Витя Бревис

Чудесное изобретение барона фон Цукерберга

Аннотация
Фантазия автора на тему "Социальная сеть 18 века"

Пушкин, поэт: проиграл пять тыщ. А денег нет. То, что Смирдин обещал мне за "Пиковую", потрачено вперед. Френды, меня государь забанил, передайте ему кто-нибудь, что поэт в нужде. 
Смирнова-Россет: это вы, батенька, еще к ****ям не ездили-с. Ахихи. 
Пушкин, поэт: ездил-с. 
Бенкендорф: да уж, господин Пушкин, да уж. Если вы после этого - наша национальная гордость, то я Наполеон. 
Чаадаев: Александр Сергеич, мамочка, что ты терпишь этого тролля у себя в альбоме? Ату его, в бан! 
Кн. Вяземский: на Эльбу его и интернет отключить! 
Пушкин, поэт: да ведь он с другого акаунта зайдет. И амур вот мне поставил. Грех мне с ним, право. Пусть бы у Прилепина на ветках сидел, так нет же, лезет и лезет.
Смирнова-Россет: У вашей записки, драгоценный Александр Сергеич, пятьсот амуров уже. А выложили в пять утра только. Я даже с кошечкой столько не набираю. Вы наше все.
Georges D'Antеs: Monsieur Pouchkine, я любить твой жена. 
Пушкин, поэт: Дантес, вы идиот? Не засирайте мне альбом, сделайте милость. Я тоже много чего любить. Подите вы тоже к Прилепину. 
Натали Pouchkine: Саша, мы ждем тебя в столовую, уже все подали! Ах как же вы все надоели с вашим Сюкерберж, право. И, вот еще: мне вскорости принесут новое платье, за деньгами я отправлю портного прямиком к твоему мерзкому Смирдину. 
Пушкин: Наташенька, душа моя, пойми, я очень занят сейчас. Фандрайзинг, краудфандинг. Скажи-ка, свет мой, у тебя еще шубы осталис? Мне уж совестно, право, но что делать. 
Кн. Вяземский: что, брат Пушкин, занять тебе пятеру? 
Пушкин, поэт: поймите, друзья и подписчики, я не могу ведь жить в подвале. Квартира моя стоит почти четыреста рублей в месяц. Жена, балы. Крестьяне заложены и перезаложены, а Смирдин - он спаситель мой, платит даже за строчки, вымаранные ценсурою, но не хватает все равно. Тысячи так, право, и разлетаются. Хоть в деревню переезжай. 
Кн. Вяземский: что, десятку?
Пушкин, поэт: у супруги еще две сестры. Обе на моем попечении. Надо еще и на приданое им насобирать. 
Кн. Вяземский: ну, брат, это уже в следующей записке. Бери десятку, пока я не передумал. 
Смирнова-Россет: я поговорю с государем. 
Натали Pouchkine: а я тебе в личку написала.
Смирнова-Россет: сама такая. 
Чаадаев: кстати, господа, вы слыхали про новую парижскую моду? Poliamorie. 
Смирнова-Россет: что? Уже без кринолина? Я догадывалась. 
Чаадаев: мы отстаём все сильнее. В крови у нас есть нечто, отвергающее всякой прогресс.
Натали Pouchkine: Петр Яковлевич, сделайте милость, объясните же в двух словах. Умираю от нетерпения! Мне, право же, теперь совершенно недосуг гуглировать - платье принесли. 
Чаадаев: мы стоим как бы вне времени, всемирное воспитание человеческого рода на нас не распространилос! 
Смирнова-Россет: ах да оставьте же ваш либерализм, Петр Яковлевич. Расскажите просто. Что это? Ну не томите ж!
Чаадаев: все наше участие в общем движении человеческого разума сводится с слепому, поверхностному, очень часто бестолковому подражанию другим народам. 
Бенкендорф: господин Чаадаев, а вы до****елись. Я уже сделал распоряжение, вам сегодня же вечером отключат провода. Развели тут сепаратизм. Скрин государю отправлен. 
Натали Pouchkine: Петр Андреич, милый, может, Вы слыхали про эту poliamorie? Видите, Пётр Яковлевич сел на свой конек и не в состоянии спуститься.  А я, право, сгораю от нетерпения! 
Кн. Вяземский: если позволите, Mesdames, poliamorie это возможность любить сразу нескольких, причем обоими супругами, да так, что оба знают и приветствуют. 
Пушкин, поэт: то есть в нумера в Париже уже не ездят? 
Денис Васильевич Давыдов: люби, Адель, не знай печали. Хориты, Лель в тебя кончали...
Смирнова-Россет: Денис Васильич, подите прочь! Пфуй! Как же вы несносны.
Чаадаев: Александр Сергеич, нет же. Вообрази, можно иметь несколько жен и любить их всех одинаково, но и им позволительно иметь по нескольку, так сказать, супругов. Ревность у них запрещена, все заботятся друг о друге совершенно на равных. Лет через двести и до нас докатится. Азия!
Натали Pouchkine: ад какой. А что же приданое? Кому? И дети, pardonnez moi, от кого? Уж не faux ли? 
Пушкин, поэт: воистину faux. Даже фо-фо. Верим во всякую чушь, право. Петр Яковлевич, у тебя есть пруфы? Пруф в залу! 
Чаадаев: ну, сведения сии поступили от людей, коим я имею все основания доверять. Пожалуй, держу пари, что это так. 
Денис Васильевич Давыдов: однако фо. Враки, одним словом. Не верю, как сказал... хм, а кто это сказал? Надо бы погуглировать. 
Иван, крутитель: барин, ни могу больше крутить, ни извольте гневаца. Серце калотит, руки дражат. Прикажити сминить. Фсе, падаю
Смирнова-Россет: так-с. У Пушкиных, похоже, тырнет вырубило. 
Кн. Вяземский: ну хоть покушает поэт. Кстати, обращаюсь ко всем присутствующим дамам и господам: вы поставили амур Гоголю? Там у него в альбоме приглашение на читку его новой пиесы, не припомню точно названья, вроде бы Ревизор. 
Чаадаев: быть может, Ревизорро? 
Смирнова-Россет: фи, Петр Яковлевич, вы разве смотрите телевизион? От вас не ожидала никак. Mauvais ton, однако.
Чаадаев: боже правый, что за страна. Ничему не верят, телевизион не смотрят. Вы, наверное, и про отречение не слыхали ничего?
Кн. Вяземский: какое отречение? Государя? Чаадаев, ты, право же, гонишь. 
Смирнова-Россет: ору под ломберным столиком. Петр Яковлевич, батюшка, вы сделали мой день. Вот уж faux так faux! Ах, будто первое апреля у нас сегодня. Пойду фрейлин разыграю на всех ветках.
Бенкендорф: а следовало бы знать, господа, что государь наш отрекается после рождества от престола. Назначат временное правительство. Первым министром будет барон Акакий Путин. В январе присягу даю. Вы уже поставили амур его альбому? Очень советую все дагерротипы проамурить хорошенько, оно всегда полезно. А ценсура ни в коем случае не отменяется, так что радоваться вам нечего. 
Денис Васильевич Давыдов: охуеть.
Georges D'Antеs: Monsieur Pouchkine, я любить твой жена. 
Пушкин, поэт: дружище, сделай милость, завали, а. Я не для тебя тут педали кручу. Господа, я знал! Я предчувствовал. Настанет день, взойдёт она, звезда пленительного счастья. И, вот видите, взошла же! Но, ежели с другой стороны глянуть, как же Россия без государя? И потом, кто теперь мои долги отдавать будет? Путин?
Чаадаев: туго совесть вылезала, долго корчился барон, и подтер премьер Акакий конституцией свой трон. 
Бенкендорф: господин Чаадаев, я вас задушу собственными руками. Как же вы задрали. Вам все не нравится. Чемодан вокзал Париж! 
Натали Pouchkine: а танцы не запретят? 
Вам понравилось? +14

Рекомендуем:

Поэт

Как известно

Не мой Пушкин

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

6 комментариев

+ -
+5
Татьяна Шувалова Онлайн 13 января 2019 18:12
Потрясающе!!)
Автор,Браво!))
+ -
+5
Psychopsis Офлайн 13 января 2019 22:24
При прочтении каждый раз находила, что то новое и смеялась в голос. Снимаю à la Bolivar. Большое спасибо.
З.Ы. При прочтении не пейте кофе, изгваздаете(смешное слово) монитор :)
+ -
+4
Александр В. Офлайн 13 января 2019 22:46
Автор,снимаю шляпу!
+ -
+5
shurshik Офлайн 14 января 2019 00:19
прелестно ;)
Карина
+ -
+3
Карина 14 января 2019 07:08
Автору 500 амуров))
+ -
+5
Stas Berg Офлайн 14 января 2019 13:49
Подняли настроение,Благодарю!
Наверх