Антон Сердюк

Конвоир

Аннотация
Случайно встретились два человека: конвоир и осужденный. Судьба сводит их жизнь. Как она сложится?
Предисловие автора. Поскольку речь идет о довольно специфической жизни людей, я позволил себе в некоторых случаях употребление  слов и оборотов речи не совсем правильных с точки зрения литературной этики и не совсем современных. Это сделано специально для усиления восприятия сюжета.


Олег после окончания школы поступил в военный институт в Новосибирске, где он родился и жил. Ему нравилось носить военную форму, он с удовольствием смотрел на военных, а их жизнь представлялась романтичной. Как и все курсанты, во время учебы бегал в увольнительные, встречался с девчонками. Всё это сопровождалось обычными делами : выпивка, гулянки вечерами, секс, драки и «отходняк».

Перед сном, как традиция, каждый рассказывал о своих подвигах в увольнительных. Безусловно, как опытный рыбак, приукрашивая свои возможности в мире секса. Особые кудесники в бане, во время помывки, хвастались своими детородными органами, подрачивали их, и весело повествовали, как они всовывали и сколько раз за вечер заламывали девок. При этом полувозбужденные члены разрешалось трогать руками на предмет их тяжеловесности и огромности. Разумеется, не у всех курсантов были орудия огромной тяжести и размерности. Те, у кого калибр был среднестатистический, стояли в сторонке и, потупив взгляд, делились своими скромными подвигами. Разумеется, более правдивые рассказы были у тех, скромных. Ибо они не стесняясь, или стесняясь, говорили, как первый раз не получалось поработать с проституткой, или как в первый раз у него оргазм случился на 5 секунде. Ну и так далее.
Были ли в училище геи – Олегу неизвестно, по крайней мере, скандала с разоблачением оных не было предано гласности. Да они его и не интересовали. Не возникало мысли о такой любви однополой, парни нравились своей фигурой, а вот о сексе с ними он знаком даже по разговорам не был. Изредка в лексиконе у курсантов было слово «пидар», но не более того. Онанисты были, да. Некоторые, особо неугомонные, не могли долго терпеть и сливали в унитазы своих живчиков.
В ритме вальса военного учеба подошла к концу. Выпускной вечер прошел, как и все годы ранее и все годы после этого- в пьянке, бл-тве. Наступила взрослая жизнь. Наступило распределение, и необходимо было ехать к месту службы.
Олег получил назначение в штабе дивизии, в один из конвойных полков, а там уже кинули в конвойный батальон. Из батальона– в роту, благо дело, рота была в одном здании с ротой. А в роте уже капитан представил Олега взводу. Взвод занимался охраной колонии общего режима. Молодой симпатичный лейтенант быстро познакомился с личным составом. Знакомился со взводом по частям: одна часть была на службе, другая отдыхала после службы, а третья готовилась к службе. Но, если правильно говорить, по-военному, то это не части были взвода, а отделения. Но речь пойдет не об устройстве армии, а об отношениях людей.

Ну, во-первых, отношения были сугубо уставные. Это раз. Дисциплина, ответственность перед Родиной, это два. Выполнение статей присяги, которая требовала охранять людей, которые по приговору суда были лишены свободы и отбывали наказание в заключении. Их так и называли «зэка». А последние называли военных либо «служивый», либо «солдатик», либо «гражданин начальник». В этих отношениях был свой устав, не утвержденный каким- либо законодательным органом, и его заключенные соблюдали строго, ибо этот устав писался кровью зэков и солдат. Человеческий фактор существует не только при авариях самолетов и ракет, но и во время охраны зоны, где могут быть допущены и побеги осужденных, и незаконные «свиданки», и перебросы продуктов питания, опять же и наркотиков, и денег. Безусловно, существовал жесткий контроль: и собачки, и сигнализация, и бесконечные проверки. Но, человеческий фактор всемогущ. Опять- таки, это не есть предмет нашего рассказа.

Олега сразу стали кидать в конвой и караул. Так было значительно проще познакомиться с личным составом и входить в курс дела. Набираться, так сказать, опыта.. Как командир взвода, Олег, не без подсказки зам. комвзвода и командиров отделений, узнал все слабые и сильные стороны солдат. Ну, и младших командиров: сержантский состав тоже. При умелом подходе и терпении солдаты делились и домашними новостями, и секретами во взводе. Знать необходимо было все. Солдаты хоть и ходили на службу с боевыми патронами, по сути еще были мальчиками. А дома были у некоторых и невесты и девушки любимые. Вот последние, так сказать, любимые, не хотели ждать, находили себе замену на гражданке, и для солдата со слабой психикой вся жизнь заканчивалось при получении письма с весточкой об измене. Если пускать все на самотек, то во время очередного караула солдат мог и пулю пустить себе в лоб, или, если во время чтения письма был вне службы, то мог и повеситься. Обязанность офицера была не только не допустить провалов во время несения службы, не только не допустить до жуткой дедовщины, или, как говорится официально «неуставные взаимоотношения», но и проводить на «дембель» солдата целым и невредимым. Конечно, вышесказанные случаи редки, но по идее таких трагедий не должно быть вообще. Это не то, что убили во время боевых сражений. Жалко людскую жизнь, но что сделаешь, пуля– дура. А гибнуть в мирное время из–за жестокости обращения старослужащего или измены подруги - дело вообще недопустимое. Опять мы отклонились от курса.
Была еще одна сторона обязанностей конвойного взвода. Ну, понятно, что надо не допустить побега из зоны. Но бывали случаи, когда внутри зоны исчезал человек. Надо было его найти, как можно быстрее. А спрятаться он мог где угодно на большой площади. И еще: надо было срочно знать, кто пропал, как он выглядит, по какой статье сидит. А дальше уже машина начинает вертеться: адреса, места лежек, друзья, подруги и т.д.

В связи с этим, солдатики довольно хорошо знали своих «подопечных». Их настроения, их слабости. Не в полной мере, конечно, но за период службы с общением через сутки- двое за полгода люди как- то узнают друг о друге. Олег довольно часто бывал в зоне, общался с заключенными, всматривался в бирки, смотрел и запоминал лица. Ну, мало ли, может и сгодится. Иногда он какую- то информацию передавал в оперчасть начальнику, часто обменивался мнением и с начальниками отрядов. Проходил месяц за месяцем. Шли обычные будни несения службы.
А однажды, во время обхода, Олег забрел в каптерку, где сидело два человека: мужчина лет 45-и и молодой парень, лет 20-ти. Они что- то слесарили в маленькой комнатке. Младший был подмастерьем. Грязные, зачуханные, в черной одежде, шапке. Но вся эта чернота выделила у мальчишки глаза. На Олега смотрели чистые, светлые глаза. Вот уж точно, что как у ребенка. И еще губы : сочные, темно-вишневого цвета. Лицо было белое. Белое, но грязное. Он сморкался, вытирал нос рукавом засаленным, грязным, в разговоре матерился. И суетился. Только появился Олег, как мальчишка стал метаться по комнатенке, предлагая место начальнику. Глаза встретились, и Олег спросил, как его зовут. Потом узнал, как зовут старшего. Посмотрел по бирке статьи. Один сидит за неуплату алиментов, а второй-мальчишка, которого звали Иваном, за мелкую кражу. Они разговорились. Оказались приятными собеседниками. Прошло время в разговоре быстро. Посмотрев на часы, Олег поднялся и стал выходить из комнаты. Мужчины стали провожать его и попросили заходить на огонек. Олег обернулся, опять встретился глазами с Ваней (как звали парня) и пообещал заглядывать. Пройдясь по зоне, Олег вышел на «свободу» к своим птенцам-солдатам. Вечером их сменил другой наряд и, сдав смену, Олег поехал спать в общежитие, где он временно жил. Уже засыпая, Олег прокручивал в голове дневную встречу. Ему понравился паренек. Он стал вспоминать его, его облик, его разговор. В спецодежде и фуфайке трудно было определить фигуру парня, но он понравился даже таким.

После этого Олег иногда заходил в каптерку, но не заставал там своих знакомых –не попадал на их смену. Однажды, во время приезда в зону для проверки работы караула, он опять увидел своих знакомых. Они встретили его с улыбкой, и они опять проговорили полчаса. Темы затрагивали различные и непонятно было, как они обо всем осведомлены. При прощании, Ваня попросил Олега принести немного конфет и сигарет. Лейтенант кивнул и сказал, что принесет. Потом Олег зашел в опер часть и рассказал начальнику о своей «связи» с заключенными. Начальник не увидел в конфетах ничего незаконного, лишь попросил не приносить деньги, письма, водку. Это было само собой понятно, и с чистой совестью Олег уехал в роту.
Так завязалась, хотел сказать «дружба», но это не была дружба в понимании этого слова. Это были отношения двух совершенно разных людей, но их соединила духовная связь. Вскоре ушел на свободу неплательщик алиментов. А Ивану оставалось сидеть еще полгода. Теперь у мальчишки был другой наставник. Они по – прежнему разговаривали, а Олег иногда баловал его конфетами и сигаретами. Олег покупал на свои деньги, а Иван, беря сигареты, ничего не говорил, принимал подарок, как само собой разумеющееся. Такие вот возникли «дружеские» отношения.
Наступила весна, и все заключенные переоделись в черные спецовки. Теперь Олег мог видеть немного фигуру мальчишки. Хорошее тело, красивые руки, торс, ноги. За всё это время два парня говорили только на темы общего назначения- музыка, фильмы, книги, отношения с родителями, хотя Иван о своих родителях и молчал. Ваня клялся, что никогда не попадет в зону, что начнет учиться, работать и жить так, чтоб уже никогда не быть преступником.
В полку, где служил Олег, постоянно были усиленные варианты несения службы. То в одной зоне побег, то в другой. Только поймают одного беглеца, только отдохнешь от круглосуточного несения службы, как возникает напряженка в другом месте, и опять в ружьё, опять усиление, опять поиски, поимки. А это значит, что личная жизнь напрочь отсутствует у офицеров. Если женат, то жена дома сидит и бурчит. Если холост, то вместо жены бурчит в ванной вода, а руки заняты своим делом. Зато когда выдавалось дня два отдыха, то одни офицеры бежали к любовницам, а кто холост– к проститутке. Ну и конечно, пьянки. Как с бл-дством не может быть пьянка.
Олег не очень увлекался проститутками. Да и пьянками тоже. Все офицеры в роте были постарше его, и интересы были разными. Лучше Олег по городу пройдется, выпьет пива. А дома можно спокойно закрыться и подрочить. В это время всегда перед глазами у него стоял Ванечка. Чёрт! Почему? Какого? Ну, нравится быть с Ваней. Но он зэк, он преступник и он же пацан. Так какого перца он мельтешит перед глазами, когда рука судорожно дергает за шкурку члена?
Небольшое возбуждение возникало у него и когда Олег отправлялся на помывку взвода. Эти голые бесшабашные солдаты, истые натуралы! И между тем они любили похвастаться своими концами. Олег стоял всегда в сторонке и старался смотреть на это безучастно. Всегда ему это удавалось, так как среди солдат не было того, кто ему нравился.
«Херня какая –то. П-дор я, что ли?» - думалось ему.-« А как же я дрючил баб?».
Начиналось раздвоение личности. Ни разу свой интерес Олег не проявил явно по отношению к Ивану. Он не знал, взаимно ли это и не задумывался об этом факте.
Но однажды Иван сказал:
- Я завтра иду на свободу - он вскинул взгляд на Олега.
-И куда пойдешь?
-Не знаю. Первым делом напьюсь на вокзале, да и переночую там же. Все нормально, начинается новая жизнь. Надо оттянуться. Ой, свобода!!!!- Иван потянулся и посмотрел сощуренными глазами на Олега. –Вот так, гражданин начальник.
-Да, это хорошо, свобода. Мне хорошо было с тобой общаться. Я рад, что познакомился. Но не хотелось бы тебя тут увидеть опять.
-Мне тоже, начальник. Может, когда и свидимся! Приятный ты во всех отношениях. Мне мужик- напарник говорил, мол, держись его- он настоящий друг тебе будет. Да разве может зэк дружить с начальником?
-Во сколько ты завтра отчаливаешь?
-В одиннадцать нас выпустят. Ну, что начальник, прощай?
Они пожали друг другу руку, посмотрели в глаза. Молча. Посмотрели и разошлись. Пройдя несколько шагов в сторону КПП, Олег обернулся и увидел, что Иван смотрит на него тревожным взглядом. Была во взгляде не то мольба, не то тоска, или горе. А может всё вместе в одном комке.
-Давай, иди, готовься! И смотри, не попадай больше сюда!- Олег махнул прощально рукой.

Олег поехал домой. Разделся, помылся. Смыл с себя не только запах своего пота, но и специфический запах зоны. Сел на кухне за стол и только хотел открыть бутылку пива и поужинать, как в дверь постучали. Приехал посыльный и сообщил, что надо срочно ехать в зону, там жуткое ЧП. Во, бл.., ну ни дня, ни ночи спокойного отдыха!
-Что случилось?
-Собирайтесь, товарищ лейтенант, я на машине. Один труп и подрез.
-Ну а я тут при чем? Не побег ведь, пусть зоновские и отвечают, ищут.
-Комбат приказал усиление. Мало ли, что может быть – бунт или еще что.
Так, в рассуждениях о тягости службы и доехали до зоны.
Для такой зоны, где сидели в основном жулики, малолетки и воры, убийство представляло собой довольно редкое явление. Конечно, всё начальство было на «ушах» и толклось без толку, нагоняя на нижние чины тоску и неприязнь своим присутствием и советами. Задачей Олега было обеспечить усиление охраны зоны. Когда страсти немного поутихли, и начальство постепенно разъехалось слушать последние новости в своих кабинетах, Олегу удалось выведать подробности происшествия. То, что в результате ссоры между группой заключенных появился труп, его не сильно взволновало. Он того зэка не знал и подробности были не интересны. А вот известие насчет подреза его взволновало. Он узнал, что человека, которого ножом «пырнули», был его знакомый, Иван….

Какая причина послужила поножовщине, никто не знал. Известно было, что пацан все годы отсидки был смирным и старательным. Не филонил на работе, не буянил во время отдыха, не пил и не был замечен ни в каких группировках. К тому же он готовился утром выйти на свободу. Случайно нож не проник в печень и не разорвал её, как того хотелось преступнику. Мальчишку спасла большая куртка, которая была не по росту и скрывала истинное сложение фигуры. Нож скользнул по поверхности в область живота и разрезал кожу, не повредив сильно брюшину. Естественно, крови было много. А рана была большая. Его, лежащего, заметил проходивший мимо заключенный и сразу позвал на помощь.
- Что с пацаном делать? Утром его выписывают из зоны, держать его мы у себя не можем, а идти ему некуда. Можно договориться положить в больницу, но, поди знай, что с ним там могут сделать подельники - начальник колонии собрал офицеров и слушал их совета.

Олег отозвал начальника опер части в сторонку и попросил разрешения забрать парня к себе. Там, во-первых его не найдут, пока он подлечится, а во-вторых он сможет выспросить его о произошедшем. Майор посмотрел на него и, подумав, согласился с тем, что это реально хороший выход. Он отозвал начальника колонии и рассказал о плане по спасению парня, естественно, изложив так, что это его идея, и он упросил вон того лейтенанта из охраны припрятать мальчишку. Начальнику зоны план подчиненного понравился, и он разрешил приступить к его осуществлению. Ивану уже оказали полностью медпомощь, а Олегу дали про запас необходимые вату, бинты и лекарства и они уехали подальше от этого места в квартиру Олега. Уже несколько месяцев, как Олег снимал однокомнатную квартиру в большом доме и жил там один.

Иван обнял за плечо Олега, и они медленно, сопровождаемые стоном парня, поднялись в квартиру Олега. Только тут Ваня поднял на Олега глаза и спросил
-Зачем? Зачем ты со мной тягаешься? Мы, что, друзья, братья? На хрена я тебе сдался? Я ведь всегда буду для тебя зэком.
-Кстати, о братьях. Кто тебя ждет дома?
-Ждет? Никто меня, на хер не ждет. Братьев нет. Одного меня спроможились родить. Квартиру продали, бабло все пропили. Отец недавно умер по пьяни, мать опять в зону пошла – там ей родной дом, видимо, милее. Вот так. И не знаю, куда теперь податься и где жить. А тут еще рана эта. Хоть сдыхай.
-Ну, пока можешь пожить у меня. Поправишься, найдешь работу. Ты ж нормальный парень?
-И с какой это радости ты обо мне заботишься? Начальник, а? Что тебе от меня надо?
-Давай договоримся! Теперь я тебе не начальник. Я Олег. Я тебе друг. Уж не враг, это точно. Не я тебя ножом пырнул. Да и что я могу с тебя взять? Так что заканчивай этот базар никчемный, не пыжься, не строй из себя грубияна, а вспомни, когда мы с тобой общались, то ты ведь был нормальным, хотя и был заключенным. Теперь ты должен стать нормальным парнем. Забудь, что сидел. Ведь, по крайней мере, не я тебя посадил.
-Легко сказать, стань нормальным пассажиром. Прости, Олег. Буду стараться - Иван протянул руку для пожатия.
-Давай, знаешь, что? Помоемся капитально, с откисанием. Ты так нам все в квартире провоняешь. А вещи я все твои на свалке сожгу.
-А как это с откисанием?- Иван засмеялся и показал свои черные зубы.
-Ой, бл..! Какие зубы у тебя!! Чистить надо. Ладно. Будем считать, что у меня появился маленький ребеночек.
-А к ребеночку прилагается и телочка. Есть она у тебя? Где она, как мы поместимся втроем тут. А вдруг я её с голодухи… , того…?
- Рот свой закрой, голодный. Нет тут никого. Только ты и я. Тёлок ему. Вылечись сначала, а потом уж за телку думай. За что хоть тебя подрезать хотели, скажешь?
-Нет, начальник, не скажу.
-Ну и не надо, заключенный.
-Ну, не сердись, Олежка, привыкнуть надо, не сразу так вот жизнь перевернуть всю смогу я. И спасибо тебе за спасение. За заботу.- Иван потянулся и обнял Олега. Руками похлопал его по спине и нежно прижался своей грудью к груди. Но через две секунды он отпрянул от Олега и посмотрел на его реакцию.
-Ты чего так резко отскочил?
-Подумал, что сейчас по роже схлопочу за телячьи нежности.
- И к нежностям тоже привыкай. Пошли в ванную, помою тебя.
Олег включил теплую воду, и она полилась в ванную. Под журчание воды он осторожно снял куртку, потом штаны. Иван тут же, в трусах, шагнул в ванную.
-Эй, а трусы?
-А если я тебя боюсь?
-Чего? Думаешь, я тебя сейчас изнасилую? Вот дурень-то. Сказал же, забывай о зоновских привычках. Насиловать я тебя не буду.
- А по любви?- Иван улыбнулся милой улыбкой.
-А ты чё, гомик, что ли? Не- е, я не по этой части.
-Да не гомик я. Никто меня в зоне не трогал. Хотя попытки поначалу были. Если б тронули, я б сразу им это откусил. А там уж, как судьба улыбнулась. Убили – так убили. Хули мне в этой жизни уже. Хорошего и не жду.
-Ну, не вы-бали –значит хорошо. И жизнь хороша и тебе в жизни должно быть хорошо. И не жаловаться на судьбу. Всё у тебя исправится - и Олег не спеша, пользуясь, что Иван стоял, стянул с него трусы. Всю одежду он скинул в кучу.- Наверное, ты не садись, а то намочим рану. Давай так я тебя и помою стоя.
Белое. Совсем белое, как первый снег, было тело у Ивана. Ладная фигурка с гладким телом. Широкая грудь, темно –вишнёвые соски, широкие плечи. Так же красивы были и его бедра. Иван не дал посмотреть на свои передние прелести и повернулся спиной к Олегу. Тут- то и бросилось в глаза то, что нравилось ему в пацанах- попка. Она была пределом того, что Олег считал совершенством. Отличная попка, ничего не скажешь. Белесый пушок украшал крутые полушария ягодиц.
-Олег! Ты меня прости, мне не совсем удобно, понимаешь. Можешь отойти или отвернуться? У меня стояк, мне надо вздрочнуть, я стесняюсь, а спасу нет, как хочется.
-Ну, давай, я отвернусь, подождем, пока разрядишься.
-Да я не долго, я сейчас, я привык по быстрому- Иван в это время руками совершал поступательные движения.- ох! ох! уф! мммм!- Иван присел перед семяизвержением, и начал еще быстрее водить рукой- Уф! – давно я так в спокойной обстановке не дрочил! Теперь можно мыться.- Иван повернулся, и Олег увидел еще не совсем обмякший член. Сказать, что большой, нет. Сказать что толстый, нет. Обыкновенный средней толщины и длины перчик молодого парня скукоживался и плавно крайняя плоть, как занавес в театре закрывала головку. Последняя капелька спермы маленьким клубочком висела на конце. Яички были подтянуты в один круглый шар. Член был темного цвета, а яички розового. Олег хмыкнул, улыбаясь и глядя на эту картину.
-Эй! Ты чего смеёшься? Олег, что смешного?
-Да, нет, просто ты красивый. Вернее, фигура красивая у тебя. И улыбка тоже. Давай мыться? С чего начнем? С головы?
-А ты? Ты не хочешь вместе ? Так не совсем стыдно будет. Давай, раздевайся, лейтенант молоденький. Заодно я посмотрю, какая у тебя фигура- Олег разделся и стал рядом с Иваном, держа в одной руке распылитель, а в другой– флакон с гелем. Он старательно и неторопливо, намыливая мочалку несколько раз, стал отмывать парня. Потом еще намылил. Принюхался: запах оставался.
-Знаешь, Вань! Давай я тебе обрею на лысо. Голова у тебя красивая, смотреться будет вполне современно. У меня бритва есть с насадками. Я сам себя стригу.
-Ну, давай. Я не возражаю. Полностью отдаюсь в твои руки.
Так, с головой разобрались. При резких движениях Ваня постанывал и поэтому Олег старался лишний раз не тормошить друга. Мочалкой он несколько раз прошелся по спине, шее, перешел на ягодицы. Твердые полушария попки упруго откликались на движения мочалки колебаниями.
-У тебя не ягодицы, а чистый изумруд. Такие большие орешки- Олег тем временем орудовал между ягодичек, потом перешел на бедра, и вниз, к ступням.- Так, задняя часть у тебя готова.
-Это к чему она готова? Ты ж говорил, что не пидар? Ой! Не могу смеяться! Кстати, изумруд зеленого цвета. А у меня жопец, насколько я знаю, беленький.
-Да всё у тебя на пидарах замешано. Не ссцы, не полезу я на тебя. Ты ж понимаешь, что я имею в виду помывку. Поворачивайся, осторожненько, помоем спереди. Ого! Опять будешь сдрачивать?
-Мой,мой, не обращай внимания. Видишь, я уже и не стыжусь тебя.
Впереди пришлось осторожно вымыть живот, не задевая перевязку. Потом уже пошустрее Олег намылил остальную часть живота и нижнюю её часть. Уже не стесняясь своих действий, он приподнял за головку член, хотя он и так был приподнят своей кровью, вымыл мошонку, еще раз удивился её розовым оттенком, и стал оттирать от пота и грязи ноги Вани. Вся эта процедура ничуть не возбудила Олега, хотя и было невероятно приятно мыть голого парня. Ему и раньше приходилось в бане участвовать в совместных помывках. Но то было другое дело. А это, - это вызывало кайф. Глазам было приятно в такой вот близости смотреть на симпатичное голое тело парня. В голове у него было светло и легко, а на душе радостно и спокойно.
-А ты часто дрочишь?- спросил его Иван.
-Ну, когда как. Если нет долго девчонки, то дрочу. По-разному бывает.
-Ну, да- вздохнул почему-то Ваня. Я вот и смотрю: ты меня моешь и трогаешь всего, а член у тебя не встаёт.
-А что, он должен на тебя вставать?
- Как ты говоришь, по-разному бывает. В зоне я б такого не позволил себе и другому. Там бы сразу раком поставили.
-Всё, Ванечка, осторожно выходи из ванной. Сейчас я тебя вытру, и мы можем идти покушать.
-А что, мы так и будем голыми?-Они стояли уже на кухне и оба были обнажены.
-ОЙ, бл..!!Я, знаешь ли привык быть один и когда из ванной выхожу, то нет нужды от кого –то прикрываться. Сейчас что- то принесу.
-Ладно, Олег, не суетись, давай так и покушаем. Всё равно сейчас ложиться. Я устал и спать хочется. Как вспомню –аж страшно опять, то что пережил, то что не убили. Да и болит очень рана.
Так они и поступили. Кушая, они много разговаривали и тон грубости у Вани постепенно стихал. Он иногда заикался, ища замену непотребному слову, готовому вылететь со рта. Олег расстелил диван и они, как были, обнаженными, легли рядышком.
-Какое блаженство!!! Настоящая кровать, настоящая квартира, можно не боясь спать сколько хочешь!!- Иван потянулся к Олегу и поцеловал его - прости, но я тебе безбрежно благодарен.- Поцелуй был быстрый и горячий. Он обжог не губы Олега, а что - то внутри тела. Сердце трепетнулось и отозвалось гулким ударом в грудь.

Ваня спал на спине, он заснул быстро. А Олег еще несколько минут смотрел в лицо друга, потом подумал, что это некрасиво, смотреть на спящего человека в упор, отвернулся и, чему- то улыбнувшись, тоже заснул.

Наутро Олег проснулся рано. Иван еще спал. Быстро поднявшись с постели, Олег прошел в ванную, потом зашел на кухню, зажег плиту и поставил кипятить чайник. Затем у него мелькнула мысль посмотреть у Вани рану, и он осторожно подошел к парню, откинул простыню и, убедившись, что кровотечения нет, так же осторожно накрыл его.

Чайник загудел своим свистком, и Олег направился на кухню. Приготовив себе кофе, он сел возле окна и стал раздумывать над возникшей ситуацией.
« - Вот на х…ра я притащил его в дом? Видите ли, пожалел. И что теперь с ним делать? Жить с ним рядом? Куда он пойдет работать? А если у парня заскоки и начнутся тут оргии, пьянки? А потом возьмется за старое - кражи, драки, хулиганство? - Вопросы роились и выскакивали из головы, как из рога изобилия. Уже не было того романтично –сопливого настроения, как вчера. - Ванечка, Олежечка - передразнивал он вчерашний разговор. - Тьфу! Бл…! Ну на хрена козе такой геморрой? Как вот теперь от него избавиться? Кофе обжигал губы и язык, и от этого больше возникала злость на самого себя. - Видите ли, жопа понравилась! Ну, и что теперь делать? Хоть плачь! Чуть не стал п….дором и не полез на пацана. Хотя стоп! Не было мысли лезть на пацана. Просто он ему тогда понравился - Олег еще сильнее сдвинул брови. Он никак не мог разобраться в своих чувствах. Вроде бы и нравился ему парень. А вот теперь, когда он его приютил, получается, что этот парень ему, как геморрой. – Ладно, все равно надо узнать, кто его подрезал, забрать документы в зоне . А потом он отдаст их Ивану и попрощается с ним. Да, точно, так и сделаю. Баб е…ать надо, а не с пацанами спать. »
Олег вздохнул облегченно. Решение было принято. Стало все ясно и просторнее в башке.
-Чего кислый сидишь тут? Думаешь, как от меня избавиться?- В проеме двери появился заспанный Иван. Он рукой поддерживал повязку и слегка кривился от боли при движении.
-Чего ты решил, что я так думаю?
-Да слышал я твоё сопение, не хотел раньше времени подходить. Не хочу попасть под раздачу в неподходящее для меня время. Некуда мне сейчас податься, а то я б тебя не обременял. Но уж коли приютил- не страдай, дай немного оклематься и я сам уйду.
-Да кто тебя гонит. Мы говорили вчера, что мой дом для тебя пока открыт.
-Вот именно, что пока. А вдруг сейчас скажешь, выметайся, на х…р отсюда.
-Ну, не говорю же.
-Не говоришь. А думаешь. Пока кофе пьёшь. Кстати, не угостишь? Двести лет не пил кофе. Чефир задолбал уже. Все печенки прожег. И еще. Ты не мог бы мне одолжить кой- какую одежду. Не могу же я все время ходить голым. Я потом отработаю и отдам деньгами.- Тут только Олег увидел, что парень стоит возле него обнаженным. Густая поросль черных волос обрамлял его пах, и почти скрывала маленький скукожившийся член и яички.
-Чё смотришь? Ну, маленький, когда не возбужденный.
-Да не, я смотрю, какие у тебя густые волосы. Никогда не видел такой густой заросли там.
-Так ты дашь мне одежду? Или мне на улицу голым идти?
Незаметно возобновилось то отношение, что сложилось у них ранее, еще в зоне. Только теперь в гостях был Иван. Они беседовали и пили кофе. Иван задавал вопросы о той вольной жизни, что была за окном и о тех изменениях, что произошли на планете за годы его отсидки. Газеты газетами, телевизор телевизором, но ничто не может рассказать о жизни лучше, чем, если ты есть участник происходящего в ней. Но вместе с тем и ушла та былая нить, которая их сближала. Магнит размагнитился, и они были опять как два знакомых, но чужих человека. Что за ночь перевернуло в сознании Олега, трудно сказать. Но эта перевернутость была поймана сознанием Ивана, и он не старался наладить и залатать тонкую грань отношений.
Олег оставил ключ парню, разрешил ему самостоятельно покопаться в личных вещах (одежде), благо их было не так много и найти себе что- то подходящее.
Оставшись один, Иван почесал себе затылок и, вздохнув, произнес:
-Ну, и что же будем делать дальше? Или все ему рассказать? А что будет потом со мной, или с ним? Сука, вот попал я в капкан. И не выкрутиться. Хоть прячься, хоть не прячься – найдут все равно. Это такие люди. Найдут не сегодня, так завтра.

Он опять вздохнул, потом пошел в ванную комнату, включил воду и залез в ванную. Полежав длительное время, так и не придумав ничего путного, он вылез из ванны, вытерся и стал одеваться. Взяв то небольшое количество денег, что оставил ему Олег, он вышел на улицу и, задрав к небу голову, стал набирать в легкие воздух. Свежий и бодрящий, он охмелял мозг. В зоне всегда воздух был с душным запахом грязных тел, такое впечатление, что и воздух был заключенным в зону.

Он долго бродил по улицам города, заглядывал в магазины, смотрел на витрины, смотрел на людей, заглядывался на девушек. Однако, эта эйфория быстро надоела и он стал возвращаться назад. По дороге он купил продукты на двоих и, зайдя в квартиру, захлопнув за собой дверь, он прислонился в двери и глубоко вздохнул. Свобода его немного тяготила. А может, и груз неизбежной беды его загонял в угол и терзал там на куски, да еще эта физическая боль от свежей раны. Как был, в одежде он плюхнулся на кровать и быстро заснул.

Долгий и настойчивый звонок не мог сразу привести в чувство Ивана. Он отвык от этих сигналов и сразу не сообразил, что надо открыть дверь. Олег был в бешенстве.
-Ты что тут делаешь? Дрочишь на мою фотографию, или на телевизор? Какого дьявола ты не открывал дверь? - Олег без разбора начал наступление, и, не давая слова сказать Ивану в своё оправдание, продолжал сыпать оскорбительными словами. Кем за эти минуты не был Иван – и п….даром, и скотом, и сволочью …. Иван только рот раскрыл от неожиданности получения таких оскорблений, житейских, но все равно неожиданных.
-Ну, заснул я, прости, не мог проснуться сразу.
-Бл…, в свою квартиру я не могу полчаса зайти. Наехала сюда лимита всякая и хозяйничает.
Иван глянул на часы – полдвенадцатого! Ого, сколько он проспал!
-Прости, я тебе сейчас покушать приготовлю. Ну, извини! Чё орешь то. Ну, так получилось, я извинился. Иди кушать.
Еда помирила быстро. Олег отдал Ивану документы на освобождение, деньги, что ему причитались за период работы в зоне.
-Ну, вот теперь ты новый человек. Вот только с пропиской не знаю, как тебе быть. Надо, по крайней мере, зарегистрироваться.
-Спасибо, что-нибудь придумаю. Может, завтра я и пойду искать себе пристанище, да и на работу надо сразу пристраиваться. Этих денег и на туфли не хватит.
-Можешь пока оставаться. Пусть хотя бы рана заживет, поищи пока работу.
-Может не надо лицемерить? Я же ясно вижу, что за ночь ты передумал и теперь жалеешь, что затащил меня к себе. Не знаю, что случилось, может, я виноват в чём – то, но ты проснулся с другим мнением.
-А что ты думаешь! Да, в первый момент я пожалел тебя. Мне страшно стало, что тебя чуть не убили. Причем в клетке, за десять часов до свободы. Это неправильно, не знаю, что произошло, за что тебя так, но я не думаю, что ты заслужил этого. Да, были моменты, что я рассердился на себя за то, что вот в одной постели с тобой сплю. Голый, в постели с парнем, с которым вчера сопли распустил и чуть не целовался. Но это тоже неправильно, что из- за этого я тебя должен выгнать. Так что давай, забудем обиды и будем жить пока вместе. А там видно будет. Ну, в самом деле, куда ты пойдешь. Опять влезешь в какой- то передел- перемес и сядешь. Насчет денег не волнуйся. Я могу тебе одолжить, и ты купишь себе одежду. А потом отдашь. Заработаешь и отдашь. Не кинешь ведь?
-А не боишься, что я тебя грабану?
-Не боюсь. Тут нет ничего, что б имело ценность.
-Не думай. Это я так, проверить тебя. Снимай носки, трусы, я сделаю постирушку.
-Ух, ты! Да никак вы уже входите в роль, брателло.
-Ну, раз уж вместе будем жить, то надо же сообща следить за порядком.
Иван отправился в ванную комнату делать свою постирушку, а Олег, прибрав на кухне, готовил постель ко сну.
-Иван! Может, все же скажешь, за что тебя подрезали? Не грозит ли тебе еще опасность? Не связано ли это с твоей свободой и выполнением кое– каких заданий?
-Успокойся, да и какое тебе дело до моей жизни! Я спокоен, а ты тем более должен быть спокоен. Я схожу завтра в поликлинику на перевязку.
-Ты знаешь, что говорить врачам в случае чего?
-Знаю.
А потом они легли, как и в прошлую ночь, только не было ни благодарности, ни поцелуя. Был разговор. Разговор двух товарищей, которые давно не виделись.

Так проходили дни. Олег был занят на службе. То он оставался в карауле на ночь, и тогда Иван дома сам хозяйничал. То, придя утром с дежурства, он засыпал и вечером встречались они, когда Иван приходил домой. Он уходил каждое утро и возвращался к вечеру. Говорил, что ищет работу. Потом он её все же нашел: его приняли в строительную фирму. И Иван стал уходить рано утром. Возвращался вечером усталый и голодный. Платить обещали неплохие деньги и Иван постепенно прибарахлялся. Он сохранил короткую стрижку. Она ему очень шла и придавала на слегка небритом лице очень сексуальный вид. Особенно возбуждающе он смотрелся, когда в легкой улыбке с прищуром глаз он показывал свои отбеленные зубы. Отношения между ними не менялись. Они не ссорились. Но они и не сблизились. Они стали приятелями и не более. Иван часто рассказывал о своей работе, когда они вечера проводили вместе. Иногда он расспрашивал о зоновских новостях. Темы подреза более Олег не поднимал, а Иван ничего не говорил.

Однажды Иван пришел домой, сильно выпивши и расстроенный.
-Что за причина? С чего пьём?
-Ты не представляешь, какой облом я сегодня испытал! Бл…, я такого не ожидал. Снял чувиху, немного поболтали, я её уложил на стол, в штанах пацан трещит от напряжения, я только его стал вставлять, как он размяк. Хорошо, что уже головка влезла и я его досунул до конца. Но второй раз он уже не поднялся. Да! Но только я с ней попрощался, как этот придурок опять начал расти в штанах. Во, подлец какой! Это что ж такое за дело?
-Ну, не переживай. Бывает. Ты долго не общался с женским полом, отвык немного от секса – вот тебе и реакция.
-Не знаю. До зоны- то я не имел вообще связи с девчонками.
-Так ты девственник? И сегодня потерял девственность и от радости ты напился?
-От радости! От хуябости! С горя, что такой облом вышел. Я думал, что нае…сь от души. Свобода, воздух, питание. Все способствует первоклассной е…ле и тут такое горе. А вдруг я импотент?
-Да, ну, нах, какой импотент в таком возрасте. Ты не переживай. Попробуй еще раз. Он же встает у тебя. Дрочишь же не раз в год.
-Да я никогда не испытывал трудности в его подъеме. Он всегда вставал по первому свистку. Дрочил я по нескольку раз в день. И тут такой облом!!! Знаешь, как хочется трахаться! - Иван захныкал, как ребенок. Его уже шатало и мутило от выпитого, и он рванул в ванную. Но все же по дороге успел выплеснуть и на себя, и на пол, рвотные массы.
-Бл…ь, чтоб из- за этого так нажраться, а завтра пропустить работу! Какого черта так страдать. Ну не тёлка, так кулак. Какая в ж…пу разница. Жизнь на е…ле не кончается-Олег пошел помогать другу.
Пришлось заставить промыть желудок, потом окунуть его в ванную, отмыть от грязи, одежду отправить в стирку, и, как в старые добрые времена, он голого Ивана (вот еще – одевай ему трусы –утром сам оденет), кинул на постель. Иван моментально вырубился.
Они были почти ровесниками. Еще недавно их разделяла колючая проволока. А теперь они спят на одном диване. Олег кинул взглядом спящее тело парня. Он лежал на животе, слегка раздвинув ноги. Белое тело на белой простыне являло собой милое зрелище. Вот они, любимые Олегом голые ноги парня, мускулистые голени, полные бедра, переходящие в ягодицы, которые, как шары возвышались над телом. Крутой переход в спину. Разбросанные ноги чуть-чуть раздвинули круглые полушария и обнажали овраг между ними. Овраг зиял чернотой мелких волосков, обрамлявших вход вглубь ягодиц. Вход был глубокий. А вон там виднеется и мошонка. Олег смотрел и наслаждался видом голого парня. В душе опять шевельнулась симпатия к нему. Захотелось раздеться и лечь рядом, прижаться к этому телу, или лечь на него.
-Тьфу, какие мысли! Но почему то они периодически возникают. Вот уж х…ня какая. Мужики, одни мужики – во взводе, в зоне, в постели. А ведь сам выбирал себе такую долю. Олег притронулся рукой к попке Ивана. Какая прелесть, как интересно её ощущать. Он опустил всю ладонь на ягодицу и так простоял несколько секунд. Потом провел рукой по второй половинке. Как живые, они зашевелились и замерли. Иван заёрзался во сне и ноги чуть раздвинулись еще больше. Взору Олега теперь еще яснее предстал овраг, который расширился и приоткрыл путь к анусу. Там, среди волосков виднелось розовенькое пятнышко. Иван опять поерзал на постели и ноги сомкнулись. От увиденного у Олега зашевелилось между ног родное существо, которое быстро зажгло желание похоти и он быстро кинулся в ванную, по ходу сбрасывая с себя всю одежду. Белая попка стояла перед глазами, а руки машинально делали своё дело. Спустив сперму на руку, он поднес к носу и стал вдыхать её запах. Ему нравился запах спермы. Отдышался. Теперь можно и идти спать. Прохладная простыня мягко обволокла обнаженное тело и оно, расслабившись, заснуло.

Утром они проснулись одновременно. Каждый поднялся со своей стороны дивана, и они столкнулись в проеме двери. Тела соприкоснулись в области бедра и вздрогнули. Потом каждый хотел пропустить друга, и они опять прикоснулись. Посмотрев друг на друга, они засмеялись: у обоих орудие было на полном взводе и стояло намертво, горизонтально полу.
-Иди уже первым, алкоголик!- Олег шлепнул по попке Ивана и задержал руку на ней.
-Не, пьянству бой. Ну его на х.., эту водку в неограниченном количестве. Я ведь не пью.
-Да я это заметил уже. Даже в день освобождения ты не нажрался, как это делают все.
-Я особенный! Я ж не преступник. Я жулик. Жертва обстоятельств. Тебя на службе не уволят, что ты зека приютил? Иди, я освободил тебе место.
Они опять столкнулись телами, но на этот раз было видно, что этого хотел каждый.

На выходные они договорились пойти вместе отдохнуть и расслабиться в ночной клуб. Обстановка в клубе позволила им хорошо погулять. Лёгкие напитки, танцы, общение с девочками, потом с одной из них они пошли в приватную комнату и там, закрывшись, предоставили ей побаловаться с их петушками. Они сидели рядом, а девушка, расстегнув брюки, стоя на коленях, приложилась к члену Олега. Она смоктала его возбужденную плоть, доводя до оргазма. Иван в это время рукой возбуждал свой орган, не спуская глаз с члена Олега, который (член) то пропадал во рту, то появлялся опять. Ему удалось возбудить его и, когда девица перешла к Ивану, то инструмент его уже был готов к бою. Когда ноги Ивана задергались в момент экстаза, по лицу его блуждала улыбка. Отсосав по одному разу, девица посмотрела вопрошающе на Олега, но тот отрицательно кивнул головой, и она вышла. А вскоре ребята, приведя себя в порядок, вышли и сами.
-Хорошо отдохнули! Ты доволен? Убедился, что не импотент?
-Клёво. Я прям духом воспрял, что не все потеряно. Поехали домой! Утро скоро.
Уже дома Иван, веселый и воодушевленный рассказывал, как он вначале думал, что не встанет, но потом, как он увидел, что у Олега стоит, как она сосет у него, он почувствовал прилив сил в члене. Он еще пару раз повторил, что интересно было наблюдать за членом Олега, какой он твердый и красивый , как хорошо, что они вдвоем сообразили на одну чувиху и вообще, Олег настоящий пацан, верный друг и Иван всегда будет стараться не потерять эту дружбу. Потом Иван начал планировать следующие выходные с таким же распорядком и незаметно для себя и Олега стал раздеваться. И, когда он голый уже стоял, то начал демонстрировать Олегу как он подрачивал член и как он боялся, что опять опозорится.
-А у тебя классно стоит. Красиво так. Можешь показать?
-Слушай! Может уже хватит ?Давай ложиться спать. Сексолог, блин!
-Не, в натуре! Спасибо тебе за вечер!
-Иван! Ты уже благодарил, мы вместе отдохнули , все было хорошо, я молодец, ты молодец, давай спать!
Возбуждение Ивана, таким образом, было потушено, и они легли спать.

Олег на две недели уехал на сборы. Ему нравилось там проводить время. Занятия спортом, стрельба - это особенно увлекало его. Он с удовольствием стрелял со всего вида стрелкового оружия, особенно ему нравилось работать со снайперской винтовкой. У него во взводе был снайпер, и они во время сборов всегда проводили между собой соревнования на меткость, чем вызывали необычайный интерес у солдат и офицеров. Кто- то даже придумал маленький такой вид тотализатора. Правда, не на деньги, а на сигареты. Да и с автомата, и с пистолета, и пулемета, всегда его(Олега) пули попадали в десятку. Поэтому его взвод и считался одним из лучших в дивизии: оценку подразделению давали, в том числе, и по успехам командира. Две недели пролетели незаметно, и Олег вернулся домой. Вечером они закатили ужин. Олег привез с собой бутылку коньяку, Иван занялся кулинарией, и полилась беседа. Особо рассказывать нечего было, но интересно было выслушать, как каждый провел все это время, какие успехи на работе и службе, ну, и вообще… .
В этот вечер и признался Иван, почему его тогда хотели убить. Прошел уже год после освобождения, и он рискнул раскрыть небольшую тайну, которую скрывал от Олега. Да и тайна то была не ахти какая. Дело в том, что Ивану предложили после освобождения заняться поставкой наркотиков в зону. Его пригласили к одному из авторитетов и поставили условие: он будет работать на них и проносить в зону наркотики. Сказали, кто их прикрывает из охраны, кому на вахте отдавать пакет, ну и так далее. Отказ не принимался, и его отпустили подумать- или он соглашается, или ему будет плохо. Уже позже, после отбоя, один из участников беседы подошел и спросил: «ты все решил правильно?». Иван ответил отказом, и вот тогда это все и произошло, чудом остался жить. А под конец рассказа Иван сказал Олегу про участников этой цепочки из числа офицеров с перечислением фамилий офицеров. Заносить в зону наркотики было не в диковинку. И деньги заносили, и продукты питания. Но особенно ценились там наркотики. Это был настоящий бизнес.
-Ох, ни х…а себе,- не удержался Олег, услышав фамилии офицеров - и кому ж тогда верить. Кому это можно рассказать?- Да-а! Не знаешь, от кого получишь нож в спину - Так ты еще и нормально выпутался из этой истории.
-Не знаю, может и выпутался, а может, и нет. Уехать бы отсюда подальше, чтоб никто не нашел. Наверное, знают, что я живой остался и наверняка думают, что я их заложил.
-А знаешь, может и вправду тебе уехать?
-Я уж думал, но привык с тобой жить, работа хорошая. Жалко всё бросать. Может оно и обойдется? Все же, сколько времени прошло. Всё тихо ведь. Вот если бы мы вдвоем уехали-мечтательно добавил Иван.-тебя могут перевести?
-Не знаю. Я тут хотел получить повышение.
Они еще поговорили и легли спать. Уж год прошел, как они живут вместе, но постель до сих пор делили пополам, и не более того. Куда еще в комнатке вторую кровать ставить.

Если у Олега жизнь была непредсказуема: то ночные вызовы, то на суточный наряд внеплановый, то учения и сборы тренировочные, то у Ивана всё складывалось более-менее размеренно, и предсказуемо, и планируемо: работа, отдых. Иногда он развлекался в компании друзей на работе, иногда тусовался сам в клубах. Но одно он делал с Олегом: это снять девчонку и потрахаться с ней. Только в присутствии Олега, когда он смотрел на него, появлялось возбуждение, и он мог, наблюдая за голым Олегом и его возбужденным членом совершить с девчонкой половой акт. Он не мог себе объяснить этого и считал, что он, Олег, его палочка– выручалочка, и при нем он чувствует себя более уверенным и сильным, в том числе, и в половом смысле. Почему именно обнаженный член Олега заставляет его набираться сил, он не задумывался. Но иногда они дома позволяли себе совместную дрочку, когда вечером, перед сном, раздевались и ненароком один из них обнаруживал у себя стояк, второй за солидарность раздевался, и они на глазах друг у друга совершали такой грех. Они садились друг против друга и похихикивая, начинали совместный онанизм, так же, хихикая, они смотрели, у кого больше выльется спермы, и кто дольше продрочит.
Страницы:
1 2
Вам понравилось? +51

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

11 комментариев

+ -
+2
Антон Сердюк Офлайн 28 августа 2012 19:59
Весьма недурственно написано.Мне понравилось.Интрига завернута натурально.Было бы неплохо прочитать продолжение.
+ -
+6
Нормалёк Офлайн 4 сентября 2012 00:39
Моё мнение, абсолютно антигейский рассказ. Оба героя - не геи, а пидары с большой буквы. Именно такими нас видит обыватель. Без чести, без взаимного доверия. С больной любовью.
Офицер взял деньги, а не застрелился.Не успел сесть в самолёт - новая любовь, сразу же. Бывший зк продал любовь за деньги, предал самого близкого человека.
Оба безвольные, ни одного поползновения к борьбе, ни за свою любовь ни за привычный образ жизни.
Грустно всё это.
как-то так.
+ -
0
Ольга Морозова Офлайн 10 сентября 2012 19:27
Комментарии, содержащие флейм по отношению к автору, были удалены. А также комментарий самого автора, вызвавший этот флейм.

И убедительная просьба!
Давайте будем взаимно вежливы. И постараемся не оскорблять друг друга.
laughing
+ -
+2
Ручей Офлайн 17 сентября 2012 15:36
50/50
1) понравился закрученный сюжет и хороший конец, и, если тут кто-то заговорил о второй части, то, было-бы не плохо узнать: где ещё (кроме Третьяковки) побывают Олег и Иван? Будет ли у них и тут закрученный сюжет, чтобы впоследствии оказаться с двумя новыми друзьями (которых они тоже спасли) где-нить в Черногории, ну или ещё где за рубежом?
2) что касается "не понравилось", наверное то, что я не люблю подробности сексуального характера в сюжетах (но, тут уже на вкус и цвет, я такие моменты пропускаю)
+ -
+2
Сергей Ильичев Офлайн 9 декабря 2012 19:24
Давно не читал рассказов с таким вниманием, жизненные ситуации точно выверены, акценты расставлены, процесс формирование интимных отношений предельно достоверен. А сомнения насчет того, что герои - не геи - неправомерны, так как в результате этих сложных процессов взаимной притирки двух еще молодых парней... они смогли сформировать в себе необходимые чувства мужской верности и познать смысл взаимной жертвенности по отношению друг к другу, без которых не бывает настоящей любви.
--------------------
"Не судите, да не судимы будете"
+ -
+1
Антон Сердюк Офлайн 29 декабря 2012 22:08
Дело в том. что это 1 часть рассказа.Сюжет на этом не заканчивается и Вы правильно всё поняли.
+ -
+1
blond40 Офлайн 18 апреля 2013 21:21
Здравствуйтe автор.Прочитала всe ваши выложeнныe произвeдeния , иногда складываeтся ощущeниe что это отрывки из цeльных романов , что то типа анотации только в болee развeрнутом видe.Пожалуй только "Конвоир" выглядит как цeльноe произвeдeниe, с нeтeрпeниeм жду продолжeния.Пусть всe у вас получится и музу вам в помощь. :yes:
+ -
+2
Elize Офлайн 31 мая 2014 12:39
Впечатления, что прочитала рассказ не об отношениях людей, а двух существ с дырками в заднице и в душЕ..
+ -
+1
mars Офлайн 27 мая 2015 12:59
Сюжет, быть может, сам по себе был бы интересен, если б в монологи двух довольно молодых людей не было вложено просто сквозящее старческое сюсюканье. Когда читаешь почти техническое описание сексуальных сцен, в романтические взаимоотношения героев верить приходится себя почти заставлять. А зря заставлял! Подтверждением этому - последние строки.
После прочтения удалил, и было сильное желание отмыться от прочитанного под душем.
+ -
+3
Андрей Соловьев Офлайн 21 октября 2015 15:59
Насколько по разному мы воспринимаем один и тот же текст! Попробую встать на защиту героев:
Внимание! У Вас нет прав для просмотра скрытого текста.

Это хорошие люди и хорошая любовь. В скверных обстоятельствах.

А если кого-то коробят сцены орального и анального сношения между мужчинами, контекстуально уместно и достоверно выписанные, наверное не стоит заходить в раздел эротическая гей-проза. Лучше почитать что-то ещё.
+ -
+2
Иштар Офлайн 24 октября 2015 10:23
Очень сложные ощущения от прочитанной повести, что идет в увесистый плюс произведению. Долго не могла понять, что же меня напрягает в прочитанном, ведь герои понравились, интрига отличная и интимные сцены совершенно уместны... После некоторого размышления догадалась - атмосфера, когда любой нормальный по сути человек может походя стать пешкой в большой игре за власть, бабло и прочее, коверкая судьбы и заражая все кругом своей гнилью. И эти благоглупости, что хороший человек найдет способ не испачкаться, всего навсего тавтология. Надеюсь, что это все-таки был не Иван, да и над окончанием можно пофантазировать. Спасибо, Автор!
Наверх