Урса Илав

Цикл миниатюр «Ведь я тебя...»

Аннотация
"Ведь я тебя..." - это цикл лирических миниатюр о любви и разлуке. Эти короткие рассказы представляют собой чистую эмоцию, которая, минуя мозг, сразу попадает в сердце. Посвященные разным людям и написанные в разное время, они тем не менее объединены - личностью лирического героя и силой его чувства.



1. Посмотри на меня

Подними глаза.
Господи, почему я не родился небесным художником?
Посмотри. Сегодня такой красивый закат... Ярко-красный, нереальный...
И стремительно тающий в сумеречной синеве...
Мой небосвод растворился за горизонтом. 120 км/ч. Взгляд прикован к краю.
Там, где алая полоска догорает на западе.
Я догоню его...
И вдруг, всего на мгновение, я замечаю тебя. Рядом. Один миг. Полная картина этого дня.
Мое наказание. Твои стены.
Мои смс без ответа. Твое "больно".
И — прости... За испорченный день. За поступки на эмоциях.
никому не нужные...

Я не догнал закат. Лишь проводил в наступающую ночь.
Отправил последние багровые всполохи в глупой смс-ке... Лови.

Надеюсь, ты не пропустил его? Ведь в нем — весь я.
Со всей своей безысходностью от твоего молчания.
Я оставил в нем свои глаза. Пожалуйста, посмотри на меня..

2. У меня внутри...

Я хочу оставить светлые воспоминания о нас. Я осторожно вынимаю их из тайника своего сердца по одному. Рассматриваю, любуясь гранями бриллиантов, четкими и чистыми. Мои драгоценности. Они спрятаны во мне так глубоко, что никакие тиски не способны вытащить их.

Там, у меня внутри, существует целая Вселенная, построенная нами. Дикие леса, о которых мы забыли на долгие века сразу после того, как посеяли первые семена. Соленые моря и темные океаны. Хребты высоких гор, в которых мы прятали свои признания друг другу. Слова становились эхом и срывались вниз камнями, создавая новые, причудливые формы бытия и жизни внутри себя. Роскошные Сады, наполненные сладким ароматом цветов, утонченной красотой и алмазными фонтанами — водопады небес. Белые пустыни, в которых мы расселили первых маленьких скорпиончиков, забавных, но слегка нервных существ, для охраны того, что под песками. Погребенные цивилизации, тайны существования...
И долины. Мастер, ты помнишь наши долины? Тянущиеся до самого горизонта, усеянные гладкими озерами. И это мы придумали падающие звезды в зеркальную гладь воды, там, где вместо кругов на поверхности плясали огненные человечки, раздавая магические дары всем, кто был способен взять. И мы жили в этих долинах очень-очень много лет, так долго, что на другой стороне успели родиться и умереть новые Вселенные.

А потом были города. Широкие дороги. Строгие светофоры. Дни, залитые трелями клаксонов и шумом колес. Облака, цепляющиеся за шпили небоскребов. Несмолкающий ветер крыш. Неспящий муравейник, гудящий, гулящий город.

Что бы ни происходило, Мастер, я найду тебя. Я найду тебя в любой точке Вселенной, загляну в каждый уголок, под каждый листочек и камушек.
И везде будешь ты. Рассыпаешься на мириады атомов кислорода в моей атмосфере.
Я дышу тобой. Ты всегда со мной.
У меня внутри. В самом надежном тайнике всех времен и народов — в моем сердце.

Мастер, возвращайся скорее...

3. За секунду до...

Я просто взял тебя за руку. Я не ожидал, что все обернется... тем, о чем мы не смеем даже говорить. Потому что оба знаем, что грань очень тонка, пара неосторожных слов-действий и нас обоих можно выписывать из этой реальности.
И вписать в другую.
Контроль – это то, за что мы держимся, когда боимся отпустить себя на свободу, расправить крылья и превратить мечты в жизнь.

Черт, я же просто взял тебя за руку. Просто так. Так же как и много раз до этого. Что же изменилось?

Я почувствовал твою ладонь, теплую, мягкую, сжал твои пальцы и... уже через доли секунды целовал тебя, скользя зубами по нижней губе, и выдыхая шепотом:
— Как же я тебя хочу! Хочу... хочу... прямо сейчас...
Одежду на пол. Мне кажется, или она и так задержалась на тебе. Еще пара движений и несколько пропущенных кадров в темноте. И – влажными следами ниже по моему животу. Выгнуться навстречу и – стоном в твои губы – даааабляаааа…
Задержать дыхание, одной рукой в стену, другой за твое плечо – медленно опускаться вниз… расслабиться

впустить
тебя
полностью
в себя
до конца

Ты закрываешь глаза и – дыханием в мою шею, руки на бедра… Двигаясь в медленном темпе. Ты так осторожен... и очень нежен. Влиться долгим поцелуем. До тех пор, пока ты не приблизишься к..., ускоряясь и прижимая к себе ближе. И – горячей судорогой в меня, запрокинув голову, замираешь на несколько мгновений.

И позже – взгляд. Сначала отрешенный и невидящий, а потом ты находишь меня, и шепотом:
— А ты?
— А я гораздо позже.
Я смотрю на тебя. Ты прекрасен. Вот сейчас, когда расслаблен и не ищешь путей отступления, когда спокоен и не сожалеешь. Я взял тебя за руку. И уже через доли секунды был готов кончить…

Вся проблема в том, что я не знаю, как ты любишь. Но желание не спрашивает и не думает о таких мелочах. Поэтому я оставлю все, как есть. Сидя на твоих бедрах сверху, целуя тебя в мягкие губы, чувствуя твои горячие пальцы и ласку…
И не важно... нет... уже нет...

— Спасибо, родной… — мне не оторваться от твоих губ. Никогда. Я вообще не понимаю, как можно быть рядом с тобой и не целовать.
Дрожью по телу, захлестывающим возбуждением, твои пальцы по моей спине вверх и зарываясь в волосы. Теперь ты – на выдохе шепотом куда-то за ухо:

— Я хочу тебя еще!


4. Не спать...

Город мерцает цветными красками на ветру. Я выпускаю усталость из своих легких. Сны — это такие маленькие садисты, которые тщательно разработали план по захвату моего разума. Эти проворные паршивцы так и мечутся под моими ресницами.

Вот рыбки в прозрачной воде блестят на солнце своей зеркальной чешуей. Ящерица греется на камнях... А вот маленький мальчик пытается переплыть пруд на самодельном плоту. Надеюсь, он умеет плавать, потому что он все равно упадет в воду. Плюх!

Я вижу лето... нет, не это. Такого лета у нас еще не было! Безмятежное и солнечное до самых краев. Счастливое и улыбчивое... Ты лежишь в траве, с тонким стебельком во рту и провожаешь легкие облака взглядом. Они завиваются в причудливые формы и узоры:
— Смотри, — показываешь пальцем ввысь. — Черепаха.
— Угумс, — меня совершенно не волнуют облака, но я все же глянул краем глаза. — Черепаха, как черепаха...
Я любуюсь тобой, твоей лазурью в глазах, которую так бессовестно украло небо над нашими головами. Этот мир вообще еще тот воришка. Он постоянно крадет тебя у меня. Я не то чтобы хочу уничтожить его из-за этого, я просто не желаю делить тебя!

Я не желаю делить наше время, наше будущее лето с кем-либо еще...
Пообещай мне, что оно обязательно настанет. Нет, смотри мне в глаза и пообещ... Нет, не смотри на меня! Да-да, долгие зимы, я помню...

...Да, прямо сейчас. Я уже давно соскучился по тебе…

5. Твоя тень

Тишина. Это то, из чего я родился. То, чему я научился еще в раннем детстве. Я – тень. Никто не услышит меня ни в городских звуках, ни в шелесте желтеющих лесов. Ни в холодном ветре, гуляющим по степям. Ни в тяжелых водах остывающей реки. Хищник не почует моего запаха.

Я дышу на поверхности легких. Я открываю дверь, медленно опуская ручку так, что даже механизмы отказываются щелкать. Крадусь мягкой поступью на цыпочках, звуки тут же тонут в ворсе ковра. Единственное, по чему меня можно распознать – движение воздуха. Ведь я не маг. Я не могу его остановить. И едва ощутимые вибрации катятся…
— Я не сплю, можешь не красться, — шепчет Мастер.
Я задерживаю дыхание, превратив тело в мертвую статую. Но ветер, врывающийся в открытое окно, поднимает мои волосы. Предатель! Разумеется, этот несуществующий звук развевающихся волос Мастер слышит. И я вижу его улыбку. Он знает, что я здесь.

Тишина – это то, чем я живу. Осторожно запуская в себя лишь то, чему я мог бы довериться. И я мог бы позволить этому миру заполнить меня. Жить внешней жизнью и ее радостями. Променять тишину на все, что я мог бы отсюда взять… Если бы чувствовал в этом потребность. Но нет необходимости даже говорить об этом…

Я продолжаю стоять, наслаждаясь тем, что могу остановить любой процесс в своем теле.

Океаны. Корабли бесшумно рассекают черные воды. Небосвод движется по кругу, освобождаясь и поглощая заново. Мои волны не ударяются о камни. Мой ветер не гнет верхушки деревьев. Моя осень не отбрасывает тени. Потому что в моем мире нет света.
Синие огни. Я крадусь позади фонарей.
Я – всего лишь твоя тень. Твоя тишина.

6. Никто не знает, что...

Я — романтик. Вот если вне стальных браслетов на моих запястьях и содранной кожи под ними, если вне этого металла, так удачно сочетающегося с моей запекшейся кровью, то я — любитель красоты. Я могу подолгу сидеть на подоконнике и ака ванилька курить в темнеющее небо, уже не морщась от боли, когда одна рука тащит за цепь и кольцо другую. Потом умудриться принять душ, сделать себе чаю и даже посидеть в инете, вымазав половину лэптопа своей кровью ...

Я — искатель новых ощущений. И именно поэтому я не стану искать ключ от наручников. Выкурю еще одну перед сном, раздевшись догола и не включая свет в комнате, открыв настежь окно и впуская порывистый ветер мурашками на свою кожу... и лягу спать, не дождавшись тебя. Скованный. И даже не пытавшийся освободиться.

Потому что я — твой. Мне не нужна свобода. Мне не нужен мир, в котором нет тебя. И если ты решил, что сегодня я ограничен в своей свободе, значит, так и должно быть. Я принимаю тебя таким, какой ты есть, Мастер. Точно также, как и ты смог принять меня таким, каким я родился в этой реальности.

Я — эстет. Я получаю извращенное наслаждение от ноющей боли в запястьях.
Но еще большее удовольствие я смогу почувствовать лишь тогда, когда...
Ты придешь под утро. Недовольно покачаешь головой и закроешь окно и шторы. Тихо присядешь на край кровати и — щелк! щелк! — браслеты разжимают свои объятья. И ты — влажным горячим языком проводишь по следам. Тихим стоном в мои ладони от накатившего желания, которое, несмотря на усталость, сумело пробиться сквозь холод и тишину нашей спальни...
— Малыш... — и твои пальцы уже скользят по моему животу и ниже к паху.
И я, на грани сна, — движением навстречу в твою руку...

Я — мечтатель, стоящий на коленях пред тобой и роняющий слова на ветер.
Встречающий утро под звездным небом.
Скованный.
И даже не пытавшийся освободиться. Потому что
Я люблю тебя!

7. В тени белых стен

Ты пахнешь жарким остановившимся днем. Знойным, терпким и безмолвным.
Раскаляя дыханием полуденную тень. Я вдыхаю, заполняя тобой свои легкие.

Солнечная тишина звенит. Мы здесь. И кроме нас, ни души.
Но что я могу тебе дать? Я даже в глаза боюсь посмотреть.
Но я чувствую тебя и... обещанный контроль исчезает в песках под ногами.
И сегодня... ты доверился. Вместо привычного побега... и страха...
Мы где-то... к черту координаты! Вместе.

И я накрываю твои ладони своими, сливаясь с тобой в медленном танце..
Прикрыв глаза, ощущать тебя на вкус.
И я хочу, чтобы это длилось бесконечно.
Чтобы этот день пролился в прохладную темно-синюю ночь.
Хочу знать, что ты все так же будешь рядом, двигаясь со мной в одном ритме...
Собирать тебя губами... скользить пальцами по твоему животу...
Впитывать приглушенные стоны. И — рассыпаться цветом охры по утоптанному земляному полу.
Застыть между твоих лопаток, слышать сердцебиение...
Провести языком, окунаясь в соленые воды залива...
Видеть тебя, прикасаться вместе с тобой...
И — снова желать...

Временем мимо нас, лишь музыкой, мягкой неслышной поступью
по рельефу твоих ладоней...

8. Через 3000

Я хочу, чтобы ты был рядом. Я хочу быть рядом с тобой. Сейчас. Отвергнуть реальность. Уничтожить ее парой фраз. Сжечь все мосты. Разрушить!
Сорваться. Сесть на самолет. Преодолеть 3000...

Я стою на краю. Подо мной 9 этажей страха и желания. Я хочу умереть, чтобы вернуться вновь. Чтобы страдать и ж д а т ь. Ждать, взрослеть и быть. Быть т в о и м мальчиком. Твоим ребенком.
Твои маленьким ручным зверьком... Принадлежать. Подчиняться. Жить только ради тебя. Ради твоего взгляда. Пусть строгого или злого. Ради твоего слова… Ради твоего удара, карающего и сокрушающего... Или прикосновения, нежного и ласкающего...
Я готов быть твоим рабом. Спрячь меня от всего мира. Будь моим миром сам. Будь моим Богом! Моей Вселенной. Будь моими небесами. Самолетом. Ожиданием. Воплощением.
Все, чего я хочу — быть рядом с тобой. Всегда. От начала до конца.
Я сошел с ума. Вот сейчас, когда я говорю это, когда пишу эти строки, глядя в твои глаза... Когда вся моя жизнь вдруг перевернулась и подчинилась лишь тебе, я...

Я хочу умереть.
Я хочу шагнуть вниз.
Выкурить последнюю сигарету и уйти в эту ночь, расправив свою душу навстречу Тьме...

Я хочу быть твоим.
потому что
я люблю тебя.
Слышишь?

9. Тишина

т и ш и н а

Медленная. Стекает дождем по стеклам. Бесшумно.
Замирает в сердце.
Холодные пальцы по моим щекам. Нежно и осторожно… Я закрываю глаза. И – я люблю тебя. Абсолютно другую Вселенную. Другой мир. Таится в твоих глазах. Но я молчу.
Потому что – тишина. Ее нельзя нарушить. Нужно дышать на поверхности легких, выдыхать без шума. Равновесие такое хрупкое.
Ты знаешь, я знаю, что мы – всего лишь по одной третьей. И может, даже меньше.
Я читаю секреты в твоих глазах. В намеке на улыбку. Тени становятся глубже…
Впустить ночь. Шагнуть в нее, держась за руки.
И я сжимаю твои холодные ладони. Касаюсь твоих бледных губ…
Прижаться. Чтобы согреть. Чтобы душу в пепел.
Я роняю в густую, почти осеннюю ночь "От того, что ты рядом…" И эхом ты договариваешь "от того, что нас нет…"
Утонуть. В тебе. Плыть в твоем океане. Маленькой блестящей рыбкой.
Под толщей воды. В безмолвии темного дна, отражающее небо.
Не дыши... И сегодня...

люби меня тихо.

10. Колыбельная

Я помню ее наизусть, слышишь? Каждое слово. Уже давно нет нужды доставать затертый лист, сложенный в четыре раза, из заднего кармана своих джинсов, но я все равно раскрываю его и перечитываю...
Знаешь, это словно маленькая музыкальная шкатулка. Помнишь каждую ноту мелодии, но все равно открываешь ее. Осторожно приподнимаешь крышку, чтобы услышать музыку. Чтобы услышать...
Или те самые секретики из детства. Только ты один и твой лучший друг знают, где он зарыт. И вы вдвоем, оглядываясь по сторонам, чтобы никто вас не увидел, раскапываете его, вновь и вновь любуясь на узоры фантика под стеклышком.
Так же и я, раскладываю лист... ведь это так.. странно, когда среди черной, рыхлой действительности вдруг есть что-то такое — яркое, чистое... недосягаемое для чужих сердец! И он, этот секрет, существует независимо от всего мира.

Главное, помнить о нем. И о месте, где он спрятан.
В Поднебесной моей души.
Над всем этим кошмаром.
Есть ты.

И каждое слово — радугой после дождя...
Для меня одного.

11. Мы — всего лишь...

По коридору шагать, гулко отражаясь от стен. Мы – всего лишь звуки. Чувствуешь, как бьется сердце на подушечках пальцев? Взгляд-ответ – да. Еще никого нет. И ты берешь меня за руку, переплетая пальцы. А как же камеры? Улыбка-ответ. Никто не увидит – здесь слепая зона. Эхо продолжает катиться дальше по коридорам. По закрытым дверям. В молчании я слышу твой вдох. Заливает твои щеки краской. Сожми мою руку крепче. Секунды тянутся. Тик……………так. В полумраке видеть блеск твоих глаз, видеть желание и что-то… гораздо большее.
Быть одному. Так долго, что начинаешь видеть силуэты во тьме. Ты шепчешь мне эти слова. И я понимаю, что мы вышли из... одного и того же мира. Интуитивно. За гранью человеческих чувств. За чертою. Быть рядом. Вместе.
Не бояться.
Здесь. Среди глухих стен. Среди слепых пятен.
Или среди стен дома. Быть счастливыми в своей маленькой клетке. Где не существует правил. Нет осуждения. Нет упреков. Где забывается все, о чем мы так долго молчали. Как боялись выдать себя. Даже неосторожным взглядом.
Среди стен, где сбываются мечты. Где все становится реальным и возможным. Где слова, такие хрупкие. Шелестом листьев по земле. Лучами утренними. Скользят... скользят... с подоконника на пол. С пола на простынь. По твоей ладони. И медленно добираясь до твоего лица. Ложась на ресницы белым золотом... Слова – всего лишь звуки. К черту!
Собирать губами всех солнечных зайчиков, пригревшихся на твоих щеках. И улыбку сквозь сон.
Ты все еще здесь... Среди моих стен. В моей норке. Здесь безопаснее, чем... Здесь просто безопасно. Никто не смотрит на тебя, не оценивает твоих поступков. Ну, если только твою наготу и красоту. Такую нежную и... что хочется только смотреть. И не трогать. И не тянуть руки навстречу, чтобы ощутить...
Ну, а дальше… шагать по коридору. В невидимой зоне – снова – переплести пальцы. Улыбка-поцелуй.
Разойтись в разные стороны.
Чтобы вечером вновь…

12. Без остановки

Не вздумай меня жалеть! Да, вот так, согласно кивни. Четким щелчком пальцев, и указывая мне на постель.
Зрение и голос, уплывая в черную ткань. Потому что сегодня...
Никаких стоп-слов.

И ты спросишь меня: что есть страх?
Чем мне ответить тебе? Только телом.
И сейчас, лишенный возможности смотреть и говорить, я чувствую — чувствую! — твою дрожь по пальцам. Когда вот так... вот так неправильно, но так сладко.. Когда вот так... кто-то перед тобой — обреченно-послушный... Заводит с полуоборота. О, да! Когда страх перед неизвестностью — единственное, от чего можно оттолкнуться, чтобы достигнуть абсолютного кайфа. Когда ты, наконец, отключаешь ожидание... удара или поцелуя... когда честно позволяешь другому владеть тобой, мозг перестает перебирать всевозможные комбинации ухода и отступления. Но назад пути уже нет. Я же сказал: стоп-слова сегодня не существует. Так что...
— Тииише, малыш... — губы дыханием возле моего уха. Я до сих пор ожидаю. И вот это неправильно. — Тиишеее...
Разрывая шепотом пелену древних страхов.

Ты снова спросишь меня: что есть контроль?
Когда в твоих руках чье-то тело, чья-то жизнь, лишенная всякого страха, есть только ответственность. Граничащая с безумием в тяжелой степени. Когда ты понимаешь, что есть кто-то, кто полностью тебе принадлежит, очень сложно не сорваться и не сделать страшное. Невероятно сложно дать свободу, пусть в чем-то и иллюзорную. Ведь когда что-то твое, ты вряд ли уже сможешь отпустить это.
Я бы ответил тебе. Своим многозначительным молчанием. Особенно, когда ты тихо произносишь слова, которые не предназначались для моих ушей.
— Поэтому еще неизвестно, кто кому принадлежит...
Я вздрагиваю.
Есть вещи, на которые я всегда смотрел только под одним углом.
— Я же без тебя умру. Ты что, не понимаешь?
Сквозь паузу своих мечущихся мыслей, я мотну головой — нет, о чем ты?
— Глупыш... — пальцами по моим ребрам.

Ты снова в моей голове. Это шизофрения последней стадии.
Но ты отодвигаешь ее немного в сторону и спрашиваешь: что есть границы?
Когда ты вправе пересечь их, что тебя останавливает? Что, твою мать?..
Я сказал, не вздумай меня жалеть.

И ты забываешь... страх, контроль, границы... Пусть все это останется где-нибудь снаружи. Будь со мной самим собой...
Будь вместо меня. Сейчас, когда я, как мягкий пластилин в твоих руках.
Когда ты, преодолевая мрак темноты, так жадно берешь меня.
Так созидающе наказываешь. И так разрушительно ласкаешь.

Нет никаких границ. Нет никаких страхов.
Потому что я не могу сказать тебе "стоп".
Есть только ты и твой контроль.
А между вами я, так безудержно жаждущий умереть под тобой.

13. Принадлежать

Движениями в темноте. Вкрадчиво. Я слышу. Мягкий шелк. Даже не пытаться открыть глаза. Но ощущать. Напряжение. И…
Оскал. А может быть, нежность. В одном коктейле. Пить до дна. И пьянеть. В ожидании звуков, рассекающих... И обещающих. Горячие волны. Вдоль спины. Сводить лопатки от... кайфа? Или чего-то еще... Глушить собственным рычанием. Зажмурившись так, чтобы слезы... утекали в шелк. И – еще. Зубами в ладонь. До крови. Смешивать со стонами... И – знать, что это лишь начало.

Прикосновения. Невесомые. Почти выдуманные мною. Моей жаждой. Моим воображением. В самых темных глубинах моих фантазий. Там, где ты... Усмешкой. На мою нетерпеливость.
А может, ощутимые. По спине и бедрам. На животе и... Такие настоящие. Обжигающие. Любящие... Задохнуться в подушках. И в них же оставлять. Сквозь сомкнутые губы. Звуки.
И – движениями в темноте. Властными. Требующими. Берущими. До последней капли всё, что я могу отдать. Свое тело. Свою жажду. Свое время. Свою душу. И больше – всё, что ты сможешь взять от меня. В одном коктейле. До самого дна.

14. Считай!

Разливать по бокалам мартини с клубникой. Сладко. Дождь. Тишина. Молчание. Но лишь бессловесное. Дыханием в губы. Проникать. Пропускать через себя. Дрожь. По пальцам. В такт бьющимся каплям в карниз. Запястья в красные полосы. Подари мне еще кое-что!.. Сквозь нежность и взгляд. Цвета вечернего дождя. Считай. Один… Два… Три… Забирай. Последний глоток кислорода. Стоном в хрип. В темные стены. Пять… Шесть… Семь… Вторгаясь в черные воды. И в Поднебесную. Разрядом тока по венам. Девять… Десять… Секунд до конца. Разливать по телу тишину свободы. Не слышать мыслей. А лишь – вдох! Долгий. Полный. Единственный. И снова – один… Два… Три… Вдоль позвоночника. До самого края. В ритм. Во Тьму. И – десять. Вдох… Быть рядом. В твоем сердцебиении. Оглушительно. Перекрывая. Последний раз. Совсем близко – один… два… три… Считай. Пока я буду умирать. Под тобой. В замкнутом кольце. Одиннадцать… Тринадцать… В бездну… Бестелесным духом. В горящие легкие. За пределы сознания… Вдох.
Играть.
Улыбаться.
Любить.

15. Здравствуй, пункт Б

Ноябрь без снега. Только ледяной ветер. Волосы по плечам.
Я застрял во вчерашнем вечере. Там, где на дисплее моего телефона прорывается твой звонок. Я мог принять вызов и услышать, наверное, шум бара, в котором ты отдыхал. У меня был шанс быть к тебе очень близко, ближе, чем ты подозревал. Возможно, я мог бы услышать твой голос. И — прощай крыша!
И — прощай пункт А... Сожженные мосты. Аэропорт. Самолет. Состояние, близкое к смерти. Вывернутые наизнанку легкие.
И — здравствуй пункт Б...
У меня был шанс умереть. Потому что у меня была возможность найти тебя.

Просто я нажал на кнопку сброса. Утихомиривая бурлящий адреналин, я вжимал ладони в холодные металлические балконные рамы. Ведь ничего не было.
Я застрял на втором вызове. В имени, которое высвечивалось на экране. Нечаянно. Мороз. Вызывает.
И я, упираясь в темноту на западе, сокращаю 2000 км всего лишь... гудками. Когда целый мир умещается в три длинных гудка, он перестает подчиняться установленным правилам.
Остыть в утренней сизой дымке. Быть предельно вежливым внутри себя.
Я хотел сорваться в метели. В холодно-жаркие качели. Остыть в темной шелковой обивке.
Просто я прикурил еще одну сигарету.
Я провожал твое отрицание с позиции вчерашних упущенных шансов.
Я сидел на обломках своего разрушенного мира. Тонкие струйки от осколков надежды.
Как бы я хотел быть Фениксом, бессмертным существом из пепла...

16. Я просто

Я просто жду тебя. Замирая в ноябрьском ночном дожде. Пальцами по запотевшему стеклу.
Все тот же город. Все та же дорога. Все тот же мир. И я... все в том же диком одиночестве.

Я просто стою у окна до утра.
А где-то там ты, наверное, уже спишь. Калейдоскоп снов. Аттракцион чувств.
И n тысяч знаков между мной и тобой.
Так сложилось — ненавижу эту фразу!
Не мой мир, чужой, враждебный. И жизнь, в которой уже ничего не хочется.

Я просто лежу на полу, упершись взглядом в потолок.
Я просто хочу знать, что где-то там есть ты...
Да, вот такой я идиот. Я отказываюсь от всего.
Безысходностью по нервам. Слезы прячутся в волосы. Тонкими дорожками по вискам.

У кого-то назревают дети. У кого-то разрушается печень.
Заломленные руки. Хрупкие плечи. Ничтожные дни...
А у меня все хорошо. Правда.
Я просто курю одну за другой. Не давая себе возможности сорваться.
Не оставляя себе не единого шанса.
Я просто хочу знать, что ты, также как и я, сохранил ту маленькую частичку надежды.
Крохотную, едва заметную. Ее слабый свет в кромешной тьме. На твоих раскрытых ладонях.
Я не хочу, чтобы ты видел то, что будет после. Я не хочу тебя злить.
Не хочу, чтобы больно.
Чтобы губы в кровь, чтобы крик в кулаки.

Я просто стою у открытого окна. До утра. Вдыхая тебя вместе с преддекабрьским дождем.

Спи, мой милый. Отдыхай.
А я пока что просто подожду...


17. Ведь я тебя…

Ты знаешь, ведь ты видишь.
Старый деревянный дом, в котором я жду тебя, стоя у окна и гипнотизируя горизонт.
Пыльная дорога убегает к западу, пытаясь догнать гаснущее солнце.
Золотые длинные тени ложатся на поля, отсвечивают сквозь зеленую листву. Мягкий свет.
Теплый, тихий вечер разливается перед нашим домом, сплетается с дорогой.

Ты же видишь все это, не так ли?
Ведь ты идешь по этой дороге, спиной к закату и мне навстречу.
Я выбегу к тебе босиком, с порога сразу обняв.
— Скучал по мне? — тихо спросишь ты.
— Не то слово! — прошепчу я. И это будет чистой правдой. Я весь день проторчал у окна.
Я думал только о тебе. Я вспоминал наши лучшие дни и мечтал, чтобы сегодняшний был самым-самым.
Смешанные запахи перечной мяты, корицы и молока.
Я здесь, один, бродил по дому и местным окрестностям. Я пытался читать или чем-нибудь заняться.
Но что бы я не делал, все сводилось к тому, что я делал это ради тебя.
Все решалось ответом на один-единственный вопрос: А как бы сделал ты?
И я, закрыв глаза, представлял тебя рядом. Я говорил с тишиной нашего дома.
Я везде видел тебя.
Я сошел с ума. По тебе. Еще никогда в жизни я не желал быть рядом с кем-то так сильно.
И сейчас, когда ты обнимаешь меня, я по-настоящему счастлив.

Мы где-то за пределами какого-то маленького города.
Догорающий август. И где-то там, за полосой леса прячется наше маленькое озеро.
Жаркий полдень на берегу, сверкающие стрекозы в лучах солнца, ослепительные блики на воде.
Я любуюсь тобой, твоей улыбкой. Я хочу прикоснуться к тебе, но боюсь нарушить твое сонное умиротворение.
И я сдерживаюсь до последнего, до искрящегося электричества на кончиках своих пальцев.
И в этот момент я думаю: черт возьми, какой же я везунчик!
Ведь сейчас я могу просто так быть рядом с тобой, запоминать тебя. Целовать тебя...

Я засыпаю позже, чем ты. Интересно, что тебе снится? Ты спи, любимый...
А я пока буду рассказывать тебе всякое, в общем, нести полный бред.
Еще осталась вторая половина сказки про Лесного Эльфа, помнишь?
И сейчас, когда я слышу твое мерное дыхание, когда ты не бежишь, не боишься и не защищаешься,
сейчас, когда ты не слышишь меня, я скажу эти слова...
Тихо-тихо, и даже не шепотом, а просто одними губами, размыкая их в безмолвии в темноту этой ночи.
И засыпая, я буду молить лишь о том, чтобы утром ты все еще был здесь, рядом со мной.
Знаешь, когда-нибудь мои молитвы будут услышаны.
Пусть не в этой жизни. И пусть это уже буду не я, каким ты привык меня видеть.
Посмотри в наше окно. Я до сих пор смотрю на дорогу, где должен появиться ты. Я до сих пор жду тебя.
Ведь
я
тебя
Вам понравилось? +64

Рекомендуем:

Пробелы

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

5 комментариев

+ -
0
Маша Маркова Офлайн 25 декабря 2013 19:31
Вау, какие классные! чувственные, лиричные произведения, мне особенно последнее понравилось. Спасибо автору.
+ -
0
leda Офлайн 25 декабря 2013 22:59
Очень понравилось, спасибо. Такие милые, уютные, красивые рассказы.
+ -
0
Элла Невероятная Офлайн 26 декабря 2013 10:56
У каждой миниатюры своё настроение. Так и представляется, что их читают по радио вслух под музыку - разумеется, каждую под свою композицию. При чтении некоторых даже как будто звучали в голове мелодии.
Особенно понравились "Тишина" и "Здравствуй, пункт Б".
+ -
+1
boji Офлайн 1 мая 2014 01:42
второй раз читаю этот цикл. и как тогда, снова не знаю, что сказать.
мне кажется, что любые слова тут будут лишними. хочется молчать....
пишу лишь для того, чтобы ты знал, что прочитала. как прочитала и все остальные твои рассказы.
жаль, что у тебя их так мало.
+ -
+2
Aymaks Офлайн 29 мая 2015 10:05
Я не знаю, как выглядит Урса... Должно быть он был скромным и добродушным. И улыбался... обязательно улыбался!!! Думается мне, он просто не мог не улыбаться. И любил! Любил так, как не многие способны. Некоторые вообще не умеют этого. но блин... я не знаю даже что сказать, какими словами выразить свои эмоции.
Грустно только... очень грустно, что его нет.
Наверх