Аннотация
Однажды утром я проснулся и понял, что меня больше нет. Я умер! А вместо меня из зеркала смотрит кто-то чужой...
 

 




Глава 1.

Последний год я провел лежа в больницах и начал уже чувствовать себя подопытным кроликом. Врачи лишь разводили руками. Никто не мог понять, что со мной такое, меня исследовали вдоль и поперек, но причину дикой слабости и почти постоянного головокружения так и не обнаружили.
Тогда, год назад, первым знак того, что со мной что-то не так, подали мои волосы: с каждым днем они становились все светлее, а через пару недель, когда пошел первый снег, и вовсе стали цвета светлого пепла. Еще через какое-то время кожа сделалась совершенно белой, и я уже напоминал призрак. Глаза, которые были темно-карими, словно выцвели до светло-серого в тон волосам, пожалуй, даже чуть бледнее. Врачи решили, что это раннее старение, и ставили на мне всевозможные опыты, но спустя пару месяцев поняли, что ошиблись, ведь я больше не менялся. Только вот тело болело и требовало постоянного отдыха. Я не имел ни малейшего представления о том, что со мной происходит и за что мне все это. Я чувствовал себя так, словно кто-то выпивал из меня все силы.
Дни тянулись за днями, а мое состояние не менялось. Я по-прежнему был слаб, как грудной ребенок. Родные и близкие страдали вместе со мной. Мама стала почти прозрачной, отец, который и раньше был немногословным человеком, окончательно замкнулся в себе. Друзья все время навещали меня, не желая оставлять совсем одного. Они улыбались и шутили, но свои глаза, полные жалости ко мне - прятали.
Денег на мое псевдолечение уходило немерено. И я решился.
Кое-как расплатившись по больничным счетам, я не выдержал и просто сбежал. Произошло это две недели назад. Устав от постоянного писка приборов и душного воздуха клиники, я просто ушел, отправился куда глаза глядят.
На долгое путешествие мне, конечно же, не хватило сил, да и финансовых возможностей тоже, но перебраться в соседний город я смог. Он был довольно большим, и это плюс: меня сложнее будет найти тем, кому я дорог.
Простите меня, но мне лучше уйти, ведь я умру совсем скоро. Не хочется обременять никого своим извечным нытьем о том, что я не заслужил такой участи. Хотя можете счесть такой мой поступок величайшим эгоизмом. Да, мне больно смотреть на тех, кто искренне хочет мне помочь, но не может. Так зачем ранить их и себя сильнее, чем уже есть? Потому-то я и ухожу. От всего и от всех.
Мне было странно и непривычно быть совершенно одному. Все, что грело сейчас мою душу и вечно замерзшие руки, – это сигарета.
Раньше я никогда не курил, а теперь начал. Чисто из принципа, потому что мне нравился этот графитовый дым, слетающий с губ, и этот пепел, в цвет которого окрашены теперь мои волосы. На губах остается вкус не из приятных, но это позволяет забыться. Хотя, может, я просто хочу поскорее приблизить свой конец? Так или иначе, две пачки резко стали дневной нормой всего за месяц моего успешного побега и обустройства на новом месте.
Я не мог работать физически или просто добираться до работы. Даже в магазин за продуктами сил сходить не было, передвижение по квартире давалось мне с трудом, но не смотря на это, руки все так же быстро ласкали кнопки клавиатуры при написании очередной дешевой статейки или бульварного романа, за которыми люди пытаются скоротать время, добираясь на метро до дома или до работы.
Продукты мне приносила соседка, за что я ей неплохо платил. Девушка была студенткой; времени у нее хватало, а вот с деньгами была проблема. Она готовила мне и помогала прибраться в квартире. Первые пару дней пробовала говорить со мной хоть о чем-то, но потом поняла, что это бесполезно, потому что кроме своего имени и фразы "сдачу оставишь себе" я ей ничего не говорил и не отвечал на многочисленные вопросы. Я просто давал ей список продуктов - она все покупала. Цены я не знал, и сколько от выданной мною суммы оставалось, мне было неизвестно, но она не жаловалась, плюс питалась она все-таки со мной. За уборку я, конечно же, платил ей отдельно. Нет, я не слишком много зарабатывал, просто когда сутками, а именно по 18-20 часов в день, только и делаешь что пишешь, появляется хоть какая-то востребованность со стороны аудитории, а стало быть, и заказчиков. Вот мне и удавалось не бедствовать и жить так, как меня устраивало.
Сегодня Соня, приготовив все заранее, сказала, что вечером не придет. Что ж, сигарет она купила, так что никаких проблем, просто на час больше времени на работу, которая была хоть каким-то спасением от мыслей о приближающейся смерти. Впрочем, она все никак не хотела забирать меня под свое крыло.
Работа над новым романом почему-то совсем не клеилась: герои были пресными и совсем неинтересными. Хотелось спать, очень болели руки. Сегодня это было сильно как никогда. Каждый сустав пальцев не преминул напомнить о себе. Я закурил и откинулся на спинку своего мягкого кресла. И тут в дверь постучали. Довольно странное явление. Возможно, кто-то просто ошибся адресом?..
Интересно, кто бы это мог быть? Может, у Сони отменились планы, и она все-таки решила прийти? Но у нее свой ключ…
Я, как всегда не без труда, добрался до двери и, приложив довольно много усилий, что бы повернуть ключ, открыл ее. На пороге стоял высокий парень с черными волосами и аккуратными загнутыми витыми рожками, торчащими из волос. Глаза блестели золотом, а зрачки были вытянутые, словно у кошки.
Я внимательно осмотрел стоящего на пороге и уже было решил захлопнуть дверь, как меня осенило.
- По мою душу пришел?
Я уже ничему не удивлялся после того, что произошло со мной.
- Даже я не курю так много, – спокойно сказал незнакомец, и не думая отвечать на мой вопрос. Не очень деликатно подвинув меня в сторону, он вошел в квартиру. Когда его рука дотронулась до моего плеча, я приготовился к взрыву боли, но, к моему изумлению, ее не последовало. И я смог быстро закрыть двери, не чувствуя ни одной косточки в запястьях и пальцах, которая бы ныла от боли.
- Кофе будешь?
- Чай, если можно, хотя лучше сразу к делу. Я здесь, чтобы получить жертву, что приготовили мне ангелы за то, чтобы я отпустил парочку нужных им душ в рай.
Я уселся на стоящий возле двери пуфик и снизу вверх смотрел на прибывшего гостя. Его рожки с этого ракурса были длиннее, а волосы - темнее. Так, стоп! Что он там говорит про жертву? Это я жертва? И почему я вновь чувствую силы в своем теле?
- Так все то, через что я прошел, это какой-то ритуал? Отлично! Да кто вам… - но фраза так и осталась незаконченной. Смысл, если уже все сделано и я уже не я? - Только убей уже меня быстрее.
- Кто сказал, что я тебя убью?
Он резко поднял меня на ноги и с силой прижал к стене за плечи, отчего я застонал, чувствуя боль всем телом.
- Убивать тебя пока нет резона. Твое предназначение другое. Ты будешь меня ублажать. И таким образом я заберу у ангелов свой долг.
- Решил меня трахнуть, прежде чем убить?
- Я не убью тебя, просто заберу к себе и буду брать то, что мне положено, в течение пятнадцати дней, а потом ты, скорее всего, попадешь в рай, но это уже как ангелы решат.
Голова словно наполнилась дымом. Было такое чувство, что я свихнулся и все, что сейчас происходит, - это картинка из какого-то фильма. Про меня. Но не со мной…
Меня пришпилили к стене сильнее, а мое ослабшее тело не могло сопротивляться.
- Как мало нужно, чтобы ты подчинялся… - прорычали мне на ухо.
Я задержал дыхание и совсем забыл, как дышать: так близко был он, мой вечерний гость. Мне захотелось прижаться к нему. Все равно он сделает со мной все, что пожелает, но может, он позволит мне маленькую слабость перед этим. Немного тепла, которого мне так не хватает. Поддавшись порыву, я все-таки смог поднять руки и обнять ими талию демона, уткнувшись носом в его грудь. Странно, но он обнял меня в ответ, и я вдруг почувствовал себя одновременно по-настоящему сильным и совершенно беспомощным. Вот только полная безвыходность и обреченность захватила от этого еще сильнее.
Его руки дарили тепло. Мне хотелось навсегда остаться в них, просто заснуть и никогда уже не проснуться. Такое чувство, что все, что со мной происходило, загнало меня в какой-то странный угол. Я продрог совсем: такой жалкий и по-настоящему никому не нужный, а он просто появился в моей жизни, пусть все это и произошло в какой-то степени по его вине. Сейчас, может, он все-таки сжалится и быстро отберет мою жизнь, позволив мне раствориться в тепле его рук, в запахе его кожи.
- Ты боишься меня? - голос мужчины был немного вкрадчивым.
- Нет… я боюсь того, что смерть еще долго не заберет меня.
- Кто я, по-твоему?
- Демон?
- Почти… я ангел смерти, – он мягко и бережно провел по моим волосам рукой.
- Напомни причину, по которой ты не можешь убить меня прямо сейчас. Я уже устал…
- Я не планировал этого… по крайне мере, пока.
Больше он ничего не сказал, просто еще чуть крепче обнял меня и тихо засопел. Его дыхание напоминало мелодичное убаюкивающее дыхание кота.
Почему-то сейчас мне было совсем не страшно. Сама смерть вот тут рядом, и я ничего не знаю о нем, но мне не страшно…
Меня наконец-то отпустили и, подхватив на руки, отнесли в спальню. Уложили на кровать и легли рядом. Прижали к на удивление теплому телу. И я на время забыл, кто меня обнимает. Просто наслаждался теплом другого тела, по которому так скучал, которого так давно не чувствовал.
Спустя пару минут тепла и покоя я все же заснул, поняв, что сегодня со мной делать ничего не будут. Сегодня мне тепло и уютно. А завтра пока не настало…


Глава 2


Просыпался я как всегда медленно, стараясь не делать резких движений. Зная, что за каждым неосторожным движением последует острая боль. Медленно поворачиваюсь на спину, стараясь поудобнее устроиться на мягких подушках. Глаза открывать не хотелось: от света они тут же начнут слезиться и чесаться. Так что перспектива целый день пролежать, не двигаясь, меня вполне устраивала.
Интересно, сколько времени? Сони нет до сих пор. Одно из двух: или еще очень рано и она не приходила, или поздно и она уже ушла, а я проспал ее визит.
Понимая, что пролежать вот так, как бы мне этого ни хотелось, не получится, я спустил ноги с кровати и сел.
Внутри все сжалось в ожидании хруста и сильной боли в суставах. Но ничего из этого не последовало. Я от удивления распахнул глаза и пару раз моргнул.
Все было нормально. Как раньше. Год назад. Не болели ни пальцы, ни руки, ни ноги. Я поднялся и тут же сел обратно. Но и это резкое движение никоим образом не причинило мне боль.
Неужели я вылечился? И тут до меня дошло... Комната! Это не моя комната!
- Уже проснулся? Долго же ты дрыхнешь. Есть будешь?
Я часто заморгал, стараясь привыкнуть к полутьме в помещении.
- Где мы?
Темноволосый вздохнул.
- Ты вообще ничего не помнишь?
- Помню. И так же четко помню, что спать ложился в свою кровать.
- Ну, тогда ты помнишь, что ты мой и я делаю с тобой что хочу. А твое жилище мне не нравится. Так что я перенес тебя к себе. Располагайся. Следующие пятнадцать дней ты проведешь тут. Тем более я тебя предупреждал, что заберу к себе. У нас мало времени. За то время, что ты тут, мы должны переспать все те же пятнадцать раз.
Я совсем не слушал, что мне говорил мой новый «знакомый». Мои ноги не болели. Спина не ныла, и колени не тряслись. Руки и пальцы меня слушались, и мне не нужно было больше прилагать титанические усилия, чтобы голова держалась ровно.
- Почему у меня ничего не болит?
- Потому что проклятие закончилось. Ты, по идее ангелов, перевоплотился.
Я повел плечами и с удовольствием потянулся. Боже! Как же давно я этого не делал! Присел, встал… я здоров! И что он там говорил про пятнадцать раз?
- Я хочу в душ. И чтобы ты показал мне окрестности. Если они тут есть...
- Что?
- Ты оглох? Я хочу помыться, кофе, завтрак и экскурсию.
- Детка, ты ничего не перепутал?
- Нет, все как всегда, по плану. Так где душ?
Демон, немного растерянный, кивнул в сторону угловой двери. Я тут же развернулся и пошел по указанному пути.
Ванна была довольно странной. Вернее, я понял, что это ванна, но в ней не было ничего. Вообще! Пол, потолок и четыре стены - все! И что за прикол?
- Эй, ты! Как там тебя?! И где душ?
- Ты же у нас умный, вот сам и разбирайся, – из-за двери раздался смешок: надо мной явно насмехались.
- Чтоб тебе провалитьс… – не успел договорить, как мне на голову полилась вода… - Сука!!! – за дверью рассмеялись.
Ну ладно, еще не вечер…
Вода была ледяной и была повсюду! Что за идиот мастерил этот душ? Но, к моему удивлению, она постепенно стала именно той температуры, которую я люблю.
Первый раз за столько времени я смог нормально помыться, не боясь потерять сознание и убиться о мраморный пол.
В теле была сила, я ее ощущал. Такое чувство, будто заново родился.
- Шевелись, а то завтрак остынет! Да и дел полно. Это ты у нас безработный.
Ну вот, весь кайф обломал.
Я еще раз потянулся, окончательно убедившись, что ко мне вернулись силы, подошел к зеркалу и уставился на свое отражение. Пепельные волосы и глаза. Очень светлая кожа. Тело хрупкое. Боже, я стал похож на девчонку! Расчесаться бы.
И не успел я подумать, как из стены выехала полка, на которой было все необходимое для того, чтобы я закончил свой утренний туалет. Побрившись и расчесав длинные волосы, я заплел их в косу. Еще раз осмотрев себя в зеркало, я удовлетворенно кивнул, усмехнувшись самому себе. Похоже, я привык к этой бабской внешности.
Мягко открыв дверь, я вышел в комнату. Кровати уже не было.
Посередине стоял маленький столик, накрытый на двоих: яичница с беконом и черный кофе, французские тосты и малиновый джем. Апельсиновый сок завершал весь этот натюрморт.
Судя по всему, вместе с силами ко мне вернулся и аппетит. Все эти яства пахли одурманивающе.
Недолго думая, я уселся на одно из двух свободных мест и наколол на вилку кусочек яичницы. Понюхав его, я тут же положил это чудо в рот и зажмурился от удовольствия.
Боже! Как же это восхитительно!
За яичницей последовал тост и кофе. Я поглощал кусочек за кусочком и никак не мог насытиться.
- Имей совесть, хоть бы подождал!
- Зачем? – я удивленно посмотрел на ангела-демона.
- Действительно, зачем?!
- Я не знал, что ты тоже ешь.
- Вообще-то тут накрыто на двоих!
- И что? Ты же демон. Демоны разве едят?
- Я не демон, - черноволосый уселся напротив и стал методично нарезать свой завтрак на мелкие кусочки. Потом все это довольно обильно обдал горчичным соусом и только тогда стал кушать.
- Ну, ангел смерти, какая разница!
- Большая. Я не забираю души в свое личное пользование, я просто их сопровождаю до места назначения. И да, я ем. Я же живой.
- Тогда что за проклятие на мне было? И почему я должен с тобой спать? Ты вообще в курсе, что я не гей? Как ты вообще себе это представляешь?
Я встал и подошел к окну. К моему удивлению, я увидел там прекрасный пейзаж: сад с буйством красок. Фруктовые деревья тут же цвели, и тут же на них висели уже спелые плоды. В зеленой траве были видны ягоды клубники и ежевики.
Я во все глаза смотрел на это чудо.
- Как такое может быть? Это же против всех правил природы!
- Это не просто какой-то там параллельный мир. Это равновесие. Тут нет добра и зла. Нет зимы, весны, лета и осени. Тут все не так. Так что не удивляйся. А проклятие какое было?.. Я не знаю. Его не я накладывал, а ангелы. Наверное, тебя было за что наказывать.
- Тогда как я к тебе попал?
- Скажем так, ты моя награда.
Сказав это, ангел встал и направился к выходу.
- Одевайся. Скоро выходим.
- Награда за что?
- А вот это не твоего ума дело.
- Нет, меня прокляли в награду тебе, а ты говоришь, что это не моего ума дело?!
Черноволосый вздохнул и встал из-за стола.
- Прокляли тебя за твои поступки, а не в награду мне. В эту номинацию ты попал намного позже.
- Почему?
- Почему… потому что ты, наверное, это заслужил, - парень пожал плечами. – Судя по всему, ты был плохим мальчиком. А теперь шевелись. Меня ждут.
Не успел я возмутиться, что одеть-то мне нечего, как на стуле появилась одежда. Я скептически ее осмотрел, пришел к выводу, что для "сельской местности" сойдет, и стал одеваться.
И тут меня осенило:
- А ведь ты так и не представился. Я даже не знаю твоего имени.
- Байон.
Я про себя несколько раз повторил имя, как будто смакуя его. Не знаю, почему, но мне показалось, что оно прохладное и свежее. Как мороженое… Да, похоже, за последний год я окончательно поехал крышей.
Все эти размышления я проводил во время активного натягивания на свою многострадальную тушку черного гольфа. И когда, наконец, моя голова проникла в отведенное как раз для нее отверстие, я заметил, как на меня в упор смотрят глаза моего нового знакомого.
- Что?
- А твое имя?
- А ты не в курсе?
- Как ты думаешь, будь я в курсе, я бы спрашивал?
- Откуда я знаю? – я улыбнулся ему во все свои тридцать два зуба. – У меня все намного банальнее: я Джонас. – Не дожидаясь реакции на мои слова, я стал завязывать шнурки на только что натянутых на ноги кроссовках.
- Голубь, значит.
- Кто?
- Не кто, - Бай закатил глаза, - а ты. Твое имя означает "пепельный голубь".
- Да?
- Не важно. Ты готов?
Я внимательно рассмотрел свое отражение в огромной зеркальной стене напротив и, полностью удовлетворившись, кивнул.
- Да. А как переводится твое имя?
- Не важно, - Бай накинул на плечи черный плащ и открыл двери. - Нам пора.
Я вышел следом за ним и очень удивился, когда вместо цветущей поляны оказался в центре города.
- Ого! Круто!
- Не кричи, – спокойный голос где-то сбоку от меня.
- Это же мой город. Что мы тут будем делать?
- Работать.
- Нормальное объяснение. Я, конечно, сразу все понял!
- Просто смотри.
Ангел схватил меня за руку и заставил встать возле себя. Я сразу вспомнил, как так же делала моя мама. Когда-то давно. В прошлой жизни…
Я затих и просто молча стоял рядом. Рука, державшая меня, была теплой и, как ни странно, уютной.
Прошло довольно много времени, и мне уже порядком поднадоело торчать на одном месте. Очень хотелось подвигаться, размять, наконец, не ноющие больше ноги. Но я стоял. Я уже почти решился вырвать свою руку и возмутиться, как ангел смерти развернулся, вынуждая меня сделать то же самое, и пошел вдоль улицы.
Я крутил по сторонам головой в попытке понять, что же заставило его начать движение, но, кроме одной маленькой рыжей девчушки на дороге, больше никого не видел.
- И!
- Что "и"?
- Куда мы идем?
- Вон за той девушкой.
- Господи, что мог такого сделать этот ребенок, что ты готов прервать ее жизнь?
- Я не прерываю жизни. Не забираю их. Я просто сопровождаю души.
- Тогда кто это решает? Ангелы? Бог?
Бай явно не собирался мне отвечать. Он просто молча следовал за девушкой, параллельно таща меня за собой.
- Я к тебе обращаюсь!
- Это решает сам человек. Ваши действия и поступки сами решают все за вас. Вы сами не понимаете, что вершите свои судьбы.
Я замер, забыв, что меня все еще держат, и чуть не упал, когда ангел стремительно увеличил между нами расстояние.
- Не понял! Ты хочешь сказать, что меня прокляли по моей собственной вине?
- Именно, – его голос был спокойным, взгляд - сосредоточенным. Он даже не повернулся в мою сторону.
- Интересно, что я такого сделал, чтобы меня так наказали?! И что такого сделала эта девушка, что ей уже подписали приговор!
- Ты явно насмотрелся фильмов. Никто никому ничего не подписывал. Пока за ней наблюдают. Кстати, за тобой так же наблюдали.
Ангел резко свернул в переулок и замер. Я было опять открыл рот, чтобы продолжить наш разговор, но тут же заткнулся.
В переулке стояла девчушка с каким-то парнем. Вернее, стоял парень, а девушка делала ему минет. Ее пухлые розовые губки с удовольствием облизывали толстый жилистый член парня. Тот стонал и сильнее тянул ее за волосы, ускоряя темп.
- И за это ее нужно наказать?
- Почему ты решил, что за это?
- А что еще может сделать этот ребенок?
Пока я возмущался, девушка закончила свое дело, получила с парня деньги и спокойно пошла дальше.
Ангел усмехнулся и опять взял меня за руку. Я не успел сообразить, как мы уже перенеслись в другое место. Это была огромная квартира. Вся гостиная, кухня и огромная терраса были забиты молодежью. Гремела оглушающая музыка. Все что-то пили и смеялись. Байон спокойно пробирался между парочками к лестнице, как на буксире таща меня за собой. Мы подошли к одной из ряда комнат и открыли ее. На нас никто не обратил внимания. Бай втолкнул меня внутрь, и я увидел все ту же девушку, трахающуюся с двумя парнями. Финал был точно такой же, как в переулке: деньги.
- Она шлюха? Зарабатывает на жизнь? Больна?
Очередная улыбка - и я уже в другом помещении: зал с мраморными колоннами и огромным фонтаном в центре.
- Ильма! Где ты была?! Ты хоть представляешь, что мы с отцом…
- Хватит! Задрали! Я делаю, что хочу! И не указывайте мне, как жить!
Девушка взбегает по лестнице и исчезает за поворотом. Женщина медленно оседает на диван и, закрыв руками лицо, тихо всхлипывает.
- Детский эгоизм… - пытаюсь я дать оценку поведению рыжеволосой, но не успеваю закончить свою мысль, как девушка спускается вновь, переодетая в другую одежду.
- Ты куда? – женщина вскакивает с места и пытается ее остановить.
Даже не взглянув на мать, девчонка выбегает из комнаты и уносится в неизвестном направлении.
Я молчу. Что сказать: ребенок вырос, а родители все еще хотят его контролировать.
- Ну, что тут поделаешь, дети растут и имеют…
Договорить мне, как всегда - это уже традиция - не дали. Мы в новом месте. Тускло освещенный длинный коридор со светло-синими стенами и каким-то странным запахом. Байон спокойно идет в нужном ему направлении. Я стою сзади и четко понимаю, что он по этому коридору ходит не первый раз. Оглядываюсь по сторонам, читаю надписи и понимаю, что это больница.
- Почему больница?
Мне не отвечают, а просто идут вперед. И мне ничего не остается, кроме как догонять его.
Жутко неприятное место. У меня коченеют руки, и по спине пробегает озноб. Наконец Байон останавливается возле металлической двери и ждет меня.
- Почему больница? – повторяю я вопрос.
- Потому что это конечный пункт назначения.
- Почему конечный? Почему?!
Меня охватывает ужас. Не знаю, почему, но меня трусит. Не обращая внимания на мое состояние, Байон открывает двери и позволяет мне увидеть, что происходит за ними.
Я коченею. Сердце фактически останавливается. На столе лежит девушка из переулка. Ее тело обезображено. Все в кровоподтеках и ссадинах. Рот разорван. И, судя по всему, не только рот…
- Почему? - кричать сил не было. – Почему?..
- Это последствия поступков. Это естественно…
- Она же могла…
- Могла. А толку? - слова были холодными и жестокими.
И тут почти на интуитивном уровне я увидел, как возле стола внизу, под простынью что-то шевелится. Не думая, что делаю, я подошел к столу и отодвинул простыню. На полу сидела маленькая рыжеволосая девочка. Она плакала и куталась в розовую курточку.
- Малыш, ты что тут делаешь? – ребенок вздрогнул и поднял на меня заплаканные глазки.
- Я к маме хочу… отведи меня к маме…
Я протянул руки, и ребенок кинулся в мои объятия. Обхватив ее маленькое тельце, я поднял ее на руки.
- Бай… - но смысла задавать вопросы уже нет, место нашей дислокации опять меняется.
Просторный зал с уютными креслами, в одном из них сидит девочка и читает книгу. В другом мама что-то шьет. Ребенок роняет книгу и тут же начинает плакать. Женщина вскакивает и бежит подавать уроненное.
В ту же секунду комната завертелась. И все та же мебель, но девчушка постарше. Она кричит и требует куклу. Рядом стоящая женщина на все соглашается и обещает ей купить куклу завтра, но ребенок недоволен и продолжает плакать. Не выдержав, мать отправляет водителя за куклой. Очередная карусель, и я вижу, как непослушный ребенок недоволен кухаркой, которая чем-то ей не угодила. И служащую тут же увольняют.
- Ты хочешь сказать, что тут виноваты родители?
- Я ничего не хочу сказать. Кто виноват, мне не известно, но эта душа загублена с детства.
Девочка на моих руках сильнее сжала мою шею и заплакала.
- Нам пора. Тут мы уже все закончили…
Мой новоиспеченный знакомый развернулся и молча пошел к входной двери.
- Подожди… - я вздрогнул: девчушка в моих руках перестала плакать и очень внимательно посмотрела на женщину, которая стояла возле стола и просила ее же, только еще живую, не плакать.
- Прости, мамочка… я не хотела…
Отпустив мою шею, она спрыгнула с рук и подошла к женщине, взяла в руки ее руку и поцеловала. Женщина ничего не заметила и не почувствовала.
- Я не понимала… не хотела понимать…
И, отвернувшись от своего прошлого, пошла за Байоном.
Ком в моем горле не хотел растворяться. И зачем мне все это показывают?!
- Зачем?!
Девочка вздрогнула от моего крика.
- Зачем мне все это нужно знать и видеть?
- Потому что я так хочу.
Во мне клокотал гнев. Я не хотел видеть этих страданий. Не хотел!
Байон открыл входную дверь, и мы опять оказались в его доме. Я развернулся, чтобы посмотреть на ребенка, но ее уже не было.
- Она будет ждать решения в чистилище.
- Почему я? Я не хочу!!!
- Не кричи. Скоро обед. Ты пока можешь отдохнуть. После изменений твой организм еще очень слаб.
С этими словами Бай вышел из комнаты.
Мне ничего не оставалось, кроме как лечь на только что появившийся диван. В голове была каша. И почему-то возникало ощущение, что я чего-то во всем этом ужасе, что видел, не уловил. Но чего?
Сознание отказывалось дальше работать, и я просто вырубился.
Страницы:
1 2 3
Вам понравилось? +13

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

2 комментария

+ -
0
relhz5 Офлайн 1 ноября 2014 22:32
Спасибо, что дали им шанс встретиться!!! :yes:
+ -
0
Глория Клим Офлайн 2 ноября 2014 14:42
Цитата: relhz5
Спасибо, что дали им шанс встретиться!!! :yes:

Да мне очень хотелось что бы они были вместе. Хотя и мой соавтор был очень против)
Наверх