Елена Котельникова

Сила сплетенных пальцев

Аннотация
Сила прикосновения, сила объятия, сила поцелуя... Когда у тебя остается лишь сила сплетенных пальцев... Что ты почувствуешь в своей душе в этот момент?




Впервые за все годы начала своей личной жизни я праздновал свой день рождения без любимого человека. Лика уехала на защиту диплома, меня же удержали здесь работа и друзья. Виктор обещал, что скучно не будет, но не понимал, что там, где нет человека, которого я не могу поцеловать и обнять, мне будет скучно и грустно в любом случае. Я усиленно старался улыбаться и веселиться, чтобы не обидеть друга, но сам не заметил, как ушел на балкон и застрял там на полчаса, попивая пиво из бокала и рассматривая закат. Двадцать два года миновало быстро, незаметно, я и не ощутил, как пролетело безмятежное детство. Хотя и сейчас я был тем еще ребенком, но шевелить мозгами приходилось все чаще и чаще. Зависеть от родителей я перестал уже давно, как только начал учиться – нашел работу и кормил себя сам. Правда от этой независимости иногда становилось довольно тоскливо из-за понимания своей взрослости – раз ты можешь себя обеспечить, значит, ты можешь справиться со всеми проблемами сам. Вот и решай их, а мы тебе уже ничем помочь не сможем. Эх, обидно как-то…
Сотовый запел любимую песенку Лики, и я с улыбкой поднес телефон к уху:
-Привет, котенок!
-Привет, Ромашка! – легкий смешок.
-Ну опять ты меня так называешь? – обижаюсь я в шутку.
-Я же любя. С днем рождения, солнце!
-Спасибо!
-Празднуешь?
-Что-то вроде того.
-Почему грустишь?
-Тебя нет рядом.
-Эх, - печально вздыхает она в трубку, люблю, когда она так делает. – Я сама не рада, что уехала. Ну ты сам понимаешь…
-Понимаю, конечно. Ты когда обратно?
-Не раньше, чем через две недели. Надо разобраться с документами, предзащита, защита…
-Хорошо. Буду ждать тебя. Я люблю тебя!
-И я люблю тебя! Ладно, не буду мешать тебе праздновать…
-Ты не мешаешь, что за глупости, - возмущаюсь я.
-Тем не менее, я все же прощаюсь. Дела. Еще раз с днем рождения! И веселой тебе ночи! Целую!
-Спасибо! И я тебя целую! До встречи!
-Пока!
Кладу трубку в карман и счастливо улыбаюсь. Все же странная штука – эта любовь! Совсем недавно говорил слова любви другому человеку, а когда мы расстались, я смог полюбить снова. С одной стороны радует, что я не однолюб, а с другой… Слишком уж я впечатлительный. А может быть, всего лишь лицемер?..
-Привет, именинник! Сказали, что тебя можно найти в спокойном месте, как ни странно.
Я оглядываюсь: в проеме балконной двери стоит незнакомец. Он проходит на балкон и протягивает мне руку.
-Алексей.
-Роман, - я пожимаю его руку. Он упирается в перила и смотрит вниз на секунду. Синяя футболка и джинсы, на левой руке – большие часы с широким браслетом. Ничего лишнего.
-Я друг Виктора. Сегодня прилетел погостить у родителей на недельку-другую. Хотел с Виктором пивка попить, а он сказал, что сидит в гостях на дне рождении. Ничего, что он меня пригласил?
-Конечно, - улыбаюсь я. – Все в порядке. Здесь хоть весело, дома наверняка скучно.
-А ты чего не веселишься?
-А, - я смущенно чешу затылок, - и не знаю даже. Ушло в прошлое веселье от дня рождения. Это праздник для детей.
Алексей усмехается и высокомерно смотрит на меня:
-Значит мы уже слишком взрослые, чтобы опуститься до такого?
Слышу ехидную нотку в его голове и не знаю, как отреагировать. Был бы это Виктор, тут же щутя в печень получил бы. Алексея же я знаю несколько минут.
-Я прикалываюсь, не делай такую серьезно-обиженную моську! – не выдерживает он. – Ладно, пойду пивка выпью с вашего позволения, сэр Именинник.
Он собирается уйти, но меня так и подмывает тоже приколоться над ним.
-А если я не позволю?
-Чего не позволишь? – он оглядывается на меня в дверях.
-Не позволю уйти и пить пиво. Мне, видите ли, скучно, - вздыхаю я как бы между прочим и нарочито уныло смотрю на небо.
Алексей смотрит на меня удивленно, а потом весело хохочет.
-Ну ты и наглец!!!
-Леха, ты только пришел, а уже обзываешься! – Виктор просовывает голову подмышкой Алексея и выскакивает на балкон, на ходу закуривая сигарету.
-Ага, - смеется он, - я только пришел, а меня уже приняли за шута и не дают попить пива.
Я примирительно улыбаюсь:
-Да ладно. Иди пей. Поверил мне что ли? Один-ноль в мою пользу.
Алексей с усмешкой качает головой: типа «Ну держись у меня!» - и уходит.
-Вы чего тут – ссорились что ли? – спрашивает Виктор.
-Мы? – переспрашиваю я и с улыбкой смотрю на закат. – Нет, просто нашли общий язык. Он понятен только нам. Ты ведь не понял.
Виктор настороженно смотрит на меня, и я понимаю, о чем он сейчас думает.
-Рома? – осторожно произносит он.
Я мотаю головой и опускаю взгляд:
-Ты неправильно меня понимаешь. Я завязал.
«Завязал». Это неверное слово, но я так и говорю, потому что оно выглядит холодно и безразлично, никто и не догадается, сколько на самом деле боли в этом слове. Если говорить по существу, то одним словом не отделаешься – забыл, выбросил, растерял, выдрал с корнем из души, сердца и других материальных и нематериальных оболочек своего организма. Сколько стоит гарантированное спокойствие родителей, знающих, что сын взялся за ум и перестал «баловаться» любовью? Такой цифры не придумали, это можно измерить собственным бессмысленным существованием.
Отрываюсь от мысли в тот момент, когда Виктор кладет ладонь на мое плечо.
-Опять ты грустишь. Снова вспомнил об этом?
-Я и не забывал, - отвечаю я и вздыхаю. – Вить, ты извини. Мне правда не хочется веселиться, делайте это без меня. На меня не обращай внимания. Главное, чтобы выпивки вам всем хватило сегодня.
-Хватит, - улыбается Виктор и уходит в зал.
Я почти весь вечер провожу на балконе, в одиночестве, лишь ненадолго заглядывая в зал, чтобы проводить уходящих гостей. Праздник подходит к концу ближе к двум часам ночи, когда у меня в квартире остается только Витя и Алексей. Последний вежливо просит разрешения переночевать у меня, и я укладываю его вместе с набравшимся Витей в своей спальне, а сам удобнее устраиваюсь на диване в зале и кладу под голову руки, смотря в потолок. Говорят, надо прожить жизнь так, чтобы потом было, о чем вспомнить и рассказать. Закрываю глаза. Мне навсегда заткнули рот. Лишили возможности поделиться с кем-либо своим прошлым. Настоящего Ромку видели немногие. Разве можно толково и достоверно доказать родителям, каким счастливым можно быть рядом с любимым человеком, который носит тебя на руках и целует по утру, встречает после университета и везет в кафе, укладывает в постель и возносит на вершину мира. Один минус: этот любимый – мужчина. Он также бреется по утрам бок о бок с тобой, носит мужские костюмы и ботинки, говорит приглушенным голосом, ходит в спортзал покачать бицепсы и даже, черт возьми, справляет нужду стоя. Совершенная противоположность тому образу, с которым тебя ассоциируют родители в любовных отношениях. Хмуро переворачиваюсь на бок и закрываю глаза. Не хочется об этом вспоминать, но понимаю, что сопротивляться этому бесполезно. Только измучаюсь. Встаю и выхожу на балкон. Смотрю вниз. Это место в моей квартире все равно остается любимым даже после того жуткого случая, когда я стоял на холодных перилах босиком и со слезами на глазах пытался разжать руки и отпустить себя вниз. Я был готов это сделать, но меня остановило дурацкое безоговорочное повиновение своим родителям. Я вдруг понял, что не заслужу прощения этим поступком, с ужасом осознал, что сделаю только хуже, и они еще больше меня возненавидят за мою слабость и неумение справляться с трудностями…
-Не спится?
Вздрагиваю и оборачиваюсь. Алексей стоит в дверном проеме балкона, потом все же проходит вперед и тихонько закрывает за собой дверь. Без слов он подходит ближе, словно не видя моего искреннего удивления, и притягивает к себе.
-Что ты… делаешь? – я упираюсь в его грудь.
-Тебе ведь грустно, я прав?
Я в шоке замираю. Поднимаю на него свой дикий взгляд и вижу его спокойную улыбку. Его руки продолжают меня держать в объятиях, а мои – дрожать у него на груди. Он что, тоже..?!
-Витька все равно спит, - шепчет он, - так что не переживай. Он нас не увидит. И твоей девушке не расскажет.
-Зачем тебе это? – спрашиваю я.
-Мне? – он мотает головой и снова смотрит в мои глаза. – Не мне. Это нужно тебе.
Он берет меня за руку:
-Пойдем прогуляемся.
-Сейчас?! – я плетусь вслед за ним в коридор. – Ночь на дворе!!!
-Вот и хорошо, - он лукаво подмигивает мне и обувается. Я хлопаю ресницами, смотря на него сверху вниз. Вот те раз! Качаю головой и тоже обуваюсь. Мы выходим из квартиры, я закрываю дверь на ключ и иду вслед за Алексеем. Что за человек?! Я смотрю в его затылок, пока мы спускаемся по лестнице: я ведь даже не смог воспротивиться его желанию пройтись по ночному городу.
У подъезда он оборачивается на меня с улыбкой и вдруг берет за руку. Я изумленно смотрю на наши сплетенные пальцы.
-Вот поэтому я и рад, что сейчас ночь. Никто ничего не увидит, а мы оба насладимся тем, чем не дозволено наслаждаться прилюдно. Честно признаться, я сам долго этого ждал.
Не спрашиваю, что именно он имеет в виду. Эту сладкую идиллию не хочется портить разговором. И как он только догадался, что мне тоже порой не хватало чувства сплетенных пальцев? Ведь я действительно ни разу не держался за руку, когда с кем-либо гулял раньше. Прохожие просто убили бы взглядом, увидев, как два парня держатся за руку.
-Я едва узнал тебя: в анкете ты такой улыбчивый и веселый.
Я перевожу на него удивленный взгляд, он быстро ловит его и спешит объясниться:
-Я переписываюсь с Виктором через сайт «ВКонтакте», а ты у него в друзьях. Я из любопытства пролистал твою страничку, сразу понял, что ты из наших, - он многозначительно улыбается мне, - а потом вдруг увидел, что ты встречаешься с какой-то девушкой.
-Давай не будем о грустном, - я опускаю глаза и смотрю в асфальт.
-Ты действительно думаешь, что ничего с этим нельзя поделать?
-Нельзя. Это необратимо.
Алексей тяжело вздыхает.
-Родители постарались?
Киваю головой.
-Стандарт, - он снова вздыхает. – Не пожалеешь, что втоптал себя в грязь?
-Я… не хочу говорить об этом…
-Хорошо, не будем.
Мы шагаем рядом вдоль тополиной аллеи и горящих фонарей, молчим и держимся за руку. Пару раз нам навстречу попадается несколько человек, но Алексей ни на секунду не отпускает моих холодных пальцев, не обращая внимания на очевидное осуждение со стороны прохожих, а я будто слышу их ненавистное шипение за спиной и привычно сжимаю плечи. Наверное, никогда мне не избавиться от этого страха показать свою настоящую сущность, хотя все уже давным-давно позади. Алексей вдруг ласково прижимает меня к себе за плечи и тепло смотрит в мои глаза.
-Расслабься. Все равно они видят нас с тобой в первый и последний раз.
Мне становится еще паршивей от этих слов. Эта прогулка не столько успокаивает, сколько дразнит меня. Мне становится больно от этих прикосновений, его кожа обжигает, его тепло – словно яд, который раньше был наслаждением. Мы садимся на какую-то лавочку и смотрим перед собой
-Для чего эта прогулка? – спрашиваю я.
-Вопрос неверный. Не для ЧЕГО, а для КОГО.
Он тянется к моим губам, но я вовремя отворачиваюсь, закрыв глаза.
-Крепкая броня! – легкий смешок.
Я удивленно оборачиваюсь: он улыбается и продолжает.
-Вижу, ты, в самом деле, окончательно все обдумал и решил себя сломать.
-А я вижу, эта прогулка для моей проверки, - хмурюсь я. – Это низко, ты это понимаешь?
-Я лишь хочу удостовериться, что ты убил в себе все чувства по отношению к парням. Потому что если я смогу доказать обратное для себя самого, то хочу быть первым – сломавшим твою стену неприступности.
-Почему?
-Разве неочевидно? – он приподнимает брови, смотрясь в мои глаза. – Я приехал сюда с другого конца России и – заметь – приехал именно в день твоего дня рождения. Я напросился к тебе домой и вытянул тебя прогуляться вместе. Кажется, даже тупому будет ясно, почему я это сделал.
Опускаю взгляд.
-Прошу тебя, не надо ничего выяснять. Я тебя уверяю, я сделал этот выбор сознательно. Сожалею, что ты потратил на меня свое время и деньги.
-Не надо сожалеть. Я лично не жалею, что приехал, и не считаю, что зря трачу время. Давно хотел с тобой лично познакомиться, - он отпускает мою руку и отстраняется, закинув голову назад и смотря на звезды, а я вдруг к своему ужасу начинаю чувствовать себя покинутым из-за этого. – Прости, что навязался. Если хочешь, давай вернемся домой.
Я неосознанно протягиваю руку к его ладони и снова обхватываю ее. За все то время, пока наши пальцы были сплетены, это ощущение стало таким привычным, что недолгая разлука казалась нелепостью и вызывала раздражение. Стараюсь не смотреть в его глаза, чтобы не выдать ни единой эмоции.
-Ты не сделал мне подарка… - тихо говорю я. – Все-таки у меня сегодня день рождения…
Алексей виновато улыбается и кивает головой:
-Черт возьми, ты прав. У вас в городе есть круглосуточные супермаркеты? Я хотя бы сувенир тебе куплю.
Он пытается встать, но мое сильное рукопожатие заставляет его вернуться на место. Парень удивленно смотрит на меня, а я поднимаю на него свой взгляд и вижу, как мои эмоции отпечатываются на его лице. Грусть отражается в его глазах, а я шепчу:
-Не надо подарка. Давай вот так вот погуляем с тобой по городу. Держась за руки. Это будет самый лучший подарок сегодня.
Алексей долгое время молчит, глядя в мои глаза, на которые – еще секунда – и навернутся слезы отчаяния и безвыходности.
-Хорошо. Пойдем.
Мы поднимаемся с лавочки и шагаем бок о бок: Алексей снова прижимает меня к себе за плечи, а я обхватываю его пояс рукой и кладу ему голову на плечо. Закрываю глаза, от чего периодически спотыкаюсь. Алексей каждый раз ловит меня, чтобы я не растянулся на асфальте, и угрюмо просит не расслабляться настолько сильно, а я смеюсь в ответ из-за своей неуклюжести. Алексей пытается хмуриться, но в итоге тоже хохочет вместе со мной. Иногда мы вприпрыжку скачем по тротуару, словно два сумасшедших, напевая какую-то детскую песенку, и желтые фонари провожают нас широкой улыбкой и тихим потрескиванием. Я отвлекаюсь от гнетущих мыслей, в эти минуты я совсем не думаю о Лике, о родителях, об отклонении в своем поведении… Словно возвращаюсь в то беззаботное время, когда все вокруг казалось таким беспечным и замечательным… Мы бегаем с Алексеем наперегонки, кружим друг друга за руки, гоняемся за ошалело смотрящими на нас уличными котами, изображаем на пустой тускло освещенной дороге злобного гаишника и пьяного водителя. Мы бесимся, словно дети, Алексей с удовольствием поддерживает мое безрассудство этой ночью. Мы встречаем рассвет на крыше высотного здания, куда пробрались через открытый люк. Алексей обнимает меня сзади, согревая в прохладные часы раннего утра. Мы чаще молчим, чем разговариваем друг с другом. Я с грустью понимаю, что не могу ничем его отблагодарить. Ведь этот добродушный решительный парень приехал в этот хмурый серый город ко мне. Чтобы удостовериться в том, что я действительно потерян для его мира. Как жаль, что я не могу ответить ему взаимностью. Пусть мне очень приятно наше общение, но дальше этих объятий наши отношения не зайдут. Я пресеку любые попытки усомниться в том, что забиты не все гвозди в гроб, в котором покоится мой разноцветный мир прошлого. Я оборачиваюсь и смотрю ему в глаза, в которых сверкает рассвет. Он какое-то время откровенно смотрит на мои губы, потом тянется к ним и замирает, заметив, что я не реагирую на его поступок. На этот раз он сам отстраняется. Наконец, до него доходит тот факт, что я уже не тот улыбчивый парень с фотографии.
-Если все же передумаешь, - говорит он тихо, - дай мне знать.
Молчу. Потому что не передумаю. Буду рвать волосы, кусать локти, но не передумаю и не подведу родителей. Он кивает, понимая. Мы спускаемся вниз, шагаем рядом, продолжая держаться за руки, пока легкий сумрак утра скрывает нас от любопытных глаз. Наслаждаюсь нашим рукопожатием напоследок. Алексей, судя по всему, тоже. У него сильная рука. Иногда мне кажется, что он не сможет отпустить мою ладонь, стоит нам зайти в мой подъезд – он так сильно сжимает мои пальцы, что они едва ли не немеют от этого.
Дома мы все же отрываемся друг от друга, Алексей идет будить Виктора и собирается проводить его домой. Пока наш общий друг одевается в коридоре, Алексей жмет мою ладонь уже таким привычным рукопожатием, что мне кажется, мы знакомы уйму времени.
-Был рад познакомиться.
-Я тоже. Спасибо за подарок.
Алексей улыбается.
-Не за что.
-А что ты ему подарил? – слышится из коридора голос еще не совсем протрезвевшего Виктора.
-Неважно. Пошли, пьянь!
-Вот так всегда, - стонет Виктор, - пропустил самое интересное…
Я провожаю их, закрываю дверь и утыкаюсь в нее лбом. Понимаю, что улыбка все утро не сходит с моих губ. Какой замечательный был день рождения в этот раз!
Звон телефона заставляет меня пройти в спальню и ответить на вызов:
-Алло!
-Привет, Ромашка! – звонкий смех Лики.
-Привет, котенок! – улыбаюсь я.
-Как прошел день рождения?
Вздыхаю.
-Лучше не бывает. Кому рассказать, никто не поверит.
-Я поверю, расскажешь?
-Расскажу.
Ложь во спасение? Теперь я в курсе, что это такое.

Вам понравилось? +18

Рекомендуем:

Game now

Звонок

Постскриптум

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Наверх