готов был на любые условия.
- Вот бл*…
Обед. Его нужно накормить совсем стал как дистрофик. Заказ обеда к себе в комнату занял какое-то время, и я немного успокоился. Мысли собрались обратно в какую-то логическую цепочку. Я понял, как буду действовать дальше. И пусть ты опять меня назовешь сволочью, но я уверен, потом когда мой план сработает, скажешь мне спасибо.
На обед я заказал все, что тебе нравиться, все, что ты любишь. Я так паршиво себя чувствовал от того, что ты мне сказал. Да, я всю школьную жизнь портил тебе нервы, и не потому что тебя ненавидел, а потому что ты не обращал на меня никакого внимания. Сколько бы я не пытался, чтоб хоть как-то ты обратил свой взгляд в мою сторону, все впустую, ты всегда был в обществе этих неудачников и еще один тебе был ни к чему. Вот тогда-то я и сказал своему лучшему другу, что если мы не попадем в класс «Золотых», то нам тут делать нечего. И Кай со мной согласился. Долгих два года я пахал, как раб на плантации. Учебники, репетиторы, библиотека. Я зарабатывал баллы, чтобы стать одним из лучших, быть достойным тебя и твоего внимания. И вот мои труды вознаградились. В восьмом классе мы с Каем были уже «Золотыми». Еще через год Кай стал Принцем, самый молодой президент за всю историю школы. У меня было все. Любовники, внимание, обожание, сила и власть. Только вот тебя не было. Тебе было все равно. Ты был рядом со своими неудачниками, и тебя все устраивало.
И вот тогда я понял, что должен их всех убрать, уничтожить, да что угодно, только бы не видеть их рядом с тобой. Банальная ревность. И мои старания скоро дали результат. В нашей школе все знали, что ты мой и что ни одна живая душа не имеет право тебя трогать.
Я достиг своего и вот ты стал моим любовником. Я тебя вынудил, фактически заставил. Я прекрасно понимал, насколько тебе противен, но сделать с собой нечего не мог. Я проводил с тобой каждый день и пол ночи. Потом потихоньку собирался и бежал заниматься. Прекрасно понимая, что Кай не потерпит моего провала. И я бы на все забил, но прекрасно знал, что если я стану, просто обычным студентом, ты от меня уйдешь, почувствовав, что я слаб. А этого я себе позволить не мог.
И так год за годом. Я ревновал, сходил с ума и строил козни. Я распустил слух, что ты моя шлюха, и тогда ты просто взял и при всех послал меня. Я знал, что если с таким клеймом ты останешься один, тебя будут иметь все кому не лень. А главное, это знал ты и держался за меня изо всех сил. И это меня устраивало. Но потом появился, этот вестник справедливости и все рухнуло в один момент. Все, что я строил, годами просто сломалось.
И вот теперь, я коленопреклоненный готов на все ради тебя. Только, похоже, уже поздно и добровольно ты со мной не пойдешь. И поэтому я должен быть сильнее гранита, умнее и хитрее. Чтобы снова научить тебя верить мне и главное научить тебя любить меня. Ты прав малыш, любить меня, того меня, не за что. Но я изменился, я вырос. И я покажу тебе себя настоящего, который ради тебя пойдет на все от убийства до самоубийства.
Но, похоже, для этого мне все же придется побыть еще сволочью. Придется тебя заставить кое-что сделать. И я сам себя за это ненавижу, но ты мне не оставил выбора.
Мою исповедь прервал щелчок открывающейся двери. Из спальни вышло мое сокровище одетый и застегнутый на все пуговицы. Глупый, если бы я хотел хоть что-то сделать, меня твои пуговички не остановили бы. Он остановился посреди комнаты и с вызовом посмотрел мне в глаза. Вон оно как. Ты изменился, стал уверенным. Неужели это все заслуга Саши, за столь короткое время он сумел вселить в тебя уверенность. Ты стал сильнее, и это не могло меня не радовать. И самое главное, я понимал, что теперь мне будет намного сложнее тобой манипулировать. Ну… и почему меня это радует? Я мазохист? Похоже. Хотя ты бы назвал меня садистом.
- Присаживайся, принесли обед.
- Я не голоден. И мне нужно к Саше, он переживает.
- Я бы на твоем месте так к нему не спешил, он злой, как черт, а после того как узнал какую глупость ты отмочил вообще сказал, что придушит тебя. Вот по этой причине я все же советую тебя поесть, а то гляди вдруг это последняя трапеза в твоей жизни.
Мой мальчик задумался над моими словами и присел на краешек предложенного ему стула.
- Он так зол?
- Сказать зол, это не сказать ничего. Он так за тебя перепугался, что когда Кай попытался его остановить, чтобы он сюда не ворвался, он его ударил, да так, что Принц отлетел и рухнул на стол в гостиной.
- ОН УДАРИЛ ПРИНЦА!
- Не кричи. – Чет улыбнулся, вспомнив выражения лица друга. И то, как он пытался убедить своего голубоглазого, что его драгоценному другу в его владениях ничего не угрожает, его наоборот спасли, откачали и теперь он просто спит.
- Но Принц его просто уничтожит. Господи, что же я наделал, я должен был знать, что Саша первого кого обвинит, это будет Принц.
Мой любимый стукнул, себя ладошкой по лбу и закрыл глаза руками, явно собираясь заплакать. И до чего же мне хотелось встать и обнять его. Но я знал, нельзя, не сейчас.
- Прекрати нюни распускать. Кай ничего не сделает Саше. Он прекрасно понимает, что тот переживал за тебя.
Эв убрал руки от своего лица и внимательно посмотрел на меня. Так, будто бы я только что сказал не на английском, а на иврите.
- Так, ладно, давай ешь, и вернемся к нашему разговору. Я же предупреждал, что ты отсюда никуда не уйдешь, пока мы не придем хоть к какому-то решению.
- Я не голоден, – сказал мое солнце и, не задумываясь о своих действиях, взял из моих рук бутерброд, стал медленно его жевать. Так же незаметно для малыша мне удалось впихнуть в него салат мясо и его любимый чай с тортом.
- Так, замечательно, теперь ты не голоден и мы можем продолжить, – мой голос явно был как гром средь ясного неба. Эв повернулся и посмотрел на меня, потом на чашку, что держал у себя в руках. Он явно никак не мог понять, как она оказалась у него в руках. Я, хмыкнув, отобрал чашку и поставил ее на стол.
- Значит так малыш, расклад такой. Как ты просил, исчезнуть я не могу по двум причинам. Первая, я этого не хочу, и вторая, у нас с вами, то есть с тобой и Сашей, договор. Ты не забыл? Игра и потом обед. Совместные, конечно. Так вот, мое предложение таково. Если ты будешь пай мальчиком, будешь играть и ходить на обеды, вести себя как мой друг. Заметь, я говорю друг, а не любовник. Я даю слово, что пока ты сам меня не попросишь, не прикоснусь. Я буду тебе просто другом.
- А если я не попрошу до выпуска, да и потом, что тогда?
Эти слова меня ранили, мне хотелось кричать и ломать всё вокруг, но я молча сидел и смотрел своему любимому в глаза.
- Если не попросишь, после выпуска я отпущу тебя. И больше никогда не появлюсь в твоей жизни. Такой расклад устраивает?
Эв задумался. Я буду видеть его каждый день. И мне будет немного легче. Конечно, я не попрошу, чтобы он поменял отношение, так все останется, но уж лучше видеть его в роли друга, чем врага. Ведь так?
- Хорошо, я согласен, но предупреждаю, если ты нарушишь данное мне слово, я уеду, и ты больше меня не уведешь, понял?
- Да.
- Вот и хорошо. Это все, что ты хотел со мной решить?
- Пока, да. Ты свободен. Беги, пока я не передумал и не оставил тебя тут до утра. Не переживай, просто иди прямо по коридору к огромной коричневой двери, я догоню тебя через минуту.
Дважды Эву повторять не нужно было. Он вылетел из-за стола, как пробка из бутылки. Ему до сих пор не верилось, что он так легко отделался. Теперь бы еще пережить встречу с другом. А то, что ему влетит, он даже не сомневался.


***
- Кай, прости, я не хотел…
- Да ладно, меня не били с детского сада, давно забытое ощущение. Все нормально. А у тебя хороший удар. Ты занимаешь, каким-то единоборством?
Саша усмехнулся. А потом задумался на секунду и улыбнулся так широко и заразительно, что мне захотелось прямо сейчас сорваться с места и зацеловать его до полусмерти…
- Ага, занимаюсь, знаешь, как называется?
- Нет, не знаю как?
- Умудрись не получить в морду от старшего во дворе, в школе и т.д.
Кай засмеялся. Да, этот парень сама непосредственность.
- Видно ты преуспел в этом деле…
- Извини!
- Да ладно, все хорошо. Тем более я сам виноват. Не удивительно, что ты с таким подозрением ко мне относишься. Я же сделал все для того, чтобы ты видел во мне не просто президента, а морального урода.
- Да уж, тут я с тобой не могу не согласиться. Хотя ты и сейчас меня не очень-то переубедил в том, что не являешься таковым, как только что себя назвал. Но если уж на чистоту, я тебе благодарен за то, что позволил Чету помочь Эву и не наделать еще больших глупостей.
- Вот спасибо, что всегда говоришь прямо все, что обо мне думаешь…
- Ну да, ты же не привык к критике.
- Да, вот этого мне как раз и не хватало, - Кай улыбнулся и сам себе удивился, еще неделю назад он просто сжил бы со свету того, кто посмел с ним так разговаривать. И не важно, кто бы это был. А сейчас сидит и улыбается, как придурок.
- Что-то они долго. Как думаешь, там все нормально может, стоит вмешаться? Чет парень вспыльчивый гляди, чего отмочит.
- Не переживай. Чет любит этого убогого. Хоть до сих пор не пойму за что. Причем поверь, чувства эти не вчерашние. Он любит его с третьего класса младшей школы. Все, что ты сейчас видишь его должность, популярность, власть - это все нажито непосильным трудом. И чтобы не говорили, я это знаю, лучше всех. Я с ним прошел этот путь от начала до конца. Да, он вспыльчивый. Иногда делает поступки, за которые сам себя потом готов удушить. Но он всегда придет на помощь другу. И могу с полной уверенностью сказать, он не такая сволочь как я.
Я следил краем глаза за Сашей, который внимательно слушал, что я говорю. И тихо сходил с ума. Он сидел в кресле, откинувшись на его спинку. Закинув, ногу на ногу и что-то внимательно разглядывал на стене напротив. Светлые волосы уже высохли, и челка постоянно падала ему на глаза. Он пытался ее сдуть, но безрезультатно. На лице было легкое беспокойство об этом убогом. Блин, я явно почувствовал, как ревную. Ревную к тому, что этот живет с ним в одной комнате. Ревную, что он может с ним завтракать. И прикасаться когда захочет. Но он, Кай, приложит все усилия, чтобы стать единственным человеком в его жизни. И даже прекрасна понимая, что это будет не просто соблазнение, а фактически заманивание тигра в клетку. Принц ни за что бы не отказался от своего новенького и…
- Кай, я больше ждать не могу, он там уже больше трех часов! Все, я иду туда сам и ты меня не остановишь, быстро встав с кресла и в два прыжка преодолев расстояние между ним и дверью, Саша дернул за ручку и лбом налетел на Чета.
- Ой, прости! А вы что, уже закончили? Так быстро? И что котенок жив? И ты даже не устроил ему головомойку? - Чет улыбался, задавая свои вопросы, пытаясь заглянуть в кабинет, чтобы понять, что сделали с его любимым и почему он молчит. На него не похоже.
- Чет, ты о чем? Какую головомойку? Кому? Ты вообще сколько собираешься Эва держать у себя? Уже почти девять вечера!
- Да я его уже минут десять как отправил к вам! Вот зараза, убежал!
Саша перестал, потирать ушибленный, лоб медленно развернулся ко мне лицом, на его губах играла улыбка.
- Сбежал, значит.
- Похоже,- Чет улыбнулся и зашел в кабинет. – Что делать будешь?
- Да нечего пойду к себе, рано или поздно вернется. Тогда и поговорим.
Тон, с которым Саша сказал эти слова, заставил меня рассмеяться. Я не сомневался, что разговор будет длинным и морально мучительным.
- Принц, позвольте откланяться.
- А как же наш обед?
- Обед? – Саша многозначительно глянул на часы.
- Хорошо, ужин! Ты же дал слово! Или я что-то не так понял?
- Сегодня форс-мажор, так что Принц наша совместная трапеза отменяется, но завтра…
Он не договорил, развернулся и вышел.
Да, так со мной еще никто себя не вел. Смелости не хватало. И те чувства, что сейчас бурлили у меня в груди, грозились превратиться в вулкан с кипящей лавой. Что тогда Алекс ты будешь делать? А я что буду с этим делать, а вдруг ему это не нужно?..
- Пока может и не нужно, но ты же не сдашься?
Я подпрыгнул на кресле, совсем забыл, что Чет еще тут.
- Я все сказал вслух?
- Да. Но разве это сейчас важно. Что будем делать? Маленькая гадость перетасовал все карты, среди которых потеряны и наши козыри. Теперь отыскать их просто невозможно...
- За себя говори, мои еще при мне. И я ими непременно воспользуюсь. Вот увидишь.
Чет смотрел в окно на дождь, стекающий по стеклу, и хотел верить, что будет именно так.
 

 
Глава 6
 
Тебя не любить не возможно. (Я тебя завоюю.)
 
Шаги по коридору осторожные и явно с большой опаской. Наивный, неужели думал я лягу спать, тебя не дождавшись? Нет, дорогой мой друг, сегодняшнюю твою выходку я тебе не прощу просто так.
Дверь за моей спиной тихо открылась, и в комнату полился луч света из коридора. Тоненькой тенью Эв просочился в эту щелку и прикрыл за собой дверь. Начал очень аккуратно пробираться к своей кровати.
- Интересно, а что свет включить нельзя?
Эв вскрикнул и, что-то уронив, замер на месте.
- Да уж, дожились, крадешься как вор. Что ж ты так, дружок? И где столько пропадал?
Я поднялся с кресла, в котором сидел последние два часа и включил свет. Мое горе стояло, прижавшись к стене, на полу лежал, как я понял, его ужин, а глаза Эва смотрели в пол.
- Так и будешь стоять? Я тут тебе ужин принес со столовой. Ты голоден?
Молчание.
- Ну хорошо, давай переодевайся, а то простудишься одежда все мокрая…
И опять молчание…
- Эв ты меня слышишь? Эв…
- Саш, прости меня…
- Что?
- Говорю, прости меня… я сегодня поступил как эгоистичная скотина. Я просто… Мне было так больно. И я, правда, не собирался топиться… Я просто хотел поплавать, понимаешь, смыть с себя всю грязь… Душевную грязь…
- Давай, снимай куртку и разувайся. Поешь, а потом поговорим.
- Ты меня не простишь?
- Уже… снимай свитер, - я раздевал его, как маленького. Куртка, свитер, рубашка… Он молча поднимал руки и поворачивался, даже не пытаясь мне препятствовать.
Когда он остался в одном белье, я достал из шкафа махровый халат и плотно в нем его укутал. Посадил на кресло и включил сильнее обогреватель. Все это время горе-самоубийца молчал и не смотрел мне в глаза.
- Саш… Ты от меня откажешься, да? Я понимаю, кому нужно столько проблем из-за одного истерика…
- Угу, давай поешь, потом поговорим.
- Нет, давай поговорим сейчас, я не смогу есть, пока ты меня не простишь…
- За что я должен тебя простить? За то, что бегал два часа по школе в поисках тебя? Или за то, что врезал Принцу, а может за то, что чуть не посидел пока ждал тебя в кабинете Кая, а ты так и не пришел? Хотя нет, я знаю! За то, что просидел тут три часа, чтобы дождаться тебя. Так? Пойми, я твой друг, я переживу все это. Да я переживу намного больше. Только как, скажи мне, пережить, что мой друг мне не доверяет. Как пережить факт, что ты предпочел утопиться, а не прийти ко мне? Вот ответь мне…
- Это не правда, - Эв отвечал шепотом. Я знал, что он сейчас плачет… Видел, как слезы падают на безвольно лежащие на коленях руки… В голове, как сирена, звенела мысль пожалеть, успокоить… Но нельзя, нужно дождаться пока он осознает, поймет, что сделал.
- Я… не топился… От перепада температуры потерял сознание… А к тебе не пришел… ну я же понимаю, что уже достал тебя… Ты только и делаешь, что спасаешь меня… И…
- ХВАТИТ! Эв, ты хоть сам понимаешь, что сейчас говоришь?.. Да во всей этой школе ты мне самое родное существо… Ты мне брат… И клянусь, если ты еще раз так сделаешь, утоплю сам! А теперь ешь, я пойду в душ. И попробуй все не съесть!
Я уже почти дошел до двери как меня привлек, какой-то странный звук. Я развернулся, и все что успел сделать, это поймать тело, которое неслось прямо на меня. Парень прижался ко мне и горько заплакал. Мне ничего не оставалось, как прижать его к себе и дождаться конца истерики. Я понимал, все, что он не смог сказать и показать Чету, он сейчас рассказывает мне. Без слов одними слезами… И я знал, что это самый лучший способ при излечении душевных ран. Пройдет время, и его раны затянутся и зарубцуются, и тогда он сможет жить дальше, не оглядываясь назад, а пока плачь Эвели Браун, плачь, а я тебя поддержу. И приложу все усилия, чтобы ты быстрее выздоровел, ведь вокруг столько всего, что пока проходит мимо. И я непременно это тебе покажу, вот увидишь, все будет хорошо… А пока плачь…


***
Гроза, наконец, закончилась. Но сюрпризы и потрясения на сегодняшний день видно еще были не исчерпаны. Ровно в одиннадцать ночи в мою дверь постучали. Я тихонько прикрыл дверь в спальню, где мирно сопел мой друг и пошел открывать дверь. Вот кого могло принести в такое время? Наверное опять Принц со своими кознями. И чего ему неймется-то?
- Кто там?
- Чет.
Чет? Вот это новость, впускать или нет? А вдруг что-то случилось, хотя, если бы и случилось, то я-то чем могу помочь. Да, таки впустить придется.
- Что случилось? - приоткрыв дверь, спросил я.
- Вы уже спите?
- Нет, в шахматы играем…
- Смешно, ладно, я ненадолго. Как Эв?
- Спит.
- А ты?
- А я вот тебя слушаю…
- Прости, вот держи,- секретарь протянул мне коробочку небольшого размера.
- Бомба?
- Почему бомба? - на лице Чета было такое удивление, что я еле удержался, чтобы не рассмеяться. – Мобильный. Я видел, у тебя нет. А то, что тебе предложат в вашем отделение… Ну, в общем бери.
- Это от Кая?
- А что, от Кая бы не взял?
- Не знаю, может и не взял…
- Расслабься, Принц тут не причем, это от меня лично…
- И за что такие подарки? В чем подвох?
- Нет подвоха, я хочу, чтобы ты мне стал другом, – Чет опустил взгляд в пол. – Если честно ты второй человек в моей жизни, которому я это говорю…
Мне стало неловко, я держал его на пороге, не пригласил в комнату, а он… Блин, я вдруг осознал, что при всем пафосе и жутком (на первый взгляд) характере он не плохой парень. Вот до чего же я ненавижу это чувство…
- Чет, заходи. Эв спит, а мы можем попить чаю. И знаешь я… Я наверное не приму твой подарок… Ты только не подумай, мне действительно нужен телефон но…
- Я так и думал. Спасибо за предложение, я с удовольствием попью с тобой чаю.
Закрывая за ним дверь, я увидел, как уверенно и главное со знанием, Чет пошел в сторону журнального столика, за которым мы пили чай. Из чего можно было сделать вывод, что он тут был частым гостем.
- Знаешь Алекс, я знал, что ты не примешь от меня подарок. Я бы тоже не принял, и не потому что ты меня считаешь каким-то не таким, я понимаю. Поэтому я перестраховался, вот телефон, а вот на него чек. Считай, что я купил его тебе в долг, завтра деньги отдашь. Я прекрасно понимаю, что ты тут нормального аппарата не купишь. Считай это услугой друга.
- А вот за это спасибо. И друг мой, скажи-ка мне, кому уже известен мой номер?
Чет улыбнулся и хитро на меня глянул.
- Ну понимаешь, в этом учреждении все и всегда известно одному человеку и такой факт, как покупка нового телефона его секретарем, от вездесущего Принца не укрылся. Пришлось все-таки сознаться, что это подарок тебе. Ты бы видел, как он расстроился, я никак не мог налюбоваться его обиженной миной.
Чет рассмеялся и подмигнул мне. Поставив перед ним чашку с чаем, и присев на стул рядом с ним. Я все никак не мог понять, почему поддался на эту авантюру с дружбой. И что самое главное, мне хотелось с ним дружить. Я видел в нем силу воли, упрямство и сильный несгибаемый характер. Такие люди верны в дружбе и сильны в любви. Я видел, насколько он любит моего маленького друга. Видел, что от причиненной им собственноручно боли, страдает, наверное, сильнее, чем сам пострадавший. И меня самого удивило, то чувство, что в груди рождалось к этому человеку. Это уважение! Да, при всем идиотизме ситуации, я его уважаю. Блин, брат, я таки спятил, как ты и говорил.
- Чет, он тебе так дорог?
- Кай?
- Да.
- Понимаешь, он не просто друг из детства. Он тот, кто пошел со мной все круги ада. И не важно, учеба это или что-то другое, он всегда рядом. Да, он надменный ублюдок, но… Ну, в общем как-то так.
- А Эв, что для тебя он значит?
- Решил меня допросить? Нет, не подумай, я не против. Я понимаю, что в данной ситуации ты на это имеешь право. Эв не просто любимый человек. Он тот, для кого я живу с восьми лет. Понимаю, звучит как-то странно, но факт остается фактом. Я люблю его с детства.
- Я понимаю.
- Нет, не понимаешь,- печальная улыбка и в глазах столько боли и грусти, что хочется отвернуться. - Я столько лет пытался привлечь его внимание. А чего добился. Он меня ненавидит… Но ненависть тоже чувство, значит у меня есть шанс… И не спрашивай какой, я сам не знаю… Просто знаю что не сдамся… Ладно, я пошел пора спать, да и у тебя был тяжелый день. Отдыхай. Да, и еще. – Он сделал паузу, и на его губах заиграла улыбка. - Завтра выходной и вы сможете пойти в город.
- Да?
- Ага.
- Классно. Значит, увидимся там?
- Да, возможно.
Еще одна улыбка в мой адрес. И Чет растворился в темноте коридора. Я еще несколько минут стоял и смотрел ему в след. Меня мучил вопрос, к чему может привести такая дружба? Шестым чувством я понимал, что будет очень сложно. Но почему меня это не останавливает? Ну конечно, я же псих. Улыбаясь собственным мыслям, я зашел в комнату и закрыл дверь. И вдруг тишину нарушил какой-то звук, резко развернувшись, я понял, что мне пришла смс.


***
«Спокойной ночи, не забудь то, что ты мне обещал».
Сразу понятно от кого смс. Забудешь тут, я бы и рад, но вот… Тот факт, что это не можешь забыть ты, меня смущает и даже как-то настораживает.
Я крутил в руках свой новый телефон и решал, что же делать, сон пропал.
Не задумываясь над тем, что делаю, я набрал номер, который всегда помнил наизусть. Гудок. Еще. И еще.
- Да?
- Дим? Ты?
- Саша! Ты? Ого! Как? Откуда? Мне сказали, что у вас там связь не работает или что-то в этом роде. Ты как там? Я так соскучился!
- И я. Дим я… в общем я тут познакомился кое с кем, он тебе понравится, я уверен.
- Саш, ты что, с ума сошел? Я парней сам себе ищу!
- Эээ… парней? А причем тут парни?..
- Так, давай с начала, кого ты нашел? И кто мне должен понравиться?
- Мой сосед по комнате, он гей и классный парень, и на тебя похож. Такой же, как ты. Вот я решил, что вы подружитесь.
- Саша, звучит так, будто мы две собачонки, которых ты решил познакомить…
- Димка, как всегда все не правильно… вы два самых близких человека…
- Ясно, - я слышал, как он улыбается в трубку. Я так давно не видел его улыбку. Значит ему лучше. Пап, ты как всегда был прав, да?
- Дим, ты как? Как новая школа? Тебя не обижают? Если да, то я приеду и разнесу все в пух и прах! - смех мягкий и такой дорогой.
- Нет, у меня все нормально. Я тут тоже кое с кем познакомился, и думаю, он тебе тоже понравится. Саш, у меня появился друг. Настоящий друг, которому не важно с кем я сплю, а которому важен я сам!
- Здорово. Я так рад.
- И я рад. Ладно, давай спать. И еще, это твой номер?
- Да, мой.
- А могу я иногда тебе звонить на него?
- Что за вопросы, конечно можешь, звони сколько душе угодно!
- Спокойной ночи, брат.
- И тебе ночи.
Короткие гудки. Пора спать, завтра будет новый день, который мы должны прожить с не менее насыщенными событиями.


***
- И что ты хочешь в городе? Там нет нечего интересного! И вообще я спать хочу!
- Там есть люди, нет формы, и мы можем просто погулять, разве этого мало?
- Ладно…
- Вот и хорошо. Одевайся потеплее. Я пойду в столовую, займу нам столик и закажу еду, а ты, как оденешься, спускайся. Хорошо?
- Да, да, мистер садист.
Я расслышал эту фразу, уже выходя из комнаты. Стало смешно. Ну, до чего же похож на брата, даже фразы одни и те же говорят.
Столовая была переполнена, но на удивление наш столик был пуст. Бросив рюкзак на один из стульев, я принял попытку добраться до прилавка, где подавали еду, но понял, что это не реально. Сел за стол и решил подождать, пока толпа немного разойдется.
Процесс выдачи пищи не занимал много времени. И совсем скоро очередь почти разошлась. Мысленно прикинув чего хочу на завтрак и что заказать Эву, я уже почти встал, но не тут-то было. Мой мобильный ожил, издал раздражающий писк, который поставил меня в известность, что пришла смс.
Почему-то смотреть ее совсем не хотелось. Но пересилив себя, достал телефон из кармана посмотрел на экран. Там вместо номера отправителя большими буквами было написано «СТУДСОВЕТ». Теперь ясно, почему нам не разрешали пользоваться собственными телефонами. Как же уследить за всеми и узнать номер каждого студента. А так мы все, как на ладони. Умно.

«Вас приглашают на 9-30 утра в кабинет президента для рассмотрения дела об успеваемости Эвели Брауна, так как вы являетесь его балловым партнером. Просим не опаздывать.
Секретарь студенческого совета».

Что такое балловый партнер? Что-то я не понял? Это что, очередная ловушка какая-то?
- Вот мне просто интересно, это называется «закажу еду»?
Я не ответил Эву, а просто молча протянул телефон. Эв внимательно посмотрел на меня, а уже потом на экран телефона. Его лицо было бесстрастным. Я удивился. Неужели вчерашнее так на него повлияло, и он наконец-то научился сдерживать свои чувства?..
- Ясно…
- Это хорошо, что хоть кому-то из нас что-то ясно. Что такое этот балловый партнер?
- О, это просто, в нашей школе все занимаются в парах. Вот я с тобой пара. Значит, для хорошей успеваемости нам нужно совместно набирать хотя бы сто восемьдесят баллов по всем предметам. Если мы справились, то мы молодцы, а если нет, нас накажут. Если ты набираешь, двести и больше, тебя автоматически переводят в «Золотые».
- И… на данный момент наш совместный бал составляет…?
- Семьдесят…
- Семьдесят. Очень хорошо, то есть это только твой бал?
- Да, у тебя же еще нет балов…
- Хорошо, но у тебя не было партнера и тебе не урезали набор балов?
- Нет…
- Ладно, пойдем там разберемся. И да, кстати, а какое наказание за столь низкий бал?
- Могут не пустить в город, а могут и выкинуть со школы…
- Замечательно… Ладно, пойдем.
Желудок возмущенно заурчал, напомнив, что мы еще ничего не ели. Но на часах было 15 минут десятого, а опоздать было нельзя.
Дорога до корпуса «золотых» занимала около десяти минут, которые мы провели в полном молчании.
Кабинет студсовета находился на втором этаже. О чем нас и уведомил стоящий в дверях парень. Почему-то ситуация меня напрягала, я прекрасно знал, что Эва не выгонят, уж Чет этого не допустит. И так же понимал, что такой возможностью манипулировать мной, Кай не побрезгует. Он прекрасно знал, что я не позволю выгнать Эва и сделаю все возможное, чтобы его защитить. Вопрос в том, что на этот раз придумал этот хитрый лис? А то, что он что-то задумал, я чувствовал. И, похоже, не только я.
- Саша, что бы сейчас не сказал Принц, не ведись. Просто откажись и все. Я больше не могу постоянно подвергать тебя его тирании.
- Давай я сам приму решение?
- Нет! Ты как всегда согласишься, на все что он скажет.
- А давай для начала послушаем, что нам там скажут.
- Хорошо… Но я не хочу твоей жертвы.
- А чего ты хочешь? Чтобы я тебя бросил, как тогда твои друзья, которых запугал из-за ревности Чет? Ну, прости, я так не поступлю.
- Саш, я настолько похож на твоего брата, что ты просто готов на все? Но ты же должен понимать, что я не твой брат?
- Эв… Да, характером ты похож на моего брата близнеца. Но я прекрасно осознаю, почему стараюсь тебя защитить. И поверь, причина не в том, что ты похож на Диму. Причина в том, что ты близкий мне по духу человек. Ты с первых слов стал мне другом. Тебя не интересовало, кто я, почему я сюда попал. Тебе было все равно, откуда я. Ты просто предложил мне руку помощи. Ходил со мной везде, все показывал, со всеми знакомил. Теперь моя очередь показать тебе, что такое дружба. И доказать, что друзьям, если они настоящие, не страшны никакие преграды. И пусть я сейчас говорю высокопарными словами, я очень хочу, чтобы ты понял: не все в этой жизни могут решать такие люди, как Кай и Чет, и да же им возможно дать отпор.
Я развернулся лицом к двери и вошел в кабинет.
Обстановка данной комнаты меня удивила. Было чувство, что я попал в зал судебного заседания. Огромная кафедра посередине комнаты, за ней возле окна стол, за которым восседал непосредственно Президент. По бокам стояли, какие-то студенты, справа от кафедры сидел Секретарь с ноутбуком. Все смотрели на нас. Кай жестом показал, что я должен стоять возле кафедры. Эв, не дожидаясь приглашения, встал на место «подсудимого».
- Я рад, вы вовремя. Эвели Браун, я думаю, Вы в курсе с какой целью Вас вызвал Студенческий совет! Тогда чтобы не отнимать у Вас много времени, я перейду сразу к делу. Вы провалили все экзамены и зачеты. То количество балов, что вы набрали мизер. У Вас есть два варианта. Первый, Вы начинаете предыдущий курс с начала, отстаете от сокурсников на год, но подтягиваете свои результаты. Но думаю, это Вас не устроит, я прав?
- Да Президент, Вы правы.
- Я так и думал. Значит второй вариант такой. Александр, не согласитесь ли Вы поделиться своими вступительными балами с вашим напарником? Почему я говорю, не согласитесь ли? Это просто вступительные балы, по правилам нашего учебного заведения студент может использовать их по своему усмотрению. Или Вы сейчас спасаете своего напарника, или Вы можете оставить их для спасения себя. Решать, конечно, Вам Александр.
Я почувствовал себя загнанным в угол. Нет, меня не беспокоили баллы, которые нужно было отдать другу. Меня тревожило чувство, что что-то не так. С какой стати этому лису так переживать из-за нас с Эвом. Он не просто меня загнал в угол, он меня подвел к тому решению, к которому ему было нужно, но что это, я никак не мог понять, пока не мог.
- Так что Вы ответите Александр?
- Я думаю, мой ответ Вам господин Президент известен. Но раз правила требуют, я конечно согласен на те условия, что вы поставили.
- Вот и отлично. Господин Секретарь, какой результат у данной пары получается в сумме?
Чет молчал и неотрывно смотрел на монитор своего компьютера, и явно не верил тому, что увидел.
И тут я вспомнил разговор с отцом накануне поездки в новую школу. Он хвалил меня за неимоверно высокий бал, который я набрал на экзаменах. Это было двести пятьдесят балов из возможных трехсот. Я тогда не предал этому большого значения, но сейчас… Сейчас до меня наконец дошло, на что я подписался. И не только себя, но и Эва.
- Общий результат данной учебной пары составляет триста двадцать балов. - Голос Секретаря дрогнул, и он глубоко и громко втянул в себя воздух.
- О, это прекрасный результат, как думаете Браун?
Эв молчал и во все глаза смотрел на меня. Похоже, смысл этого показательного наказания, наконец, дошел и до него. Он явно никак не мог взять себя в руки. Просто молча смотрел, то на меня, то на Кая. И мог ничего сказать, просто открывал и закрывал рот.
- И чем же он так прекрасен? – мой голос звучал глухо. Я еще надеялся, что ответ будет в нашу с Эвом пользу.
- А прекрасен он тем, мой дорогой друг, что вы с мистером Брауном теперь полноценные студенты корпуса «золотых». Я Вас искренне поздравляю! И надеюсь, что Вам хватит времени до завтрашнего вечера, чтобы собрать все свои вещи. И Вы господин Секретарь подготовьте все документы по переводу и, конечно же, нам с Вами придется подобрать жилье нашим новым студентам. Итак, господа, на сегодняшней повестке дня больше нет никаких дел. Всем спасибо, все свободны. Чет, ты задержись.
Страницы:
1 2
Вам понравилось? +44

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Наверх