Максимилиан Уваров

Млечный путь

Аннотация
Жизнь странная и непредсказуемая. Она изменчива, как погода и обдает тебя то ледяным дождем, то согревает неожиданным солнечным теплом. А иногда она меняется от одной случайной встречи. От встречи, которая в принципе ничего для тебя не значит. И неожиданно человек, которого ты в начале не воспринимаешь серьезно, становится для тебя всем.

Вот так и жизнь героя этого рассказа однажды изменилась в коридоре университета, когда он этого даже не ждал.



========= Глава 1 ==========

В комнату со старыми обоями и сероватым облупленным потолком заглянуло подслеповатое осеннее солнце. Оно протиснулось в щель между полинявшими занавесками непонятного цвета и тут же спряталось в низких дождливых тучах.

— Рамиль! Равиль! Подъем! — в комнату как вихрь влетела невысокая девушка с черными волосами и рывком скинула одеяла с двух мальчишек, мирно спящих на двухъярусной кровати. — Айрат! Не проспи, — проходя мимо еще одной кровати, девушка увесисто шлепнула по торчащему из-под одеяла крепкому мужскому заду.

— Еще пять минут, — сонно пробормотал хозяин зада и, отвернувшись к стенке, громко захрапел.

С верхнего яруса кровати на нижний слетела подушка. Через секунду она же пролетела обратно, и сверху раздалось недовольное рычание:

— Рамиль, ты мне в глаз попал!

Снизу показалась заспанная мордашка десятилетнего подростка.

— А ты мне по животу. А у меня, между прочим, полный мочевой пузырь, — обиженно засопел Рамиль.

— А у меня… — с верхнего яруса свесилось точно такое же существо, — а у меня… А у меня… — не договорив, клон Рамиля спрыгнул вниз и устремился прямо по коридору.

— Рави-и-иль! — взвыл Рамиль. — Я первый в туалет! — и кинулся вслед за вероломным братом.

Девушка улыбнулась, вздохнула и, поправив на обеих кроватях одеяла, подошла к окну. На улице снова выглянуло сонное осеннее солнце, и она впустила его, распахнув старенькие шторы. Опершись руками о подоконник, она поставила лицо под лучи и сладко потянулась. На фоне света окна сквозь белую ночную рубашку угадывались контуры стройного тела с небольшой острой грудкой, тонкой талией и крепкой круглой попкой с галочкой стрингов.

— Айрат! Вставай! Больше будить не буду, — девушка кинула в храпящего парня подушкой и вышла из комнаты. Через минуту из соседней комнаты послышался громкий плач ребенка.

— Не хосю-у-у! Не поду-у-у!

В комнату снова влетели близнецы и стали одеваться, отвешивая друг другу пинки и тычки.

— В этом доме мне дадут спокойно выспаться? — заворчал парень на соседней кровати и, не открывая глаза, откинул одеяло и сел.

Так он посидел с минуту, почесывая то голову, то задницу, потом протер глаза и, сунув ноги в тапки, встал и зашаркал в сторону ванны.

— «Это» где? — спросил Айрат, зайдя на кухню, у девушки, которая кормила кашей сонную девчушку лет пяти.

— «Это» еще вечером заходило, а потом свалило куда-то. Наверно, деньги где-то раздобыло, — девушка сунула очередную ложку каши в рот ребенка.

— Черт! — выдохнул Айрат и опрометью бросился в коридор. — Вот сука, — он вернулся в кухню чернее тучи, — все мои чаевые упер.

— Много было? — подняла на него глаза девушка.

— На пару дней обедов в универе хватило бы, — вздохнул Айрат. — Эль, выручишь? — он с надеждой посмотрел на сестру.

— До зарплаты выручу, — кивнула она. — Но уговор: сегодня отведешь близнецов в школу, а Миру — в садик.

— Не хосю в садик! — тут же подала голос перепачканная кашей девчушка.

— Отведу, — согласился Айрат. — А сама чего? Спать будешь?

— А у меня дела есть, — загадочно улыбнулась Эля.

— Ну хоть у кого-то в нашей семье сегодня будет секс, — хмыкнул Айрат, отпил из чашки с «Хелло Китти» чай с лимоном и ушел в комнату одеваться.


Входная дверь хлопнула, и вонючую полутень подъезда взорвали топот детских ног и крики. Айрата медленно спускался по ступенькам, ведя за руку малышку Миру, стараясь не обращать внимания на ее шмыганье носом и обиженное сопение.

— Эй, татарин! — дверь на втором этаже открылась, и из нее высунулось длинноволосое существо. Возраст существа определить было трудно. Нечесаные волосы обрамляли благородное, почти аристократическое лицо, на лбу которого черным маркером было написано совсем не аристократическое слово «СЕКС».

— Здорово, Карл. Как оно, твое ничего? — Айрат остановился и пожал просунутую в дверь руку. Его явно не удивило ни лицо с немного безумным взглядом, ни слово, написанное на лбу.

— Норм, — коротко кивнул Карл, — дай взаймы пятихатку. Ты меня знаешь. Куклу продам и отдам все.

— Блин, Карл. Ты, наверно, уже полсотни косарей всем задолжал, — Айрат сунул руку в карман и протянул двести рублей.

— Не, — мотнулась голова Карла, — Меньше. Я помню всех, кому должен. У меня тут все записано, — он ткнул пальцем себе в лоб.

— Ага, — хохотнул Айрат, — я заметил.

— А, нет! Это не то, что ты подумал. Это моя мотивация. Если мне не хочется работать, я подхожу к зеркалу и читаю, — пытался объяснить ситуацию Карл.

— Так ты бы написал что-то другое. Ну там… не знаю… «Ничтожество» или «Бездарь». Чем это слово может мотивировать?

— Я решил, что, пока не доделаю куклу, у меня не будет секса. Вообще, понимаешь? Даже с собой.

— А, ну это хорошая мотивация. Ладно, Карл, я пошел. Сегодня не зайду. Мне после универа на работу. Так что до завтра, — и Айрат продолжил движение вниз.

— И я помню, сколько тебе должен, — крикнул ему вслед Карл, — три двести.

— Три пятьсот, — не оборачиваясь, ответил ему Айрат.

Их странной дружбе исполнилось пять лет. Именно столько времени прошло с тех пор, как семья Айрата переехала в эту двухкомнатную малогабаритную хрущевку с видом на помойку. И именно столько лет прошло с их первой встречи тут, на обосанных и облеванных ступеньках подъезда. С тех пор Карл совсем не изменился. Все та же нечесаная голова, на макушке которой каким-то чудесным образом держалась маленькая цветастая феска, все тот же старый пестрый восточный халат. Для Айрата Карл так и остался загадкой. Он не знал его национальности и точного возраста, да и не был уверен, что имя Карл настоящее.

Карл был кукольником-самородком, причем достаточно известным в узких кругах художников и коллекционеров. Раз в три-четыре месяца он представлял миру очередной шедевр, продавал куклу, получал очень приличные деньги и тут же закатывал вечеринку. К нему толпами ходили разношерстные люди, которых он кормил и поил. Он раздавал все долги и делал подарки друзьям. Но деньги быстро заканчивались, друзья пропадали и «папа Карло» снова садился за очередную куклу. Карл не пил, не баловался дурью, но по его внешности и манере говорить казалось, что он под вечным кайфом или в длительном запое. В его руках всегда был навороченный вейп, и при разговоре он пускал облака ароматного пара в лицо собеседника.

Несмотря на странности Карла, Айрату он нравился. С ним было уютно душой. Айрат любил приходить к кукольнику в дом и вести с ним долгие беседы за жизнь, вдыхая аромат пара.


Закрыв за братьями и сестрой входную дверь, Эля кинулась в ванную комнату. Она ненадолго замерла перед зеркалом в ванне, разглядывая свое лицо. Она не была красавицей. Бог наградил ее точеной фигуркой, но обделил красотой лица. Оно было широким и по-мужски угловатым, с резко очерченными скулами, длинным птичьи носом и небольшими тонкими губами. Глаза были небольшими и смотрели на окружающий мир из-под густых насупленных бровей. Нет, не красавица, но… Стоило ей улыбнуться и заговорить, как ее лицо преображалось и несовершенства исчезали.

Эля наспех привела себя в порядок, забрав черные непослушные волосы в хвост, слегка припудрила лицо и мазнула блеском губы. Выйдя из ванны, она села на кухне, налила себе кофе и, закурив сигарету, взяла в руки телефон.

«Все ушли», — тонкий указательный пальчик ткнул в сенсор, и сообщение улетело получателю.

«Уже бегу», — бздынькнул в ответ телефон.

Эльвира залпом допила кофе, затушила недокуренную сигарету, поставила чашку в раковину и прошагала в туалет, откуда раздалось чертыхание и шуршание.

— Черт! — Эля возвратилась на кухню и выбросила в помойное ведро обертку от прокладки. — Ну почему именно сейчас?

В этот момент в дверь позвонили, и она кинулась в коридор. На пороге стоял коренастый мужчина лет сорока в дорогом плаще и с зонтом-тростью в руках. Как только дверь закрылась, тонкие руки Эли обвили широкую шею мужчины.

— Я так соскучилась, — выдохнула Эльвира вместе со страстным поцелуем.

— Я тоже скучал, воробушек, — мужчина спешно снимал с себя плащ, пытаясь отвечать на поцелуи.

— Только сегодня… — Эля замялась и выпустила мужчину из объятий, — сегодня ничего не получится. Месячные, — вздохнула она.

— Воробушек, неужели ты думаешь, что я прихожу к тебе только для этого? — улыбнулся мужчина, — мне просто приятно с тобой пообщаться. Не расстраивайся.

— Мы так редко бываем вместе, — Эльвира взяла его за руку и повела на кухню, — я просто мечтала о бешеном сексе с тобой, а тут такая неприятность, — она усадила мужчину на табурет, а сама устроилась на его коленях. — Ну, какие у тебя новости? Ты говорил с женой, Олеж?

— Понимаешь… — Олег потянулся за сигаретой, — я вчера еще хотел с ней поговорить, но у нее давление поднялось. Вызвал скорую. Они ей вкололи магнезию. Я давно не люблю ее, ты же знаешь. Нас объединяла только дочь. Теперь она замужем, и вроде ничего не держит нас вместе, но…

— Но? — напряглась Эля.

— Ты же понимаешь, что известие о том, что я от нее ухожу, убьет ее. Надо еще потерпеть, воробушек. Я постараюсь ее понемногу подготовить. Понимаешь?

— Понимаю, — вздохнула Эльвира, — просто мне так хочется всегда быть с тобой. Просыпаться с тобой. Готовить тебе тут на кухне завтрак, — она крепко обняла Олега за шею и положила на плечо голову.

— Было бы хорошо, — отозвался Олег, окинув взглядом убогую кухню с выкрашенными зеленой краской стенами, — было бы неплохо…


========== Глава 2 ==========

Коридор студенческой общаги пах жареной картошкой и прокисшим пивом. После последней пары он оживал и походил на Красную площадь первого мая. По нему шныряли жители самой общаги со сковородками и кастрюлями и их гости, гремящие бутылками в сумках.

Айрат прошел по всему второму этажу и затормозил возле последней двери напротив пожарной лестницы. На его стук реакция была практически мгновенной.

— А, — в дверях стояла очень полная девица со странным кукишом из волос на голове. Айрату показалось, что она караулила его под дверью и только того и ждала, когда он постучит, — это ты, — девушка держала в руке огромную разноцветную конфету на палочке. — Чо пришел? — она засунула конфету целиком в рот и с громким чпоком вынула ее обратно.

— Хорошо выглядишь, Дианочка, — как можно любезней улыбнулся Айрат. — А Катька дома?

— Ка-а-ать! — громко крикнула Дианочка в недра комнаты. — К тебе твой трахаль пришел.

Из комнаты выскочила блондинка в розовом халатике и с тихим писком пробежала в сторону ванной комнаты. Оттуда раздался голос:

— Айрат, привет, дорогой. Ты проходи. Я сейчас, только… — остальные слова заглушил звук льющейся воды.

— Ну, проходи, раз тебя пригласили, — хмуро сказала Дина и сделала конфетой приглашающий жест, больше похожий на удар топором.

— Ну, как вы тут поживаете? — Айрат сел на краешек стула, скромной положив руки на колени.

— Ты больной, что ли, татарин? — Дина лежала на своей кровати, громко чпокая конфетой. — Какая может быть жизнь в начале семестра без стипухи? Да еще когда всякие дебилы тут ходят и мешают отдыхать.

— Ой, ладно тебе, Дианка, — в комнату вошла Катя все в том же розовом коротком халатике, но уже с тонной косметики на лице, — ты просто завидуешь, что не к тебе такой парень ходит. Привет, Айратик, — она чмокнула Айрата в щеку розовыми губками.

— Я тебя умоляю, — махнула обсосанной конфетой Диана, — что мне с этим чмырем делать? Он и пяти минут секса со мной не выдержит. Такой, как мне, грузин нужен. Страстный и темпераментный, — она томно вздохнула, — а тут татарин какой-то.

Айрат прекрасно понял намек толстухи. Она давно и безответно была влюблена в Гарри, его друга. Один раз с большого пьяну у них даже был секс. По крайней мере, так утверждала сама Диана. Гарри клялся и божился, что столько выпить ему не позволило бы здоровье.

— Катюш, у тебя есть пожрать чего? А то у меня сегодня всю заначку вынули, — сказал Айрат, присаживаясь на Катькину кровать, нежно приобняв девушку за плечо.

— Я сейчас, — подскочила Катька и кинулась к холодильнику, откуда достала колбасу и огурец.

— Вот-вот… — философски развела руками Диана, — он только и ходит к тебе, чтоб потрахаться и пожрать.

— Дин, а для чего еще нужна женщина? Чтобы доставлять мужчине удовольствие, — Катька сделала два больших бутерброда, порезала огурец и, положив все это на тарелку, протянула Айрату. — Шла бы ты, погуляла, что ли. Вон, погода какая хорошая.

— Счас… Уже бегу, — ответила Диана, глядя в окно, за которым моросил мелкий осенний дождик.

В этот момент в дверь постучали, и Катя быстро кинулась открывать.

— Татарин тут? Привет, Катюш. Мне он срочно нужен.

— Ой, — буркнула Диана и, надев на свое круглое лицо улыбку, легла на кровати в эротически-томной позе.

— Айрат! Я тебя по всей общаге ищу. Привет, Диан, — в комнату вошел высокий и худой парень. На его смуглом лице красовались круглые очки а-ля Гарри Поттер. Именно за них Ивар Гуришидзе и получил свою кличку «Гарри». Его внешность, как и характер, отразили странную смесь латышско-грузинских генов.

— Чего случилось? — Айрат доел первый бутерброд и потянулся за вторым. Гарри по-аристократически двумя пальцами взял бутерброд с его тарелки и, уложив на колбасу кусочки огурца, начал с аппетитом есть.

— Забыл про контрольную? — Гарри сунул остатки бутерброда в рот и принял из рук прелестницы Дианы чашку с чаем. — Спасибо, Диночка. Ты как всегда очень мила, — кинул он порозовевшей от удовольствия девушке. — Давай, жопу в руки — и в библиотеку.


— Сука ты, Гарри, — ворчал Айрат, идя по коридору общаги вслед за другом, — ты мне секс обломал. А у меня его уже неделю не было. И еще неизвестно, сколько не будет.

— Вот объясним мне, друг мой Айрат, как ты умудряешься ходить с недотрахом, когда вокруг тебя море баб вертится? Если честно, я даже не знал, в какой комнате тебя искать. Сначала я зашел к Нельке с журфака. Она сказала, что вы расстались еще до лета. Потом я пошел на пятый к Пантелеевой. Нашел ее на общественной кухне. Когда спросил про тебя, думал, что она мне сейчас макароны прямо вместе с кипящей водой на голову выльет. Потом уже Алина с биофака меня направила к Катьке. Я не успеваю следить за твоими подвигами, Геракл!

— Меня Дианка к Катьке не подпускает уже неделю, — вздохнул Айрат, — придется менять пункт дислокации. Меня этот слон просто ненавидит.

Неизвестно кто пустил по всему универу слух, что Айрат Мухин ловелас и бабский угодник. Несмотря на яркую внешность, накачанное тело и белоснежную улыбку, Айрат перед девушками всегда робел. Он не считал себя неотразимым красавцем и искусным соблазнителем, но ему приходилось держать марку. Вокруг кипели просто испанские страсти, а он сам не понимал, как и почему так часто меняются девушки рядом с ним. Ни одна из них не была ему дорога, и ни одну он по-настоящему не любил. Из всех девушек в его окружении ближе всех была Алка, его одноклассница и подруга. Их дружбе было уже двадцать лет, и хоть Айрат знал, что Алка влюблена в него чуть ли не с детского сада, она оставалась для него только другом.

— Жрать охота, — вздохнул Айрат, когда они проходили мимо студенческого буфета.

— Так в чем проблема? — хмыкнул Гарри.

— Да Мухин опять мою заначку спер. Элька дала денег взаймы, а я Карлу занял. Хотел вон у Катьки поживится чем-нибудь, а ты мне кайф обломал.

— Так ты к ней чисто пожрать зашел? — заржал Гарри. — Теряешь хватку, татарин. К бабе не пожрать ходить надо. Ладно, не дуйся. Пошли, покормлю тебя, что ли.

Айрат резко развернулся в сторону студенческого кафе, и тут же в его широкую грудь врезался невысокий парень с крашеным светлым чубчиком. От удара о крепкие мышцы парня отбросило в сторону, и он упал на пол. Из открытого рюкзака на плитки пола высыпались тетради, книги и голубой пинал со смешариками.

— Ты не убился? — спросил Айрат, с интересом разглядывая лежащего на полу парня. На вид ему было лет шестнадцать, но, видимо, это было оптический обман. Скорее, ему было больше. Детскости лицу придавали большие серые глаза, немного лопоухие уши и чуть вздернутый нос с веснушками, рассыпанными по переносице и щекам.

— Не подскажете, как пройти в библиотеку? — не глядя на Айрата, спросил парень, ползая по полу, собирая в рюкзак тетради.

— Шурик! — заржал Гарри.

— Мы знакомы? — паренек удивленно поднял глаза на Гарри.

— Что? Угадал? — в свою очередь удивился Гарри.

— Меня Шурик зовут. Я с первого курса. Мне правда нужно в библиотеку, — Шурик встал и отряхнул узкие джинсы с подворотами.

— Пойдешь прямо. Потом по лестнице на третий этаж. Там направо и до упора. Иди, не промахнешься, — и Гарри напутственно хлопнул Шурика по плечу

— Спасибо, — вздрогнул от удара парнишка и зашагал в сторону лестницы, прижимая к груди свой рюкзак как ребенка.


Студенческое кафе было не просто столовкой. Это было место встреч и свиданий. Тут собирались шумными компаниями, чтобы обсудить планы на выходные, посмотреть футбол и выпить пару бутылок пива. Сюда бедные студенты приводили по вечерам своих пассий, поили их дешевым вином и кормили пирожными.

— Вот мне интересно. Почему пидоров в универ берут? — спросил Гарри, ставя на стол перед Айратом тарелку с двумя сосисками в тесте и стакан с кофе.

— А при чем тут это? — Айрат жадно впился зубами в сухое тесто.

— Ты видел этого Шурика? Пидор же. Прям клейма негде ставить, — Гарри отхлебнул из стакана разведенный до безобразия кофе.

— Ну, фу, — сморщился Айрат, — я же ем.

— Вот и я говорю, «фу». Как представлю, что мужику в жопу член вставляют, прям блевать тянет.

Фантазия Айрата сработала моментально. Только представил он не худую жопку Шурика, а круглую накачанную задницу тренера по боксу Ашота Мерзояна. Сосиска в тесте сразу встала у него где-то в районе кадыка, а потом вообще перекрыла дыхалку. Айрат закашлялся и отхлебнул из стакана кофе.

Айрат не был гомофобом. Он даже мог отличить симпатичного парня от не симпатичного, но если этот самый симпатичный парень решит дотронуться до него, то Айрат не раздумывая оторвет ему руку по самое плечо.


========== Глава 3 ==========


Айрату учеба всегда давалась легко. Когда он учился в школе, то даже не открывал учебники. Его ум, как губка, впитывал всю информацию. Усвоению любого материала способствовала еще и хорошая зрительная память. Все это помогло ему окончить школу с золотой медалью и поступить на бюджетное место в престижный университет на физмат.

Что касается Гарри, то он был золотым ребенком. В универ он попал по большому блату. Его дядя оказался внучатым племянником матери жены проректора. Родство, конечно, было очень дальним, но грузинские родственные связи помогли в жизни не ему одному. Несмотря на свое мажорство, Гарри честно грыз гранит науки. Не отличаясь цепким умом, он брал упорством. Он почти наизусть заучивал лекции и учебники, за счет чего вполне сносно держался на плаву.

Библиотека была популярным местом, поэтому найти свободный столик оказалось не так просто. Студенты ходили сюда не за книгами, а большей частью за бесплатным вай-фаем.

— Так, я за учебником, а ты пока полазай в инете. Поищи инфу, — сказал Айрат и нырнул в проход между полками с книгами.

Пока он рылся в ровных рядах научной литературы, его внимание привлек тихий шепот, идущий с другой стороны стеллажа. Он с любопытством посмотрел в щель между книгами и увидел своего нового знакомого Шурика. Тот стоял напротив здорового детины южной национальности и что-то говорил ему, опасливо озираясь по сторонам. Айрат не слышал слов, но даже без них прекрасно понял, что происходит. Кавказец молча кивнул Шурику, и тот сунул в его огромную ручищу смятую бумажку. Длинноносый громила протянул ему пакетик с белыми таблетками, и Шурик поспешно сунул его в карман джинсов.

Айрат не был удивлен происходящему. Ни для кого не было секретом, что в универе можно купить любую дурь: от дешевых косячков до качественного морфина. Они с Гарри сами иногда покупали травку и знали пару-тройку местных торговцев дурью. То, что Шурик балуется химией, Айрата никак не тронуло. Он нашел нужную книжку и, вернувшись к Гарри, тут же забыл об увиденном.

— Ну что, в «Клевер»? — спросил Гарри, закрывая книгу.

— Не. Я сегодня на смену. Но если ты хочешь, можем туда пойти вместе. Ты там оттянешься, а я побатрачу, — вздохнул Айрат.

— Тогда я лучше пойду до дома и в Доту рубанусь, — махнул рукой Гарри и небрежно кинул дорогущий Айпад в сумку.

«Клевером» назывался ночной клуб, который находился недалеко от универа. Он отличался от других близлежащих клубов недорогой платой за вход и относительно дешевой выпивкой. Туда в день стипендии ходили повеселиться студенты, и именно там работал по ночам барменом Айрат.

К его удивлению, двери клуба были закрыты, а зеленая неоновая вывеска в темноте напоминала обугленную паутину огромного паука. Айрат обошел здание клуба с другой стороны и толкнул плечом дверь служебного входа.

— Здоров! — администратор Ленька ударил Айрата по протянутой руке. — Иди к Карпу за расчетом. Наши все еще днем получили, — сказал он и тут же уткнулся носом в стопку бумаг, разложенных на барной стойке.

— Лень, а что вообще произошло? — Айрат удивленно озирался по сторонам.

— Закрыли нас. Карп клуб продает с молотка, — не отрывая глаз от бумаг, ответил Ленька.

— Как закрыли? Как продает? — продолжал задавать вопросы Айрат.

— Как-как, — Ленька посмотрел на него, нахмурив брови, — каком кверху. Нас сдали конкуренты. Комиссии весь месяц мозг вынимали. Карп им откаты бешенные платил. Сегодня пришел хозяин здания и в три раза поднял аренду. Обанкротился клуб. Так что бери расчет и ищи новую работу.

Айрат был просто убит этим известием. Работая барменом, он получал немного, но этих денег вместе с деньгами, которые зарабатывала Эльвира, хватало на оплату квартиры, на еду и на одежду мелким. Были еще чаевые, которые Айрат по договоренности с сестрой оставлял себе на обеды в универе и на свои мелкие расходы.

— А ты теперь куда? — спросил у Айрата официант Юрик, сидящий за одним из столиков, попивая кофе.

— Попробую зайти в «Кредо» или в «Кота в сапогах». Там вроде требовались бармены.

— Там уже все занято. Я узнавал утром. Сейчас с работой плохо, поэтому персонал быстро набирают. В «Крошке Ру», по-моему, требовалась посудомойка, но там график говеный. Они работают с десяти и до десяти. Да и платят за это три копейки.

— Мне нужна ночная работа. Я же на дневном учусь, — Айрат безнадежно махнул рукой.

— Тогда тут ты ничего не найдешь. Попробуй в центре по клубам походить. Хотя… Там зарплаты хорошие и берут на работу по великому блату.

— Я все-таки попробую завтра там прошвырнуться. Может, и повезет, — вздохнул Айрат.

— Ну, удачи тебе, татарин, — Юрик махнул на прощание рукой.

Домой Айрат пришел поздним вечером. Эльвира уже уложила малышку спать и отняла телефоны у близнецов, пытаясь их угомонить.

— Ты чего так рано? — спросила Эля, накладывая брату в тарелку подогретую жареную картошку.

— «Клевер» закрыли, — Айрат выложил на стол несколько купюр, — вот. Этого пока хватит? Долг потом отдам, ладно?

— Сочтемся, — Эля взяла деньги и положила их в карман халатика, — что думаешь делать? — она вопросительно посмотрела на брата.

— Завтра пойду по клубам пройдусь. Может, где найду работу. Говорят в центре клубы круче и платят больше. Хочу туда сходить, — Айрат с жадностью набросился на картошку, поедая ее с куском черного хлеба, намазанного майонезом, — А ты чего такая хмурая? — поднял он глаза на сестру.

— Да так, — отмахнулась она, — ерунда все.

— Колись давай, — Айрат громко икнул и запил картошку большим глотком чая.

— Олег приходил, — опустив глаза в пол, ответила Эля, — он пока не может развестись. Его жена снова болеет, и у дочки с мужем какие-то неприятности.

— Блин, — Айрат бросил вилку в сковородку и откинулся на спинку стула, — Эль, вот вроде ты умная женщина, а тут тупишь просто пострашному.

— Не начинай, — Эля бросила на брата сердитый взгляд, — ты не знаешь Олега и не понимаешь его. Он с женой двадцать лет прожил и как благородный человек не может вот так просто взять ее и бросить. Потому что…

— Дура ты потому что… Да ему так удобно. А чего, хорошо мужик устроился: пришел, потрахался, ему самооценку подняли, покормили, обогрели, и он со спокойной совестью пошел обратно к жене. Это называется быть любовницей, Эль. Только как любовница ты глупая. Вот скажи, ты хоть раз у него что-нибудь попросила?

— Хватит, Айрат, — стукнула по столу рукой Эля, — я люблю его, и кроме его любви мне ничего не нужно.

— Да он тебя использует! Понимаешь? Забыла, как рыдала, когда он тебе сообщил, что женат? А ведь он тогда с тобой год встречался и весь этот год врал, что не женатый. И сейчас врет, что разведется.

— Заткнись! Слышишь? Иначе я тебе сейчас… Я… — Эля искала глазами предмет, который стал бы весомым аргументом в этом споре, но не найдя его, снова опустила глаза и вздохнула: — Прав ты, Айрат. И все, что ты сказал, все правильно, но понимаешь… Я его люблю…

— Не могу я понять тебя в этом, сестренка, — Айрат встал из-а стола, подошел к Эле и обнял за плечи, — просто подумай хорошо. Стоит ли тратить свою жизнь на него?

— Ладно, Айрат. Доедай и пошли спать, что ли. Мне завтра на смену с утра.

Когда картошка была съедена и место сковороды на столе заняла пепельница, входная дверь громко хлопнула, и из коридора повеяло старым прокисшим потом и мочой.

— Ну что, детки, — в дверь кухни просунулась небритая голова с мутными серыми глазками, мясистым пористым носом и вихрами седых немытых волос. Голова улыбалась счастливой пьяной улыбкой и пахнула изо рта запахом бычков в томате и самогонки, — не спится без папки?

— Мухин! Сука! Да я тебя сейчас раздавлю, тварь! — Айрат кинулся на гостя с кулаками.

— Стой! Айрат! Не трогай его, — Эля повисла у брата на шее, — ты же помнишь, что тебе в прошлый раз участковый сказал!

— Не помнишь? — Мухин вошел на кухню, с опаской обойдя тяжело дышащего Айрата, и уселся на раскладушку, стоящую в углу кухни. — А я напомню. Я имею право сюда приходить, ибо я тоже собственник квартиры.

— Приходить можешь, а кормить мы тебя не обязаны, — сказала Эля, пытаясь усадить Айрата обратно на стул.

— А вот тут ошибаешься, доча, — нагло ухмыльнулся Мухин, — по закону я имею право подать на вас в суд на алименты.

— Ах ты гнида! — снова взметнулся Айрат. — Да я тебя…!!!

— Погоди, Айрат, — Эля положила ему руку на плечо, — это кто же тебе такое сказал?

— Плешка сказал. Иван Захарыч. Мы вчера с ним познакомились. Он юрист. Вот он мне и рассказал про закон такой, — Мухин достал из кармана бутылку с мутной жидкостью и, сделав из нее глоток, громко рыгнул, — а еще я могу продать свою долю от квартиры кавказцам, и они тут на кухне устроят у вас притон.

— Какая же ты падла, Мухин, — процедил сквозь зубы Айрат.

— Просто нужно знать свои права и ваши обязанности, сынок, — Мухин многозначительно поднял вверх палец с грязным обгрызенным ногтем.

Айрат резко сорвался со стула и вышел из кухни, громко хлопнув за собой дверью.


========== Глава 4 ==========

Василий Петрович Мухин… Он был родоначальником и одновременно проклятием семьи.

В далекие девяностые Василий Мухин после армии восстановился в не очень престижный ВУЗ на такой же непрестижный механико-технологический факультет. В том же институте, но на экономическом, училась умница и красавица Сания Хабибулина.

Сания хорошо училась и занималась комсомольской деятельностью, а Мухин кутил и крутил романы. Казалось бы, судьба ну никак не могла свести вместе двух таких непохожих людей, если бы не любовь. Впервые увидев Мухина, пьяного вдугаря в коридоре студенческой общаги, Сания влюбилась в него без памяти. Сам же Мухин, протрезвев, галантно поблагодарил свою спасительницу и, смачно рыгнув перегаром в лицо девушки, попросил ее сгонять за пивком.

На этом романтика их отношений вовсе не закончилась. По осени весь курс погнали в подшефный колхоз на картошку. Вот там и произошла их самая романтическая и эротическая встреча. Мухин выпил местного самогона и пошел искать любовных приключений, но как назло у всех студенток, с которыми Василию хотелось бы спариться, оказались критические дни. Сания попалась ему на глаза совершенно случайно. Не то чтобы она была некрасивая. Просто у Мухина было свое представление о женской красоте, и тоненькая смуглая татарка в него никак не вписывалась. Но звезды в тот день сошлись так, что Василию захотелось экзотики, и он пригласил девушку на сеновал, полюбоваться звездами.

Через три недели Сания поняла, что беременна, и сообщила про это сначала Василию, потом своим родителям. И Мухин на ней женился. Не подумайте, что это был великодушный и благородный поступок со стороны Василия. Эти два качества души у него полностью отсутствовали. Все было намного проще. За то, чтобы он женился на опозоренной татарской девушке, родители Сании отдали им двухкомнатную квартиру в центре города.

Несмотря на женитьбу, Мухин не изменил стиль жизни и продолжал пить и гулять. Сание пришлось взять академический отпуск, но после рождения Эльмиры она так и не вернулась к учебе. Ей нужно было кормить свою семью, так как ее глава любил выпить и закусить, а вот работать — не особо. Через четыре года родился Айрат, а еще через год Мухин заявил Сание, что полюбил другую и что уходит к ней навсегда.

Уйти-то он ушел, но раз в три года в семью наведывался. В основном за деньгами. Как правило, после его ухода в доме пропадали вещи, зато появлялись новые жильцы. Так, после очередного возвращения в семью блудного папы, родились близнецы Рамиль и Равиль.

Эльвире было четырнадцать, и она взяла заботу о младших братьях на себя. Еще через шесть лет на свет появилась Эльмира. К тому времени Мухин уговорил Санию продать родительскую квартиру в центре города и купить хрущевку на окраине. Деньги от сделки быстро перешли в карман Василия, а его жена и дети остались жить в малометражной двушке с видом на помойку.

Именно после рождения Эльмиры Сания начала сдавать. Ее и без того подорванное тяжелой работой здоровье ухудшалось, и женщина гасла на глазах. Ее жизнь оборвалась в ванной, где она стирала пеленки маленькой Мире.

Мухин пришел на похороны и даже устроил концерт с киданием на гроб любимой жены, посыпанием головы землей и громкими рыданиями, но после похорон он снова исчез на несколько месяцев вместе с деньгами, которые дали родственники Сании ее детям.

Всю заботу о братьях и сестре вязала на себя Эля. После девятого класса она пошла подрабатывать на почту, да так и осталась там. Платили не очень много, но из-за сменной работы была возможность подработки.

На этом злоключения семьи Мухиных не закончились. Служба опеки в лице инспектора Власовой постучалась в дверь хрущевки через месяц после смерти матери. Власова сообщила, что по закону всех несовершеннолетних детей придется переселить в детский дом. Эльмира пыталась подать в суд на усыновление братьев и сестер, но оказалось, что сделать она это может, только если их отец напишет от них отказную.

Это был первый раз, когда Эльмира была рада возвращению отца. Мухин сообщил, что вернулся окончательно и бесповоротно, оформил пенсию по утери кормильца и пропил первую выплату с местными алкашами в соседнем подъезде.


— Папка! Папка пиришел! — Мира влетела на кухню и плюхнулась на раскладушку рядом с отцом.

— Ты ж папкина радость, — тяжело дыхнул перегаром на малышку Мухин, — смотри, что я тебе принес, — он достал из кармана брюк презерватив без упаковки.

— Шарик! — радостно пискнула Мира и захлопала в ладоши.

— Счас тебе папка надует его, — Мухин привстал на локтях и начала надувать презерватив самогонными выхлопами.

— Ты совсем охренел, Мухин? — Эля выхватила из рук отца презерватив, кинула его в мусорку и, взяв Миру за руку, пересадила ее за стол.

— Вот зря ты на папку взъелась, доча, — покачал головой Василий. Он скинул на пол ноги в драных носках. — Я, между прочим, обдумываю план, как добыть денег, — он надел рваные кроссовки и, подойдя к столу, взял приготовленный Элей бутерброд.

— Неужели на работу решил устроиться? — усмехнулся зашедший на кухню Айрат.

— Узко мыслишь, сынок. Кстати мне твоя помощь нужна. Ударь меня по башке хорошенько или еще лучше — ноги мне переломай. Смогешь?

— Это я с удовольствием, — Айрат насупил брови и сжал кулаки.

— Айрат! — Эля вскочила со стула и подлетела к брату. — Тебя же посадят!

— Это тоже часть плана, — поднял вверх палец Мухин, — одним ртом меньше. Ну да ладно. Сам что-нибудь придумаю. Главное — покалечится и получить пенсию по увечью. Ну, детишки, бывайте. Не хотите вы папке помогать обеспечить семью, я сам придумаю все, — и с этими словами Мухин скрылся в коридоре.

— Что-то подозрительно быстро ушел, — Айрат сел за стол и взял последний бутерброд.

— Ой! — Эля снова подскочила, перетащила стул к полкам на стене, запрыгнула на него и пошарила рукой под вазой с засохшими цветами, — карточку с пенсией нашел. — Она слезла со стула и устало опустилась на него, — завтра должно быть начисление. Я хотела Мире шубку на зиму купить и близнецам ботинки.

— Не переживай, сестренка, — Айрат подошел к ней и поцеловал в лоб, — я сегодня по центру пройдусь. Найду работу, и мы купим и шубку, и ботинки. Еще тебе возьмем абонемент на всякие там косметические процедуры. И будешь ты у нас красавицей. Правда, Мир?

— Пьявда! — засмеялась малышка.


Все оказалось не так просто, как думал Айрат. Клубов в центре было много, но все рабочие места в них были заняты. Через три часа бесплодных мотаний по злачным местам города, Айрат окончательно потерял надежду и зашел в Торговый центр, решив пройтись по местным забегаловкам типа Макдональдса. Но и тут все места были заняты. Только в Крошке-картошке ему предложили место уборщика за три копейки, но с возможностью карьерного роста в недалеком будущем.

Вымотавшись и морально, и физически, Айрат решил перекусить в Макдаке на занятые у Эли двести рублей. Купив себе гамбургер и чашку чая, он уселся за столик возле окна и уставился на хмурый осенний пейзаж.

— Не занято? — услышал он знакомый голос.

— Опять ты? — он хмуро посмотрел на невысокого веснушчатого парнишку с чуть оттопыренными ушами. — Ты меня преследуешь?

— Могу сказать о тебе то же самое, — улыбнулся ему в ответ Шурик, присаживаясь на свободный стул, — ты извини, я не помню, как тебя зовут.

— А я и не говорил, — Айрат посмотрел на уставленный едой поднос и откусил свой одинокий гамбургер.

— Ну, так скажешь? — Шурик вставил трубочку в большой стакан Колы и сделал глоток.

— Не-а, — мотнул головой Айрат, — зачем оно тебе?

— А за еще один гамбургер? — приподнял бровь Шурик.

— Продолжай, — сделал нарочито заинтересованное лицо Айрат.

— Хорошо! Еще картошка и Кола. Только я ее уже пил.

— Идет! Меня зовут Айрат, — Айрат вынул из пакетика длинную картофелину и макнул ее в соус.

— А ты умеешь торговаться, Айрат, — засмеялся Шурик, — так что ты тут один сидишь? Да ты ешь, не стесняйся. Я все равно все не съем. С голодухи наберу, а потом половину оставляю.

— Да я ходил по местным клубам. Мне деньги нужны позарез, причем регулярно, — Айрат с жадностью вцепился зубами во второй гамбургер.

— Работа нужна? — Шурик отложил свой бутерброд и внимательно посмотрел на Айрата. — Я могу тебе помочь, если ты, конечно, не струсишь.

— Говори, — кивнул ему Айрат.

— Ты ведь работал барменом в «Клевере»? — Айрат кивну в ответ. — В одном здешнем клубе, — продолжил Шурик, — как раз вчера бармена уволили. У меня там есть свои знакомства, так что могу тебя протежировать.

— А в чем подвох? — недоверчиво прищурил глаза Айрат.

— «Зеленый кузнечик». Знаешь, что за клуб? — спросил Шурик.

— Знаю, — выдохнул Айрат.


========== Глава 5 ==========

Айрат знал, что это за клуб. Он думал, что никогда в жизни не переступит порог этого заведения, но судьба распорядилась иначе, и вот он, Айрат Мухин, шел вместе с малознакомым парнишкой Шуриком в гей-клуб «Зеленый кузнечик».

Сказать, что у него были сомнения по поводу этого похода, — не сказать ничего. Одна мысль о том, что там собираются мужчины, любящие трахать друг друга в задницы, бросала Айрата в дрожь. Нет, он вполне лояльно относился к геям в кино и сериалах и даже иногда сочувствовал им как людям тяжело больным, но общаться с ними даже на уровне работы ему вовсе не хотелось.

— Почти пришли, — кивнул ему Шурик и свернул с основной улицы в подворотню.

— Почему все гей-клубы находятся в подвалах? — поежился Айрат.

— Потому что наше общество только делает вил, что оно толерантно. На самом деле оно гомофобно до мозга костей, — ответил Шурик и тут же добавил: — пришли. Ну что, ты готов?

— Не уверен, — Айрат замялся перед лестницей, ведущей куда-то вниз.

Несмотря будний вечер, в клубе было много народа.

— Мы к Кинг-Конгу, — бросил Шурик брутальному охраннику, — он со мной, — и смело прошел мимо лысого великана в неоновый свет зала.

— Шурочка, детка! Привет дор-р-рогуша, — к нему подлетел длинный парень и, согнувшись пополам, три раза приложился щекой к щекам Шурика, поцеловав при этом воздух губами-уточками. На парне была белоснежная рубашка, галстук и хороший черный строгий костюм. Со всем этим не вязались пышный женский парик и красные туфли на высокой шпильке.

— Привет, Лешенька, — похлопал его по спине Шурик, — Кинг-Конг у себя?

— Ага. Кстати, он про тебя спрашивал сегодня. А кто это с тобой? — Лешенька смерил Айрата надменным взглядом.

— Новый бармен. Но это при условии, что он понравится Кинг-Конгу.

Нервы Айрата были на пределе. Мало того, что любой проходящий мимо парень без стеснения раздевал его глазами, так он еще и должен был понравиться какой-то обезьяне. Пройдя через танцпол, где в обнимку топталось несколько парочек, Шурик открыл потайную дверь в стене, и они оказались в помещении, больше похожем на комнату отдыха, чем на кабинет хозяина клуба.

На удобном оранжевом диване сидел огромный кавказец. На нем была серо-голубая рубашка с металлическим отливом. Верхние пуговицы на ней были расстегнуты и открывали загорелую накачанную грудь с буйной черной растительностью. Голова Кинг-Конга, напротив, была гладко выбрита и имела серовато-голубой цвет, в тон рубашки.

— Кунгур, — Шурик кивнул кавказцу, — здравствуй!

— Щу-у-урик, — Кунгур развел огромными руками с массивными часами на одной и тяжелей золотой цепью на другой, — проходи, мой малчег. Я тибя ждал, мой хароший. В читверг нужен мне будищ.

— Кунгур, — Шурик бросил предупреждающий знак в сторону стоящего у двери Айрата, — давай потом о делах. Я тебе нового бармена привел. Знакомься — Айрат.

Кавказец плавным движением ручищи поманил Айрата и, когда тот подошел ближе, облапал его с ног до головы сальным взглядом.

— Хароший, — довольно откинулся на спинку дивана кавказец, — тока ты же натурал. Так?

— Натурал, — кивнул Айрат, — это проблема?

— Што ты, дарагой! Никакой проблем! Знаешь, почему я уволил Гашика? — хитро сощурил черные глаза Кунгур.

— Гашик — это прежний бармен, — пояснил Шурик, присаживаясь рядом с Кунгуром и жестом показывая Айрату на стул напротив.

— Почему? — Айрат сел на стул и смело посмотрел в черные глаза кавказца.

— Он меня воровал. А ведь я не жадный, — Кунгур ткнул себе в грудь растопыренными пальцами. — Хочешь харашо зарабатывать — работай сколько нужно. Чаевые все твои, — его руки сделали жест заправского рэпера, — а ему было мала, — Кунгур сокрушенно покачал головой, — если не будешь воровать, то можешь работать.

— Когда ему приступать? — спросил Шурик.

— С пятницы, — кивнул Кунгур и добавил: — я уважаю своих работников. Если тибе не нравится, как к тебе относится клиент, ну там, руки распускает или предлагает чего, ты сразу охраннику говори. Я уважаю тебя, но и ты меня уважай. Да? Не надо меня любить. Просто уважай и не воруй. Харашо?

— Хорошо, — кивнул Айрат.

— А теперь иди познакомься с меню, а мы с Шуриком обговорим наши дела, — и с этими словами Кунгур повернулся к Шурику и положил руку ему на колено.

Айрату совсем не хотелось вникать в эти самые дела, поэтому он вышел из комнаты и скромно уселся за самым дальним и неприметным столиком.

— Ну, как тебе тут? — Шурик нарисовался через десять минут и плюхнулся на соседний стул.

— Быстро вы, — ухмыльнулся Айрат.

— Да нет, — отмахнулся Шурик, — мы деловые партнеры, — и тут же хитро сощурился, — или ты ревнуешь?

— Конечно ревную, — согласился Айрат, — Кунгур мне сразу понравился. Слушай, — он открыл меню, лежащее на столе, и ткнул пальцем в глянцевую страницу, — это что, все серьезно?

— А что тебя смущает? — улыбнулся Шурик.

— «Смачный минет», «Раздвинь мне булки», «Анальный оргазм». И это только названия коктейлей. Названия десертов читать? — Айрат кинул меню на стол.

— На самом деле, все просто. Это все те же классические Лонг-Айленды, Дайкири и Мохито. Просто называются по-другому. Так что не ссы.

— Я не уверен, что смогу тут работать, — Айрат поднял глаза и с тоской посмотрел на проплывающую мимо в поцелуе парочку парней.

— А если я тебе скажу, что ты за ночь работы получишь две штуки и еще чаевых около штуки. Как? — Шурик приветственно махнул кому-то рукой.

— Ничего себе, — Айрат удивленно округлил глаза, — тогда, пожалуй, стоит попробовать.

— Вот и отлично, — хлопнул его по плечу Шурик, — увидимся в пятницу. Как раз посмотришь мое выступление.

— Так ты тут тоже работаешь? — удивился Айрат.

— Ага. Полдэнс знаешь?

— Что за хрень такая? — спросил Айрат без особого интереса.

— Вот в пятницу и увидишь. Ладно. Выход найдешь сам? А то у меня тут дельце одно есть, — Шурик искал глазами кого-то в толпе отдыхающих.

— Найду. И да… хотел сказать тебе спасибо, — начал было Айрат, но Шурик уже встал и направился через весь зал к какому-то толстому парнишке.

Айрат открыл входную дверь, тихо скинул ботинки и куртку и незаметно прокрался на кухню. Он бросил взгляд на пустую раскладушку и расслабленно выдохнул. После тогда, как он побывал в развратной пидорской клоаке, ему меньше всего хотелось видеть пьяную морду Мухина. Он открыл холодильник, достал кастрюлю с супом и поставил ее на огонь.

— Привет, — в кухню вошла невысокая девушка со светлыми волосами, вздернутым носиком и смешными веснушками, рассыпанными по лицу.

— Привет, Ал, — кивнул ей Айрат, пробуя подогретый суп.

— Я тут за мелкими приглядываю. Элька сегодня допоздна работает. Как день прошел? — Алка села на стул, поджав под себя ногу, и взяла из сахарницы конфету.

— Ты не представляешь, где я сегодня был, — ставя на стол тарелку, сказал Айрат.

— Где? — Алка смачно хрустнула конфетой.

— Обещай, что не будешь смеяться, — Айрат налил в тарелку три половника супа и, немного подумав, добавил еще один: — в гей-клубе, — Алка замерла и даже перестала хрустеть конфетой, — да расслабься ты. Я там работать буду. Барменом. В пятницу приступаю.

— Ничего себе поворот судьбы, — ожила Алла, — а как там? Прикольно? Говорят, все геи красавчики.

— Врут, — уверено сказал Айрат, вспомнив синюшную лысину Кунгура, — да мне, собственно, на них плевать. Обещали хорошо платить. Да и с пидорами работать легче. Они отвлекать меня не будут.

— И придется тебе выслушивать истории о разбитых сердцах и разорванных задницах, — засмеялась Алка.

— Алл, ну я ем же, — поднял на нее укоризненный взгляд Айрат.

— А честно скажи, есть там симпатичные парни? — Алка сунула в рот еще одну конфету и спрятала фантик в карман кофты.

Айрат посмотрел на нее, и перед его глазами вдруг всплыло совсем другое лицо. С такими же большими серыми глазами, вздернутым носом и смешными веснушками.


========== Глава 6 ==========

От мелкого моросящего дождя желтый свет фонарей казался призрачно-мистическим. Эльвира шла по улице, шаркая ногами по опавшей листве. От усталости она сама себе казалась дряхлой старухой. Смена выдалась тяжелой. Народ просто валом валил на почту, и Эле приходилось отбиваться от клиентов одной. Ее напарница села на больничный по уходу за ребенком. Завтра опять на смену и снова сидеть и выслушивать от толпы за небольшим окошком, как плохо работает наша доблестная почта. А послезавтра нужно идти на другую работу и полдня мотаться по магазинам со списками экономных бабулек. И не дай бог купить хлеб не по двадцать рублей, а по двадцать пять.

«Как все задолбало! — думала Эльвира, перешагивая огромную лужу перед пешеходным переходом: — У всех людей есть своя личная жизнь. Почему я должна думать о других? Почему не могу хоть раз подумать о себе? Я трачу свою молодость… Мне двадцать пять! Еще лет пять, и я превращусь в старую деву. Кому я буду нужна? Нужно брать все в свои руки и действовать! И я знаю, что делать! Нам нужен ребенок. Наш общий кареглазый воробушек. Олег будет рад ему. Я в этом просто уверена. А его жена… Почему я должна вообще о ней волноваться? Ей на него наплевать. Они просто живут в одной квартире, как соседи. Она сама виновата, что упустила мужика. Это ее проблемы, не мои. А Олег просто жертва. Это не он пользуется мной, а его жена пользуется его добротой…»

Мимо Эльвиры пронеслась дорогая машина и обдала ее холодным грязным дождем. Этот дождь, как вода из душа, смыл все предыдущие мысли и оголил болевший нерв внутри.

«Вот же я сука! Да какое я имею право разрушать чужую семью? Может, Айрат прав? Может, мне и правда пора рвать эти отношения и начинать новые и нормальные, пока… пока я и правда не превратилась в старую деву?» Она остановилась возле подъезда, открыла приложение соцсети в телефоне, нашла нужный контакт и написала: «Нам нужно расстаться! Я так больше не могу!» Эля еще несколько секунд посмотрела на неактивную иконку такого знакомого и любимого контакта, потом вошла в настройки и удалила свой аккаунт.

— Вот и все, — она убрала мокрый телефон в карман и шагнула в полутень подъезда.


— Спят уже? — Эльвира прошла по кухне, мимоходом поцеловав в макушку брата, сидящего за ноутом.

— Ага. Алка помогла. Поесть разогреть? — не отрывая глаз от экрана, спросил Айрат.

— Нет, спасибо. Перекусила на работе. Послушай… — она села напротив брата и отхлебнула чая из стоящей рядом с ним чашки, — а у тебя нет друга хорошего? Ну… с кем можно познакомится и все такое.

— Есть, — внимательно следя за курсором, ответил ей брат.

— Я серьезно, Айрат, — Эля хлопнула ладонью по крышке ноута, — Гарри не считается.

— Чем тебе не нравится Гарри? — Айрат закрыл ноут и серьезно посмотрел на сестру.

— Тебе все перечислить? Или достаточно того, что он младше меня на пять лет, и того, что он грузин? — она засмеялась.

— Тебе не угодишь, — шутливо заворчал Айрат, — а с чего вдруг такой вопрос?

— Я порвала с Олегом, — вздохнула Эля.

— Что, опять? — Айрат удивленно поднял брови. — И на этот раз надолго?

— Навсегда. Правда, где можно познакомиться с парнем? — Эля полезла в конфетницу и, поковырявшись там пальцами, вынула нужную конфету.

— Можно в клуб сходить. Скоро Хэллоуин. Там точно будет много народу. Нарядишься медсестрой из Сайлент Хилл — и все парни твои, — засмеялся Айрат и тут же получил в лоб скомканным фантиком, — кстати… Я нашел работу. Обещают хорошие деньги, так что ты можешь бросить эту соцслужбу.

— Вот ты меня в этот клуб и проведешь! — обрадовалась Эльвира. — Познакомишь меня с очаровательным официантом или охранником. Нет, лучше со стриптизером, — она мечтательно закатила глаза.

— Эм-м-м… Эль… Я устроился в гей-клуб, — при этих словах у Айрата почему-то вспыхнули уши.

— Да ладно-о-о… — Эля замерла на месте, — ты пугаешь меня, братишка. Или мне теперь тебя сестренкой называть? — она снова засмеялась, и ей в щеку прилетел другой фантик от конфеты.

— Между прочим, мне не смешно, — Айрат снова открыл ноут, — ты не представляешь, какое это жуткое место. Примерно такое, — и он, повернув к Эле экран ноута, показал ей арт, где на темно-синем фоне были изображены практически все известные киномонстры.

Пятница пришла вместе с солнечной погодой и неожиданным потеплением. Айрат за руку тянул упирающуюся Миру по лестнице вниз, когда дверь на втором этаже распахнулась и из нее вывалился пьяный вдрабадан парень.

— Звони, если чо, — сказал парень облаку ароматного пара, вырвавшегося за ним.

— Никак папа Карло продал очередного Буратино? — хмыкнул Айрат.

— И за приличные бабосы, — Карл стоял на пороге своей квартиры в распахнутом халате, — ой, ты с детем? — халат быстро запахнулся, и недовольная Мира, к счастью, не успела увидеть все прелести взрослой жизни Карла.

— Я хочу забыть увиденное, — Айрат протянул другу руку, но потом передумал и просто махнул ей в воздухе.

— Вчера твой батя заходил, я ему долг отдал, — Карл тоже в ответ махнул рукой.

— Ты дурак? — разозлился на него Айрат. — Ты же знаешь, что мне теперь этих денег не видать!

— Прости, — Карл вздохнул, — он вчера был очень убедительным. Сказал, что ему нужны деньги на пожертвование в храм. А я, если честно, вчера согрешил, — Карл кинул в окно взгляд на нетвердой походкой идущего к остановке парня, — пять раз согрешил. И мне нужно было позарез покаяться.

— Пидор, — процедил сквозь зубы Айрат.

— Карл, душка! Ты скоро? — позади Карла показалось два голых женских силуэта. Айрат быстро переместил угрюмую Миру себе за спину.

— Ладно. Я пошел. Зайду в выходные. И запомни, ты все еще должен мне три пятьсот. А те, что ты отдал Мухину, ты, считай, пожертвовал церкви.

— Договорились, — беззлобно улыбнулся Карл и, повернувшись к двум обнаженным нимфам, сказал: — девушки! Я откупился от грехов. Поэтому можем грешить дальше, — и под громкий смех девиц дверь закрылась.


На первую лекцию Айрат как всегда опоздал, поэтому пришлось тихо пробраться в аудиторию и сесть на галерке. С Гарри он пересекся в перерыве между лекциями, и тут же зашел разговор о работе.

— Так ты в центре теперь тусишь? — Гарри достал из пакета большое яблоко и разломил его пополам. — Что за клуб? Проведешь как-нибудь на халяву?

— Это элитный клуб. Туда просто так не попадешь, — Айрат принял от друга половинку яблока.

— Ладно. Я и сам могу в любой клуб пойти. Кстати, с первой зп проставляешься!

— Хорошо. Отведу тебя в Макдак. Попьем пивка и сожрем по гамбургеру, — Айрат откусил кусок сочного яблока и поперхнулся.

— Жмотяра ты, Айрат, — засмеялся Гарри, хлопая его по спине, — а с Катькой у тебя чего? Я ее тут недавно видел. Сказала, что ты не заходишь к ней.

— А толку заходить? Там эта Дианка вечно зависает. Она меня к Катьке не подпускает.

— Эх, — махнул рукой Гарри, — что не сделаешь для друга? Давай так. Завтра я отвлекаю Дианку, а ты приходуешь Катьку. Лады?

— Гарри… — Айрат незаметно бросил огрызок яблока за батарею, — ты просто волшебник!

— Ты думаешь, я это просто так делаю? — Гарри прищурил глаза. — Ты делаешь так, чтобы меня Эльвира на день рождения пригласила. Ну как?

— Ты до сих пор по ней с ума сходишь? — грустно взглянул на друга Айрат.

— Еще я на нее дрочу по ночам, — многозначительно поднял вверх палец Гарри.

— Эй! Держи свою волшебную палочку подальше от моей сестры, — нахмурился Айрат.

— Дурак ты, татарин, — Гарри с тоской посмотрел за окно, — да на такую женщину молится надо.

Айрат не сердился на друга. Гарри только с виду был веселым и бесшабашным. Это была маска, чтобы скрыть от других настоящие чувства и эмоции. Айрат был, наверное, единственным человеком, с которым Гарри часто был самим собой. Поэтому и о его чувствах к Эльвире он тоже знал и сочувствовал другу в его неразделенной любви.


Время быстро приближалось к шести вечера. Пожалуй, впервые Айрат не был рад концу занятий. Сегодня он должен был отработать первую смену в «Зеленом кузнечике». И его эта перспектива пугала. С одной стороны, он до смерти боялся пидоров-клиентов, с которыми не представлял общения. С другой — он боялся потерять это место, ибо деньги, предложенные ему Кинг-Конгом, были вполне приличные.

И вот ровно в шесть он спустился по лестнице в свой собственный ад…


========== Глава 7 ==========

Айрат привык к тому, что, стоя за барной стойкой, он привлекает внимание. Природа в его случае постаралась и удачно смешала русские и татарские гены. От матери ему досталась смуглая кожа, черные волосы и карие глаза. Все это очень удачно гармонировало с ровным, чуть длинноватым носом, полными чувственными губами и большими миндалевидными глазами, очерченными длинными черными ресницами. Пожалуй, его можно было сравнить с загадочным восточным принцем из сказки.

Стоя на баре, он с удовольствием ловил взгляды девушек, обращенные на него. Им трудно было устоять перед высоким брюнетом с широкими плечами и длинной крепкой шеей. И ему это всегда нравилось. Но тут, в «Зеленом кузнечике», он чувствовал себя неуютно.

На нем были одеты узкие черные брюки и зеленая безрукавка, открывающую смуглую спину, а на длинной шее — зеленая бабочка, и на его красивом теле все так же останавливались глаза клиентов, но… Это были мужчины. Хотя… их раздевающие взгляды мало отличались от женских.

— Два «Секса на кухне» очаровательной паре, — Айрат поставил перед двумя парнями за стойкой стаканы с коктейлем.

— Присоединишься, красавчик? — улыбнулся ему один из парней.

— Я, пожалуй, пас, — дежурно улыбнулся ему Айрат.

— Это очень хорошо. Я уни, а мой друг актив. Пасс нам очень кстати, — хохотнул второй.

— Успокойтесь, девочки! Он натурал, — в углу стойки сидел Шурик и широко улыбался Айрату.

— Привет! — Айрат и правда был рад увидеть знакомое лицо.

— Я смотрю, ты тут освоился, — Шурик подсел ближе, — сделаешь мне «Смачный минет»?

— Шур, хоть ты не прикалывайся! — улыбнулся ему Айрат. — Ты не представляешь, как мне было не по себе, когда подошел огромный волосатый мужик и попросил раздвинуть ему булки один раз.

— Шурка! — за стойку зашла официантка Галка, налила из автомата мороженое в розетку и присыпала его топингом. — А ты чего так рано сегодня? Ты же в час только выступаешь.

— Пришел поддержать знакомого в первый рабочий день, — махнул ей рукой Шурик.

— Не волнуйся! Я не дам в обиду мужика, который, как и я, любит баб. Он молодец. Держится стоически. Даже никому еще по морде не съездил, — Галка терла на мороженое шоколадку. — Знаешь, татарчонок, самую горячую мечту гея?

— Нет, — Айрат лихо мешал в ручном блендере коктейль.

— Соблазнить натурала. Был бы ты пидором, как они, ты бы не вызвал такой ажиотаж, — Галка достала щипчикам из банки вишенку и положила ее на мороженое, — да у нас на баре за весь вечер столько сборов не было, как за эти три часа, что ты работаешь.

— Ты обещался посмотреть мое выступление, — не обращая внимания на треп Галки, сказал Шурик.

— Если Галка отпустит меня из бара, то конечно посмотрю, — улыбнулся Айрат и добавил уже худосочному блондину справа от него: — «Анальный оргазм». Надеюсь, не последний.

— Отпущу, конечно, — Галка поставила на поднос мороженое и несколько чистых пепельниц, — ты должен увидеть, что вытворяет этот малыш. И, готова поспорить, что твоя ориентация может покачнуться. Даже я иногда хочу оттрахать Шурика после его выступления, — и она вышла в прокуренный зал бара.


Ровно в двенадцать ночи началась шоу-программа. Вела ее, а вернее сказать, вел, крупногабаритный мужчина с бородой, затянутый в тугой зеленый корсет, обрамленный снизу пышной желтой юбкой. На его голове красовался кудрявый женский парик, а на его лице был умелый мейк в зеленовато-желтых тонах. Звали это чудо природы Мила Милая.

Стандартные выходы травести под песни Софии Ротару сменялись выходами других травести под Машу Распутину. Все это было сдобрено пошлыми шутками Милы и громкими рукоплесканиями подвыпившей публики.

— И апогей нашей программы… Наша маленькая, но очень сексуальная звездочка. Наш несравненный Шурик и его большой и блестящий друг.

Айрат скромно встал у стены танцпола так, чтобы не бросаться в глаза гостям, и посмотрел в центр большого зала, где был установлен пилон. Если честно, он ожидал обычного стриптиза с развязными покачиваниями бедер и дерганьем нижней части туловища, только тонкая фигурка Шурика с этим всем у него как-то не вязалась.

Свет погас, и прожектор высветил в центре зала блестящий шест. Заиграла старая песня Дэвида Боуи, и к шесту вышел Шурик. На нем было темно-синее обтягивающее трико в чешуйках зеркал, от которых по всему залу рассыпались яркие всполохи. Он медленно подошел к шесту, сделал несколько плавных танцевальных движений и вдруг быстро по-обезьяньи вскарабкался на пилон.

Все происходящее потом Айрат смотрел, затаив дыхание. Стройное гибкое тело в блестящем костюме замирало на шесте в таких позах, которые человек в принципе не может принимать в силу гравитации Земли. Сложные акробатические трюки вместе с плавными танцевальными движениями превращались в настоящее представление. Яркое и запоминающиеся.

Шурик замер, стоя перпендикулярно к шесту, музыка замолчала, и свет погас. Когда над танцполом снова вспыхнули разноцветные огни прожекторов, шест был пуст. Зал взорвался аплодисментами, а Айрат протиснулся к бару, налил в бокал колы, кинул в нее несколько кубиков льда и пошел к двери гримерки.

Шурик сидел к нему спиной, нагнувшись над столиком небольшого трюмо.

— Это было здорово, — сказал Айрат, входя в комнату.

Шурик вздрогнул, поднял голову и посмотрел на него через зеркало.

— Я рад, что тебе понравилось, — он улыбнулся и резко развернулся к нему на стуле.

— У тебя это… нос грязный, — Айрат потер свой кончик носа пальцем и поставил перед Шуриком стакан с шипящей колой.

— А! — Шурик вытер нос рукой. — Пудра, наверное.

— Если честно я думал, что ты выйдешь в женском и будешь просто раздеваться под музыку. Но ты меня удивил, — Айрат сел на стул напротив Шурика, — где ты этому научился?

— С пяти лет в спортивной гимнастике. Потом три года жил в Аргентине с родителями. Там ради прикола пошел на курсы полдэнса, — Шурик открыл флакон с какой-то жидкостью, опрокинул его на ватный диск и начал протирать лицо. После двух движений на его носу снова появились смешные веснушки.

— А как ты в Аргентину попал? — Айрат с интересом наблюдал за Шуриком. Тот уже стер с лица неяркий грим и пытался вылезти из облегающего трико.

— Отец дипломат. Сейчас он в где-то в Латинской Америке, по-моему. Мама переводчица. Но они развелись пять лет назад, — Шурик наконец справился с трико. Под ним оказались стринги, открывающие маленькую круглую попку. Айрат смутился и опустил глаза.

— Мне жаль, что родители развелись, — сказал он, разглядывая узор на паркете.

— А мне не жаль, — усмехнулся Шурик, заметив его смущение, — они никогда и не были семьей. У отца была куча любовниц. У матери тоже были любовники и любовницы. Им было просто удобно вместе. Да и я им не особо был нужен. Аргентина — единственное место, где мы были семьей. Всего три года.

— Ты с ними видишься? — осторожно поднял глаза Айрат и облегченно выдохнул, увидев Шурика в банном халате.

— Не-а, — Шурик снова сел на стул и сделал несколько глотков из стакана, — виски не хватает, — показал он глазами на стакан, — у нас уговор: я учусь в универе, они меня обеспечивают, пока я не выучусь и не найду хорошую практику. Мне от них больше ничего не нужно. Слушай, Айрат! А давай как-нибудь пересечемся и посидим поболтаем? Если… если ты, конечно, не гомофоб…

— Я работаю в гей-клубе барменом, Шурик! Я правда похож на гомофоба? — засмеялся Айрат. — Так, что я не против. Если только ты не будешь называть это свиданием.

— Я тебя умоляю, — махнул рукой Шурик, — мне от тебя ничего кроме общения не нужно. Я с работой тебе помог просто потому, что ты мне понравился. Нет, не как парень. Не знаю, как объяснить… В жизни проще найти хорошего любовника, чем настоящего друга. А мне нужен именно друг. Когда пересечемся?

— Давай в воскресенье! Я после смены отосплюсь, и вечером можем посидеть где-нибудь.

— Увы… В воскресенье у меня дела. Давай на неделе встретимся. Дай мне свой номер, я тебе позвоню. Окей?


Айрат пришел домой, когда все еще спали. Из кухни раздавался громкий храп Мухина. В комнате девочек пахло молоком и овсяным печеньем. Айрат подошел к кровати сестры, положил ей под подушку несколько аккуратно сложенных купюр и, поцеловав в лоб, тихо вышел из комнаты.

Растянувшись на кровати, он достал телефон, сунул в него наушники, полистал плейлист и наконец нашел нужную песню…

Ground Control to Major Tom
Ground Control to Major Tom
Take your protein pills
and put your helmet on

Ground Control to Major Tom
Commencing countdown
engines on
Check ignition
and may Godʼs love be with you…

Пел Дэвид Боуи, а перед глазами Айрата высоко под потолком парил Шурик в блестящем трико, крепко держась руками за шест…


========== Глава 8 ==========

Из глубокого сна Айрата вырвал наглый телефонный звонок.

— Ты где? — услышал он недовольный голос Гарри.

— Тебе в рифму ответить или как? — недовольно проворчал Айрат.

— Спишь, что ли? Охренел? Я тут жопу рву для него. Назначил свиданку прелестнице Диане, а он дрыхнет, — орал в трубку Гарри.

— А сколько времени? — пытался прийти в себя Айрат.

— У тебя есть два часа. С семи до девяти. Больше я не перенесу общество Дианки. Сейчас шесть. У тебя час на мытье мудей и на дорогу до общаги. Собирайся, — и Гарри положил трубку.

После пятиминутного душа и переодеваний в чистую одежду Айрат вышел на кухню, где Эля вместе с Мирой месили тесто. При этом малышка изредка отрывала кусочек теста и бросала его Мухину, сидящему на своей любимой раскладушке.

— Куда намылился? — спросила Эля, вытирая лоб белой от муки рукой.

— Я на свиданку. Буду часа через три, — Айрат жадно проглотил начинку с ложки, протянутой сестрой.

— Не мой ты сын, — вздохнул Мухин, — разве можно за три часа с бабой управиться? На это дело нужна как минимум ночь. Хотя… сейчас такие бабы пошли, что и за три часа можно управиться, — Мухин поймал рукой очередной кусок теста, брошенный Мирой, и, положив его в рот, громко зачавкал.

— У тебя совета забыл спросить, — зло бросил ему Айрат и пальцем поманил сестру в коридор, — на, припрячь, — он вытащил откуда-то из штанов сложенные купюры.

— Ты их в трусах, что ли, держал? — Эльвира пальцем показала ему на карман халатика, куда он и сунул деньги. — Себе то оставил чего? С девушкой все-таки встречаться идешь.

— У меня есть на проездном деньги. На дорогу хватит, — ответил Айрат, надевая ботинки.

— Так вы просто дома будете? — хмыкнула Эля. — Девушку нужно водить по киношкам, дарить цветы, кормить мороженым.

— Ой, кто бы говорил, — незло усмехнулся Айрат, — вы с Олегом прямо все фильмы пересмотрели и обожрались мороженым. А в цветах ты просто купалась.

— Он мне дарил цветы, — надулась Эля, — два раза, — потом, подумав, добавила: — а один раз даже тортик принес.

— Ладно, Эль. Расслабься. Свожу я тебя на Хэллоуин в клуб. Повеселишься и забудешь про Олега своего, — он чмокнул сестру в нос и открыл входную дверь.

— С тебя красивый стиптизер, — крикнула ему вдогонку Эля.


Полумрак комнаты рассеивал тусклый свет ночника. На фоне темной стены белоснежное тело Катьки смотрелось сказочно-прекрасным. Она была похожа на эльфийку, скачущую на коне в замедленной съемке. Айрат с наслаждением гладил ее бархатистую теплую кожу и игриво пытался прихватить губами крепкие соски. В этот момент ему казалось, что ничего прекраснее нет в целом свете и все эти приключения в гей-клубе были не с ним. Все происходящее было единственным важным в жизни, и большего удовольствия просто быть не могло.


— Кать, мне пара, — Айрат лежал на спине и путал пальцами длинные светлые локоны девушки.

— Давай немного полежим. Гарри еще не звонил, что идет, — тихо ответила Катька.

— Кать… мне просто идти нужно, — Айрат повернул к ней голову и поцеловал в лоб.

— А давай сходим куда-нибудь? — неожиданно предложила Катька.

— Зачем? — удивился Айрат.

— Ну, просто сходим. Мы встречаемся уже несколько месяцев и все время в постели, — нахмурила брови она.

— Я думал, тебе этого достаточно, — напрягся Айрат.

— Я ведь твоя девушка, — Катя приподнялась на локтях и посмотрела Айрату в глаза, — я ведь твоя девушка?

— Н-ну да… — промямлил тот.

— А с девушкой принято ходить куда-нибудь. В клуб, в кино, на вечеринки к друзьям. Просто в парке можно погулять, в конце концов, — рассуждала Катя.

Айрат молчал. Именно с фразы «Я твоя девушка…» заканчивались все его предыдущие отношения. Так было с первой девушкой в школе и со всеми последующими. Айрат понимал, что кроме постели девушкам нужно еще общение, разговоры по душам и комплименты, но после секса говорить совсем не хотелось, а делать комплименты он не умел. Кроме заученных «Хорошо выглядишь» и «Приятно пахнешь» ему ничего в голову не приходило. Во время секса говорить было не нужно, а прогулки под луной его напрягали тем, что несколько часов подряд придется говорить на разные женские темы, о которых он не имел представления.

— Так что? Сходим куда-нибудь? — вытащила его в реальность Катька.

— Понедельник, вторник и среда напряженные. У меня в четверг зачет. Так что в четверг после него самое оно будет. Лады? — натянуто улыбнулся Айрат.

— Лады! — Катька эротично потянулась, задрав кверху аппетитные грудки, — теперь можешь идти.

— Кать… Катюх… Давай еще разок, — крепко обнял ее Айрат, — Гарри еще не звонил. У нас еще есть время, — он провел рукой по тонкой нежной шее. Катька обняла его руками и подарила страстный поцелуй.


Дома пахло свежими пирожками и чаем с травами. Айрат тихо вошел на кухню и, приподняв крышку, достал из кастрюли еще теплый пирожок. На душе было хорошо и спокойно. Раскладушка Мухина была пуста. Наверное, отец семейства ушел выпить с кем-нибудь на халяву. Хуже — если он раздобыл деньги, и эти деньги могли быть семейными. Но даже этот факт не испортил Айрату настроение. Он положил с десяток пирожков в миску и вышел на лестничную клетку.

— Здорово, Карл, — сказал он клубу ароматного дыма за открывшейся дверью второго этажа, — гостей принимаешь?

— Заходи, друг, — Карл все в том же цветном халате и в феске на растрепанных длинных волосах отошел от двери, пропуская Айрата в квартиру.

Они прошли на кухню, и хозяин поставил на конфорку чайник. Стены кухни были выкрашены оранжевой краской, поверх которой по всему периметру были нанесены рисунки типа граффити. Все это создавало ощущение, что ты не в помещении, а в шатре, убранном коврами.

— Вот скажи, только честно, Карл: как ты относишься к сексуальным меньшинствам? — Айрат отхлебнул из чашки вкусный чай и откусил пирожок.

— Вообще, я лично к ним не отношусь, — Карл заглотил сразу полпирога, — но в принципе, какая разница, кто и с кем спит. Мне нравится спать сразу с несколькими партнерами. Иногда это и парни, и девушки, хотя чаще только девушки, но я не против парней.

— То есть ты занимаешься сексом и с девушками, и с парнями? — Айрат не стеснялся спрашивать об этом Карла. Папа Карло был художник-философ. Он к любым вопросам относился философски рассудительно и никогда и никого не осуждал.

— Не совсем. Мы просто одновременно занимались сексом с девушками. Но не буду кривить душой: иногда парни меня возбуждали, — Карл взял второй пирог.

— То есть, если парень тебя интересует как сексуальный объект — это нормально? — продолжал разговор Айрат, закуривая сигарету.

— Я думаю — это от недотраха. Что может быть лучше секса с прекрасной нимфой? — он блаженно улыбнулся и, взяв вейп, пустил под потолок облако пара. — Кстати… — он вынул из кармана халата несколько купюр, — держи. Отдаю долг. Только… — рука Карла с деньгами на секунду зависла над столом, — одолжи косарь. Я замутил такую куклу… это будет шедевр. Как сделаю, все отдам.


Айрат тихонько пробрался в аудиторию и, сев на самый дальний ряд, отыскал глазами Гарри. Он как обычно проспал и пришел на пару на полчаса позже. Слава богу, препод не заметил потерю бойца, и Айрат с умным видом начал конспектировать лекцию. К зачету за три дня он вполне успеет подготовиться, и на прогулку с Катькой теперь у него есть деньги. Так что будет ей и кинцо, и винцо, и даже, может, цветы.

Телефон тихо бздынькнул, и на экране высветилось сообщение от неизвестного номера: «Ты не забыл про уговор встретиться? Может, в четверг?» Айрат сразу понял, от кого сообщение. Перед его глазами всплыли большие серые глаза, вздернутый нос со смешными веснушками и чуть оттопыренные уши.

«Договорились. В семь за столиком в Макдаке», — написал он в ответ. Он не стал уточнять, за каким именно столиком назначена встреча. Шурик, конечно, помнил то место возле окна в Торговом центре.

— Здорово! Проспал? — оказывается, лекция закончилась, и рядом с ним нарисовался Гарри. — Как все прошло? Прикинь, мы с Дианкой проболтали до одиннадцати. Ее еле в общагу пустили. Такая прикольная девка оказалась. Правда, страшная, но поболтать и поржать с ней можно.

— Все прошло отлично. Спасибо, что выручил, — не отрывая глаз от телефона, ответил Айрат. Он выбрал нужный контакт в телефоне и написал: «Катюх, извини. В четверг не получится. Меня вызвали на работу. Давай перенесем свиданье на воскресенье? Целую!» И… улыбающийся смайлик.


========== Глава 9 ==========

Все дни, вплоть до четверга, были посвящены подготовке к зачету. Айрат с Гарри часами сидели в библиотеке, потом уходили домой и после небольшого передыха снова брались за учебу. Их труды увенчались успехом, и в день «Х» зачет был удачно сдан.

Выходя из аудитории, Айрат нос к носу столкнулся с Катькой. Она нахмурилась и попыталась обойти его, прижав к груди розовый рюкзак.

— Кать… Катюнь. Ты чего? Обиделась? — Айрат поймал уворачивающуюся от него девушку за руку.

— То есть работа тебе важнее меня? — надула губы Катька.

— Кать… Ну ты вообще даешь! Конечно ты для меня очень важна, но ты же понимаешь… я не могу потерять работу, — пытался убедить ее Айрат.

— А меня, значит, можешь? — не унималась она.

— Кать, ну не сравнивай, а? — начал злится Айрат, но вовремя спохватился и добавил: — Давай устроим свиданье в воскресенье? Как тебе предложение?

— А давайте устроим свидание на четверых? — за спиной Катьки стояла Дианка и призывно улыбалась кому-то позади Айрата.

— Надеюсь, ты говоришь про меня? — Гарри толкнул Айрата в бок и весело подмигнул Диане. — Ты прикинь, Дианка тоже в Доту режется. Она недавно…

— Слушай, Гарри. Ты же знаешь, что я в этих играх нуб. Вы тут давайте с Диной решайте, куда пойдем, а мы с Катюхой вмажем по мороженому в кафе. Как тебе предложение? — он взял Катьку за руку и потащил за собой по коридору.

Получив порцию мороженого, Катька подобрела и, помешивая кофе в чашке, начала трещать без умолку.

— Интересно, какая будет погода в воскресенье? Я себе такое пальто купила! Закачаешься! Оно цвета… как тебе объяснить… Ты видел чайную розу? Так вот… Цвет вообще не похож на него.

Айрат судорожно взглянул на часы. Два часа. Потом лекция до четырех. Еще нужно успеть забрать близнецов с продленки и зайти за Мирой в садик. Все это хозяйство надо сдать Алке. Она придет в шесть, после работы. Даже если она задержится, вполне можно успеть в Торговый центр к семи.

— Прикинь! Это я дура? Да это он дурак! И с этим человеком я встречалась полгода! — громкие возгласы Катьки вывели Айрата из задумчивости.

— Извини… Кто дурак? — вздрогнул Айрат.

— Ты меня вообще слушал? Я тебе рассказывала про своего бывшего. Про Юрку, — обиделась Катька.

Айрат силился провести параллель между офигенным пальто и Юркой, но так и не смог построить между ними логическую цепочку. Решив не ломать голову, он снова посмотрел на часы и стукнул себя по лбу.

— Кать! Лекция через пять минут, а мне еще в соседний корпус бежать!

— Ладно уж, — шутливо нахмурилась она, — отпускаю, — и с этими словами Катька потянула Айрата за рукав и подставила губки.


Ровно в семь Айрат сидел за столиком у окна второго этажа Торгового центра. Возле стоек закусочных толпился народ, рассматривая яркие вывески с фотографиями гамбургеров, пирожков, мороженого и картошки. Айрат смотрел на все это через стекло окна и ловил себя на мысли, что немного нервничает.

— Привет, — Шурик стоял возле его столика, тяжело дыша.

— Привет, — улыбнулся ему Айрат, — ты от кого так бежал?

— Я это… Сейчас, — Шурик сел напротив него и глубоко вздохнул, — сначала меня тормознул гаец и проверил документы. Он решил, что я у папика тачку угнал. Думал, мне восемнадцати нет. Ну это ладно. Я привык к такому. Потом я по парковке кружил минут пятнадцать. Будний день, а мест на парковки нет. Поэтому опоздал… Вот…

— И ничего страшного. Не стоило так бежать. Я никуда не тороплюсь.

— Я боялся, что ты не дождешься и уйдешь, — опустил глаза Шурик, — а еще боялся, что ты не придешь. Я видел тебя сегодня в универе, хотел подойти и спросить, не передумал ли, но ты с девушкой был и с другом. Я решил, что…

— Нормально все. Не парься. И в универе можешь спокойно подходить, — ответил Айрат, с улыбкой глядя на пунцовые оттопыренные уши Шурика и яркие веснушки на красных щеках.

— А что, если твои друзья узнают, что ты общаешься с пидором? — тихо спросил Шурик.

— Еще я общаюсь с латышегрузином, толстой девушкой и соседом-хиппи, — усмехнулся Айрат, — друзей нельзя стесняться.

— Ты ел уже? — быстро перевел тему разговора Шурик.

— Еще нет. Даже не обедал. Сегодня зачет был, я про еду и не вспомнил. А вот сейчас ты сказал, и я сразу понял, что голоден.

— Сиди тут, чтобы наш столик не заняли, а я сейчас принесу еды. Только на мой вкус, ладно? — Шурик вскочил и быстро пошел к стойке закусочной.

Айрат снова отвернулся к окну. Люди ели, ходили по залу в поисках свободного столика, толпились в очередях за фастфудом. И из всей этой суматохи взгляд Айрата выхватил маленькую стройную фигурку светловолосого парня. Шурик с умным видом копался в своем зеленом рюкзаке, потом достал из него кошелек кислотно-желтого цвета. Видимо, почувствовав взгляд Айрата, он поднял глаза и улыбнулся отражению в окне. Его курносый нос при этом сморщился, и Шурик стал похож на забавного гнома из мультика. Поймав его улыбку, Айрат улыбнулся ему в ответ и махнул рукой.


— Слушай, я рассказывал тебе про свою семью, а вот про тебя я ничего не знаю. Кроме того, что ты натурал, — подмигнул ему Шурик и откусил кусок гамбургера.

— А нечего особенно рассказывать, — Айрат макал в соус по несколько картофельных палочек за раз и закусывал все это двойным чизбургером, — вернее так: я из многодетной семьи. Нас всего пятеро. Старшая сестра — Эльвира. Ей двадцать пять. Потом иду я. Еще есть близнецы — Рамиль и Равиль. Им по десять. И последняя Эльмира. Ей четыре. Мама умерла три года назад. Теперь у нас главная Элька. Это которая Эльвира, а не Эльмира. Вот, собственно, и все.

— А отец? — Шурик взял в рот трубочку из стакана с колой и, смешно вытянув губы уточкой, захлюпал газировкой.

— У нас живет Мухин, — нахмурился Айрат, — он мой биологический отец.

— И все? — Шурик выпустил изо рта трубочку и удивленно поднял брови.

— А что еще? Он только сделал меня. Потом ушел из семьи. Сейчас вернулся. Тырит у нас деньги и пропивает их. Я его ненавижу и отцом не считаю, — объяснил Айрат.

— Почему не выгоните его? — удивился Шурик.

— Только потому, что он вернулся в семью, малышей не отправили с детский дом. А меня в интернат, — Айрат взял мягкий и теплый кекс, раздвинул бумажку и заглотил сразу половину.

— Слушай… А вообще есть нормальные родители? Мои так были заняты карьерой и зарабатыванием бабла, что до меня им дела не было. А когда они разошлись, вопроса, с кем я останусь жить, даже не возникло. Они просто купили мне хату и исправно перечисляют кругленькую сумму на карту.

— А для чего ты работаешь в клубе? Я понимаю, у меня выхода нет. Нам с Элькой нужно на ноги малышей поставить. А у тебя все есть, — Айрат посмотрел Шурику в глаза.

— Мне это просто нравится. Нравится выступать. Нравится быть в центре внимания. Нравится ловить восхищенные взгляды. Деньги тут роли не играют. И вообще… Это мой мир. Голубой и радужный. Мне там хорошо, — Шурик грустно улыбнулся Айрату, — а пошли в кино. Говорят, вышел фильм хороший, типа что было до Гарри Поттера.

— Только в кино плачу я, — Айрат вытер рот салфеткой, — а то чувствую себя девушкой на свидании.


Фильм и правда оказался интересный и красочный. Забавные существа, магия, волшебники. И еще главный герой напоминал Шурика лет через десять. Это сходство было неточное. Скорее, оно возникало из-за смешных веснушек, которыми было усеяно лицо доброго волшебника.

Шурик смотрел фильм, радуясь как ребенок, слегка приоткрыв рот и восторженно распахнув глаза. Айрат украдкой смотрел на него. В какой-то момент их взгляды встретились, и Шурик подарил ему улыбку, от которой у Айрата вспыхнули щеки.


========== Глава 10 ==========

Месяц пролетел как один день. Айрат с Гарри сдавали контрольные, самостоятельные, зачеты. Два-три раза в неделю Айрат ходил на работу в клуб и каждую пятницу уходил на несколько минут с бара, чтобы посмотреть выступление Шурика. После представления Шурик, как правило, сидел за барной стойкой напротив друга и развлекал его забавными историями и милой болтовней. Помимо этого они продолжали раз в неделю встречаться за столиком в Макдаке. Ели, говорили, смеялись, потом шли в кино или просто гуляли по небольшому скверу недалеко от Торгового центра.

Они пересекались и в универе, но Шурик никогда не подходил. Он издали еле заметно кивал головой Айрату и улыбался. Но если Айрат пытался подойти к нему ближе, Шурик тут же нырял в толпу студентов и исчезал из виду.

Единственное, что напрягало Айрата во всей этом размеренной спокойной жизни, — это настроение Эльвиры. Некоторое время после разрыва с Олегом она держалась и старалась занять себя домашними делами, но через пару недель сникла и совсем опустила руки.

— Понимаешь, — говорила она брату, сидя поздно вечером на кухне, — я надеялась, что мой поступок заставит его принять решение. Решится наконец на что-то, — она вздохнула и откусила кусочек пирожного, принесенного Айратом.

— Мне кажется, он уже принял решение, Эль, — Айрат пододвинул тарелку со своим пирожным в сторону сестры, — тебе просто нужно смириться и жить дальше. Вокруг столько хороших парней, которые будут ценить и любить тебя. Тебе просто надо дать им шанс.

— Ты про Гарри? — улыбнулась Эля. — Ты прав. Он хороший, веселый, добрый. Но… он не…

— Не Олег, — закончил за нее Айрат.

— Да нет! — засмеялась Эля. — Просто он слишком молодой для меня. Вот смотри: через пять лет мне будет тридцать, а ему двадцать пять. Потом мне будет сорок, а ему тридцать пять.

— Потом тебе будет семьдесят, а ему шестьдесят пять, — снова закончил мысль Айрат, — разница со временем стирается. И вообще, любви неважно, сколько людям лет и какого они пола.

— Пола? — Эля подняла удивленно брови.

— Ну, это я так сказал. К слову, — махнул рукой Айрат. Эта мысль его самого не смутила. Он уже больше месяца общался с геями и лесбиянками, и они оказались вполне нормальными людьми. Конечно, ему как бармену иногда приходилось выслушивать истории о разбитых сердцах, но эти истории совсем не отличались от тех, что он слушал в «Клевере». Просто парни говорили о парнях, а девушки о девушках. — Давай на Хэллоуин возьмем Алку, Гарри и Карла, и я вас отведу в клуб. Я немного денег сэкономил. Думаю, нам их хватит нормально повеселиться. Я уже и на работе договорился. Сменами поменялся.

— Куда сходим? — оживилась Эля.

— В «Мамашу Кураж». Это новый клуб, и он уже стал очень модный.


Неделя началась с напряженных контрольных. К четвергу напряжение спало, на улице выпал первый снег, и в преддверии выходных настроение у Айрата поднялось.

Занятия закончились, и Гарри с Айратом решили перекусить в студенческой кафешке. Все столики были заняты, и они остановились посреди небольшого зала, прикидывая, куда можно приземлиться. Айрат заметил Шурика, сидящего за самым дальним столиком, и смело шагнул в его сторону, держа в одной руке чашку с кофе, а в другой одноразовую тарелку с булкой.

— Привет, Шурик! У тебя не занято? — спросил он, ставя тарелку и чашку на стол.

— Привет. Нет, — ответил ему Шурик, подняв на него красные глаза, обрамленные синеватыми кругами.

— Знакомься! Вы, правда, уже пересекались в универе, если помните. Короче: Гарри — Шурик. Шурик — Гарри, — развел руками Айрат.

— Да хватит уже тебе, — оборвал его Гарри, — здорово, Шурик. Мы тут сядем. Не помешаем?

— Нет, — тихо ответил Шурик и окинул друзей отсутствующим взглядом. Он взял чашку с кофе, стоящую перед ним, и поднес к губам. Его рука предательски затряслась, расплескивая на стол черные капли.

— С тобой все нормально? — удивленно посмотрел на него Айрата.

— Да, — неуверенно кивнул Шурик.

— Слушай, помнишь, я тебе про Карла рассказывал? Короче, сегодня одним днем проводится выставка свободных художников в галерее. Тут недалеко. Он там своих кукол выставляет. Короче, вход он нам обеспечит. Можно сходить, обогатиться, так сказать, духовно. Ну и выпить и пожрать на халяву. Ты как? С нами? — предложил Айрат, с аппетитом пожирая булку с кофе.

— Можно, — без особого энтузиазма отозвался Шурик и, посмотрев на лежащий на столе телефон, нервно застучал по нему пальцами. В этот момент телефон зазвонил, и Шурик, быстро схватив трубку, сдавленно сказал в нее: — Слушаю!

Что говорили в трубке, не было слышно. Шурик несколько раз сказал «Да». Потом вскочил с места и, кинув Айрату: «Я позвоню», быстро выбежал из кафе.

— Чего-то я не понял, что произошло, — сказал Айрат, глядя на место, где минуту назад сидел Шурик.

— Ты серьезно? — посмотрел на него поверх очков Гарри. — Да у него ломка конкретная.

— Охренел, Гарри? Он спортом занимался, — покрутил у виска Айрат.

— Это что-то меняет? — не унимался Гарри.

— Не, ну я видел, как он дурь покупал у… черт! Точно. Он не травку покупал, а колеса, — стукнул он рукой по столу.

— Чего ты так разнервничался? — Гарри допил кофе и перевернул чашку вверх дном на блюдце. — Ну парень на наркоту подсел. Это его проблемы.

— Он мой друг, — ответил ему Айрат и серьезно посмотрел Гарри в глаза, — и если ты сейчас его педрилой назовешь, я разозлюсь.

— Слушай… Мне вообще фиолетово, кто он. Конечно, меня как твоего старого друга беспокоит, что у тебя странные друзья, но до Шурика мне дела нет.

— А мне до него есть дело, — Айрат опустил глаза, — он мне помог с работой. И да… Я бармен в гей-клубе. Но знаешь… Там такие же люди, как и в других клубах. Есть хорошие, есть говно. И да… они немного ебанутые, но не плохие.

— Обана-а-а… — выдохнул Гарри, — а ты, случаем, от них не заразился? — он попытался перевести разговор в шутку.

— Гарри, ты же знаешь, что пидоризм не болезнь и он не передается по воздуху, — немного расслабился Айрат, — если только половым путем.

— Ты там смотри это… — Гарри хлопнул друга по плечу, — предохраняйся, что ль.

У Айрата с души свалился огромный камень. Он не любил врать, но из-за работы в гей-клубе вынужден был придумывать для Гарри отмазки, по какой причине он не может провести его по блату в закрытый клуб. Но история с Шуриком его расстроила. Шурик всегда был веселым живчиком, который открыто радовался жизни, дурачился и веселился. Неужели это действия дури, и это совсем не настоящий Шурик? Неужели он настоящим был именно сегодня, с красными уставшими от жизни глазами, трясущимися руками и равнодушным взглядом?


Около шести Шурик позвонил и спросил, осталось ли в силе предложение сходить на выставку. Потом он на секунду замялся и извинился за свое поведение:

— Айрат… Не подумай, что я не рад был тебя видеть, просто у меня были проблемы, и я пытался их решить, — сказал он тихо.

— Мне кажется, я понял, в чем у тебя проблемы, — ответил ему Айрат.

— Нет, все не так плохо. Я… я просто балуюсь разной дрянью, но я всегда могу бросить. Правда!

— Давай про это потом поговорим, — Айрат бросил взгляд на Гарри, стоящего рядом с ним на остановке, — короче, приезжай к галерее в семь. Кашина дом два. Мы тебя у подъезда будем ждать.


Карл встретил их у входа, как радушный хозяин. Айрат впервые видел Папу Карло не в халате и феске. Карл был одет в яркую свободную рубашку, джинсы и высокие сапоги. Его волосы были вымыты и закручены в пучок на затылке. Пожав руки Гарри и Шурику, Карл сказал:

— Короче, ходите, смотрите, тусуйтесь. Мои куклы в третьем зале в правом углу. В четвертом зале банкет. Там море жрачки и бухла. Даже жалко, что я не пью. Даже икра черная есть и устрицы. Тут спонсор какой-то крутой. Кто-то из глав города. Вон, видали того мужика в сером костюме? — Карл показал глазами в конец фойе. — Это он. А с ним, вон, еще один. Толстый и лысый. Этот вообще крутой банкир. Короче, развлекайтесь, мужики! Молодцы, что выбрались!

Шурик посмотрел в ту сторону, куда показывал Карл, и отошел в сторону, спрятавшись за широкой спиной Айрата.

— Ты чего это? — насторожился Айрат.

— Давай сразу пойдем в четвертый зал, — отозвался Шурик.

— А в чем проблема? — Айрат обернулся к другу.

— Короче… Ничего серьезного. Просто я не хочу попадаться этим двоим на глаза, — Шурик взял его за рукав и потянул в сторону банкетного зала.


========== Глава 11 ==========

Выставка оказалась довольно интересной. Пока друзья шли до банкетного зала, им на глаза попалось несколько достаточно интересных полотен и скульптур. Куклы Карла сразу бросились в глаза. Среди диких и непонятных скульптур, больше напоминающих застывшие фекалии динозавров, куклы выделялись реализмом. Тут была тонкая балерина, словно застывшая в прыжке, акробатка, замершая в изящной позе на большом шаре, и боксер с вытянутой в хуке рукой.

В зале с живописью Айрат затормозил возле одной картины. На ней был изображен светловолосый юноша под куполом цирка. Он висел на широкой полосе белой ткани, широко расставив руки и запрокинув голову. Вокруг него кружились крупные капли отраженных в мелких зеркалах лучиков. Картина была небольшой и называлась «Млечный путь». Чуть ниже фамилии автора было написано, что картина продается.

— Ты где застрял? — окликнул Айрата подошедший Гарри.

— Мне просто интересно, почем сегодня живопись продают, — с деланым равнодушием ответил Айрат.

— Можно узнать у самого автора, — Шурик стоял позади Айрата и тоже смотрел на картину, — вообще, интересный номер. Я видел когда-то такой номер в цирке.

— А это сложнее, чем твой танец на пилоне? — спросил у него Айрат.

— Не знаю, — Шурик задумчиво почесал подбородок.

— Ты чего в клубе стриптиз танцуешь? — встрял в разговор Гарри.

— Не-а, — помотал головой Шурик, — это танец. Я не раздеваюсь, — в этот момент в зал вошел толстый банкир, и Шурик снова юркнул за спину Айрата и шепотом добавил: — мы вроде хотели поесть. Пошли уже.

В банкетном зале Гарри тут же положил себе на одноразовую тарелку мяса омара и взял бокал хорошего белого вина. Айрат скромно взял бутерброды с масляной рыбой и сырой колбасой. Шурик без аппетита жевал тарталетку с черной икрой, постоянно озираясь по сторонам. Его движения были нервно-возбужденными, а взгляд испуганным. Айрат пытался понять, что с ним. Было ли это действие наркотиков или Шурик и правда почему-то боялся этого толстяка? И что вообще могло связывать танцора в гей-клубе и крутого банкира?

В маленьком пространстве выставки встреча с неприятелем была неминуема. Толстяк вошел в банкетный зал и встал в параллельном ряду столов. Он поднял глаза и тут же заметил маленького блондина напротив. Улыбнувшись ему кончиками губ, он поставил тарелку с закусками на стол и, еле заметно мотнув головой, прошел в конец зала и скрылся в небольшом коридоре, ведущим в туалет.

Айрат почти физически почувствовал, как Шурик сжался внутри. Он опустил голову и неуверенной походкой пошел за мужчиной. Когда Шурик скрылся за поворотом, Айрат сунул в руки Гарри свою тарелку и со словами: «Я ссать!» — пошел в сторону туалет.

Дверь оказалась приоткрыта. В зеркале, висевшем на стене, Айрат увидел Шурика, стоящего спиной к стене, и нависающего над ним толстяка.

— …ты же умный мальчик, — видимо, продолжал разговор банкир, — и ты знаешь, что я хорошо плачу.

— Кангур мне не говорил о встрече, — тихо ответил ему Шурик, пытаясь отвернуться от огромной лапищи мужчины, пытающегося взять его за подбородок.

— А мы Кангуру не скажем. Это моя частная вечеринка, и я хочу, чтобы ты развлекал гостей, — банкир взял Шурика за плечи и с силой тряханул, — ты не можешь мне отказать. Ты знаешь, на что я способен, если меня разозлить. Забыл про то дельце с наркотой, которую нашли у тебя на хате? Кто тебя от ментов отмазал?

— Я все помню, Тарас Владимирович! — Шурик почти плакал. — По-моему, я уже не раз благодарил вас.

— Ты мне по жизни будешь обязан, щенок! — рявкнул банкир. — Я только пальцами щелкну, и тебя закроют на долгие годы, — и добавил уже тихо и даже нежно: — потом, я припас для тебя очень качественную дурь. Попробуешь и сразу станешь милым и ласковым, котенок, — Тарас Владимирович выпустил из лап тонкое тело Шурика и, развернувшись к двери, добавил: — на будущее… Не советую показывать коготки.

Айрат резко отскочил от двери и сделал вид, что только идет в направлении туалета. Банкир распахнул дверь, как раз в тот момент, когда Айрат потянулся к ручке.

— Это туалет? — Айрат постарался сделать тупое лицо.

— Совершенно верно, — кивнул ему Тарас Владимирович.

— Спасибо, а то я как дурак хожу по коридору, а надписей на дверях нет, — кивнул ему Айрат и вошел внутрь.

Шурика там не было. Айрат точно помнил, что он из туалета не выходил, поэтому логично было, что он где-то в одной из кабинок.

— Шурик! Шур… Ты в порядке? — Айрат стукнул костяшками пальцев по запертой двери.

— Все нормально, — тихо отозвался Шурик.

— Тебя не было долго, и я пошел тебя искать, — объяснил ему свое появление Айрат. — Ты точно в порядке?

— Ты все слышал? — щеколда громко щелкнула, и дверь открылась. Шурик стоял, опершись спиной о кафельную стену, опустив голову и приподняв плечи.

— Расскажешь? — Айрат положил руку ему на плечо.

Шурик резко поднял голову. Его лицо оказалось почти на уровне подбородка Айрата. Серые глаза парня были красными и припухшими. Айрат был зол на него за то, что не рассказывал о себе всего, но в этот момент ему стало жалко Шурика. Перед ним стоял несчастный запуганный и запутавшийся мальчишка, которому нужна была его помощь.

— Шур, — Айрат взял его за плечи, прижал к себе и похлопал по спине, — что происходит?

— Ты сам все слышал, Айрат, — приглушенно ответил Шурик, — тут нечего рассказывать. Давай лучше еще посмотрим кукол твоего друга и пойдем ко мне. Купим бутылку вискаря и просто поболтаем. Только, пожалуйста… не об этом. Мне сейчас просто нужно, чтобы кто-то был рядом.

— Хорошо, — согласился Айрат и хлопнул себя по лбу, — черт! А как же Гарри?

— Придумай что-нибудь? — поднял на него свои огромные грустные глаза Шурик.

Придумывать ничего не пришлось. Когда они вернулись в зал, Гарри уже любезно болтал с брюнеткой модельной внешности. Увидев друзей, Гарри поцеловал даме ручку и подлетел к ним.

— Так, парни. Я сейчас свалю. У меня типа свиданка вон с той красавицей. Завидуйте молча, — вытянул он руку вперед. Потом посмотрел на Шурика и добавил: — это я не тебе. Короче… Пожелайте мне удачи в бою.

— Чтоб стоял всю ночь и не падал, — напутствовал друга Айрат.

— И вам того же, — зачем-то сказал Гарри и ринулся через ряды столов к брюнетке.


Дом Шурика оказалось совсем рядом, буквально в нескольких остановках от галереи. Они прошли до него пешком, заскочив в ближайший супермаркет. Накупив виски, Колу и разной закуски, друзья поднялись на лифте на второй этаж. Квартира оказалась двухкомнатной, с большой кухней и огромной лоджией. Комнаты были смежные. Одна из них была гостиной, а вторая, судя по огромной кровати, спальней.

Большая комната была отделана в приятных серо-голубых тонах. В центре нее стоял уютный диван, напротив которого были журнальный столик и огромный домашний кинотеатр. В углу примостился небольшой современный шкаф, в стеклянной витрине которого стояли разные милые статуэтки. На стенах висело несколько картин на морскую тематик.

Сесть решено было на кухне. Друзья разложили закуски на тарелки, Шурик достал из холодильника лед и включил нижний свет в виде небольшой настольной лампы.

После первого стакана ледяного виски с Колой завязался разговор об искусстве, в частности о живописи. Оказалось, что в роду у Шурика были художники. Те картины, что висели в зале, были написаны его дедом.

Когда они выпили больше половины бутылки виски, Айрат понял, что домой ему идти совсем не хочется. Завтрашние занятия они дружно решили прогулять и допить бутылку виски до донышка. Взяв с собой стаканы и бутылки, Шурик в Айратом переместились в спальню.

— Скажи, а как ты понял, что гей? — спросил Айрат.

— Все просто. Мне в школе нравились мальчики. Однажды я попробовал с девушкой и понял, что не мое, — Шурик сделал большой глоток из стакана и громкой икнул, — а ты как понял?

— Что понял? — удивленно поднял брови Айрат.

— Ну, что тебе парни нравятся, — уточнил Шурик.

— Кто тебе такое сказал? — засмеялся Айрат.

— Ну-у-у… — Шурик почесал затылок, — мне так показалось. Не бери в голову. Вообще, знаешь. В клубе на тебя ставки делают.

— Какие ставки? — заинтересовался Айрат.

— Когда ты сломаешься и устроишь аукцион, — Шурик снова икнул.

— Что такое аукцион?

— Короче… У нас есть такая штука, как аукцион. Самый желанный и недоступный парень устраивает аукцион на минет. Давший больше всех денег, отсасывает у него. Вот всем и интересно, когда устроишь такой аукцион ты.

— Не дождетесь! Пидоры! — засмеялся Айрат, завалившись спиной на подушки. — Ни за что не дам отсосать парню.


========== Глава 12 ==========

Айрат проснулся от того, что у него чесался нос и ужасно замерзла одна рука. Он приоткрыл глаза и увидел Шурика, мирно посапывающего у него на плече. Одна прядь его светлого чубчика торчала вверх и щекотала ему нос. Он убрал наглый хохолок, проведя рукой по голове Шурика. Тот недовольно заворчал и, прижавшись всем телом к боку Айрата, закинул на него ногу. Одеяло, которым были накрыты оба парня, было скомкано под Шуриком. Айрат же лежал почти совсем раздетым. Он аккуратно снял с себя ногу друга, вытащил плечо из-под его головы и встал с кровати.

По-хозяйски пошарив в холодильнике, Айрат нашел там колбасу, сыр и майонез. Сделав себе царский бутерброд, он вскипятил чайник, чтобы сварить кофе.

— Давай весь день проваляемся в кровати и посмотрим фильмы? — в дверях кухни стоял Шурик в короткой голубом махровом халате и пушистых тапочках-зайчиках.

— Мы же решили не ходить сегодня в универ. Мне на работу только к шести, так что времени навалом. Я за культурную программу, — и Айрат поднял руку вверх.

— Тогда я в душ, а ты сделай мне тоже бутеры и кофе, — Шурик по-детски потер глаза кулаком и пошлепал в сторону ванной комнаты.

Айрат нарезал еще бутербродов и заварил в большой турке кофе. Налив себе в чашку ароматный напиток, он отхлебнул его, обжегся и пролил половину себе на футболку. Громко чертыхнувшись, он закинул руки за голову и стянул с себя испорченную вещь. Решив спросить у Шурика, есть ли у него что-то подходящее из одежды, он смело распахнул дверь и вошел в ванну.

Шурик стоял под душем, тихо мурлыкая какую-то мелодию. Его прикрывала полупрозрачная занавеска, через которую только угадывался тонкий силуэт его тела. В тот момент, когда в ванну вошел Айрат, Шурик повернулся лицом к стене и намылил голову. Наглая занавеска прилипла к его мокрому заду, и первым, что увидел Айрат, была маленькая кругла попка, завернутая в полиэтилен. На секунду замерев на месте, он протянул вперед руки и положил открытые ладони на две розовые половинки. Попа вздрогнула и напряглась. Потом занавеска пришла в движение, попа исчезла, и с другого края выглянуло недовольное лицо Шурика.

— Ты охренел? — Шурик пытался выглядеть сердитым, но растрепанные мокрые волосы, немного оттопыренные красные уши и капелька воды, свисающая с кончика курносого носа, делали его смешным и анимашным.

— Я это… — замялся Айрат, — не удержался просто.

— Не удержался он… — Шурик окинул взглядом голый торс друга и добавил уже не так строго: — держи себя в руках и… оденься, пожалуйста. Если ты, натурал, не удержался, представь, каково мне — гею — смотреть на твои мышцы.


За завтраком Шурик стал мрачным и молчаливым. Айрат пробовал его развеселить, пересказывая смешной момент любимой комедии, но это на него не действовало.

— Послушай… — оборвал Шурик рассказ Айрата. — Давай договоримся: мы с тобой друзья. Я понимаю, что твоя работа в гей-клубе наложила свой отпечаток на твою психику, но я не хочу, чтобы ты превратился в гееподобного. Я хочу, чтобы ты встретил девушку, влюбился, женился на ней. Чтобы вы нарожали детишек…

— И умерли в один день, — с улыбкой продолжил за него Айрат, — слушай, мне правда неловко за свое поведение, но… мне кажется, что…

— Крестись, — мрачно возразил Шурик, — постоянно крестись, если тебе будет что-то казаться. Я просто не хочу терять тебя как друга и не хочу создавать тебе в жизни проблемы. Договорились?

— Договорились, — кивнул Айрат. — Может, мне уйти?

— Нет! Только не уходи. Просто… извини за такой настрой. Как-то навалилось все, — вздохнул Шурик.

— Ты из-за этого банкира расстроился? Куда он тебя звал? Что значит «развлекать гостей»? — закидал вопросами друга Айрат.

— Я просто танцую для них, — нахмурился Шурик, — и не спрашивай больше ничего. Еще не говори про это Кунгуру. У нас с ним договор. Я не должен нигде выступать, кроме его клуба, но Тарас — гад еще тот. Ему нельзя отказывать. В свое время я здорово накосячил, он меня выручил, и теперь я у него на крючке. Это все, что тебе нужно знать. А теперь пошли посмотрим что-нибудь светлое и доброе, — и он грустно улыбнулся.


Ровно через неделю Айрат зашел в «Мамашу Кураж» и забронировал вход на вечеринку, посвященную Хэллоуину. Но вечером в тот же день его ждало неприятное известие. Позвонил Кунгур и попросил Айрата выйти на работу.

— Я за две недели забил этот выходной, — пытался отбрыкаться Айрат.

— Дарагой, понимаешь меня? Галчонок заболел. Кирилл руку сломал. Остался только ты и Кит. Сегодня большая вечеринка, а у нас нет барменов. Выручай, Айрат, дарагой! — гудел в трубку Кунгур. — Я заплачу.

И тут Айрату пришла в голову абсолютно дикая мысль.

— Тогда так: со мной будут несколько гостей. Им вход бесплатный и выпивка за счет заведения.

— Харашо, дарагой! Веди своих гостей. Все будет. Вход будет, много вкусной выпивки будет. Договорились, — согласился Кунгур и положил трубку.

Осталось как-то подготовить к такому известию Эльку, Алку, Гарри и Карла. Гарри отказался идти в гей-клуб, объяснив это тем, что ему будет несколько неприятно окружение педиков. Забронированным входом в «Мамашу» он воспользуется и сходить ему туда есть с кем. Карл отнесся к известию совершенно спокойно, заявив, что общение с лесбиянками ему пойдет только на пользу.


— Эль… Алл… Тут такое дело… — они втроем сидели на кухне и пили чай с принесенным Алкой тортиком. — Так, парни. Дуйте в комнату. Чай вы уже попили, — бросил он близнецам, и когда они ушли, шумно выдохнул. — Короче, меня вызвали завтра на работу, но я договорился с хозяином клуба, что он пустит моих гостей бесплатно и выпивка за счет заведения.

— Вот здорово, — захлопала в ладоши Алка.

— Я работаю в гей-клубе, — выдохнул Айрат.

— Нифигась… — прошептала Алка.

— Надеюсь, на этом колкости и подъебки кончились? — нахмурился Айрат. — Так что скажете?

Айрат облегченно вздохнул, когда обе девушки радостно согласились идти на Хэллоуин в «Зеленого кузнечика».


Стоя за барной стойкой, Айрат издали наблюдал за веселящимися друзьями. Карл все в той же яркой рубашке и пестром берете а-ля Боб Марли быстро нашел общий язык с кучкой лесби. Эля и Алка резвились с несколькими парнями на танцполе. Эля в черном длинном платье и с ярким макияжем изображала Мартишу из «Семейки Адамс». Алка была в красном платье с глубоким декольте и в длинных, выше локтя, черных печатках. Свой наряд она обозвала «Джесика», и изображать он должен был жену кролика Роджера из одноименного фильма.

Одно напрягало Айрата. Время близилось к полуночи, а Шурика все еще не было.

Он появился за несколько минут до начала представления и тут же подошел к стойке бара.

— Привет, — улыбнулся он другу и дурашливо подмигнул, высунув язык, — потерял меня?

— Ты где был? — недовольно спросил Айрат, делая очередной коктейль клиенту.

— Дела были, — Шурик строил смешные рожицы и пытался схватить губами трубочку в стакане с Колой. Трубочка крутилась в стакане и никак не давалась ему.

— Ты в порядке? — Айрат бросил напряженный взгляд на друга. — Ты какой-то странный сегодня.

— Все отлично, — Шурик махнул рукой и опрокинул стакан с Колой на стойку.

— Это твой знакомый? — к стойке бара подлетели Эля и Алка. Они были немного навеселе, и от энергичных танцев обе были красные и тяжело дышали.

— Это Шурик. Мой друг, — ответил им Айрат.

— Какой хоро-о-ошенький! — протянула Алка. — Просто пуська.

— Моя сестра Эля и моя старая подруга Алла, — кивнул в сторону девушек Айрат.

— Мосяська, а как тебя в клуб пустили? — Алка потрепала Шурика за щечку, как ребенка.

— Вообще, он на год меня младше, — ответил за Шурика Айрат, напряженно поглядывая, как странно блестят глаза друга.

— Я тут работаю, — улыбнулся девушкам Шурик, — через полчаса буду выступать. Посмотрите, что я умею. Надеюсь, вам понравится.

— Шур… ты уверен, что сможешь сегодня выступать? — напрягся Айрат.

— Не волнуйся, мамочка, — снова подмигнул ему Шурик, — я профи. Девочки, было приятно познакомиться, но мне пора готовиться к выступлению.


Айрат как всегда оставил бар второму бармену, толстяку Киту, и встал у стены танцпола, рядом с Элей и Алкой. Напротив них, окруженный толпой девушек, стоял Карл и с блаженной физиономией смотрел выступление артиста травести шоу Лизы Дитрих.

— А сейчас звездочка нашего шоу! Наш несравненный маленький Шурочка и его волшебный пилон! — объявил Мила Милая.

Свет вспыхнул, зазвучала знакомая песня, и перед пилоном из темноты появился Шурик. Он как всегда сделал несколько плавных танцевальных движений, протянул руку к пилону и… промахнулся. Вместо стального шеста рука схватила воздух, и Шурик слегка покачнулся. У Айрата перехватило дыхание, но Шурик не растерялся и как настоящий артист обыграл свою неудачу.

Следующую ошибку он уже допустил, вися на шесте. Зацепившись за него ногами, он повис на нем параллельно полу и, не рассчитав движение назад, неслабо приложился головой о пилон. В кульминации выступления должно было быть свободное падение вниз. Шурик скрестил ноги, вися вниз головой под самым потолком. Расставив руки в стороны, он слегка расслабил ступни и полетел вниз. Айрату показалось, что в момент, когда голова Шурика ударилась о пол, сквозь грохот музыки он явно услышал неприятный хлопок.


========== Глава 13 ==========

Айрат не помнил, как в три прыжка оказался возле лежащего на полу Шурика. Как кричал, чтобы вызвали скорую, и как хлопал по щекам друга и просил, чтобы тот открыл глаза. Потом была полутемная, пахнущая лекарствами скорая и холодный коридор больницы, освещенный мигающим белым светом.

— Вы родственник? — спросил Айрата дежурный врач.

— Я друг. Его родственники, насколько мне известно, за границей, — Айрата почему-то подташнивало, и немного кружилась голова.

— Тогда вам расскажу о состоянии Александра Смирного, — врач сидел за столом и что-то писал в карте.

— Кого? — не понял Айрат.

— Вашего друга, — посмотрел на него поверх очков врач, — так вот… Состояние стабильное. Он пришел в себя. У него сотрясение и несильное повреждение шейного позвонка. Не буду вдаваться в медицинские подробности. Сейчас ему нужен покой, и необходимо зафиксировать шею. Вообще, ему повезло. Удачно упал, если можно так сказать. Успел, видимо, сгруппироваться вовремя, и мышцы шеи крепкие, но в шейном корсете придется походить. Мы его выходные подержим, а в понедельник на выписку.

— Какие нужны лекарства? — спросил Айрат.

— Перед выпиской вам дадут рецепт. Пока нужно приобрести корсет. Я дам вам адрес магазина медицинского оборудования.

— Я могу к нему пройти? Я ему вон одежду принес, — Айрат показал глазами на полиэтиленовый пакет с одеждой, который все это время держал в руках.

— Конечно можете. Нам нужны некоторые документы, он вам скажет, где их найти, — кивнул врач.

Шурик лежал на высокой кровати-каталке в одноразовой голубой рубашке. Его шея была зафиксирована жестким белым ошейником, а из руки тянулась трубка капельницы.

— Только не ругайся сейчас, — тихо сказал Шурик, увидев в дверях Айрата.

— И не собирался, — улыбнулся ему тот, — я на тебя в понедельник наору и, может даже, ударю.

— Им нужны полис и паспорт. Паспорт у меня во внутреннем кармане куртки. Поищи там. А в правом кармане ключи от квартиры. Домофон 1269к13. Этаж и квартиру знаешь, — Шурик облизал пересохшие губы, — я хотел тебе сказать… Спасибо.

— За что? За то, что обдолбанного на шест пустил? — нахмурился Айрат.

— За то, что ты есть, — ответил Шурик, закрыл глаза и уснул.


В субботу в клубе было много народу. Участники вчерашнего праздника обсуждали несчастный случай на выступлении и рассказывали про него тем, кто этого не видел. Айрата это раздражало, и он всеми силами старался уйти в работу, чтобы не сорваться и не набить кому-нибудь морду.

— Как там Шурка себя чувствует? — за барную стойку зашла Галка и стала готовить заказ. — Я вчера в лежку лежала. Сегодня прихожу, а тут весь клуб гудит.

— Нормально, — ответил Айрат, ставя на стойку «Сочный минет», — в понедельник выпишут. Гал… а ты давно Шурика знаешь?

— Года два. Он тут появился, когда ему восемнадцати не было. Охранник его пускать не хотел, но Кунгуру он понравился, и он разрешил его пускать. Только выпивку сказал не продавать. Вообще, она Шурику особо не была нужна. Он тогда начал таблетками баловаться. Ну и иногда за деньги трахался или сосал в туалете.

— Интересно, зачем? Ему что, денег не хватало? — зло усмехнулся Айрат.

— Он это делал не из-за денег. Это был вызов. Его мать тогда ушла от отца к любовнику. Они здорово разругались, и он назвал ее шлюхой. Потом выяснилось, что это отец первым решил бросить семью. Шурик психанул и стал вот так дурить. Один раз он здорово накидался и устроил небольшое представление на пилоне. Публике понравилось, и Кунгур предложил ему тут работу. Потом начались симпозиумы. Он выбрал нескольких мальчиков для развлечения богатых гостей. Шурику как раз исполнилось восемнадцать, и Кунгур его тоже позвал.

— Что за симпозиумы? — напрягся Айрат.

— Это Кунгур их так называет. В древней Греции так знать отдыхала. На симпозиумах могли присутствовать только мужчины. Развлекали их мальчики. Ну, это примерная интерпретация исторического факта, — Галка махнула кому-то в зале рукой и продолжила: — к Кунгуру на закрытые вечеринки приходят большие люди. Сливки общества, так сказать.

— И как их развлекают? — все больше мрачнел Айрат.

— Понятия не имею, — пожала плечами Галка, — меня туда не приглашали. Там даже обслуга элитная. Ты у самого Шурика спроси. О… кстати, — Галка показала глазами на вход в зал бара, — вон тот боров туда ходит. Мне его Шурка показывал.

В бар вошел Тарас Владимирович. Он недолго постоял у входа, брезгливо оглядывая публику, потом спросил что-то у одного из постоянных клиентов. Тот махнул головой в сторону барной стойки, и банкир уставился маленькими злыми глазками на Айрата.

— Ты друг Шурки? — спросил он, глядя Айрату прямо в глаза.

— Допустим, — не отводя глаз, ответил Айрат, — с какой целью интересуетесь?

— Этот говнюк трубку не берет. Он здорово попал. Так и передай ему. Он меня вчера продинамил, — Тарас закурил и выпустил клубы дыма из носа.

— Он вчера в больницу попал, — ответил Айрат, отгоняя от себя дым рукой, — сотряс, и шею вывихнул. Трубку не берет, потому что в больнице. Еще есть вопросы? Или вам еще больничный показать надо?

— Наглый мальчишка, — процедил сквозь зубы банкир, — ты хоть знаешь, с кем говоришь?

— Допустим, знаю, и что? — усмехнулся Айрат.

— О! — вдруг оживился толстяк. — Ты можешь помочь своему дружку долг отработать. Завтра приходи ко мне. Деньгами не обижу.

— Ах ты мразь!!! — Айрат перекинулся через стойку и схватил банкира за ворот рубашки. — Да я твою морду сейчас по этой стойке размажу! Думаешь, ты за свои вонючие деньги можешь любого купить?

Началась драка. Айрат умудрился перепрыгнуть через стойку и заломить толстяку руку. Тот в ответ с силой мотанул головой и разбил Айрату нос. Прибежали охранники и, скрутив Айрата, положили его на пол.

— Что происходит? — Кунгур стоял возле бара и наблюдал за тщетными потугами Айрата освободиться от медвежьей хватки охранника.

— Кунгур! Ты сам говорил, что будешь защищать от наглых клиентов! — придушенно крикнул ему снизу Айрат. — Он предложил мне денег, чтобы я с ним спал.

— Согласен, — Кунгур сделал жест охраннику, и тот отпустил Айрата, — Тарас, нехорошо получается. Парень натурал, и ему было неприятно такое слышать.

— Он работает в гей-клубе и якшается с твоим мелким пидорком, — зашипел банкир, — откуда мне было знать, что он сам не пидор. Ладно, парень. Прощаю, — толстяк махнул рукой в сторону Айрата. — И тебя, и Шурку твоего. Так ему и передай. Но я тебя все равно запомнил!


В понедельник Айрат помог надеть Шурику новый, купленный им корсет и посадил в вызванное такси. Дома Шурик скинул кроссовки и сразу пошлепал на кухню ставить чайник. Несколько минут они молча сидели за столом и мешали в чашках сахар.

— Я знаю, что ты злишься на меня, — прервал молчание Шурик, — я не сижу на дури. Мне просто с ней легче жить. Я могу в любой момент бросить. Правда! — он вскинул на Айрата огромные серые глаза. — Понимаешь… моя жизнь полное говно, а наркота делает ее чуть светлее.

— А если посмотреть с другой стороны? — Айрат отложил ложку в сторону. — Ты неглупый и учишься в престижном вузе. Ты ни в чем не нуждаешься и ни за кого не отвечаешь. Тебя ждет блестящее будущее. Что плохого в твоей жизни?

— Блестящее? — ухмыльнулся Шурик. — Я выучусь и стану крутым юристом. За мной будут бегать толпы парней, потом я стану старым, с кучей бабла, и буду покупать любовь. Думаешь, я об этом мечтаю? Может, я хочу отвечать за кого-то, забоиться, любить… Не хочу быть таким, как Тарас. Хочу долго и счастливо и чтоб умереть в один день, держась за руки. А чего хочешь ты?

Этот вопрос застал Айрата врасплох. Он всю свою сознательную жизнь только и делал, что заботился. О малышке Мире, о близнецах, об Эльвире. Всю жизнь считал копейки в своем кармане с надеждой, что наскребет их на булку и стакан чая. А мечта… Наверное, его мечтой было выбиться в люди и вывести из нищеты свою семью.

— Мне нужны деньги, — выдавил он из себя.

— Всего-то? — грустно улыбнулся Шурик. Он встал, открыл кухонную полку и достал из небольшой коробочки аккуратно сложенные пачки денег. — На! — он положил деньги перед Айратом.

— Ты охренел? — подскочил Айрат. — Я не возьму их. Деньги я сам заработаю. Хотя… погоди-ка… За корсет возьму. Две тысячи шестьсот и еще за лекарства две тысячи сто, — он взял из стопки пятитысячную купюру и добавил: — триста рублей буду должен.

— Хм… — хмыкнул Шурик, — что ж… — и убрал деньги обратно в шкаф. — Можно просьбу одну? И тогда ты мне триста не должен, — Айрат утвердительно кивнул, — останься со мной. Хотя бы на несколько дней. Не хочу быть один. Устал от этого. Просто хочется, чтобы кто-то был рядом.

Айрат молча взял телефон и набрал номер Эльвиры, чтобы предупредить о своем отсутствии.


========== Глава 14 ==========

Весь остаток дня они пытались готовиться к зачетам. В универе очень кстати не было занятий, и студентам дали самостоятельную работу на всю неделю. К вечеру Айрат выскочил в ближайший супермаркет и накупил разных вкусностей. Хотя Шурик просил купить его «огненную воду», Айрат решил, что они обойдутся несколькими бутылочками легкого пива.

Решено было посмотреть какой-нибудь боевик, и они перебрались с чипсами и пивом в спальню.


— Все! Не могу больше, — Шурик хлопнул крышкой ноута и откинулся на подушки.

— Ты чего? — возмутился Айрат. — На самом интересном месте. Это же эротическая сцена с самой Милой Йовович!

— Слушай, вот когда у тебя был секс последний раз? — повернулся к нему всем телом Шурик.

Айрат ненадолго задумался. Последний раз он занимался сексом с Катькой примерно неделю назад. Они оба сбежали с пары, чтобы побыть одним в общаге, пока Дианка училась. Потом он один раз дрочил на фотографию какой-то модели в журнале, забытом Элей в туалете. Девушка была не очень красивой по его меркам. Худющей и плоскогрудой. Она больше напоминала мальчика, с короткой стрижкой, немного лопоухого и в смешных веснушках, но она ему чем-то понравилась.

— Ну, наверно, с неделю, — ответил он другу.

— А у меня месяц назад. По крайней мере, я помню только это, — задумчиво почесал нос Шурик, — а мне этого о-о-очень мало. Я больше трех дней не могу терпеть недотрах. А с учетом того, что последние три дня я провел в больничной палате вместе с двумя дедами со сломанными конечностями, представь размах моей трагедии, — Шурик наморщил нос, и веснушки сгрудились кучкой на его переносице, — а та девушка, ну, с которой у тебя был секс, она какая?

— Ну она… она… — Айрат попытался представить Катьку и почему-то не смог, — она… Катька. Ну, там… волосы светлые, сиськи большие, попка ничего так и все такое…

— Ну фу-у-у… — снова сморщился Шурик, — хотя… про сиськи продолжай! Меня это отвлекает вроде от мыслей о сексе. А то я только и думаю, на кого подрочить.

— Ха! Можешь на меня, — Айрат быстро спрыгнул с кровати, стянул с себя футболку и стал принимать позы бодибилдеров, слегка поигрывая подкачанной грудью.

— Ты издеваешься?! — Шурик подтянул под грудь коленки и обнял их руками. — У меня сейчас и так яйца лопнут.

— Ага, — заржал Айрат, — издеваюсь. А что, я тебе совсем не нравлюсь?

— Нравишься… Но как друг, — отозвался Шурик.

— Только как друг? — почему-то Айрату стало обидно. Во-первых, он привык уже ловить далеко не дружеские взгляды обитателей «Зеленого кузнечика», и это ему откровенно льстило. Во-вторых, у него, как у любого мужчины, был пунктик Нарцисса. В глубине души он считал себя неотразимым. И в-третьих… В-третьих ему почему-то очень хотелось, чтобы им восхищался именно Шурик.

Шурик замял тему и предложил досмотреть-таки фильм, прокрутив эротическую сцену.


Кровать в спальне Шурика была просто огромная. В принципе, кроме нее в комнате ничего не было, поэтому, когда друзья завалились спать, между ними могло разместиться еще человека два как минимум. Айрат лежал на спине, закинув руки за голову, и думал.

Он пытался понять, что это за странные ощущения завладели его душой, когда он встретил Шурика. Это была дружба, в этом он не сомневался, но она отличалась от той, что их связывает с Гарри, или с Алкой, или с Карлом. Хотя… скорее, она больше напоминает именно его отношения с Алкой. Айрату постоянно хотелось ее защитить, как и Шурика. И еще это странное возбуждение, которое он почувствовал, раздевшись при Шурике. И это ощущение, когда он дотронулся до его попы, там, в ванной. И вообще, с чего ему вдруг приспичило трогать задницу парня?

Айрат повернулся на бок, подложил руку под голову и посмотрел на спящего друга. Яркий свет луны проникал в комнату через тонкие шторы. Он освещал всю кровать и мирно сопящего Шурика. Видимо, почувствовав во сне взгляд Айрата, Шурик заворочался и открыл глаза. Корсет, фиксирующий шею, не давай ему повернуть голову, поэтому он повернулся туловищем и посмотрел на Айрата. Тот быстро прикрыл глаза, продолжая наблюдать за другом через щелку между веками.

Шурик снова повернулся на спину, опустил руки под одеяло и прикрыл глаза. Айрату показалось, что он снова уснул, но это было не так. Под одеялом явно происходило движение. Шурик тяжело задышал и прикусил губу. Айрат замер. С одной стороны, процесс дрочки был очень интимным для любого человека, и Айрат даже попытался закрыть глаза и отвернуться, но что-то не давало ему это сделать. Глаза сами по себе открылись, и он снова посмотрел на лицо друга.

Шурик чуть выгнул спину и болезненно свел брови. Его рот был приоткрыт, и из него вырывалось тяжелое дыхание. Одна рука выбралась из-под одеяла, откинула его и, пройдясь по худенькой груди, снова пропала под одеялом. Шурик шумно выдохнул и совсем скинул с себя одеяло. Одна его рука дергалась на небольшой ровном члене, а вторая поглаживала яйца, временами понимаясь до груди и лаская соски. Мышцы на животе то напрягались, обозначая кубики пресса, то расслаблялись, образовывая впадину. Его ноги нервно вздрагивали и сгибались в коленях.

Айрат сам иногда занимался с собой любовью, и это не было для него чем-то неправильным или странным. Но он впервые видел дрочащего парня, и это… Это его возбуждало. Он почувствовал сначала тяжесть в паху, а потом его яйца налились свинцом, и член встал колом.

Еще несколько движений, и Шурик вытянулся стрункой и замер. Член в его руке дернулся, выпуская из себя несколько вязкий мутных капель. Шурик прерывисто выдохнул и расслабленно откинулся на спину. Пытаясь выровнять сбитое дыхание, он снова взглянул на Айрата и улыбнулся.

Подождав, пока Шурик снова уснет, Айрат тихо слез с кровати и, стараясь не шуметь, юркнул в туалет.


Через два дня Айрат вернулся домой. Ему показалось, что он вернулся не просто от друга, а из другой жизни. Тут все было по-прежнему. Близнецы резались в приставку, Эля играла с малышкой Мирой, а на раскладушки сидел и жрал колбасу Мухин.

— Ты, сынок, никак влюбился. Пропадаешь все где-то и пришел такой задумчивый, — попытался завести разговор Мухин.

— Отвали, — зло буркнул ему в ответ Айрат.

— Почему? Я как твой родитель должен беспокоиться и волноваться. А ты должен познакомить нас со своей зазнобой, — ответил Мухин, откусывая кусок от батона колбасы.

— Засунь свое беспокойство знаешь куда? — рявкнул Айрат. — И ты как родитель должен кормить и поить своих детей, а не воровать у них деньги!

— Айрат, и правда, расскажи, что за девушка у тебя? — Эля поставила на стол тарелку с картошкой и котлетой, посадила на стул Миру и стала кормить ее ужином.

— Да не был я у девушки. Я Шурика забрал из больницы. Он еще в плохом состоянии, ну я и остался у него, чтобы помочь, — сказал Айрат, накладывая себе в тарелку картошку и котлету.

— Это у того малыша, что упал с шеста в клубе? Как он себя чувствует? — Эля села напротив брата.

— Уже лучше. Через неделю сможет снять корсет, но думаю, выступать не сможет еще минимум месяц, — Айрат с жадность набросился на ужин.

— Кстати, помнишь того парня, с которым я в клубе зажигала? Его Найком зовут. Не знаю, имя это или кличка. Так вот… Он оказался би и вчера позвонил мне. Прикинь, у меня завтра свидание, — Эля просто светилась от счастья, — он такой классный и веселый. И по-моему, я ему нравлюсь.

— Вот жизнь чудна, — засмеялся Айрат, — никогда не думал, что девушка может найти парня в гей-клубе.


Он дождался, пока близнецы угомоняться, и Эля пойдет читать сказку Мире и ляжет спать. К этому времени Мухин уже свалил куда-то, выпросив у Эли пару сотен. Оставшись один на кухне, Айрат открыл припасенную бутылку пива и вошел в интернет в телефоне. В принципе, ему там было ничего не нужно, и он просто хотел отвлечься.

После ночи, когда он видел мастурбирующего Шурика, ему было неловко. Во-первых, от того, что его так возбудили действия друга, что он сам заперся в туалете и снял напряжение. Во-вторых, от того, что весь день он ловил в эмоциях Шурика те, что видел прошлой ночью. И в третьих… Его не покидала мысль, что Шурик мастурбировал на него и для него. И эта мысль заводила его еще больше.

Когда он набрал в поисковой строке слово «гей», Гугл выдал ему кучу сайтов с гей-порно. Айрат зашел на один из них и несколько минут, брезгливо скривив лицо, смотрел на замершие кадры из видео с мужскими задницами и огромными членами.

На одном кадре видео он замер. С картинки на него смотрел светловолосый курносый парень, отдаленно напоминающий Шурика. Айрат надел наушники и ткнул пальцем в картинку.

Через минуту он быстрым шагом удалился в туалет, где под громкие крики парня в наушниках кончил, злясь на себя и на Шурика.


========== Глава 15 ==========

Следующую неделю Айрат избегал встреч с Шуриком. Правда, два раза он забегал к нему и приносил продукты, но на предложение друга остаться отвечал отказом, ссылаясь на неотложные дела. Особых дел у него не было, просто он боялся оставаться с Шуриком надолго. Он даже пытался не смотреть на него, чтобы в голове снова не возникали дикие мысли.

Но эти самые «дикие» мысли одолевали его, когда он оставался один. Перед глазами Айрата всплывал образ голого Шурика со страстно прикусанной губой, напряженным животом и небольшим ровным членом в руке. Потом этот образ смешивался с парнем из видео, и Айрат снова бросался в туалет и снимал напряжение.

Мысль о том, что он хочет парня, пугала его, и чтобы меньше думать про это, он стал больше времени проводить Катькой. Они то сбегали с пар, то просили Гарри увести Дианку в кино, то просто гуляли по парку и сидели допоздна в кафешках.

В выходные Айрат очень боялся, что Шурик придет в клуб, поэтому постоянно смотрел на входную дверь и вздрагивал, видя входящих в нее парней, хоть чем-то напоминающих Шурика.

Еще через неделю он увидел Шурика в универе и тут же юркнул в аудиторию, заметив, что Шурик намеревается подойти к нему.

За частые свиданки с Катькой, Гарри прозвал его сексуальным гигантом и радовался такой активной сексуальной жизни друга. Но он не знал, что в самый ответственный момент, когда все нутро напрягалось и желание выплескивалось наружу, перед глазами Айрата было не красивое Катькино тело с большими налитыми грудями и широкими бедрами, а худенькая тушка Шурика с небольшим стоячим членом и напряженным животом.


В субботу в клубе снова было полно народа. Айрат с бешеной скоростью делал коктейли и метал их по барной стойке в сторону клиентов.

— Приве-е-ет… — услышал он знакомый голос.

Шурик сидел с правого от него края стойки и немного рассеянно улыбался ему. Айрат махнул ему рукой и натянуто улыбнулся в ответ.

— Ты про меня совсем забыл? — Шурик капризно надул губки и игриво подмигнул.

— Забудешь про тебя, — проворчал себе под нос Айрат.

— Не ругайся, но я сегодня решил себя немного развлечь. Еще один месяц без секса я не выдержу. Как тебе вон тот брюнет в серой рубашке? — Шурик показал глазами на молодого мужчину, сидящего в стороне и попивающего коньяк.

— Ты под кайфом, что ли, опять? — нахмурился Айрат.

— Чуть-чуть… — Шурик поднял руку и сдвинул указательный и большой палец.

Айрат краем глаза наблюдал, как Шурик неуверенной походкой, слегка покачивая бедрами, направился к мужчине и, сказав пару слов, присел рядом с ним. Клиенты, как назло, повалили табуном, и Айрат потерял Шурика и мужчину из вида. Когда он снова их увидел, они шли по направлению к выходу и мужчина придерживал слегка пошатывающегося Шурика под руку.

Мысль дать мужчине по морде вспыхнула в голове Айрата и подействовала как красная тряпка на быка. Ему в голову ударила кровь, и до боли сжались кулаки. Но Айрату удалось взять себя в руки.

«Так будет лучше!» — от этой мысли стало легче. Но не намного. Он пытался убедить себя, что они только друзья и что личная жизнь Шурика не должна его касаться. Он стал отвлекать себя работой и даже вышел, чтобы посмотреть на шоу и передохнуть. Но как только ушел последний клиент и был получен расчет от Кунгура, Айрат сел на первый автобус и через полчаса яростно давил на кнопку звонка у двери Шурика.

Минут пять за дверью была тишина. Потом послышалась возня, и наконец дверь открыл заспанный Шурик.

— Ты чего? — он по-детски тер кулаком глаза и зевал.

— Где он? — Айрат отодвинул Шурика плечом и прошел в спальню.

На огромной кровати никого не было. Обе скомканные подушки лежали посредине огромного ложа, и на пол свисал край одного одеяла.

— Так кого ты потерял? — Шурик стоял в дверном проеме и с удивлением смотрел на Айрата.

— Тот мужик, с которым ты ушел из клуба? — Айрат кинул на Шурика злой взгляд.

— Сева? Он довел меня до подъезда и уехал домой, — равнодушно пожал плечами Шурик.

— И ничего не было? — немного остыл Айрат и сел на кровать.

— Я сейчас еще немного под кайфом и не совсем понимаю, что происходит, — Шурик сел рядом с ним и внимательно посмотрел в его глаза.

— Я сам не понимаю, — вздохнул Айрат и, запустив пальца в свои волосы, почесал голову.

— Он хороший мужик, этот Сева. Он не искал одноразового секса, и ему не понравилось, что я обдолбанный. Мы с ним в клубе долго говорили. Он пытается найти того единственного, с которым хочется засыпать и просыпаться. Но не нашел его пока ни в Хорнетах, ни в клубах, — Шурик говорил очень тихо, но от каждого его слова у Айрата почему-то сжималось что-то внутри, — так что происходит, Айрат? Я вижу, что что-то случилось. Но не могу понять, что я такого наделал, что ты стал меня избегать.

Айрат поднял голову, посмотрел ему в глаза и вдруг, резко наклонившись, поцеловал Шурика в губы.

Шурик не ответил на поцелуй, но и не отстранился. Он дождался, пока Айрат сам отстранится, потом вздохнул и сказал:

— Айрат, я старался, чтобы этого не произошло. Я не пытался тебя соблазнить, не заигрывал с тобой. Я просто хотел быть тебе другом. Не знаю, где именно я совершил ошибку. Возможно, когда привел тебя в гей-клуб. Возможно, тогда, в душе, стоило тебе дать по морде. Может, не стоило говорить про секс… Только… я не хотел, чтобы все было так.

— Как? — нахмурился Айрат.

— Ты красивый парень, добрый, хороший. У тебя может быть в жизни все хорошо. А со мной… со мной у тебя будут только неприятности. Слишком много со мной всего происходит плохого. Оно уже и на тебя влияет. Я это чувствую. Поэтому… просто уходи, — Шурик махнул рукой в сторону двери.

— Почему гонишь? — спросил Айрат, всем видом показывая, что не собирается уходить.

— Я боюсь влюбиться в тебя… Боюсь испортить тебе жизнь, — Шурик серьезно посмотрел на Айрата своими огромными серыми глазами.

— Значит, трахаться с незнакомыми ты не боишься? Глотать и нюхать дурь не боишься? Развлекать мужиков вроде Тараса ты не боишься, а быть со мной боишься? Сделать меня пидором боишься? — в голову Айрата снова ударила кровь.

— Это моя жизнь… Дурь, незнакомцы, Тарас… мне от этого не уйти! — Шурик опустил голову.

— Знаешь, кто ты? — Айрат вскочил, сжал кулаки и, выкрикнув: — Шлюха! — пошел к входной двери и, громко хлопнув ей, вышел из квартиры.


========== Глава 16 ==========

Айрату было плохо. Плохо от того, что обозвал Шурка шлюхой, от того, что глупо психанул, от того, что поцеловал, тем самым показав свои желания. Но хуже всего ему было от того, что Шурика не было рядом. Ему не хватало его милой улыбки, веселой болтовни и светлого взгляда больших серых глаз.

Ему не хотелось никого видеть. Он не отвечал на звонки Катьки, почти не говорил с Гарри в универе. Айрат бродил по улицам до ночи и возвращался домой, когда все уже спали. Он ложился в свою кровать, включал Дэвида Боуи и крутил пальцем список контактов, ненадолго замирая на знакомом имени.

В выходные Шурик в клубе не появился. Айрат отпахал пятничную и субботнюю смены и, отоспавшись после работы в воскресенье, спустился на второй этаж к Карлу, шаркая по ступенькам стоптанными тапками.

— Рад видеть, — Карл обдал его мятным паром и пропустил в квартиру.

— Я это… — замялся Айрат у входа, — вот… — он достал из кармана спортивных штанов бутылку коньяка.

— Ладно, — кивнул ему Карл, — давай поговорим! — он показал рукой в сторону кухни.

Пока хозяин резал лимон на блюдце и посыпал его сахаром, Айрат успел налить себе пару рюмок коньяка и выпил их, занюхав рукавом рубашки.

— Слушай! Пока ты еще не наговорился в хлам, давай я тебе свою новую куклу покажу? — Карл вопросительно посмотрел на Айрата. — Правда, я никогда не показываю никому процесс, но думаю, тебе можно.

— А давай! — махнул рукой Айрат. — Показывай своего Буратину.

Войдя в маленькую комнату, приспособленную под мастерскую, Айрат увидел белую, некрашеную и лысую куклу. Мастер засуетился, достал из ящика с грудой каких-то инструментов деревянную подставку, сунул в нее согнутые железные штыри, взял куклу и, немного поколдовав над ней, отошел в сторону, гордо произнеся:

— Вот!

Айрат замер на месте. Кукла стояла, подняв одну руку над головой и слегка согнув правую ногу, будто приветствовала его. Ее лицо было мертвенно бледным. Живыми были только глаза. Кукла улыбалась знакомой, немного грустной улыбкой, и смотрела на Айрата огромными серыми глазами.

— Узнаешь? — победно улыбнулся Карл.

— Узнаю, — Айрат отвернулся от куклы и посмотрел в окно, — похож.

— Правда узнал? Этого… как его. Ну, того парня, который упал на выступлении, — Карл снял куклу с постамента и положил на стол.

— Его зовут Шурик, — неохотно ответил Айрат.

— Точно! Шурик. Вообще-то, надо было у него разрешения спросить, можно ли с него лепить, но я так увлекся, что забыл тебя попросить поговорить с ним на счет этого. Ты увидишь его — спроси, ладно? — Карл мягко выталкивал Айрата из мастерской в сторону кухни.

— Вряд ли я у него спрошу, — буркнул Айрат, наливая себе в рюмку коньяк.

— Почему? Мне показалось, что вы тесно общаетесь. И, по-моему, он тебе даже нравится, — Карл налил в бак новую порцию жижи и с удовольствием втянул в себя пар.

— Не говори глупости, — Айрат опрокинул рюмку, лизнул сахар с лимона и налил еще одну, — мы посрались, и я его послал, — он снова выпил и, скривившись, сжевал дольку лимона.

— Погоди! До меня дошло, — хлопнул себя по лбу Карл, — он тебе нравится, вы поругались… все сходится. И вот результат, — кукольник стукнул вейпом по бутылке.

— Во, скажи мне, друг мой Карл, — немного заплетающимся языком ответил ему Айрат, — почему из всех возможных вариантов твой больной ум выбрал именно этот? У меня могут быть неприятности в семье. Я мог накосячить на работе. Я мог поругаться с девушкой, в конце концов. Почему именно этот вариант?

— Я включил дедукцию. Вот смотри, — лицо Карла на минуту пропало в клубах пара. — В семье у тебя всегда проблемы. Ты к ним привык и навряд ли будешь пить по этому поводу, а наоборот попытаешься взять себя в руки и решить их. С работой тоже не катит. Ты четный и ответственный. От ссоры с бабой ты точно пить не будешь. Не помню ни одной твоей девушки, по которой бы ты сох. И тем более страдал. А вот Шурик точно для тебя что-то значит. Я это заметил по тому, как ты на него смотрел и как кинулся к нему, когда он упал. После того, как ты сказал, что вы поругались, я сделал вывод. Я не прав? — Карл хитро прищурился.

— Прав, — вздохнул Айрат и «хлопнул» еще одну рюмку коньяка, — вот скажи мне: я похож на пидора?

— Нет. На пидора не похож. А разве нужно быть похожим на пидора, чтобы мутить с парнем? Вообще, это все клише. Ты понравился Шурику потому, что ты настоящий парень, — Карл многозначительно выдохнул пар из носа.

— Я вообще ничего не понимаю, Карл, — коньяк уже хорошо накрыл мозг Айрата. Он и с трезву мог сказать Карлу то, что никому другому не мог доверить, а уж с пьяну он выкладывал ему все подробности, — понимаешь, с одной стороны, я его хочу. Как парень парня. А еще меня бесят те, кто оказываются рядом с ним. И еще он такой ма-а-аленький, — Айрат поднял ладонь над столом, показывая размер пуделя, — мне хочется его это…

— Трахнуть, — подсказал Карл.

— Ага. Трахнуть, — согласился Айрат. Потом немного подумав, замотал головой, — не… не трахнуть. А черт его знает, что я хочу.

— Это любовь. Друг мой. Она впервые накрыла тебя. Правда, достаточно странным образом, — Карл почесал небритый подбородок.

— А разве может быть любовь между мужиками? — Айрат подпер рукой щеку, но локоть соскочил с края стола, и он чуть не уронил голову на стол.

— Любви все равно, какого ты пола. И роста. И возраста, — философски заметил Карл.

— И чего мне теперь делать? — Айрат совсем захмелел и смотрел на Карла пьяным рассеянным взглядом.

— Во-первых, протрезвей. Во-вторых, подумай, уверен ли ты, что он тебе нужен. И в-третьих, позвони и помирись. Выясни с ним отношения. И ради бога, не парься о том, что будешь пидором.


Айрат последовал совету друга и на следующий день, проспавшись, пошел прогуляться в парк и все обдумать. Но с нужного настроения его сбил звонок Эли.

— Айрат! — Эля рыдала в голос. — Он украл все деньги! Всю мою зарплату и то, что ты приносил из клуба! Все украл, сука-а-а… — выла Эля, — через неделю Новый год, что мы будем делать? У нас даже на хлеб нет, а ты получишь две с половиной тысячи в выходные! На что будем жить?

— Придет — я убью эту сволочь, — нахмурил брови Айрат и сжал кулаки.

— Айрат, — испугалась Эля и даже на минуту перестала плакать, — этим денег не вернешь. Он сегодня уже все пропьет. А ты сядешь из-за него. Кто будет мне с детьми помогать?

— Права, — кивнул Айрат, — ладно, не трону гниду. А с деньгами придумаю что-нибудь. Не переживай.


Всю неделю, он ломал голову, где взять денег. Чаевые, которые он оставлял себе, сразу ушли в общий котел. Он попытался занять денег у Гарри, но тот уже спустил все деньги, которые у него были, на поездку на чью-то дачу в праздники.

В клубе в пятницу всегда было больше народа, чем в субботу. Непонятно, с чем это было связано, но статистика утверждала именно так. Айрат уже отработал несколько часов и с тоской смотрел на выручку, лежащую в небольшом сейфе. Шальная мысль взять несколько тысяч, мелькнула у него в голове, но… Он не был вором, и хотя цель — устроить новогодний праздник малышам — была благородной, он не мог взять денег.

— Эх, брат! Что за скучная жизнь пошла? — за стойку бара сел Валера, по совместительству Мила Милая, ведущая пятничного шоу. — Плесни-ка мне для затравочки пятьдесят граммов беленькой, — театрально выпив водку и занюхав ее соленым орешком, Мила откинулся на спинку высокого стула и продолжил монолог: — Вот раньше весело было. Все друг друга знали. Сплетни, интриги. Кто с кем и в какой позе. Опять же, аукционы были частые. Народ развлекался. А сейчас одни эти морды накрашенные в шоу. Сучки… ненавижу! — Валера показал глазами на рюмку. — Повтори, что ли… Сейчас кроме Шурика смотреть не на что. И тот вон голову разбил. Аукцион последний был в сентябре. Красавчик Сашенка проигрался в карты. Все, что было, спустил, залез в долги. Так на аукционе неплохо заработал. Тысяч десять срубил. Вот весело было. Эх… а сейчас ни Шурика, ни аукционов… Тоска…

— Будет тебе аукцион, — в голову Айрата пришла безумная идея, — назначай на завтра. После шоу. Я выставляю себя. Первая цена — пять тысяч!

— Фью-ю-ю… — присвистнул Мила, — высоко, однако, себя ценишь.

— Мне нужны деньги, и я их достану, — уверенно кивнул Айрат и выпил водку, налитую в рюмку Валеры.


========== Глава 17 ==========

Обитатели клуба стекались на танцпол, чтобы посмотреть пятничное шоу.

— Дамы и господа! Леди и джентльмены! Мадамы и мусье! — орал Мила в микрофон. — У меня для вас приятная новость. Готовьте свои денежки, ибо у нас назначается а-а-аукцион! Завтра перед представлением! И лотом нашего аукциона стал наш красавчик бармен Айрат! — зал загудел и захлопал. — Начальная ставка — пять тысяч! Да, ставка высокая, но… — Мила многозначительно поднял вверх палец в атласной перчатке, — оно того стоит! Айрат — натурал, и за честь быть первым мужчиной, которому он даст отсосать, придется побороться! Итак!!! Завтра в половине двенадцатого Айрат ждет ваших ставок!

— Ты охуел, татарин? — к Айрату на бар влетела запыхавшаяся Галка.

— А что такого? — с деланым равнодушием пожал плечами Айрат. — Мне позарез нужны деньги. И вообще… какая разница, кто тебе сосет: мужик или баба.

— Ошибаешься, — встрял в разговор одинокий посетитель бара, — парень по-любому сосет лучше.

— Мне, например, не все равно, отлизывать девочке или сосать член мужику, — брезгливо скривилась Галка, — а теперь посмотри на всех этих пидоров и представь, что завтра один из них полезет к тебе в штаны.

— Ничего. Потерплю как-нибудь, — отмахнулся от нее Айрат, но весь оставшийся вечер не поднял глаз ни на одного посетителя.

Он думал, что хуже, чем сейчас, быть уже не может, но он ошибался. Чем ближе был час аукциона, тем тяжелее ему становилось.


В пику нудной статистике, в субботу народ валом повалил в клуб. В баре не было свободного места, а танцпол был под завязку заполнен уже к семи вечера. Было похоже, что собрались завсегдатаи не только «Кузнечика», но и соседних гей-клубов.

Айрат стоял на баре и с ужасом ловил на себе любопытные и липкие взгляды. К половине одиннадцатого вечера он втихаря опрокинул в себя три рюмки водки и одну — коньяка. И это ему почти помогло.

— Не напейся, дурочка, — заботливо посоветовал Мила, — если у тебя не встанет, то деньги придется возвращать. Да успокойся ты! Пять минут позора, и у тебя в кармане бабосы. Ну, готовься! Я пошел объявлять аукцион.

Айрат выдохнул, передал бар Киту и отправился на танцпол, где собрались уже все гости клуба.

— Итак! Леди и не очень леди! Джентльмены и похотливые кобельки! Сегодня ваш праздник! Один из вас станет победителем. Встречайте лот нашего аукциона! А-а-айрат! — и под громкие возгласы толпы Мила жестом пригласил на середину танцпола Айрата.

Пока Мила описывал все его достоинства и предполагаемый размер члена, Айрат стоял, заложив руки за спину и опустив глаза в пол. В его голове мелькнула глупая мысль, что он похож на узника, которого привели на расстрел. Мысль его почему-то насмешила. Он поднял глаза и с вызовом улыбнулся толпе.

Два официанта вынесли на середину танцпола небольшую трибуну, за которую тут же с трудом втиснулся Мила, пытаясь не помять пышную зеленую юбку.

— Итак! — Мила взял в руки длинный розовый дилдо и три раза ударил им о трибуну. — Первая ставка — пять тысяч! Господа пидоры! Смелее! Посмотрите, у какого парня у вас есть возможность отсосать! Вижу… Шесть тысяч от блондина во втором ряду. Итак, шесть тысяч… Семь от пидора в синем. Семь тысяч, господа. Кто даст больше? Семь пятьсот? Ты шутишь, малыш? Хорошо. Семь пятьсот… Видимо, мамочка больше не дала? Семь пя… Восемь! Молодец! Восемь тысяч от прыщавого красавчика. Восемь тысяч, сучечки! Давайте, раскошеливайтесь! Десять… Пошла крупная артиллерия! Десять тысяч от мужчины в первом ряду!

Айрат стоически переносил этот фарс. Он переводил взгляд с сального блондина на прыщавого длинноносого парня. От длинноносого к толстому мужику в первом ряду.

После десяти тысяч ставки стали расти быстрее. Охотников не убавилось. К толстому мужику с тонкими губами присоединился сутулый альбинос с грязными волосами. Потом к ним примкнул кавказец с синим подбородком и пышными черными усами.

Айрат смотрел на тонкие и влажные губы толстяка, на широкий лягушачий рот альбиноса, потом на красную губу из-под усов кавказца, и на него начала накатывать тошнота. Не в силах больше справляться с брезгливостью и отвращением, Айрат снова опустил глаза в пол.

— Пятнадцать! Пятнадцать от блондина. Кто больше? Семнадцать от нашего гостях из солнечного чего-то там! Семнадцать… Двадцать! Вот это я понимаю! Сразу видно хватку делового человека! Двадцать пять от гостя с солнечного Юга! И из схватки выбывает господин в костюме! Очень жаль. Двадцать от нашего усатого собрата! Двадцать одна! Вот это борьба! Блондин поднимает ставку до двадцати одной тысячи! Чем ответит ему наш черноусый друг? Двадцать две от блондина… Двадцать две тысячи раз!.. Да! Вот это кавказская щедрость! Двадцать пять тысяч раз!.. За всю историю аукциона я не помню таких ставок! Двадцать пять тысяч раз… Двадцать пять тысяч! Господа, двадцать пять тысяч! Кто сможет перебить? Двадцать шесть! Двадцать шесть тысяч раз… Двадцать шесть тысяч два… Тридцать! Тридцать тысяч!!! Я сейчас просто грохнусь в обморок! Тридцать тысяч раз… — в зале воцарилась полная тишина. — Тридцать тысяч два-а-а… — сердце Айрата бухало в груди как набат. — Тридца-а-ать… тыся-а-ач… Три! Продано счастливчику с заднего ряда! Наш победитель получает свой приз, а я пока, дорогие мои, положу денежки в эту шкатулочку и отдам их нашему бармену после того, как он исполнит свое обещание в комнате отдыха!

Айрат не мог пошевелиться и поднять глаза. Гул толпы, вспышки светомузыки, громкий голос Милы в микрофон… Все это вызывало у него приступы тошноты и головную боль. Айрат через силу поднял голову и посмотрел в ту сторону, откуда в центр танцпола должен был выйти победитель. Его глаза на несколько секунд ослепила вспышка светомузыки. А потом он увидел Шурика, пробирающегося через толпу прямо к трибуне. Его сердце на секунду остановилось, а потом бешено заколотилось в груди. Тиски, сжимавшие его голову, разжались. Он готов был расцеловать своего спасителя, но вспомнив об их ссоре, только сдержанно кивнул Шурику, пытаясь не показывать ему своей радости.

Они молча вошли в гримерку, которую Мила назвал комнатой отдыха, и Шурик закрыл дверь на щеколду.

— Ты зачем это сделал? — прервал молчание Айрат.

— Да вот решил деньги вложить, — улыбнулся Шурик, — все в банки вкладывают, а я решил их вложить тебе в штаны.

— А просто попросить мне отсосать не мог? Я бы, может, бесплатно дал, — ответил ему Айрат и улыбнулся.

— Дурак, — Шурик толкнул его кулаком в плечо.

— Сам дурак, — хлопнул его в грудь Айрат, — откуда узнал?

— Что у тебя проблема с деньгами — вычислил дедуктивным методом, — ответил Шурик.

— Карл сдал? — догадался Айрат.

— С потрохами. Он меня нашел через общего знакомого в универе. Сначала сказал, что куклу с меня слепил, потом рассказал, что ты в полной жопе. Я позвонил Галке, и мы хотели тебе деньги в кассу подкинуть. Хотя стремно было. Ты ж честный. Разделил бы на двоих. Вчера она мне позвонила и рассказала про аукцион. И вот я… Та-дам! — Шурик развел руки в сторону и поднял голову вверх. Сейчас он был очень похож на куклу Карла, только с волосами и в цвете.

— Так я не понял… Сосать ты не будешь? — улыбнулся Айрат.

— Буду, — кивнул Шурик и резко опустился на корточки. От неожиданности Айрат сделал два шага назад. Шурик завязал шнурок на кроссовке и поднялся на ноги, — но не сейчас, — засмеялся он, увидев растерянность на лице друга.

— Шур… — Айрат стал серьезным, — прости меня. Я не имел права так себя вести. Мне было без тебя плохо.

— Нет, я не сержусь. Ты был прав во многом. Но теперь я не боюсь вообще ничего. Мне только нужно знать, что и ты ничего не боишься, — Шурик сделал два шага навстречу Айрату.

— Не боюсь, — Айрат обнял его за плечи и притянул к себе.

Такого странного поцелуя у Айрата еще не было. Шурик легко дотронулся губами до его губ и мягко поцеловал. Он целовал, почти не открывая рта, нежно касаясь кожи. Сначала губы, потом щеку и подбородок. Это был еще не поцелуй любовника, но уже явно не дружеский. Айрат попытался взять инициативу в свои руки и включить в процесс язык, но Шурик прикрыл его рот ладонью.

— Погоди ты… — засмеялся он, — не все сразу.

— Я должен отработать деньги, — подмигнул Шурику Айрат.

— Тогда кидаю сверху еще десять косых, и мы договариваемся на взаимный отсос, — Шурик улыбнулся, обнял его за шею, посмотрел в глаза и уткнулся носом ему в шею.

— Давай так… Я беру эти деньги взаймы и обязуюсь отдать их за несколько месяцев. Иначе… тебе придется мне сосать, — Айрат с удовольствием вдохнул в себя запах светлых волос.

— Договорились, — Шурик поднял вверх лицо и сделал смешную мордочку, от чего стал похож на мультяшного гнома.


========== Глава 18 ==========

В начале предновогодней недели предстояло сдать один зачет и последний экзамен. Несмотря на дружеские подколы Гарри, после занятий Айрат садился в рыжий Ниссан-Жук, и они с Шуриком ехали в торговый центр, часами сидели за своим столиком у окна и разговаривали.

Поздно вечером Шурик подвозил Айрата к дому, и они еще полчаса сидели в машине. Эти мягкие и теплые, как лапки котенка, поцелуи сводили Айрата с ума. Губы Шурика слегка касались его губ и тут же вспархивали, как испуганная бабочка, как только Айрат пытался поцеловать глубже и жарче.

— Шурка! Ты издеваешься надо мной? — пытаясь притянуть Шурика ближе, говорил Айрат.

— Рано еще. Потерпи! Ты не готов к следующему шагу! — с улыбкой отстранялся Шурик.

— Я готов уже тебя по уши засосать, — наигранно обиженно отвечал Айрат.

Но он не настаивал. Он знал, что Шурик прав. Мысли о близости посещали Айрата постоянно, но он не был уверен, что все пройдет гладко. Он не знал, как среагирует его физиология и психика на происходящее. Одно дело — секс с девушкой, где он был мастер. Другое дело — с парнем. Душой он понимал, что хочет быть с Шуриком, но вот мозг отказывалась это принимать. Иногда он пытался себе внушить, что то, что происходит, — это случайность. Просто Шурик милый и нежный, как девушка, и его типаж больше всего по вкусу Айрату. Хотя… глядя на Шурика, он не видел девушку. Он видел парня — маленького, худенького, с огромными серыми глазами, чуть лопоухого и со смешными веснушками на курносом носу.


Со среды начинались каникулы. Шурик заехал за Айратом ближе к обеду, и они поехали в торговый центр за подарками для малышни.

— Ты чего такой нахмуренный? — спросил Шурик, когда они зашли в супермаркет.

— Да не знаю… Хочется чего-то, а кого — не знаю, — ответил старым баяном Айрат.

— Я, кажется, знаю, что тебе поможет! — хитро улыбнулся Шурик.

— Да неужели? — удивился Айрат. — Баба резиновая?

— Вот дурак, — засмеялся Шурик и потянул Айрата в овощной отдел.

Айрат с подозрением наблюдал, как Шурик выбирает бананы. Потом он перенюхал все представленные виды мандаринов. Потом Шурик долго ковырялся в небольшой коробке с лаймами.

— Оказывается, я тебя плохо знаю, — не выдержал Айрат, когда Шурик мял в руках красно-зеленые манго.

— Что тебе непонятно? — отвлекся от манго Шурик.

— Боюсь даже предположить, что ты собрался делать со всем этим. Кроме банана, — Айрат с сомнением заглянул в корзинку с продуктами.

— Вообще-то, мы это все просто будем есть, — сдвинул брови Шурик, — а не то, что ты подумал.

— И как мне все это поможет? — не понимал Айрат.

— Пойдем! Сейчас ты поймешь ход моих мыслей! — и Шурик потащил друга в другой отдел.


Из торгового центра Айрат и Шурик вышли с несколькими большими коробками, сумкой с фруктами и бутылкой дорогого коньяка.

— Давай оставим подарки для детей у меня. А то, если дома спрячешь, или Мухин найдет и пропьет, или мелкие, — логично рассудил Шурик.

— Не, дети не пропьют, — Айрат пытался запихнуть коробку с новой приставкой в маленький багажник Жука, — они еще маленькие. А вот Мухин — да… Согласен. Едем к тебе и оставляем подарки. И кстати, надо выпить коньяк. И еще я хочу манго попробовать. Ни разу не покупал, — он сел в машину и захлопнул дверь.

— Останешься? — Шурик пристегнулся ремнем безопасности и вопросительно посмотрел на Айрата. Тот молча достал телефон и набрал номер Эльвиры.


Айрат стоял в коридоре со странным чувством, будто вернулся домой. Тут ничего не изменилось с его последнего прихода. Запах парфюма Шурика от висящей на вешалке куртки. Монотонный стук огромных часов на кухне. Мягкий свет деревянной лампы в прихожей. Изменились только их отношения.

Айрат и раньше испытывал к Шурику теплые чувства, но теперь, когда они были вместе, к теплу прибавились еще тонкие искорки, которые вспыхивали при каждом прикосновении. И это тянущее и ноющее чувство нежности просто затапливало душу всегда очень сдержанного Айрата.

— Чего встал? Сумки сами на кухню не придут, — раздался голос Шурика из комнаты и вывел Айрата из задумчивости.


Пока Шурик мыл, чистил и резал фрукты, Айрат умудрился два раза шлепнуть его по заднице, один раз насильно усадить к себе на колени и даже один раз укусить за мочку уха. Шурик строптиво сопротивлялся всему и делал серьезное лицо, но когда Айрат куснул его за ухо, он неожиданно притих и даже прикрыл глаза.

— О! Кажется, я нашел твой ручной тормоз, — радостно сообщил Айрат и разлил по рюмкам коньяк.

Им и раньше не было скучно вдвоем. Болтали обо все: о кино, о музыке, о спорте. Иногда спорили на какие-нибудь философские темы. Но сегодня коньяк их расположил для душевной беседы.

— Если честно, я всегда был на стороне отца. Мне он казался таким настоящим мужиком. А мама… Мама оказалась слабой… на передок. А отец — обычным блядуном. Когда я узнал причину, по которой они разводятся, я психанул и сказал им, что гей. Веришь, они никак не среагировали. Им было все равно. Их больше занимали их проблемы. Они мысленно делили деньги и имущество. Ни один из них даже не предложил мне жить у них. Они оставили мне одну из квартир и обещались класть мне на счет деньги. Я их ни разу не снимал. Даже не представляю, сколько у меня там на карточке, — Шурик уже немного захмелел и смотрел в окно осоловевшим взглядом.

— А у меня к Мухину вообще никаких чувств. Нет, иногда хочется его убить, но руки марать об это дерьмо совсем не охота. Не понимаю, за что его так мама любила? — Айрат разлил остатки коньяка по рюмкам.

— Любят не за что-то. Любят неосознанно. Просто потому, что человек есть, — Шурик поднял рюмку и добавил: — ты, например, есть у меня.

— За тебя, — добавил Айрат и выпил залпом коньяк, закусив ароматным манго.


Пока Шурик плескался в душе, Айрат достал телефон, включил наушники и стал смотреть забавные видео в интернете.

— Ванна свободна, — Шурик вытащил из его уха наушник и выдохнул в него эти слова. От этого по спине Айрата пробежал целый табун мурашек. Шурик стоял рядом с ним в голубом махровом халате, с полотенцем в виде тюрбана на голове и пах абрикосом.


Пока теплые струи воды из душа лились на тело, Айрата одолевали сомнения. Сможет ли он заняться сексом с Шуриком? Нет, конечно, он этого хотел всей душой, но как поведет себя в этот момент его тело? Вдруг у него не встанет, и Шурик решит, что он ему не нужен в этом плане. Или встанет, но он не сможет доставить Шурику удовольствие или, что еще хуже, сделает больно. Может, Шурик прав, и он еще не готов к следующему шагу?

Несколько минут Айрат стоял у двери спальни, потом вздохнул и решительно открыл дверь.

Шурик лежал на кровати, прикрывшись одеялом, и что-то разглядывал в планшете. Как только Айрат вошел, он отложил гаджет и, улыбнувшись, похлопал по месту рядом с собой. Айрат послушно лег на спину рядом с ним и, протянув руку, зачем-то выключил свет.

Собственно, ничего нового не произошло. Шурик просто подвинулся к нему ближе и положил голову на плечо. Айрат вдохнул нежный абрикосовый запах шампуня и поцеловал светлую макушку. В ответ Шурик поднял голову и уткнулся носом ему в шею. Этого было достаточно, чтобы организм Айрата среагировал, как надо. Он обнял Шурика за плечи, крепко прижал к себе рукой и впился в его губы горячим поцелуем.

На это раз Шурик ответил ему. Когда крепкие сильные руки Айрата прошлись по его тонкой спине вверх и вниз, Шурик чуть выгнулся и громко засопел. Осыпая друг друга поцелуями, они катались по кровати, пытаясь прижиматься друг к другу еще ближе. Рука Шурика уже во всю хозяйничала в боксерах Айрата, но он все еще не решался сам сделать то же самое. Наконец переборов себя, он отодвинул резинку трусов друга, и в его руке оказался крепкий небольшой член. Шурик благодарно простонал и два раза толкнулся в кулак Айрата.


Айрат лежал на спине и устало смотрел в потолок. Шурик лежал поперек кровати и тоже рассматривал тени на потолке.

— А ты где Новый год встречаешь? — спросил наконец Айрат.

— Здесь. И предугадывая следующий вопрос: один, — ответил Шурик.

— Слушай, а давай к нам? — оживился Айрат, оторвав взгляд от потолка и опустив голову вниз. — Правда, мы встречаем в узком кругу: я, сестры и близнецы. Еще Карл придет. Алка. Гарри. Этот дебил хотел с одноклассниками на дачу ехать. Так они купили выпивки и закуски на праздник, а потом забухали на два дня. Так что теперь ни денег, ни праздничного стола.

— Ха! — хохотнул Шурик. — Совсем прям узкий круг, — потом перевернулся на бок и провел рукой по груди Айрата, — я ждал, когда ты это предложишь. Конечно, я приду.

— Если ты думаешь, что я это предложил потому, что мы сейчас подрочили друг другу, то ты ошибаешься. Мне Элька целый список с продуктами дала, а у тебя машина. Без машины я целыми днями буду из магазина продукты таскать домой, — Айрат протянул руку и провел пальцами вверх по спине Шурика.

— Однако, ты расчетливый, — Шурик поежился и уютно свернулся рядом с ним калачиком, — я согласен на все, лишь бы еще хоть немного побыть с тобой.


========== Глава 19 ==========

Пока Шурик варил на кухне кофе, Айрат лежал на кровати, блаженно раскинувшись на мягких подушках. Странно, но мысль о том, что он вчера целовал и ласкал парня, даже больше того, он трогал рукой его член, не беспокоила. Он представлял, как Шурик, совершенно голый, варит для него кофе, и эта картина возбуждала его. Он был доволен собой. Его организм его не подвел. Он бурно среагировал на прикосновения к телу Шурика, а когда тот напрягся и, тихо застонав, кончил ему в кулак, сам выплеснул из себя возбуждение.

— Сегодня на машине не получится, — Шурик остановил у кровати маленький столик на колесиках, на котором стояли две чашки кофе, тарелка с бутербродами и блюдце с несколькими ломтиками лимона, — от меня такой выхлоп, что даже через закрытое стекло можно учуять, — он нырнул на кровать и улегся на живот, лицом к Айрату.

— Вроде ты немного выпил. Чего тебя так развезло? — Айрат хищно посмотрел на маленькую попку Шурика и взял в руки чашку.

— Это называется патологическое опьянение, — Шурик чуть приподнялся и, потянувшись, отхлебнул из чашки Айрата глоток горячего напитка, — там коньяка немного осталось на донышке, я его в кофе добавил. Вкусно? — кофе оказался очень горячим, и Шурик смешно сощурил глаза и наморщил нос.

— Ты снова пил таблетки? — нахмурился Айрат.

— Не начинай, — Шурик протянул руку к бутерброду и поднес его ко рту, — я вшегда могу брошить, — прошамкал он с полным ртом.

— Бросай, Шурка! — серьезно ответил Айрат. — Лучше водки выпить, чем дурью накидываться.

— Мне нужна цель, ради которой все это оставить, — Шурик взял свою чашку, кинул в нее лимон и схватил с тарелки еще один бутерброд.

— Найти цель и иди к ней, — Айрат с удовольствием наблюдал за мягкими движениями голого тела Шурика, и это его отвлекало. Сейчас он не мог злиться на Шурика. Он был слишком милым, слишком близким и слишком желанным. Айрат понимал, что этот разговор сейчас не имеет смысла, потому, что они еще не до конца понимают, что с ними происходит. Оба. — Так какие у нас на сегодня планы?

— Предлагаю пока купить продукты первой необходимости в магазине рядом с твоим домом. Завтра я приду в себя, и мы уже съездим за остальным в супермаркет, — предложил Шурик, растягиваясь на кровати, — только давай до обеда поваляемся.

— Еще нужно елку купить, — рука Айрата сама потянулась к Шурику. Она пробежалась по животу, потом скользнула по паху и, обогнув вялый член, погладила внутреннюю часть бедра.

— Маньяк! — засмеялся Шурик и прогнал наглую гостью.

— Слушай, — Айрат развернулся к нему лицом, — а вообще, считается, что у нас вчера был секс?

— Не-а, — засмеялся Шурик, — это был дружеский дроч. Правда, ты пару раз пытался мне вставить и один раз отсосать.

— Врешь! — возмутился Айрат. — Ты сам ноги раздвигал и напрашивался, — он навалился всем телом на Шурика и, несильно обхватив его горло руками, вдавил его голову в подушку. — А еще… — Айрат отпустил хохочущего Шурика, — ты вчера был таким… Блин, не знаю, как сказать, но никогда не думал, что меня может так возбудить голый парень.

Шурик ничего не ответил, только обнял Айрата за шею, притянул к себе и поцеловал в губы.


До квартиры Айрата они добрались ближе к вечеру. Нагруженным сумками друзьям открыла Эля и, не дав им раздеться, послала купить елку и вынести мусор.

— Погоди! У меня шапка на глазах. Я ничего не вижу, — Шурик нес нижнюю часть пушистой красавицы, и его почти не было видно за раскидистыми лапами.

Айрат остановился на лестничной клетке второго этажа и дождался, пока Шурик поставит ствол на пол и поправит шапку. Он пробрался сквозь ветки к Шурику, прижал его к себе и поцеловал в холодные от мороза губы.

— Разобрались наконец? — раздался сверху голос Карла. Айрат резко отскочил от Шурика, чуть не завалив его деревом.

— Карл! Мать твою! Напугал! — Айрат махнул кукольнику рукой. — Здорово!

— Привет, — Шурик освободился от веток елки и тоже поприветствовал знакомого, — спасибо за своевременную информацию. Без нее мы могли наломать много дров.

— Еще успеете наломать, — Карл выпустил изо рта облако пара, — так что, если чего, обращайтесь.

— Ведро притащи, предатель, — незло бросил Айрат, — и приходи помогать елку в него ставить.


Пока Айрат помогал Эле резать мясо и открывать всякие банки, Шурик с малышней наряжал елку, поставленную в принесенное Карлом ведро с наполнителем. Вымыв руки от мяса в ванной и проходя мимо комнаты, где возилась малышня, Айрат остановился. Близнецы вешали на елку шары, а Шурик держал на руках Миру, которая пыталась надеть на макушку елки звезду. Он что-то тихо говорил ей, а малышка хохотала, и от этого звезда никак не хотела надеваться на вершину.

— По-моему, Шурик нравится Мире, — Эля стояла позади Айрата и тоже смотрела за обрядом наряжания.

— Похоже, — ответил Айрат, улыбаясь Шурику.

— А тебе? — сестра толкнула Айрата плечом.

— Все так сложно, Эль. Я даже сейчас не могу тебе ничего объяснить. Все смешалось в доме Обломова, понимаешь? — Айрат посмотрел на сестру.

— Разберешься, — Эля подтолкнула его в сторону кухни, — мне он нравится. А теперь хватит любоваться и давай-ка резать лук.


В пятницу был последний рабочий день клуба перед праздниками. Народа набралось много. Люди обсуждали субботний аукцион и искоса поглядывали на красавца бармена. Айрату было наплевать и на клиентов, и на косые взгляды в его сторону. Он ловил улыбки Шурика, сидящего в дальнем углу барной стойки, и ждал его выступления.

— Сегодня в нашем шоу снова выступает наша маленькая звездочка! — объявила выступление Мила. — В качестве подарка к Новому году Шурик подготовил для вас новый номер. Итак… встречайте нашего счастливчика!

Свет погас. В темноте было видно, как два помощника что-то делают наверху, поставив лестницу к пилону. И вот яркий луч света выхватил длинную полосу ткани, прикрепленную к потолку. На ее изгибе, как на качелях, сидел Шурик в темно-синем костюме, украшенном блестками. Конечно, высота потолка была не такой, как в цирке, но сердце Айрата сжалось, когда он вспомнил недавнее падение Шурика с пилона. Под музыку Боуи Шурик начал свое выступление. Он наматывал ткань на руки, зависая в красивых позах под потолком, падал вниз головой, держась за ткань одними ступнями, опускался и, закручиваясь на белых полосах, взмывал вверх. В конце выступления он снова поднялся под потолок, скрутил ткань на запястьях и на последних аккордах песни, расставив руки в стороны, завис под потолком, чуть откинув голову назад. В этот момент он был точной копией картины, виденной когда-то Айратом в галерее.

Зрители загудели и захлопали артисту. Шурик грациозно спустился, поклонился и, бросив сияющий взгляд в сторону Айрата, скрылся в гримерке.

— Это было просто вау! — Айрат зашел в знакомую комнату и поставил перед Шуриком стакан Колы.

— Я пока болел, придумал этот номер. Потом репетировал его по будням в клубе. Для тебя… — добавил Шурик тихо.

Айрат подошел к нему, прижал к себе и благодарно поцеловал его в губы.


========== Глава 20 ==========

Айрат проснулся часам к семи. По дому разносились вкусные запахи праздничной еды. Он приподнялся с кровати и увидел, что наушники, которые были у него в ушах, когда он засыпал, лежат на тумбочке, а сам он заботливо укрыт пледом. Он сладко потянулся и, встав с кровати, прошлепал на кухню.

Подготовка к Новому году шла полным ходом. Элвира с Алкой строгали тазики салатов. В духовке пеклись коржи для торта, а на окне стояло мясо, обернутое в фольгу, и ждало своей очереди.

— Кто колбасу так резал? — Айрат сел за стол, налил себе кофе и положил на хлеб разнокалиберные куски колбасы, оставшиеся от неудачной нарезки.

— Шурка, — ответила Эля, шлепнув по руке брата, который потянулся за маленьким маринованным огурчиком, приготовленным для салата.

— Когда он пришел? — Айрат успел сунуть палец в крем, который мешала Алка.

— Часа три назад. Сначала он попытался нарезать колбасу, потом стал тереть сыр и стер кожу на пальце. Мы поняли, что помощник из него хреновый, и выгнали гулять с детьми, — Алка убрала подальше от Айрата миску с кремом и показала ему кулачок.


Через полчаса дверь открылась, и в квартиру ввалилась хохочущая и мокрая толпа детей во главе с Шуриком.

— Мы катались на санках и ледянках с горки. Потом лепили снеговиков. В нас с Шуликом полусился самый касивый снеговик, — доложила обстановку Мира, поправляя на голове мокрую меховую шапку.

— Прикиньте, — Шурик скинул себя куртку и начал раздевать Миру, — залили в парке горку для детей, а там три трамплина подряд. Я сначала с Мирой на санках катался, а потом с дури на ледянке съехал. Короче, срать теперь позвоночником буду.

— Жопа цела? — невзначай поинтересовался Айрат.

— Мальчики, вы базар фильтруйте при ребенке, — нахмурилась Эля, — я и так с Мухиным устала бороться. А теперь вы еще.

— А кстати, где это семейное проклятие? — оживился Айрат. — Не дай бог припрется встречать Новый год в кругу семьи.

— Я ему дала целых пять тысяч, чтоб он не приходил. Так что, думаю, ему на пару дней хватит.


К половине одиннадцатого пришел Гарри, немного опухший от трехдневной пьянки, но веселый и в праздничном настроении. Он тут же кинулся помогать Эле накрывать на стол. Позже всех пришел Карл, с большой коробкой конфет и бутылкой дорогого вискаря. Он с порога начал подкатывать к Алке, которая охотно принимала его ухаживания и ласково называла кукольника снежным человеком.

— Заметил, — тихо сказал Айрату Шурик, — каждой твари по паре.

— Только мы с тобой выпадаем из естественного отбора, — ответил Айрат, макая палец в соусницу. Соус оказался острым, и он часто задышал и, налив в чашку компот, залпом выпил его.

— Меня радует, что ты нас парой посчитал, — улыбнулся Шурик и нежно приложился к губам Айрата, пахнущим вишневым компотом.


Под бой курантов принято загадывать желание. Когда отговорил свою стандартную речь президент и Карл открыл бутылку шампанского, Айрат, подставив под пенную струю бокал, попытался придумать свое желание. Он смотрел на улыбающуюся Элю и галантно ухаживающего за ней Гарри. На хохочущую Алку, которую Карл умудрился облить «шампусиком». На Карла, гладко выбритого, но со спутавшимися длинными волосами и обгрызенными ногтями. На близнецов, наливающих в чашку с Литтл Пони Мире детское шампанское, и на Шурика… Тот смотрел через бокал пузырящегося напитка на Айрата и улыбался.

«Пусть все будут счастливы», — подумал Айрат под последний удар курантов и выпил бокал до самого дна.


Праздник удался на славу. Они еще немного посидели за столом, потом громко пели песни под телевизионное караоке. Потом танцевали, стараясь уместиться в небольшой комнате со столом посередине.

Ближе к трем часам ночи шумной толпой вышли на улицу и взрывали во дворе петарды, принесенные Шуриком, и дружным хором кричали «Ура!» после каждого залпа.

Потом пришлось веселиться чуть тише. Маленькая Мира уснула прямо за столом с зажатой в руке большой сосалкой на палочке.

— Ты чего такая сегодня странно-веселая? — спросил Айрат у Эли, которая вернулась из другой комнаты, где положила спать Миру.

— Только не сердись, ладно? — Эля была немного пьяна. Она обняла брата за талию и положила ему голову на плечо. — Мне сегодня позвонил Олег. Поздравил с наступающим, но это был только предлог. Он сказал, что ему без меня плохо и что он поговорил с женой и она ему дает развод.

— Господи! — закатил глаза Айрат. — Опять? Эль, да когда же ты поймешь…

— Не надо, братишка! Ну прошу тебя, — Эля поцеловала его в щеку.

— А как же этот… как его… Юрик… Жорик…

— Толик, — подсказала Эльвира, — да он таким говном оказался. Ему понравилась еще и Алка, и он предложил секс втроем. Ну я его и послала. Я магнит для идиотов, — засмеялась Эля.

— Это точно, — тихо сказал Айрат, но Эля уже упорхнула танцевать с Гарри.

Айрат поискал глазами Шурика, но его не было в комнате. Он вышел в коридор и увидел знакомый тонкий силуэт у окна кухни.

— Ты чего тут грустишь в одиночестве? — спросил Айрат, обняв худенькие плечи.

— Нет, что ты, — оглянулся Шурик, — все отлично. У тебя хорошая семья и друзья отличные. Просто мне захотелось… Побыть с тобой. Может, сбежим?

— Куда? — улыбнулся Айрат и поцеловал друга в ухо.

— Ко мне. Вызовем такси и еще раз встретим новый год вдвоем.

Айрат посмотрел на веселящихся друзей, потом на Шурика и достал из кармана телефон.


Пока Шурик принимал душ, Айрат достал из холодильника вино и фрукты, поставил на маленький столик два бокала, положил на большую тарелку мандарины и, в довершение сервировки, водрузив посередине стола бутылку, отвез его в спальню.

Шурик принес в комнату знакомый запах абрикосов и легкого парфюма. Он скинул с себя махровый халат и скользнул на кровать под одеяло к Айрату.

— С новый годом, — Айрат протянул ему бокал с вином и тут же легонько тронул его своим бокалом.

— С новым счастьем, — отозвался Шурик и выпил вино.

Поцелуй был мягким, мандариново-винным и от этого пьянящим. Шурик прижался к Айрату всем телом, обхватив его крепкую шею руками. Айрат гладил рукой тонкую спину, пробегая пальцами по позвоночнику, и слушал благодарное сопение.

— Ой, совсем забыл, — Шурик сорвался с кровати, отстранив недовольного Айрата от себя.

Он быстро ушлепал в соседнюю комнату и вернулся через минуту назад, неся в руках квадратный плоский предмет, завернутый в разноцветную бумагу.

— Что это? — Айрат принял от него подарок и стал рассматривать рисунок на бумаге.

— А ты открой, — хитро прищурил глаза Шурик.

Айрат разорвал цветастую бумагу и… увидел ту самую картину с выставки в галереи.

— Млечный путь? — вспомнил он название. Шурик кивнул. — Спасибо, — Айрат растерянно смотрел на подарок, — а я, дурак, не догадался тебе…

— Подарок? Ты мне его подаришь, — Шурик потянулся к прикроватной тумбочке и достал оттуда флакон со смазкой и пачку презервативов.

Айрат провел рукой по шероховатой поверхности картины и осторожно поставил ее у стены рядом с кроватью.

Он уже не боялся, что не справится и что его организм откажет ему. Одно прикосновение к бархатной коже Шурика заставило мышцы его живота напрячься от нахлынувшего возбуждения. Страсть мгновенно охватила обоих. Шурик, сжав зубы, выгнулся навстречу ему и пропустил Айрата между раздвинутыми колени.

— Ой, — вздрогнул Шурик, когда Айрат начал прямые действия.

— Больно? — Айрат напрягся и остановился.

— Немного, — Шурик смотрел на него блестящими от возбуждения глазами. Его щеки были ярко-розового цвета, от чего веснушки казались почти черными.

— Может, тогда не стоит? — Айрат попытался выбраться из Шурика, но тот сжал колени и крепко обнял его поднятыми вверх ногами.

— Не переживай. Сначала всегда немного больно. Я сейчас все настрою, как надо, — он завозился под Айратом, стараясь дать его члену нужное направление.

После нескольких неуверенных движений Айрат почувствовал, как Шурик совсем расслабился и начал тихо постанывать. Он очень старался держать себя в руках, но Шурик был таким сексуальным снаружи и таким узким внутри, что Айрату приходилось периодически останавливаться и переводить дыхание.

Шурик часто задышал, потом протянул руку вниз, несколько раз быстро дернул стоящий колом маленький член и, на секунду замерев, выплеснул на свой напряженный живот струйку мутной жидкости. Глядя на это, Айрат еще несколько раз толкнулся внутри него и тоже кончил, уткнувшись в горячее влажное плечо.


========== Глава 21 ==========


Это были, наверное, самые беззаботные и романтичные два дня в жизни Айрата. Они были только вдвоем, спрятавшиеся от всего мира, от всех проблем и от людей. Они болтали, смотрели фильмы, ели всякие вкусности и, конечно, занимались любовью.

Айрат не мог оторваться от Шурика. От его тонкого тела, от нежных губ, от мягкого шелка светлого чубчика. Шурик смотрел на него своими большими серыми глазами и легко улыбался, и от этого на душе Айрата было спокойно и тепло.

— Давай останемся тут навсегда, — Шурик лежал, раскинувшись на кровати и тяжело дышал. Еще минуту назад он, постанывая, плавно двигался на Айрате, заставляя того сжимать до хруста зубы и стискивать руками его крепкие бедра.

— У нас через пару дней кончатся продукты, и нам придется идти в магазин, — Айрат по-хозяйски сграбастал Шурика и прижал к себе.

— Закажем на дом, — Шурик свернулся калачиком и положил голову на плечо другу.

— А работа, учеба, у меня еще семья. Да и я тебе так надоем. Потом мне, наверно, нужно немного прийти в себя и подумать, — Айрат погладил Шурика по голове, отстранил от себя и встал с кровати.

— О чем подумать? — Шурик поднял голову и испуганно посмотрел на Айрата.

— Обо всем, — Айрат поднялся и накинул на себя голубой халат Шурика.

— Тебе со мной плохо? Я сделал что-то не так? — в его голосе слышалась паника.

— Ты чего? — Айрат снова сел на кровать. — Ты тут ни при чем. Дело скорее во мне. Понимаешь, у меня впервые… впервые отношения. И они сильно отличаются от того, что было раньше.

— Это потому, что я парень? — Шурик привстал и положил подбородок ему на плечо.

— И это тоже. Но тут еще другое. Я что-то новое почувствовал с тобой. Не знаю, как объяснить словами. Может, ты так все поймешь? — он развернулся к Шурику и поцеловал его, как только мог нежнее. Шурик потянулся к нему всем телом и ответил на поцелуй, закрыв глаза. — Эльвира звонила, — сказал Айрат, прервав поцелуй, — Мухин приперся домой с каким-то дружком. Надо их выгнать. И ей завтра на работу. Нужно посидеть с малышней.

— У меня тоже завтра дела, — вздохнул Шурик.

— Жалко. Я хотел, чтоб ты завтра ко мне приехал, — улыбнулся Айрат, — а сейчас я знаешь чего хочу? — он повалил Шурика на спину и прижал его к кровати своим телом.

— Айрат, — Шурик попытался выбраться, — опять? Погоди… — он отбивался от его рук и извивался под ним, — у меня попа не резиновая. Я так часто не могу.

— Что, серьезно? — Айрат замер и вопросительно посмотрел на друга.

— Конечно. Вообще, открою тебе большую тайну: задний проход совсем для этого не предназначен, — засмеялся Шурик, — но мы ведь что-нибудь придумаем? — он хитро прищурился и, обвив руками шею Айрата, крепко его поцеловал.


Дверь в квартиру Айрату открыла Эля и, нахмурив брови, кивнула головой в сторону кухни. За столом сидел бомжеватого вида мужичок и черпал ложкой из миски «прошлогодний» салат. На раскладушке мирно храпел пьяный в хлам Мухин. Айрат молча схватил мужичка за шкирку, потащил его в коридор и вышвырнул на лестничную клетку. Вслед за «гостем» туда же вылетела старая грязная куртка. Эля благодарно поцеловала брата в щеку и пошла укладывать спать Миру.


Айрат нащупал на стене гвоздь и, повесив на него картину, подаренную Шуриком, лег на свою кровать. Несмотря на позднее время, спать не хотелось. Айрат смотрел на картину, висящую напротив, и ему казалось, что его вырвали из того мира, где на фоне звезд, раскинув руки, плывет Шурик, и снова кинули в тоскливую реальность.

Он попытался проанализировать все то, что происходило с ним в те два дня, но вместо этого стал вспоминать каждую минуту, проведенную с Шуриком: с того момента, как они оказались одни в его квартире, до последнего поцелуя перед входной дверью. Сейчас он не мог мыслить трезво. Он еще слишком хорошо помнил его запах, вкус его поцелуев и жар тела. С мыслью об этом Айрат уснул.

Утро началась с капризного голоса Миры, требующей какао, и драки близнецов за зубную щетку в ванной. Айрат стоял у плиты и готовил завтрак.

— Плохо ты, сынок, к старости относишься. Ее нужно уважать, — в кухню вошел Мухин и по-хозяйски уселся за стол, — а ты уважаемого человека, доктора наук третьей степени, лауреата всяких премий… и за шкирку за дверь. Весь двор просто клокочет от возмущения.

— Заткнись, Мухин, — зло бросил Айрат и полез на полки за солью, — твой лауреат всю кухню провонял потом. И еще в прихожей собачьим дерьмом натоптал.

— Ну, все мы не идеальны, — философски заметил Мухин и потянулся за нарезанным хлебом, — зато он не мацкает парней по подъездам и машинам, — он взял масло и щедро намаз кусок хлеба.

Айрат замер на месте. Его рука с зажатой в ней лопаткой зависла над сковородой.

— Он пьянь. И бомж, — попытался невозмутимо перевести разговор Айрат на другую тему.

— А ты, сынок… Не ожидал я этого от тебя. Вот к чему привело воспитание твоей матери! — Мухин потянулся за сыром.

— Не смей касаться своим грязным языком мамы, — Айрат подлетел к Мухину и замахнулся на него лопаткой.

— Тихо ты! Остынь. Давай договоримся. Мы же цивилизованные люди, правильно? Ты мне даешь денег на опохмелку, а я молчу про то, что видел, как ты с парнем в машине сосался, — Мухин громко зачавкал сделанным бутербродом.

— Врешь! — Айрат опустился на стул. — Не было этого.

— Вру? Машинка маленькая, рыжая. А парень блондинчик пидорасик. Ты до самых гланд ему языком доставал. Тьфу… гадость какая. А еще он с моими детями гулял на улице. Я вас, пидорасов, к детям и на шаг не подпускал бы! Так что? Дашь на опохмелку?

Айрат так был увлечен новыми ощущениями и так был занят Шуриком, что не подумал, что кто-нибудь мог их увидеть. И больше всего было обидно, что этот «кто-нибудь» оказался Мухиным. Эта первосортная гнида была самая опасная из всех. Айрат никогда не знал, что можно ожидать от папаши, и именно поэтому у него внутри все сжалось.

Сунув в испачканную маслом руку Мухина купюру в пятьсот рублей, Айрат начал молча кормить малышку Миру омлетом.


День был ясным и солнечным, поэтому Айрат с детьми решил прогуляться по парку. Он смотрел на бегущих впереди и толкающих друг друга близнецов и вез за собой санки, на которых по-королевски восседала Мира. Кругом мирно прогуливались старички и бегали дети. Солнце ярко слепило глаза, отражаясь от белого снега. Воздух был морозным и обжигающим. Все дышало зимой и праздничным настроением.

Вот только мысли Айрата были невеселыми. Именно утренний разговор с Мухиным спустил его на землю и больно ударил лицом в действительность.

«И что дальше? — думал Айрат, поднимая санки с Мирой на горку. — Сколько мы еще сможем прятаться в квартире? Ну будем еще пересекаться в клубе. Зажиматься в машине. Ну в кино будем ходить. В парке гулять. И постоянно будем оглядываться, чтобы никто нас не заметил. А надо мне все это? И ради чего? — он толкнул санки с сестренкой с горки и тут же мысленно сам ответил на этот вопрос: — Ради того, чтобы хоть иногда быть рядом с ним…» — эта мысль его успокоила, и перед его глазами вновь всплыл образ Шурика, парящего на длинных полосах ткани под потолком клуба.


========== Глава 22 ==========

В среду Эля отпросилась у Айрата и после обеда убежала на свиданье. Айрат был против ее встреч с Олегом, но она была такой счастливой, и у нее так светились глаза, что он просто не смог отказать. Он сам весь день поглядывал на телефон в ожидании звонка Шурика, но телефон молчал. Возня с Мирой и игры в танки с близнецами весь день отвлекали его от мыслей о Шурике, и только поздним вечером, когда он уложил детей и сам улегся в кровать, его охватила тоска. Он взял телефон и набрал знакомый номер.

Механическая тетка сообщила ему, что телефон абонента недоступен. Сначала Айрат не поверил своим ушам и набрал номер снова, но ничего не изменилось. Телефон Шурика был отключен.

В четверг Шурик так и не перезвонил. Вечером Айрат поднялся на третий этаж знакомого дома и нажал на дверной звонок. Простояв несколько минут у закрытой двери, прислушиваясь, нет ли за ней звуков, Айрат ни с чем вернулся к себе домой.

Когда он лежал на своей кровати ночью и глядел на картину, в душе Айрата бушевала обида и беспокойство. Он поймал себя на мысли, что это наказание за его прежние грехи. Наверное, именно так чувствовали себя девушки, когда после бурной ночи он им не перезванивал.

Всю пятницу Айрат звонил Шурику, но он так и не ответил на его звонки.


В клубе было полно народа. Айрат стоял за барной стойкой и не сводил глаз с входной двери. Сегодня в клубе Шурик не мог не появиться. Его выступление всегда было в пятничном шоу, и, если он появится, то ему придется объяснить Айрату свое поведение и трехдневное молчание.

— Ты мне сто рублей передал, — мужчина в сиреневом свитере и с аккуратно уложенными черными волосами протянул Айрату лишнюю купюру, — бармены тут, наверно, хорошо зарабатывают.

— Спасибо, — рассеяно ответил Айрат. В этот момент входная дверь открылась, и в ее проеме он увидел тоненькую фигуру в синей парке. Сердце Айрата бешено заколотилось, но уже через секунду наступило разочарование. Приглядевшись, Айрат понял, что обознался. Это была девушка из группы лесбиянок.

— Я угадал? — услышал он вопрос от незнакомца.

— Извини, что? — повернулся к нему Айрат.

— Я говорю, ты кого-то определенного ждешь? — повторил свой вопрос мужчина.

— Жду, — кивнул Айрат, — одного придурка жду. Я ему должен, — добавил он мрачно.

— Так радуйся, что его нет. И можно считать, что сегодня ты ему ничего не должен. Может, тогда встретимся после того, как ты закончишь? — незнакомец улыбнулся.

Странно, но Айрату он не был противен, и его предложение встретиться звучало не отвратительно, и желание дать за него по морде тоже не возникло. В голове мелькнула мысль: «Почему нет?», но в этот момент Мила Милая объявила о начале шоу, и волнение об отсутствии Шурика снова вернулось.

— Извини, но я нату… — начал было Айрат, но потом поправился: — я не свободен.

Он оставил бар на Кита и направился через танцпол в гримерку с надеждой, что просто пропустил прибытие Шурика.

— Жень, ты Шурку не видел? — спросил Айрат у актера травести-шоу, который накладывал на лицо тонны грима.

— Так его сегодня не будет, — кивнул тот Айрату, — ему Кинг-Конг выходной дал.

— Это за какие заслуги? — удивился Айрат.

— В среду была грандиозная закрытая вечеринка, так Шурка больше суток гостей развлекал. Кунгур его самолично сегодня утром домой отвез. Думаю, он до сих пор дрыхнет.

— Что это за вечеринки такие? — Айрат говорил как можно равнодушнее. — Я уже слышал про них, но не понимаю смысла.

— Да обычные оргии для высших мира сего. Море бухла, наркоты и секса. Туда не все попадают. Только избранные мальчики. Без Шурки ни одно такое мероприятие не проходит. Он у них фаворит. Кунгур даже обслугу на эти мероприятия сам подбирает. Спроси у Костика подробности. Он там часто официантом подрабатывает, — Женька поправил пышный женский парик, облизал ярко-красные губы, улыбнулся себе в зеркало и, поправив длинное платье, вышел из гримерки.

Костика Айрат застал в кухне, смолящим сигарету в окно вытяжки. Выслушав вопрос Айрата о закрытых вечеринках, Костик внимательно посмотрел на него и сказал.

— Ты не это ведь хотел узнать? — он выбросил бычок в раковину и закурил новую сигарету. — Год назад Шурка попал в неприятную историю. Он взял у одного парня дури, а когда выходил из клуба, его менты повязали. Дури было прилично, видимо, он взял ее с запасом. Светила ему статья за распространение, и ты понимаешь, что срок там приличный. До семи лет. А помог ему Кунгур с помощью связей Тараса. Ты его знаешь. Так вот, отмазать его отмазали, но этот идиот с перепугу чистосердечное написал. Типа я такой-то такой-то признаюсь, что толкаю дурь. Вот это признание и осело у Тараса. Шурику пригрозили, что-либо он делает все, что ему прикажут, либо записка эта попадет в руки ментам, и тогда… ну ты понимаешь. Вот и вся история, — Костик бросил и второй бычок в раковину и молча ушел в зал.


Айрат трезвонил в дверной звонок минут пять, не переставая. Наконец дверь открылась. На пороге стоял Шурик. Его белый чубчик был всклокочен, лицо было бледное и осунувшееся, и вокруг глаз красовались синяки.

— Ты мог мне хотя бы перезвонить? — Айрат с порога налетел на Шурика. — Я тебе три дня звонил и заезжал к тебе. Ты не думал, что я волновался?

Шурик равнодушно пожал плечами и отошел от двери, пропуская Айрата в квартиру. Пока Айрат раздевался в коридоре, Шурик прошел в спальню и лег в кровать. Айрат постоял в дверном проеме спальни, снял себя остатки одежды и лег рядом с ним.

Шурик лежал спиной к нему, уткнувшись лицом в подушку и с головой укрывшись одеялом. Айрат обнял его за плечи и поцеловал в шею. От волос Шурика пахло табаком. Он вздрогнул от поцелуя и, втянув голову в шею, тихо сказал:

— Не сейчас… Пожалуйста!

Айрат только вздохнул, прижал его еще крепче к себе и уснул, вдыхая запах табака, идущий от волос Шурика.


========== Глава 23 ==========

Когда Айрат проснулся, Шурика рядом не было. На тумбочке лежали ключи и записка: «Встретимся в клубе. Не забудь закрыть дверь. Шурик».

Айрат быстро позавтракал, а вернее, поужинал горячими бутербродами, запил их крепким кофе и поехал на работу.

Как только он зашел за стойку бара, к нему подлетел Шурик. Его глаза лихорадочно блестели, а лицо кривилось от безумной улыбки. Все это совершенно не сочеталось с бледным лицом и кругами под глазами.

— Я так рад, что ты пришел, — прокричал Шурик, — я соску-у-учился, — он скорчил капризную физиономию и вытянул губы для поцелуя.

— Шур, я тут, вообще-то, работаю. А виделись мы несколько часов назад. Ты что принял? — Айрат нахмурился и сделал вид, что не заметил попытки Шурика его поцеловать прилюдно.

— Я просто пришел в норму, — Шурик дергался на высоком барном стуле, как кукла-марионетка, — а ты злюка-бука, — с этими словами он развернулся к бару спиной, вскочил со стула и направился в зал.

— Это и есть тот самый? — Айрат не заметил, как за стойкой появился его вчерашний знакомый. Мужчина сегодня был одет в белую рубашку, которая подчеркивала подкачанную фигуру. Его черные как смоль волосы с модной стрижкой были аккуратно уложены. Он приветливо улыбался Айрату и пил кофе.

— Угу, — Айрат неопределенно кивнул ему головой, то ли здороваясь, то ли отвечая на вопрос.

— Ты в курсе, что у твоего друга проблемы с наркотиками? — мужчина достал из кармана брюк дорогой портсигар и зажигалку Зиппо с изящной инкрустацией.

— С чего ты это взял? — буркнул Айрат, бросив быстрый взгляд на Шурика, который самозабвенно танцевал у входа на танцпол.

— Что он твой друг или что он наркоман? — ухмыльнулся мужчина. — Первое я понял, когда вы разговаривали. Ты явно волнуешься за него. Значит, он тебе небезразличен. А второе… Я работаю с такими вот заблудшими душами, — новый знакомый сунул тонкие пальцы в карман рубашки, достал оттуда визитку и протянул Айрату.

«Сергей Мифтахов. Психолог. Наркологическая клиника…» дальше шел адрес клиники и телефон.

— Ты тут клиентов потенциальных ищешь? — Айрат положил визитку на стол бара.

— Я тут ищу общения и в лучшем случае друга, — Сергей не обиделся. Он закурил розовую сигарету с золотым фильтром и, прищурившись от дыма, посмотрел на Айрата, — твоему мальчику нужна помощь, и ты это знаешь. А я могу помочь. Мое предложение встретится после работы и выпить кофе остается в силе.

Айрат снова взглянул на танцующего без музыки Шурика и положил визитку в карман брюк.

— И сколько стоит твоя консультация? — спросил Айрат, мысленно подсчитывая сэкономленные чаевые, которые собирался отдать Шурику.

— Нисколько, — улыбнулся Сергей.

— Я не собираюсь с тобой… — начал Айрат, но мужчина остановил его жестом.

— Расслабься, — мягко улыбнулся Сергей, — мне ничего от тебя не нужно. Мне будет просто приятно выпить кофе с понравившимся мне парнем. А вот если надумаешь лечить мальчика, то лечение проводится строго по прайс-листу. Так что?

Айрат кивнул. Мужчина снова улыбнулся и, заказав еще кофе, пересел за один из столиков бара.

Примерно через час Шурик сидел за стойкой бара и рыдал в голос, услышав включенную диджеем клуба песню из Титаника. Айрат вызвал ему такси и отправил домой, пообещав заплаканному Шурику, что приедет к нему утром и привезет самого вкусного фруктового мороженого.


Клуб закрывался в пять. Последние посетители уже ушли домой, и Айрат стал расставлять на подносы вымытые посудомойкой чашки, рюмки и бокалы. Он поднял глаза и увидел Сергея, который сидел за столиком напротив него.

— Ты не против, если мы тут посидим? — спросил его Айрат. — Я немного устал, и идти никуда не хочется. А кофе я сам сварю.

Мужчина кивнул ему и стал ждать, пока Айрат закончит работу.

На вид Сергею было лет тридцать с небольшим, но возможно, он был старше. Он был смуглый, с хорошей спортивной фигурой, ухоженными руками и красивыми карими глазами. Это все, что удалось разглядеть в нем Айрату. Айрат поставил на стол две чашки с кофе и сел напротив Сергея за столик.

— Слушай, а можно один вопрос, не относящийся к теме, — Айрат жестом отказался от предложенной Сергеем сигареты и после одобрительного кивка продолжил: — Вот ты разбираешься типа в человеческой психологии и все такое… Геем быть — это для тебя нормально?

— Геем? — Сергей улыбнулся. — А что в этом ненормального? Мы, люди, по сути животные. Так? А у всех животных есть особи, которые предпочитают секс с себе подобными. И их никто не гонит. Такое отношения к гомосексуализму есть только у людей. Это считается аморально. А религия считает это грехом. Но вот скажи мне: разве ты сам выбрал этого мальчика?

Айрат сделал удивленное лицо, давая понять, что не понял ход мыслей.

— Ну, представь, что люди могли бы выбирать себе пару. Кого бы ты выбрал? — спросил Сергей с улыбкой.

— Так… — Айрат почесал затылок, — во-первых, худенькую блондинку. Чтобы была без заморочек всяких бабских. Чтобы бы не дура была. Чтобы секс любила. Ну и чтоб было время для встреч и место.

— Я примерно так и представляю мечту мужчины. А что в результате? Ты влюбился в мальчишку, который по жизни создает проблемы себе и другим. А знаешь почему? — Сергей сделал большой глоток кофе и затянулся сигаретой. Айрат отрицательно покачал головой. — Блондинку ты надумал головой. А вот мальчика полюбил сердцем. Или душой. Так вернее.

— Ну хорошо. Допустим, ты прав, но какой смысл в таких отношениях? Они ведь без продолжения. Какой смысл за них держаться? — Айрат пытался сформулировать вопрос правильно, но так и не смог.

— Я понял тебя, — мужчина полез в карман брюк, достал оттуда бумажник, открыл его и положил перед Айратом небольшую фотографию

На ней был сам Сергей, моложе лет на десять, и крупный рыжебородый мужчина. Они оба стояли по пояс в воде и улыбались в камеру. На руке у рыжего лежала большая розовая медуза.

— Это Уго. Он мой муж. Мы прожили вместе пятнадцать лет. Этого ответа тебе достаточно? — мужчина взял в руки карточку, на секунду его взгляд застыл на ней, и он снова убрал ее в кошелек.

— Муж? Слушай… то есть у тебя длительные отношения, а ты сидишь в гей-клубе и кадришь парней? — Айрат был немного обескуражен рассказом.

— Просто мы больше не вместе, — спокойно ответил ему Сергей.

— То есть знак бесконечность в этих отношениях поставить нельзя? — сделал вывод Айрат.

— А разве гетеросексуальне браки не распадаются? — грустно улыбнулся Сергей. — А вообще… Уго умер три года назад, — добавил он серьезно.

— СПИД? — догадался Айрат.

— Инфаркт. Он был старше меня. Он загорелся целью открыть тут наркологическую клинику. Работал с утра до ночи. Даже внешний вид здания сам придумал. Сердце не выдержало. Но знаешь… Я помню каждую минуту, проведенную с ним. Нужно просто дорожить тем, что имеешь, потому что может так случится, что все вдруг оборвется и останутся только воспоминания, — Сергей поставил пустую чашку на блюдце и затушил сигарету в пепельнице. — А теперь давай поговорим о твоих проблемах и проблеме твоего мальчика…


========== Глава 24 ==========

Айрат вошел в квартиру, снял в прихожей ботинки и куртку и прошел в спальню. Шурик спал на огромной кровати, раскинувшись на подушках звездой. Выглядел он умиротворенно. На губах играла слабая улыбка, а щеки были вполне розовыми.

Айрат прошел в кухню, поставил банку с мороженым в морозилку и проследовал в ванную. Вернувшись в спальню, он тихонько откинул одеяло и лег рядом со спящим другом. Он протянул руку и провел тыльной стороной ладони от его груди к животу. Шурик вздрогнул, смешно сморщил нос, по-детски зачмокал губами и открыл глаза.

— Ты чего так долго? — улыбнулся он сонной улыбкой. — Я тебя ждал, ждал, а потом уснул.

Айрат поцеловал Шурика в сухие губы, опустил руку ниже, отодвинул резинку трусов и накрыл ладонью маленький набухший член. Его пальцы скользнули ниже, к нервно сжавшейся попке.

— А что, если нам попробовать что-нибудь новое? — спросил Айрат, хитро улыбнувшись.

— Что? — напрягся Шурик, и в его глазах Айрат увидел тень страха.

Айрат вынул руку, лег между сдвинутыми ногами и стал целовать Шурика. Когда дорожка поцелуев от шеи дошла до напряженного живота, Шурик взял его голову руками и поднял его лицо вверх.

— Если ты не хочешь этого делать, не нужно. Я не обижусь, — он настороженно смотрел сверху на Айрата. Тот мотнул головой, пытаясь освободиться от рук, стянул с Шурика трусы, освобождая его член, и коснулся его кончика губами. Шурик громко выдохнул, вытянулся стрункой и тихо застонал.


Они сидели за столом на кухне и по очереди запускали чайные ложки в ведро с розовым мороженым.

— Шур, нам нужно с тобой серьезно поговорить, — сказал Айрат, гоняя во рту ледяной кусочек.

— Ага, — вздохнул Шурик и сунул ложку в ведерко, — я так и думал, что придется.

— Вот скажи, как ты ко мне относишься? — начал Айрат издалека.

— Неплохо отношусь, — прищурился Шурик, облизывая ложку.

— Нет, я серьезно, — добавил Айрат.

— Я отношусь к тебе серьезно, — кивнул ему Шурик, — а вот ты мне скажи: кто я для тебя?

Этот вопрос немного обескуражил Айрата. Его часто так же спрашивали девушки, и он каждый раз знал, что ответить, чтоб они успокоились и больше его не задавали.

— Ты самое чудесное создание, которое я встречал в жизни, — выпалил вдруг Айрат, но самое удивительное, что на этот раз он не врал. Он сказал это спонтанно и от души.

— Правда? — Шурик удивленно вытянул шею и округлил и без того огромные глаза.

— Правда, — кивнул Айрат, — поэтому я волнуюсь за тебя. И мне нужно знать, что ты принимаешь и как давно, — закончил он серьезно.

— Мет. Полгода, — спокойно ответил Шурик, — еще иногда кокс. Если ничего нет, могу любую химию глотануть, какую смогу достать. Первый раз накидался два года назад. Что еще ты хочешь знать? — спросил он с вызовом.

— Шур, не кипятись. Я просто хочу тебе помочь… — начал Айрат, но Шурик вскочил со стула и, зло сжав кулаки, выкрикнул:

— Помочь? Что ж вы все такие помощники вокруг? Только вашей помощью вы хуже делаете. Кинг-Конг тоже говорил, что поможет, и свел с дилером. Тарас сказал, что поможет, и теперь я в полной жопе!

— Успокойся ты! — рявкнул Айрат. — Сядь. Я знаю всю эту историю. Про расписку и про шантаж. И про эти частные вечеринки тоже знаю. И догадываюсь, что ты не только танцуешь для гостей.

— Ты хочешь знать, что бывает на вечеринках? Там собираются протухшие сливки общества. Они сначала пьют, обсуждают свои дела и смотрят, как мы танцуем. Потом они разбирают нас и трахают. По одному, по двое, по трое. Некоторые практикуют фистинг. Один любит ссать в рот. Просто кайф от этого ловит. Еще двое любят двойное проникновение. Тарас любит жестко, чтоб руки выворачивать и бить по заднице. А мы, чтоб все это пережить, глотаем дурь и нюхаем кокс с их членов или с потных пальцев, которые только что были у кого-то в заднице. Ну, как тебе? — Шурик зло улыбнулся.

— Я убью Тараса. И Кунгура этого, — сжал зубы Айрат.

— Зачем? — Шурик устало сел на стул и опустил голову. — Зачем тебе все это?

— Потому что ты влип конкретно! И потому, что я не Кунгур и не Тарас. Я не собираюсь тебя использовать! Я хочу помочь, потому что ты мне дорог! И для начала нам нужно придумать, как нам твое чистосердечное у Тараса выудить. А после этого… Шур, пообещай мне, что, если я достану ту бумажку, ты будешь лечиться от наркозависимости, — Айрат с надеждой посмотрел на Шурика.

— А смысл? — Шурик посмотрел на него своими грустными огромными глазами. — Какой смысл лечиться? Все равно у меня нет будущего. И тебе все это ни к чему. Забей, Айрат. И знаешь что… — Шурик посмотрел ему прямо в глаза, — уходи… Лучше пусть сейчас все закончится.

— Не уйду, — уверенно ответил Айрат, — я тебя не брошу, понял? И я тебя вытащу и вылечу.

— Зачем? — ухмыльнулся Шурик.

— Потому что… люблю… — тихо закончил Айрат.

— И я тебя… — Шурик растерянно смотрел на друга.

— Тогда вот тебе смысл, — Айрат победно поднял палец вверх, — я твой смысл, и ради этого ты сначала поможешь мне достать расписку, а потом… потом ляжешь в клинику. Договорились?

Шурик не ответил. Он просто сел Айрату на колени и благодарно поцеловал в губы.


========== Глава 25 ==========

Утро понедельника было ранним и тяжелым. Каникулы кончились, и начались суровые учебные будни.

Айрат помог сонному Шурику телепортироваться в ванну, выдавил на его зубную щетку пасту и, сунув ему в рот, ушел готовить завтрак и варить кофе. Включив чайник и достав из холодильника продукты, Айрат сел за стол и, взяв в руки тонкий батон колбасы, почему-то вспомнил член Шурика. Делать минет оказалось достаточно приятно. Кожица головки была мягкая и нежная. Смазка имела солоноватый вкус, но не имела запаха и не была противной. Проводя языком по стволу, он чувствовал все венки и бугорки. Когда член нервно задергался и напрягался у него во рту, извергая вязкую каплю спермы, это подействовало возбуждающе на самого Айрата. Еще было интересно наблюдать в процессе за реакцией Шурика. Для этого Айрат чуть приподнимал голову и смотрел, как тот сдвигает брови и закусывает губу, и с удовольствием слушал его тихие стоны.

— Эм-м-м… Что ты делаешь с колбасой? — Шурик стоял перед столом, за которым сидел Айрат, и удивленно смотрел, как тот мнет в руках батон колбасы.

— Бутеры делаю, — очнулся Айрат и возбужденно сглотнул.


— Так… Если мы не выйдем через двадцать минут, то опоздаем на первую пару, — Шурик вытянул вперед руку, пытаясь остановить Айрата, который пер на него, как танк. — Айрат! Послушай! У меня первой парой лекция по философии. Айрат! Ай… Да пошло оно…

Одежда была сброшена на пол кухни. Шурик лежал на кухонном столе в кампании хлеба, сыра и того самого батона колбасы, а Айрат пристроился между его разведенных ног и с жадностью присосался к его маленькому возбужденному члену.


— Говорил же, что успеем, — Айрат отстегнул ремень безопасности и победоносно взглянул на Шурика.

— Так я два раза на желтый газанул и один раз пересек сплошную, идя на обгон, — Шурик заглушил рыжего Жука и тоже отстегнулся, — давай иди уже. А то сейчас снова возбудишься от чего-нибудь, — улыбнулся он другу.

— Я так хочу тебя поцеловать, но боюсь, что кто-нибудь увидит, — Айрат приоткрыл дверь машины и снова захлопнул ее, — совсем забыл. Вот… — он вынул из кармана две красные бумажки, — возвращаю часть долга. Через месяц отдам еще.

— Айрат… — Шурик собрал его руку в кулак, завернув в него деньги, — давай эти деньги пока у тебя побудут. Мне не к спеху. А вот когда я старый и нищий приду к тебе, ты сразу все отдашь. Хорошо? А теперь иди… — и он мягко коснулся губ Айрата своими.


К счастью, на лекцию опоздал не только Айрат, но и лектор. Айрат быстро определил местоположение Гарри и кинул сумку на парту рядом с ним.

— Я ничего не пропустил? — спросил Айрат, ловя «пять», протянутую Гарри.

— Пропустил и очень много, — ответил ему Гарри, но больше ничего рассказать не успел. Как по волшебству из-за кафедры появился старенький лектор и потребовал тишины.

Поговорить удалось только на перемене между двумя парами.

— Ты ничего не замечаешь? — спросил Гарри, стоя в коридоре универа напротив Айрата.

— Ничего нового, — Айрат оглянулся и, поймав улыбку девушки со второго курса, подмигнул ей.

— Тогда мне придется рассказать тебе, — вздохнул серьезный Гарри, — Катька растрепала всему универу, что ты встречаешься с Шуркой.

— Ой, да подумаешь, — отмахнулся Айрат, но внутри у него вспыхнул огонек беспокойства, — все знают, что я с ней не встречаюсь. Обиженная баба может наболтать что угодно.

— Если бы одна, — вздохнул Гарри, — Нелька сказала, что видела тебя, когда ты садился в тачку к Шурику. И говорит, что видела, как вы в ней обнимались. Но и это не все. Знаешь Светку с параллельного потока?

— Ну, видел пару раз, — кивнул Айрат.

— Так у нее брат гей. Они были в субботу в «Кузнечике», и она тебя узнала. И еще она сказал, что Шурик тебя пытался поцеловать и что ты после работы остался с каким-то мужиком в клубе, — выпалил Гарри.

Айрат снова оглянулся по сторонам. Ему показалось, что он прозрел и видит все по-другому. Люди, проходящие мимо него, зло ухмылялись, а вовсе не улыбались. Девочки тихо хихикали, глядя в его сторону, и шушукались. Парни брезгливо пожимали плечами и тихо переговаривались.

— Ты мне одно скажи, Айрат, — дернул его за рукав Гарри, — ты правда… — он сморщился и передернул плечами, — ну… с Шуриком того… дружишь?

Айрат на секунду задумался, оглянулся по сторонам, потом посмотрел в глаза Гарри и спокойно ответил:

— Да, я встречаюсь с Шуриком. И на этом точка! А ты… Короче, держись от меня подальше, если не хочешь тоже быть лузером и изгоем, — Айрат накинул ремень сумки на плечо и сделал шаг в сторону.

— Погоди… — Гарри схватил его за рукав, — еще один вопрос: помнишь, мы на первом курсе в бассейн ходили?

— Ну, — мрачно кивнул Айрат.

— Я стоял на трамплине и все не решался прыгнуть. Ты подошел сзади и дал мне пинка коленкой, — Гарри серьезно посмотрел на друга и добавил уже с улыбкой: — в тот момент ты чувствовал возбуждение?

— Дурак, — засмеялся Айрата.

— Сам дебил, — ответил ему Гарри, — а теперь, мой голубой друг, пошли похаваем чего-нибудь. Только обещай, что не будешь при мне лизать сосиску.

— Да иди ты, — толкнул его Айрат плечом, — пошли.


После занятий они с Гарри забежали в школу за близнецами и забрали из садика Миру. Гарри оказался воспитателем от бога. Он насыпал муки в воздушный шарик и нарисовал на нем смешную мордочку. Самодельная игрушка так понравилась малышке, что она согласилась съесть гречневую кашу с сосиской и убежала играть с новым другом Кузей. Близнецам Гарри пообещал ушатать их в танки, но только после того, как они сделают все уроки на неделю вперед.

Перед приходом с работы Эльвиры Гарри помог приготовить ужин Айрату и уселся чистить картошку.

— Гарри, слушай… Нам с Шуркой нужна помощь, — начал разговор Айрат.

— Пойти в секс-шоп и купить вам смазку? — наморщился Гарри.

— Иди ты… — шуточно обиделся Айрат, — у Шурки большие проблемы, и нам нужен план, чтобы их решить.

Последующие несколько минут Айрат рассказывал Гарри проблему, опуская имена и подробности. После того, как он закончил рассказ, Гарри подвел итог:

— То есть Шурка с дури написал чистосердечное, и теперь мужик его… — Гарри снова поморщился, — эксплуатирует и шантажирует этой бумажкой. Так… попал Шурка, конечно, конкретно, но безвыходных ситуаций не бывает. Ты говоришь, что мужик крутой? — Айрат кивнул. — Тогда все просто: на шантаж нужно ответить шантажом. Сделайте снимки, где он забавляется с мальчиками, и обменяйте их на бумажку. Кстати… Мой двоюродный брательник Ромка… ездил недавно в Японию и привез микрокамеру. Так что в плане техники я могу помочь

— Нужно будет узнать, когда следующая вечеринка, и попасть на нее, — Айрат хлопнул по столу, — сфотать его в естественной среде обитания невозможно. У него кругом охрана. В общем, нужно все продумать.

— И кстати… ты не забыл про долг? — напомнил ему Гарри. — Дэрэха Эльки уже в субботу, а ты обещал, что поспособствуешь.

— Без проблем, — кивнул Айрат и хлопнул по протянутой пятерне Гарри.


========== Глава 26 ==========

Во вторник Гарри снова напросился в гости к Айрату. Вчера он так и не дождался Элю с работы, поэтому приглашения на день рождения у него все еще не было.

В небольшой кухне собралась вся компания, кроме Шурика, который готовил дома какое-то задание. Ребята дружно обсуждали предстоящее мероприятия, не обращая внимания на сидящего на раскладушке Мухина.

— Надо придумать, что будем готовить, — говорила Эля, сидя во главе стола, — Карл, твои пожелания?

— Я тут пытаюсь перейти на вегетарианскую кухню, — Карл поправил нечесаные волосы, — моя новая девушка веган. Вот думаю тоже примкнуть к этой культуре.

— Я знаю несколько чисто вегетарианских салатов, — отозвалась Алка.

— А ты что любишь, Гарри? — спросил Айрат, как будто приглашение Гарри было само собой разумеющаяся.

— А мне бы мяса и побольше, — не растерялся Гарри, — я, как любой настоящий мужчина, мясоед.

— Принято, — кивнула Эля. — А Шурик у тебя что любит? — спросила она брата.

— Колбасу, — неожиданно для себя выдал Айрат.

— Даже не сомневался, — прыснул Гарри, но Эля его тут же остановила сердитым взглядом.

— А меня кто-нибудь спросит? — подал голос с раскладушки Мухин. — И напомните, по какому случаю торжество.

— Когда вспомнишь повод, тогда и спросим, — бросил на него злой взгляд Айрат.

— Ребят, может, в клубе отпразднуем? — предложил Карл. — И готовить не надо, и потом посуду мыть и убираться.

Гарри не сразу понял, о каком клубе идет речь. Он попытался отговорить друзей и предложить им отметить дэрэху в приличном месте. Но его никто не послушал, а Айрат сказал ему, что это кара небесная за его гомофобские шутки. Алка тут же предложила вместо няни свою маму, которая всегда с удовольствием сидела с младшими Мухиными. Айрат пообещал договориться в клубе о двух совмещенных столиках и меню с закусками от повара клуба. И, несмотря на протесты Гарри по поводу клуба, совещание на тему предстоящего дня рождения закрылось.


Посещение универа стало для Айрата настоящим испытанием. Нет, никто из сокурсников и просто знакомых не поднимал в открытую щепетильной темы, но он постоянно слышал за своей спиной смешки, а парни перестали здороваться с ним за руку и сторонились его.

В среду после занятий Айрат смело открыл дверь студенческого кафе, поймал несколько презрительных взглядов сокурсников и смешков девочек за столиком возле двери, отыскал глазами Шурика, сидящего за столиком в углу, и смело пошел к нему через весь зал.

— Ты чего так долго? Кофе, наверное, уже остыл, — Шурик подвинул к Айрату вторую чашку кофе и тарелку с булкой.

— Забежал в библиотеку за учебником, — Айрат сделал глоток кофе и вонзил зубы в булку. — Я все думаю про план Гарри. Вроде все логично и может сработать. Вот только… ты в этом не участвуешь. Я договорюсь с Костиком, он скажется больным и предложит меня в качестве замены. Я все сделаю сам.

— Айрат, — Шурик тяжело вздохнул, — ты не понимаешь… Во-первых, Тарас только со мной развлекается на вечеринках. Поэтому мне придется идти. Во-вторых… официанты там голыми работают. Так что мне идти придется, а вот тебе не стоит на все это смотреть.

— Когда назначена вечеринка? — нахмурился Айрат.

— Пока не знаю. Кинг-Конг предупреждает всегда дня за два. Эти Симпозиумы проходят примерно раз в три недели. Так что я не знаю, когда следующий. Давай пока не будем про это думать. Я соскучился и просто хочу побыть с тобой, — Шурик оглянулся по сторонам и нежно коснулся под столом руки Айрата.

Айрат хотел было сказать Шурику что-нибудь ласковое, но в этот момент к их столику подошла Дианка и, громко выдохнув, плюхнулась на стул.

— Хорошо, что я вас тут увидела, — сказала она, забирая с тарелки вторую булку.

— Диан, я прошу тебя, — Айрат показал глазами на Шурика, — давай сейчас не будем отношения выяснять. Я знаю заранее, что ты про меня думаешь, что я говно и все такое, но давай ты мне потом все это выскажешь.

— Наоборот, хорошо, что вы вместе сейчас. Ты, конечно, говно, но… — Диана подняла вверх пухлый пальчик, — я против того, что Катька всем разболтала о вас с Шуркой. Ей нужно было просто гордо уйти, и вот тогда бы я ее зауважала, а тебя бы просто говном считала. А так как-то нехорошо вышло. Да и жалко мне вас. Весь универ шепчется о том, что самый красивый и популярный парень оказался пидором. Мне это не по душе. Не люблю я шушукаться за спиной. Если ты считаешь человека говном — ему нужно это в глаза говорить.

— Айрат, — Шурик слушал всю эту тираду, широко распахнув серые глаза, — я правильно понял, что из-за меня у тебя неприятности?

— Значит, так, — Айрат посмотрел на Диану, потом оглянулся на посетителей кафе, — мне надоели эти тайны и недомолвки. И никаких неприятностей у меня нет. По крайней мере, из-за тебя, — он смело накрыл рукой сжатую в кулак руку Шурика.

— Опа… — Дианка выронила булку из рук, — а знаешь, татарин, я тебя сейчас зауважала, и даже говном для меня ты быть перестал.

— А теперь пошли, — Айрат встал из-за стола и потянул за собой Шурика, — а Катьке скажи спасибо. По крайней мере, я теперь могу открыто ходить с тем, с кем хочу, — и с этими словами Айрат и Шурик вышли из кафе, провожаемые удивленными взглядами притихших посетителей.


Айрату было странно находиться в клубе в качестве гостя. Жизнь клуба из-за барной стойки совсем не походила на жизнь перед ней. Оказалось, что в зале очень удобные стулья и столы. Музыка с танцпола совсем не мешала просто разговаривать, а клюквенная настойка и закуски, приготовленные поваром Амиром, были очень вкусными. Эля чувствовала себя королевой бала и с удовольствием принимала поздравления и подарки.

Карл вел себя вообще как завсегдатай клуба и перездоровался со всеми знакомыми лесбиянками за руку. Алка делала примерно то же самое. Она тут же увидела несколько знакомых лиц, с которыми зажигала тут на Хэллоуин, и замахала им рукой. Только Гарри чувствовал себя стремно. Он забился в самый угол стола и выпил подряд три рюмки водки, бурча себе под нос: «Господи! Что я тут делаю?». Через полчаса выпитая водка, видимо, подействовала, и он даже начал участвовать в разговорах за столом, но после того, как официант Максим подмигнул ему, а иесусоподобный парень попытался пригласить его на медленный танец, Гарри снова забился в угол и замолчал.

Шурик пообещал присоединиться ко всем после выступления. Услышав громогласный голос Милы Милой из зала танцопа, вся компания пошла смотреть шоу. Гарри, испуганно озираясь, тоже пошел со всеми и смотрел шоу, прячась в тени широкой спины Айрата.

— Сегодня у сестры нашего бармена Айрата день рождения, — объявил Мила, и свет прожектора выхватил из толпы раскрасневшуюся от смущения Элю, — этой очаровательной девушке сегодня снова семнадцать, — Мила захлопал в ладоши, и зал подхватил его инициативу, — и наша маленькая звездочка, очаровательный Шурик, посвящает свое выступлению имениннице. Итак… Встречайте!

Шурик снова был в своем зеркальном костюме. И снова был звездный танец на пилоне, под песню Боуи. И снова дыхание Айрата на время выступления замерло от восхищения изяществом и мастерством друга.

— Ты знаешь, — раздался посреди выступления голос пьяного Гарри, — я даже где-то в глубине души тебя понимаю, — Гарри громко икнул и добавил: — но где-то очень глубоко в душе.

Номер кончился, но вместо поклона Шурик сделал красивое сальто и, поймав на лету букет, брошенный официантом, оказался перед Элей на одном колене, с вытянутым вперед букетом. Зал громко загудел и захлопал. Эля приняла букет и маленькую коробочку, которую Шурик вынул из цветов со словами: «Это лично от меня!». В ней оказались маленькие золотые сережки и колечко с фианитом.

Сняв с лица грим и переодевшись, Шурик присоединился к компании. Айрат сразу почувствовал напряжение, с которым Шурик делал вид, что ему весело.

— Что случилось? — спросил он шепотом.

— Встреча в среду. Будут все, в том числе и Тарас. Кунгур приказал мне быть обязательно, — ответил Шурик, и по его лицу пробежала тень беспокойства.


========== Глава 27 ==========

Ночь перед днем «Х» Айрат провел у Шурика. Оба страшно нервничали, но изо всех сил старались этого друг другу не показывать. Шурик готовил ужин, Айрат читал ему анекдоты из интернета, и они смеялись глупым шуткам, но оба чувствовали напряжение. После ужина Айрат предложил испробовать микрокамеру и сделать несколько снимков.

За день до этого брат Гарри долго объяснял Айрату, как работает скрытая камера. Она представляла из себя имитацию мужского браслета. К толстой цепочке была прикреплена железная полоска, инкрустированная гравировкой в виде дракона. Именно в ней и была скрыта сама камера.

— Сам понимаешь, что это не профессиональная шпионская техника. Поэтому качество съемки оставляет желать лучшего. Особенно видео, — говорил Айрату хозяин устройства, — камера крепится на движущийся объект, то есть руку. Поэтому на видео картинка плывет. А вот фото выходят более четкие. Если нажать вот эту кнопку на замке один раз, камера будет делать снимок каждые десять секунд. При медленных движениях руки можно получить несколько более-менее четких снимков. Если рукой не шевелить какое-то время, приличных снимков станет больше. Щелчки при фотографии очень слабые. Если не знать, что это снимает камера, их можно и не услышать.

Полночи Айрат не мог уснуть. Мысли о предстоящей вечеринке и о том, что там будет происходить, заставляли его сердце сжиматься от боли. Он смотрел на мирно спящего рядом Шурика, и у него возникало желание спрятать его ото всех. От всей этой грязи, которая его окружает. От таких людей, как Тарас и Кунгур. От этой дряни, что он принимает. От всего мира, только чтобы он был счастлив и оставался только его. Айрата. Он подвинулся к нему ближе и, прижав к себе тоненькое тело Шурика, наконец уснул.

Айрат нарочно поменялся сменами, чтобы в этот день работать на баре. Костик всегда с сочувствием относился к Шурику, поэтому, выслушав план Гарри, тут же согласился участвовать. Время подходило к часу ночи, а Айрат все еще стоял на баре. Он был рассеян, но к счастью, в будни клиентов было немного. Айрат постоянно поглядывал на выход с танцпола и нервно теребил рукой бабочку на шее.

Около двух часов в бар со стороны танцпола вошел Кунгур и тут же направился к стойке.

— Айрат, дарагой! Выручай! — Кунгур вытирал потный лоб и шею носовым платком.

— Что-то случилось? — сделал удивленный вид Айрат.

— Пойдем! Я тебе все объясню, — и Кунгур повел Айрата в свой кабинет. В нем на небольшом диване сидел Костик, завернутый в плед. Лицо у него было несчастным и кривилось от боли. — Видишь, дарагой, Костику плохо совсем, а у меня гости. Обслуживать их некому. Выручай!

— Какие еще гости? — Айрат снова сделал вид, что не знает о вечеринках.

— Большие гости, дорогой! — Кунгур полез в шкаф-купе и достал оттуда какие-то вещи. — Раздевайся, дорогой, и надевай это, — он положил на стол перед Айратом два напульсника в виде манжет рубашки и галстук с имитацией воротничка рубашки.

— Ты охренел, Кунгур! — возмутился Айрат. — Я голым не пойду!

— Зачем голым, дарагой! — Кунгур снова залез в шкаф и вынул из него черные трусы-стринги. — Тебе только нужно приносить выпивку и закуски и убирать пустые бутылки и посуду. Я тебе за это пять кусков дам. Только выручи!

— Попроси кого-нибудь еще, — Айрат крутил в руках черные полоски стрингов.

— Кого? Гальку или Кита? Ты представляешь этого борова в стрингах? Люди пришли отдохнуть, посмотреть на красивых мальчиков, а я к ним пущу бабу или толстяка? — Кунгур вынул из бара бутылку дорогого коньяка, плеснул в стакан себе и, налив второй до половины, протянул его Айрату.

— Черт с тобой! — Айрат выпил коньяк и начал расстегивать свою рубашку. — Но учти, один пасс в мою сторону со стороны твоих гостей, и я за себя не ручаюсь!


Айрат даже не предполагал, что за стеной кабинета Кунгура есть еще помещение. Оно было примерно такого же размера, как сам клуб. Айрат протолкал тележку, уставленную закусками и бутылками дорогих напитков, через коридор, в котором на стульях сидела охрана, и вошел в большой зал.

Первым, что он увидел, был Шурик. Он медленно танцевал возле шеста, абсолютно голым. Его танец отличался от того что он показывал на публике. Шурик медленно двигался в такт слышной только ему музыки. Движения его тонкого тела были развязными и вульгарными. Он выгибался спиной и терся откляченным задом о шест. Его глаза из-за расширенных зрачков казались черными, а взгляд — замутненным и рассеянным.

Айрат на секунду остановился, борясь с желанием подойти к Шурику и вывести его отсюда. Но вид сидящего в углу за столиком врага — Тараса — придал ему силы, плеснув в голову волну ненависти.

Помимо шеста в зале стояло несколько диванов и кресел. В центре был бильярдный стол, на котором лежал незнакомый Айрату парень. На голом теле парня лежали нарезанные фрукты. Несколько мужчин стояли вокруг него и периодически нагибались, закусывая фруктами водку.

В конце зала была еще одна дверь. Судя по тому, что из нее вышли двое мужчин в простынях и с мокрыми волосами, за ней была сауна или бассейн. Тарас сидел за небольшим столиком напротив второго мужчины, которого Айрат видел с ним в галерее. Он, видимо рассказывал приятелю что-то веселое. Периодически Тарас откидывал вверх голову и смеялся, обнажая ряд редких белых зубов. Он не обращал внимания ни на Шурика, танцующего у шеста, ни на вошедшего Айрата.

— Эй, красота неземная! — окликнул его гость, сидящий на кресле справа от входа. Это был жабоподобный мужичок лет пятидесяти. В его ногах на карачках сидел молодой парень и активно обрабатывал ртом крепкий толстый член. — Вези суда телегу.

Айрат поморщился и двинулся в сторону мужичка. Тот вел себя так, как будто парень не делал ему минет, а просто чистил обувь. Жаб взял с тележки бутылку коньяка и, открыв ее, сделал глоток прямо из горла. Потом молча показал Айрату на тарелку с фруктами и на спину парня на полу. Айрат понял жест и поставил тарелку на указанное место.


Айрат двигался от гостя к гостю, изредка бросая взгляды на Шурика. Он сразу понял, что тот обдолбан. Об этом говорили заторможенные движения и мутный взгляд. Шурик даже не заметил Айрата. Он продолжал развязно двигаться под неслышную музыку, и его маленький стоячий член дергался в такт его движениям.

Пройдя почти по всему периметру зала, Айрат наконец дошел до столика, за которым сидели Тарас с приятелем.

— Официант, пепелку обнови, — махнул ему рукой Тарас и, узнав в голом официанте Айрата, криво улыбнулся: — К нам низошла звезда бара? — он нагло разглядывал тело Айрата. — Ой хорош! — он зацокал языком и многозначительно взглянул на друга.

— Мне казалось, что тебе нравятся смазливые мальчики. Этот слишком брутален для тебя, — отозвался второй гость.

— Да ты только посмотри на его задницу! — с этими словами Тарас поднял руку с целью хлопнуть Айрата по указанному месту, но тот перехватил руку на лету и замер, готовый в любой момент дать по наглой лоснящейся от пота роже. — Ладно… ладно! Успокойся, недотрога! У меня и без тебя есть с кем развлечься, — Тарас бросил взгляд на Шурика, — только сначала я закончу беседу с другом, — и он демонстративно отвернулся от Айрата.


За следующие три часа Айрат вывез одну тележку с грязной посудой и пустыми бутылками и привез еще одну полную. Гости уже явно забыли про дела, и теперь зал больше напоминал сцену из грязной дешевой порнухи. В одном углу огромный бородатый дядька занимался сексом с молодым парнем из обслуги и другим гостем, молодым стройным мужчиной. На кресле все так же сидел любитель минета. Только на полу перед ним стояли два парня. Один диван был разложен, и на нем лежал черноволосый мальчик, а вокруг него толпились четверо мужчин, по очереди засовывая ему в рот члены.

Еще несколько пар занимались сексом прямо на полу. На бильярдном столе лежал все тот же парень, но закусок на его теле уже не было. Между его ног толкался один мужчина, а второй, нависнув над ним, трахал его рот.

Айрата трясло от брезгливости к мерзости происходящего. Он несколько раз видел, как к Шурику подходил один из гостей и давай ему порцию кокса, которую тот покорно втягивал в себя.

— Может, обслужишь меня по старой памяти? — Айрат не заметил, как рядом с ним появился Тарас. — Заодно Шурку освободишь от этого? Ну давай! Решайся! Я же знаю про аукцион. Сколько он тебе дал? Двадцать? Я дам тебе пятьдесят, но только не за минет. За весь комплект услуг, — и с этими словами Тарас звонко шлепнул Айрата рукой по заднице. Недолго думая, Айрат развернулся и со всей дури дал звонкую оплеуху Тарасу. — Ну хорошо, сучонок! Сам напросился! — прошипел он, потирая щеку, и нетвердой походкой прошел через весь зал в сторону танцующего Шурика.

У Айрата сжалось сердце. Он понимал, что задумал Тарас, и понимал, что ему придется на это смотреть. В голове мелькнула мысль: «Стоит ли это все?», но, взяв себя в руки, Айрат, стиснул зубы и незаметным движением включил камеру на руке.

Тарас подошел к Шурику и, по-хозяйски схватив за руку, повел к большому креслу. Шурик не сопротивлялся. Он был похож на большую марионетку, которую сняли с крючка и потянули за нитки. Тарас перекинул тельце Шурика через высокий подлокотник кресла, скинул с себя простыню, оборачивающую все это время его огромное тело, и, вытянув язык, нагнулся над откляченной попкой Шурика. Тот по-кошачьи выгнул спину и опустил голову вниз.

Айрат чувствовал, как щелкает на его руке фотоаппарат. Он пытался не смотреть на все происходящее, но его глаза вновь и вновь останавливались на кресле, на котором лежал Шурик.

Тарас выпрямился и, плюнув себе на руку, смазал слюной член, на который уже был натянут презерватив. Он вошел резко, одним движением, от чего Шурик дернулся и вскинул голову вверх. Айрат с ужасом увидел на знакомом и милом лице блядскую улыбку. Тарас медленно толкался в Шурика, а тот, закрыв глаза, облизывал и прикусывал губы. Айрату казалось, что из всех звуков, наполняющих зал, он слышал только крики и стоны Шурика.

В порыве страсти Тарас схватил тонкую руку Шурика и заломил ее за спину. Второй рукой он схватил белый чубчик и потянул на себя так сильно, что Шурик совсем выпрямился. Все это время Тарас с вызовом и довольной усмешкой смотрел прямо на Айрата, но тот этого даже не замечал. Он видел только лицо Шурика с закрытыми от удовольствия глазами и блаженной улыбкой на губах.

Оцепенение Айрата резко оборвалось, когда, откуда-то появившийся галстук обхватил тонкую шею Шурика. Когда удавка крепко стянуло горло, Шурик пришел в себя. Его лицо покраснело, вены на шее вздулись, а глаза испуганно распахнулись. Он схватил руками удавку, пытаясь отодрать ее от шеи, но Тарас еще сильнее потянул на себя.

Айрат в три прыжка оказался возле кресла. Сильным ударом он откинул Тараса, которой от неожиданности разжал руки и отпустил галстук. Тарас отлетел на несколько метров от кресла, тело Шурика обмякло и упало боком на пол.


========== Глава 28 ==========

Через зал в сторону Айрата бежали два огромных охранника, но ему было плевать и на них, и на толпу гостей, окруживших его и Шурика. Тарас успел уже подняться и, размазав по лицу кровь из носа, сделал жест рукой, останавливая охрану.

— Все нормально, — сказал он не то громилам, не то толпе гостей. Тарас посмотрел на Айрата, склонившегося над Шуриком, и криво ухмыльнулся, — забирай своего щенка. Он мне больше не интересен. А вот ты… Надумаешь денег заработать — я могу поспособствовать. Мне нравятся норовистые.

Айрат его не слышал. Он снял с шеи Шурика удавку-галстук и несильно хлопал его по щекам, пытаясь привести в чувство. Шурик наконец открыл красные от недосыпа и дури глаза и тихо прошептал:

— Получилось?

— Все хорошо, родной! — Айрат попытался улыбнуться. — Теперь мы пойдем с тобой домой.

Он завернул Шурика в простыню, поднял на руки и протиснулся к выходу, толкнув плечом охранника.


— Что случилось, дарагой? — Кунгур бегал вокруг Айрата и размахивал руками. — Ты обидел моего гостя! Самого Тараса Владимировича!

— Твой гость чуть Шурика не удушил, — Айрат ковырялся в груде одежды, лежащей на столе, пытаясь выловить оттуда свою и Шурика.

— Это игра такая, дарагой! Он играл с Шуриком, и ему нравилось, а ты просто отобрал у него игрушку и еще и ударил. Так нельзя, дарагой! — Кунгур бросил взгляд на Шурика, лежащего на диване.

— Игрушку? — Айрат бросил злой взгляд на Кунгура, и тот сделал шаг назад. — Шурка не игрушка! И я не позволю с ним так обращаться. Понял? И можешь меня за это уволить. Я все сказал, — Айрат сорвал с себя напульсники и галстук и бросил в сторону Кунгура. Стринги он снимать не стал, а просто надел поверх них джинсы.

Облачившись в одежду сам, он подошел к Шурику и начал одевать его. Тот только послушно понимал и опускал конечности. Когда Айрат помог ему встать, Шурик покачнулся и снова плюхнулся на диван. Поняв, что сам Шурик идти не сможет, Айрат обнял его за спину и, подпихнув вторую руку по его коленки, поднял его и понес к выходу из кабинета Кунгура.

В такси Шурик забылся тяжелым сном и не проснулся даже тогда, когда Айрат выносил его из машины и поднимал по лестнице до квартиры. Уже дома Айрат положил его на кровать, раздел и заботливо укрыл одеялом.

Оказавшись в уютной квартире Шурика, Айрат почувствовал смертельную усталость. Он принял душ, перекусил и, сев на край кровати, открыл ноутбук. Он вынул из браслета-фотоаппарата микрокарту, вставил ее в переходник и поместил в ноут.

К его ужасу, почти все фото, которые он поочередно открывал, оказались нечеткими и размазанными. Он даже не сразу мог понять, какая часть зала была снята, не говоря о размытых силуэтах людей. Он быстро прощелкал еще ряд фотографий и остановился на тех, что фотоаппарат снимал, когда он поднял руку. Тут фото были намного лучше, но увы, Тарас в ракурс попадал не полностью. Одна фотография была самой яркой и четкой. На ней был Шурик. Его тоненькое тело было выгнуто вверх, длинная шея — напряжена, обнажая острые ключицы. Взгляд Шурика был устремлен точно в объектив камеры. В этой позе, во взгляде одурманенных глаз и в прикушенной губе было столько страсти и похоти, что Айрат на секунду усомнился, что это его Шурик.

Айрат кликнул на фото и удалил его в надежде, что вместе с ним удалятся из его памяти и воспоминания. Он пролистал почти все фото, но нужной так и не нашел. Тарас будто чувствовал, что его снимают. Он либо отворачивался, либо его лицо смазывалось движением головы. Айрат был расстроен и уже не надеялся на удачу, как вдруг на экране открылась та самая фотография. На ней было четко видно лицо Тараса, мощный потный торс, пах, прижатый к худой попке Шурика, и руки, обхватывающие узкие бедра. Лица Шурика на этой фотографии видно не было.

— Бинго! — тихо прошептал Айрат и сохранил фото на ноуте.

Он на всякий случай прошелся по фотографиям до конца и нашел еще две более-менее приличные фотки. Сохранив и их, он уже решил прекратить просмотр всей этой грязи, но последнее фото, сделанное фотоаппаратом, его повеселило. На ней был Тарас с перекошенным лицом и кулаком Айрата у носа. Этот кадр Айрат решил оставить непременно и показать его Шурику, когда тот проснется.


Поспать Айрату удалось недолго. Через несколько часов Шурик беспокойно закрутился.

— Плохо? — спросил его Айрат, пытаясь укрыть его одеялом.

— Т-тошнит, — простонал бледный Шурик.

Айрат метнулся в ванну и поставил перед трясущимся другом тазик. После того, как Шурика несколько раз вывернуло, он уже не мог уснуть. Его трясло, и он жаловался, что ему холодно.


Весь вечер и часть ночи Айрат носился между кухней, ванной и спальней, то принося Шурику воду или тазик, то укрывая его одеялом. В желудке Шурика вода не держалась, и его рвало чем-то желтым. Только к утру он успокоился и забылся тяжелым сном.

Айрат смотрел на серое уставшее лицо с черными кругами вокруг глаз, на худенькую ручку, обнимающую его, слушал тяжелое дыхание, и ему было страшно за Шурика. Он боялся потерять это милое и несчастное существо, подаренное ему судьбой за какие-то заслуги. Когда Айрат уснул, солнце уже пробиралось через щель в занавеске и часы на кухне пробили восемь раз.


В пятницу Айрат открыл дверь клуба и, пройдя через танцпол, вошел в кабинет Кунгура.

— Я за расчетом, — сказал он Кинг-Конгу, садясь на диван.

— Зачем расчет, дарагой, — улыбнулся ему Кунгур, — зачем мне лишаться такого хорошего бармена? И Тарас просил оставить и тебя, и Шурика. Добрейший души человек.

— Ага. Прямо сама доброта, — скривился Айрат, вспоминая наглую улыбку Тараса на лоснящейся от пота роже.

— Он лично просил за вас, дураков! — продолжал Кунгур. — Еще вот деньги передал за вечеринку. Сказал вам отдать, — Кунгур выложил на журнальный столик несколько красных бумажек.

— Это с чего такая щедрость? — нахмурился Айрат.

— Он сказал, что вы ему приятно пощекотали нервы. Бери деньги! Не будь дураком, — кивнул Кунгур на стол.

— Слушай, — Айрат взял деньги и положил в карман, — а ты можешь ему набрать? Я хотел ему лично спасибо сказать.

Кунгур достал телефон и набрал номер. Когда на том конце ответили, он бросил в трубку несколько слов и передал ее Айрату.

— Добрый вечер, Айрат. Тебя ведь так зовут? — голос Тараса был спокойным и будничным. — Ты подумал о моем предложении?

— Подумал, — сжав кулаки, ответил Айрат.

— И как? Решился? — хохотнул Тарас. — Не похоже на тебя. Я думал, что мы еще повоюем, прежде чем ты сдашься.

— Повоюем, обещаю, — процедил Айрат сквозь зубы, — встретиться надо. Переговорить кое о чем.

— Ты до шести работаешь? — спросил Тарас.

— Точно, — ответил Айрат.

— К шести пришлю за тобой машину. До встречи, — и Тарас положил трубку.


========== Глава 29 ==========

Черный Ниссан ждал Айрата возле дверей клуба. Он сел на заднее сидение, и машина плавно тронулась.

Айрат смотрел на пустые улицы через тонированные окна. Город мирно спал в это зимнее субботнее утро. Айрат нервничал. Фотографии были скачаны в телефон сразу, хотя он не ожидал, что встреча с врагом случится так скоро.

«Может, это к лучшему! — думал Айрат глядя в окно: — Отмучиться сразу. Вот сделаю дело, приеду к Шурику. Он проснется, а на подушке его расписка. И мы оба счастливы. Потом я отведу его к Сергею. Он поговорит с ним, и Шурка согласится на лечение. Он вылечится, и мы… Интересно, что с нами будет дальше? Так интересно заглянуть ну хотя бы в осень этого года. Где мы будем и что будем делать в девять утра десятого сентября. Глупость какая! Надо собраться с мыслями и придумать, что говорить Тарасу! А то какая-то фигня в голову лезет!»

Но обдумать разговор не удалось. Машина остановилась во дворе старой высотки, и водитель сказал, что Тарас Владимирович приказал проводить Айрата до квартиры.

Дверь открыл сам хозяин в белом банном халате и с чашкой кофе в руке.

— Дмитрий! Свободен! — махнул рукой водителю Тарас. — Ну здравствуй, скакун необъезженный! Проходи и чувствуй себя в гостях, — он сделал приглашающий жест и отошел от двери.

Квартира банкира была… квартирой банкира. Другими словами, все было помпезно и с шиком. Каждая вещь просто кричала о хорошем достатке хозяина. И шикарный старинный светильник в огромной прихожей, и инкрустированные лепниной потолки и арки, и мебель в стиле ампир.

— Прежде чем мы уединимся и предадимся страсти, выпьешь чего-нибудь? — с улыбкой спросил Тарас.

— Я с утра не потребляю, — хмуро буркнул Айрат.

— Ну тогда раздевайся, — банкир поставил чашку с кофе на журнальный столик и потянул свои огромные лапы к пуговицам на рубашке Айрата.

— Ты что, реально решил, что я пришел трахаться с тобой? — Айрат отстранился и сжал кулаки. — Еще раз протянешь ко мне свои клешни, я тебя по твоим шаляпинским обоям размажу.

— Ну красота ты моя неземная! Поверь, скоро ты сам мне предложишь свои услуги. И я соглашусь, — Тарас хитро улыбнулся. — Но сейчас я готов тебя выслушать, — и банкир развалился на диване в развязной позе и похлопал по нему, приглашая сесть Айрата.

— У меня есть то, что тебя заинтересует, — начал Айрат доставая телефон, — если не будешь дураком, то мы договоримся, — с этими словами Айрат нашел в «Галерее» нужную фотографию и открыл ее.

— Забавное фото, — усмехнулся Тарас, — и что ты хочешь в обмен, мой юный шантажист?

— Мне нужна свобода для Шурика. Ты знаешь, о чем я, — Айрат открыл еще несколько не очень удачных фотографий.

— Ты про эту бумажку? — Тарас встал и, подойдя к столу, взял в руки обычный тетрадный листок и начал читать: — «Я, Александр Смирнов, этим признаю свою вину, заключающуюся в том, что с ноября такого-то года, тесно общаюсь с несколькими дилерами. Я неоднократно брал у них партии наркотиков с целью их реализации в клубах и в учебных заведениях…». И бла-бла-бла…

— Именно это мне от тебя и нужно, — кивнул Айрат. В этот момент у него в голове мелькнула шальная мысль схватить со стола тяжелую пепельницу и ударить ей по гладкой лысой голове Тараса. Видимо, эта мысль отразилась в его взгляде. Тарас посмотрел на пепельницу, покачал головой, цокнул языком и сказал:

— Не делай глупостей, мой мальчик. Лучше послушай, что я тебе скажу. Эти фотографии… они ничего не стоят. Пшик, понимаешь? Да, не спорю, ты сфотографировал меня в… эм-м-м… неудачный момент, но! — Тарас поднял вверх палец. — Ты не знаешь силу денег. Во-первых, моя жена, она же мой партнер, прекрасно знает о моих предпочтениях. Этим ты ее не удивишь. Партнеры? Да, многие из них добропорядочные граждане и не в курсе о моих маленьких слабостях, но поверь, за мою финансовую помощь они сами будут просить полизать мой зад. И они просто закроют глаза на мои шалости. Пресса? О-о-о… это самая продажная вещь, которая есть на свете. Ни одно издание не посмеет опубликовать эту фотографию без моего согласия. Так что, красота моя, можешь оставить эти фотографии себе на память.

— Ты блефуешь! — возразил Айрат, с ужасом понимая правоту его слов.

— Мой юный друг! Я понимаю, как ты хочет заполучить этот клочок бумаги. Любовь — очень сильное чувство! И я где-то глубоко в душе даже понимаю тебя, но ты глуп. Ты даже не подумал, с кем связался! Мне ничего не стоит сделать так, что ты сам удалишь весь этот дешевый компромат со своего компа и компа своего дружка. Да бог с ним, — Тарас махнул рукой и улыбнулся Айрату, — у меня есть к тебе другое предложение, с чем я тебя и позвал к себе. Ты просто на минуту опередил меня.

— Говори, — хмуро отозвался Айрат.

— Это связано именно с этой бумажкой, — Тарас потряс в воздухе тетрадным листком.

— Я слушаю, — кивнул Айрат.

— Я отдам тебе расписку Шурика и обещаю, что никогда не вспомню больше ни о Шурике, ни о тебе, но… Тебе придется эм-м-м… — Тарас хитро прищурился, — придется поработать своей шикарной попкой. Для меня, красота моя.

— Ты… — Айрат подскочил и, сжав кулаки, бросился на Тараса. — Да я тебя…!

— Тише ты! — засмеялся Тарас, на всякий случай отходя на несколько шагов назад. — Всего один раз. Несколько минут, ну от силы полчаса, и вы оба свободны! — Тарас налил в стакан коньяк из красивой бутылки, стоящей на столе, и протянул Айрату. — Ну же, мальчик! Решайся! — Тарас сунул в руку Айрата стакан. — Если ты не согласишься, то я передам эту бумажку куда следует, и ты не увидишь своего Шурика цать лет. Ну, что скажешь?

Айрат с ненавистью посмотрел на Тараса, залпом выпил коньяк и молча кивнул.


Спальня была тоже сделана под ампир, вся в бело-золотых тонах, с изящными тумбами, обитыми тканью мягкими пуфами и огромной кроватью под белым балдахином с золотыми кистями.

— Попку подготовил? — Тарас лежал на кровати, обложившись подушками, и пил вино из большого хрустального бокала.

— Давай быстро только, — Айрат вышел из ванной, проделав с собой отвратительную и унизительную процедуру. Чувствовал он себя премерзко и от клизмы, и от того, что ему предстояло, но цель ему сейчас была важнее этих временных неудобств.

— Ну, мне хочется насладиться твоим красивым телом. И узкой девственной попкой, — Тарас приторно улыбался, — ложись на кроватку, милый. Можешь закрыть глаза и думать про своего ненаглядного Шурика. Я не обижусь.

Айрат скинул с бедер полотенце и лег на кровать. Тарас не скрывал восхищения от вида молодого красивого загорелого тела. Он долго гладил накачанную грудь, напряженные кубики живота, мощную шею и широкие мускулистые бедра. Когда его рука скользнула между ними, Айрат вздрогнул и сдвинул ноги.

— Давай на животик ляг, — Тарас мокро поцеловал живот Айрата. — Я дам тебе несколько советов: не зажимай попку. Постарайся расслабить сфинктер. Когда я войду, выдохни. Если сделаешь все, как я говорю, то еще и удовольствие можешь получить.

Айрат расслабился, но кроме поглаживаний и похлопываний ничего с его задом не происходило.

— Давай уже побыстрее, — кинул он себе за спину.

В этот момент он почувствовал, как между половинок его задницы потекло что-то холодное. По смазанной ложбинке тут же пробежались умелые пальцы. Один из них легко проскочил внутрь и стал крутится там в разные стороны. Айрат сжал зубы. Ему не было больно. Просто факт того, что какой-то мужик засунул ему палец в задницу, был неприятен.

Палец выскочил, и Айрат стал напряженно ждать следующего действия. Сзади что-то зашелестело, потом послышалось тихое скрипение презерватива.

Тарас навалился на спину Айрату толстым животом и, направив свой член в нужном направлении, медленно вошел внутрь. Айрат охнул, уткнувшись в подушку, и, почувствовав внутри себя толчки, крепко вцепился в наволочку зубами.

Ему не было больно или приятно. Ему было никак. Он просто ждал, когда эта огромная туша наконец кончит, слезет с него, отдаст тетрадный листок и исчезнет из его жизни, как дурной сон.


========== Глава 30 ==========

Айрат сунул ключ в замочную скважину, но не успел его повернуть. Дверь распахнулась, и на пороге появился взволнованный Шурик.

— Ты где был? — спросил он. — Я звонил тебе раз десять. Но твой телефон недоступен. Я позвонил Галке. Она сначала орала, что я ее разбудил после ночи. Потом сказала, что ты в шесть ушел. Я даже не знал, что думать. Хотел уже морги обзванивать, — Шурик говорил без умолку, держа Айрата за дверью.

— Можно я войду? — Айрат устало улыбнулся и, протянув руку, поправил всклокоченные светлые волосы Шурика.

— Конечно, — Шурик отошел от двери, пропуская Айрата, и когда входная дверь закрылась, сделал шаг ему навстречу и прижался к его груди, — я так испугался, что больше не увижу тебя.

Айрат похлопал его по спине и достал из кармана куртки сложенный пополам тетрадный листок.

— Вот. Это оно?

Шурик развернул листок и пробежал по нему глазами.

Конечно, это было оно. То самое признание, которое связывало Шурику руки и заставляло исполнять желания Тараса. Сам Тарас оказался человеком слова. Он позволил Айрату принять ванну и, когда тот оделся и собрался уходить, вручил ему записку.

— Может, все же подумаешь над моим предложением? — Тарас задержал протянутую за листком руку Айрата.

— У нас был уговор. И я выполнил свою часть, — мрачно ответил Айрат, взял листок и вышел из квартиры.

Видя счастливое лицо Шурика и принимая благодарные поцелуи, Айрат не жалел о том, что сделал. В конце концов, это был всего лишь секс, и он ничего не чувствовал физически. Морально он был раздавлен и унижен, но свобода Шурика была важнее.


Они сидели на кухне и смотрели на тлеющий на тарелке кусок черной бумаги.

— Кунгур денег дал за вечеринку, — Айрат достал из кармана несколько скомканных красных купюр, — забери.

Шурик аккуратно расправил купюры и положил их на кухонную полку.

— У меня есть одна идея, — он хитро улыбнулся Айрату, — только тебе нужно отказаться от работы на все февральские праздники и попросить Элю, чтобы она тебя отпустила на четыре дня.

— Ты что придумал? — Айрат смотрел на забавную улыбающуюся мордочку, и все утренние неприятности казались ему дурным сном. Реальность была тут, рядом с ним. Она рассыпалась яркими веснушками на курносом носу Шурика и смотрела на Айрата огромными серыми глазами.

— Не скажу. Просто пообещай! Я хочу украсть тебя, — Шурик поднялся и смыл пепел от бумаги с тарелки.


В этом году в феврале на праздники выпадало целых четыре дня. До них оставалось две с половиной недели. Как назло, недели оказались очень насыщенными. В универе были сплошные контрольные. Сменщица Эльвиры заболела, и ей приходилось работать по шесть дней в неделю. Айрат с Шуриком виделись только в универе на большой перемене и в пятницу в клубе. Иногда Шурик приезжал к Айрату, и они вместе сидели с детьми днем, а вечерами занимались на кухне, обложившись учебниками и тетрадями. На секс времени практически не было. Только иногда, когда Шурик подвозил Айрата до дома из универа, он останавливал машину на пустыре, и они целовались до опухших губ.

День святого Валентина Шурик хотел провести вместе с Айратом, но Эля отпросилась на свиданье. Хотя Айрату не нравилась вся эта ситуация с Олегом, он не смог отказать сияющей от счастья сестре. Шурик долго обиженно сопел в телефонную трубку, узнав, что романтический вечер на День влюбленных отменяется, но после того, как Айрат пообещал ему дикий секс на следующий праздник, успокоился. В результате День Валентина отмечали с детьми в аквапарке, с дальнейшим обедом в детском кафе.

Перед большими выходными Шурик позвонил Айрату:

— Значит, бери с собой теплые вещи, презервативы и смазки побольше, — сообщил он Айрату.

— Дай догадаюсь: ты хочешь заняться экстремальным сексом на холоде? — хохотнул Айрат.

— Про секс не смешно, — засопел Шурик, — между прочим, после наших встреч я по несколько раз дрочу дома.

— На кого? — Айрат улыбался во весь рот, но нарочно сделал удивленный голос.

— На дядю Васю, нашего вахтера, — обиженно проворчал Шурик, — ты не представляешь, как я жду этих выходных.

— Я тоже, — Айрату уже не хотелось подшучивать над Шуриком. Он тоже мечтал остаться с ним вдвоем и почувствовать тепло его тонкого гибкого тела.


Место, куда его увез Шурик, оказалось элитным загородным домом отдыха с лыжной базой, бильярдом, сауной и маленькими домиками на двух и трех человек.

Всю дорогу до дома отдыха Айрат проспал под тихий гул мотора и мурлыканье Шурика под попсовое радио. После того, как администратор выручил им ключи от домика и за друзьями захлопнулась дверь их номера, сумки были брошены на пол, и Шурик повис на шее Айрата, пригвоздив его к стене долгим поцелуем.

— Я так тебя хочу, что у меня яйца звенят, — шепнул он ему на ухо.

— Интересно, что подумал администратор, заселяя нас в номер? — Айрат прижал Шурика к себе так сильно, что тот громко хрюкнул от неожиданности.

— Поверь, администраторы в любом элитном месте уже ничему не удивляются.

И правда, никто не обращал внимания на двух парней, сияющих от счастья и сторонящихся шумных отдыхающих компаний. Они спокойно гуляли по заснеженному парку, держась за руки, часами сидели в кафе, болтая и смеясь, надолго уединялись в своем домике, зашторивая плотные шторы на окнах.

Вечером они решили сходить в сауну, расположенную на территории дома отдыха. Выйдя из парилки, Айрат с удовольствием погрузился в прохладную воду небольшого бассейна, где уже отмокал распаренный розовощекий Шурик с бокалом красного вина.

— Шур, а скажи… — начал Айрат неуверенно, — тебе реально приятно… ну… когда у тебя член в попе?

— Приятно, — Шурик блаженно улыбнулся, — а почему ты спросил?

— Просто интересно, — равнодушно пожал плечами Айрат.

— Погоди, — Шурик оживился, — тебе интересно? Если хочешь, я могу тебя того этого, — Шурик хитро подмигнул, — а что? Разнообразим нашу сексуальную жизнь.

— Наша сексуальная жизнь меня вполне устраивает, — нахмурился Айрат, — и не надо меня того этого.

— Вот дурной, — засмеялся Шурик, — ты даже не знаешь, от чего отказываешься! Попробуешь, потом сам просить будешь.

Внутри у Айрата больно кольнуло воспоминание о встрече с Тарасом. Шурик еще долго не унимался, не обращая внимания на испортившееся настроение Айрата, и разыгравшись, даже попробовал пробежаться пальцами между половинок его попы. Глядя на Шурика, Айрат вдруг подумал странную мысль: это было настоящее счастье или эффект от наркоты, которую Шурик принял? Он сделал серьезное лицо, усадил Шурика в бассейне напротив себя и сказал:

— Помнишь наш разговор о том, что, как только мы решим проблему с Тарасом, ты будешь лечиться?

— Помню, — напрягся Шурик, — только со мной все нормально. От чего мне лечится?

— Ты принимаешь что-нибудь? — нахмурился Айрат.

— Иногда… редко… вернее… — замялся Шурик.

— Каждый день? — задал вопрос Айрат напрямую.

— Понимаешь… я боюсь, — вздохнул Шурик, — боюсь, что мне будет плохо. Боюсь боли. Боюсь ломок. Хотя возможно, их и не будет. Но я боюсь.

— Есть хорошая клиника. Она дорогая, но мы что-нибудь придумаем. Там тебе обязательно помогут. Только нужно твое желание. Помнишь, ты говорил, что ты не видишь смысла в лечении? Так вот… Я твой смысл. Ради меня, пожалуйста! Сделай это!

Шурик на минуту задумался, потом вздохнул и ответил:

— Давай попробуем обойтись без клиники. Я не буду ничего принимать, обещаю, но ты должен быть рядом со мной. Ты переедешь жить ко мне. Эле мы будем помогать сидеть с детьми вместе. А вот если у нас не выйдет с этим справиться вдвоем, тогда я сниму деньги с родительской карточки, и мы пойдем в клинику.

— Согласен, — не задумываясь, ответил Айрат, — главное помни, что я люблю тебя!


========== Глава 31 ==========

Айрат сидел на кухне и внимательно смотрел на сестру. Эльвира задумчиво крутила в руке чайную ложку и молчала.

— Эль, мы в любой день приедем и посидим с детьми. И деньги я буду приносить. Я же не брошу вас, — Айрат виновато улыбнулся и погладил Элю по руке.

— Да, я не сомневаюсь в тебе, Айрат! — вздохнула Эля. — Я за тебя волнуюсь. Ты уверен, что тебе это нужно?

— Знаешь… — Айрат задумчиво посмотрел в окно, — я со многими людьми говорил, стоя за барной стойкой. И почти все мне рассказывали, что, узнав о своей ориентации, они пытались с ней бороться. Каждый из них смирился с этим, пройдя через сложные душевные переживания. Конечно, некоторые приняли это сразу, но в совсем детском возрасте. А я почти не боролся. Знаешь почему? Потому, что Шурик ворвался в мою жизнь и заполнил меня. Если сейчас его вырвать из нее, то я стану пустым, как яичная скорлупа. Не знаю, как тебе понятнее объяснить… — Айрат замолчал.

— Я поняла тебя. Что ж… Если ты решил, то я согласна. И еще… — Эля перегнулась через стол и поцеловала брата в лоб. — Я люблю тебя, Айрат, и хочу, чтобы ты был счастлив… с Шуриком.

В дверь позвонили, и Айрат, открыв ее, впустил в квартиру Шурика.

— Еле нашел, где припарковаться, — выдохнул тот, снимая куртку. — Ну, как все прошло?

— Нормально все прошло. Ну привет, невестка! — Эля стояла в дверях кухни, улыбаясь Шурику.


Шурик бегал по своей квартире и рассказывал Айрату правила ее пользования:

— Уборка каждую пятницу, перед работой. Тут в шкафчике порошки, тряпки, веник, совок, швабра и ведро. Стирка два раза в неделю. Под раковиной ящик для грязного белья. Гладит каждый себе сам. Хотя… мое тоже можешь гладить. Я это дело как-то не очень люблю. Посуду моем по очереди. Так… что еще… А! Продуктами основными закупаемся раз в неделю. По мере их заканчивания.

— Шур, — Айрат остановил Шурика на полпути от коридора к кухне и прижал спиной к двери туалета, — успокойся ты. Если я в быту буду делать что-то не то, ты не дуйся, а просто говори, что не так. И пожалуйста, не нервничай по пустякам.

— Просто… — Шурик обнял Айрата за попу и сунул руки в задние карманы джинсов, — я никогда не думал, что буду делить с кем-то не только постель. И еще… — он отстранился от Айрата и достал из кармана своих треников пакетик с таблетками, — вот… — он включил в туалете свет, открыл дверь и, высыпав таблетки в толчок, смыл их водой.


Первые дни после праздников Айрат внимательно приглядывался к поведению Шурика. Он никогда не проводил с ним столько времени, поэтому не мог понять, изменилось оно или нет. Айрат заметил только, что по утрам Шурик стал пить очень крепкий черный кофе, хотя раньше пил слабый и с молоком. Ел он и раньше немного, но теперь Айрату с трудом удавалось впихивать в него хоть что-нибудь, поэтому на больших переменах они встречались в столовой и он следил, чтобы Шурик съедал хотя бы половину того, что ел сам Айрат. Спал Шурик тоже плохо. Иногда, просыпаясь ночью, Айрат заставал его лежащим с открытыми глазами и смотрящим в потолок. В таких случаях Айрат притягивал его к себе и обнимал, чтобы Шурик уснул.


На работе они взяли небольшой отпуск, поэтому после короткой недели решено было устроить мальчишник и пригласить в гости друзей.

В пятницу после занятий они загрузили в Жука Гарри, заехали за Карлом и по пути закупились в супермаркете вискарем, Колой и закуской.

— Блин, — Гарри ходил по квартире Шурика, шаркая по полу большими тапками Айрата, — прям как в кино про двух пидоров, живущих вместе. Ни тебе грязных футболок на стульях, ни носков под кроватью, ни грязной посуды в раковине, — хмыкал он.

— Вот мне интересно, что ты за фильмы такие смотришь? — Карл удобно расположился на диване в гостиной и, шумно втянув из вейпа, выдохнул большое облако пара.

— Нормальные фильмы смотрю, — невозмутимо ответил Гарри, — у меня друг в один момент превратился в заботливого мужа-пидора. Погоди… — он резко затормозил, преграждая дорогу Айрату, который нес в комнату тарелки с закуской, — ты ведь заботливый муж, а не жена? Только не говори, что ты этот… ну заднеприводные как у вас называются?

— Пассив, — подсказал ему Карл.

— А ты откуда знаешь? Тоже фильмов насмотрелся? — подмигнул ему Гарри.

— Да хватит тебе ерничать, Гарри, — Айрат хлопнул друга по спине, — какая разница, кто сверху, а кто снизу? И вообще, мы с Шуриком вопрос, кто муж, а кто жена, даже не понимали!


Вначале друзья просто сидели и пили виски, все, кроме Карла. Потом перенесли все на большой кухонный стол и допивали уже там, играя в покер. Гарри опьянел самым первым. Сначала он стал выкладывать веер карт в руках картинками вперед, потом стал забывать, чей ход, и путать козыри. Еще через час у Айрата стал заплетаться язык, и он стал менять правила по ходу игры, никому про это не говоря. Только на Шурика алкоголь не подействовал. Он пил виски наравне со всеми, но его голова оставалась абсолютно ясной.

Уже глухой ночью Шурик и Карл уложили пьяную тушку Гарри на середину огромной кровати. Айрат категорически отказывался ложиться, но как только его голова коснулась подушки, он тут же громко захрапел. Карл лег с другого края и сразу стащил с Гарри почти все одеяло. Шурик лег последним. Он свернулся клубком на краю кровати и положил голову на плечо Айрата.


Следующая неделя оказалась тяжелее. Шурик начал нервничать. Его настроение менялось как погода за окном. То он веселился без причины, то мрачнел и молча смотрел в одну точку. С учебой тоже начались проблемы. Он перестал воспринимать материал на лекциях, по несколько раз читал статью в учебнике, но не мог ее запомнить. В разговоре с Айратом он мог замолчать, потеряв мысль или забыв, о чем говорит.

С сексом тоже начались проблемы. Когда Айрат вечером пытался приласкать Шурика, тот поворачивался к нему спиной и говорил, что устал.


В пятницу после занятий они устроили уборку, как и было уговорено.

— Ты не поедешь сегодня в клуб, — констатировал факт Айрат.

— Почему? — удивился Шурик, вытирая пыль разноцветным мягким веничком.

— Потому, что там много соблазнов. И вообще… ты не думал сменить работу? — Айрат подошел к ведру с водой и прополоскал там тряпку.

— Не думал. Хорошо. Буду ждать тебя дома, — равнодушно пожал плечами Шурик.


Вечер в клубе был в самом разгаре. Близилось время шоу и разогретые спиртным и танцами гости начали покидать бар и стекаться к танцполу.

— Привет, Айрат, — к барной стойке подсел старый знакомый.

— Здравствуй, Сергей, — улыбнулся психологу Айрат и поставил перед ним чашку кофе.

— Ты так и не решил вопрос о лечении твоего мальчика? — мужчина отхлебнул из чашки кофе и достал портсигар.

— Почему? Я за ним слежу. Он уже больше недели не принимал наркотики, — Айрат достал тряпку и стал протирать барную стойку.

— Не хочу тебя расстраивать, Айрат, но час назад я видел твоего мальчика на улице с подозрительным типом. И, по-моему, он был уже немного под дурью, — Сергей нахмурился и серьезно посмотрел в глаза Айрата, — без врачей с этим справиться невозможно. Поверь мне…

Но Айрат его уже не слышал. Он заметался за стойкой, сунул ключи от кассы в руки Киту и вылетел из бара.

Шурик стоял в коридоре возле туалета и мирно беседовал с Милой.

— Ты что тут делаешь? — Айрат схватил его за плечи и развернул к себе лицом.

— Чего ты кричишь? — возмущенно дернулся Шурик и посмотрел на Айрата мутными глазами. — Мне Кунгур позвонил, сказал, что Ада Райская заболела и, если я не приду выступать, шоу просто провалится. Спроси у Милы, — он кивнул в сторону травести.

— Правду говорит, — Мила выпил рюмку водки, которую держал все это время в руке, и, занюхав ее кончиком розового боа, добавил: — у вас тут семейные разборки, а мне пора на сцену, — и с этими словами он двинулся в сторону танцпола.


Айрат как обычно вышел смотреть выступление Шурика. Он так и не понял, принял ли Шурик что-нибудь или расширенные зрачки были причиной плохого освещения коридора, но что-то подсказывало ему, что первое предположение вернее.

Досмотреть номер ему не удалось. В баре завязалась нешуточная драка, и Айрату вместе с охранником пришлось разнимать дерущихся. Пока они выводили дуэлянтов на улицу, пока ждали полицию, пока объясняли, кто прав, кто виноват, прошло около двадцати минут.

Когда Айрат вернулся на танцпол, там уже играла музыка и кружили парочки гостей. Айрат кинулся в сторону гримерки и влетел в нее без стука.

Шурик в одном халате сидел за небольшим столом спиной к двери. Услышав, что кто-то вошел, он обернулся и, поднявшись навстречу к Айрату, покачнулся и уперся рукой о стол.

— Ты чем накидался? — Айрат в три прыжка оказался рядом с ним, схватил его за плечи и резко встряхнул.

— Ты не понимаешь, — Шурик вялым движением рук попытался отстранить Айрата от себя, — я творческий человек, и мне нужно было вдохновение.

— Какого черта, Шур! — Айрат был в бешенстве. — Ты мне обещал! От тебя требовалось только перетерпеть. Неужели это так сложно? Я для тебя… я из-за тебя…

— Что ты из-за меня? — криво ухмыльнулся Шурик. — Пидором стал из-за меня? Ты им и был, просто я первый перед тобой булки раздвинул.

— Заткнись! — рявкнул Айрат и оттолкнул от себя Шурика. От толчка тот отлетел в сторону и оперся о стенку спиной, чтобы не упасть.

— Что ты бесишься так? Это ты решил, что я должен завязать. А мне, может, это не нужно. Мне нравится моя жизнь. А из-за того, что я с тобой трахаюсь, ты решил, что можешь управлять моей жизнью?

Айрат сделал шаг в сторону Шурика, одной рукой схватил его за ворот халата, а другой, размахнувшись, ударил его по лицу. Голова Шурика дернулась в сторону. Когда он снова повернулся к Айрату, в его глазах была похоть, которую Айрат видел тогда, на вечеринке.

— Не смотри на меня так, — Айрат схватил Шурика за светлый чуб и потянул его голову назад.

— Ну… Что ты медлишь? — прошептал Шурик разбитыми губами. — Ударь меня еще раз, а потом трахни! Со всей силы! Я хочу этого…

У Айрата все плыло перед глазами. Злость, ненависть и страсть сплелись в нем крепкой паутиной. Он развернул Шурика спиной к себе, кинул его грудью на стол и грубо сорвал с его плеч халат…


========== Глава 32 ==========


Сердце бешено колотилось в груди, а кровь мощными точками била в виски. Айрат расстегнул ширинку и звонко шлепнул виляющий зад Шурика рукой. Тот прогнулся и громко застонал. Айрат схватил рукой светлые волосы и потянул на себя, услышав в ответ еще один томный стон. Он уже приготовился вогнать свой член, но внезапно остановился.

«Что я делаю?»— Айрат смотрел на тонкую спину и на поднятые вверх острые лопатки, — Это же мой Шурик! Чем я сейчас лучше Тараса? За что я собираюсь его наказать? Я дурак, должен был сразу понять, что он не сможет сам бросить! И Сергей говорил про это. Его не наказывать нужно, а спасать!».

Айрат отпустил волосы Шурика, застегнул свои штаны, мягко поднял друга со стола и, накинув на его голое тело халат, сказал:

— Пойдем домой!


Кит удивленно посмотрел на проходящего мимо бара Айрата.

— Айрат! Ты куда?

— Я позвонил Галке. Она приедет через час. Продержись немного один. Под кассой чаевые. Разделите их на двоих, — с этими словами Айрат, поддерживая под руку шатающегося Шурика, ушел в гардеробную.


Остаток ночи Айрат провел, сидя на кухне. Спать не хотелось. Он вымыл раковину и холодильник и протер полки. Уже под утро, не зная, чем заняться, он перегладил всю постиранную за неделю одежду. Только к обеду он почувствовал усталость. Айрат прошел в спальню и, заведя будильник на пять часов, тихо лег на кровать.

Он проснулся раньше, чем сработал будильник. Открыв глаза, он увидел Шурика, сидящего к нему спиной на краю кровати. Его плечи были подняты вверх, а голова — опущена.

— Я проснулся ночью, — заговорил Шурик, не оборачиваясь, — и не увидел тебя рядом. Я подумал, что ты ушел… Совсем ушел… И мне стало страшно. Я закрыл глаза, и мне приснилась Аргентина. Пляж на берегу океана. И ты… ты выходил из воды и улыбался мне. Мне было так хорошо от этой улыбки. Знаешь, о чем я подумал, когда снова проснулся? — Шурик обернулся и посмотрел на Айрата своими огромными серыми глазами.

— О чем? — спросил Айрат. Он не удивился тому, что Шурик как-то почувствовал, что он не спит.

— Я хочу видеть тебя счастливым. Хочу, чтобы ты всегда улыбался. Мне… И еще я подумал, что не хочу просыпаться один, — Шурик вздохнул, снова отвернулся и опустил голову, — я правда старался. Я выбросил таблетки тогда при тебе, и они правда были последними. Но в универе мне стало плохо. Я понял, что это только начало, и испугался. Я хотел просто снижать постепенно дозу, но это не помогло. Я стал обманывать тебя, что не принимаю ничего. А сам продолжал глотать дурь. А вчера… У меня все кончилось, когда ты ушел. Парень из универа сказал, что сможет мне помочь только завтра. Тут позвонил Кунгур и попросил выступить. Я согласился, потому что знал, что в клубе будет Ларик, торгующий метом. И знал, что у Кунгура всегда можно заправиться коксом.

— Шур… — начал было Айрат, но Шурик остановил его движением руки.

— Позвони своему знакомому. Я лягу в клинику. На родительской карточке денег много. Я с нее ни разу ничего не снимал. Думаю, на лечение хватит. Только обещай мне одно… — Шурик замолчал.

— Что? — Айрат приподнялся на кровати и сел рядом с ним.

— Когда я выйду из клиники, ты будешь встречать меня у ворот.

— Обещаю, — Айрат обнял его за плечи и поцеловал в лоб.


Зайдя за барную стойку, Айрат тут же увидел Сергея, сидящего за столом с каким-то парнем. Сергей приветственно махнул ему рукой и через несколько минут уже сидел напротив Айрата. Мужчина внимательно выслушал Айрата и сказал, что будет ждать их в клинике в понедельник, чтобы устроить все лично.

Шурику Айрат звонил почти каждый час. Он не спал и на вопрос «Как ты?» тихо отвечал Айрату: «Хорошо!». Но это было явно не так. Айрат слышал это по его голосу. Когда под утро он пришел домой, то застал Шурика лежащим на кровати, свернувшись клубком и уткнувшись лицом в подушку.

— Как ты? — Айрат тронул худенькое плечо друга.

— Х-хорошо, — Шурик поднял голову и посмотрел на него красными воспаленными глазами.

Айрат прилег рядом с ним и взял его руку. Она была холодной и влажной. Он почувствовал, как Шурика трясет, и укрыл его одеялом. Улегшись рядом, Айрат обнял его. Он не помнил, с чего он вдруг начал рассказывать дрожащему у него в руках Шурику о своем детстве. О маме. О том, как они с ней и с Эльвирой делали чак-чак. Как мама принесла из роддома близнецов. Он вспомнил, как Эля плакала и ругала маму за то, что та решила оставить ребенка. Потом вспомнил, как она плакала от радости, держа малютку Миру на руках. Воспоминания о прошлом плавно перешли к мечтам о будущем. Он никогда не был в Аргентине и даже не помнил, видел ли про нее передачу. Айрат просто представлял пляж, небольшое бунгало, голубую воду океана и огромную тарелку с фруктами. И конечно, их с Шуриком. Он не заметил, как его фантазии плавно перетекли в яркий и солнечный сон.


Ночь с воскресенья на понедельник была тяжелой. Шурика трясло. Лоб был в холодном поту и его несколько раз рвало желтоватой пеной. Шурик был бледно-зеленого цвета, вокруг глаз образовались темные круги. Айрату было страшно за него, но он не показывал страха. Он постоянно лежал рядом с ним и гладил по всклокоченную светлому чубчику.

Под утро, когда Шурик забылся сном, Айрат тихо встал с кровати, достал большую сумку и уложил в нее несколько комплектов нижнего белья, полотенца, новую зубную щетку, тюбик пасты, расческу, мыло в мыльнице, тапочки и спортивный костюм. Потом он вынул из кармана своей куртки пакетик мармеладных мишек Гамми и пихнул его между полотенец и одежды.


Такси ехало по заснеженной пригородной дороге. Айрат сидел рядом с Шуриком на заднем сидении, обняв его за плечи.

— Не передумал? — спросил Айрат у него.

— Нет, — прошептал Шурик и попытался улыбнуться пересохшими губами, — главное, чтобы после лечения ты ждал меня.


Сергей встретил их в просторном светлом холле клиники. Он проводил их в свой кабинет и, усадив в удобные кресла, предложил чая.

— Не волнуйтесь, Александр. Вы не в тюрьму садитесь. Вы пришли сюда добровольно и в любой момент можете прервать лечение, но предупреждаю, что только полный курс сможет вам помочь, — начал он разговор, — первый этап самый трудный. Он будет проходить под тщательным наблюдением врача-нарколога. Для начала ваш организм нужно очистить. Вы будете получать хорошие лекарства. Вам будет прописана специальная диета. На первом этапе посещения проходят через стекло. Увы, были случаи, когда друзья пациентов по их просьбе пытались передать им наркотики. Поэтому любые передачи запрещены. Второй этап — это психологическая помощь. Тут начинается моя работа, и поверьте, я ее хорошо знаю. И третий этап — восстановительный. Тут будут нарастающие физические нагрузки, бассейн, корт, беговые дорожки, тренажерный зал.

— Как долго длится лечение? — спросил Айрат.

— Все зависит от пациента. От его желания вылечиться, от того, как долго он сидел на препаратах, и от физических возможностей организма, — объяснил Сергей.

— Сколько это будет стоить? — снова спросил Айрат.

— Один день, с учетом еды, медпомощи, койко-места и препаратов, — примерно вот столько, — Сергей написал на бумаге сумму, — весь курс в среднем длится три месяца.

— Не волнуйся, — Шурик положил холодную бледную руку на колено заволновавшегося Айрата, — на карточке достаточно денег.


Сергей простился с друзьями, и милая медсестра провела их в отдельный корпус. Пройдя мимо внушительной охраны, Айрат с Шуриком оказались в уютном одноместном номере. Там был телевизор, удобная кровать, тумбочка с ночником и большой шкаф-купе.

— У нас есть вай-фай, так что сможете общаться по сети, — улыбнулась медсестра и вышла из номера.

— Айрат… — Шурик устало опустился на кровать, — я хочу, чтобы ты знал… Я делаю это потому, что люблю тебя и хочу, чтобы ты был счастлив. И потому, что я хочу быть счастлив с тобой. Скажи мне что-нибудь хорошее на прощанье?

— Я люблю тебя, — сказал Айрат и поцеловал Шурика, вложив в поцелуй всю силу этих слов.


========== Глава 33 ==========

Каждый вечер, кроме тех, что были посвящены работе, ровно в восемь вечера Айрат открывал Скайп и по несколько часов говорил по нему с Шуриком. Он рассказывал, как провел день, как делал уроки с братьями, как они лепили из пластилина и Рамиль слепил офигенского дога. Как Мира подралась в саду из-за мальчика с другой девочкой. Как Гарри окучивал Элю и уговорил ее таки на свиданье. Как он случайно взял телефон Эли, когда она была в ванной, и ответил на звонок Олега. Состоялся не очень приятный разговор, о котором ни он, ни Олег не стали говорить Эле.

Шурик в основном молчал. На вопрос Айрата о том, как он себя чувствует, отвечал свое вечное: «Хорошо!». Он был бледным и осунувшимся. Его глаза были сонными, а движения заторможенными.


— Мы сейчас даем ему успокоительные, — объяснил ему в воскресенье Сергей, когда Айрат приехал навестить Шурика, — поэтому он такой вялый. Они притупляют ломки, и он много спит. Сейчас тихий час, поэтому, если ты не против, давай прогуляемся по парку.

Айрат приезжал сюда каждое воскресенье. Сначала он шел к Марвину. Он был то ли финном, то ли латышом. Нарколог хорошо говорил по-русски и достаточно понятно объяснял Айрату ход лечения. Потом Айрат шел к Сергею, и они гуляли по парку или пили чай в его кабинете.

Встречи с Шуриком через стекло комнаты-аквариума расстраивали Айрата. Ему не хватало Шурика рядом. Дома он иногда ложился лицом на его подушку и вдыхал такой знакомый запах. Видя друга за стеклом, он чувствовал, словно его сердце разрывается на части. Ему хотелось прижать его к себе и забрать домой. Но он не показывал Шурику своего настроения и старался быть веселым и беззаботным.

Через пять недель Шурик стал оживать. На его лице появился румянец. Он стал реагировать на рассказы Айрата и смеяться. Когда Айрат в очередной раз приехал к нему в клинику, Шурик несколько минут смотрел на него, пока Айрат рассказывал очередную историю, и ковырял пальцем большой апельсин, привезенный ему в качестве гостинца.

— У меня стоит, — неожиданно прервал рассказ Айрата Шурик. Айрат удивленно поднял брови и засмеялся, — чего ржешь? — надул губы Шурик. — Мне больше месяца вообще секса не хотелось из-за лекарств. А сейчас вот увидел тебя, и у меня встал. А у тебя был кто-нибудь все это время? — Шурик подозрительно сощурил глаза.

— Никого, — снова засмеялся Айрат, — но вчера, когда я стоял за баром, мимо столом и мной решил просочиться Кит. Так прикинь, у меня такой стояк был, что я потом в туалете пятнадцать минут сидел.

— Ничего, — улыбнулся ему Шурик, — говорят, что наркоманы, которые в завязке, поправляются. Так что я скоро буду таким же толстым, как Кит, — и потом тихо добавил: — ты меня будешь таким любить?

— Буду, — совершенно серьезно ответил Айрат.


На этот раз с Сергеем он встретился после свидания с Шуриком.

— Все проходит отлично. Мы приступили ко второму этапу. Почти все препараты отменены. Теперь с Шуриком работаю я. Моя задача в том, чтобы он убедился, что жить без дурмана хорошо. Я ставлю ему задачу найти в жизни цель и стремиться к ней. Он очень хорошо идет на контакт. Думаю, что второй этап будет проще.

— Сергей, а можно… — Айрат на секунду замялся, — побыть с ним наедине?

— Я думаю, порция хорошего секса ему не повредит, — засмеялся Сергей, — хорошо. В следующее воскресенье я распоряжусь, чтобы тебя пустили к нему в номер и не беспокоили полчаса. Этого времени вам хватит?


До выходных время тянулось медленно. Айрат ждал очередной встречи особенно сильно. Несмотря на то, что в первое же интерактивное свидание Шурик предложил поиграть, Айрату этого не хватило. Ему хотелось прикоснуться к другу и почувствовать его горячее дыхание на своей шее. Провести рукой по нежной и теплой коже и вдохнуть запах его волос.


Как только в пятницу Айрат открыл двери клуба, к нему подошел Кит и сказал, что его вызывает Кинг-Конг.

— Айрат, дарагой! Куда ты Шурика дел? У меня люди спрашивают про него, — Кунгур предложил Айрату коньяк, но тот насторожился и отказался.

— Какие люди его спрашивают?

— В клубе люди. Говорят: «Кунгур, дарагой, когда Шурик будет танцевать на шесте?» — Кунгур попытался, видимо, изобразить возмущенного посетителя клуба.

— Он не придет в ближайшее время. И вообще… Его больше никто не заставит ничего делать. Он больше не будет глотать вашу проклятую наркоту, — Айрат всем видом показал, что разговор закончен.

— Лечишь его? — кинул ему в спину вопрос Кунгур.

— Да, — коротко ответил Айрат и вышел в зал.


В городе во всю уже бушевала весна, а вот за городом еще лежал снег. Но солнце уже не только светило, но и пригревало, поэтому с высоких сугробов весело стекали тонкие струйки талой воды.

Айрат шлепал ботинками по мокрой дорожке, ведущей в сторону клиники, перепрыгивая небольшие лужицы и щуря глаза от яркого солнца.

— Людочка, наше вам с кисточкой! — поприветствовал Айрат знакомую медсестру. — Мифтахов обещал распорядиться, чтобы меня пустили к Шурику.

— Да, Сергей Зарипович оставил распоряжение. Он сейчас уехал в Осло по делам. Вот только… — Люда запнулась, — Шурика тут нет.

У Айрата все похолодело внутри.

— То есть как нет? — переспросил он медсестру.

— Вчера он собрал свои вещи и ушел, — вздохнула девушка.

— Как ушел! Куда? Как вы могли его отпустить! — закричал на нее Айрат.

— Что ты кричишь? У нас тут не тюрьма. Он мог уйти в любое время, — затараторила Люда.

Но Айрат ее уже не слышал. Он мчался в сторону ворот, к ждущему его там такси. Он влетел в квартиру в надежде, что Шурик ждет его там. Но квартира была пуста. Клуб оказался закрыт, а сторож сказал ему, что Шурик не появлялся. Айрат нашел в телефоне номер однокурсника Шурика и через него обзвонил почти весь поток. Никто про Шурика не слышал.

Еще два дня ушло на поиски. Он расспрашивал всех знакомых и малознакомых студентов, не видели ли они Шурика, но про него либо никто ничего не знал, либо не могли вспомнить маленького худого блондина с серыми газами. Все вечера и ночи Айрат проводил в клубе, надеясь, что Шурик придет туда. Он расспрашивал всех постояльцев «Кузнечика», но про Шурика ничего не знали. Айрат пытался поймать в клубе Кунгура, но тот то ли прятался от него, то ли просто забил на клуб.

В среду Айрат не смог продолжить поиски. Эля пошла на работу, и он остался сидеть с малышами. В два часа ночи его разбудил звонок. Звонил Костик.

— Айрат, поторопись. Шурик здесь, — шептал в трубку официант, — я не мог тебе раньше позвонить. Тут снова закрытая вечеринка. Его привез Тарас Владимирович. Он обдолбанный в хлам. Приезжай!

Айрат сорвался с места и кинулся одеваться. Вход в клуб ему преградил охранник Слава.

— Не велено тебя сегодня пускать, — сказал он, но, посмотрев на лицо Айрата, сделал шаг назад со словами: — я тебя не видел.

Айрат растолкал танцующие парочки на танцполе и толкнул дверь в кабинет Кунгура плечом. Дверь была закрыта. Тогда Айрат с силой ударил ногой в то место, где, по его расчету, находился замок. Замок оказался слабый. Из двери посыпались опилки и несколько шурупов. Айрат еще раз ударил в дверь плечом, и она распахнулась.

— Дарагой! — Кунгур испуганно смотрел на Айрата, стоя у него на пути. — Нехарашо, дарагой!

— Лучше уйди! — процедил сквозь зубы Айрат и хрустнул костяшками, сжав кулаки.

Кунгур не стал с ним связываться и отошел в сторону. Айрат пролетел мимо сидящих на стульях с телефонами в руках охранников. Они успели скрутить его в тот момент, когда он уже был на середине зала.

— Оставьте его, — услышал Айрат позади себя знакомый голос. Сильные руки, скрутившие его, тут же ослабли, и он, скинув их движением плеч, выпрямился.

— Ну здравствуй, Айрат, — перед ним стоял Тарас, одетый в простыню на манер греческой тоги, — не ожидал тебя снова увидеть.

— Где он? — Айрат кинул взгляд на пустой шест посреди зала.

— Ты про Шурика? — Тарас сделал удивленное лицо. — Он тут. И тут он из-за тебя, — банкир криво улыбнулся Айрату, — я сделал тебе хорошее предложение. Заменить его. Но ты отказался. А ведь мог хорошо заработать на этом. Ты решил от меня его спрятать? Глупый ребенок! Когда Кунгур мне сказал, что Шурик лечится от зависимости, я легко провел параллель между Шуриком, тобой и Сергеем. Мифтахов с его клиникой. А уж узнать адрес клиники — вообще не проблема. Подкупить медперсонал мне не удалось, но встретиться с Шуриком я смог. Почему ты не рассказал ему всей правды о его освобождении? — Тарас зацокал языком и покачал головой. — Нехорошо так с ним поступать. Он очень расстроился и вечером уже был у меня.

— Где он? — снова спросил Айрат, тяжело дыша и сжимая кулаки.

— Я уже говорил тебе, что он мне малоинтересен. Я на сегодня подарил его Анатолию Петровичу, — и Тарас кивнул головой в сторону кресла в дальнем углу зала.

На кресле сидел крепкий седовласый мужчина, а у него на коленях был Шурик. Он глупо улыбался мужчине и смотрел на него осоловелыми влюбленными глазами. В тот момент, когда Айрат увидел Шурика, мужчина подцепил длинным ногтем на мизинце белый порошок из маленького пакетика, и Шурик, нагнувшись, вдохнул его носом.

В три прыжка Айрат оказался возле кресла. Шурик поднял на него огромные мутные глаза, и в них мелькнуло что-то вроде беспокойства. Он встал с колен мужчины. Простынь, прикрывающая его худенькое тело, упала, оставив его абсолютно голым. Он сделал шаг навстречу Айрату, и тут случилось страшное…

Его глаза закатились вверх, тело мелко задрожало, и Шурик упал на пол, как кукла-марионетка, у которой обрезали леску.

Все дальнейшее для Айрата было, как страшный бредовый сон. Он схватил Шурика на руки, выбежал в кабинет Кунгура и стал натягивать на него явно чужую одежду, крича при этом хозяину клуба, чтобы тот вызвал скорую. Потом он запрыгнул в машину вслед за носилками с Шуриком, бросив врачу, что он родственник.

Карета летела по ночному городу, истерично крича сиреной. Айрат сидел на жестком сидении рядом с врачом и медбратом. Мыслей в его голове не было. Был только прерывистый писк аппарат, к которому был подключен Шурик. Звук убивал в нем все. Злость, страх, усталость. В голове Айрата были только этот писк и вой сирены.

Шурик вдруг вздрогнул и выгнулся дугой. Писк аппарата участился. Когда Шурик расслабленно вытянулся на кровати-каталке, аппарат перестал пищать. Он выдал один бесконечный звук, который пронзил мозг Айрата.

Он бился возле тела Шурика, удерживаемый сильными руками санитара и кричал. Он кричал, чтобы Шурик жил. Что все будет хорошо и что они уедут с ним далеко от всего этого. Вместе. В знойную Аргентину…


========== Глава 34 ==========

Город только проснулся от зимней спячки, а май сразу погрузил его в летний зной. Только вечерами улицы оживали, и люди выходили гулять, наслаждаясь прохладой. Молодежь занимала лавочки, весело болтала и слушала музыку. По паркам гуляли влюбленные парочки. По дорожкам бегали собаки, выгуливая своих хозяев. Жизнь тела привычным руслом, плескалась эмоциями и качалась на волнах любви. Только вот жизнь Айрата остановилась. Ему казалось, что он сидит по самое горло в тухлой и теплой болотной воде.

Он перевелся на заочный и теперь появлялся в универе раз в месяц, чтобы сдать очередной зачет. Здание заочного факультета находилась за несколько остановок от основных корпусов, поэтому никого из старых знакомых Айрат не встречал. Он уволился из клуба и больше не появился там ни разу. Двоюродный брат племянника отца Гарри по большому блату устроил его на пивоваренный завод, где Айрат работал в три смены. После работы он шел к знакомым в цех готовой продукции и пил с ними пиво.

По выходным он сидел с братьями и сестренкой, а после того, как Эля приходила с работы, уходил на кухню и пил водку в полном одиночестве.

Друзей он избегал. Когда Карл перехватывал его в подъезде, он бросал ему несколько дежурных фраз и под предлогом неотложных дел быстро уходил. Гарри частенько забегал к ним, чтобы вытащить Элю в кино, клуб или просто погулять, но и ему не удавалось разговорить Айрата.

Айрат был настолько погружен в это болото, что не заметил, что его сестра нервничает. Сама Эльвира пыталась поговорить с братом, но как только она приходила к нему на кухню и садилась за стол напротив, он молча вставал, убирал недопитую бутылку в холодильник и уходил спать.

В один из первых летних дней он все так же сидел за столом на кухне и молча слушал монолог Мухина, лежащего на раскладушке напротив него. За все это время Айрат ни разу не разозлился на него, не наорал и не выкинул за шкирку, как бывало раньше. Даже этот вечно раздражающий его элемент был ему безразличен.

Дверь в коридоре скрипнула, послышались тихие шаги, потом щелкнула задвижка в ванной.

— Эль, — почувствовав неладное, Айрат подошел к двери ванной и стукнул в нее кулаком, — с тобой все в порядке?

— Иди спать, Айрат, — услышал он сдавленный голос сестры.

— Эль, открой дверь. Я же чувствую, что ты плачешь. Он тебя обидел? Только скажи. Я убью этого Олега! — Айрат снова со злостью стукнул в дверь.

— Уходи, Айрат, ты снова пьян! — Эля уже не сдерживала рыданий. — Пожалуйста!

— Открой, говорю! — Айрат колотил в дверь кулаками.

Замок щелкнул. Эля стояла возле раковины с размазанной вокруг глаз тушью и красным от слез лицом.

— Айрат! — она сделала шаг к брату. — Только не кипятись, — она прижалась к нему и положила голову на грудь, — обещай, что не сделаешь глупостей! Я не хочу тебя совсем потерять, — Эля подняла на Айрата заплаканные глаза. Он обнял сестру за плечи и, усадив на край ванны, сел рядом с ней. — Я беременна. Уже почти два месяца, — начала Эля, — я очень боялась рассказать об этом Олегу, а сегодня решилась. Я думала, что его это обрадует и он наконец решится и бросит жену, — она рвано вздохнула, — он сказал, что не хочет больше детей. И еще сказал, что не может развестись. У них совместное имущество. Хорошая квартира в центре, две машины, гараж и коттедж за городом. А та фирма, на которой он работает, — это фирма жены. Только не говори мне, что ты предупреждал меня, пожалуйста!

— Не буду, — кивнул Айрат.

— Я была у врача. Встала на учет. Врач сказал, что у меня проблемы по-женски и что это просто чудо, что я забеременела. И еще сказал, что я вряд ли потом смогу еще иметь детей. Я не знаю, что мне делать, — Эля посмотрела на Айрата полными слез глазами.

— Мы рожаем, — уверенно сказал Айрат, — и точка!

— Нам близнецов поднять надо. Мира еще совсем маленькая. Куда нам еще ребенок? — сквозь слезы лепетала Эля.

— Я буду работать больше. Буду брать дополнительные смены. Прокормлю, не переживай, — уверенно ответил Айрат, — и перестань реветь! Тебе вредно нервничать!


Единственным человеком, с которым Айрат поддерживал прежние отношения, была Алка. Она стала частым гостем в их доме, и ей даже удавалось пару раз вытащить Айрата погулять в парке.

После такой вот прогулки по ночному городу, стоя возле подъезда своего дома, Алка решилась сделать наконец первый шаг. Она поднялась на носочки, обняла шею Айрата и поцеловала его. Он ответил ей. Нежно, мягко и ласково, но… бесстрастно. Это Алку не остановило. Через несколько таких встреч она почувствовала, что поцелуи стали жарче и откровенней. Тогда она сделала следующий шаг и оставила Айрата у себя на ночь. Она была счастлива. Наконец парень ее мечты, парень, в которого она была влюблена чуть ли не с детского сада, был ее. Она даже не представляла, как сжимается сердце Айрата, когда он видит, как смешные веснушки собираются в кучку, когда она смеется и морщит нос. Как у него замирает дыхание, когда он обнимает ее худые плечи, и как его душа улетает далеко от нее, когда он гладит рукой ее короткие светлые волосы.

Он все еще помнил день, когда видел Шурика последний раз. Через два дня после того, как Шурика доставили в больницу, его перевели из реанимации в палату.

В помещении с обветшалыми оконными рамами и выцветшей зеленой краской на стенах было три кровати. На одной спал мужчина, чем-то напоминающий Мухина, еще одна кровать была пуста.

Айрат вошел в палату и не сразу узнал Шурика. На фоне белоснежного накрахмаленного белья его кожа казалась восковой. Глаза ввалились в черные колодца синяков, губы были сероватого цвета, с ошметками высохшей кожи.

— Вчера парня привезли, — Шурик покосился на соседнюю кровать, — совсем мальчишка. Лет пятнадцать. А сегодня ночью ему стало плохо. Его в реанимацию увезли. А утром медсестра сказал, что он умер. Сердце просто остановилось.

— Шур, нам нужно поговорить, — Айрат покосился на спящего мужика и присел на краешек пустой кровати.

— Я думал, ты не придешь, — устало вздохнул Шурик.

— Шур, я не собираюсь упрекать тебя в том, что ты сделал. И не собираюсь оправдываться в том, что сделал сам. Понимаешь, люди могут быть вместе, когда любят друг друга, и могут многое вместе пережить, но только при условии взаимного доверия. Я знаю, ты не сможешь забыть того, что сделал я. Возможно, ты не будешь мне про это напоминать и упрекать, но это всегда будет между нами, как и то, что сделал ты. И однажды это вырвется наружу и порвет нас на части. Поэтому… — Айрат тяжело сглотнул, — поэтому лучше расстаться сейчас. Вот… — он положил на тумбочку ключи от квартиры Шурика, встал и направился к двери.

— Ты ведь обещал! Ты говорил, что мы уедем в Аргентину! Вместе, — крикнул ему вслед Шурик.

Айрат на секунду остановился и, не оборачиваясь, ответил:

— Ты не мог этого слышать. Ты тогда умер… — и с этими словами вышел из палаты.


Страшная жара спала, и грозовые тучи опустились над городом. Черное махровое небо прорвало, и на город обрушился целый водопад. Айрат с Алкой сидели на кухне и слушали дождь. Пользуясь романтичным моментам, Алка подвинулась поближе и положила Айрату голову на плечо. Он приобнял ее и посмотрел в окно.

— Помнишь, когда мы были детьми, мы договорились, что, когда нам будет двадцать лет и если мы не найдем к тому времени пару, мы поженимся?

— Нам тогда было шесть или семь, — Алка подняла голову и улыбнулась. Веснушки на носу подпрыгнули и устремились вверх, — тогда мне казалось, что в двадцать я буду старушкой.

— А давай поженимся? — спросил у нее Айрат.

— Ты это серьезно? — Алка внимательно посмотрела Айрату в глаза.

— Абсолютно. Завтра пойдем и подадим заявление, — кивнул он.

— Я согласна! — Алка улыбнулась ему и поцеловала в губы.


========== Глава 35 ==========

Айрат снял в коридоре ботинки, умылся в ванной и пошел на кухню. Он остановился на ее пороге, наблюдая за двумя девушками, сидящими за столом.

Эльвира похорошела и ожила за эти два месяца. Ее глаза блестели, фигура стала более женственной, а настроение почти всегда было радостно-возбужденным. Она сидела рядом с Алкой и что-то ей тихо рассказывала. Та хитро щурила глаза и иногда смеялась, толкая подругу плечом и подмигивая.

— И о чем сплетничают мои девочки? — спросил Айрат от двери и улыбнулся.

— Ой! Любимый пришел с работы, — подхватилась Алка и кинула сначала к Айрату за поцелуем, потом к плите — разогревать ужин.

— О чем могут болтать бабы? — подал голос Мухин с раскладушки. — Про мужиков. Про члены. Вишь, как хихикают? Видать, у тебя маленький, — хохотнул он.

— Это у тебя бабы, — огрызнулся Айрат, — а у меня девушки. И член, между прочим, у меня Мухинский. Считай, твой.

— Не спорь с ним, — махнула на Мухина рукой Эля, — сядь лучше, братик. Я поговорить с тобой хочу, — Айрат послушно сел напротив Эли и сделал серьезное лицо. Эля посмотрела на него и улыбнулась. — Я самая счастливая, — начала она разговор.

— Опять Олег появился на горизонте и тебе мозги е… прессует? — недовольно буркнул Айрат.

— Какой Олег? К черту Олега! — засмеялся Эля. — Только восприми все нормально. Я влюблена. И это чувство намного сильнее, чем было к Олегу. Оно настоящее.

— Эль… — Айрат смотрел на сестру так, как смотрят на детей, когда объясняют очевидные вещи, — у тебя будет ребенок. Ты сейчас должна думать об этом. И потом, твой счастливец хоть догадывается, что ты того… — Айрат показал взглядом на чуть округлившийся животик.

— Догадывается, — улыбнулась Эля, — более того, он сказал сам, что ребенку быть.

— И кто этот идиот? — удивленно поднял брови Айрат.

— Ивар, — ответила Эля.

— Кто такой И… — начал было Айрат, но осекся. Его глаза удивленно расширились, — Гарри? Ты это серьезно? Черт… Когда вы успели снюхаться-то? Я думал, вы типа друзья, а вы вон чего. И это за моей спиной! — Айрат многозначительно поднял вверх указательный палец и сделал нарочито строгое лицо.

— Да хватит дурачиться, — Алка поставила перед Айратом сковородку с картошкой и котлетами, — ты с нашей свадьбой вообще ничего вокруг не замечаешь.

Свадьба… Чем ближе была назначенная дата, тем мрачнее становился Айрат. Алка же, наоборот, радостно щебетала о выборе кафе, о свадебном платье, о цветах и кольцах. Как только она начинала говорить о том, как и где хочет все устроить, Айрат замолкал и мрачнел. Он смотрел на фотографии счастливых невест в платьях, на свадебные торты, на золотые кольца и разную свадебную дребедень в журналах, которые ему подсовывала Алка, а в его глазах стояла вселенская тоска.

Вечерами он уходил в свою комнату и часами смотрел в одну точку. На картину, висящую на стене. На ней был изображен светловолосый худенький парень с распростертыми руками и откинутой назад головой, висящий на широких полотнах белой ткани на фоне черного неба.

Айрат убрал из жизни все, что могло напомнить ему о его прошлом. Он не оставил себе ни одного воспоминания о прошлой жизни и о Шурике. Вот только снять картину со стены он так и не смог. Когда он видел на нее, перед его глазами всплывало лицо Шурика. Он укоризненно и грустно смотрел на Айрата своими огромными серыми глазами. Но с каждым днем этот образ становился все более тусклым и прозрачным. И только иногда, во снах, Айрат снова чувствовал запах его светлых волос, теплое прикосновение губ, видел его улыбку и полоску смешных веснушек, собравшихся в складку над курносым носом.

— Айрат, — шепот сестры спугнул мысли, и они испуганными птичками взметнулись к потолку и растаяли в воздухе, — пойдем. Думаю, что нам нужно поговорить.

Айрат встал с кровати, поправил по ходу движение одеяло Рамиля и послушно прошел на кухню вслед за Элей.

— Я говорила тебе, что хочу, чтоб ты был счастлив? — Эля поставила перед ним чашку с чаем, Айрат взял ложку, сунул ее в сахарницу и кивнул сестре. — Так вот… я очень желаю тебе счастья, брат, но… Мне тяжело смотреть на все это. Я не хотела этого разговора. Я думала, ты остановишься, но до дня, когда уже будет трудно все исправить, осталось всего две недели.

— Ты про свадьбу? — мрачно спросил Айрат и сделал глоток из чашки.

— Понимаешь, — не обращая внимания на реплику брата, продолжала Эля, — Гарри на многое открыл мне глаза. Любить непросто. Это достаточно тяжелое чувство. Это ведь не только поцелуи, признание и романтика. Любить — значит помогать и поддерживать друг друга во всем. Скажу, наверно, банальную и заезженную фразу — быть вместе и в горе, и в радости. В болезни и здравии. В богатстве и бедности. И еще… иметь огромное терпение и уметь прощать. Я по-настоящему люблю Ивара, потому что он ждал. Ждал, когда я замечу его, когда разберусь в своих отношениях. И еще он меня простил и принял такой, какая я есть, и поддержал в трудную минуту. Он, любя меня, терпел мои слезы и рассказы об Олеге. Он принял меня с чужим ребенком, зная, что я больше не смогу рожать. Он сильный. А ты… Не сердись Айрат, но ты слабак! Ты хочешь выбраться из своих проблем за счет Алки. Это подло с твоей стороны. Она моя подруга, и я знаю, что она тебя искренне любит. Я надеялась, что и ты ее полюбишь, как я Гарри, но… Айрат, пойми, ты другой. Ты просто стараешься спрятаться от себя настоящего. Ничего хорошего у тебя не выйдет. Ты женишься, у вас будет семья, дети, но ты всю жизнь будешь мучиться и страдать из-за того, что живешь не свою жизнь. Или вдруг неожиданно твоя настоящая сущность победит тебя, и ты сорвешься и сделаешь Алку несчастной. Она этого всего не понимает в силу того, что молодая и влюбленная. Но я это знаю и хочу, чтобы ты хорошо подумал, пока не станет поздно.

Айрат внимательно слушал сестру. Сейчас он четко понял, что все, что она говорит, — правда. Зачем он себя обманывает? Зачем глушит в себе то, что сушит и коробит его душу? То, что не дает ему уснуть ночами? То, из-за чего не хватает сил снять со стены картину и выбросить ее из окна?

— Мне нужно позвонить, — Айрат встал из-за стола и ушел в свою комнату, оставив удивленную и расстроенную Элю одну.


Они сидели на скамейке в парке, и Айрат сжимал в руке безжизненно расслабленную руку Алки.

— Прости меня! Я так перед тобой виноват! Я не имел права играть с твоими чувствами. Я эгоист, который думает только о себе. Я не смогу сделать тебя счастливой. Если мы не остановимся сейчас, то потом будет еще больнее и хуже. Ал, прости…

— Знаешь, — Алка растерла по лицу бежавшие ручьем слезы, — я знала, что так будет. Я боялась и ждала этого. Я сама дура, Айрат. Я решила, что смогу заменить тебе его. Что ты со мной забудешь о нем. Привыкнешь. Стерпится-слюбится. Так говорят. Мне очень больно. Правда больно! Не буду врать, что мы останемся с тобой друзьями. Просто постарайся сделать так, чтобы наши судьбы больше не пересекались.


Больше они не виделись. Через неделю Эля сказала Айрату, что Алка уехала в другой город к родственникам, и отдала ему две коробочки с обручальными кольцами.


========== Эпилог ==========

Погода менялась по несколько раз на день. Еще полчаса назад шел мелкий дождь, а сейчас в окна уже било лучами теплое солнце. Лето упорно сопротивлялось и не хотело уступать свои права осени.

Шурик стоял на лестнице загородной клиники и вдыхал в себя крепкий лесной воздух, наполненный запахом земли и хвои. Он кинул на плечо лямку большой спортивной сумки, вынул из кармана открытый пакетик с мармеладными мишками, достал из него последнего зеленого Гамми и сунул в рот.

Моросящий дождь не испортил его настроения. Шурик бодро шел по дорожке, наслаждаясь долгожданной свободой. Он был свободен ото всего: от работы в клубе, от учебы на целый учебный год, от машины, которую пришлось продать, чтобы оплатить долгое лечение. Единственное, от чего он не был свободен, — это от своей любви. Все эти долгие и мучительные месяцы только она поддерживал его и дарила слабую надежду на счастье.

Шурик открыл ворота и вышел с территории клиники. Он окинул глазами дорогу и лесополосу вдоль нее, вздохнул и махнул рукой подъехавшему такси.

Квартира встретила его тишиной и незнакомым затхлым запахом нежилого помещения. Шурик бросил сумку на пол, прошел на кухню и распахнул окно. В холодильнике еды не было, да и сидеть в пустой квартире тоже не хотелось. Он быстро принял душ, переоделся в чистую одежду и, накинув ветровку, вышел на улицу.

Он так привык к размеренной и спокойной загородной жизни, что ему казалось, что люди, вокруг него не идут, а пробегают мимо. Торговый центр встретил его тихой музыкой и пустыми коридорами. Он поднялся на третий этаж, купил себе в Макдаке гамбургер, кофе и мороженое. Взяв в руки поднос. Шурик окинул взглядом пустой зал. Не обращая внимания на свободные места вокруг, он прошел в самый конец и сел за столик у окна. За тот самый… их столик.


Айрат открыл дверь проходной, пожав руку охраннику, и вышел за ворота завода. Он любил ночные смены за то, что не было начальства и вот за эти утренние часы, когда все люди спешат на работу, а ты идешь по улицам и наслаждаешься наступившими выходными.

Айрат не стал садиться на автобус и решил немного прогуляться пешком. Он шел по мокрым от недавнего дождя улицам и улыбался. Жизнь как-то сама по себе вошла в спокойное русло. Он копил деньги на предстоящую свадьбу Эли и Гарри и ждал рождение племянника. Тот радовал его тем, что узнавая голос дяди и бил ему в руку ножкой под ойканье Эльвиры. Вечерами Айрат садился на свою кровать и погружался в воспоминания. Они были светлыми и теплыми. Он смотрел на картину и улыбался воспоминаниям в ответ.

Где-то на полпути его желудок напомнил о том, что последний раз туда что-то падало в семь часов вечера. Айрат свернул на главную улицу и через несколько минут вошел в просторное фойе торгового центра.

За стойками фастфудовских кафешек скучали заспанные официанты. Пахло кофе, плавленым сыром и горячим маслом. Айрат заказал в Макдаке комбо-завтрак, взял в руки поднос и развернулся лицом к залу.

Его сердце на секунду остановилось, а потом больно ударило в грудную клетку. Айрат перевел дыхание, пытаясь усмирить разбушевавшееся сердце, и уверенно шагнул в сторону знакомого столика…
Вам понравилось? +55

Рекомендуем:

Окно и кошка

Близость

Тихая гавань

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

7 комментариев

+ -
+4
Танюха077 Офлайн 30 сентября 2017 11:36
Очень хорошая, светлая и чистая история, с приятным послевкусием и легкой грустинкой. То, что надо для осеннего вечера.
+ -
+3
Максимилиан Уваров Офлайн 7 ноября 2017 07:41
Цитата: Танюха077
Очень хорошая, светлая и чистая история, с приятным послевкусием и легкой грустинкой. То, что надо для осеннего вечера.

Большое спасибо, что прочли. Рад, что понравилось. И извините, что сразу не ответил. Но лучше поздно, чем никогда, правда? :-)
+ -
+4
starga Офлайн 29 ноября 2017 15:56
Молодец у Айрата сестра.Вправила мозги и про него правильно сказала,слабак.Но с бывшей невестой смог поговорить и это радует.Надеюсь что после посещения кафешки и незапланированной встречи у него всё наладиться и в жизни,и в душе.СПАСИБО!
+ -
+2
Максимилиан Уваров Офлайн 3 декабря 2017 09:03
Цитата: starga
Молодец у Айрата сестра.Вправила мозги и про него правильно сказала,слабак.Но с бывшей невестой смог поговорить и это радует.Надеюсь что после посещения кафешки и незапланированной встречи у него всё наладиться и в жизни,и в душе.СПАСИБО!

Я оставил открытую концовку. Специально. Ведь там не написано, сто они в один и тот же день в кафе оказались;-) так, что возможно они остались друг другу просто воспоминание :')
+ -
+4
Дёма Офлайн 9 марта 2018 13:37
Отлично! Прочел на одном дыхании. Интересный сюжет.
Но в все-таки просто необходим счастливый конец.
+ -
+3
Максимилиан Уваров Офлайн 9 марта 2018 13:54
Цитата: Дёма
Отлично! Прочел на одном дыхании. Интересный сюжет.
Но в все-таки просто необходим счастливый конец.

Счастливый конец по желанию:-) если вы его видите, почему бы и да?
Спасибо, что прочитали :)
+ -
+2
Дмитрий Савельев Офлайн 13 мая 2020 19:02
Цитата: Максимилиан Уваров

Я оставил открытую концовку. Специально. Ведь там не написано, сто они в один и тот же день в кафе оказались;-) так, что возможно они остались друг другу просто воспоминание :')


Не-а. Они там оказались в один день и в одно время. Это... чувствуется. Пока комментарий не прочитал, даже мысли такой не возникло.

И вообще. Почему у нас публикуется в печати так много откровенных бездарей? Смотришь на книжки в магазине - и выбрать-то нечего. Те единичные писатели, которых стоит читать, либо давно мне известны, либо их не публикуют. Вот вопрос: почему? То же "Тридцать седьмое полнолуние" Инны Живетьевой не знаю дождусь ли... Но, не об этом.

В неопубликованной на бумаге книге "Млечный путь" идеально всё. Ну, или почти всё - вычитку в расчёт не берём. В ней даже нет так выбешивающих меня моментов затягивания ситуаций - они решаются не быстро, но и не излишне долго. Хорошим языком написано, да.

Так почему же только в интернете? Гей-тема? Насколько я знаю, в литературе этот вопрос решить можно, это не российское кино, в котором на гей-тематику наложено табу. Так почему же?

Вот честно, я бы не отказался иметь эту книгу в бумажном варианте.
Наверх