Александр Голенко

Берег надежды

Аннотация
На земле есть места, куда с годами тянет вернуться, тем более туда, где встретил первую любовь.

1.
Илька бежал среди белых дюн всё дальше и дальше. Он уже не боялся, что его накажут за своевольную отлучку. Но сейчас это было неважно. От слёз перед глазами всё расплывалось и старый маяк, показавшийся вдали, выглядел великаном. Немногие из интерната, где жил Илья, позволяли себе уходить так далеко без разрешения. В следующую минуту он упал на песок и закрыл глаза. Он не мог смириться с тем, что Лёньки Исаева больше не будет рядом.
Медленно поднявшись, он посидел на песке обняв колени, не стряхнув с лица песок. Так не хотелось возвращаться туда, где нет любимого друга и видеть заправленную его постель.
* * *

Илья подходил к интернату. Из ворот выбежали ребята с криками:
- Гейка, ты куда пропал? Мы тебя обыскались. Хорошо, что директор в район уехал, а то тебе попало бы. Повар тётя Даша велела, когда ты придёшь, чтобы шёл на кухню. Она тебе оставила суп и компот.
- Спасибо ребята,- ответил Илья и молча пошёл в столовую.
- Гейка, ты чего на обеде не был? - спросила тётя Даша, не дав ему ответить. - Иди умойся, у тебя песок на лице.
После запоздалого обеда Илья отправился в кочегарку, где он часто бывал с Лёнькой. Навстречу вышел истопник старый Эдгар.
- А, Гейка? Проходи, садись. Странное у тебя имя Гейка.
- Дядя Эдгар, это не имя, а фамилия такая Гейко, а имя Илья. Это пацаны меня прозвали Гейкой.
- Но ты, надеюсь, не обижаешься за то, что и я тебя так называю?
- Нет, что вы, наоборот.
- Я слышал друга твоего забрали?
- Да, сегодня утром на военном катере увезли. Лёнька сказал, что его в Германию к отцу отправят. Сейчас появилась такая возможность. Я читал письмо его отца, он у него военный атташе.
- Я заметил, что ты расстроен. Тяжело расставаться с другом. Нужно смириться с обстоятельствами,- вздохнул старый Эдгар и добавил:
- Давай чай сообразим.
В кочегарке было тепло, пахло коксом. Время от времени старый Эдгар открывал люк топки и подбрасывал уголь.
* * *

Илька помнил тот день, когда в класс вошёл капитан третьего ранга с базы ВМФ и завёл новичка.
- Здравствуйте, ребята.
Класс, гремя крышками парт, встал.
- Садитесь, - сказала учительница русского языка.
- Познакомьтесь, это ваш новый ученик Исаев Леонид, прошу любить и жаловать,- с улыбкой отрапортовал капитан. Потом в класс заглянул директор и они ушли. Новенького посадили с Ильёй за одну парту.
Лёнька проявил себя самым примерным учеником в интернате. Он делал всё так, как надо. Его форма отличалась необыкновенной опрятностью. По всем предметам он получал пятёрки. Казалось, что он зарабатывал их с такой лёгкостью. Учительница немецкого языка восхищалась Лёнькой:
- Леонид, откуда у тебя такое хорошее произношение?
- У меня папа военный переводчик, он и занимался со мной.
- Побольше б мне таких учеников.
Лёнька никому не давал списывать на контрольных, но никогда не отказывал в помощи решить задачи. И только для Ильи он делал исключение.
Его никогда не дразнили и не лупили. С первого дня Лёнька завоевал авторитет. Видно было, что он из военной семьи. В нём просматривалась выправка и обязательность во всём. Не стоит говорить, что все девчонки в классе за ним убивались.
Раз в месяц Лёньку навещал лейтенант с базы.
* * *

В интернате жили дети рыбаков из близлежащих посёлков и детдомовские. По воскресеньям интернат бывает пустым. Все ребята уезжали к родителям, оставались только детдомовские. В такие дни Лёнька и Илья уходили на маяк к смотрителю Сан Санычу или проводили время в кочегарке у Эдгара. Мальчиков везде принимали радушно и старались угостить чем-то вкусненьким. Сан Саныч позволял ребятам взбираться на верхнюю площадку маяка. С каким упоением они смотрели в бинокль на море, в его открытую даль, а с моря веяло свежестью.
- Гейка, смотри вон... корабль,- обращался к Ильюшке Лёнька, передавая бинокль.
Время от времени морскую гладь разрезал сторожевой катер. Потом ребята сидели с Сан Санычем, слушали радио и пили чай с пирогами, а старый моряк приговаривал:
- Угощайтесь, старуха моя напекла.
А какими интересными были рассказы Сан Саныча о войне.
- Ребята, сегодня можете побыть у меня подольше. Из базы должны привезти новые аккумуляторы для радиостанции и я попрошу подвезти вас к интернату.
Море взбивалось в пену у береговых скал. Друзья сидели на скале, бросая камешки в воду.
- Мальчики, машина пришла!- услышали они голос Сан Саныча.
- Пошли, Гейка, нам пора,- сказал Лёнька, положив руку на плечо друга.
* * *

В интернатском жилом корпусе горел свет, когда зелёный газик подвёз ребят. Спальные комнаты для мальчиков располагались на втором этаже. В спальне для старшеклассников стояли двенадцать кроватей. Лёнькина кровать у окна, а рядом Ильи. Ещё в первый день своего появления в интернате, Лёнька попросил Илью поменяться местами. Войдя в спальню, они увидели одного подростка расстилавшего постель. Это был Вовка, щуплый мальчик с серыми глазами и очень любопытный.
- Пацаны, а вы где были?- спросил он.
- А тебе какое дело?- фыркнул Илья.
- Да я так просто,- ответил Вовка и укрылся с головой.
В спальню вошла дежурная воспитатель.
- Ребята, укладывайтесь, я гашу свет.
Наконец всё стихло. Илья долго вслушивался в ночь, вспоминая своих родителей. Картинки детства всплывали одними и теми же обрывками прошлого. И никакая фантазия ничего не могла изменить и прибавить.
- Гейка... Гейка...,- услышав шёпот Лёньки, он перевернулся на бок в его сторону.
- Чего тебе?
- Ты не спишь?
- Нет...
- Перелазь ко мне...
Скрипнула кровать и Илья на цыпочках перебрался к Лёньке под одеяло. Ему так хорошо и тепло было в объятиях Лёньки. Он взял его лицо в свои ладони и нежно поцеловал в губы, не осознавая зачем это сделал. Но от этого по всему телу пробежала сладкая истома. Сейчас в эти минуты Лёнька был для него самым родным и близким человеком. Он наклонился над ним и, обняв, крепко прижался, словно для того, чтобы запомнить тепло и аромат его тела.
Лёнька улыбнулся, чувствуя, что позволяет себе перейти грань дозволенного и от этого ночь наполнялась новыми красками. Они соприкасались телами, даря друг другу мальчишеское счастье.
* * *

2.
Илья проснулся от того, что его тормошили.
- Гейка, просыпайся, уже утро.
Он протёр глаза и перелез в свою холодную постель. Вошла воспитатель.
- Ребята, просыпаемся и приводим себя в порядок.
Лёнька заправлял постель, где ещё несколько минут назад простыни были тёплыми от их тел.
* * *

По понедельникам первым уроком была география. Лёнька с Ильёй втихаря играли в "морской бой", не обращая внимания на голос преподавателя. Только на уроках Анны Сергеевны ребята могли позволить себе заниматься посторонним делом, зная её лёгкий характер и ненавязчивую искренность. Отвлекаясь от игры, Илья пытался припомнить свои сновидения, но не мог. И только по охватившей его лёгкости, по беспричинной радости, переполнявшей его, догадывался, что сон был великолепным, радостным и светлым. Он проснулся сегодня счастливым, как никогда.
- Гейко, ты чего улыбаешься? Я что рассказываю что-то смешное?
- Извините, Анна Сергеевна.
- Иди к доске и покажи нам на карте Гибралтарский пролив.
Илья подошёл, взял указку и ткнул в карту.
- Хорошо, Илья, садись на место,- одобрила географичка.
Когда Илья сел, Лёнька под партой похлопал его по коленке. На переменке он подошёл к другу:
- Гейка, а ты молодец, не спалился,- сказал Лёнька и улыбнулся своей очаровательной улыбкой. Гейке показалось, что сейчас он воспринимает мир не совсем так, как остальные люди. Рядом был любимый друг и от этого интернатовская жизнь наполнялась смыслом.
* * *

Директор интерната вызвал в кабинет завуча.
- Нина Ивановна, проходите, присаживайтесь.
- Здравствуйте, Михаил Иванович.
- Я вызвал вас вот по какому поводу. Наши шефы с военно-морской базы привели к нам ученика Исаева Леонида. Меня предупредили, что это особенный мальчик и кроме знаний он должен получать всё самое лучшее. И не дай бог с ним что-то случится. Что вы можете сказать по этому поводу?
- Михал Иваныч, за этот месяц, что он у нас находится, я могу сказать одно: таких учеников в нашем интернате ещё не было. Учится отлично, поведение примерное. Историю у меня он знает лучше всех.
- Скажите, а с кем он дружит? Мы должны оградить его от дурного влияния.
- Ну, на сколько мне известно, он дружит с Гейко Ильёй. Илья не плохой ученик, единственно, что детдомовский.
- Откуда он к нам попал?
- Я посмотрю его дело, по моему из Оренбурга.
- Я вас попрошу связаться с этим детдомом и попросить на него характеристику.
- Хорошо, Михаил Иванович. Я знаю, что он из хорошей семьи: отец его офицер, погиб в Потсдаме, а мама умерла от рака.
- Вы меня немного успокоили. А то этот лейтенант из "особого отдела" постоянно интересуется.
- Я думаю, что это не тот случай,- возразила завуч,- Лёня хороший мальчик и теперь я буду к нему повнимательней.
- Спасибо вам, Нина Ивановна, можете быть свободна. Только... о нашем разговоре...
- Я поняла,- не дала договорить завуч.
- И ещё, шефы приглашают наших учащихся к себе на экскурсию. В пятницу сделаем сокращённые уроки и отвезём ребят на базу. Пусть ознакомятся с жизнью и бытом военных моряков. Побывают на боевом корабле.
* * *

Спальня мальчиков наполнена лунным светом, проникающим сквозь широкое окно. Лёнька, заложив руки за голову, смотрит на луну. Мальчики спят.
Илья встал с постели и сел на кровать Лёньки.
- Лёш, а что ты сегодня искал в библиотеке?
- Я нашёл схему детекторного приёмника. Нужна катушка медного провода, полупроводниковый диод и наушник. Если мы всё это достанем, то сможем слушать с тобой радио.
- Вот здорово,- выразил восторг Илья.
Лёнька провёл ладонью по спине друга, вызывая волну восторга по телу.
- Гейка, если бы мне предложили отправиться в рай, я отказался бы: лучше остаться здесь с тобой.
- Правда?
- Конечно. Я хочу, чтобы ты это знал.
Они никогда не уставали друг от друга, их любовь была магическим магнитом.
Утро началось необычайно радостно. Едва они открыли глаза, их охватило предвкушение чего-то чудесного, что всю ночь сторожило их, вот тут у кровати, дожидаясь пробуждения.
* * *

3.
Наступили тёплые майские дни.
Сданы экзамены и интернат готовился к выпускному балу. В который день шла репетиция художественной самодеятельности на сцене актового зала. В зрительских креслах сидели: директор, завуч и учитель музыки. Хлопнула дверь. Илья из-за кулис выглянул в зал. Между рядов шёл знакомый лейтенант с базы в направлении директора. Он что-то шепнул ему на ухо и директор с ним вышел. Нехорошее предчувствие охватило Илью. Вернувшись в зал, директор позвал Лёньку в кабинет.
Завершив репетицию, Илья помчался в учебный корпус. Подойдя к кабинету директора, стал прислушиваться. Через минуту в двери показался Лёнька.
- Лёнь, что случилось?
- Понимаешь, Гейка, через два дня меня увозят.
- Как увозят?
Лёнька протянул письмо отца с сургучовыми штемпелями.
- Там всё написано. Лейтенант сказал Михал Иванычу, чтобы через два дня были готовы мои документы.
Внутри у Гейки что-то оборвалось. Он знал, что придётся расставаться, но, что так скоро...
- Давай завтра отпросимся на маяк, хочу с Санычем попрощаться.
Илья стоял как вкопанный. Эта фраза Лёнькина так и осталась висеть в воздухе.
* * *

Промозглый воздух студил тела мальчишек, воровато забираясь под одежду. Лёнька с Ильёй резко оборачивались при малейшем шорохе. Перед ними, наконец, появились уродливые осколки скалы, торчащие из воды. Закоченевшие мышцы слушались неохотно. Время остановилось. Илье показалось, будто не было в его жизни ничего: ни детства, ни интерната. Только слепящий свет белой луны, холод, непослушное тело, тихий плеск волны и песок под ногами. Ещё вечером после ужина друзья условились закопать бутылку под скалой, в которой запечатана записка с клятвой-"вернуться на это место через десять лет".
- Гейка, всё, дальше не пойдём-там вода подходит прямо к обрыву. От этого валуна делаем десять шагов в сторону маяка и закапываем. Один, два, три...,-
Лёнька отсчитывал шаги. Когда бутылка была закопана, он посмотрел на Илью и сказал:
- Всё, Гейка, надеюсь мы с тобой никогда не забудем это место...
Илья смотрел на друга, а комок в горле не дал ему ничего сказать, произвольно слёзы подкатили к глазам.
- Гейка, милый Гейка, как же я буду без тебя? Лёнька обнял друга и дал волю чувствам.

Когда ребята вернулись в спальный корпус, все уже спали. Тихо не включая свет, они присели на кровати друг против друга.
- Лёнь, о чём ты думаешь?- прошептал Илья.
- О тебе. Иди ко мне. Он притянул его к себе и коснулся губами его губ. Илька почувствовал. что завтра для них наступит новая жизнь. Ничего не говоря, он накрыл Лёнькино лицо поцелуями, ощущая солоноватый привкус слёз. Казалось, что все чувства, которые томились под спудом весь этот год, вырвались на свободу. Его тело реагировало на ласки Лёньки и с этим ничего нельзя было поделать.

Над морем проступал рассвет. Свет приходил как-будто из воды, поднимался, искрился, всплывая на поверхность и рассеивался в небесном пространстве, скользя по недвижным дюнам, цепляясь за стебли сухих прошлогодних трав, и приводил в трепет утренний воздух.

4.
После завтрака весь класс вышел проводить Лёньку Исаева к пирсу. Директор, с папкой в руке, поторапливал ребят:
- Давайте скорее, люди военные не могут вас ждать.
Лёнька с Ильёй шли позади группы.
- Ты чего на завтрак не ходил?- спросил Лёнька.
- Что-то нет аппетита...,- промямлил Илья.
- Гейка, мы так и не успели сходить к Санычу. Ты, при случае, передай ему привет.
- Ладно...- Илья снова замолчал.
- Ты куда решил поступать?- нарушил паузу Лёнька.
- В Ленинград поеду. У меня льгота-вне конкурса.
- Красивый город. Мы с отцом были в Ленинграде, но я тогда ещё малой был.
Снова наступила пауза.
Слева к пирсу пришвартован сторожевой катер. Ребята у трапа прощаются с Лёнькой. Илья стоит в стороне и наблюдает. Директор передаёт папку офицеру и жмёт руку Лёньке. Лёнька глазами ищет Илью. Увидев друга, отходит от толпы в направлении к Илье. Друзья обнимаются, не обращая ни на кого внимания. Илья неуклюже целует друга куда-то в ухо. Лёнька шепчет:
- Гейка, я тебя никогда не забуду. Я не прощаюсь, а говорю пока. Не забудь наш уговор: встретиться здесь через десять лет.
- Не забуду,- глядя в глаза Лёньке, ответил Илья, пытаясь запомнить дорогие черты лица.
Катер, набирая скорость, отходит от пирса в направлении базы ВМФ.
* * *

- Дядя Эдгар, скоро отбой, мне пора идти в корпус.
- Ну давай, Гейка, не забывай старика, заходи,- ответил старый Эдгар, провожая Илью к выходу из кочегарки.
- Не забуду,- ответил Илья.

Разбирая постель, Илья нашёл под подушкой двойной лист школьной тетради, свёрнутый вчетверо. Он присел на кровать и развернул письмо. В глаза бросился красивый калиграфический почерк Лёньки.
"Милый, Гейка. Когда ты будешь читать это письмо, я уже наверное буду в самолёте с дипломатической почтой. Я многое не успел тебе сказать, но так рад, что судьбе было угодно свести нас.
После того, как умерла бабушка, а в нашу ведомственную квартиру вселили какого-то полковника КГБ , меня отправили в интернат. Здесь я встретил тебя. Ты был не только другом, ты стал для меня семьёй..."
Илька сел на Лёнькину кровать у окна. За окном густая темнота. Она такая плотная, что её, кажется. можно щупать пальцами. Ещё прошлой ночью они с Лёнькой смотрели на полную луну, окружённую радужным ореолом. Илья продолжил читать письмо:
"... спасибо тебе, Гейка, я был счастлив здесь. Помнишь, я признался, что люблю тебя, а ты сказал, что это пройдёт. Ты был неправ. "Это" не прошло и теперь. Мне радостно вспоминать о тебе.
А помнишь, как холодными зимними ночами, мы слушали радио "Маяк" на детекторный приёмник, накрывшись одеялом, когда все спали? Ты найдёшь его в мыльнице, в верхнем ящике тумбочки. Остальное при встрече. Твой Лёнька."
* * *

Илья поглощал свою утреннюю порцию кофе и методично пролистывал рекламные газеты. Эти пёстрые страницы пачкали пальцы свежей типографской краской. Ему приходилось контролировать обязательное расходование средств, выделенных на рекламную кампанию в прессе, которую необходимо довести до потенциального потребителя.
Вошла секретарь.
- Илья Владимирович, возьмите трубку, Рига на проводе.
"Странно, в Риге у нас нет филиала",- промелькнула мысль.
- Я слушаю,- подняв трубку, ответил Илья.
- Гейка, привет!- радостно сказал мужской голос.
Что-то отдалённо-знакомое показалось в этом голосе.
- Лёнька, ты?
- Узнал, чертяка.
- Как ты меня нашёл?
- Друзья отца из "конторы" помогли. Для них это пара пустяков.
- Понятно. Ты, что в Риге?
- Да, Ильюха. Я с женой и сыном живу в Риге. Служу офицером правительственной связи. Звоню тебе по "выделенке". Закончил "дзержинку" и пошёл по стопам отца. Ты не забыл какое завтра число?
- Двадцать пятое мая,- ответил Илья.
- Гейка, Гейка..., завтра ровно десять лет, как мы расстались. Пора откупорить бутылку в нашей бухте.
- Лёнь, как я рад, что ты меня нашёл. Встречай меня в Риге. Я перезвоню-на какой рейс возьму билет.
- Давай, до встречи.
Илья положил трубку. Все дела отошли на второй план. "Как же я забыл о нашем договоре. Всё время помнил, а тут забыл. Лёнька, скоро я тебя увижу." Он встал и вышел из кабинета.
- Лариса Ивановна,- обратился Илья к секретарше.- Закажите мне билет на самолёт на сегодня до Риги.
- Хорошо, Илья Владимирович.
- И ещё-если позвонят с телевидения, я буду в понедельник.

В пять часов вечера Илья уже был в аэропорту. В белой спортивной куртке, чёрной футболке и белых кроссовках, он был похож на спортсмена, улетающего на соревнования. Он поймал себя на мысли, что давно не был в отпуске.
В салоне самолёта он старался думать о Лёньке, вспоминая всё, что было между ними. Где-то в глубине души прочно жила уверенность, что всё, что связанно с Лёнькой, необычайно ярко, радужно, не как у всех. Вспоминались отрывочные картинки, словно слайды, вырезанные из общей ленты-его улыбка, взгляд, жест и он знал, чувствовал, что это для него лучшее, самое дорогое...


Эпилог.
Лёнька осторожно трогает белые клавиши. Потом садится и начинает играть Шуберта. Не мечта о счастье, а само счастье врывается в эту тихую комнату. Трещат дрова в камине, отступают все заботы, забывается одиночество.
Илья у камина перечитывает копии документов. Потом медленно поднимает взгляд на Лёньку.
- Лёнь, откуда у тебя эти документы?
- Когда отец был жив, я попросил его достать сведения о твоём отце. Он очень рисковал, обращаясь к другу с просьбой. Человека, который сделал эти копии, уже нет. Эти документы хранились в ячейке банка. Если ты всё прочитал, брось их в камин.
Он встал, подошёл к другу и положил руку на плечо. Илья ещё раз пробегая по страницам, поочерёдно бросал их в огонь.
- Лёнь, как ты думаешь, гибель отца случайность или его убрали?
- Я могу сказать только одно - "контора" ошибок не прощает. Мне отец рассказывал, что была найдена перевёрнутой машина с дипломатическими номерами на тридцать втором километре от Потсдама. Чтобы избежать скандала, дело представили, как несчастный случай.
Илья замолчал. Лёнька налил коньяка и поднёс другу.
- Я надеялся, что однажды случится чудо и я снова смогу обнять тебя. Давай выпьем не чокаясь.
Илья выпив коньяк, поставил бокал на камин.
- Лёнь, когда я выпустил тебя из объятий там на пирсе, меня охватило опустошающее ощущение потери. Ты снился мне каждую ночь.
- Гейка, Гейка... ты привнёс в мою жизнь счастье.
Перед ним снова был тот же Лёнька, которого он помнил. В нём даже проявилось что-то мальчишеское. По всему телу Ильи прокатилась знакомая волна. Что же, как не судьба, таким причудливым образом свело их вместе?
- Ты всё такой же Гейка-романтик.
Его взгляд скользнул по нему, словно ласковые руки по телу, а затем заглянул в глаза, будто искал в них ключи от рая. Только теперь Илья понял: в их отношениях ничего не изменилось. Их связывала какая-то сокровенная радость.
Время исчезло. Как будто рухнула неосязаемая грань. Лёнька притянул друга в объятия, прикасаясь губами к глазам, щекам, открытому рту.
- Теперь ты знаешь, как я тебя люблю.
- Я всегда это знал,- ответил Илья.
- Как хорошо держать тебя вот так, в объятиях,- шептал Лёнька. - Ты заставляешь меня чувствовать себя лучшим в мире любовником.
- Ты и есть лучший в мире.
- Если б не коньяк, я бы тебя чем угодно заговорил, но в конце стащил бы с тебя джинсы.
- Ты полагаешь, мы могли бы заняться любовью сквозь них?
Лёнька улыбнулся и не стал его разубеждать. Он помнил безмятежно-счастливые дни, проведенные с ним на полуострове, на этом крошечном кусочке рая, среди дюн и старого маяка. Память об этом чудесном времени делала его теперешнее положение особенно счастливым.

На другой день автомобиль уносил друзей к туманному побережью.

* * *

© Copyright: Александр Голенко, 2009
Свидетельство о публикации №209102001075

Вам понравилось? +26

Рекомендуем:

Песок

Я знаю, кто вы такой

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

3 комментария

+ -
+3
Татьяна Шувалова Онлайн 10 апреля 2019 19:35
Александр,с возвращением!)
+ -
+5
Александр В. Офлайн 10 апреля 2019 19:55
Читая,приготовился к "и никогда они не встретились",
а тут ХЭ!
Автор,спасибо)
+ -
+2
Александр Голенко Офлайн 10 апреля 2019 20:55
Цитата: Татьяна Шувалова
Александр,с возвращением!)

Спасибо, Татьяна, очень приятно.
Наверх