Урса Илав

Последний дом на Солнечной

Аннотация
Иногда нелегко признаться самому себе, что ты отличаешься от других, но, как говорится, жизнь все расставит по местам. Одному нужно просто немного подождать, чтобы быть с тем, кого любишь. Другому найти в себе силы, чтобы принять ответственное решение и сказать твердое "Нет!".



Весна в этом году выдалась прохладной и ветреной. Уже середина мая, а все никак распогодиться не может. По ночам особенно холодно. Вот и сегодня так же. Я вышел из дома, в чем был, в шортах и майке, даже ветровку не прихватил – не до нее было. Я перелез через забор и, стараясь идти между грядок, пробрался к окну. Свет во всем доме уже выключили. И не удивительно, время первый час ночи. Я тихонько стукнул два раза по стеклу. Внутри зашевелился темный силуэт, а через несколько секунд я увидел белое лицо Саньки. Он открыл окно.
- Пустишь? – сразу спросил я.
- Твои опять? – спросил в ответ он, подавая мне руку. Ухватившись за нее, я забрался на подоконник и, не слезая, осторожно, стараясь не греметь створками, закрыл окно. Я свесил ноги вниз и в упор посмотрел на него.
- Надоели, сил уже нет. После выпускного сразу уеду!
- Слезай, давай, - прошептал он. – И не шуми, мать сегодня с давлением, спит очень чутко.
Санька улегся на кровать и придвинулся к краю. Я скинул шорты и носки и забрался к стенке.
- Укрывайся, - он стал накрывать меня своим одеялом. – А то дрожишь весь…
- Да, погода в этом году не фонтан вообще, - шепотом возмущался я, натягивая одеяло по самые глаза. – У тебя-то все спокойно?
- Угу, - Санька повернулся ко мне лицом. – А у тебя чего там?
- Батя опять в стельку. Мать в истерику. Я хотел в машине поспать, а она заперта. Не просить же ключи у отца в момент, когда мать в него чашки метает.
- М-да, я представляю: «Бать, дай ключи, я спать хочу». «Конечно, сынок». И сковородкой такой прикрывается от летящих снарядов.
Мы оба старались смеяться тихо, я – уткнувшись в подушку, а Санька – зажимая рот ладонью.
- Домашку ты, конечно же, не сделал, - строго заключил он.
- Да с чего ты взял? – я приподнялся на локте, глядя ему в глаза. – Батя всего час назад пришел. Так что я сделал. Я даже по лит-ре дочитал.
- Ладно, ладно, тихо ты.
Я улегся обратно на подушку. Санька молча лежал с открытыми глазами и смотрел в потолок. И тут я вспомнил.
- Баня остыла? А то мать с психу даже топить не стала.
- Ну, попариться ты точно уже не сможешь, а помыться – вполне, - он повернул голову ко мне. – Хочешь пойти?
- Я не знаю. Ты же сказал, что мать чутко спит?
- Сказал, но можно же сделать все очень тихо. Только нельзя в бане после полуночи купаться.
- Ты что, веришь в эти сказки? – хохотнул я. – Сатана завладеет твоим телом и душой! У-у-у-у!!!
- Юрка! – шикнул он. – Еще раз в голос заговоришь, пойдешь ночевать в свинарник!
- Ладно, - я приложил указательный палец к своим губам. – Сам не шуми.
- Я и не шумлю, - он уселся на кровати. – Тебя, придурка, успокаиваю. Я вот спать хочу, а тут ты…
Я тоже поднялся и сел рядом с ним.
- Спасибо тебе… Ну, за то, что пустил к себе.
- Угу, - кивнул он. – Шел бы ты… в баню.
- А полотенце есть?
- Только мое, - Санька подошел к батарее, стянул большое полотенце и подал мне. – Не высохло еще.
- Фигня, - я потянул на себя полотенце, но он его не отпускал. – Сань, ты чего?
А он так и стоял, вцепившись в махровую ткань и уставившись на меня.
- Ты знаешь, - прошептал он.
Я знал, да, но сейчас молчал. Отвечать не хотелось. Да и три сотки посаженной картошки давали о себе знать. Я отпустил полотенце и поднялся на ноги.
- Сань, спасибо тебе еще раз, но… - я запнулся, очень не хотелось снова поднимать этот разговор с ним. – Слушай, я не такой.
Саша со злостью посмотрел на меня, и я вспомнил, как говорил эти слова и в самый первый раз. И во второй, и в третий, и в… да, черт! Как там мой отец всегда говорит? В голове – бардак, а в штанах – стояк.
Сашка сделал шаг до меня и осторожно обнял за талию.
- Юр, - говорил он горячим шепотом в мое плечо, - ты не торопись. Я подожду, пока ты…
- Пока я что? – не выдержал я и скинул с себя его руки. – Да ты знаешь, что с нами сделают, если хоть кто-нибудь об этом узнает?!
Он молчал, кусая губы, а разговор неизбежно повторялся. Как и в прошлые разы.
- Это же чертова деревня, - продолжал я. – Нам даже оправдаться и убежать не дадут, устроят охоту на ведьм, обвинят в заговоре с дьяволом и поджарят.
- Не говори ерунды! Никто не сделает этого, - он отвернулся к окну, я со вздохом снова уселся на кровать. – Мы уедем в город и там, в общаге, всем будет пофиг, кто ты и кого ты любишь. А потом мы снимем с тобой квартиру и вообще никого не пустим…
- Саша, спустись на землю! – прервал я его. – Какая квартира? Я даже на мобилу пятьдесят рублей раз в месяц не могу закинуть, а ты говоришь..!
Теперь мы молчали оба.
Санька мой друг с самых пеленок. Мы живем на одной улице, через несколько домов друг от друга. Его дом последний, самый крайний во всей деревушке, а дальше лишь поле и бескрайние березовые леса. Наш первый раз произошел именно там, в лесу, когда мы, выпивая чей-то самогон всей нашей компашкой, отделились от всеобщего предутреннего пьянющего шествия по домам и забрели куда-то в другую сторону. Рассвет мы встретили в объятьях друг друга на песчаном берегу пруда. Я долго делал вид, что ничего не было, пока однажды мне не пришлось, пригнув голову под летающими тяжелыми предметами от одного родителя в другого, в срочном порядке отчалить из дома. Мы и раньше ночевали друг у друга дома, разница заключалась лишь в том, что родители были в курсе. А теперь нет. Теперь я знаю, как нужно прикрыть окно, чтобы стекла в рамах не стучали, и какие половицы у Саньки в комнате не скрипят.
В тишине тикали часы, вдалеке слышался лай чьей-то собаки. Санька подошел вплотную и положил руки на мои плечи, а я уткнулся лбом в его голый живот.
- Все равно уедем, - прошептал он, и я кивнул один раз в ответ.
На нем темно-синие с ракетами и звездами пижамные штаны, которые, кажется, держатся лишь на одних его выпирающих тазовых косточках, и он очень вкусно пахнет мылом, травой и деревом одновременно. Вдыхая родной запах, я все же обнял его, сложив обе руки у него за спиной, и прижался к нему щекой. Все повторяется заново. Сначала я твержу, что я не такой, а потом до боли в животе хочу его… Особенно, когда он вот так – слегка коленом между моих ног и, наклонившись, целует меня, коротко и отрывисто, прикрыв глаза и каждый раз выдыхая в мои губы, словно заражая меня своим смертельным радужным вирусом… И так всегда. Он будет медленно и осторожно заводить меня, поворачивать ключ до упора, туго закручивая пружину в моих механизмах, пока не раздастся сигнальный щелчок. Тогда он отпускает и отступает назад, наслаждаясь тем, как я, уже не в силах остановиться, шепчу ему всякий киношный бред о вечной любви и верности и позволяю ему все, что он хочет. И даже то, о чем порой вспоминать стыдно. Но так сладко.
И сейчас все закончилось тем, что я, плотно сомкнув свои губы и зажав ему рот ладонью, кончал в него с такой силой, что в глазах искрились те самые ракеты и звездочки. Все снова закончилось тем, что я, упав рядом с ним на живот, шептал уже сквозь сон «Я люблю тебя», а он, молча улыбаясь, водил своими пальцами вдоль моего позвоночника от шеи и вниз, до самого конца.
Вот так и заснул. А на следующее утро, когда я забежал домой за рюкзаком с учебниками, мне было с радостным прискорбием сообщено, что мои родители разводятся. Мать собирала вещи и относила их в машину. На мою просьбу сказать о нашем скорейшем отъезде хотя бы Сашке, она лишь мотнула головой.
- Садись! Поверь, к обеду об этом уже будут знать не только в нашей деревне.
Когда она выехала за ворота, я до сих пор стоял, не в состоянии даже пошевелиться, и смотрел на то, как я уезжаю неизвестно куда от того, кто меня будет ждать за углом у школы. Наверное, именно для этого в жизни и случаются такие критические моменты, чтобы мы, наконец-то, расставили все по местам. В моей голове мгновенно прояснилось. Я такой. Я люблю. И я никуда не поеду.
- Я никуда не поеду! – крикнул я.
- Не глупи! – мать вышла из машины и, кажется, даже не восприняла меня всерьез. – Ты же останешься с алкоголиком, который пропивает все деньги вместо того, чтобы кормить семью.
- Нет, не останусь, - согласился я. – Я останусь здесь. В своем доме.
- Садись в машину, я сказала!
- Нет.
- Юра, ты что, не понимаешь? – кричала она. – Да ты с ним и дня не проживешь!
- А я не с ним, - ответил я. – Я сам!
- Глупости! В последний раз говорю, садись в машину!
Позади меня скрипнула дверь, появился отец. Он молча прикурил сигарету и уселся на крыльцо.
- Нет, - еще раз сказал я. – Я окончу школу здесь. Осталось-то всего месяц до выпускного, - я подошел к матери, - ты тоже могла бы остаться.
- Я больше не могу, Юр, - в ее глазах появились слезы, - я даже не люблю его. Какой смысл мне жить здесь?
Она поцеловала меня в лоб, я кивнул.
- Я большой, ты же знаешь.
- Знаю.
Она села за руль, я закрыл за ней дверь. Когда она уехала, я поднял свой рюкзак и отправился в школу. Возле входа меня ждал Санька, обеспокоено переминаясь с ноги на ногу.
- Слушай… - неуверенно начал он. – Мне тут сказали, что у тебя предки расходятся.
- Угу, - я посмотрел на него. – Теперь ты понимаешь, о чем я тебе пытаюсь втолковать?
Прозвенел звонок. В туалете я умыл лицо и руки, чтобы хоть немного успокоиться. Поймав его пристальный взгляд через зеркало, я резко развернулся и прижал его к стене.
- Если ты будешь так все время на меня глядеть, то все всё поймут!
Санька опустил голову и даже не пытался вырваться.
- Потерпишь до выпускного, и пока мы не уедем в город?
- Да, - тихо сказал он и посмотрел мне в глаза. – Я-то потерплю, а вот выдержишь ли ты?
Я улыбнулся и поцеловал его…


***
- Дверь закрыл? – успел я спросить до того, как его губы накрыли мои.
- Не знаю, - ответил Санька, уже опускаясь поцелуями ниже по шее и ключице.
- А если кто-нибудь зайдет? – не унимался я.
- Это их проблемы, - его ответ я скорее почувствовал, чем услышал, уже где-то в области своего живота. – Нечего без стука вламываться в чужие комнаты.
- Да тут все так входят… Это же чертово общежитие…
 

Вам понравилось? +113

Рекомендуем:

Железнодорожник

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

4 комментария

+ -
+2
boji Офлайн 26 апреля 2014 17:32
чудесная история. как хорошо, что ты позволил им остаться вместе.
+ -
+1
mamasita Офлайн 27 апреля 2014 18:00
Красивая история, только мало
+ -
+3
Урса Илав Офлайн 28 апреля 2014 15:34
Цитата: boji
чудесная история. как хорошо, что ты позволил им остаться вместе.

Наверное, хоть кто-то должен быть немного счастлив.

Цитата: mamasita
Красивая история, только мало

Хорошего помаленьку ))))
+ -
0
Л.Квин Офлайн 17 сентября 2014 23:56
Цитата: Урса Илав
Хорошего помаленьку ))))

Это верно. Дозированное удовольствие)))
--------------------
Л.Квин
Наверх