Аннотация

...той лиловой осенью Антоха протянул мне фигурку Пизанской башни. 

- Эйфелева у тебя вроде уже была. Поставь рядом, пусть падает. Всем нам - Пиза. 

- Ой, не пизди! - поморщился я, внутренне соглашаясь и в то же время сопротивляясь что было сил, - Езжай уже в свой Париж, здесь и без тебя жоп хватает!

- Я готов уехать хоть куда. Мы всё проебали! В универе нас заставляли читать дневники Бунина, и особенно то место, где он уплывает из Одессы на пароходе… Вот я их сегодня перечитывал. 



Руслан

Антоха вернулся. Главное, шлёт мне в Телегу машущую ладошку, как ни в чём не бывало. А следом - фото: он на Стрелке, собственной лохматой персоной. За спиной у него - кремль, Канавинский мост и кусок теплохода на родимых водных просторах. 

    “Ни хуя ж себе”, - кидаю я в ответ, присовокупляя смайлик с выпученными глазами, - “Фотошоп, что ли?” Он швыряет другой, с вываленным языком. 

    Прежде, чем мы встречаемся, я прокручиваю у себя в башке события полуторалетней давности. Антоха усвистал не в мартовскую, а в октябрьскую волну, когда в воздухе повисло тяжёлое, как чугунный трафарет, словосочетание “частичная мобилизация”. Усвистал классическим путём не самого бедного релоканта: сначала в Тбилиси, оттуда - в Стамбул, ну а дальше - в Париж, где у него какая-то родня ошивалась ещё чуть ли не с девяностых. Почти сорокалетний мальчуган, он убегал, роняя тапки, в компании двадцати пяти - тридцатилетних. Те готовы были улететь чуть ли не на крыле самолёта и в какую угодно дыру, только чтобы пересечь границы, которые (в этом не было “ни малейших сомнений”) вот-вот захлопнутся, аки крысоловка. Той осенью воздух над Волгой и Окой был каким-то по-особенному лиловым. Может, он там всегда такой? Но до тех пор я этого не замечал. Той осенью я при каждом удобном случае ел вьетнамский суп Фо Бо - это удивительным образом, хоть и ненадолго, давало мне ощущение тепла, уюта и какого-то необъяснимого спокойствия. Той осенью меня, наверное, впервые схватило за горло ощущение надвигающейся катастрофы. Но бежать никуда не хотелось. Я стискивал зубы и ненавидел. Я едва не собрал узелок и не явился в военкомат. Хотя нескольких знакомых, кому было сорок или около того, завернули. Ну, а потом, уже зимой, зазвучало первое, хоть немного прикрывающее гештальт, слово “Соледар”. 

    Я снова окунаюсь во всё это и выныриваю, как ошпаренный. А потом опять ныряю, но в другое: в запах Антохиного дезодоранта, который он неизменно выписывал откуда-то из-за границы. У меня вроде был такой же дезодорант, купленный в “Республике”. Но Антоха уверял, что моя подделка и в ногах не валялась у его оригинала. Ну, типа как кола за границей - вот это уж кола так кола… Словом, запах, который я буквально “выпивал” с Антохиного тела и которого мне не хватало все эти полтора года, хоть я вполне научился обходиться без него и ещё много без чего. 

Антон

    Я всё изобретал и изобретал: что он мне ответит? Здравый смысл подсказывал: пошлёт на хуй. Ну, может, не прямо так, а как-нибудь… даст понять, что умерла - так умерла… Не то что я не смог бы этого вынести, но это был бы ещё один ушат в физиономию: ааа, вернулся, релокант! Ну, ваше сиятельство, как ваши обстоятельства?

    “Ни хуя ж себе”, - написал он в ответ на моё фото на Стрелке, и я понял, что, вероятно, наизобретал лишнего. Через день я был у него. В его поднебесной квартире в бежево-кофейных тонах всё так же блестела труба барной стойки в лучах садящегося солнца. В большом окне - почти до самого пола - виднелись трубы и высотки Заречной части. Внизу, под извилистым трамвайным спуском, невидимо текла Ока. 

- Руся, - произнёс я почти по-братски. 

    Он ухмыльнулся и провёл пальцами по моим вихрам. 

- Подстричься не судьба?

- А побриться? - я дотронулся до его небритой физиономии. 

И вот он колол меня своей щетиной, а я всё повторял про себя: “я дома, я дома, я дома…” А там, внизу, наконец-то не Кура, не Босфор и не Сена. Там - Ока. 

- Ну, как Париж? - ухмыльнулся он, оперевшись локтем о подушку, - Клопов, надеюсь, не привёз? 

И расхохотался, сверкнув своей белозубой улыбкой, которая нисколько не меняется вот уже двадцать лет кряду. 

- Ты ещё спроси, много ли там геев и не пристают ли они? - я снова провёл ладонью по его колючей щеке, не в силах оторваться. 

- Один из них точно пристаёт! - снова хохотнул Руся, - Чем же вам Париж-то не угодил?

- Ну как… Вот представь, что ты заходишь в сад с павлинами, а тебе плюют в рожу и искренне не понимают, почему ты не считаешь это в порядке вещей.

- Так. И кто же тебе плевал в рожу?

- Да кто угодно. Тётка в местной администрации, узнав, что я из России, начала со мной разговаривать сквозь зубы. Во французском есть такое выражение - faire la tête. Дословно “делать голову”. Вот она была сама любезность - и тут вдруг она всё время занята и “приходите на следующей неделе - не раньше”. 

- Хо-хо! Так ты ж - “оккупанть”. Надо было осуждать и клясть на чём свет. 

- Даже если бы я клял и осуждал, на меня бы всё равно смотрели как на говно, хотя я к этой войне имею такое же отношение, как к полёту на луну.

- Вот если б ты из Кыева приехаль… 

- Французы, кстати, никогда не скажут “Кыев”. У них тупо “ы” в языке нет. Они вообще не понимают, как это можно произнести. 

Руся зевнул и поволок меня на кухню. Усадив за барную стойку, заварил какого-то китайского чая и предложил было чего покрепче. Но мне и так было хорошо. 

- В общем, не то у тебя происхождение, товарищ Тоша, - продолжал он, поднося чашку ко рту, - Не такой ты беженец, как надо…

- Видел бы ты этих “беженцев”, - я глотаю кисловатый чай, - Орда голодранцев первый раз в жизни попала в Париж и искренне считает, что теперь они - великая нация и все им должны. Кстати, та же тётка в администрации охуевала от их закидонов, но улыбалась им, сука, как мать Тереза. А то и работу потерять можно. Там, кстати, все так: думаем одно, говорим другое, делаем третье. 

Руслан

Я впервые увидел его в бассейне. Он в ярко-синих плавках и почти такого же цвета шапочке, в каких-то невъебенных очках, аккуратно спускается по лестнице и, подрагивая, окунается в воду. Нет, никакой эротикой здесь и не пахло. Пахло хлоркой, которой была тщательно “сдобрена” вода в бассейне. 

- Антон, - говорит он мне, протягивая руку. 

- Руслан, - протягиваю я в ответ. 

Это уже в раздевалке, после того, как мы бок-о-бок проплавали всё занятие по физре, в компании таких же, распределённых сюда с разных факультетов: кого с юрфака, кого с журфака, ну а Антоху - с факультета международных отношений. В раздевалке мы натягиваем какие-то кальсоны и свитера на наши ещё не совсем высохшие тела. Кругом - такие же мужающие юнцы в лоснящихся плавках и резиновых шлёпках. В общем, дальше - ровно то, что часто пишут на тематических форумах или рассказывают при личных встречах, уже, как правило, под конец, натягивая трусы. 

Мы познакомились в универе, хотя учились на разных факультетах. Однажды позвал меня домой, мы немного выпили - и всё случилось. Потом оказалось, что у него есть друзья по теме, и мы время от времени устраивали оргии у него на квартире, благо к тому времени он уже жил один… 

В эту историю мне и самому-то не слишком верится, когда я пытаюсь её кому-нибудь пересказывать, но, как говорится, из песни слов не выкинешь. И уж в чём точно можно было никогда не сомневаться, так это в том, что Антоха был хорошо “упакован”: мать на каких-то отнюдь не последних должностях в банках (то в одном, то в другом), у отца - своя турфирма. В общем, единственного сынулю с детства обучали и английскому, и французскому, а потом отправили учиться в “престижное место”, при этом ни в Москву, ни в Питер почему-то не отпустили. 

Рядом с ним я долгое время чувствовал себя “в арьергарде”. Это у Антохи - новая хата в паре кварталов от кремля, а я живу с родителями, братом и сестрой чёрт те где и добираюсь по полтора часа из загорода. Это Антоха недавно был в Марселе, а мы всем семейством впервые лет за десять съездили к родственникам в Крым. На стареньких отцовских “Жигулях”. Это Антоха понимает, как устроена политическая система Евросоюза, а нам на нашем юрфаке весь прошлый семестр талдычили про конституцию СССР и особенности правоприменения советских законов. Когда я верчу в руках фигурку Эйфелевой башни, подаренной Антохой, мне кажется, что стоящая рядом кружка “Тамбовский волк” - это что-то нафталиново-блатное, как замызганный кафтан в прадедушкином сундуке. 

Антон

Мне нравилось, что я как бы “тяну” его за собой. Нет, это не было покровительством. Скорее, неким противопоставлением. Руся был в чём-то моим антиподом. Мальчик из пригорода, из большой татарской семьи. Из посёлка с пятиэтажками и пыльными песчаными обочинами. Это другое измерение. Однажды я приехал к нему каким-то летним полднем. Пахло не то полынью, не то лопухами - уж не знаю, пахнут ли лопухи, но это были совершенно негородские запахи. Тень от столба рядом с автобусной остановкой “перечёркивала” тротуар. Пока мы шли к его дому, нам попалось несколько неприятных компаний, которые подозрительно оборачивались на мою мелированную шевелюру. С кем-то из них Руся “ручкался”, он был для меня пропуском в то самое другое измерение. Когда мы проходили мимо пятиэтажки с магазином на первом этаже, Руся сказал:

- Вот здесь мы каждый день стояли в очереди за хлебом, а если повезёт, то и за мясом…

Когда я вернулся в город, первым делом зашёл в супермаркет, взял финского сока и немецкого шоколада. Это был кусочек той самой заграницы, к которой уже приблизились кварталы вокруг кремля, но которой ещё и не пахло в Русином посёлке, хотя уже проклюнулись двухтысячные. 

Что могло быть лучше немецкого шоколада?

Как можно было сравнивать “нарезной” батон с французским багетом?

Швейцарский дезодорант с “дихлофосом”?

Когда я прилетал в какой-нибудь заграничный аэропорт и видел дежурного в форме на паспортном контроле, я начинал прокручивать в голове: он родился и вырос здесь, он ходил по этим вымощенным плиткой тротуарам, мимо ровно подстриженных кустов, ездил в автобусе с бархатистыми сиденьями и стеклянными перегородками, отрезал багет на ужин… 

Руся потом таки вырвался в город. Он пошёл было по традиционному пути и даже обзавёлся женой и детьми. Правда, надолго его не хватило, и он снова был свободен, самостоятелен и немного брутален. Поднялся в прямом смысле: прикупил квартиру под небесами, из которой была видна вся Заречная часть вплоть до сормовских труб. 

Руслан

    Антоха мне не друг, а, скорее, родственник. Причём именно из таких, которых не выбирают. Ну а я для него - из тех, с кем “не только потрахаться, но и поговорить”. И вот мы говорим: он наизусть знает всех “узников Болотной”, я ему говорю, что мне Сахарова с Немцовым в детстве хватило. Он мне про то, что нам тоже нужен Майдан. Я ему: “Не дай бог!” Он мне - “Ватник!” Я ему - “Бандеровец!” И так много лет. 

    А той лиловой осенью Антоха протянул мне фигурку Пизанской башни. 

- Эйфелева у тебя вроде уже была. Поставь рядом, пусть падает. Всем нам - Пиза. 

- Ой, не пизди! - поморщился я, внутренне соглашаясь и в то же время сопротивляясь что было сил, - Езжай уже в свой Париж, здесь и без тебя жоп хватает!

- Я готов уехать хоть куда. Мы всё проебали! В универе нас заставляли читать дневники Бунина, и особенно то место, где он уплывает из Одессы на пароходе… Вот я их сегодня перечитывал. 

Я почему-то вдруг вспомнил тот день, когда Антоха впервые приехал ко мне в посёлок. Был жаркий полдень, тени были резкими и чёткими. Когда машины проезжали через высохшие лужи, присыпанные битым кирпичом, песком и расплющенными пластиковыми бутылками, поднимались клубы пыли. И было такое же чувство, как в самом начале летних каникул, когда школа позади, а впереди - только лето и лето…

Я держал в руке Пизанскую башню и был уверен, что теперь, если мы и встретимся, то примерно так же, как северные и южные корейцы - лет через тридцать, ревущими морщинистыми стариками, в какой-нибудь нейтральной зоне, куда нас с обеих сторон будут вести молчаливые конвоиры. 

С той самой осени я радуюсь, когда бомбят Львов.

Я радуюсь, когда бомбят Хмельницкий, Тернополь, Ивано-Франковск.

Я радуюсь, когда узнаю, что сбит очередной украинский самолёт и уничтожен один из их лучших лётчиков.

Мне немного жаль, когда бомбят Киев и Одессу, потому что там живут русские. Но сейчас нельзя не бомбить. 

Я в ярости, когда бомбят Белгород, Крым или Донецк. Когда нацистские ракеты беспорядочно ебошат по жилым домам, а дроны атакуют маршрутки. В такие моменты я спрашиваю себя: “где же, блядь, наша красная кнопка?!” 

Только за одну ту осень я хочу, чтобы “страны 404 больше не существовало”. 

Антон

- Наверное, никому этого больше не скажу, но недавно меня сильно порадовала одна статья из зарубежной прессы… - я поднял руки над головой, демонстрируя свою всё ещё неплохую фигуру, и Руся сразу заметил, - Эта статья была про то, что на Украине так и так останется слишком мало мужчин. И лучше бы они вообще снизили призывной возраст лет до двадцати. Тогда мы бы перебили и их, и после этого там всех уж точно станет меньше в разы, и так они постепенно совсем вымрут… К этому всё и идёт, но побыстрее бы. Бля, я точно больше не произнесу это вслух!

    Я снова пришёл к нему уже на следующий день, не слишком веря в то, что хоть что-то ещё может быть как раньше. 

- То есть, ты как та парижская тётка, которая думает одно, говорит другое?

- Ну, вот прямо сейчас я говорю ровно то, что думаю. А уж за мои мысли меня точно никто осудить не может. Это и есть - свобода совести. Тебе вот сказал, а больше никому говорить не собираюсь. 

- Хаа! Психиатром я точно никогда не хотел быть…

- Руся, иди-ка ты нахуй! - я встал с кровати и первым делом натянул трусы, даже вроде правильной стороной, - Я тут ему наизнанку выворачиваюсь, а ему всё смехуёчки!

- Да какие уж тут смехуёчки! Я просто охуеваю от того, как на тебя подействовал Париж. 

- Я и сам охуеваю. Недавно смотрел Гордона с Люсей Арестович и наслаждался. 

Он снова расхохотался, демонстрируя яркие белые зубы. 

- У тебя же вроде было неплохо со вкусом?

- Я наслаждался, потому что они едва не ревели от того, что у них всё плохо. А полтора года назад я готов был им денег отправить на их эфиры. Вот такой, блядь, перевёртыш. И, сам понимаешь, спасибо за это точно не Путину.

- Так. И кому же? - снова ухмыльнулся Руся.

Я застыл с носком в одной руке, и меня накрыло. 

- Тем, кто не пускает наших на Олимпиаду только за то, что они русские. Евреям-то можно, у них же крыша какая надо. Тем, кто говорит, что русским художникам не место в парижских галереях, а русским певцам - в парижской опере. Тем, кто, блядь, делает вид, что тебя не должно быть только потому, что ты говоришь по-русски!

- Ну, так ты ж для них - путинист! - подбросил дров Руся.

- Да, блядь, я путинист, и поэтому упиздил отсюда.

- Путинист-путинист! - продолжил глумиться Руся, - Ещё и агрессор!

- Да, агрессор, блядь! Если на человека смотрят как на вошь только за то, что он говорит на своём языке, то это называется хорошо известным словом “расизм”. А если ты ещё и смеешь говорить о том, что Россия воюет с нацистами, то получи пулю среди бела дня!

Он немного помолчал после моего выплеска. 

- Фицо выжил. Я пил за его здоровье. А в позапрошлом году смеялся во весь голос, когда от нас съебался Порнхаб. Как будто нам больше подрочить не на что, - Руся рассмеялся во весь голос, - Они думают, что если отнимут у русских шрифт times new roman или кока-колу, они пойдут Путина свергать. Дебилы, блядь!

Руслан

Он не успокаивается, пока я не наливаю ему тарелку Фо Бо. В этом супе нет ничего сложного, разве что пророщенную чечевицу хер достанешь. Примерно как когда-то - копчёную колбасу. Мы говорим про ту самую осень двадцать второго, от которой, как выяснилось, у нас почти одинаковые ощущения. 

- Но я до последнего боялся в этом признаться самому себе, - задумчиво произносит Антоха, - Если ты принял мировоззрение “либерала”, с него очень трудно соскочить. Ты же должен считать себя “приличным человеком”. И вот внутренне ты уже сопротивляешься, а внешне твердишь себе: “Нет, это на меня действует пропаганда! Я не должен, не должен этому верить!”

- И какая же пропаганда на тебя действовала? Ты ловил Россию 24? - хохочу я.

- Да какой там! Если я что и ловил, то какую-нибудь France 24. Но там всё примерно одинаковое, как, собственно, и у нас. 

- Ну, так добро пожаловать! - Я почти любовно трогаю его за руку, - Спасибо, что вернулся!

- Ещё скажи “Спасибо, что живой!” - сжимает он в ответ мою ладонь. 

Антон

    Около полудня я вышел из своего подъезда, и меня остановил куст сирени. Сейчас она как раз в самом цвету. Пахло хлебом из ближайшей булочной. Лето ещё не началось, но я уже был счастлив от того, что оно целиком впереди. Как на школьных каникулах, когда понимаешь, что всё закончилось, и теперь будет только солнце и запах пыли…

Я никогда не думал, что Париж покажется мне клоакой и я уеду оттуда, ни секунды не пожалев.

Я никогда не думал, что прошлым летом, не находя себе места во время пригожинского мятежа, в конце концов скажу: “Слава богу, что есть Лукашенко!”

Я никогда не думал, что буду радоваться, разглядывая в сети фото кладбища, на котором, как лес, выросли сине-жёлтые флаги. 

Я никогда раньше не хотел ещё раз почувствовать запах лопуха. 

Я никогда не предполагал, что однажды задумаюсь: как это, когда у тебя есть дети? 

Вам понравилось? 8

Рекомендуем:

На мост через вади*

Бледным дымом

Камуфляж

Роман

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

16 комментариев

+
1
Витя Бревис Офлайн 27 мая 2024 23:58
Только про запах лопуха чет не вкурил, тут какой-то тайный смысл?
--------------------
Витя Бревис
+
1
Александр Кунц Офлайн 28 мая 2024 02:19
Я стискивал зубы и ненавидел. Я едва не собрал узелок и не явился в военкомат.

Был у меня знакомый, ну, он как бы есть и сейчас. Он тоже стискивал зубы и говорил, что как только повестка придет, так он сразу, не раздумывая. Встретил его где-то через год, поговорили, я сказал, что думал, что он уж точно уже там. Нет, благополучно живет в Москве, женщину нашел, работает без оформления, на родину, куда могла бы прийти повестка, вообще не ездил. Неглупый интеллигентный мужик, музыкант по образованию.
Я никогда не думал, что Париж покажется мне клоакой и я уеду оттуда, ни секунды не пожалев

Надо полагать, в основе чей-то реальный опыт жизни "в клоаке", наверное, не автора.

Я сегодня устал и немного выпил, поэтому не могу вкурить не только про лопух, но и увидеть рассказ в целостности, со всеми заложенными сознательно или как-то иначе мыслями, но кажется, гей-история тут только формальность. Завтра перечитаю.

А тут, между делом, на днях пропал один гей-порно-блогер (я вообще только сейчас узнал, что такое явление существует). Очень патриотичный гей-порно-блогер, пропал в Дагестане, куда поехал за этническим контентом. Был задержан, потом, вроде бы, отпущен из отделения, и усе.
+
11
Максим Гореин Офлайн 28 мая 2024 10:18
Ну и тошнотина.
Я считаю, что этот текст точно должен быть убран отсюда за откровенный призыв к уничтожению людей по признаку национальной/гражданской принадлежности, к геноциду народа Украины. Нет в нем никаких других смыслов.
А автора забанить за провокации.
+
8
Vadim P. Офлайн 28 мая 2024 14:04
Похоже, когда-то интересный мне автор исписался, увы. Очередная агитка, шитая белыми нитками. Дешевка.
+
7
Виталий Краних Офлайн 29 мая 2024 00:37
Какой же грёбаный пиздец эта новая российская литература...
+
2
Александр Кунц Офлайн 29 мая 2024 01:44
Цитата: Vadim P.
Похоже, когда-то интересный мне автор исписался, увы.

Перечитал.
Когда появляется агитация, литература умирает. Вначале это все еще литература, по старой памяти. Потом, постепенно, все живое уступает место шаблонным и утвержденным нарративам без индивидуальной рефлексии и оценки гуманности, как в окаменелостях органика замещается минералами. Какое-то время еще спасают "запахи супа", "лоснящиеся плавки", лопухи и сирень родом из детства (чисто для примера), но потом и они пропадают, и возникает годный контент, например, для Дзена. А там и до "алжирского дея" недалеко.

Считаю, что и этот рассказ нужно оставить, и новые продолжать публиковать - написанные быстро, с учетом актуальных событий (типа Роберта Фицо). Как экспонаты, и с целью посмотреть, куда это приведет в динамике. Динамика может оказаться как предсказуемой, так и нет.

Цитата: Виталий Краних
Какой же грёбаный пиздец эта новая российская литература...

Это уже не совсем литература. Нужно какое-то новое слово.
+
4
Витя Бревис Офлайн 29 мая 2024 09:05
Цитата: Александр Кунц
Цитата: Vadim P.
Похоже, когда-то интересный мне автор исписался, увы.

Перечитал.
Когда появляется агитация, литература умирает. Вначале это все еще литература, по старой памяти. Потом, постепенно, все живое уступает место шаблонным и утвержденным нарративам без индивидуальной рефлексии и оценки гуманности, как в окаменелостях органика замещается минералами. Какое-то время еще спасают "запахи супа", "лоснящиеся плавки", лопухи и сирень родом из детства (чисто для примера), но потом и они пропадают, и возникает годный контент, например, для Дзена. А там и до "алжирского дея" недалеко.

Считаю, что и этот рассказ нужно оставить, и новые продолжать публиковать - написанные быстро, с учетом актуальных событий (типа Роберта Фицо). Как экспонаты, и с целью посмотреть, куда это приведет в динамике. Динамика может оказаться как предсказуемой, так и нет.

Цитата: Виталий Краних
Какой же грёбаный пиздец эта новая российская литература...

Это уже не совсем литература. Нужно какое-то новое слово.



Мне все-таки кажется, что это вполне литература, просто не самое удачное произведение Даламанова. Как и Селина, например, читатели ценят Даламанова прежде всего за искренность и талант, а не за идеологию и политические предпочтения, ведь они могут вполне поменяться и в обратную сторону.
Почему не самое удачное? Перемена взглядов гг, его поправение (пропутинение) слабовато, на мой взгляд, мотивировано: ну отнеслись к нему неласково в парижском ведомстве, и что теперь, сразу радоваться бомбежкам укрогородов? Тем более гг вроде как далеко не беден и мог бы и без соцпомощи обойтись. Куча релокантов сидит себе в тбилисях-стамбулах-итд вплоть до буенос-айреса, интегрируется там по мере сил и не ноют.
Кроме того, речь персонажей, на мой скромный взгляд, слабо проработана в том смысле, что она одинакова у обоих, трудно определить по манере разговора, где кто, что в такого рода текстах не работает на правдоподобность.
Пожелаю автору (да и себе, чего там) внутреннего спокойствия и мира в душе. Не смотря ни на что. Есть блоги на злобу (именно на злобу) дня, а есть литературные произведения, это разные жанры, если их смешать, то получится ни то ни се. Я вот давеча наваял блог в фб на злобу дня в форме интервью , но слишком литературным языком, и народ не поверил, написали, что это все мои выдумки. Перестарался кароче).
Ну, бывает.
--------------------
Витя Бревис
+
3
Карим Даламанов Офлайн 29 мая 2024 10:12
Каменты ровно такие, как и ожидалось. И мне, конечно, было чему улыбнуться. Комедия в том, что если бы гг отстаивал ровно противоположную позицию, то это было бы воспринято как истинный пацифизм, гуманизм и "правильные" ценности "нормального" человека. Ну а так - "агитка". Ради бога)) Каждый волен воспринимать текст, исходя из собственного искажения реальности (а она искажена у любого живого человека). Могу лишь добавить, что этот текст написан после общения с тремя возвращенцами с сильно изменившимися взглядами. И только один из них - натурал, остальные двое - геи.
+
5
Сергей Греков Офлайн 29 мая 2024 13:38
Чтобы хоть немного разобраться в том, что происходит с этим миром, надо (не лучше, а надо!) выслушать все стороны конфликтов и каждая имеет право на объяснение своей позиции. Иные аргументы кажутся заслуживающими доверия, иные - не выдерживают никакой критики (и это да, зависит от позиции самого аналитика по ту или иную сторону текста).
Прекраснодушная позиция "не должно быть никаких войн" во время схватки - скорее душная, чем прекрасная, воспарить над схваткой - не только глупо, но и непродуктивно. Реал важнее и безжалостнее любых умозрительных теорий. Агитка это или не агитка, но Даламанов пытается рассказать о реальных умонастроениях, а не желаемых в идеализированном сознании того или иного читателя.
Замечу, конечно, что неукротимое желание следовать девизу "утром в газете - вечером в куплете", эта торопливость откликнуться, - редко способствует качеству художественного текста. Но когда еще надо об этом писать? Когда все устаканится (дай-то бог!) и можно будет овладеть максимумом информации, "гуляя с тросточкой по аллеям Летнего сада"?
"Философия торжествует над горестями прошлого и будущего, но горести настоящего торжествуют над философией."
+
3
Сергей Греков Офлайн 30 мая 2024 08:42
Это уже не имеет прямого отношения к данному тексту, но очень полезно заметить, кто из значимых, кому можно доверять, на какой стороне. А что касается "агитки" - так любая социально навостренная литература - в том или ином смысле "агитка", раз к чему-то да призывает.
+
3
Витя Бревис Офлайн 30 мая 2024 10:20
Ну смотри, Сережа.
У всякого писателя есть свои какие-то убеждения. Он может
1. Поставить своих героев просто в ряд и вложить им эти убеждения в рты плюс в лирические отступления. У талантливого писателя получится что-то вроде Отца Сергия (Льва нашего Николаича), на мой взгляд, полная неудача, искусственно и картонно.
2. Описать все-таки живых людей и живые им придумать ситуации, но чтоб читатель задумался на прокламируемую тему и по возможности ее разделил. Возьми хоть Западный фронт без перемен и тд., Там миллион примеров, талантливых и не очень.

Мы тут звезд с неба не хватаем, не толстЫе и без ремарок, но мечтаем стать генералами, как и полагается. У многих из наших тут писателей/читателей убеждений/идеологий нет вообще, им похеру. Вася полюбил Петю, у Пети были широкие плечи и узкий таз, в котором бабушка стирала петино постельное белье, от которого случайно забеременела, не старая была еще бабуся, продолжение в следующей серии.
А кто-то, например Карим, пишет о том, что его мучает, это не просто хобби у него. Получается по-разному, как и у тебя или у меня, бывают и осечки.
--------------------
Витя Бревис
+
1
Карим Даламанов Офлайн 30 мая 2024 12:12
Цитата: Витя Бревис
Перемена взглядов гг, его поправение (пропутинение) слабовато, на мой взгляд, мотивировано: ну отнеслись к нему неласково в парижском ведомстве, и что теперь, сразу радоваться бомбежкам укрогородов?

Витя, вот Вы, хоть и дискутируете вполне достойно и не пытаясь делать вид, что по ту сторону фронта - только орки и болотА, всё равно делаете вид, что Вы не столь умны, как на самом деле. И, к сожалению, делаете это вполне сознательно. Отчего же вы обратили внимание только на невежливое обхождение парижской чиновницы с гг? Ведь там есть куда более весомые аргументы, как то: "Олимпиада", отмена всего русского и априори обвинительное отношение к любому человеку из России, вне зависимости от его взглядов. Этих аргументов, пардоне-муа, невозможно незаметить, если Вы читали текст.

Один из вернувшихся релокантов в разговоре со мной недавно изрёк примерно следующее: мне до одного места, сколько там погибнет на Украине, но вот то, что наших спортсменов не допускают на олимпиаду, а хохлов приставляют за ними следить, то, что запрещают выставки русских художников и гастроли русских театров, вот это меня задевает куда больше, потому что меня, русского человека (и всех остальных) поливают дерьмом и оскорбляют. Так чего вы ждёте от меня в ответ? Весной 22-го я бы сказал на это: "Ну и мудак же ты, Кузя!" А вот осенью 22-го уже не сказал бы.
+
4
Витя Бревис Офлайн 30 мая 2024 12:43
Цитата: Карим Даламанов
Цитата: Витя Бревис
Перемена взглядов гг, его поправение (пропутинение) слабовато, на мой взгляд, мотивировано: ну отнеслись к нему неласково в парижском ведомстве, и что теперь, сразу радоваться бомбежкам укрогородов?

Витя, вот Вы, хоть и дискутируете вполне достойно и не пытаясь делать вид, что по ту сторону фронта - только орки и болотА, всё равно делаете вид, что Вы не столь умны, как на самом деле. И, к сожалению, делаете это вполне сознательно. Отчего же вы обратили внимание только на невежливое обхождение парижской чиновницы с гг? Ведь там есть куда более весомые аргументы, как то: "Олимпиада", отмена всего русского и априори обвинительное отношение к любому человеку из России, вне зависимости от его взглядов. Этих аргументов, пардоне-муа, невозможно незаметить, если Вы читали текст.

Один из вернувшихся релокантов в разговоре со мной недавно изрёк примерно следующее: мне до одного места, сколько там погибнет на Украине, но вот то, что наших спортсменов не допускают на олимпиаду, а хохлов приставляют за ними следить, то, что запрещают выставки русских художников и гастроли русских театров, вот это меня задевает куда больше, потому что меня, русского человека (и всех остальных) поливают дерьмом и оскорбляют. Так чего вы ждёте от меня в ответ? Весной 22-го я бы сказал на это: "Ну и мудак же ты, Кузя!" А вот осенью 22-го уже не сказал бы.


Карим, ну они же должны бы понимать, за что к ним такое отношение. Не разделять, хорошо, но какбы, эээ, догадываться? У каждого своя правда, это да, но почему у вас в тексте второй герой не приводит свои аргументы, вот как я сейчас пытаюсь?
У вас, конечно, шире аудитория собеседников, но большинство моих русских знакомых, с которыми я общаюсь, какбы понимают. Им это неприятно, разумеется, типа они-то причем, и в вашем тесте тоже было бы место для дискуссии, про чувство вины, про нечувство вины и тд.
Ну и от "неприятно" до "радуюсь бомбам" тоже путь надо пройти.

Если бы у вас была в тексте живая ситуация, как, например, обидели какого-то спортсмена или не открыли чью-то выставку только из-за пятой графы, и не просто ситуация, а как вы умеете, чтобы защемило сердце, читатель бы прислушался и, возможно проникся. Но вы просто произносите ваши слова ртом героя.
Не надо меня обзывать дураком, успокойтесь, перечтите свой текст и задумайтесь.
В любом случае, вы автор, воля ваша, а мы тут просто пишем свои ощущения по прочтению.
--------------------
Витя Бревис
+
1
Карим Даламанов Офлайн 30 мая 2024 13:26
Цитата: Витя Бревис
Карим, ну они же должны бы понимать, за что к ним такое отношение. Не разделять, хорошо, но какбы, эээ, догадываться?

В том и дело, что понимают. Так же, как в своё время чернокожие понимали в той же Америке, что единственная причина, по которой им запрещено садиться на определённые места в автобусе, - это цвет их кожи. В данном случае цвет кожи сменил паспорт или язык. Но это ничуть ли лучше. И это абслютно закономерно вызывает ответную реакцию: "Я вот вам сейчас дам по морде, со всеми вашими украинами и цветущими садами". И чем дальше - тем ответ всё яростнее. Я же - прежде всего, наблюдаю и фиксирую
+
6
Александр Кунц Офлайн 30 мая 2024 15:32
Цитата: Витя Бревис

Мне все-таки кажется, что это вполне литература, просто не самое удачное произведение Даламанова.

Да нет же. Как минимум, не совсем. Это публицистика, маскирующаяся под художественную прозу, это памфлет, но не рассказ. Тут и сюжет, и вся литературная составляющая - только костыль, созданный для того, чтобы герои не выходили совсем уж голыми в пустоту, транслируя позицию автора. Причем, позицию уже привычную, шаблонную, и выраженную уже в сотне раз виденных и слышанных фразах. Почему я и упомянул Дзен (у меня аж дежавю случилось).
1. Поставить своих героев просто в ряд и вложить им эти убеждения в рты плюс в лирические отступления.

Если бы у вас была в тексте живая ситуация, как, например, обидели какого-то спортсмена или не открыли чью-то выставку только из-за пятой графы, и не просто ситуация, а как вы умеете, чтобы защемило сердце, читатель бы прислушался и, возможно проникся. Но вы просто произносите ваши слова ртом героя.

О, вот оно. Мы же об одном и том же говорим.

Цитата: Сергей Греков

Замечу, конечно, что неукротимое желание следовать девизу "утром в газете - вечером в куплете", эта торопливость откликнуться, - редко способствует качеству художественного текста. Но когда еще надо об этом писать?

То есть, "это временно", да?) И потом, когда-нибудь, когда лев возляжет с ягненком, автор от злободневных, фактически, лозунгов, вернется к глубокой, качественной и гуманистичной прозе?


Цитата: Карим Даламанов
Комедия в том, что если бы гг отстаивал ровно противоположную позицию, то это было бы воспринято как истинный пацифизм, гуманизм и "правильные" ценности "нормального" человека.

Что именно, по-вашему, было бы вопринято как пацифизм и гуманизм? "Я радуюсь, когда бомбят Белгород", "я хочу, чтобы Москву снесло нахрен ядерным ударом"?
Конечно, я могу говорить только за себя, но у меня реакция на такое только одна - волосы шевелятся. Здесь есть люди, правда, читатели, которые охотно расчеловечивают как русских, так и россиян вообще, и были бы рады их тотальному уничтожению без разбора, вместе с семенем и потомством. Ну вот они со своей стороны такого придерживаются, вы со своей. Но не все такие, что вы и можете наблюдать по некоторым комментаторам, у которых местами уже нимб проглядывает.
+
3
Thomas. Офлайн 13 июня 2024 23:37
Значится, залегли мы почитать, да тут вдруг неожиданно ка-ак спотыкнулись больно об это: "в лучах садящегося солнца", как будто мизинцем правой ноги больно с размаху, так морщась от боли, прихрамывая, и дочитывали...
А вы тут все про "литература это или не литература"... 😜
--------------------
Пациенты привлекают наше внимание как умеют, но они так выбирают и путь исцеления
Наверх