Дмитрий Савельев

Другой мир

Аннотация
Во исполнение ст. 6.21 КоАП РФ 18+

Я умер? Это рай? Или ад? Или я всё ещё жив, просто нахожусь в каком-то непонятном месте... Может, это просто бред? Последнее, что я помню - это переезжающий меня грузовик...


Во исполнение ст. 6.21 КоАП РФ 18+


ОТ АВТОРА


Автор не претендует на высокую оценку нижеприведённой истории и лишь скромно надеется, что каждый найдёт в ней что-то своё.


ПРОЛОГ


- Беги! - раздавались крики сзади. Я и бежал. А что ещё остаётся делать, когда весь мир против тебя? Когда каждое необдуманное слово, каждый необдуманный жест, каждый не туда направленный взгляд могут послужить поводом для одноклассников в очередной раз поиздеваться над тобой. Страх. Вечный страх с которым каждое утро я уходил в школу и проблески радости, с которыми я уходил из неё, понимая, что на следующий день всё повторится. Привычка? Наверно... Единственная цель - выжить! Знания? Ну, если удастся... Как результат – постоянные неудовлетворительные отметки. И не сказать, что учиться я не хотел - просто не давали. Я оглянулся на своих преследователей и не заметил, едущий прямо на меня грузовик, а когда посмотрел на него, было уже поздно.


- Он жив? - Тоня склонилась над телом ровесника.

- Откуда я знаю? - ответил стоящий рядом с ней Марк.

- А что, если это Предвечный? - вопросил Николай.

- Не мели чушь! - ответила ему Лариса.

- Он дышит, - заметил Боря.

- Выживет ли? - не удержался от вопроса Никита.

Мальчик открыл глаза, обвёл невидящим взглядом склонившихся над ним ровесников, вздрогнул, закрыл глаза, и как-то сжался. Стоявшие над ним подростки недоумённо воззрились на него.

- Тебя как зовут? - спросил Лёша.

Мальчик лишь сильнее сжался.


ГЛАВА 1


Я открыл глаза, и увиденное мне крайне не понравилось. Надо мной стояли одношкольники. Нет, не одноклассники, а именно одношкольники, ибо в моём классе их не было. Это было последним, о чём я подумал, прежде чем испугаться. Я зарыл глаза и приготовился к тому, что меня будут бить. Краем сознания услышал:

- Тебя как зовут?

Вопроса, заданного невероятно спокойным голосом я испугался ещё больше, и постарался стать как можно более незаметным, как будто вообще в моей ситуации можно было стать незаметным.

- Он же боится нас! - донёсся до меня другой голос.

- Ну вот, а ты говорил, Предвечный! - фыркнула какая-то девочка, - Предвечный не может бояться!

- Как тебя зовут? - снова спросили меня, - Я Никита, а это - мальчик поочерёдно указал рукой не ребят, - Марк, Николай, Боря, Тоня и Лариса. Не надо нас бояться, мы не причиним тебе вреда.

- Дима, - ответил я нехотя. Обещанию не причинять вреда я, разумеется, не поверил ни на грош.

- Как ты сюда попал? - спросил Никита.

- Не знаю. Я бежал, а потом увидел грузовик, он меня сбил, и я тут. Это рай?

- Что такое рай? - прилетел мне в ответ хор нестройных голосов.

- Это место, куда попадают после смерти, - ответил я.

- Что за глупости! - фыркнула Лариса, - После смерти наступает новая жизнь! Как ты можешь этого не знать? Ведь отголоски прошлых жизней мы храним в памяти вечно!

Я сел.

- Чего? - только и смог сказать я.


Как оказалось, я попал в весьма странное место, под названием Трумения. Из того, что я узнал от на удивление не злобных своих ровесников можно было сделать вывод, что это другой мир. Или прошлое. Только одного я никак не мог понять, почему они так доброжелательны ко мне. Не только приютили, но и собственно, помогли добраться до моего, надеюсь, временного приюта, которым оказался... соломенный шалаш огромных размеров. Такого я не ожидал.

- Это что? - спросил я, борясь с оцепенением.

- Дом! - ответил мне Николай.

- Дом? - переспросил я с ноткой иронии.

- Дом, - подтвердила Тоня, - для тех, кто учится.

- Учится?

- Ну да. Теперь ты будешь учиться с нами, - сказал Марк

- Чего? - не понял я.

- Все кто каким-либо образом попадают сюда - учатся! - разъяснил так, словно последнему идиоту, Никита. Впрочем, я и был идиотом, ибо совершенно ничего не понял.

- Попадают? - переспросил я. - Как?

- А как ты, - ответила мне Тоня.

Тем временем мы вошли в... шалаш? В дом?

- Ужинать будешь? - спросил меня Никита.

- Да, - просто ответил я.

- Учи-и-и-итель! - заорал как раз у меня над ухом Николай, - У нас новенький!!!

- Чего кричишь? - спросили сзади меня, - Я не глухой.

Обернувшись, я увидел парня лет двадцати, вооружённого мечом и цепом. "Тихо шифером шурша крыша съехало давно" - промелькнула у меня мысль.

- Шокирован? - спросил он.

- Ты учитель? - ну не мог я к нему на вы обратиться, никак не мог!

Хищная улыбка была мне ответом. Боже, куда я попал?

- Сегодня ужин тебе будет, но в будущем всё будет зависеть от того, насколько хорошо ты будешь усваивать уроки, - сказал парень и хищно облизнулся.

Ой, что-то мне это совсем не нравится.

- А пока поговорим о твоей специализации. Выбрать ты можешь только один раз, пути назад уже не будет, - продолжил он.

- Я могу отказаться от обучения? - спросил я, и в следующий момент неизвестно откуда возникший в руке учителя нож неизвестно как оказался приставлен к моему горлу.

- Можешь! - сказал он. - В этом случае ты умрёшь. Нет ничего хуже неконтролируемого пришедшего!

- Я буду обучаться, - прохрипел я, осторожно отодвигая нож от своего горла, - Так что там по специализации?


На следующее утро на рассвете где-то у меня под ухом прозвучал гонг. Я подпрыгнул на выделенном мне месте, которое представляло из себя лежанку из соломы, и чуть не прошиб головой потолок в соломенном же шалаше.

- Это что? - спросил я у уже вставших, одевшихся, и, приготовившихся выбежать из шалаша ребят.

- Быстрее давай! - крикнул мне Николай.

Пока в мой заспанный мозг доходил смысл слов, сказанных им, шалаш запылал. Матерясь в голос, я выскочил из него, не успев одеться, и увидел бегущих вдалеке ребят. Может кто-нибудь объяснит, что здесь происходит? Сзади меня больно стеганули... хлыстом?

- Что  встал? Двадцать кругов по Большой тропке! Догнать своих! Немедленно! - раздался сзади голос учителя.

Я на мгновенье замешкался, но рядом со мной раздался удар хлыста, и я сорвался с места. Надо ли говорить, что "своих" я так и не догнал, а на третьем круге перешёл с бега на ходьбу, а потом и вовсе просто пополз.

- Хватит! - сжалился надо мной Учитель.

Я дополз до своих, те стояли, даже не запыхавшись. Учитель стоял перед нами и глядел на меня, словно на сорняк среди роз. Я поёжился под его взглядом.

- Дима! За промедление перед утренней пробежкой на тебе восстановление сгоревшего дома. Вместо завтрака, - сказал он.

Э... Чего?

- У тебя тридцать минут. Не успеешь во время завтрака, продолжишь во время обеда.

- Но я же не умею!! - попробовал было возмутиться я.

- Вот и научишься! - радостно ответил мне садист, которого местные по недоумению называли Учителем.


За время завтрака я, разумеется, не успел. И за время обеда тоже. И за время ужина. Не ел я уже почти неделю, но всё же строительство "дома" подходило к концу, и я с нетерпением ждал, когда смогу хоть что-то положить в рот. Прошедшая в этом месте неделя могла бы показаться мне адом, если бы не воспоминания о школе... Каждодневная утренняя пробежка на рассвете, затем стройка шалаша, обучение стрельбе из лука, упражнения со снарядами, уроки фехтования, стройка шалаша, обучение магии, снова уроки фехтования, вечерняя разминка, стройка шалаша, стрельба из лука в темноте, фехтование в темноте, вечерняя пробежка в темноте, далеко за полночь отбой и подъём на рассвете... Но… здесь можно было не опасаться удара со спины от своих одноклассников. Это было непривычно, и... приятно.


Когда неделя голода прошла и я был допущен к столу меня едва не стошнило! Разве можно есть это? В первый день моего пребывания здесь еда была вполне нормальной, сейчас же зеленовато-белая вязкая масса грудой возвышалась на бумажной тарелке, рядом с ней лежали китайские палочки и живая - ЖИВАЯ!!! - букашка, больше всего похожая на миниатюрную летающую гусеницу, насаженная на шампур.

- Ничего, привыкнешь! - подбодрил меня Никита с аппетитом уплетая зеленоватую массу. - Это сделано из местных растений, на Земле такие не растут. Нас скоро тоже учить готовить будут. Тогда сам будешь готовить, что тебе нравится!

Переборов отвращение и взяв китайские палочки я потянулся к зелёной массе. В ответ на это зелёная масса потянулась к моим палочкам, смачно повисла на них и не желала отпускать. Меня вырвало. Прямо на то, что висело на моих палочках. Еда зачавкала и аппетитно поглотила извергнутое мной. Я оцепенел. Моя еда меня случайно съесть не желает? Увидевший всё это учитель торопливо закрыл стоящею предо мной тарелку другой тарелкой сверху.

- Обычно еда себя так не ведёт, - сказал он, глядя на меня. - Ты ей не понравился. Сильно не понравился! Она могла съесть тебя! Видимо, тебя придётся учить готовить раньше, чем я рассчитывал.


Уроки готовки оказались весьма занимательными. Самое главное было - не допустить, чтобы тебя съело то, что ты собрался приготовить. Пока у меня это получалось, но всё же есть свои кулинарные изделия я так и не смог, а потому по-прежнему голодал и просил Учителя научить меня охоте. Но каждый раз он отвечал отказом. Однажды я понял, что если не поем хоть чего-нибудь, загнусь от голода, но отвращение к еде, которую я готовил, было сильнее страха смерти. Ночью, когда все спали, я тайком выбрался из шалаша. Здесь стоит сказать, что за прошедший месяц я довольно сносно научился обращаться с холодным оружием, хоть и до профессионала мне было, как до Луны пешком, подтянул свою физическую подготовку, и научился ходить совершенно бесшумно в любой местности и оставаться незамеченным - в этом среди моих... одноклассников?.. мне не было равных. Даже Учитель не мог ходить настолько бесшумно! Иногда мне казалось, что он мне завидует...

Так вот, ночью я выбрался из дома, захватив с собой лук в надежде подстрелить какую-нибудь обитающую в здешних краях тварь. Я бесшумно пробрался в ближайший подлесок, прислушиваясь к каждому звуку, к каждому шороху и замер. Подумал, насколько же я глуп, если, даже не зная, что за твари обитают в этом мире, решил на них поохотиться. Когда я уже было решил вернуться назад, надо мной раздался шорох. Я поднял голову вверх. В свете полной луны был виден силуэт птицы и недолго думая, я выстрелил. Птица упала к моим ногам. Если бы было чем, то меня бы стошнило. Птица была размером с меня, имела голову дятла, куриные лапы, крылья орла, тело ворона и руки, похожие на человеческие, только покрытые перьями. Несмотря на отвращение в животе утробно заурчало, и я понял, что готов съесть даже это. Волоком я дотащил птицу до нашего лагеря и теперь передо мной стояла задача развести огонь так, чтобы никто не засёк. К счастью ветер дул по направлению от лагеря, а не к нему, поэтому осталось выбрать место, где огонь будет не виден...


* * *


- Что ты думаешь о новеньком? - спросил Учителя его наставник.

- Он справится, - ответил Учитель

- Да, обычно такие справляются. Им жизнь выбора не оставляет. Лузер, к тому же и двоечник. Побольше бы таких попадало к нам...

- Всех не вычислишь... Но нам нужны солдаты. Очень нужны солдаты. Война вот-вот начнётся, и если мы будем столь избирательны, то не сможем ответить миранам.

- К слову о миранах. Они вычилсли местонахождение нашей базы. В самое ближайшие время стоит ожидать атаки. - Наставник помолчал. - Возможно магической.

Учитель похолодел:

- Но это значит...

- Да, если ты плохо обучил этих шкетов, они погибнут.

- Но это же всего лишь дети! Может, стоит провести эвакуацию!? - спросил Учитель.

- Поздно, - ответил Наставник и отключился от интеркома.


* * *


Я с удовольствием уплетал за обе щеки мясо неизвестной мне птицы, как вдруг надо мной зажглись огни. А я и не знал, что в этом мире есть электричество. Бросив взгляд в сторону лагеря, я увидел идущих, словно во сне, своих одноклассников. Да они же спят! - с удивлением понял я. - И Учитель с ними. Что происходит!? Я кинулся к ним со всех ног. Световые нити, спускающиеся от ламп, светящихся в небе, тянулись к каждому их них. Кто-то управлял ими, словно куклами. Я попытался разбудить Учителя, но это оказалось бесполезно. Внезапно я обнаружил, что и ко мне тянутся такие же нити, но я был им неподвластен. А что, если?.. Нет, бред!.. Но кто мешает попробовать? Нити, тянущиеся ко мне, я перевесил на своих одноклассников, и попытался управлять ими. С трудом, словно кто-то мешал мне, это получилось. Я завёл их с Учителем обратно в дом, и оборвал нити, связывающие меня и с ними, и с лампами в небе.

- Что происходит? - спросил очнувшийся Учитель.

Я потерял сознание.


* * *


-Уходим! Быстро! - скомандовал капитан объединённой дивизии космофлота миранов.

- Рехнулся? - спросил его подчинённый.

- Смеешь перечить? - приговоры у миранов исполнялись быстро, капитан отрубил голову этому идиоту. Остальным же объяснил, - Там Предвечный!

На корабле наступила оглушительная тишина.

- Уходим! - повторил капитан.


ГЛАВА 2


Мне было холодно. Хотелось закутаться с головой в одеяло, но лень было пошевелиться. Голова раскалывалась на части. В моём сознании возникло бредовое видение, как мою голову по частям собирает Учитель.

- Он выживет? - спросил кто-то.

- А ты общалась когда-нибудь с Предвечным? Откуда я знаю!

Так, похоже, Предвечный - это я. И что это интересно значит? Нехотя я приоткрыл левый глаз и спросил:

- Что значит: "Предвечный"?

Ребята шарахнулись от меня в сторону, а учитель затрясся мелкой дрожью.

- Может мне кто-нибудь объяснить, что здесь происходит? - робко спросил я, открыв второй глаз.

Учитель вжался в стену, ребята побледнели, и только Николай сказал шёпотом, глядя на меня:

- Вы Предвечный!

- Хорошо, Дима, хорошо... Но, чёрт возьми, что это значит! - сорвался я на крик. По всей видимости, сделал я это зря, поскольку две девочки упали в обморок. - Кто такой этот Предвечный, и почему вы его все до дрожи в коленках боитесь?

- О, Великий, Вы же не можете этого не знать, - проблеял Учитель.

А я сошёл с ума! А я сошёл с ума! Ну, если ещё не сошёл, то скоро точно сойду. Сказал насколько мог спокойно и уверено:

- Если вы все так боитесь Предвечного, то это точно не я. Обычно боюсь я. Раньше боялся, в школе. И, пожалуйста, не обращайтесь ко мне на «вы» и не дразнитесь Предвечным.

Учитель икнул. Ну что мне им, "отомри" приказать что ли?

- Чем стоять, аки истуканы, расскажите лучше о Предвечном: кто и что он такое?

- О, Великий, Вы проверяете нас, - сказала Тоня, - Предвечный - это посланник из другого мира, призванный восстановить мир у нас. Предвечный мир...

- Тоня, ты явно что-то попутала. Не могу я быть Предвечным. Просто потому что не могу! Что я солдат, что ли какой, мир у вас восстанавливать? Я просто подросток, такой же, как и ты.

Учитель поперхнулся:

- Ну ты даёшь, "просто подросток"! - я уж думал он никогда на заговорит, - Просто подросток  не может снять путы миранов.

- Это ночные инопланетяшки, что ли? - уточнил я. Одноклассники переглянулись.


***


- Не-е-ет! – кричал Артём, когда его, крепко держа за руки, поволокли из машины куда-то в лес. Мальчик знал: это жертвоприношение богам секты, в которой оказались его родители. Они же и отдали своего сына на растерзание... Вспоминать было страшно и больно. На какое-то время, забыв о том, что с ним сейчас происходит Артём ушёл в свои воспоминания. Полтора года назад он лежал в больнице и каждый день к нему приходила мама. Тогда она ещё любила его... Вспомнил, как отец учил ездить на велосипеде и как он на руках нёс его до дома, когда, упав, Артём повредил лодыжку и не мог идти...

- Привязывай! - крик вернул мальчика к реальности. Кричал его отец. Артём заглянул ему в глаза, глаза, в которых не было души. Невдалеке от него стояла и мать с такими же пустыми глазами. Они были словно под действием гипноза, как и все, собравшиеся на этой лесной поляне. В вышине пели птицы, от ветра качались деревья, приятно бодрил свежий воздух. Но люди разрушали эту идиллию своим присутствием, и тем ужасным, что собирались совершить.

- Нож! - скомандовал отец. Молодой мужчина в белых одеждах с чёрными небольшими ромбами на рукавах подал ему оружие.

- Прими же, Ганстан, жертву нашу и снизошли на нас благодать, - выдохнул отец и вонзил нож в сердце своего сына. Вздрогнув от увиденного, на секунду пришла в себя мать мальчика.

- Что же мы совершили?! - в изумлении, удивлении и горе прошептала она. Но вновь разум покинул женщину и она стала чем-то вроде безвольной куклы.

- Бумаги! - поднёс отцу Артёма документы молодой мужчина в белом.

- Да, конечно... - растеряно ответил последний и подписал дарственную.


***


- Воин? - склонился над мальчиком седой старик. Артём открыла глаза.

- Воин, вы живы? - спросил старик.

- Воин? - в недоумении посмотрел на него мальчик. - Где... где все?

- Здесь никого нет на несколько лиг вокруг, - сказал старик,- Как вы сюда попали, Воин?

- Я не воин, - ответил мальчик.

- Но ваше облачение... облачение воинов миранов...

- У вас есть зеркало?

- Да, конечно.

Старик подвёл Артёма к зеркалу. Ничего необычного мальчик там не увидел: одежда, как одежда...

- Где я? - спросил он.

- На границе Бертунии и Сикуролы, - ответил старик.

- Не знаю таких городов... - растеряно сказал мальчик.

- Это ж страны! - попенял ему старик.

- Мы не в России?

- Не знаю такой страны...

В окно дома залетела стрела.

- Ложись! - крикнул хозяин, и повалил мальчика на пол. Над их головами проносились стрелы, вонзаясь в нехитрую мебель, что была в доме старика, сбивая посуду с только что сервированного стола... Одна из них попала в кошку, что нежилась на подоконнике в лучах заходившего солнца.

- Нет! - закричал старик, и вскочил, подставившись под другую стрелу, которая в ином случае, пролетела бы мимо... Артём зажмурился от страха. Он боялся открыть глаза, словно, если он это сделает, то неминуемо умрёт вслед за стариком.

- Думаю, он уже мёртв, - услышал мальчик голос лучника.

- Хочешь проверить? - спросил его напарник.

- Нет! Я на пушечный выстрел в этот дом не войду.

До Артёма донеслись звуки удаляющихся шагов. Спустя немного времени мальчик решил подняться. Помимо воли его взгляд упал на хозяина дома - стрела попала старику точнёхоньно в сердце... Что-то шмякнулось с окна - это оказался убитый кот. Домик был разгромлен. Не уцелело ничего. И никого. Кроме него, Артёма. Мальчик сел на пол и расплакался.

А где-то далеко словно резанули ножом по сердцу Диму. Боль тоски и одиночества забралась к нему в душу, когда весь их отряд уходил после неудачной попытки похищения инопланетяшками, или, как называли их местные, миранами.

- Что с тобой? - окликнул его Никита случайно встретившись с Димой взглядом и увидел у того в глазах такую боль, тоску и отчаяние, что стало не по себе.

- Где-то... Где-то убили Хранителя... Но там был ещё один человек... Не убийца, нет. Просто случайный человек.

- Хранитель... мёртв!? - прошептал одними губами Учитель.

- Мертвее не бывает, - подтвердил Дима.

- Но откуда ты... Впрочем, не важно. Меняем маршрут.

- Нет! Мы должны встретиться с ним!

- С кем? - спросил Учитель. Но Дима не ответил. Он и сам не знал. Знал только, что где-то здесь, в Трумении, если человек... мальчик, его ровесник, с которым ему необходимо встретиться. Учитель не решился спорить. После той памятной ночи он с опаской относился к Диме. Мало ли, что он ещё выкинет?

Дима же тем временем почувствовал, словно кто-то звал его, толкал идти в определённом направлении. Мальчик повернулся туда и с отчаяньем посмотрел на густой бурелом. Не пойти он не мог.

- Куда?! - закричал Учитель.

- Так короче, - ответил подросток, и, подумав, добавил, - Вам необязательно идти за мной.

- Ну уж нет! - вспылил Марк, - Нам опаснее оставаться здесь без тебя!

- Дело ваше, - ответил Дима.

Продравшись сквозь бурелом, они остановились на берегу огромного озера.

- И что теперь? - спросил Николай.

Дима замешкался на долю секунды.

- Поплывём, - неуверенно сказал он.

- Ты рехнулся! - всё же не выдержал учитель, - Нам не перебраться вплавь.

- Что мешает сделать плот? Материла полно, - Дима повернул голову в сторону бурелома.

- Да? И чем же мы его свяжем? - ехидно спросил Боря.

Дима не нашёл, что ответить. Он просто разделся до плавок, аккуратно сложил одежду на берегу и вошёл в воду. Никто не решился последовать за ним.


***


Артём долго не мог пошевелиться. Сколько времени прошло? Часы? Дни? Годы? Мальчик не ответил бы сейчас на этот вопрос. Выплакавшись, он не спеша встал и вышел из разгромленного дома. Медленно догорало Солнце, скрываясь за верхушками многовековых елей, прохладный ветерок ласково трепал ему волосы... А ноги шли. Артём не думал куда идёт, словно его кто-то вёл. Лес сменился полями, затем мальчик вышел на наезженную грунтовую дорогу и, наконец, оказался на берегу озера. Первые звёзды стали загораться в небе. Взошла полная луна. Небо отражалось на гладкой поверхности воды. Артём сам не заметил, как заснул. 

Разбудил его неестественно громкий плеск воды. Нехотя мальчик открыл глаза и, сев, обхватив руками колени, увидел, как из озера выходит его ровесник. Артём подошёл к нему, было заметно, что тот продрог. В какое-то мгновенье Артём испугался - откуда он мог взяться здесь, среди ночи? Дима не заметил его испуга, и, пытаясь унять собственные зубы, отбивавшие чечётку, спросил:

- Ты тоже с Земли?


***


Устраиваться на ночлег решили прямо на берегу. Сил идти куда-то не было. Поначалу все кричали "Вернись!", когда Дима уплывал всё дальше и дальше от берега, а потом просто молча смотрели вслед. Первым тягостное молчание нарушила Лариса:

- Доплывёт ли?

Никто ей не ответил. Все понимали, что перебраться через озеро вплавь невозможно. И только Учитель вздохнул с облегчением. Теперь с ними не было того, кого он считал Предвечным. А значит главным в этой шайке-лейке, как Димка окрестил всех их, снова был он. Но вот что делать? Хранитель убит. Лагерь разрушен. Он с детьми застрял между буреломом и озером. Обосновать новый лагерь здесь? Или вывести детей к цивилизации.

- Цивилизации! - сказал он вслух и сплюнул. Что ему дала цивилизация? Она сделала его изгоем. Не должен, не должен был сын конюха стать воином. Отец отрёкся от него, а это значило, что в родном городе он появиться больше не мог. Нежелательным было его появление и в других городах и деревнях. Клеймо, поставленное при изгнании на левое запястье, определённо давало понять его статус. А дети? Они же не знают этого мира. Задача была только научить их выживать в любой экстремальной обстановке. Но смогут ли они выжить в городе? Так и не решив, что делать, Учитель заснул.


***


Проснувшись, я подскочил от ужаса. А вы бы не подскочили? И дело вовсе не в месте ночлега, а в лежавшем рядом со мной мальчике. Как? Как мы оказались рядом?

- Доброе утро! – разбудил я своего соседа, постаравшись вложить в слова как можно больше ехидства.

- Доброе, - промямлил он, - Что делать будем?

- Полагаю, цивилизацию искать, нет? – сарказм, максимальный сарказм.

- А она тут есть? – вопросило меня это чудо, - Тебя как звать-то?

- Дима я.

- Я – Артём, - парень протянул мне руку, - Будем знакомы!

Поколебавшись, я пожал её.

- Так значит, ты…? – начал он и замолчал

- Что? – не выдержал я.

- Нет, ничего, - ответил Артём, - Может для начала просто стоит найти людей, а уже затем цивилизацию?

Я почувствовал себя полным идиотом.


***


Лагерь разбивали неспешно. Учитель был погружен в свои раздумья и не спешил ни с указаниями, ни с наказаниями. Вчера он так и не решил окончательно, что же делать дальше. Принятие решений вообще не было его коньком. Он был воином. Исполнителем приказов. А приказы отдавать неожиданно оказалось некому. Связь с командованием была потеряна. Мираны, что б их… Что делать дальше – не ясно. И это изводило. Он бросил взгляд на немногочисленные осенние деревья перед буреломом. Осень Учитель ненавидел всей душой.

Тот, самый первый год, что он скитался ненужный никому, та осень, чуть не свела его в могилу. Днём он напился, вечером оказался в ближайшей к трактиру канаве, а на следующий день заболел пневмонией. Думал, что не оклемается. Лекарств не было. Денег на их покупку тоже. Но, выжил.

Учитель перевёл взгляд на водоём. Увидел двух выходящих из него мальчишек, причём один из них был в одежде. Протёр глаза – не помогло. Теперь в одном из них он узнал Предвечного. Второй мальчик был ему незнаком.


***


- Всем привет! – жизнерадостно сообщил я, - А где тут у вас цивилизация?

Учитель опешил. По-другому его состояние было не описать.

- Миран! – выдохнул он.

- Ась? – не понял я.

- Ты привёл мирана, - сообщила мне Лариса.

- Так вот ты какой, северный олень! – я воззрился на Артёма.

- Тот старик всё меня Воином называл, и говорил, что на мне одеяние каких-то миранов. Я не придал этому значения, - ответил Артём, - Так что там с цивилизацией?

Спрашивал он вроде бы всех, но смотрел, почему-то на меня. Того и гляди дыру протрёт.

- То есть, поход в города? – неуверенно спросил Учитель.

- Да! – хором сказали мы с Артёмом.


***


Мальчишки и девчонки готовились к походу, когда Учитель решил заглянуть в книгу с пророчествами. Открыв главу, посвящённую Предвечному, он прочитал:

«И не будет запретов для него. Не будь он Предвечным, на костре сожгли бы его, но после него сжигать на костре подобных Предвечному не будут, как и пытать, как и выслеживать»

На костре сжигают насильников, детоубийц и… Нет, только не это! Нет! Нет! Нет! Учитель схватился за голову. Вот тебе и лузер! Не надо было спасать! Надо было собственноручно придушить эту гниду! Предвечный не может, не должен… Он должен быть идеален во всём! Во всём! Что же делать?!


***


Как-то по недоброму смотрел на меня учитель сейчас. Злобно сверкали его глазищи. Он ничего не спрашивал, но от него исходило просто вселенское зло.

- Я его боюсь, - поделился я с Артёмом. 

- Да, я тоже, - признался он.


ГЛАВА 3


Мы собирались покинуть лагерь. Не понимаю, почему Учитель тянул с этим так долго. То почему-то в полнолуние с насиженного места сниматься нельзя, а то сезон дождей идти мешает. Благо хоть «Предвечным» дразниться перестал, и то – хлеб! Наше обучение шло полным ходом, когда неясная тревога заставила меня замереть на месте. Это не укрылось от других ребят.

- Что случилось? – спросил Артём.

Нет, наверно я так и не привыкну никогда к его взгляду. О, эти глаза! Они словно бездонные озёра! Да и сам он весь такой… такой… Ну, вот такой! И, похоже, я такой же как он, если, конечно, он такой же как я. Но в этом я почти не сомневаюсь.

- Тём, опасность где-то рядом. Что – объяснить не могу, не спрашивай, - ответил я,  - Но, уходить надо прямо сейчас.

- Учитель! – заорал во всё горло Артём, - Опасность! Уходим! Немедленно!

Статус Предвечного всё же имел свои плюсы. Как и статус близкого друга Предвечного, которым был Тёмка. Учитель лишь тяжело вздохнул и отдал соответствующие распоряжения.


***


- Так и знал! – капитан отряда миранов готов был выть с досады. Вместо лагеря, в котором жил Предвечный, они наткнулись лишь на догорающие остатки шалашей, которые люди по недоумению называли домами.

- Лагерь покинут недавно, уйти далеко они не могли, - заметил один из рядовых.

- В погоню! – отдал приказ капитан.


***


Я прислушивался к внутренним ощущениям. Понимание, что враги рядом не давало покоя, мысль об этом зудела в голове, словно надоевшая неуловимая муха в комнате.

- Нам надо как-то обмануть их, - сказал я, - Они не отстают.

- Может, имеет смысл встретить их, принять бой? – предложил Артём.

- Не мели ерунды, - одёрнул его Никита.

- Возможно, Тёма прав, - сказал я.

- Ну кто бы сомневался, что ты его поддержишь, - проворчала Тоня, - Вы только что за ручку не ходите! Аж смотреть тошно!

- Завидуй молча! – ляпнул я, и ойкнул, когда понял, что сказал.

В этот момент мы перебирались через болото, и Артём протянул мне свою руку, желая помочь преодолеть крайне опасный участок. Сказал, отвечая не только Тоне, но и всем, на вопрос витавший в воздухе:

- Ходим. И что? – и улыбнулся мне. Из-за чего я чуть не свалился в болото.

- Может, болото они и не пройдут? - предположил Николай.

- Хотелось бы, - ответил Боря.

- До города далеко ещё? – спросила Тоня.

- По прямой пару дней, - ответил Учитель.

- А ты знаешь, что таких ты здесь сжигают, - внезапно спросила у Тёмки Лариса.

- Это каких? – не понял Артём.

- Ну, когда мальчику не интересны девочки, а интересны мальчики, – пояснил Марк.

- Так заметно? – смутился Тёмка.

- Не смущайте парня, - вступился я за него.

- Ну, кто бы сомневался, - в очередной раз проворчала Тоня, - Тили-тили-тесто!

- Брейк! – прозвучал Лёшин голос, - Вы ещё подеритесь тут! Я тоже…

- Ты тоже? – перебила его Лариса с сарказмом в голосе.

- Я тоже, - начал по-новой Лёша, - не очень хорошо отношусь к таким вещам. Но, он же… Предвечный! В голове не укладывается!

- Что Предвечный – пидор? – съехидничала Лариса, за что получала по губам от Учителя.

- Интересно, а что об этом всём наш Учитель думает? – не удержалась Тоня.

- Учителю думать об этом Уставом не положено, - сказал тот, да таким голосом, что все замолчали.


***


- Ума не приложу, как они пробрались тут! – капитан смотрел на барахтающихся в воде своих подчинённых. Было очевидно, что многие из них выбраться из болота уже не смогут.

- С ними Предвечный, - ответили ему, - А по последним донесениям наблюдателей с космоса там и его парень. Кто бы мог подумать: Предвечный – по мальчикам!

- Ты раньше чего молчал? – вызверился капитан, беря рядового за горло, - Этот тандем нам не догнать! Они же нас чувствуют! И точно знают, идём ли мы за ними, или отстали!

Рядовой не слышал последних слов. Его жизнь оборвалась раньше, чем капитан закончил свою тираду.


***


- Они отстали. Можно разбивать лагерь, - сообщил я.

- Здесь?! Ты забыл, чему я тебя учил? - возвёл Учитель очи к небу, - Мы же как на ладони будем!

- И что? Путы миран нам не страшны, погоня отстала… Похоже, они вообще оставили наши поиски.

- Похоже! - передразнил Николай.

- Ну, хорошо, просто я устал, - сдался я.


На небо наползали облака, постепенно сливаясь в тучи и закрывая свет звёзд. Идти по лесу ночью, в темноте, оказалось не так-то просто, и я в который раз пожалел о том, что не настоял на лагере. Не пойми почему, Учитель, до этого стремящийся максимально оттянуть поход в цивилизацию,  сейчас так рьяно стремился туда сам. В эту ночь в моей душе зародились первые сомнения насчёт него.

- Привал! – неожиданно скомандовал Учитель. Мы повалились на землю. Как-то так получилось, что я упал рядом с Тёмкой. Моя рука нашла в темноте его руку. Казалось, сердце пропустило удар. Как же я боюсь, что он отдёрнет её, не позволит к себе прикасаться… Но, нет, наши пальцы сплелись, мы посмотрели в глаза друг другу… и в этот момент услышали:

- Кхе, кхе! – кто бы сомневался, что это окажется Лариса, - Извините, что прерываю, но не желаете ли вы соорудить шалаши вместе с остальными мальчиками. Ой! Я ж забыла! Вы ж не совсем мальчики! Звиняйте, звиняйте!

- Пошли! – Артём резко выдернул свою руку из моей. Пришлось вставать. Сам бы я на слова Ларисы не обратил внимания, но… как я могу быть недостойным Артёма.

Строить в темноте оказалось задачей той ещё. Ни зги не видно – хоть глаз выколи! Разбивка лагеря оказалась настоящим мучением. Хорошо хоть не видно в такой тьме бросаемых на нас с Артёмом взглядов, в наличии которых я не сомневался.


***


- Учитель! – Лариса подошла внезапно, едва не застав меня врасплох, - Учитель, надо что-то с этим делать.

- Надо, - согласился я, - Но что?

- Сдадим их в городе, их сожгут! Недолюдям не место среди нас! – запалу девочки можно было позавидовать. С таким рвением да в атаку на миранов бы!

- Не сожгут, - я открыл книгу предсказаний, указав Ларисе на строки, прочитанные мной недавно.

Девчонка задумалась.

-  Предвечного, может, и не сожгут, но вот второго… - предположила она.

- Ты хочешь иметь Предвечного во врагах? – попытался я остудить её пыл.

- Лучше уж воевать на стороне миранов, чем терпеть этих... этих… - Лариса так и не сумела подобрать слов.

Резкий удар заставил опуститься её на колени.

- Не говори никогда так! Ты не понимаешь, кто такие мираны! А если бы понимала, твои слова были бы равны предательству!


***


А так хотелось спать! Это мысль не давала мне покоя. Казалось, я засыпаю на ходу. Учитель дал нам лишь пару часов отдыха. Для меня было непонятно, зачем же мы тогда надрывались, строя шалаши в потёмках.

- Тём, ты как? – спросил я.

- Засыпаю на ходу, - ответил Тёмка, - Одно радует, мы скоро окажемся в городе.

Нещадно палило Солнце, словно и не было той прохладной ночи. Хотелось пить, но запасы воды подошли к концу. Вдалеке слышался непонятный шум.

- Мы близко, - сообщил Учитель.

- На что похожи ваши города? – спросил я у него.

- Города, как города, - отозвался Учитель, явно не желая разговаривать на эту тему, - Просто города. Ты мне вот что лучше скажи: что мы в городе делать будем?

- А… Не знаю, - честно признался я, - Ну, наверно, сначала найдём место, где можно остановиться.

- Гостиницу, что ли? – спросил Боря.

- Ну, тип того, - сказал я.

- Гостиницу! – фыркнула Лариса, - У тебя деньги-то на гостиницу откуда?

- Ну… У меня есть, - сообщил Учитель, - Значит, гостиницу.

К вечеру мы вышли из леса. Честно говоря, я ожидал увидеть что-то средневековое, массивное, громоздкое, обнесённое забором… А вместо этого увидел обычный провинциальный город, каких тысячи на земле! Те же асфальтированные дороги, те же машины, те же магазины на первых этажах жилых домов.

- А… - глубокомысленно выдал Артём.

- Я того же мнения, - сообщил я ему.


Но, различия всё же были. Они не бросались в глаза, нужно было приглядеться, чтобы понять, что здесь не так. Столовые и кафе в этом мире назывались харчевнями, бары – трактирами, магазины – лавками, гостиница же оказалась постоялым двором. И паспорта в ней не спрашивали. На всех нам выделили две комнаты.

- Где Лариса с Учителем? – спросил я у Никиты, когда мы поднялись наверх.

- Учитель улаживает какие-то дела с управляющим, и Лариса с ним, - ответил мне вместо Никиты Николай.

Войдя в комнату, я выглянул в окно. Мне хотелось посмотреть сверху на иномирный город. Вид открывался на площадь, на которую всё прибывали и прибывали люди.

- Наверно, праздник какой-то, - предположил вставший позади меня Артём, - День города, или ещё что.

- Возможно, - согласился я.

Мы с Борей, Марком и Лёшей оказались в одной комнате. Учитель с девочками, Никитой и Николаем заняли другую, что оказалось неожиданным для меня. До последнего я считал, что нас просто разделят по половому признаку. Видимо, в этом мире другой уклад.

- Неспокойно как-то, - поделился своими сомнениями Лёша в очередной раз посмотрев на улицу.

- Не нагоняй, - одёрнул его Боря.

- Не, ребят, правда, - поддержал Лёшу Марк подойдя к окну, - Что-то недоброе там происходит. Посмотрите.

На площади и вправду происходило что-то странное. Середину её оцепили, образовав круг. Посреди него установили высокий столб. Люди в форме, расставленные по периметру, поочерёдно пропускали внутрь круга по одному человеку. Те несли в руках хворост или солому и бережно укладывали к основанию установленного столба.

- Они готовят костёр, - тихо сказал Тёмка и прерывисто вздохнул. Я положил ему руку на плечо.

- Может это что-то типа нашей масленицы? - предположил я.

Ответом мне было молчание.

Когда приготовления были закончены, в круг ввели молодого парня в белом балахоне и с чёрной повязкой на глазах, лет, наверное¸ девятнадцати. Люди в форме стали бить в барабаны, чеканя иступляющий ритм, прорывающийся сквозь закрытие окна гостиницы. Ещё двое привязали парня к столбу. Один из них сорвал повязку с его глаз.

Внезапно барабаны смолкли. Человек из толпы подошёл к костровищу с факелом и, следуя какому-то странному ритуалу, поджог его в пяти местах, на равных расстояниях друг от друга. Обречённый парень сжал губы. Было видно, что он изо всех сил старается не закричать, не показать свой страх перед этой обезумевшей толпой.

Кто-то всхлипнул позади меня. Я обернулся. Артём. Он трясся всем телом, в его глазах не было даже намёка на понимание того, где и с кем он сейчас находится. Там отражался лишь свет костра и извивающегося на нём парня.

- Задёрнете шторы! – сказал я.

Никто не пошевелился.

- Задёрнете шторы, вашу мать! – заорал я.

Лёша выполнил просьбу-приказ. Я обнял Артёма – не до стеснения было сейчас.

- Всё хорошо, всё хорошо, - повторял я ему, словно мантру, - всё будет хорошо.

- Я… Меня… На Земле… - пытался он сказать что-то, но я не давал ему сделать это.

- Ччччччччч, - словно маленького ребёнка пытался я успокоить его, - Всё будет хорошо.

Мне было больно от его боли, иначе я бы никогда не сделал этого, но в этот момент окружающее не имело значение для меня, и я начал собирать его слезинки своим языком, а потом поцеловал. И он ответил на поцелуй.

- Ну, всё! Всё! – говорил я ему, - Всё хорошо.

- Там… На Земле… Перед тем, как оказаться… здесь… Они чуть не сожгли меня. Вот, также! Зарезали просто, но хотели сжечь! – прерывисто сказал он.

- Я не дам тебя в обиду, Тём. Поверь мне. Прошу, просто поверь!

- Я верю, Дима, верю.

Мы так и уснули обнявшись в одной кровати, хотя коек хватало на всех. Я не хотел отпускать от себя Тёмку, а он не горел желанием отлипать от меня.


ГЛАВА 4


Утром я встал не выспавшимся. Всю ночь меня мучали кошмары. То на костре оказывался Тёмка, то я сам, то, почему-то, Лёша. Не укладывалось в голове: современный мир, в котором людей сжигают на кострах. Электричество, канализация, телевизор, автомобили, и вдруг – такое.

Умывшись, мы спустились в трапезную. Если говорить по-простому – столовую. Кормили в ней, надо сказать, вполне обычной едой, а не той, что тебя самого съесть пытается.

- За что вчера сожгли парня? – спросил я у Учителя.

- Не знаю, - ответил тот, отправляя в рот очередной кусок мяса, - Сжигают насильников, детоубийц и недолюдей. Кем из них он был - я не знаю.

- Недочеловеком он был, - раздался голос из-за соседнего стола, - К счастью, в последнее время их ловят всё чаще и чаще. Редкий месяц без подобного вчерашнему развлечения обходится. Жаль, молчал, когда его жгли!

- А недолюди – это кто? – спросил я словоохотливого мужчину.

- Ты слишком мал, мальчик, чтобы понять это, - ответил тот.

- Это как ты с Артёмом, - прошептала громко Лариса.

- Недолюди? – скривились рожи из-за соседнего столика.

- Не мели ерунды, - сказал враз побледневший Учитель, и, обращаясь уже к мужчинам за соседним столиком, - Они же дети ещё! Как они недолюдьми быть могут.

- Так ведь на днях одинадцатилетку сожгли за то, что недочеловеком оказался! А эти явно старше, - возразил им словоохотливый человек.

Переглянувшись, мужчины встали из-за столика и стали окружать нас.

- Похоже, сегодня вновь развлечение будет! – потёр руки один из них.

Я не сразу сообразил, что произошло. Учитель встал, ринулся на них, но оказался прижат к полу трапезной здоровенной тушей. Взгляд туши был устремлён на левое предплечье Учителя. Сквозь порванную одежду на нём проступало клеймо.

- Изгнанник, - выдохнула туша, - Повеселимся, ребят! Изгнанник!

- Уходите! – прохрипел Учитель, - Уходите!

Несколько секунд мы не решались двинуться с места, а потом, почти синхронно, рванули на улицу. Осталась лишь Лариса.

- Учитель, я не брошу вас! – услышали мы её слова.

- Ну и дура! – пробормотал Никита.

- Ничего не дура! – вступилась за неё Тоня, - У меня просто смелости не хватило! А она молодец, сдала пидоров!

- И ты такая же дура, - как-то равнодушно сообщил ей Лёша.

- И ты за них?! – возмутилась девочка.

- Они, хоть и пидоры, но свои уже. А эти… Они нас всех сжечь могли, так, за компанию.

- Ты!.. Ты!.. Пособник разврата! – в сердцах заявила Тоня.

- А ты пособник жестокости! – взвился Лёша, - Да, я против недолюдей, но ещё я против, чтобы их сжигали на кострах! Ты видела вчера! Тебе не было жалко того парня?

- Он заслужил! – рявкнула Тоня.

- И чем же, интересно? Что он сделал такого, что его надо было заживо сжечь?

- Он любил парней! – отстаивала свою правоту Лариса.

- И чё? – внезапно я услышал спокойный голос Артёма, - Я вот Диму люблю, и чё?

Ох, как запылали мои уши! Ну, это надо же такое сказать посреди улицы! Ладно, хоть не слышал никто! Но до чего ж приятно! Я подошёл тихонько к Тёмке, и, почти на ухо:

- Я тоже люблю тебя, Артём!

Тоня демонстративно отвернулась, бросила в сторону:

- Надо как-то Учителя вытащить. Куда изгнанников отправляют? Среди нас вообще есть кто-нибудь из этого мира?

- Ну, я, – тихо сообщил Марк.

- И ты молчал, - удивился Николай.

- Об этом никто не знал, даже Учитель, - ответил он.

- Как же ты оказался в лагере? – удивилась Тоня.

- В лесу заблудился, - ответил Марк, - Я же первым и был…


- Ребята, вы рехнулись! – в который раз повторил Боря, - Мы же не супергерои из комиксов, в конце концов!

- У кого-то есть другие предложения? – в который раз спросил Артём.

- Нет, но из этого тоже ничего не выйдет, - ядовито заметила Тоня.

- Ты и довольна! – не удержался Марк.


Тюрьма представляла собой одноэтажное и, на первый взгляд, плохо охраняемое здание из белого камня. На окнах не было стёкол – только решётки.

- Это даже не средневековье – пробурчал Артём.


- Эй! Эй! – шёпотом позвал я, подойдя к окну.

Сквозь прутья решётки показался Учитель.

- Вы как здесь? – спросил он.

- Вот, - я протянул ему кусачки.

- И что мне с ними делать? Тут всё под током! – сообщил Учитель.

- Ну, так и мы не дебилы, - сказал я, - Режь давай решётку. Мы прикроем. Ребят!?

Пока Учитель разрезал металлические прутья мы закрывали его собой от любопытных глаз окружающих, если такие вдруг появятся.

- И эти там! – внезапно донеслось из глубины камеры.

- Лариса, мы тоже рады тебя видеть! – съязвил Артём.

Тем временем учитель закончил возиться с кусачками.

- Дальше-то что? – спросил он. - Попробую вылезти – так меня током шибанёт.

- Обижаешь! – сказал Марк, - Держи! – и протянул Учителю моток изоленты.

У того глаза на лоб полезли.

- Откуда? – выдохнул он.

- Я подсобил, - сообщил ему пригламуренный парень лет так двадцати.

- Ещё один! – выдала Лариса из глубины камеры.


Несколько часов назад:

- Где мы изоленту в этом мире найдём? – в какой раз спрашивала Тоня.

- Ну, может в магазинах поспрашивать? – предложил Никита.

- Поспрашивать-то можем, только на что мы её купим? Да и стоит она, как… как… Даже с чем сравнить не знаю! – сообщил Марк.

-Ты что на нас уставился? – рявкнул Николай. Я вздрогнул от неожиданности и только тогда заметил сливающегося с толпой парня.

- Так вам изолента нужна? – спросил он, - А зачем?

Был бы я в нашем мире, сразу признал бы в парне своего: крашенные волосы, зауженные штаны, футболка в облипочку и лёгкая расстёгнутая ветровка. Но, кто его знает, может в этом мире так выглядеть нормально?

- Ты из… ихних? – Марк на мгновенье запнулся, подбирая слово.

Парень заржал.

- А… незаметно?! – выдал он, отсмеявшись.

- И ты не боишься? – спросила Тоня.

- Так зачем вам изолента нужна? – проигнорировал парень её вопрос.

- Друзей выручить хотим, - ответил Боря, - Они сегодня вечером на костре могут оказаться.

Парень внимательно оглядел всю нашу компанию и выдал, глядя на нас с Артёмом:

- Вот вы-то да, а они же нет! Так какие друзья?

- Они-то да, а мы то, да – нет! – ответил ему в тон Боря, - Только они наши друзья.

Тоня на удивление промолчала.

- Ну, хорошо. Ждите через полчаса, - сообщил парень. – Меня, кстати, Арсен зовут.


Через тридцать минут Арсен вернулся с изолентой.


- А, то есть, тебя от костра спасать не надо, - сказал Арсен, - Ну, лады.

Учитель уже перелезал через обмотанные изолентой прутья, а Лариса стояла позади него, открывая и закрывая рот, так и не найдя, что ответить Арсену.

- Решай! – сказал ей Боря, - Ждать не будем.

Лариса всё же вылезла из окна.


- Учитель, расскажи про миранов, - попросил я, когда мы сидели у костра на полянке в лесу недалеко от города, - Я чё-то в толк никак не возьму, почему вы воюете? С чего война началась? Что мираны хотят? Чего хотите вы?

- Мира мы хотим, - запальчиво выдала Лариса, - Просто мира. А они…

- А они… Им жить негде. Их родная планета была уничтожена в результате катаклизма, вот они глаз на нашу и положили, - продолжил Учитель.

- Вот прямо пришли и говорят, такие, значит: «Отдайте нам вашу планету», - хмыкнул Тёмка.

- Если верить запрещённым книгам, - включился в обсуждение Лёша, - Сначала они просили нас предоставить им незаселённую её часть. Но, поскольку их образ жизни значительно отличался от нашего, им отказали.

- И было это не одну сотню лет назад, - уточнила Тоня.

- С тех пор мы находимся с ними в состоянии войны, - сказал Боря.

- А договориться не пробовали? – поинтересовался я.

- Договориться?! – хором, это какая ж слаженность-то!

- Ну да, договориться, - повторил я. Это же… ну… нелепо как-то, воевать из-за ничейных земель. Пусть даже война столь вялотекущая.

- Вялотекущая?! – и, опять хором.

- Вялотекущая, да, - согласился Артём, - Ваше правительство парламентёра послать к ним не пробовало?

- Не пробовало, - снова хором.

- Дим, тебе не кажется, что с ними что-то не то происходит? – спросил Тёмка.

Я пригляделся. Вот чёрт! Путы миранов! Я их обрубил не став, перевешивать на себя. Сжал в кулаке одну их нитей, чтобы не потерять. На этот раз она спускалась не с неба, а значил кто-то был неподалёку от нас.

- Тёма, растолкай их, быстро, - скомандовал я. Золотистая нить в моей руке становилось всё тоньше и была уже едва различима, - За мной!

Бегом, сквозь кустарник, сквозь поваленные деревья, боясь потерять путь мы оказались на окраине города.

- Не хочу возвращаться туда, - пробурчал Учитель.

- Знаешь, я тоже желанием не горю, - поделился я с ним своими соображениями по этому поводу, не останавливаясь.

- Дима, ты хоть понимаешь, что мы к городской ратуше бежим, - сообщил Учитель.

Я запнулся, и едва не выпустил нить, которая сейчас была путеводной, в прямом смысле.

- Я не хочу на костёр! – взвыла Лариса.

- Да ну?! – съязвил Никита.

Центр города. Площадь, на которой лишь вчера вечером заживо сожгли парня.

- Ты как? – спросил я Тёму.

- Справлюсь, - коротко ответил тот.

Ратуша. Нить тянется из-за двери, проходя сквозь неё. Приплыли!

- Отойди, - не особо церемонясь отпихнул меня Лёша. 

Несколько манипуляций с замком и дверь открылась.

- Ну, вор я, или не вор, в конце концов! – выдал он.

И если бы меня не подтолкнул Боря, я бы так и остался переваривать эту фразу.

Коридоры, освещённые электрическими лампами. Дикость какая! Электричество в мире, где людей жгут на кострах!

Двери, ещё двери. Кабинет. Яркая люстра на потолке. Не менее яркие лампы в ней. Помещение залито светом. Стол. За столом сидят двое. По правую руку от нас миран, по левую –  человек.

- Ты!.. – выдохнул Учитель.

- Я рад, что вы пришли к нам, - сообщил миран, - Наконец-то мы можем сесть за стол переговоров.

- А я так понимаю, вы знакомы, - Тёмка переводил взгляд с Учителя на мирана и обратно.


ЭПИЛОГ



До чего же велико влияние легенд и пророчеств в этом, теперь уже и нашем мире. Сейчас мы живём в мире и согласии. Мираны, как сказали бы на Земле, поднимают целину. Им  ведь и вправду больше ничего не нужно было. Они не претендовали ни на власть, ни на своё государство. Административно они оказались подчинены Трумении, хотя и расположились на другом конце планеты. При общепланетарном правлении значения это не имело – ведь Трумения это всего лишь один из регионов всей планеты. Всё это решалось в ту памятную ночь, когда мы собрались в ратуше города. Мы – это: я, Артём, Тоня, Марк, Николай, Лариса, Боря, Никита и Лёша. А ещё посол, Мирандии (да-да, именно так!), Президент планеты и Учитель.

Удивительно, но без Предвечного они отказывались разговаривать друг с другом! Я оказался в роли арбитра. А быть им тяжело, особенно если сам в политике ничего не смыслишь! Да и отказался я вступать в диалог высоких персон до тех пор, пока Президент не согласился отменить преследование «недолюдей».

Опешивший Президент спросил лишь:

- Почему?

- Потому что, тогда вам придётся сжечь на костре нас с Димой, - ответил за меня Тёмка.

- Предвечный… - проборматал Президент, - Предвечный – пидорас…

- Пидорас¸ пидорас, - подтвердил я, - Так что?

Может и правда была написана в Книге предсказаний, и, предвечный – это я? Ой, как бы не зазнаться!


2012-2020

Вам понравилось? +6

Рекомендуем:

Непоседа

Будни

Возвращенный рай

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Наверх