Alex Ritsner

Сорванный голос

Аннотация
Если из окна заброшенного дома в городе, покинутом людьми, доносится сорванный крик - это не начало нового голливудского триллера. Добро пожаловать в настоящий ад - современную российскую действительность! Разбитые мечты? Утраченные иллюзии? Никчёмная жизнь? Что вы, это такие мелочи - по сравнению с тем, что происходит сегодня. Здесь и сейчас... То есть уже произошло. 


========== Разрыв 1. То, что не осталось целым ==========

Тогда, помню, я шел по улице. По гребаной темной улице в час гребаной ночи. Один идиот высунулся из окна и заорал, как будто его режут. Я попал в триллер. Сказать, что у меня отнялись ноги, — это ничего не сказать. Мне показалось, что сначала рухнули органы, а потом и я — под асфальт.
И вот я стою посреди чумных от черноты стен и, задрав голову, пялюсь в окно. Вывешивается этот мудак, уложив грудную клетку на запястье, — и скулит, как раненый, прижавши другую руку, сжатую в кулак, костяшками к искривленным губам. Но, в общем-то, какое мне дело? Какое мне дело… о чем кричит, о чем плачет другой человек?
Эй там, наверху? Ты думаешь так же, когда мы орем из окон?
.
Какая абсурдная — жизнь. Я понял это лет в двадцать пять. Мы никому, кроме себя, не нужны. Вселенной положить на наши мечты и стремления. А мне все казалось, когда я выйду из тюрьмы школы, универа и дома, я заживу. Я строил грандиозные планы на легендарное «завтра». Оно не наступило. Никогда не наступает. Только сегодня. Всегда сегодня. В нашем сегодня много «вчера» и много «завтра» — но его самого, этого дня, его нет.
О, «завтра» такой популярный день, что никакая таблетка от рака не переплюнет его градус надежды. На втором месте только утраченное «вчера» — и горечь ошибок. «Сегодня» не популярно. «Сегодня» — это удручающая падла. «Сегодня» как козел отпущения, потому что удручающей падлой себя называют редко.
Твою мать. Я действительно хотел чего-то добиться.
Травлюсь едким дымом еще минуту, уложив грудную клетку на запястье. Минус десять. На мне только футболка. Час ночи. У меня простывшее горло, и я думаю, что его режет лишь от того, что очень просится крик.
.
Сегодня я взял бутылку. Я взял бутылку и пошел на ту улицу. На пустую задрипанную улицу, каких десятки в каждом городе России, с выбитыми или забитыми досками, или обклеенными пленкой окнами... Нищета — это мини-версия Чернобыля. Только масштабы радиации страшней.
Я стоял минут пять и смотрел в пустое окно. У меня уже не мерзли, но горели деревянные пальцы. Я смотрел так долго во включенный свет, в эту обшарпанно-пустую квартиру, что у меня заслезились глаза.
Иней обдал холодами фасады. Окно было так же открыто, и ветер входил, как гость, которому искренно рады, потому что он — единственный гость. И я вдруг понял тогда, что тень на желтоватых облезших обоях — не потекший потолок, не пыль, не грязь, а силуэт человека. Я понял, потому что он дрожал и качался.
Бутылка рухнула на асфальт — и осталась целой. Покатилась с дребезжащим жалобным звоном. Так громко. Так громко звук хотел вспороть тишину и вскрыть нарывы домов.
.
В час ночи я орал из окна. Какой-то прохожий вздрогнул, поднял на меня голову и поспешил уйти прочь. Мне кажется, я в последний раз сорвал голос.
Эй там, наверху? Если мы так похожи, может, и ты распугал своим криком всех, за кого бы хотел уцепиться? Как утопающий. Они бежали — чтобы с тобой не пойти. Но ты умолял. Не их, только мир. О знаке.
Да или нет.
Просто да или нет.
Имею я право. Имею ли я. Да или нет.

========== Разрыв 2. Кто я такой? ==========

Без сгустка боли внутри. Без пульсации где-то в затылке. Без страхов и без сомнений. Кто я такой? Пусть кто-нибудь назовет мое имя. Настоящее имя, не данное мне при рождении.
.
У меня сегодня лирический день. День «вчера». День прожитый. Я выбрасываю вещи, чтобы чем-то заняться, я вычищаю квартиру. Нахожу что-то, что когда-то мне было дорого. Нахожу без отклика. Пытаюсь вызвать тупую и ноющую, но, кажется, она меня кинула.
Вы храните старые письма? У меня целая стопка. Половина из них от второй половины, которая откололась. Там написано: «Навсегда».
.
Я сижу на подоконнике и втыкаю в окно. Еще далеко не час, еще только сумерки. Сегодня я адекватный. Или слишком уставший от наведения порядка. От наведения иллюзий. Мне нужна генеральная уборка в мозгу, а я отмываю плинтусы. Об этом я пятилетний мечтал?
В детстве казалось: у меня есть предназначение. В детстве казалось, что у всех есть предназначение. Вот фонарный столб — за ним стоит человек. Человек его придумал, человек его создал, человек следит, чтобы он светил. Ну и светит, в чем вопрос. Почему для людей не нашлось смотрителей света?
.
Я помню вкус счастья. Помню счастье на ощупь. Помню, какие у счастья глаза. Я только забыл, да, мне никак не припомнить, какое оно внутри — в самом центре.
Стою у зеркала, силюсь восстановить что-то поломанное, изображаю, стараюсь изобразить. Вроде улыбки. Такой… не под критику. Говорю родителям в трубку, как у меня дела.
Ничего дела. Я недавно не вызвал «Скорую», чтобы не идентифицировать смерть, не фиксировать, не проживать. Прячу вину. Топлю.
А. Еще. Я думаю: своими редкими отчетами я мщу вам, родители, я мщу вам за жизнь, который живу. Я думаю, что вы меня не знаете. Я думаю, что я чужой, куда бы ни подался. Я думаю, что запарился думать.
— А у вас? — спрашиваю для проформы.
Мама тараторит в трубку. Зеркало жалит меня моими собственными глазами. Они всегда были такими темными — или плохое освещение? Плохое освещение — это состояние. Куча теней и мало че понять.
Помнишь, мама, я хотел стать писателем? Помнишь, папа? — я долго противился, чтобы называть тебя папой, пока ты не сказал мне: «Пиши». Зачем вы потом заливали яд в мыльный пузырь мечты?
— Здорово. Я рад. Очень.
Мне месяц назад психоаналитик сказала поразительную вещь: «Ты чувствуешь себя покинутым». Я чувствую, что из меня вышла душа. Собрала свои шмотки. Поджала губы, бросила равнодушно: «Бывай, предатель». Прикиньте, я пошел к врачевателю, чтобы он мне сказал: «Ты чувствуешь себя покинутым». Да неужели, блять?
— Так все хорошо?
— Как обычно. Никаких аномалий.
— Ты приедешь на Новый год?
— Может быть. Может, нет. Я не знаю. Может, куда позовут.
Крикнут из окна: «Гоу на кладбище. Вход со скидкой. Плата так мала, что ее хватит на все. Такие гроши. Всего лишь то, что осталось». У меня не осталось.
— Ну, давай. Люблю тебя.
— И я тебя.
Почему я все время вру? Кто там сказал мне в ютубном дурацком ролике, что все проблемы в жизни от того, что не прощаешь родителей? Я не могу. Как будто одна мысль о прощении — это как затычка для слива: вытащишь — и опустеешь. За какую мутную воду я продолжаю держаться?
Вот бы кто-нибудь простил меня. Вот бы я сам.
.
Отмокаю под душем, обхватив колени руками. Душ так отбарабанил по спине, что я чувствую кожу тугой и зудящей. Не хочу вставать. Не хочу разлеплять ресницы, потому что вода уже затекла мне под веки — и странно похожа ощущением на песок.
Последний штрих уходящего сегодня — в запах стирального порошка постели.
Я не помню, когда уже хотел, чтобы «завтра» наступило. Черт побери. У меня столько в памяти, что ей не осталось места для главного.

========== Разрыв 3. Еще один пропущенный ответ ==========

Поздравьте: в двадцать девять я обнаружил, что у меня аллергия на красители в мармеладе. На какой-то один или на все. Я расчесал себе кисти рук в кровь. Противозаконная цветная жизнь. Мир как будто сигналит. Мир как будто отвечает мне: «Нет». Я почему-то все еще отказываюсь верить.
.
А я был падок на «цветную жизнь» с глупыми ништяками типа мармеладных мишек. Не для себя. Для нас. «Мы» — это очень гордо звучит. Мне для себя неинтересно. Я не зажигаюсь, когда борюсь в одиночку, когда я чувствую: что бы ни делал, мир вокруг не шелохнется. Монолитный. Непробиваемый. Бетонный.
Когда-то было по приколу пробивать бетон головой. «Махнем в Москву? На перспективу». Усмехаюсь. Это приятно — посмеяться. Над собой юным и безбашенным, когда кажется, что мир у твоих ног. Где же я так споткнулся?
Помню, мы вдвоем стояли на балконе. Нам открывался обзор на унылый двор, который летом был чуть менее унылым и чуть более приятным, чем обычно. Фантазировали вслух, как в Москву приедем — и тут-то начнется, завертится, за-жи-вем. Тогда еще солнце светило. Знаете, вот мотаешь ленту воспоминаний — и кажется: светит солнце — и прям с глубиной… Типа: «Вот же было время». Да…
А я, кстати, маленьким удивился, когда под солнцем бабушку хоронили. Хороший человек была бабушка. Мир ее не оплакивал, потому что она светила.
.
Руки адски зудят. Под ногтями накопилось красного. Воняет железом. Я наконец-то собираюсь в аптеку. Организм досигналился. Досигналиться до меня — это как маяку до слепого.
Слепой на маяки не реагирует. Слепой — это вещь в себе. Он не знает, куда идет. Моя вторая половина откололась, когда  поняла окончательно, что «на перспективу» со мной делать нечего, хоть в Москве, хоть где.
Как-то мы сидели в кухне. На ужин — хлеб. Один хлеб и молоко. Ничего больше. Ну и паршиво же я себя чувствовал. Отлично: я даже не могу заработать столько, чтобы купить нам нормально поесть. Мне кажется, жизнь меня отвергает. Изрыгает. Говорит, что я не там, не на своем месте. И рядом с другими я занимаю чье-то еще, чужое.
Когда она уходила, я даже не возразил. Мне было стыдно пытаться.
Разочаровывать — это мой скрытый талант. Разочаровывать себя и близких. «Вот скотина, — как-то сказал мне мой бывший друг, — а я в тебя верил». Он сказал и ушел. А мама, помню, сидела рядом и плакала.
Да. Я когда-то в себя тоже верил. Но с верой у меня не срослось.
.
Покупаю в аптеке «Супрастин». Таблетки я всегда глотаю с удовольствием. Это от мечты об освобождении. Вот бы кто-нибудь ворвался в мой город, чтобы свергнуть нынешнюю власть и вытащить меня из рабства.
Выхожу на улицу. Там ругаются двое. Женщина постарше кричит:
— Что ты все на меня надеешься? Мне скоро умирать, а ты все надеешься! Мама поможет, мама то, мама се. А я устала, ясно тебе? Я устала…— тут ее голос хрипнет, и она прижимает тыльную сторону ладони к щеке — ловить эту соленую горечь.
Дурные сцены из жизни, как вырезки из кино. Я все еще помню тебя, идиот из окна. Я все еще помню, как стоял там с бутылкой, и не знал, как войти, и не знал, что сказать. Либо я не успел, либо ты не дождался. Бесконечное «не» в круговороте событий. Бесконечное «не» — и никакого ответа.
Вам понравилось? +8

Рекомендуем:

На память

Разрешу себе

У края Вселенной

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

4 комментария

+ -
+8
Кот летучий Офлайн 10 июня 2019 17:19
Эх, вот ведь везёт кому-то по жизни, а он - ни фига мышей не ловит!
Нет, серьёзно, говорит Кот, чтобы столько всего пережить, это надо быть не просто везучим - поди, не каждому столько от жизни достанется! - но ещё и железобетонным. "Гвозди бы делать из этих людей", как говаривал старина Маяковский). После всего этого, ты - ещё живой?!! Хрен ли ты тогда ноешь? Ещё хочешь? Прости, даже у судьбы иногда руки опускаются - дурней вразумлять!
Кажется, это всё. На этом - конец. Дальше может быть только лучше, потому что хуже уже некуда...
Только смотри, это, не проворонь поворот к лучшему. А то что с тобой делать-то тогда?
+ -
+4
Alex Ritsner Офлайн 10 июня 2019 22:59
Цитата: Кот летучий
Эх, вот ведь везёт кому-то по жизни, а он - ни фига мышей не ловит!
Нет, серьёзно, говорит Кот, чтобы столько всего пережить, это надо быть не просто везучим - поди, не каждому столько от жизни достанется! - но ещё и железобетонным. "Гвозди бы делать из этих людей", как говаривал старина Маяковский). После всего этого, ты - ещё живой?!! Хрен ли ты тогда ноешь? Ещё хочешь? Прости, даже у судьбы иногда руки опускаются - дурней вразумлять!
Кажется, это всё. На этом - конец. Дальше может быть только лучше, потому что хуже уже некуда...
Только смотри, это, не проворонь поворот к лучшему. А то что с тобой делать-то тогда?


Умный Кот дело говорит глупому Человеку. Но разве ж Человека вразумить, если он что-то вбил себе в голову? Вот вбил, что он несчастный, - и теперь хоть из окна ори, а мысли не встают, как надо.

Что с ним делать? Да только верить в него, мышей не ловящего, верить, как Волошин поэту завещал.

Спасибо, Кот ~
+ -
+2
Артем Петков Офлайн 16 июня 2019 01:07
Хороший текст. Вот только здесь: Сегодня я адекватный. Или слишком уставший от наведения порядка. От наведения иллюзий. Мне нужна генеральная уборка в мозгу - я не понял: почему от наведения иллюзий? Логичнее было бы наоборот: от избавления иллюзий, если в мозгу идет уборка...

Про вчера и завтра, между которыми отсутствует сегодня - это точно. Причем, это, видимо, какая-то ментальная черта, которая, кстати, неплохо эксплуатируется кукловодами, если посмотреть на это в социальной плоскости.

И еще. У тоски\безысходности должны быть причины. Их нет. То есть, получилось немного абстрактно, как бы вообще. А тоска\безысходность вообще - это, как мне кажется, проблема уже медицинская, а не бытийная.
+ -
+6
Alex Ritsner Офлайн 16 июня 2019 03:46
Цитата: Артем Петков
Хороший текст. Вот только здесь: Сегодня я адекватный. Или слишком уставший от наведения порядка. От наведения иллюзий. Мне нужна генеральная уборка в мозгу - я не понял: почему от наведения иллюзий? Логичнее было бы наоборот: от избавления иллюзий, если в мозгу идет уборка...

В мозгу не идет, в том и дело) Человек пытается создать иллюзию порядка, причем внешнего, ненастоящего, в квартире. Выходит, что он наводит не порядок, а его иллюзию. Поэтому дальше он иронизирует: мне нужна генеральная уборка в мозгу, а я отмываю плинтусы.

Про вчера и завтра, между которыми отсутствует сегодня - это точно. Причем, это, видимо, какая-то ментальная черта, которая, кстати, неплохо эксплуатируется кукловодами, если посмотреть на это в социальной плоскости.

Глубокая мысль.

И еще. У тоски\безысходности должны быть причины. Их нет. То есть, получилось немного абстрактно, как бы вообще. А тоска\безысходность вообще - это, как мне кажется, проблема уже медицинская, а не бытийная.

Персонаж тоскует по тому, кем он не сумел стать. Не сумев, он поставил на себе крест. Как выразился Гессе, «мне было ясно одно - я стану либо поэтом, либо вообще никем». Это трагедия нереализованного художника, который не нашел свое место в мире, но при этом вынужден притворяться, что у него все хорошо. Так что проблема вполне бытийная. Романтическая, спору нет, но не абстрактная.
Если смущает, почему везде такая безысходность и рассказ начинается с самоубийства, так это отражение внутреннего мира и самоощущения героя. Не факт, что самоубийство было, и не факт, что все действительно так плохо.

Спасибо за вдумчивый отзыв)
Наверх