Марк Качим, Гелла Верона

Главный герой блокбастера

Аннотация
Заполучить ведущую роль в мировом блокбастере - это ли не удача для начинающего актера? Подарок судьбы! С маленькими, правда, оговорками. Подумаешь, рейтинговая гей-сцена. Зато с самым главным героем. И совершенно неважно, что ты натурал. Ни капельки не важно...

Сцена 1. Дубль 7
— Алло? — сказал Алеф, приняв вызов. Говорить, лежа под машиной, было неудобно, но прерваться сейчас означало бы спустить в унитаз трехчасовую работу.
— Опять в масле мажешься? — раздался насмешливый голос Линды. — Давай, мой хороший, вытирай свой выдающийся нос и заработай мне хорошие проценты.
— Погоди, — Алеф затянул болт и оттолкнулся ногами, выкатываясь вместе с тележкой из-под брюха корвета. — Что, утвердили? На "Понедельники с друзьями?"
Он вытер руки и потянулся к пачке. Быстро прикурил и поправил съехавший наушник беспроводной связи.
— Милый, если бы ты прошляпил "Понедельники...", я бы расторгла с тобой контракт как с бесперспективным, — фыркнула Линда. В трубке раздался визг тормозов. — Смотри, куда едешь, урод! — крикнула она. Несколько раз посигналила. — Мне только что звонил Митч Андерсон. Тебя берут в "Странствующих".
— Да ладно? — Алеф глубоко затянулся. — Скажи, что не шутишь!
— А я когда-нибудь шучу, если речь идет о моих комиссионных? — фыркнула Линда. — Правда, воришку с Анизона решено было сделать девочкой...
— Погоди, — перебил ее Алеф. — Как это «девочкой»?
— А я почем знаю? — огрызнулась Линда и снова посигналила кому-то. Алеф мысленно выругался. Ну почему ей вечно надо звонить за рулем? Не разговор, а сводка автопроисшествий какая-то. — Так что пасть от руки великого поборника справедливости тебе не светит. Но зато ты будешь Джошем.
— Джошем? — недоуменно переспросил Алеф.
— Да, милый, Джошем! — энергично подтвердила Линда. В трубке что-то чавкнуло и булькнуло. — Прости, в горле пересохло, — без малейшего раскаяния в голосе извинилась она, напившись. — Герой первого плана! Куча съемочных дней, франшиза как минимум на пять фильмов и гонорар за каждый с шестью нулями.
Алеф затушил бычок и почесал живот через майку.
— Звучит слишком хорошо, чтобы не было подвоха, — сказал, опираясь задницей на верстак. — Этот Джош что, весь бородавками покрыт? Или качок в три сотни фунтов весом?
— Да нет, — рассмеялась Линда. — Весь такой положительный, красавчик и вообще отличный чувак. Просто... — она замялась, и Алеф против воли напрягся. — Ну, в общем, хорошо, что тебе исполнилось уже двадцать один.
— Линда, — понизил голос Алеф. — Что не так с этой чертовой ролью?
— Сцена с обнаженкой, — не слишком охотно выдохнула та. Снова посигналила кому-то. — Не высокая, максимум R-ка натянется. Но однополая.
— Сдурела? — рявкнул Алеф, вскакивая на ноги. — Забудь...
— Милый, это франшиза, — как ни в чем не бывало, проговорила Линда. — Это самый жирный блокбастер на ближайшие десять лет. Это, твою мать, твоя красная дорожка и твой билет в клуб двадцатимиллионников. Второго может и не быть.
— Но это же постельная сцена с мужиком! — Алеф вытащил еще сигарету и нервно затянулся. — Линда, да меня распнут критики! Я буду обречен играть геев до скончания века!
— Тебя будут носить на руках за смелость, — ответила та. — Но, конечно, дело твое. Митч ждет звонка через десять минут. Если не скажешь "да", то я откажусь. И торчи в своих "Понедельниках...".
Алеф молчал, пытаясь собрать мысли в кучу. В трубке слышался шум оживленной автострады и какая-то глупая попсовая песня, льющаяся из динамиков в машине Линды. Твою ж мать... Как актер, он привык ко всему. К тому же, умел идеально разделять героя, которого играл, и настоящую жизнь. Но переступить через собственные убеждения, через привычные устои, через брезгливость и гадливость — и лечь в постель с мужиком, пусть и перед камерой...
— Я согласен, — глухо бросил в трубку и поспешил отключиться, чтобы не дать себе возможности передумать.
В конце концов, он профессионал. И отнесется к этому профессионально. И точно выжмет из этой франшизы все: прибавку к актерскому рейтингу, статус, гонорар, известность.
Дело явно было поставлено на широкую ногу. Потому что буквально через полчаса Линда перезвонила и велела завтра явиться на студию.
— Устраивается прогон сценария, — заявила она.
— Но я думал, его просто разошлют почитать, — Алеф с тоской посмотрел на развороченный корвет. Он безумно надеялся закончить его к следующему автопробегу ретро-машин, но с этой новой ролью, похоже, о машине пока придется забыть.
— Электронно рассылают мусор телеформата, — наставительным тоном произнесла Линда. — Так что завтра в десять на студии.
— Я понял, — вздохнул Алеф и отключился, снова окунаясь в мир поршней и распредвалов. Может же у него быть хобби, в конце концов.

* * *
Ночь прошла беспокойно. Алеф ворочался с бока на бок, пытаясь уснуть. Ну вот какого черта он поддался на сладкие обещания и согласился? Линда вечером прислала скан уже завизированного договора, явно спешила загнать его в кабалу юридически оформленных отношений. Жадная до комиссионных беспринципная сучка... Да нет, она просто самый лучший в стране агент с охренительным нюхом на правильные решения. Только вот перечисление всех "плюшек" со "Странствующих" никак не отменяло самого жирного минуса. И то, что Алеф до сих пор не видел сценария и понятия не имел, насколько велик тот "R", настроения не поднимало.
Впрочем, утром он был почти спокоен. Ну право слово, он ведь не в порнофильм идет сниматься. И не в какое-то авторское кино для узкого круга. Блокбастер на то и блокбастер, что "катают" его для максимального количества зрителей во всем мире. И срезать себе прибыли, отсекая самую благодарную аудиторию подростков и их брутальных папаш, не станет ни один нормальный режиссер.
Первые сюрпризы начались уже на входе в студию. Алеф пока снимался только в малобюджетных фильмах, так что пропуск в павильон из первого "эшелона" с арендной платой выше неба приятно оттягивал шею, хоть и не весил ничего. В самом павильоне его встречала миловидная блондинка.
— Мистер Бордер, спасибо за пунктуальность, — улыбнулась она ему. — Правда, остальные не столь аккуратны, — она глянула в планшет, что-то проверяя. — И чтобы не терять времени, давайте пока займемся замерами.
Алеф кивнул. Какие еще замеры? Может, дополнительные пробы? Ну конечно, куда ж без проб, да и съемки в паре обязательно должны быть. Вчера он был настолько ошарашен словами Линды, что совсем об этом позабыл. А что если он и этот главный герой не будут смотреться вместе? Что тогда? Возвращаться к "Понедельникам?.."
Но это были совсем не пробы. Алефа завели в комнату, где целую вечность фотографировали во всех возможных ракурсах, снимали мерки для костюмов и обуви, а очень толстый парень с благодушным лицом осматривал руки, пальцы.
— Оружие подогнать надо, — пояснил он, быстро что-то записывая. — Правша или левша?
— Все равно, я амбидекстр, — ошарашенно ответил Алеф, уже ничего не понимая. Боже, да во что он ввязался-то?
Сценарий читали в комнате, которую целиком занимал огромный стол. Алеф пришел туда предпоследним, так что место выбирать не пришлось. Он уселся на стул между хорошенькой блондинкой и еще одним пустующим — и только теперь впервые увидел огромную, страниц в пятьсот, брошюру с витиеватой надписью: "Странствующие".
— Всем доброе утро, — место рядом с Алефом заняла женщина с огромной копной рыжих волос. — Для начала давайте знакомиться. Я Сара Паркер, первый помощник режиссера и главный администратор предстоящего дурдома.
Раздались сдержанные приветствия. Потом повисла тишина, и Алеф не сразу сообразил, что сейчас его очередь.
— Я Алеф Бордер, — он  нервно сглотнул, пытаясь преодолеть навалившееся волнение. — Джош.
— Марта Никовски, — без малейшего промедления протараторила соседка Алефа. — Ру.
— Лео Штейн, — подхватил сухощавый мужчина. — Дворк.
Алеф внимательно разглядывал каждого представляющегося. Большинство актеров он видел впервые, хотя почти обо всех слышал. Состав вполне соответствовал статусу блокбастера — практически все "топовые" актеры этого года. Плюс обязательная "свежая кровь", как он и его соседка Марта. Несколько мэтров, признанных актеров. А еще...
— Дерек Маккентой, — по-деловому четко сказал человек, который не нуждался в представлении. — Центурион, — и вдруг посмотрел прямо на Алефа. Всего на секунду, но от этого взгляда стало не по себе. Да и что ему вообще надо-то, Маккентою этому? Звезда, главный герой. А у Алефа роль куда меньше, пусть даже и на всю франшизу. Может, ему достался  вообще комедийный персонаж? Ну да, манерный озабоченный гей, который всю дорогу всех веселит, а потом спасает жизнь главному герою. Едва сдержавшись, чтобы не закатить глаза, Алеф мысленно поклялся убить Линду, и стал гадать, кто станет его партнером по рейтинговой сцене.
— Ли Мион, — с улыбкой сказал молодой человек, во внешности которого явно чувствовались азиатские корни. — И я тот, кто всю эту круговерть замутил.
Да ладно? Алеф даже позабыл о своих изысканиях, во все глаза уставившись на самого обсуждаемого режиссера последних лет. Это Мион? Вот этот мальчишка со смешным ежиком снял "Полет в безумие", сорвавший два миллиарда выручки? И "Город", отхвативший пять Оскаров?
Убивать Линду он пока передумал. Потому что даже манерный весельчак-гей у Миона — это невероятная удача. А еще шанс, который проебет только самый тупой и ленивый.
— Ну что же, теперь мы все друг друга знаем, — оповестила Сара и жестом пригласила всех взять в руки свои экземпляры сценария. — Начинаем? Я буду читать подводки, Ли озвучивать свои дополнения, — перелистнула обложку и водрузила на нос очки. — Сцена первая. Темное помещение с поломанной мебелью. На полу, головой к окну, лежит девочка и плачет.
— Мне страшно, — подала свою реплику худая девушка.
Удостоверившись, что его герой не появляется ни в первой, ни во второй, ни даже в третьей сцене, Алеф тихонько перелистнул сценарий в конец и пробежал глазами текст. Удивительно, но его реплик было много, и с виду они не были бестолковыми или смешными. А еще неожиданно много было диалогов, да не с кем-нибудь, а с самим Центурионом. Жалея, что не может прямо сейчас углубиться в чтение, Алеф попытался найти ту самую постельную сцену, но та, видимо была где-то в середине. Тогда он вернулся в начало и выяснил, что Джош появляется в первые десять минут фильма в амплуа плохого парня. Главарь уличной банды, злой, резкий, циничный, но при этом, похоже, неожиданно справедливый. Он и его "парни" находят раненого Главного героя, брошенного подыхать, и, выходив его, начинают помогать. Шикарная роль! Алеф незаметно улыбнулся. Зря он наезжал на Линду.
— Это что за хренотень? — озвучил он свою первую реплику, когда подошла очередь, буквально выплюнув слова сквозь презрительно искривленные губы. — Труп, что ли?
— Джош презрительно потрогал раненого Центуриона носком ботинка, — вставила Сара.
— Сматываемся, шеф, — имени чернокожего парня из своей банды Алеф пока не запомнил. — Сейчас копы набегут.
— Да погоди ты, — Алеф цыкнул сквозь зубы. — По-моему, дышит.
— И что с того? Пусть копы разбираются.
— Судя по всему, ему немало лет за решеткой светит, попади он к ним.
— Джош внимательно оглядел окровавленную одежду и руки...— вновь прочла реплику Сара.
— Давай-ка, парни, его к нашему лепиле. Придет в себя — побалакаем, может, толк с него будет, — Алеф кивнул воображаемым сподручным и на автомате глянул на Маккентоя с легким презрением и надменностью, как посмотрел бы Джош на свою находку.
И спохватился, лишь поняв, что Маккентой вовсе на него не смотрит.
— Центуриона поднимают на руки статист "шестерка в банде" номер один и статист "шестерка в банде" номер четыре, — продолжила вести сцену Сара.
— Мммх… — раздалось болезненное. Алеф, снова уткнувшийся в сценарий, вздрогнул от неожиданности и даже заозирался вокруг, ища, кому плохо. И только секундой позже понял, что это реплика Центуриона из сценария.
— Молчи, падаль, — шикнул он.
— Джош накрывает ладонью рот Центуриону. Они уходят, — Сара перевернула страницу. — Сцена тринадцатая...
Читать оказалось интересно. Алефу, несмотря на возраст, довелось просматривать немало сценариев, и он мог с уверенностью сказать: этот самый лучший. Герои были прописаны до мелочей, все-все, даже статисты. Локации продуманы до деталей. Сюжет насыщенный, интересный. И команду Ли подобрал просто превосходную: даже грим и костюмы были не нужны, чтобы разглядеть характеры персонажей и безошибочно узнавать их.
Не требовалось поднимать головы, чтобы чувствовать реакцию партнеров. Алеф целиком погрузился в чтение, уже проживая жизнь своего героя, уже играя его. Не замечая времени, они прочитывали сцену за сценой, эпизод за эпизодом.
Правда, сцены читались пока лишь групповые, где было задействовано как можно больше присутствующих актеров. И слава богу: Алеф не представлял, как он будет читать диалог в постели. Наверное, придется долго репетировать дома. Интересно, а его партнер вообще натурал?.. Едва он об этом задумался, ненадолго отвлекшись от происходящего, как прозвучала очередная маккентоевская реплика.
— Не волнуйся... — протянул он вкрадчивым низким голосом.
— ...Центурион обнял Джоша за плечи... — быстро проговорила Сара.
— Я не позволю тебе вернуться на улицы. Я ведь...
— Не надо, — резко осипшим голосом прочел Алеф. — Я знаю...
— Ну и мы все видим, чем это заканчивается, — довольно заключила Сара и отложила бумаги.
Алеф действительно видел, но не мог в это поверить. Последней строчкой финальной сцены значилось:
"Центурион наклоняется и украдкой целует Джоша в висок или в губы /еще не обговорено с продюсерами/".
— Всем спасибо, — Мион явно остался доволен. — Звучало замечательно. Осталось только все это снять. Начинаем в следующем месяце с батальных сцен. Все главные герои — пожалуйста, купите абонемент в спортзал, если его у вас еще нет.


* * *
Время пролетело незаметно. Линда выгрызла ему роль в паре эпизодов весьма популярного сериала, и Алеф буквально разрывался между съемками, спортзалом, сценарием и своим корветом. Усталость была такая, что постельная сцена между его героем и Центурионом — да-да, из всех, кто сидел тогда за столом, изображать секс ему придется именно с Маккентоем, — почти не волновала. Алеф перечитал ее несколько десятков раз, проиграл мысленно в голове, "переспал" с этой мыслью и практически смирился с неизбежным.
А потом и вовсе перестал о ней думать, всецело погрузившись в съемки боев. Тренировки, репетиции, снова спортзал, снова тренировки, опять репетиции. Подготовка, прогоны, пробный грим, примерка костюмов, опять репетиции... Алеф только и мог, что рухнуть спать, добравшись до дома.
Но вечность это, конечно, продолжаться не могло. График съемок был плотный, и день, когда придется встретиться с Маккентоем с глазу на глаз, все приближался — тем более что самого дорогого актера всегда стараются освободить раньше всех. К счастью, начинать Ли планировал с той самой сцены встречи, потом отснять несколько промежуточных и лишь за тем переходить к рейтингу. Алеф был чертовски этому рад, ведь за все это время он успел перекинуться с Маккентоем всего парой слов.
Впрочем, радовался он слишком рано. Маккентой, конечно, стоил каждого вложенного в него доллара, но на площадке вел себя... Нет, он вел себя вполне нормально. Крайне профессионально, доброжелательно, вежливо. И при этом совершенно отстраненно. Не было привычного уже Алефу перебрасывания словами с ассистентами, не было шуток между дублями. Да он даже кофе не пил! Пришел на грим, сел и уставился стеклянным взглядом в зеркало. Потом пошел на площадку и с ходу начал работать. Не запорол ни одного дубля, не злился и не раздражался, когда это делали другие, даже ни слова не сказал, когда статисты его чуть не уронили, волоча в "логово".
В первый раз накрывать его рот ладонью Алефу было откровенно страшно. Но после седьмого или восьмого дубля рука уже сама собой тянулась заглушить стон.
Последующие дни прошли по той же схеме. И вот как тут суметь не облажаться в постельной сцене с этим суперпрофессионалом без чувств, эмоций и нервов?..
Но неприятности нельзя было откладывать вечно, да и к тому же из всех романтических сцен фильма Мион решил начать с наиболее откровенной. Самое кошмарное заключалось в том, что именно Джош в итоге соблазнял Центуриона. И как это изобразить правдоподобно, Алеф решительно не представлял.
Маккентой явился точно в срок, такой же собранный и серьёзный, как всегда. Он кивнул Алефу и даже слегка ему улыбнулся.
— Так, Алеф, я хочу от тебя оголтелой страсти, присущей молодости, но при этом сдержанности хорошо знающего себе цену лидера, который встретил достойного противника и влюбился с головой, — сказал ему Мион. — Ты же, Дерек, прекрасно понимаешь, что слишком взрослый, совершенно ему не подходишь, да и не правильно это все совсем, но при этом ты не в силах противиться его напору, обаянию и желанию.
Оголтелой страсти?.. Когда сейчас кишки скрутит от ужаса? Алеф гулко сглотнул и несколько раз сжал и разжал кулаки. Он сто раз прочитал сцену. Он до секунды знает, что и когда делать. Он выучил текст назубок.
Это часть работы. Не хуже и не лучше каскадерских трюков. Не сложнее драматических монологов. Работа.
Тихонько брякнула включенная цифровая хлопушка.
— Мотор! — скомандовал Мион.
Алеф глубоко вздохнул и вошел в кадр. Камера наехала, беря крупный план.
— Слышал, ты собираешься свалить? — подал он первую реплику сидевшему в кресле Маккентою.
— У меня нет выбора, — ответил тот тихо и посмотрел на него долгим, полным смысла взглядом. Так, будто это, черт возьми, и правда сцена расставания.
— Выбор есть всегда, — Алеф прошел по декорациям комнаты и плеснул в бокал янтарного цвета жидкость из графина. Выпил подкрашенную карамелью воду, отчаянно жалея, что это не коньяк. — Я тебя не гоню.
Мысли лихорадочно метались в голове, переплетались, путались. Алеф отчаянно пытался не сбиваться, не терять концентрацию, но самым важным сейчас была расстеленная кровать, роялем в кустах выглядывающая из-за приоткрытой двери из "кабинета" в "спальню". По спине ручьем тек холодный пот, ступни, кажется, скользили в ботинках. Боже, да от него будет нести как от скунса, едва только перейдут к раздеванию!
— Ты прекрасно понимаешь, о чем я, — вздохнул Дерек, — то есть, Центурион, — и встал с кресла, подойдя к окну. Алефу стоило немалых усилий подойти к нему и встать сзади, как того требовал сценарий.
— Останься... — выдохнул он и сжал кулаки. Сейчас... Вот сейчас... — Прошу... — и он обхватил Маккентоя за талию, да так крепко, что тот натужно выдохнул.
— Стоп, камеры! — выкрикнул Мион.
— Простите, — Алеф сконфуженно покачал головой, отпрыгнув от Маккентоя.
— Ничего, — тот улыбнулся и вдруг поинтересовался: — Первый раз?
— Нет... то есть да, — Алеф выдохнул, заставляя себя успокоиться. — С мужчиной — да, — наконец это удалось.
— Алеф, чуть менее оголтело, а то наш Центурион до второй части не доживет, — улыбнулся Мион. — Майк, камеру на три градуса левее. Осветители, на одну десятую больше света. Приготовились. Мотор!
— Слышал, ты собираешься свалить? — Алеф снова вошел в кадр. И опять посмотрел на сидевшего в кресле Маккентоя.
В этот раз Джош обнял Центуриона хоть и крепко, но без фанатизма. Правда, Алеф крупно вздрогнул, когда на его ладони легли горячие маккентоевские руки, но реплику подал вовремя.
Блядь! А вот теперь по сценарию Центурион разворачивается, и Джош притискивает его к стене, жадно целуя. Алеф мысленно досчитал до пяти, ослабил хват, и, когда Маккентой развернулся, толкнул, придавил и, подавшись вперед, чуть склонил голову вбок. Так как камера была сзади, иллюзия поцелуя была безупречной.
Вот только он совершенно не ожидал, что Маккентой сам подастся вперед и поцелует его. Твою мать! Едва горячие губы коснулись его, он отшатнулся, попытавшись оттолкнуть Маккентоя прочь, отчего тот неслабо ударился об стену.
На площадке раздались смешки, и Мион снова остановил камеры.
— Нужен перерыв? — поинтересовался он. — Порепетировать?
— Да, пожалуй, — еще никогда Алефу не было так стыдно за свою реакцию, за собственный непрофессионализм.
А вот Маккентоя он бы сейчас с удовольствием приложил бы еще раз. Ну вот нахуя это надо было делать? Точно «радужных кровей» эта большая звезда экрана.
— Ли? — вдруг обратился к нему Маккентой. — Нам обязательно именно эту сцену снимать сегодня? В этих декорациях есть еще две моих.
— В принципе, да... — согласился Мион.
— Так давай, может, снимем их? А вечером и на выходных мы с юношей порепетируем, — Дерек посмотрел на Алефа предупреждающе, но тот прекрасно понимал, как глупо будет возражать.
— Ну что же, порепетируйте, — Мион потеребил подбородок. — Полчаса перерыв и снимаем сцены... — он заглянул в сценарий, — сто сорок три и восемь-три-шесть.
— Спасибо, — выдавил Алеф, совершенно не представляя себе, как он будет репетировать с Маккентоем. И главное, где. Не номер же в отеле снимать.
— Пойдем, — Маккентой не глядя на него пошел к гримерке, где взял со стола телефон. — Я позвоню, когда закончим, и адрес смской скину.
Что? Алефу придется ехать к нему домой? После окончания съемок? Это что же за репетиция такая, в ночи-то?
Хотя… В ночи самое то — репетировать постельную сцену.
— Хорошо, — кивнул он и надиктовал Маккентою номер. А что оставалось делать? Контракт уже подписан, и неустойка за его расторжение будет просто ужасающей.
Он мысленно скривился, представив лицо отца, когда придется раскошелиться. И мать, даже не пытающуюся скрыть удовлетворения. У самого Алефа еще таких денег нет, и если он запустит руку в семейный кошелек, это автоматически будет признанием поражения. И киноиндустрия для него закроется навсегда, даже если Линда найдет сотню ролей. Скучная до зубной боли судьба финансового магната настигнет его со всей неотвратимостью.
Дерек кивнул, а потом вдруг хмыкнул.
— Мы будем целоваться, — сказал он вкрадчиво. — Советую заранее привыкнуть к этой мысли. А то еще убьешь меня ненароком.
Твою мать! Алеф инстинктивно отпрянул, больно ударившись плечом об угол.
— Сделаю, — выдавил он и опрометью рванул прочь от понимающе заулыбавшегося Маккентоя.
Да никакие деньги и никакая слава не стоят такого! Блядь, если кому нравится сосать мужика и трахаться в жопу — да на здоровье, только вот Алефа с такого и вырвать может!
Воображение тут же подкинуло картинку, как Маккентой целует его. Не просто касается губами, как на площадке, а по-настоящему, с языком. Желудок болезненно сжался, по спине пронеслись мурашки.
Дорогу домой он помнил смутно. Алеф даже изменил своему правилу и уехал из студии в гриме. Едва припарковавшись, выскочил из машины и бегом понесся в душ. Долго стоял под ледяными струями, пока не перестало мутить и немного не замедлился пульс. А потом просто рухнул в кровать и почти мгновенно уснул.

Сцена 2. Дубль 1

Разбудил его вполне предсказуемо телефонный звонок. Номер был незнаком, но Алеф не сомневался, кого он сейчас услышит.
— Алеф Бордер? Это Дерек Маккентой, — голос в телефоне звучал довольно сухо. — Извини, мы припозднились сегодня — досняли все проходные сцены. Ты еще в силах работать?
— Да-да, конечно, — сон как рукой сняло. Алеф резко сел на кровати.
Эмоции поутихли, и за свою почти истерику на площадке и потом, дома, было стыдно. Хотелось поскорее перешагнуть этот барьер, доказать самому себе, что он способен сыграть все.
— Отлично, тогда жду. И слушай... — тут Маккентой понизил голос и вдруг спросил: — Тебя сильно узнают? В магазин зайти сможешь?
— Меня не узнают, даже если права показываю, — вынужден был признаться Алеф.
По меркам Голливуда, он начал карьеру очень поздно — всего два года назад, после того, как получил магистерскую степень по финансовому менеджменту по настоянию отца. И хотя за это время его фильмография едва умещалась на одной странице, а гонорары начинались от ста тысяч, толпой фанатов он обзавестись не успел.
— Ну, это ненадолго, — хмыкнула трубка. — Радуйся, пока можешь. И купи, пожалуйста, несколько сникерсов. Ни в одном гребаном ресторане не продают сникерсы.
Сникерсов? Супер-звезда, человек, чей банковский счет больше годового бюджета не самой бедной африканской страны, — и жаждет сникерс? Ширпотребный батончик по полдоллара за штуку с самыми дешевыми орехами внутри?
— Куплю, — пообещал Алеф.
Маккентой довольно угукнул, продиктовал адрес и отключился. Алеф вскочил и принялся одеваться. Ехать недалеко, но за город. Самый подходящий маршрут, чтобы опробовать свежеперебранный движок корвета. Если напортачил и машина встанет, не составит труда добраться на такси.
Не напортачил. Машина шла еще тяжеловато, мотор раскручивался неохотно, впрочем, как и положено, пока детали не притерлись как следует. Алеф заскочил в магазин на заправке, набрал сникерсов, подумав, кинул к ним несколько упаковок желейных червяков и банку Фанты, и подъехал к наглухо закрытым воротам.
Пару секунд он раздумывал, на что нужно нажать, чтобы дать о себе знать, как вдруг ожил коммутатор.
— Пароль! — грозно спросил он маккентоевским голосом.
— Эээ... — Алеф опешил. — Сникерсы, — выдавил он. — Пять штук.
Коммутатор хмыкнул, и ворота бесшумно распахнулись.
Маккентой встретил его на крыльце, придирчиво оглядывая машину.
— Что с ней случилось?.. — спросил недоуменно.
— Время с ней случилось, — Алеф любовно погладил облупленное крыло. — И мы со старшим братом, — Маккентой удивленно вскинул брови. — Эту красотку купил мой дед. Одна из пяти Гранд Спорт. Она наездила полмиллиона миль, пока деда не разбил инсульт и бабушка не сплавила эту "табуретку смерти", как она выражалась, на дальнее ранчо. Ее поставили в сарай с тракторами и прочей сельхозтехникой, а спустя несколько лет до дедушкиного сокровища добрались внуки, жаждущие приключений и абсолютно не умеющие водить.
Он разозлился на себя за болтливость, но ничего не мог с собой поделать: предстоящая «репетиция» превращала его в подростка, нервничающего на первом свидании.
— О, так она у тебя ветеранша? — скупо улыбнулся Маккентой. — Интересно. И тем интереснее, что ты не похож на человека, увлекающегося ретро. Будешь загонять в гараж? Там, правда, немного места, моя коллекция неизменно теснит гостевую зону.
— Я помещусь, — Алеф показал на внушительную дыру в крыше корвета. — Не заметили низкую ветку дерева, так что пока под дождем в ней я не езжу. А ретро... — он улыбнулся, — наверное, я больше люблю в железе копаться. В современных все запаяно и смолой залито, не подступишься. А что за коллекция? — поинтересовался он.
Наверняка навороченные тачки, сверкающие лаком и хромом. Новенькие, на которых и не ездят толком, только натирают лаковые бока.
— Сейчас увидишь, — хмыкнул Маккентой и, вытащив из кармана пульт, открыл ворота гаража.
Тот был огромным, но свободного места и правда было всего на одну машину: везде впритирку друг к другу стояли мотоциклы самых разных конфигураций.
Даже беглого взгляда хватило, чтобы понять, что неженками все эти красавчики не были и не раз уже стерли протекторы на своих шинах.
— Обалдеть, — осторожно припарковавшись возле огромного черного байка, выдохнул Алеф. — Это что, «Мото Гуцци»? — спросил, кончиками пальцев касаясь хромированного руля.
— А ты что же, в теме? — изумился Маккентой. Это был первый случай, когда его голос вне площадки был настолько эмоциональным. — Смотри тогда, вон там "Голден Чоппер", а здесь вот "Экос".
Байки, входящие в десятку самых дорогих и известных в мире, приветливо блеснули в почти зашедшем уже солнце.
— Охренеть! — Алеф ошалело огляделся. — Я люблю копаться в любых железках, не важно, два у них колеса или четыре, — и тяжело вздохнул. — Но теперь времени почти нет. Кстати, — он нырнул в салон своего корвета, — "сникерсы", — выудил из пакета мармелад и газировку и отдал Маккентою. — Классические, без семечек или всякого фундука.
— Вот спасибо! — Дерек сверкнул улыбкой — тоже впервые на памяти Алефа: Центурион был весьма суровым персонажем. Что странно, ведь именно улыбка была визитной карточкой Маккентоя. — Я пытался как-то раз попросить официанта сбегать в магазин напротив за "сникерсом", но тот смертельно обиделся за десерты их ресторана. А я страсть как люблю эту гадость еще с детства.
— А я люблю лакричных червяков, — Алеф потряс пакетиком. — Даже готов променять на них сигареты.
Странная у них репетиция, мелькнула мысль. Собирались целоваться, а сами игрушками хвастаются.
— О нет! — простонал Маккентой. — Вот только не надо при мне курить! Я бросаю... Пытаюсь. И проходи уже в дом. Пока я про них рассказывать не начал, — он кивнул на мотоциклы.
— У меня с собой много заменителя никотина, — хмыкнул Алеф. Наверное, когда-нибудь и ему придется бросить сигареты, но пока он об этом даже думать не собирался.
Безумно хотелось задержаться в гараже. Послушать о каждом мотоцикле, потрогать, посмотреть. И не думать, что надо целоваться с их хозяином. Но Алеф был профессионалом не только в автомеханике и прекрасно помнил, зачем он тут.
Едва он переступил порог гостиной, все чувства, терзавшие его днем, снова вернулись. Поддавшись рефлексу, Алеф забился в самое дальнее кресло и застыл в напряженной позе. Маккентой оказался неплохим мужиком, но, блядь, как его целовать-то?
Маккентой куда-то испарился на пару минут, а потом вернулся с чайным подносом. Разлил чай, выложил ровной "лесенкой" сникерсы и немедленно взял себе один.
— Ну, рассказывай, — предложил с легкой полуулыбкой. — Как такого правильного гомофобного мальчика угораздило подписаться на гей-секс в мировом блокбастере? Ты, кстати, вообще понимаешь, чем могло тебе грозить мое близкое, с размаху, знакомство со стенкой?
— Понимаю, — вздохнул Алеф. Настроение стремительно катилось вниз. — И я не гомофоб, — покачал он головой.
"Ну просто нахрена целоваться-то лезть, если камера с затылка снимает?!" — хотелось крикнуть.
— Просто я не был готов к тому, что вы крупный план начнете работать вот так сразу, — учтиво сказал он вместо этого. — Что же до того, как занесло, — постучал подушечками пальцев себе по нижней губе и пожал плечами. — Уж больно не хочется протирать штаны в офисе, целыми днями думая, как срубить бабла, а если я до двадцати пяти не сделаю карьеру в кино, именно это мне и светит, когда отец отойдет от дел. Старший братец предательски записался в отряд астронавтов и даже включен в состав одной из ближайших миссий, а сестра еще слишком мала.
— Ясно... — Дерек явно не спешил переходить непосредственно к репетиции и с наслаждением уничтожал батончик. — Что же до крупных планов... — он смерил Алефа чуть насмешливым взглядом. — Я вообще об этом не думал. Я забываю про камеры, когда на площадке, и тебе советую. Мне — моему герою — ужасно хотелось тебя поцеловать. Что мы и сделали.
Ну хорошо хоть трахнуть прямо сразу не захотелось! Алеф мысленно скривился.
— Никогда не работал в таком стиле, — проговорил он, отчаянно стараясь оставаться спокойным. Блядь, да лучше б и сейчас сразу целоваться полез, чем эти разговоры, от которых и стыдно, и щекотно одновременно. — Я не объединяю себя со своим героем.
Да, что это еще за "мы"? Маккентой его лишним словом не удостоил все эти недели, буквально не замечал вне кадра, а тут поцеловать захотел...
И тут Маккентой рассмеялся... Рассмеялся, блядь! Раскатистым, узнаваемым в любой толпе смехом.
— Ты сидишь с таким видом, будто ждешь, что я прямо сейчас на тебя полезу, — фыркнул он насмешливо. — Расслабься, у нас еще почти три дня, чтобы подружиться и настроиться на работу. Нам всего лишь надо снять сцену. Нам не нужно трахаться крупным планом с глубоким минетом.
Вот спасибо большое, успокоил, твою мать! Алеф прямо выдохнул, когда услышал, что минета не будет!
А вот интересно, Маккентой бы сделал классный минет? Алефу аж жарко стало при мысли, что один мужик может лизать другому член. И такое может нравиться. Бррр, мерзость какая! Другое дело — девушки. У них руки нежные, и губы тоже. И вообще они все нежные, мягкие и вкусно пахнут. Их обнимать — одно удовольствие. Их можно на руки взять, и кожу гладить. А мужика что, тоже на руках таскать? И как обнимать мощный торс? Или ноги волосатые гладить... А уж колючий утренний поцелуй... нет уж, нахрен! Природой задуманы разнополые пары, и Алеф в этом был с ней совершенно солидарен.
— А почему вы согласились на Центуриона? — спросил, наконец, отважившись взять чашку с чаем. — Вам-то гейский секс зачем? Уж точно не рейтинг поднять, и не ради гонорара за франшизу.
— Все просто, — Маккентой взял еще одну шоколадку. — Это что-то совсем новое для меня. И образ интересный. Что же до гей-составляющей — меня она не волнует. Это просто любовная линия, ничего больше. Все равно, с мужчиной или с женщиной, лишь бы интересной была, а эта — весьма интересна. Конфликтная такая, жаркая.
— Вот уж что конфликтная, это в точку, — усмехнулся Алеф. С треском разорвал пакетик и, повинуясь правилам вежливости, протянул Маккентою. Тот скривился и отрицательно покачал головой. Алеф же выудил мармеладку и с наслаждением отправил ее в рот. — И я даже боюсь представить, какие планы у сценаристов на следующие фильмы франшизы.
А что если придется снимать этот самый минет? Или просто еще одну сцену секса? Алеф-то настраивал себя, что его позор будет одноразовым.
Маккентой улыбнулся и пожал плечами.
— Значит, сделаем это, — сказал уверенно. — И получим удовольствие, — подмигнул он ему.
— Насчет удовольствия — сильно сомневаюсь, — предупредил Алеф. — Но мы это сделаем.
— Ну и отлично! — кивнул Маккентой и залпом допил чай. — Так что? — он посмотрел на него со странным блеском в глазах. — Ты водишь мотоцикл?
— Совсем немного, — протянул с недоумением Алеф. Что творится в голове у Маккентоя и при чем тут мотоцикл? — Они больше благодарны, когда я снизу, — пояснил — и закашлялся, поняв, насколько двусмысленно это прозвучало. — В смысле, чиню.
— Тем лучше, — нелогично хмыкнул Дерек. — Покатаемся?
А почему нет? Когда еще выпадет шанс очутиться в раю технических маньяков, коим был гараж Маккентоя?
— С удовольствием, — согласился Алеф.
Вот только он не учел, что кататься они поедут на одном мотоцикле. И не на гиганте "Мото Гуцци", у которого было не седло, а огромная кожаная скамья, вполне способная поместить троих. Маккентой выгнал очень легкий с виду байк, и чтобы заднее колесо не стесало зад при вращении, Алефу пришлось сесть вплотную к нему. Да еще и обнять за талию — ни специальных ручек, ни задней спинки на этой модели предусмотрено не было.
Только теперь до него, наконец, дошел коварный Маккентоевский расчет: приучить его к прикосновениям, ну и "получить удовольствие" заодно. Впрочем, за такую хитрость, пожалуй, следовало быть благодарным.
Катались они не меньше часа, и это действительно было здорово. Алеф ездил на байке всего пару раз и успел забыть, как потрясающе умеет эта машина передавать свою мощь ездоку.
— Здорово! — с искренним восхищением протянул он по возвращении в гараж. Немного неуклюже слез с мотоцикла и поморщился от тянущего ощущения в паху. Впрочем, эта была мизерная плата за бесконечный поток адреналина, что сейчас бурлил в крови. — На машине такого не добиться, как цилиндры не распиливай.
— Ну а я о чем! — победоносно глянул на него Дерек. — Приезжай завтра часикам к одиннадцати, дам порулить.
— Ловлю на слове!
Алеф был немного разочарован. Что, это все на сегодня? И поцелуев — того, чего он ждал весь этот вечер и чего ужасно боялся — не будет?
С одной стороны, от облегчения даже голова закружилась. А с другой — стало вдруг обидно. Маккентой боится, что ли, что Алеф его опять оттолкнет? Или решил, что тот сам должен начать, раз уж по сценарию именно его герой выступает инициатором?
— Замечательно, — Дерек раскинул руки и хмыкнул. — Ну, давай, иди сюда. Обнимашки и поцелуи в щечку на прощание. Ничего страшного.
— Да мне кажется, обнимашек сегодня было предостаточно, — блядь, вот же... Сглазил. Алеф замер в нерешительности, а потом все-таки подался вперед. Чем-чем, а боязнью прикосновений он никогда не страдал. И в крепких — дружеских! — мужских объятиях ничего зазорного не видел. — Чур без языка, — попытался скрыть неловкость за шуткой и первым обнял Дерека.
Тот и не думал опустить руки, так что чисто по-мужски за плечи не получилось. Но и отпрыгивать, когда на спину легли горячие ладони, вроде не хотелось.
Тем более что ничего страшного Дерек не сделал — лишь похлопал его по спине и звонко, карикатурно чмокнул в щечку.
— Девственников у меня еще не было, — пошутил он в свою очередь. — Даже забавно. Ладно, иди давай. Второй раз об стенку совсем не хочется. Это было больно, между прочим!
— Я не девственник, — вскинулся Алеф. — Но, правда, это девушек касается. А за стену — прости. Обычно я контролирую себя лучше.
Маккентой только хмыкнул и полез в отсек для инструментов под баком мотоцикла. Алеф оставил его миловаться с красавцем и забрался в свой корвет. Может, еще успеет немного повозиться с настройками движка, как вернется.

Сцена 2. Дубль 2

Утром настроение было уже намного лучше. Все-таки странно, что на площадке Маккентой такой сухарь, — в жизни-то нормальный вполне. Даже более чем нормальный: вчера Алеф совсем забыл, что тот миллионер и мировая суперзвезда. Может быть, удастся забыть и в понедельник?.. Было бы здорово.
Когда Алеф приехал, в ворота все же пришлось позвонить.
— Заходи! — откликнулся коммутатор. — Я в бассейне на заднем дворе, — и двери распахнулись.
Алеф уже привычно припарковался в гараже, мельком глянул на спрятанные от чужих глаз мотоциклы и пошел по дорожке вдоль дома.
— Расплачиваешься за вчерашние сникерсы? — спросил у Дерека, планомерно рассекающего воду широкими гребками.
Вода была кристально-чистая, голубоватая, наполненная солнцем и искрящимися бликами. У Алефа, обожавшего воду в любом ее виде, даже между лопатками зазудело от невыносимо-острого желания раздеться и нырнуть к Маккентою. Тем более что размеры бассейна были такие, что они бы даже волнами друг другу не мешали.
Дерек рассмеялся.
— Просто плаваю, — фыркнул он. — Присоединяйся, будем приучать тебя к обнаженке.
— Я плавок не захватил, — с сожалением покачал головой Алеф и, присев на корточки, потрогал воду. Идеальная, освежающе-прохладная. Теперь зудело все тело.
— Ну, трусы-то на тебе есть, — Маккентой насмешливо выгнул бровь. — Впрочем, конечно, как хочешь. Выбирай тогда шезлонг, я скоро.
Трусы-то, конечно, были. Но как в мокрых потом на стулья садиться и на мотоцикле гонять... Не у Маккентоя же одалживать.
А хрен с ним, на голое тело джинсы натянет. Потому что желание поскорее окунуться в воду уже заполонило разум и вызывало почти наркотическую ломку.
— Не хочу шезлонг, — помотал головой Алеф и принялся быстро стягивать с себя майку. Так же быстро расправился с обувью, штанами и носками и бегом рванул к кромке бассейна. Мощно оттолкнулся ногами, прогнулся в полете, вытягиваясь и выбрасывая вперед руки, и скользнул в такую желанную воду. — Она у тебя морская? — выдохнул неверяще, вынырнув. — Вот ничего себе! — и в несколько мощных гребков добрался до Дерека. — Чума!!!
И едва не наглотался соленой воды, когда Дерек со смехом на него напрыгнул, на секунду макнув с головой.
От неожиданности Алеф замешкался с ответом, и, вынырнув, несколько секунд просто глотал воздух да отфыркивался. В самом деле, не топить же звезду в его собственном бассейне... Но Маккентой смотрел с веселым вызовом и как раз на звезду не был похож ни разу. И Алеф решился: плеснул на него водой, а потом прыгнул вперед. Вот только поймать Дерека оказалось не так-то просто: тот плавал, как рыба, и изрядно помотал Алефа по бассейну, прежде чем тому удалось схватить его за ногу и утянуть под воду.
— Ах, так! — выдохнул Дерек, вынырнув. — Ну, сейчас получишь...
— Догони сначала, — весело крикнул Алеф и отпрыгнул в сторону, развивая приличную скорость.
Он тоже очень хорошо плавал, и свою коварную месть Маккентой осуществил тоже не сразу. Но в какой-то момент он попросту обыграл Алефа и зажал в угол бассейна.
— А ну-ка, иди сюда... — Маккентой обхватил его за живот и нырнул, утаскивая под воду.
Алеф пытался освободиться, махая руками и ногами, и это было так смешно, что он не выдержал и рассмеялся, изрядно нахлебавшись воды. Дерек выдернул его на поверхность, а Алеф все смеялся и кашлял одновременно. Дерек рассмеялся тоже, но рук не разжал.
— Справился, да? — все еще улыбаясь, спросил Алеф и медленно повернулся вокруг своей оси, лицом к Дереку. Тот рук не расцепил, но и не стискивал, давая это сделать. Алеф широко развел руки, окатил Дерека целым водопадом и обхватил ногами. А потом резко бросился вбок, ныряя сам и опрокидывая Маккентоя под воду головой вниз. — Я вырос с братом, не забывай, — крикнул Алеф, когда Дерек вынырнул и отплевывался от воды, все еще смеясь. Теперь уже он сам придерживал Дерека, обняв, чтобы тот продышался.
— Да, я тоже, — сказал Маккентой, улыбаясь. — С двумя. Но уже давненько их не видел. Они теперь слишком взрослые и респектабельные для возни в бассейне. Это только я в семье никак не повзрослею. Но после того как мои гонорары перевалили за полмиллиона, мне перестали вменять это в вину.
— В таком бассейне грех не повозиться, — Алеф отпустил Дерека и лег на воду, раскидываясь "звездочкой". — Меня взрослеть заставляли с семи лет. Отец вместо сказок велел на ночь учебник по макроэкономике читать. У него диабет, и он все боялся умереть, не вырастив себе замену.
— О, так ты мажорный мальчик? — поддел его Дерек. — И давай-ка ты не уплывай далеко, у нас тут великая цель, — он поймал его за локоть, подтянул к себе и беззастенчиво перекинул руку через грудь, одновременно поддерживая и слегка приобнимая.
— Какие, к черту, мажоры! — фыркнул Алеф. — Я книжный мальчик. Был, пока не уселся в тот вчерашний корвет. С тех пор книжки читал исключительно по истории автомобилей, да справочники по ремонту, — держать голову над водой было неудобно, уставала шея. А принимать вертикальное положение было лениво. К тому же Дерек еще больше подтянул его к себе, и самым естественным оказалось положить голову ему на грудь. — Так-так, я попался на спланированную акцию? — просил Алеф тоном следователя, ведущего допрос. — Гражданин Маккентой обманом завлек некоего мистера Бордера в бассейн, потому что вода смягчает удары, и намеревается...
А что намеревается-то? Алеф снизу вверх глянул на Дерека, с улыбкой смотрящего на него в ответ. С самого утра он ни единым словом не обмолвился ни про поцелуи, ни про съемки.
— Ну, продолжай уж, чего замолк? — усмехнулся Дерек. — "Намеревается всеми правдами и неправдами помочь тому сделать карьеру в киноиндустрии и заодно себе — снять очередной отличный фильм"? Виновен целиком и полностью, признаю.
— Какой скандал, мистер Маккентой! — Алеф сменил тон на трагический, откровенно кривляясь. — Вы заслуживаете самого сурового наказания.
Правда, наказание никак не придумывалось. Даже шуточное. И как отблагодарить Маккентоя за неоценимую помощь, — а она была бесценна, это Алеф понимал даже слишком хорошо, — он тоже не знал. Не целовать же, в конце концов. Хотя вот прямо сейчас мысль о поцелуе с Дереком, как ни странно, тошноты не вызывала.
— Именно, — Дерек важно кивнул. — Моей ужасной карой будет развлекать тебя еще целых полтора дня. Казнь через веселье, приговор привести в исполнение немедленно, — и он надавил Алефу на грудь, вероломно макая его в воду.
Вот только Алеф успел схватить его руками за шею, так что под воду они ушли оба, а вынырнув, сначала синхронно отплевывались, а потом Дерек снова пошел в решительное наступление. И Алеф, хохоча во все горло, рванул за ним.
Гонялись друг за другом, брызгались и игрались они еще долго. Пока не закололо под ребрами и не затряслись губы и руки от холодной воды. Впрочем, как раз для такого случая к бассейну примыкал уютный подогреваемый "лягушатник".
— Кайф... — блаженно выдохнул Алеф, плюхаясь на спину в теплой воде. Дерек растянулся рядом. — Сто лет так не делал!
— Я тоже, — кивнул Дерек. — Что-то последнее время сплошная работа. Так что даже хорошо, что ты мне подвернулся, такой молодой и неопытный, — он хмыкнул. — Хоть развеюсь немного.
— О да, надо потребовать прибавку к гонорару! — хмыкнул Алеф. — Я не только партнер, я еще и развлечение, — он перевернулся на живот, упираясь руками в дно. — Спасибо тебе. Я же не дурак, понимаю, насколько непрофессионально вчера себя повел.
— Ничего, — Дерек брызнул на него водой. — Мне когда-то тоже помогли. У меня комедийные моменты совсем не получались, а иногда надо было и рассмешить.
Надо же. Алеф видел несколько фильмов Маккентоя и как сумасшедший ржал над его папашей Смитом. Так что услышать сейчас, что с комедиями у «мистера Улыбки» были проблемы, оказалось неожиданно.
— А я с комедиями на "ты", — сказал, снова поворачиваясь на спину и подставляя солнышку живот. — Да и с романтикой проблем не было. До «Странствующих».
— Ну, вообще-то, гей-романтика очень даже заводит, — заметил Дерек. — С мужчиной можно много того, что нельзя с девушкой. Например — головой об стенку, — он коротко рассмеялся.
— Что ж это за романтика такая, головой об стенку, — буркнул Алеф.
Откуда Маккентою вообще известно, чего там можно, а чего нельзя?..
Да и как это может заводить? Ну хочется за член подержаться — подрочи. Нахрена для этого второй мужик?
А уж сам, собственно, секс... Неужели приятно, когда тебе в задницу что-то пихают? Природа определила этому месту прямо противоположную функцию, и получать удовольствие от... хотя, наверное, тот, кто пихает, его получает. Ну а что, и во влагалище, и там влажно, жарко и тесно. И что же, получается, тот, кто снизу, просто терпит?
Он повернулся на бок. Джош соблазнил Центуриона, но при этом из сценария однозначно следует, что он оказался именно снизу. Почему? Настолько влюбился, что пожертвовал собой? Странно, не в характере Джоша такие штуки. Да и как можно настолько влюбиться, чтобы дойти до такого?
— Суровая, — хмыкнул Дерек. — Горячий секс без лишних сантиментов. Вот если девушка скажет: "Заткнись и вставь мне по самые гланды" — то меня лично это покоробит. А если мужчина, то, наоборот, подстегнет.
— И много раз подстегивало? — не смог удержаться от вопроса Алеф.
Маккентой что, и вправду гей? Вернее, би, потому что про девушек он тоже говорит. Хотя было бы глупо удивляться, что ему даже парни трахнуться предлагают. Фанатиков достаточно, и секс с кумиром у них — особый фетиш.
Он попытался представить себя на месте Дерека. Если бы ему такое предложили, что бы он сделал?
Хотя... Уже предложили, и уже сделал. Вчера. Головой об стену.
— Всякое бывало, — уклончиво ответил Маккентой, глянув на него с доброй усмешкой. — И у тебя будет, если не станешь загонять себя в рамки стереотипов.
— Мне и в рамках неплохо, — решительно заявил Алеф.
Вот уж хрена с два он когда-нибудь захочет засунуть член в задницу какому-нибудь мужику. И тем более позволит провернуть такую штуку с собой.
А уж целующиеся мужики — просто отвратительно!
Правда, Маккентой вчера отвратительным не показался. Вот если убрать неожиданность от его слишком реалистичной игры, камеры, Ли, кучу народа на площадке... Забыть, что он мужчина. Оставить только сам поцелуй.
Губы Дерека были не податливыми, не мягкими, не нежными и не робкими, как у девушек. Наоборот, поцелуй был решительным. Маккентой не дарил поцелуй, не снисходил до него, не подчинялся, не уступал. Он шел в атаку, брал свое.
Алеф украдкой глянул на нежившегося на солнце Дерека. У него красивые губы. Если, блядь, такое определение возможно применить к мужику. Но любая девчонка с такими была бы охренительно хороша. Четко очерченные, объемные, но не вульгарно-пухлые, чувственные и выразительные.
— Да-а, с таким настроем мы ничего не снимем, — уныло возвестил Дерек и закрыл глаза, откинув голову на бортик. — Джош хочет Центуриона, а значит, ты должен захотеть хотеть меня.
— Но я не хочу тебя хотеть! — замотал головой Алеф, не успев сообразить, что вообще-то сейчас они о работе говорят, а не о личных симпатиях.
Дерек не обиделся. Он вообще никак не отреагировал, подставив лицо солнцу. Алеф сел, подтянув колени к подбородку и беззастенчиво его рассматривал. Ладное тренированное тело, пресс с хорошо видными "кубиками", выпуклые бицепсы, выгоревшие на солнце волосы на предплечьях. И лицо. Удивительно "живое", подвижное, эмоциональное. Правда, Центурион не улыбается, но хмурится так, что хочется под стол спрятаться... Или нет?...
Алеф сосредоточился, входя в образ Джоша. Какая цепочка мыслей и событий привела его к тому, чтобы наброситься на Центуриона с поцелуями? Что должно было зацепить, оставить след в душе?
— Кажется, Джош и вправду хочет, — с трудом выдохнул Алеф, вспомнив, как его персонаж по сценарию выхаживал раненого, как потом Центурион словил еще пулю, прикрыв самого Джоша. Как они уходили от погони, и Центурион держал его за ноги, пока тот отстреливался. Как сидели ночами у монитора, взламывая сети. Как запах кожи смешивался с порохом, бензином и дешевым виски.
Дерек приоткрыл один глаз и искоса на него глянул. А потом вдруг нахмурил брови, как обычно делал Центурион.
— Глупости, — сказал тихо и низко — так говорил его герой. — Сосредоточимся лучше на деле.
— Но я хочу! — ответил Алеф порывисто, как наверняка среагировал бы Джош. — И я сыт по горло этими делами!
— Остынь, — глухо посоветовал "Центурион" и смерил его взглядом, от которого бросило в жар.
— Я еще не труп, чтобы остывать, — процедил Алеф и плавно, но неотвратимо двинулся на по-прежнему безмятежно лежавшего на бортике Дерека.
Только вот сейчас он Алефом не был, и перед собой видел Центуриона. И, блядь, безумно этого Центуриона хотел! От желания поцеловать горели губы, живот подвело, а воздуха не хватало.
— Будешь трупом, если завтра облажаемся, — холодно отрезал Центурион. — Не сейчас, — добавил уже несколько мягче. — Поговорим об этом после.
— Поговорим, — пообещал Джош и вернулся на свое место. Положил руки на борт, оперся спиной, не сводя взгляда с Центуриона. — Почему ты думаешь, что облажаемся?
Заебало! Все это. Сходки, стрелки, "дела", "движуха". Бляди, шестерки, стукачи и двойные игроки. "Бизнес" на крови, грязные бабки. Нахуя все это нужно, если по жизни приходится во всем себе отказывать? Нахуя б сдалось всю ночь торчать над ебаным коммуникатором, отобранным у приблядка Косого. И этот сукин сын корчит из себя гребаного моралиста, будто не он вчера долбил Джоша каменным хуем, словно сваи забивал.
Алеф с трудом перевел дух, выходя из образа. Поспешно сел, обнимая себя за колени, и уставился на воду.
И тут же на плечи легла горячая рука.
— Молодец! — похвалил Дерек, широко улыбаясь. — Почувствовал ведь, да? То, что чувств касается, невозможно проработать. Это проживать надо.
— Так и до шизофрении недалеко, — мотнул головой Алеф. — Но да, почувствовал.
Он не без страха поднял глаза. Но Дерек уже не был Центурионом, и к своему облегчению, Алеф не испытывал больше желания наброситься на него прямо сейчас.
Где-то запиликал телефон, окончательно приводя его в чувства.
— Никакой шизофрении, — заверил Дерек. — Привыкнешь. Так, я сейчас... — он вылез из бассейна и пошел за телефоном.
Алеф проводил его взглядом, отмечая, что абонемент в фитнес-зал Маккентою явно не нужен.
"Сейчас" не получилось. Дерек застрял надолго. Видимо, разговор был важный, потому что он ушел в дом. Сидеть без дела быстро наскучило, и Алеф вернулся в глубокий бассейн. Смешно, но живя в Голливуде почти два года, на пляж он смог выбраться всего пару раз и сейчас собирался использовать выпавшую возможность по максимуму.
И все же, когда Дерек вернулся, из бассейна Алеф уже вылез — уж больно долго того не было.
— Прости, это мой агент был, — посетовал Маккентой. — Хочет, чтобы я вечером поехал на спонтанную вечеринку, которую устраивает Росиль. Я подумал, что могу прихватить тебя с собой. Но учти: будет ужасно скучно и очень гламурно.
Алеф замер, не в силах ответить сразу. Росиль был очень известным режиссером, и пробиться на такую вечеринку Алефу в нынешнем статусе не светило ни за какие деньги.
— К скучному я привык в семье финансистов, — кое-как совладав с собой, выдал он. — Гламуром тоже не удивишь.
— Что ж, тогда пропуск тебе придется заслужить, — хмыкнул Дерек и поглядел на него, прищурившись.
Что, поцелуями, что ли, как-то устало подумал Алеф. Хотя Маккентой, если б хотел, уже давно бы поцеловал. С тем же Джошем не стал бы осаживать, наоборот, поощрил бы.
— Готов ко всему, — Алеф сложил руки на груди. — Даже к самым бесчеловечным условиям и невыполнимым миссиям.
— Мда... — вздохнул Дерек. — Учить тебя еще и учить... Никогда так больше не говори. Никому, — он покачал головой. — На твое счастье, у меня всего лишь мотоцикл барахлит. А мог бы влипнуть в неприятности.
— Вообще-то, ты первый, кому я так сказал, — пожал плечами Алеф. — А что с мотоциклом? — спросил, едва сдерживаясь, чтобы тут же не рвануть в гараж.
Завести каждый, послушать, самому выяснить, кто "прихворнул", понять, в чем проблема, починить, снова завести, наслаждаясь чистым звуком. Но он был слишком хорошо воспитан и слишком хорошо знал, как люди относятся к тому, что их вещи трогают без разрешения, и потому остался стоять на месте.
— Кабы я знал, — вздохнул Маккентой. — Вот, — он протянул ему аккуратно сложенные штаны и футболку. — Для работы. Погляди, что с ним, а уж на починку отгоню в сервис.
— Интригуешь, — Алеф быстро переоделся. — Показывай, кто халявит.
Хорошо, что Алеф приехал на своем корвете. И хорошо, что он все еще не был уверен до конца, что собрал его правильно, поэтому таскал в багажнике кучу инструментов.
Входить в гараж было страшновато. Что, если Дерек укажет на какой-то супердорогой байк? На нем прокатиться надо, чтобы понять, что не так, а Алеф ездил еще хуже, чем влюбленного гея играл.
Но, к его счастью, барахлил тридцатилетний БМВ. Не то чтобы эти машины ничего не стоили, но с конструкцией, еще не напичканной под завязку электроникой, разобраться было куда легче.
— Надо прочистить и заново отрегулировать карбюратор слева, — вынес вердикт Алеф, выключив зажигание. — Можешь и в сервис, но вообще-то работы на пару часов. Я могу сделать, но тебе придется мне немного помочь подержать пару раз.
— Здорово! — обрадовался Дерек. — Давай!
Вдвоем они не без труда выкатили тяжеленный мотоцикл из гаража и перевернули его "пузом" вверх. Алеф любовно погладил колесо и раскрыл свой заветный чемоданчик.


* * *
— Ну ты монстр! — совершенно чумазый Маккентой довольно улыбнулся. Испытания прошли удачно, и круг по Маккентоевскому поместью БМВ сделал, ровно утробно урча. — Хотел бы я тоже так уметь.
— Это легче, чем играть в кино, — Алеф принялся вытирать инструменты и аккуратно раскладывать их по местам. — Самое главное — хорошую зрительную память, чтобы при сборке не оставались лишние детали, — захлопнул чемоданчик, убрал его в корвет и оглядел себя и Дерека. — Похоже, нам снова предстоят водные процедуры, — сказал улыбаясь. — Кстати, моя карьера автомеханика с нее и началась, — кивнул на машину. — Раз с братом заглохли посреди поля. Звать взрослых — автоматически признаться, что машину угнали. Так что залез под капот и дергал за все подряд. В тот раз просто повезло, контакт отошел, но мне стало интересно, как что устроено.
— Ясно, — Дерек с интересом глянул на машину и повел Алефа в дом. — А в актеры как попал?
— Очень не хотел в офис, — признался Алеф. — Хотел оттянуть неизбежное, лазил по Интернету в поисках какого-нибудь учебного курса. Лет на пять, желательно подальше от дома. Увидел набор, записался. На прослушивание пришел вообще не готовясь, но Парксу понравился. Так и пошло-поехало, а потом Линда появилась и стала подкидывать мне одну роль за другой.
— Эта твоя Линда молодец, — кивнул Дерек. — Такую роль выбила.
— На самом деле, я пробовался на роль Ру, — вынужден был признаться Алеф. — Но Мион, видимо, увидел во мне Джоша. Как бы он не решил, что ошибся. После вчерашнего.
— В понедельник все будет как надо, — уверенно сказал Маккентой и распахнул перед ним дверь ванной. — Располагайся. И приходи потом на кухню.
Если бы Алефу просто показали эту ванную, он бы ни за что не подумал, что ее хозяин — мировая знаменитость. Нет-нет, сантехника была дорогая, оформлено все со вкусом, кран так вообще только что не разговаривал, спрашивая, не поддать ли горяченькой.
Но она была какой-то уж очень безликой. Хотя... Возможно, так и должны выглядеть ванные звезд? Ради интереса он присмотрелся к флаконам. Удивительно, но они были без этикеток. И лишь взяв флакончик с шампунем, Алеф понял, почему. "Для Д.М. специально от Ф.К. "Холли", — было выгравировано на крышке. От изумления он едва его не выронил. Именная продукция от Фабрики Косметики "Холли"! Да один этот флакончик стоит под тысячу долларов, и такими была заполнена вся ванная. Гостевая ванная!
Оставалось лишь надеяться, что и он когда-нибудь сможет позволить себе такую роскошь.
Помывшись и сполна оценив всю прелесть шампуня и геля для душа от "Холли", Алеф оставил выданные Дереком вещи на банкетке у входа, переоделся в свои и отправился искать кухню.
Дом тоже был без лишнего пафоса. Минимум модных "технологических" дизайнов, острых углов, зеркал повсюду, хрома и прочей неудобной хрени. Это было жилище, а не фон для глянцевых фотографий.
Кухня нашлась быстро. Огромная, светлая, с выходящими в пышно цветущий сад панорамными окнами, она была совсем не пристанищем прислуги. В такой кухне хотелось есть, пить утренний кофе и неспешно потягивать вино поздним вечером.
Меньше всего он ожидал увидеть Маккентоя за плитой, но, тем не менее, он обнаружился именно там.
— Терпеть не могу всякие доставки еды, — пояснил Дерек в ответ на недоуменный взгляд. — А особенно — любопытных курьеров.
— А личный повар? — спросил Алеф, подходя ближе. — Что это? — он с подозрением глянул на непонятное буро-серое нечто.
— Повар приезжает три раза в неделю, этого вполне хватает, — Дерек помешал месиво и выключил огонь. — А это... — он замялся. — Скажем так: рагу. Национальное шотландское блюдо. Я же шотландец, — он сверкнул улыбкой. — Бери тарелку, — он вооружился большой ложкой.
В кастрюльке по соседству обнаружилась красивая румяная картошка, то ли печеная, то ли зажаренная целиком, поверх которой Дерек плюхнул ему хорошую порцию "рагу". Себе же он положил всего пару картофелин и полную тарелку месива. Блюдо фигурно нарезанных овощей из холодильника дополнило картину.
— Извини, я как-то не рассчитывал на гостей, — без особого смущения извинился Дерек. — Но мне кажется, тебе может понравиться.
— Ну, если там ламинарии нет, то точно понравится, — пообещал Алеф и взялся за вилку.
Правда, пробовать было страшновато. На ощупь это "рагу" было скользкое и вязкое. Но пахло очень даже вкусно. Чем-то мясным однозначно, а еще специями. К тому же, обижать Дерека, отвергая его национальное блюдо, очень не хотелось. Решив, что в случае чего просто сыграет наслаждение от поедания этой невиданной хрени, Алеф набрал рагу на вилку и отправил в рот.
— Уммм! — промычал он с набитым ртом и жадно принялся жевать. Блюдо было очень непривычным и по текстуре, и по сочетанию продуктов, — если честно, Алеф даже предположить не брался, что там было, — но вкусно. Без всякой игры и притворства. — Обалденно! — озвучил, прожевав, и наколол на вилку картошку.
— Вот и отлично! — Дерек выглядел довольным. — Ты, конечно, не похож на дитя Макдональдса, но мало ли...
— Моя мама поборница здорового питания, — вздохнул Алеф и зачерпнул еще рагу. — Правда, это не помешало мне стать курильщиком. А что там намешано? — кивнул на свою стремительно пустеющую тарелку.
— Ты не хочешь это знать, — усмехнулся Дерек. — Поверь мне. Но я умею это готовить, — добавил с гордостью. — Только времени нет.
— Умеешь готовить? — удивился Алеф. — Нихрена себе! Для меня все, что сложнее, чем разогреть в микроволновке, уже недостижимо.
— Ну да, — Дерек рассмеялся. — Мажорчик.
— Ага, мажорчик по уши в машинном масле, — рассмеялся в ответ Алеф. — А твоя семья, она какая? — спросил, вспомнив, что ни в одном интервью Дерек Маккентой никогда не говорил о семье и о личной жизни. — То, что это многочисленный шотландский клан, я догадываюсь, а подробнее?
— Не просто многочисленный, а еще и очень древний и именитый, — не без гордости сообщил Дерек. — У нас даже замок есть, правда, формальный, его давно под музей переделали. А так — имение с небольшой фермой. И тьма народа.
— И этот, как его, тартан свой есть? — полюбопытствовал Алеф и заскреб вилкой по тарелке, подбирая остатки рагу. — А килт? У настоящего шотландца обязательно должна быть эта клетчатая то ли юбка, то ли плед.
— Ха! — самодовольно крякнул Маккентой и куда-то ушел. А когда вернулся, то сунул Алефу в руки фотографию. На ней был Дерек в строгом пиджаке и в килте перед какой-то старуш...
— Это что, королева Англии?! — изумленно выдохнул Алеф.
Дерек кивнул и невозмутимо продолжил есть.
— О боже, я вчера чуть не угробил приближенного к английскому престолу, — простонал Алеф, закрывая лицо ладонью. — Но это здорово, иметь такую семью. Моя тоже немаленькая, но никого из нас не приглашали к Президенту.
— Зато, когда мы снимем сцену, ты сможешь сказать, что фактически трахнул приближенного к английскому престолу, — усмехнулся Дерек.
— О, эта перспектива будет очень греть меня в понедельник, — пообещал Алеф. — Давай, работай, играй безупречно, перед тобой большая шишка в аристократическом мире, — он рассмеялся. — Не уверен, что когда-нибудь захочу давать интервью на тему романтических отношений Джоша и Центуриона, — продолжил уже серьезно. — Хотя абсолютно точно придется.
Еще бы не пришлось. Это же будет самый жирный червяк в наживке предстоящей франшизы. Да все женщины, что купят билеты в кинотеатры, пойдут, чтобы посмотреть именно на эту «суровую романтику». И потащат с собой своих бойфрендов, отцов и братьев.
— Мы скажем, что это было охренительно, и жаль, что сцена всего одна, — вполне серьезно ответил Маккентой. — И поцелуемся на камеру.
У Алефа на мгновение потемнело в глазах. Разве вначале речь не шла только об одной сцене? А теперь вот "целовательный" уик-энд, и еще рекламные поцелуи... Ему что, до самого окончания франшизы суждено теперь в этой гейской каше вариться?
И кстати, Маккентой хоть грозился, но еще ни разу не попытался Алефа поцеловать. И это тоже начинало бесить. Нет, Алеф не проникся к нему внезапной страстью, но уже порядком устал ждать этого пресловутого момента и бояться, что Дерек отложит сейчас вилку и скажет, мол, начинаем тренировку, готовь губы.
— Насчет последнего не уверен, — выдавил он, покачав головой.
Дерек фыркнул и действительно отложил вилку.
— Удержишь БМВ? — поинтересовался он. — Я тебя подстрахую.
— Должен, — кивнул Алеф. — Он уже пометил меня своей смазкой, так что думаю, со спины не сбросит.
— Какие у тебя грязные мысли про мотоциклы, — поддел его Дерек. — Дело явно движется.
— С техникой у меня жаркий и страстный роман навечно, — помотал головой Алеф. — Правда, до сего момента я считал их девушками. Машины, по крайней мере, — он замолчал, представляя себе гараж Дерека. — Но у тебя там только мужики, ведь так?
— И как угадал? — саркастически усмехнулся Дерек. — Правда, с ними я романы не вожу. У нас с ними другие отношения. Я считаю их чем-то вроде питомцев. Боевые кони.
Он вынул из шкафчика внутри гаража комплект защиты и достал из глубины еще один, запасной.
— Будет жарковато, но зато относительно безопасно, — он протянул один Алефу.
Куртка неожиданно оттянула руку своей тяжестью. И она, и штаны были Алефу великоваты в ширину, но вроде не сваливались. А вот в ботинки он влезть не смог, пришлось надеть обратно собственные кроссовки.
— Ничего себе система, — сказал он, трогая через плотную кожу куртки щиток на локтях. — Я думал, мотоциклистов только шлем да здравый смысл хранят.
Помимо локтей, защищены были вся спина, колени и голени. Одежда плохо пропускала воздух, в ней и вправду было жарко, но на скорости, наверное, такая особенность даже на руку. Не замерзнешь.
— Это тех, кто уже пару раз вокруг земли на мотоцикле навернул, — Дерек тоже влез в амуницию, но гораздо быстрее. — А ты только учишься. Так что уж постарайся нас не угробить, — он приглашающе кивнул на мотоцикл.
— Ты про пару раз сейчас образно, да? — спросил Алеф, несмело подходя к вполне дружелюбно выглядящему байку. — По суммарному пробегу две кругосветки получается?
— Да нет, вполне себе две кругосветки, — пожал Дерек плечами. — И даже два сериала и две книги по ним. Ты садиться будешь или нет?
— Ничего себе! — Алеф перекинул ногу через мотоцикл.
Только консерваторы говорят, что уважающие себя актеры не снимаются в сериалах. А Маккентой, гляди, аж в двух снялся. Или... или это не он снимался в сериале, а про него снимали. Это не была съемка кругосветки, это кругосветка и была, догадался Алеф. Ну а что, любовь к двухколесным монстрам, судя по гаражу, у Дерека нешуточная.
Но раздумывать долго Маккентой ему не дал — байк дрогнул, присел под добавочным весом, и Дерек прижался к нему сзади.
— Я помогу поначалу, — сказал он и ухватился за руль, заковав Алефа в кольцо своих рук.
Первым порывом было оттолкнуть или съехать вперед, отодвинуться. Но впереди в пах упирался бак, руль оказался неожиданно тугим и непослушным, а байк — неустойчивым, когда Дерек убрал подножку.
К тому же, когда прошел первый шок, сидеть вот так оказалось довольно сносно. Маккентой повернул ключ зажигания, и мотор басовито заурчал. Алеф выжал сцепление, толкнул мыском скоростной рычаг и мотоцикл резко дернулся вперед. И непременно заглох бы, если бы Дерек не придержал сцепление, давая возможность коробке "подхватить".
— Не спеши, — сказал он ему по внутренней связи. — Медленно и ласково.
От рывка он сполз ниже и теперь прижимался к Алефу пахом, животом и грудью, хоть, к счастью, через мотоциклетную броню.
Алеф с трудом абстрагировался от жара чужого тела и осторожно отпустил сцепление, добавляя газ. В этот раз мотоцикл дернулся едва ощутимо, трогаясь с места.
Вот только поездка закончилась бы тут же, если бы не Дерек, потому что их немедленно повело вбок. Он твердой рукой крутанул руль и поддал газу, чтобы мотоцикл поймал равновесие.
Но вскоре дело пошло веселее. Приноровившись, Алеф без труда держал мотоцикл на прямой и постепенно набирал скорость, объезжая по периметру Маккентоевское поместье.
— А на дорогу можем выехать? — спросил он Дерека, когда за поворотом снова показался дом.
— Давай рискнем, — подумав, отозвался Дерек. — Только не надо играть ни с кем в догонялки, пожалуйста.
— А что, так можно? — пошутил Алеф и повернул к воротам.
Поначалу Алеф осторожно катил по не слишком загруженным улицам пригорода. Потом свернул не на вечно забитую автостраду, а на заброшенное шоссе, и начал прибавлять газу.
Сильно он не разгонялся, еще не слишком уверенно чувствуя себя на байке, но и этой скорости хватало с лихвой. Все-таки, когда сидишь внутри железной коробки, ощущаешь ее совсем по-другому. А когда в ушах свистит ветер, даром что ты в шлеме, руки, ноги и грудь холодит от набегающего воздуха, а сзади крепко прижимается Маккентой, сердце поневоле пускается вскачь.
— Ну ладно, давай-ка сам теперь, — в какой-то момент сказал Дерек и обнял его за талию, да вдобавок еще и навалился на спину грудью.
Мотоцикл, лишившийся твердой руки, тут же вильнул по дороге, и Алефу стало совсем не до того, чтобы просить Дерека отстраниться. А когда он приноровился к управлению в одиночку, крепкие руки на собственном животе и тяжесть на спине уже не казались чем-то противоестественным.
Не насиловать же его Дерек собирался. Да какое там, в его действиях не было и намека на сексуальность. Пальцы не опускались ниже ремня, тереться об него он тоже не пытался. Просто у БМВ пассажирское седло чуть приподнято относительно водительского, и, чтобы не свалиться, необходимо наклоняться вперед.
Вскоре, правда, он о Маккентое забыл — мотоцикл занял все мысли и чувства, утробно урча так заразительно, что хотелось урчать вместе с ним.
Закончилось все внезапно. В какой-то момент Дерек просто попросил свернуть направо, и Алеф, давно потерявший ориентиры, послушался. А минут через пятнадцать они выехали обратно к поместью.
— Отлично, мотор как часы теперь, — довольно резюмировал Дерек.
— Да, звучит просто отлично, — рассеянно согласился Алеф и выключил зажигание. — Шикарная машина.
Он хотел было слезть с мотоцикла, но оказалось, что это невозможно, пока этого не сделал Дерек.
А тот неспешно стянул шлем и... облокотился локтем ему на плечи.
— Привыкай, — хмыкнул почти в самое ухо.
— Стараюсь, — заверил его Алеф. — На всю франшизу.
Он не боялся прикосновений. С братом и отцом они частенько устраивали шуточные потасовки, даже когда Алеф стал выше их обоих. Но все прикосновения, вместе взятые, не были и в половину так смущающи, как это. Маккентой буквально лег ему на спину и прижался пахом. Может, это паранойя, но задницей Алеф чувствовал его член.
Но больше всего сбивало с толку то, что Алефу не хотелось как можно скорее освободиться, — наверное, потому, что он помнил, что все это не по-настоящему. Что только для роли. И Алефа Дерек на самом деле совсем не хочет.
Они просидели так минут десять, а потом Дерек все-таки от него отлип и слез с байка.
— Ладно, думаю, на сегодня хватит, — он улыбнулся и повел плечами, разминая их. — Так ты пойдешь на вечеринку? Говорю сразу: я там торчать буду час, не больше. Но тебя проведу и оставайся, сколько хочешь.
— Пойду, — кивнул Алеф. — Дресс-код там какой?
Если придется втискиваться в смокинг, то вряд ли он задержится там дольше — все эти парадные скафандры он терпеть не мог с самого детства. Отец ходил в них чуть ли не круглосуточно, и нельзя было ни обнять, ни на руки попроситься — рубашку испачкаешь и пиджак помнешь. А галстук так и вовсе был чем-то сродни удавки — Алеф успел возненавидеть его, так как родители обожали наряжать сыновей во "взрослые" одежды и восхищаться их деланной серьезностью.
— Что-то, что очень тебе идет и выделит из толпы, — Дерек хмыкнул, окинул его взглядом и пожал плечами: — В твоем случае — что угодно. Твоя фигура компенсирует любую одежду.
— Не скажи, лосины на мне ужасно смотрятся, — хмыкнул Алеф. — Самая первая роль, отысканная для меня Линдой, была роль мальчика-пажа при дворе в средневековье. Жабо, бархатные шорты и берет с пером, — он содрогнулся, вспомнив тот ужас. Но именно в этом берете его заметил Брайан Смит и взял на главную роль в своем новом фильме.
Дерек рассмеялся и предложил чаю, но Алеф покачал головой, понимая, что тот, скорее всего, устал, да и вечером еще в клуб.
— Встретимся тогда у "Мормонта" в девять, — сказал Дерек и забрал у него мотоцикл.

Сцена 2. Дубль 12. Дубль 3

Несмотря на комплимент Маккентоя, одежду подобрать было непросто. В конце концов, Алеф остановился на обтягивающих зад узких брюках черного цвета и интересного кроя, синей рубашке с неглубоким угловым вырезом и модным узким кожаным воротником, торчащим как диковинное ожерелье. Волосы он при этом гладко зачесал назад, оставив концы свободно виться у шеи. Критически оглядев себя в зеркало, Алеф уныло констатировал, что так его точно никто не узнает, зато из толпы он определенно выделится.
Когда он подъехал, Дерека, конечно же, еще не было. Да и не стал бы тот ждать на улице перед клубом в толпе жаждующих пробраться на вечеринку или хотя бы получить автограф. Не совсем понимая, что же делать дальше, Алеф припарковался, не спеша выходить, и вздрогнул, когда зазвонил телефон.
— Вижу твою старушку, — хмыкнул Дерек в трубку. — Посмотри вверх по улице.
Алеф поднял глаза и у самого перекрестка увидел неприметный черный мотоцикл с неузнаваемым седоком. Маккентой помахал ему и наверняка улыбнулся под шлемом.
— Езжай за мной.
Алеф усмехнулся, трогая машину с места.
— Что за шпионские игры? — поинтересовался весело.
— А ты предлагаешь мне выйти перед ними как на красную дорожку? — Дерек сделал круг по району и подъехал к охраняемому въезду на подземную парковку какого-то здания. Миновав ее насквозь, они оказались у отделенного от основной части куска стоянки со шлагбаумом и секъюрити.
Маккентою даже не пришлось ничего говорить. Он снял шлем, кивнул на корвет, и шлагбаум немедленно поднялся, пропуская обоих.
А может, и лучше, что его пока не узнают, подумал Алеф, паркуясь возле сверкающего лаком Ferrari. Он может позволить себе сходить в магазин, ездить на той машине, какая нравится, а не на "положенной по статусу". Слава — медаль далеко не о двух, о многих сторонах, и даже если он сегодня промахнулся с нарядом — ему, Алефу Бордеру, простят, а, например, тому же Дереку будут помнить много лет.
— Мистер Маккентой, добрый вечер, — к ним спешил мужчина в безликом черном костюме.
— Добрый, — кивнул ему Дерек и стащил мотоциклетную куртку, оставшись в странном дизайнерском произведении, напоминающем одновременно рубашку, сюртук и военную форму. Цветом она была как жирное молоко, и фасон назвать Алеф затруднялся. Но как бы ни называлась эта вещь, Маккентою она очень шла.
— Это мой друг, Алеф Бордер. Включите его, пожалуйста, в Список.
— Да, конечно, — мужчина вышколенно улыбнулся и достал планшет. — Гости уже собрались. Мистер Росиль в малом вип-зале.
Наверное, он собирался проводить их до этого самого вип-зала, но тут его рация ожила. Извинившись, он поспешил к шлагбауму, только что пропустившего огромный кабриолет белого цвета.
Идя за Дереком по битком набитому клубу, Алеф только успевал крутить головой. Казалось, в относительно небольшом пространстве собрались все крупные фигуры киноиндустрии последних лет. Актеры, режиссеры, операторы, постановщики трюков. Вдали мелькнула беловолосая голова композитора, написавшего саундтреки к последним восьми блокбастерам.
— Где-то тут и Ли есть, — сказал ему Дерек. Он всем приветственно кивал, но целеустремленно двигался куда-то вглубь. Как оказалось — к барной стойке.
— Что-нибудь малоалкогольное и освежающее, — попросил негромко.
— Мне тоже! — Алефу пришлось почти крикнуть во весь голос, чтобы бармен обратил на него внимание. Однако стакан с чем-то ярко-зеленым тот поставил на стойку одновременно с бокалом Дерека. В нем плескалась светлая жидкость, похожая на разбавленное молоко, а на ободке красовался ломтик лимона.
Алеф попробовал напиток и, удовлетворенно кивнув, стал медленно, по глоточку его смаковать.
— Ну ладно, раз уж я здесь, давай хоть пользу принесу, — сказал Дерек, когда бокалы опустели. — С кем тебя познакомить?
— Я заслужил самого Росиля? — тихонько спросил Алеф.
Дерек ответить не успел. Потому что сзади к нему подошел поразительно толстый мужчина лет пятидесяти. В совершенно необъятных джинсах, борцовке исполинских размеров поверх длинной футболки и бейсболке, надетой козырьком назад.
— Так и знал, что ты окопаешься у стойки, — пророкотал он, протягивая Дереку унизанную перстнями руку.
— Поди, выучил за столько лет, — Дерек тепло улыбнулся и, взяв толстяка за руку, без всякой брезгливости обнял, похлопав по плечу свободной рукой. — Знакомься, Бруно, это Алеф Бордер, мой партнер по этому мракобесию тиражному. Алеф, это Бруно Базиль. Думаю, ты знаешь, кто он.
— О, ты все-таки ввязался в это кошмарище, — сочувственно протянул Бруно и с интересом поглядел на Бордера. — Привет, — он дружелюбно пожал руку и ему тоже. — Это с ним ты трахаешься на весь белый свет?
— С ним, — подтвердил Дерек. — Я все же сказал тогда Ли на предкастинге, что или я, или тот парень. Он сделал правильный выбор. И даже поинтересовался моим мнением перед окончательным утверждением на роль... — он насмешливо глянул на опешившего Алефа.
Так значит, Ру не просто так сменил пол? И вот почему Маккентой так посмотрел на Алефа, когда они увиделись впервые? Вернее, это Алеф увидел его впервые.
Почему Маккентою он понадобился в роли Джоша? Уж точно не за выдающуюся актерскую игру — про нее Дерек просто не мог ничего знать. Проба на Ру была слишком короткой, а герой слишком плоский и однозначный, чтобы можно было впечатлиться. А что тогда? Просто внешние данные?
— У Ли прекрасный нюх, — одобрительно кивнул Бруно и похлопал Алефа по плечу, едва не сшибив того с высокого барного табурета. — Ну, и как он в постели? — спросил, пригнувшись к самому уху.
— Великолепен, — с придыханием ответил Алеф, вспомнив, что говорил Дерек утром.
Базиль расхохотался и снова хлопнул его лапищей по спине.
— Кстати, Малышка Жи тут, — сказал он Дереку заговорщически. — Так что не сидел бы ты на виду. Она тоже хорошо знает, где тебя искать.
— О, черт! — Дерек застонал и закрыл лицо рукой. — Я убью Джерома!
— Ладно, чао, голубки, — Бруно сделал им ручкой. — Рад был повидаться, Дерек.
— Бывай... — отозвался Дерек и жалобно посмотрел на бармена.
— Могу я предложить что-то покрепче, мистер Маккентой? — немедленно среагировал тот.
— Нет, лучше безалкогольное и со льдом.
Едва напитки — на двоих, хоть Алеф и не просил — были готовы, Дерек взял свой бокал и кивнул Алефу.
— Я, пожалуй, потеряюсь. Ты со мной или как?
— Теряться лучше в одиночку, — покачал головой Алеф. — Хотя нет, я с тобой, — подхватил свой бокал и слез со стула. — Должен же я выпытать у тебя, кто такая эта Жи и почему от нее надо теряться.
— Жи — Это Жизель Арли, — пояснил Дерек, и Алеф почувствовал, как у него вытягивается лицо. Жизель уже не первый год была в десятке самых востребованных Голливуда. — На картинке — конфетка, а в жизни... Очаровательное создание с характером пиявки. И ужасно хочет меня на себе женить.
Они ушли куда-то вглубь зала, причем Алефу пришлось протиснуться мимо весьма известной, хотя и немолодой уже актрисы. Дерек подошел к неприметной лестнице, возле которой тоже стоял секьюрити. Тот подвинулся, пропуская его, но строго глянул на Алефа. Тогда Дерек взял его под локоть, и секьюрити поспешно отвернулся.
— Сюда она, конечно, тоже просочится, но не скоро, — Дерек провел его в гораздо менее шумный зал, тонко совместивший в себе одновременно зону для релакса и что-то вроде офиса компании с Уолл-стрит. Большие полукруглые кожаные диваны образовывали изолированные ложи, и было совершенно ясно, что в их уютном плену было принято немало судьбоносных решений.
— Я сам получил доступ сюда относительно недавно, — признался Маккентой, когда они заняли один из пустующих диванов. — И то, по-моему, скорее благодаря происхождению, чем карьере. Ну, и правильным знакомствам. Тот же Бруно — ты же знаешь, кто он?
— Самый успешный продюсер последних лет, — кивнул Алеф. — Говорят, он деньги делает буквально из воздуха.
Здесь собирались персоны, от кого действительно зависело, что будут снимать в следующем году, кто решал, кому из актеров дать шанс, а кого списать в небытие. И кого широкая публика даже не знала в лицо.
Он огляделся. Да уж, атмосфера тут была совсем не как на праздной вечеринке.
— Я когда-то был отчасти и его проектом, — Дерек тепло улыбнулся, вспоминая. — И кстати, роль ты сам получил, — добавил, помедлив. — Я лишь одобрил выбор. Предыдущий кандидат вообще был худощавым негритенком. Я как увидел — едва не поседел.
Алеф фыркнул, не удержавшись. Ну и парочка была бы.
— Наверное, у Ли сработал стереотип, что главари уличных банд, как правило, темнокожие, — сказал он. — Хотя тогда это должен быть эдакий качок фунтов под триста.
И как с такими персонажами выглядела бы пресловутая эротическая сцена? Качок бы просто взвалил Центуриона на плечо и утащил в спальню? А от парнишки "в чем душа держится" Центурион бы просто отмахнулся, как от надоедливого щенка. Да и не будут слушать ребенка уличные отморозки.
— Наверное, — кивнул Дерек. — Но учитывая, что Ли хотел видеть лишь меня в роли Центуриона и не раз это подчеркивал, я решил, что могу избежать участи съемок с неприятным мне партнером. А вообще, я всегда сторонился блокбастеров. Не хотел становиться заложником этой роли. У меня ведь куча фильмов, но помнить будут в основном Центуриона. Постеры, фотографии, мемы в Интернете.
— У каждого актера есть такая роль-визитка, — пожал плечами Алеф. — Тут уж ничего не поделаешь. И хорошо, если помнить будут Центуриона, а не говорить, что, мол, это тот чувак, что визжал как девчонка, — и он кивнул на седовласого старца, сидевшего через пару столиков от них.
Это был Марк Буф. Обладатель четырех статуэток Оскар, снявшийся почти в двух сотнях фильмов. Но у всех он ассоциировался с истеричным мальчишкой-разносчиком пиццы, сыгранным им почти полвека назад.
— Наверное, ты прав, — вздохнул Дерек. — Но слушай, будешь со мной тут сидеть — упустишь свой шанс с кем-то познакомиться. Правда, в этом деле надо быть осторожным — любителей хорошеньких молодых мальчиков, желающих сделать карьеру, тут пруд пруди. Обоих полов.
— Что-то мне подсказывает, что именно сидя с тобой я могу познакомиться с самыми важными людьми, — признался Алеф. — Одна встреча с Бруно уже стоит всей вечеринки.
Не говоря уже о том, что и сам Дерек на данный момент был самым важным его знакомством. И самым интересным. Одни мотоциклы чего стоили. И дом. И сдержанность во всем, которая вдруг исчезала для веселой возни в бассейне.
— О, нет, — вдруг сказал Дерек, меняясь в лице. — Она все-таки меня нашла.
И тут же мимо Алефа пронесся смерч.
— Дерек, дорогой! — сказал смерч знакомым голосом. — Вот ты где! Как я рада тебя видеть... — Жизель расцеловала его в обе щеки. — А почему ты здесь? Обычно тебя сюда не затащить.
— Захотелось уединения... — Дерек беспомощно глянул на Алефа. — Здравствуй, милая. Познакомься, это Алеф. Мой партнер.
Алеф ожидал, что тот добавит стандартное "по съемкам", но Дерек оставил предложение двусмысленным.
Блядь, вот только геем прослыть не хватало на первой же крутой вечеринке! Алеф уже открыл рот, чтобы уточнить, что они лишь коллеги, но Дерек так заметно помрачнел, что он прикусил язык.
И что теперь делать-то? Устроить публичную репетицию? Жизель смотрела чуть насмешливо, будто перед ней сидел пятилетний ребенок, который приготовился сочинять историю о том, как убегал от суперагентов, а те ранили его лазерным бластером, оттого и штаны драные, и лицо исцарапано. Дереку она не поверила ни на йоту, и было отчего: ни одному папарацци еще не удавалось застичь Маккентоя с кем-то, и уж точно он сам ни разу не упоминал о своей личной жизни. А тут такое.
— Добрый вечер, мисс Арли, — он мягко улыбнулся. Жизель буквально просканировала его взглядом и явно собиралась присесть рядом. Алеф лихорадочно соображал, что сказать дальше? Если они с Дереком… ну, если бы они были партнерами? — Прекрасное место, не находите? И никаких шансов, что сюда сунут нос папарацци.
— Шанс есть всегда, — сказала Жизель, все также мило улыбаясь, но теперь уже довольно холодно. — Папарацци вездесущи. Но я могу посидеть с вами, и тогда они точно ничего не заподозрят.
Алеф бросил на Дерека отчаянный взгляд. Ну и что дальше?
— Конечно, присаживайтесь, — выдавил он. Дерек смотрел совсем тоскливо. — Поможете нам разрешить спор. Дерек утверждает, что лучше грузчиком подрабатывать, чем соглашаться на мусорные роли, а вот я как-то сомневаюсь. Сильвестр Сталлоне стал знаменитым, несмотря на «Итальянского жеребца», а Райан Рейнольдс не сдулся после «Зеленого Фонаря». Возраст не убавляется, а портфолио само себя не соберет.
Даже в приглушенном свете было видно, как побледнела Жизель под слоями грима. Алеф бил жестоко и точно — весь актерский мир знал, как ее изрядно надули, сначала заставив подписать контракт, а уже потом объявив условия съемок. В итоге мисс Арли снялась в провальном фильме в очень неоднозначной роли, к тому же, с безвкусной обнаженкой. Поговаривали, что все это было сделано намеренно, чтобы сбить спесь с зарвавшейся актрисы, а может быть, режиссер просто захотел обманом повысить рейтинги. Алефу было даже немного её жаль, но теперь он понимал, что слухи вполне могли оказаться правдой.
— Не трогай Зеленого Фонаря! — вдруг заявил Дерек. — Может, еще и Капитан Америка — мусорная роль? Учти, если ответ "да", то, во-первых, где-то там внизу Стив Роджерс, и будь уверен, я тебя ему сдам при первом удобном случае, а во-вторых, спишь сегодня на диване!
— Только не диван! — решительно мотнул головой Алеф. Блядь, давай, играй молодого любовника — приказал он себе. Вон Жизель аж вытянулась вся, всматриваясь и вслушиваясь. — Он у тебя узкий и пружины мерзко впиваются, — и притворно вздохнул: — А ты ведь непременно придешь ночью.
— Конечно, приду! — усмехнулся Дерек. — И буду долго мстить за Зеленого Фонаря, Капитана Америку и всех Мстителей скопом.
— А за Локи? — Алеф шел ва-банк. — Разозленный, жестокий, неумолимый…неутомимый. Прямо вижу тебя в зелено-золотом боевом одеянии, — и обрисовал руками воображаемый плащ и рогатый шлем.
— Тьфу ты, — Дерек поморщился. — Засранец. Вечно всю романтику испортит, — пожаловался Жизель.
— Ну почему же, — холодно отозвалась она, одарив Алефа полным злобы взглядом. — Изобретательный мальчик. Ролевые игры, костюмчики и все такое.
— Когда тебе двадцать один, пробовать хочется все и сразу, — Алеф постарался, чтобы в голосе было чуть-чуть извинений и немного — смущения. Но больше всего — предвкушения.
Дерек очень чувственно улыбнулся и отсалютовал ему бокалом.
— Мне, кстати, тоже двадцать один! — заявил он. — Что б вы знали. Так что согласен мстить и за Локи, да простит меня Том Хиддлстон. Кстати, ты его не видела?
— Нет, — Жизель прищурилась, глядя на него, явно скрывая эмоции. — Как раз пойду поищу.
Она попрощалась с Алефом безукоризненно вежливо, обняла и расцеловала Дерека. Со стороны можно было подумать, что расстались они лучшими друзьями, но чересчур довольный вид Дерека свидетельствовал об обратном.
— Отлично! — сказал радостно, когда Жизель скрылась из виду. — Похоже, поверила. Во всяком случае, на какое-то время я от нее избавился, так что с меня причитается. Приходи завтра на ужин? Романтический, — он фыркнул. Сейчас Маккентой был снова похож на себя у бассейна, и у Алефа закралось подозрение, что не так уж много людей видело его таким. — Гидеон готовит незабываемые стейки.
— С удовольствием, — Алеф поднял бокал, довольный собой.
Они просидели в затемненном зале еще с полчаса, прежде чем Дерек засобирался домой. Стратегия Алефа в итоге оказалась очень даже верной — с Маккентоем многие подходили поздороваться и перекинуться парой слов — собратья-актеры, режиссеры, продюсеры. А под конец даже подходил и сам Росиль. С кем-то Дерек был явно в приятельских отношениях, а кто-то лишь отдавал дань вежливости. Надолго никто не задерживался, но Дерек исправно представлял Алефа как своего юного коллегу.
— Спасибо, — сказал Алеф, выйдя на стоянку вслед за Дереком. — Вечер был отличный.
Хотя сама вечеринка — просто отвратительна. Похоже, подобные встречи для большинства присутствующих — скорее, работа, чем развлечение, да и ему самому следует относиться теперь к таким вечеринкам серьезно, хоть он и терпеть не мог бесполезную толкотню. Как бы то ни было, телефонная книжка пополнилась несколькими крайне нужными номерами, и еще осталась пара свободных часов, которые можно посвятить корвету.
— Да уж... — протянул Дерек с кислой миной. — Веселуха. Вот то ли дело в Боливии... Какая там была уличная дискотека! — он закатил глаза и широко улыбнулся.
— Наверное, — протянул Алеф, не сразу сообразив, что Маккентой делал в Боливии. — До завтра? — спросил не слишком уверенно. На ужин-то его вроде как пригласили, но во сколько он, этот самый ужин, Алеф понятия не имел.
— Да, — Дерек кивнул, седлая любимого железного коня. — Я ужинаю в семь, но перед этим пару часов потею в спортзале. Если хочешь — попотеем вместе, заодно привыкнешь к тяжелому мужскому запаху пота и возбуждения, — он весело сверкнул глазами.
— Я после тренировки тоже не ромашками пахну, — пожал плечами Алеф. Твою мать! К запаху мужского возбуждения он точно привыкать не собирался, но озвучивать мысль не стал. — Я завтра планировал покопаться в сцеплении корвета, если не напортачу и с первого раза все соберу нормально, к пяти успею.
Дерек кивнул и натянул шлем.
— Ладно, звони, если что, — сказал приглушенно и выжал газ.
Алеф остался в одиночестве и некотором замешательстве. Все происходящее меньше всего было похоже на репетиции.
Впрочем, слишком долго торчать на стоянке он не стал. Сел в корвет и рванул прочь.
* * *
Сцепление оказалось строптивым. Когда Алеф, весь перепачканный маслом, вылез из-под корвета, часы показывали начало пятого. Толковую проверку делать времени уже не было, так что, понадеявшись, что сделал все нормально, Алеф поспешил в душ.
Ворота на этот раз встретили его громкой музыкой из переговорника и немедленно распахнулись. Кажется, Дерек при этом что-то сказал, но Алеф не расслышал. Искал он его по звуку — в тренажерном зале возле бассейна громко играл тяжелый рок. Дерек сидел на полу и делал упражнения на растяжку, широко раздвинув ноги в стороны. Очень широко — почти в балетный шпагат.
— Ничего себе! — присвистнул Алеф. — Предупреждаю сразу: я такие штуки не практикую.
Признаться честно, он вообще тренировался с точки зрения большинства актеров преступно мало. Два раза в неделю кардиотренировки, еще два — силовые. Ходил играть в баскетбол с парнями, когда было время и настроение. Диеты, подсчеты калорий, системы питания, протеиновые коктейли — всей этой лабудой он не интересовался. Генетика одарила его отличным обменом веществ и телосложением, возраст не предполагал слишком большого количества мышечной массы, а машина сама по себе была отличным тренажером. Вот сейчас он прекрасно ощущал буквально все мышцы в теле, будто качал железо весь день.
Собственно, железо он и качал. А еще перекладывал, протирал, крутил, держал и носил.
— И очень зря, — натужно выдохнул Дерек, наклоняясь к самому полу. — Иди сюда, — он похлопал по паласу перед собой. — Поможешь. Садись и упирайся пятками в мои.
— Ну ладно, — Алеф стащил с себя толстовку и джинсы, надел выуженные из привезенной с собой сумки майку и тренировочные штаны, переоделся и сел рядом с Дереком, как тот просил. — Сел, уперся, — вопросительно посмотрел на Дерека.
Что это за упражнение такое? Или снова необычная репетиция? Вроде возни в бассейне. Чтобы приучить Алефа сидеть, расставив ноги перед другим мужиком.
Но все оказалось куда прозаичнее. Дерек протянул руки, и когда Алеф сделал то же самое, крепко сцепил свои пальцы с его в замок. И откинулся назад, увлекая Алефа за собой, вынуждая сильно наклоняться.
— Твою мать! — выдохнул Алеф, когда под коленями заныли связки. — Погоди-погоди, — потянул на себя, стараясь ослабить неприятные ощущения.
— Расслабься, — приказал Дерек. — И глубоко дыши.
Он замер на несколько долгих минут, а потом все же позволил Алефу выпрямиться.
— А теперь ты меня...
Но из этого ничего не вышло: Дерек мог наклониться вперед явно намного дальше, чем Алеф назад.
— Ты что, резиновый, что ли? — с натугой спросил Алеф. У него уже горели мышцы пресса и противно дрожали бицепсы. Еще немного — и он просто шлепнется на спину, полностью выпрямляясь. И Маккентой тогда уткнется лицом ему прямо в пах. Наверное, только это обстоятельство и заставляло терпеть и не расслабляться.
Дерек хмыкнул и потянул его назад.
Так они развлекались минут пятнадцать, и под конец Алеф уже чувствовал только тупую боль в связках и сумел-таки наклониться почти так же низко, как Дерек. Потом они разошлись по тренажерам, и тренировка прошла вполне спокойно. Вот только выложился на ней Маккентой по полной, под конец обливаясь потом, а Алеф ограничился средней, комфортной нагрузкой.
— Смотрел фильм "Триста спартанцев"? — спросил Дерек, утирая майкой пот со лба, и хищно прищурился, когда Алеф кивнул. — Тогда становись на край бассейна!
Алеф, хмыкнув, встал на самый край спиной к воде.
— Намереваешься избавиться от меня? — спросил, складывая руки на груди.
— Знаешь, всегда хотел сыграть брутального мужика с мечом, — Дерек сложил руки на груди и медленно на него двинулся. — Но не сложилось. Мелковат и слишком смазлив, видимо...
— Да ладно, — усмехнулся Алеф. — Учитывая, что средний рост мужчин в средние века был почти на полфута меньше, чем сейчас, а брутальность достигалась бородой до пупа, то ты очень даже перспективен.
Маккентоя было трудно назвать смазливым. Красивым — да, особенно когда улыбался. Но слащавости мальчиков-андрогинов, заполонивших подиумы, не было и в помине. Особенно когда от него пахло потом, как сейчас, а на руках после тренировки вздувались вены.
— Ну, раз перспективен... — Дерек подошел почти вплотную, и Алеф напрягся, не зная, что тот собирается сделать. Может, поцеловать?.. Ведь, в конце концов, он тут именно за этим... Но вместо этого Дерек без труда высоко поднял ногу и поставил её Алефу на грудь. — Ну, и? — спросил весело. — Ты должен уже падать в бассейн. Это Спарта и все такое.
— Я же не за твоей землей и водой пришел, так что меня не за что в пропасть кидать, — расслабился Алеф. Ухватил Дерека за стопу, прижимая ее к своей груди.
И, зажмурившись, провалился спиной в бассейн, утягивая его за собой. Вынырнули оба, смеясь и отфыркиваясь. Дерек обхватил его за шею, макая в воду в отместку, но потом скользнул ладонью по спине, обнимая.
— Так что? — спросил лукаво. — Репетировать будем? Пока стен вокруг нет.
Вот оно. Страх, мерзкий, липкий, упал в желудок противным комком. Но все же прикосновения Дерека были уже знакомыми и неопасными.
— Ну, попробуем, — согласился он. — Порепетируем.
— Отлично, — Дерек улыбнулся, и Алеф вдруг со всей ясностью почувствовал, как тот близко. — Тогда давай. Поцелуй меня.
Алеф гулко сглотнул, уставившись на губы Дерека. Тот улыбался, и от уголков глаз разбегались лучики-морщинки. Мокрые волосы стояли торчком, футболка с ярким принтом облепила тело. Он не был сейчас Центурионом, вот ни на йоту, и потому пытаться влезть в шкуру Джоша, чтобы захотеть этого поцелуя по-настоящему, было бесполезно.
— Сейчас, — дрогнувшим голосом сказал Алеф, безотчетно облизывая губы. — Секундочку одну.
— Давай... — Дерек перестал улыбаться так широко и шагнул ближе, прижимая его к себе. — Решайся. Потому что завтра у нас будет секс, а ты все еще как юная девственница. Кстати, это даже заводит, — усмехнулся он.
— Завтра у Центуриона и Джоша будет секс, — поправил его Алеф. Губы Дерека были совсем близко, даже тянуться не надо, только чуть наклонить голову вперед. Но шея будто одеревенела, мышцы отказывались повиноваться.
Ну, давай же, мысленно приказал себе Алеф, так и оставаясь неподвижным. Сделай это и расквитайся уже с терзающим третий день ощущением полного провала. Всего один поцелуй.
Это было предсказуемо — то, что Дерек вздохнет и поцелует его сам. И что это будет немного обиженно и даже чуточку жестко — тоже. Совершенно мужской поцелуй, с привкусом соли и металла, колкий и... волнующий?.. Дерек целовал его, все крепче прижимая к себе, взламывая инстинктивно выставляемые барьеры, утаскивая в водоворот ощущений, которые Алеф не знал раньше, нежеланных, но неожиданно пленительных. Как если бы отъявленный трезвенник вдруг упал в чан с пряным сладким кагором, нахлебавшись его, буквально вынужденный распробовать вкус. Терпкий. Пьянящий.
И хотелось просто плыть по течению. Наслаждаться, пробуя все новые и новые оттенки. Алеф расслабился, позволяя поцелую увлечь себя, и, наконец, ответил. Пока осторожно, всего лишь проведя языком по не слишком-то нежным, по-мужски упругим губам, но этого оказалось достаточно, чтобы Дерек довольно рыкнул и прижал Алефа к себе еще сильнее.
Вода не оставляла одежде возможности скрадывать ощущения. Она была холодная, и горячее, твердое тело Дерека чувствовались остро-отчетливо. Твердые грудные мышцы, упругий пресс, сильные бедра и...
— Пусти! — резко разорвав поцелуй, рявкнул Алеф, едва почувствовав, как в низ живота уперлось пульсирующее, обжигающее, упругое. — Пусти, сказал! — и с силой надавил Дереку на плечи, утапливая.
Дерек от души хлебнул воды и расцепил руки. Алеф резко оттолкнул его, за пару мощных гребков доплыл до бортика и вылез на сушу. Брезгливо вытер рот рукой и бегом рванул к стоянке. Не обращая внимания на остающиеся мокрые следы на полу и совершенно не заботясь об обивке корвета, забрался в машину. Повернул ключ, резко включил передачу и надавил на газ.
Ворота открывались безумно медленно. Алеф утапливал в пол педаль газа, бездумно уставившись на капот. Мысли перепутались, губы саднили от поцелуя, а кожа на животе, там, куда упирался чужой член, горела.

Сцена 3. Дубль/Дубль

И-ди-от.
Алеф повторил это в миллионный раз и украдкой сжал кулаки так, что ногти глубоко впились в ладони, и понадеялся, что этого не заметит гримерша.
Он просто сбежал. Как истеричная школьница. И как идиот даже не позвонил Маккентою с извинениями. А сегодня еще вдобавок не удосужился найти Дерека перед съемками. Точнее, попытался, но не смог. И теперь совершенно не представлял, что его сейчас ждет.
— Алеф, ты готов? — к нему заглянул сам Мион. — Сегодня проблем не будет?
— Никаких проблем, — уверенно заявил ему Алеф и выдавил улыбку.
— Отлично, — улыбнулся Мион. — Тогда жду на площадке.
— Мистер Бордер, закройте глаза, — попросила гримерша.
Алеф послушно выполнил требуемое. Тут же накатила усталость.
Чертова коробка, конечно же, сломалась, едва он отъехал от дома Дерека на пару миль. Лежать в мокрой грязи под машиной было крайне неприятно, а уж копаться в деталях в кромешной тьме — тем более. Заставить корвет кое-как двигаться на единственной передаче, чудом "вставшей" в коробке, удалось далеко за полночь. Еще час потребовался, чтобы добраться до дома, и еще столько же, чтобы отмыться от смазки и глины. Алефу казалось, он только-только коснулся головой подушки, как сработал будильник.
— Ну, вот и готово, — сказала гримерша, последний раз пройдясь по лицу Алефа кистью.
— Спасибо, — он сдержанно поблагодарил ее и поднялся. Пальцы болели — то ли от ключей и гаек, то ли от того, что он слишком сильно сжимал кулаки.
Несколько раз глубоко вздохнув, Алеф решительно толкнул дверь гримерки.
Дерек был уже на площадке — сидел за столом Центуриона. Может, успел войти в роль? И Алефу надо бы. Он ведь просто должен отыграть сцену. Работа, и только.
— Что ж, по местам! — объявил Мион, увидев Алефа. — Начинаем!
Никакой суеты не было, но все пришли в движение. Включились прожекторы, загудели камеры, ожили мониторы.
Алеф вошел на площадку, сразу занимая свое место по сценарию. Дерек не шелохнулся. И если у Алефа была чахлая надежда успеть извиниться перед началом съемок, то сейчас она разбилась о напряженную Маккентоевскую спину.
— Мотор! — скомандовал Мион.
— Слышал, ты уходишь? — голос чуть дрогнул в самом начале фразы, но Алеф быстро взял себя в руки. И очень постарался не вспоминать счастливо горящие глаза на чумазом лице, веселый смех под брызги воды. И крепкие руки, страхующие на байке.
Вместо этого он смотрел в спину человека, которого спас на улице. Вспоминал, как прижимал ко лбу мокрое полотенце, пока Центурион метался в бреду. Как заставлял есть. Как впервые доверился ему в очередной вылазке. Как, не задумываясь, позволил прикрывать свою спину в перестрелке.
Но все пошло прахом, едва Маккентой обернулся. Из-под по-центурионовски нахмуренных бровей на него смотрел Дерек, и черт его знает, как Алеф это понял.
Вторая же догадка далась еще проще: Дерек был зол. И кажется, на него.
— У меня нет выбора, — сухо сказал он, пробуравив Алефа взглядом. Им не прописывали эмоции в этой сцене, лишь общий тон, и, наверное, это было вполне допустимо — Центурион же мог злиться, например, на собственные чувства.
Совсем как Алеф вчера.
— Выбор есть всегда, — довольно резко ответил Алеф, поневоле тоже заводясь. Да ни хрена! Никакая это была не репетиция вчера! Маккентой даже не пытался играть — он просто целовал его, лапал, и, вполне возможно, еще и трахнуть был бы не прочь. Член-то как по команде встал...
Буквально заставив себя говорить текст дальше и выполнять заученные движения, Алеф не мог избавиться от ощущения, что врет себе. Ведь повод обвинять Дерека был только один: чтобы не пришлось признать, что Алефу понравился поцелуй. Понравился куда больше, чем следовало. И вот сейчас его нужно повторить...
— Останься... — выдавил Алеф и нерешительно протянул руку к стоящему к нему спиной Центуриону. — Прошу...
Но едва он коснулся напряженных плеч, Дерек развернулся, схватил его за горло и швырнул к стене.
"Не по сценарию", — мелькнула где-то в глубине испуганная мысль, и немедленно умчалась прочь, стоило только Дереку впиться в него горящим обидой и возбуждением взглядом. Черт... Да он действительно его хотел! А еще возился с ним, учил, помогал. И, наверное, никогда бы не выдал своих чувств, если бы Алеф его не разозлил. Зато сейчас, кажется, с него взыщут все долги прямо перед камерами.
Не говоря ни слова, Дерек чуть отодвинулся и смерил его взглядом. А потом отпустил горло и повел руку вниз до самого паха. Накрыл ладонью член — чего, к слову, не могла увидеть съемочная группа, — а потом покачал головой.
— Нет, — сказал он свою реплику, снова глянув Алефу в глаза. — Я знаю, чего ты хочешь. Но я не сделаю этого.
"Это сделаешь ты", — читалось в его взгляде.
Дерек стоял к камере спиной и мог не сильно заботиться о том, чтобы его эмоции были в рамках сценария. Алеф же был лишен такой роскоши. Мало того, что ему нужно было продолжать играть Джоша, показать Миону чувства убежденного «одиночки по жизни», впервые не сумевшего подавить так не к месту вспыхнувшую страсть. Так еще и постараться не захлебнуться эмоциями Дерека, буквально пожирающего его взглядом, кажется, прекрасно слышащего каждую мысль, лихорадочно проносящуюся в голове.
Алеф глубоко вздохнул, сглотнул и решился.
Схватил Дерека за лацканы куртки и накрыл его рот поцелуем. Не бутафорским — Алеф слишком хорошо понимал, что сейчас это будет как пощечина, и Дерек вполне заслуженно приложит уже его самого головой об стену.
В ушах бешено стучал пульс. Легкие горели. Кажется, уши залило жаром. Безумно хотелось закрыть глаза, отрешиться от всего, но Джош бы точно так не поступил. Дерек будто окаменел, не спеша помогать, отвечать на поцелуй. Зато его взгляд был очень красноречив. Алеф без труда читал в нем так и не утихшую злость, и голод, и желание. А еще угадывал вызов, интерес, азарт.
Отпустив ни в чем не повинную куртку, Алеф обхватил Дерека за шею, заставляя чуть наклониться, и решительно, как сам Дерек вчера, скользнул языком ему в рот.
Дерек выждал — то ли потому, что Центурион ответил бы не сразу, то ли из желания отомстить, — а потом снова прижал его к стене рукой так, будто хотел отгородиться, но вместо этого поцеловал сам, мгновенно лишая инициативы. И это был совсем не вчерашний поцелуй. Вчера Дерек целовал его ласково, играючи. Сейчас же... Сейчас это была месть.
"Да он же трахнет меня прямо перед камерами...» — подумал Алеф почему-то совсем без эмоций — все чувства сейчас поглотил этот безумный, совсем не постановочный поцелуй.
В мозгу привычно отсчитывались секунды хронометража сцены. Где-то на задворках сознания всплывали строчки из сценария, предписывающие, что нужно делать дальше. Но Алеф ничего не мог поделать. Да и не хотел. Он что было силы сжимал плечи Дерека и отдавался поцелую. Дыхания не хватало, от яркого света слезились глаза. Веки сами собой закрылись, отрезая весь остальной мир. Остались только жадные губы, хозяйничающий во рту язык и крепкие руки, властно сжимающие его, подчиняющие себе.
Когда грубоватые и совсем не ласковые пальцы забрались под свитер, Алеф даже не подумал сопротивляться.
С ним творилось что-то непонятное. Нет, он не забыл про камеры и про толпу людей вокруг. И в тоже время ему было почти плевать на них. И целовались сейчас не Джош с Центурионом, а он, Алеф, с Дереком Маккентоем. Который, кажется, нисколько не собирался остывать. Напротив, чуть повернулся, закрываясь от камер, и скользнул свободной рукой по его бедру, задевая большим пальцем член. Нет, не просто задевая — целенаправленно погладив. Алеф ждал страха и отвращения, но вместо этого крепко зажмурился от стыдной вспышки острого возбуждения — совершенно настоящего.
Боже, ну хоть бы Мион сказал уже "Стоп!". Ведь дубль безнадежно запорот. Алеф одновременно и ждал сигнала, и безумно боялся, что тот прозвучит, и поцелуй придется разорвать. Что такие крепкие, такие горячие руки не будут блуждать по телу. И что придется показать всем стремительно оформляющийся стояк.
Дерек тем временем снова погладил его по бедру и снова задел член. Алеф шумно вдохнул, захлебываясь поцелуем и все нарастающим возбуждением. Отчаянно захотелось сделать ответный шаг. Пальцы дрожали и не слушались, когда он потянул с Маккентоевских плеч тяжелую кожаную куртку Центуриона.
Зато когда она упала на пол, в голове что-то перемкнуло. В конце концов, он здесь именно для этого. Здесь и сейчас он не просто может, он должен хотеть Маккентоя. А значит...
Мысль он не додумал. Вместо этого закрыл глаза и отдался на волю чувствам, которые немедленно потребовали поскорее найти кровать. Кстати, что-то такое было и в сценарии...
— Пошли, — сказал Алеф хрипло, с трудом оторвавшись от распухших, горячих губ, и толкнул Дерека в плечо.
Тот пошатнулся, но не двинулся с места. В первый момент Алеф испугался, что Маккентой снова прижмет его к стене, и тогда уже Мион точно остановит съемку. Но камеры по-прежнему работали, на площадке стояла абсолютная тишина. Алеф снова толкнул Дерека, заставив отступить назад, в направлении установленной в глубине декораций кровати.
Начиная с этого момента сценарий не был прописан вовсе, но даже если бы и был, вряд ли Дерек стал бы его придерживаться. Гнев его, кажется, слегка поутих, потому что, подойдя к кровати, он сел на нее и посмотрел на Алефа долгим пронзительном взглядом, в котором уже не было злости.
Алеф некоторое время смотрел на него, не в силах оторвать взгляд. Перед глазами мелькали сценки этих выходных: улыбающийся Дерек, веселый Дерек, мокрый и смеющийся Дерек. Медленно опускаясь перед ним на колени, он уже не помнил о камерах.
— Прости меня, — прошептал он, кладя руки ему на бедра.
Дерек кивнул, подался вперед, обхватил его руками и затащил на кровать, сходу подминая под себя.
— Неблагодарный гаденыш, — шепнул он ему на ухо и немедленно впился в губы требовательным, но уже куда более мягким поцелуем.
Быть придавленным к кровати тяжелым, разгоряченным телом оказалось непривычно. Но на удивление приятно. Алеф обнял Дерека, притягивая ближе, и снова закрыл глаза, отдаваясь поцелую, подчиняясь ему и растворяясь в нем.
Они целовались бесконечно долго. В живот уже недвусмысленно упирался каменно-твердый, по ощущениям просто огромный Маккентоевский член, собственный же болезненно ныл, прижатый чужим бедром. Но Алеф даже не пытался подвинуться или спихнуть Дерека с себя. Напротив, он с силой притягивал его ближе, гладил по спине. Безумно хотелось добраться до голой кожи, но не было сил, чтобы хоть на секунду разорвать поцелуй и расстегнуть плоские пуговицы на рубашке Центуриона, больно впивающиеся в грудину. Алеф просто вытащил ткань из-под ремня и потянул вверх.
В ответ Дерек тихо рыкнул, приподнялся на одной руке, и сунул другую ему в брюки, обхватив ладонью отозвавшийся сладкой судорогой член.
Алеф не сумел сдержать стона. И не выгнуться навстречу руке тоже не смог — как и расслышать чью-то далекую реплику на заднем фоне. Он потянулся было к застежке Маккентоевских брюк, но тот вдруг замер и с трудом отстранился.
— Потрясающе! — пробился все же в мозг чей-то восхищенный возглас. — Не уверен даже, что нужно повторять. Пять минут перерыва, просмотрим материал.
В голове мучительно медленно прояснялось, и реальность обрушилась на Алефа многотонной бетонной плитой. Они на съемочной площадке. И только что на глазах у всей съемочной группы Маккентой его целовал и лапал. И не только лапал. Несмотря на то, что в животе все буквально в узел завязалось от испуга, член по-прежнему напряженно упирался в пояс брюк.
Стало темно — это осветители погасили прожекторы. Алеф мысленно поблагодарил их и, наконец, осмелился глянуть на Дерека. Тот все еще нависал над ним, и в живот все так же упирался твердый член. Его лицо было спокойным и бесстрастным, как, впрочем, всегда по окончании съемок, но в глазах все еще бушевали эмоции.
Глупое, неловкое молчание затягивалось. Голос Миона слышался от мониторов, где сейчас повторялась только что свершившаяся сцена. Алефу даже жарко стало при мысли о том, чтобы самому на нее глянуть. Он кусал губы и все никак не мог придумать, что же сказать.
"Спасибо, что помог сыграть?" — да уж, в самую точку. Особенно если учесть, что актерская работа Алефа в этой сцене кончилась в тот миг, когда на его горле сомкнулись пальцы.
"Мне понравилось?" — ну-ну, совсем чудесно. Только и осталось, что томно вздохнуть и взмахнуть накрашенными ресницами. Можно подумать, Дерек сам не догадался, что понравилось. И даже насколько.
— Это было… — твою мать, кажется, он выбрал самый глупый вариант. Но к счастью, договаривать фразу не пришлось.
— Мистер Маккентой, мистер Бордер, — к ним подоспели гримерши со своими помадами и пудрами наготове.
Дерек быстро скатился с Алефа. К его огромному облегчению, штаны оказались застегнутыми, а просторный свитер удачно скрыл наконец-то опадающий член. Алеф не без труда сел и закрыл глаза.
Гримерша возилась долго — видимо, пыталась придать раскрасневшимся щеками натуральный цвет. А когда она закончила, выяснилось, что Маккентой уже о чем-то разговаривает с Мионом. Говорили они минут десять, а потом Дерек пожал Ли руку и пошел прямо к Алефу.
— У нас перерыв, — сказал отрывисто. — Идем.
Ослушаться Алеф не посмел. Он с трудом поднялся на ноги и последовал за Маккентоем. Интересно, о чем они говорили с Мионом? Вряд ли режиссер был недоволен сегодняшней сценой: не стал бы жать Дереку руку в таком случае. И перерыв точно бы не объявил.
Мелькнула шальная мысль, что, может быть, пауза нужна, чтобы поменять декорации, и что больше не придется целоваться. И тут же в желудке стало противно-пусто. Будто поманили шоколадным батончиком и спрятали в карман.
Дерек привел его на улицу, в небольшую беседку, негласно служащую курилкой. Вытащил из кармана сигареты, выбил себе одну и протянул пачку Алефу.
— Спасибо, — ответил тот и, дождавшись своей очереди, прикурил от старой, тяжелой на вид зажигалки.
Дерек не ответил. Закурив, сделал несколько затяжек, а потом в упор посмотрел на Алефа. Молча.
Алеф тянул сигарету, глотая горький дым, и никак не мог подобрать слова. Понятно, что Дерек ждал его реакции. Не на сцену, не на действия Центуриона, а на свои собственные. На поцелуи, слишком реалистичные, чтобы быть просто игрой, на прикосновения не по сценарию. На неприкрытое желание во взгляде.
— Я забыл о камерах, — проговорил Алеф, чувствуя, как опять начинают пылать щеки и уши. — Напрочь.
— Я заметил, — саркастически протянул Дерек. — И хотел бы поздравить, да не с чем. Сцену мы в профессиональном плане запороли. Хотя Ли доволен. Импровизация, собственное видение и вся фигня. А я просто хотел хорошенько тебе врезать... — он насмешливо на него посмотрел.
— И что же тебе помешало? — хмыкнул Алеф и снова затянулся. Стряхнул пепел, в короткую затяжку докурил сигарету до фильтра и бросил окурок в урну. — Я хотел позвонить и извиниться за вчерашнее, — проговорил вполголоса. — Просто до дома добрался очень поздно.
— Да, в общем-то, уже можешь не извиняться, — усмехнулся Дерек и внимательно на него посмотрел. — Так что? — поинтересовался вкрадчиво. — Сделаем вид, что просто классно сыграли сцену?
Боже, так просто сейчас было сказать "да". Или кивнуть. И оставить в прошлом все эти смущающие прикосновения и поцелуи, от которых путались мысли и в животе завязывался узел. Жить себе дальше, сниматься в самом крутом блокбастере следующего года. Копаться в нутре корвета. Убить Линду.
А еще забыть о сникерсах. О полном гараже пахнущих маслом и бензином байков. О сумасшедшей улыбке, мокрых волосах и брызгах соленой воды в лицо. О кошмарно-восхитительном рагу и ужасно смущающем упражнении на растяжку.
— Не уверен, что готов к следующему дублю прямо сегодня, — выдавил он наконец. — Но обещаю быть более прилежен в тренировках.
И снова Дерек ничего не сказал — лишь пробуравил его взглядом и отшвырнул недокуренную сигарету.
— На твое счастье, Ли решил, что переснимать — лишь портить сцену, — сообщил после паузы. — Но ему нужно несколько крупных планов. Так что настраивайся. Сильно не советую снова меня куда-нибудь швырять.
Вот уж точно, его счастье. Потому что если бы Дерек не отстранился, а Мион не остановил бы съемку, Алеф бы точно позволил себя трахнуть.
— Да куда там теперь... — невесело усмехнулся Алеф и первым вернулся в павильон.
У Миона совершенно очевидно было отличное настроение. На площадке хоть и царила деловая атмосфера, но чувствовалось, что отголоски только что снятой сцены еще гуляют в воздухе.
— Готовность три минуты, — объявил Мион. — Дерек, Алеф, мне нужны крупные планы Джоша, просящего Центуриона остаться, потом мизансцена у стены, ну и на кровати, конечно.
Снимать крупные планы было куда проще: нужно было не говорить, а просто замирать в красивых позах, делать красивые движения и, конечно, красиво целоваться. И вот с последним снова возникли проблемы...
— Помедленнее, Алеф, — остановил его Мион, и, к своему огромному стыду, Алеф понял, что буквально накинулся на Дерека, забыв о поставленной задаче.
— Извините, — пробормотал он и, дождавшись команды "Мотор!" снова потянулся к губам Дерека.
Этот поцелуй вышел более мягким и даже ласковым. Дерек не торопился перехватывать инициативу. Вот только на самом дне синих глаз Алеф снова отчетливо видел азарт и никуда не девшееся желание. Голову вело, что-то сладко сжималось под ложечкой, едва он коснулся губами губ Дерека. Даже полностью расслабленные, они все равно были мужскими. Твердыми, чуть солоноватыми, с отчетливым привкусом табака и кофе. И целовать их было очень здорово. А уж провести языком — и подавно. Когда же они дрогнули и чуть приоткрылись, пуская внутрь, пришлось собирать всю волю в кулак, чтобы опять не запороть крупный план спешкой.
— Дерек, сделай снова рукой, как тогда... — попросил Мион. — Несколько раз в разных темпах.
Спокойствия ничуть не добавилось, когда по его телу снова заскользила рука — от горла до паха. На этот раз Дерек уже смотрел не сердито, но голодно, жадно и как будто грустно. И движения были неохотные, будто он боролся с собой. Алеф знал — это дань Центуриону, а потому сумел разглядеть то, что в роль не вписывалось: искорки неподдельного возбуждения и интереса. И да, черт побери, ладонь снова скользнула на член, на этот раз нисколько не скрываясь. Алеф стиснул зубы и взмолился, чтобы тот не встал.
Ага, конечно. Непослушное тело мгновенно отреагировало на недвусмысленную ласку. В пах словно теплого масла плеснули, сердце отчаянно застучало. Бедра сами собой подались вперед, толкая стремительно твердеющий член в ласкающую ладонь.
Алеф не отрываясь смотрел Дереку в глаза. Сейчас камера брала крупным планом Маккентоя, так что можно было особо не следить за собственным лицом. И это было хорошо, потому что справиться одновременно и с телом, и с мимикой он бы точно не сумел.
— Отлично, — довольно кивнул Мион. — Теперь на кровати.
Алефу захотелось умереть. Но вместо этого он покорно пошел к разобранной постели. Повторить сценку не составило труда, и вот он уже снова прижат к матрасу. На этот раз все было еще хуже, потому что Маккентой остался спокоен, в то время как он сам — болезненно возбужден. В какой-то момент Дерек чуть повернулся и незаметно прижал его член бедром. У Алефа аж искры из глаз посыпались, и он крупно вздрогнул. Тогда Дерек наклонил голову и прошептал ему в ухо:
— А вот нехрен было сбегать вчера!
Вот и врезал, — в отчаянии подумал Алеф, из последних сил пытаясь не выгнуться навстречу. Потому что такое чудесно-твердое бедро исчезло, а член, казалось, вот-вот готов был взорваться.
Нет, Маккентой не трахнет его перед камерами. Он заставит его кончить в штаны. Алеф зажмурился, с шумом втягивая носом воздух, и в который раз за сегодня потянулся за поцелуем.
Но оказалось, он был несправедлив к Маккентою — тот оказался не настолько жесток и больше его не трогал. А когда Мион довольно сообщил, что всё снято, — и вовсе спокойно встал и усмехнулся.
— После такого надо покурить... — протянул он. — Заводно вышло, — и бросил на Алефа всего один, очень короткий взгляд.
— Это точно, — отозвался Мион. — Сразу видно, готовились. Так, перерыв на обед и снимаем сцену сто восемь.
Алеф медленно сел. Да уж, покурить срочно надо.
Правда, сначала пришлось зайти в гримерку за сигаретами, а потом еще ждать, пока сварится кофе в автомате — бессонная ночь ощущалась все сильнее. Зато когда Алеф, наконец, добрался до курилки, там уже остался один Дерек. В урне высилась гора дымящихся окурков.
Дерек смерил его взглядом и усмехнулся.
— Ну вот, теперь я даже готов выслушать, что же вчера приключилось в твоей голове, — сказал, затянувшись.

Сцена 4. Дубль ХХХ

Алеф курил и тянул время, подбирая слова. Ну правда, не говорить же, что вчера испугался того, что поцелуй слишком понравился. И ужаснулся перспективе члена в заднице...
Кстати, эта перспектива не вызывала восторга и сейчас. Но, по крайней мере, уже не хотелось удавиться от воспоминания о том, как во рту хозяйничал язык другого мужчины. И как уверенные пальцы сжимали член.
— Гендерные стереотипы, — буркнул он, отлично понимая, что всего лишь уходит от ответа.
— Ну-ну, — Маккентой фыркнул, наконец-то становясь самим собой — таким, каким Алеф уже привык его видеть. — С тебя "Сникерс", нетолерантный ты наш. Я рискнул сегодня репутацией из-за тебя, между прочим!
— Если бы вдруг я тебя опять об стену, да? — усмехнулся Алеф. Он только сейчас осознал, насколько его тяготило поведение Дерека. — Поэтому ты решил об стену меня?
Говорить о том, что не отпихнул бы Дерека, даже если бы вот-вот стошнило, Алеф не стал. Дерек рисковал только репутацией, а вот для него срыв сегодняшних съемок стал бы последним днем в карьере актера.
— Да нет, — Маккентой передернул плечами. — Это как раз само собой вышло. Уж больно я на тебя злился.
— Это я увидел, — хмыкнул Алеф и потер горло.
Сзади раздались шаги. Две девушки-костюмерши поспешно вошли в беседку и достали сигареты. Они возбужденно обсуждали что-то и, казалось, даже не заметили, что не одни. Алеф докурил, выбросил окурок и пригубил немного остывший кофе. Дерек затушил бычок, отправил его в урну и ушел в павильон.
Сцены, которые они снимали дальше, были, в общем-то, простыми, если бы не предполагаемое напряжение между героями. Но выяснилось, что как раз его-то и играть даже особо не пришлось: напряжения и собственного скопилось предостаточно.
— Так, прекрасно! — подвел итоги Мион. — Алеф, ты свободен, а с Дереком мы быстренько добьем эти декорации. Завтра у вас выходной, а с режимом дальнейших съемок определимся вечером.
— Спасибо, — устало сказал Алеф.
Какое облегчение — смыть грим и оказаться на заднем сиденье такси.
Первое он исполнил незамедлительно, а вот второе отодвинулось почти на час: его отловили костюмерши и затащили на примерку. Впрочем, это было даже к лучшему: Алеф выпил еще две чашки кофе и чувствовал себя вполне бодрым. По приезду домой он передумал ложиться спать, вместо этого нырнув под многострадальный корвет. Коробку нужно было довести до ума. Оказалось, вчера на дороге он не поставил на место всего несколько деталей, чтобы рычаг снова начал послушно толкать шестеренки.
Совершив пробную поездку по району, Алеф собирался уже поворачивать домой, как взгляд зацепился за вывеску супермаркета. А ведь он и вправду задолжал Маккентою. За потраченные на него выходные, за знакомства с нужными людьми на вечеринке. За поездку на байке.
О том, что Дерек его вообще-то не приглашал, и что того вполне может не оказаться дома, Алеф подумал, только уже нажав на кнопку интеркома.
Он услышал, как повернулась и сфокусировалась камера, а потом интерком удивленно протрещал:
— Алеф?.. Заезжай, я в гараже.
Дерек оказался не один — а со своим мотоциклом, с которого было снято колесо.
— Шину пробил, — пояснил досадливо. — Да еще и обод погнул. А ты чего вдруг?.. — он посмотрел на Алефа с интересом.
— Долг принес, — Алеф вытащил из багажника целую коробку "Сникерсов". — И вижу, что приехал очень вовремя, — он поставил коробку на крышу корвета и сел на корточки, решительно отбирая у Дерека молоток. — Так вместо одной большой вмятины будет куча маленьких, — погладил обод пальцами, проверяя. — Сейчас сделаем, как надо, — и пошел за своим чемоданом с инструментами.
Возились они долго — покончив с колесом, Алеф занялся проверкой тормозной системы, а затем переключился на мотор. Дерек же с энтузиазмом ему помогал, заваливая вопросами, пока не понял, что Алеф может провести так всю ночь.
— Давай завтра закончим? — предложил он, когда Алеф закончил разбирать ходовую часть. — Если ты свободен, то готов нанять тебя в качестве механика.
— Наниматься не стану, — Алеф вытер руки. — Но с удовольствием просто помогу.
Он с сожалением посмотрел на разобранный байк, но Дерек прав: отдохнуть надо. Глаза сами собой слипались, а еще до жути просто хотелось есть. В его желудке кроме кофе сегодня и не было ничего.
— Как жаль, у меня уже была заготовлена шутка про оплату натурой, — Дерек рассмеялся, глядя, как вытянулось его лицо. — Ты же не думал, что я промолчу про сегодняшнее феерическое падение твоего гетеросексуального флага?
— Ну, он еще не совсем упал, — хмыкнул Алеф. — Но шатался знатно, — признался не слишком охотно. — А вот про натуру я, кажется, передумал, — теперь у Дерека вытянулось лицо. — Нет-нет, я не про то, — поспешил откреститься Алеф. — Но я бы с удовольствием поработал бы за еду. А то сейчас кишки слипнутся.
— Идем, — кивнул Дерек. — Но даже не думай покушаться на мои шоколадки! — добавил сурово, подхватив коробку со "Сникерсами". — А то я разозлюсь, а ты сегодня уже понял, что злить меня опасно.
А еще очень возбуждающе, — пронеслось в голове. Алеф счел за благо держать эту мысль при себе.
По пути на кухню они сначала завернули в ванную. Голод был сильнее смущения, так что умывались и мыли руки они одновременно. Потом Алеф стоял у окна с бутылкой минералки в руках, а Дерек громыхал чем-то у плиты.
— Пахнет вкусно, — Алеф попытался подсмотреть, тщетно гадая, чем сегодня его угостят. Однозначно можно было сказать, что это все-таки мясное блюдо.
— У Гидеона не бывает иначе, — хмыкнул Дерек и поставил на стол полные тарелки.
Ели они молча и быстро, тем более что еда — даром что выглядела как собачьи консервы — была действительно потрясающе вкусной.
— Так что, отметим наш провал-тире-успех? — поинтересовался Дерек, когда тарелки опустели. — Вино или виски?
— Если ты согласен поделиться со мной ночлегом, — Алеф положил вилку на пустую тарелку. — Ночь не спал, сейчас от глотка захмелею и за руль уже не сяду.
— О нет, я передумал! — фыркнул Дерек. — Вдруг ты решишь, что я тебя соблазняю, и спьяну утопишь меня в бассейне?
— А ты будешь соблазнять? — улыбнулся Алеф. Внезапно это не только не испугало и не отталкивало, а наоборот, отдалось по позвоночнику горячей щекотной волной. — Кстати, пьяный я очень мирный. Только шумный.
— Нет, не буду, — категорично мотнул головой Дерек. — Мне хватило пары раз наступить на грабли. Хочется — сам соблазняй. Я тебя топить не собираюсь, торжественно клянусь! — он поднял руку в шутливой присяге. — А так как тебе не хочется — ну, или ты ни за что в этом не признаешься, — то давай уже выпьем. Еще раз спрашиваю: виски или вино?
— Виски, — сдался Алеф.
Хочется — соблазняй… А если хочется — как это делать-то? Не за ручку же брать, как девушку. И не о луне разговоры разговаривать.
А правда, как соблазняют мужчин? Как Дерек сегодня, за горло и к стенке? Или геи тоже дарят друг другу цветы и конфеты?..
— Я уже начал, — фыркнув от внезапной догадки, сообщил Алеф. — Я принес тебе сладкое.
Дерек, уже поднявшийся и устремившийся к кухонным шкафчикам, замер на полпути, будто налетев на стену.
— Вот сейчас это была плохая шутка, — покачал он головой. — Я почти решил, что тебе все же хочется закончить начатое.
— Не лучшая, — согласился Алеф.
Черт возьми, ну и как понять, чего Маккентой от него ждет? А еще говорят, с женщинами сложно. Да с ними не сложнее, чем в шахматы — только правила соблюдай. А тут и правил-то нет, барахтайся вслепую.
Разум твердил, что, возможно, Дерек делает это специально — интригует, будит азарт и играет на присущем всем мужчинам инстинкте охотника. Но Алеф уже заглотил наживку и теперь просто не мог свернуть.
Притискивая Дерека к стене, совсем как тот делал утром, Алеф отстраненно подумал, что, быть может, сейчас улетит в окно. Вот только перспектива завтра страдать не от похмелья, а от сотрясения мозга не могла справиться с жаждой доказать, что он вовсе не шутит, и с какой-то болезненной необходимостью снова увидеть неприкрытое желание в синих глазах.
Сотрясения не случилось. Дерек просто его отпихнул. Посмотрел в упор, опустил взгляд на губы и... дернул обратно.
— По-хорошему, надо бы выставить тебя вон, — прошептал, меняясь с ним местами — теперь он вдавливал Алефа в стену. — И ищи себе для экспериментов кого-нибудь попроще да помоложе.
Но в противовес собственным словам пылко его поцеловал, почти сразу же накрывая пах ладонью.
Он навалился на Алефа всем весом, не давая возможности двигаться. Не оставлял выбора, не предлагал, не заигрывал, то ли снова разозлившись, то ли просто решив взять предложенное. Не было никаких сомнений в том, кто сейчас был лидером — и дело не в возрасте, не в известности или величине банковского счета.
Алеф охнул, когда пальцы потерли головку члена сквозь штаны, и непроизвольно расставил ноги шире. Дерек погладил его снова, поцеловал, а потом вдруг отстранился, взял за плечи и развернул к себе спиной.
— Не волнуйся, до кровати я дотерплю, — шепнул в ухо, когда Алеф попытался воспротивиться. — Дай просто тебя потрогать...
Он обхватил его поперек груди одной рукой, а другую сунул в штаны, лаская член. Алефу всегда нравилась эта поза, он и сам обожал зажимать так девушек — можно было почувствовать себя сильным и большим, обнимая тонкий стан, целуя беззащитную шею... Но Дерек не стал его целовать… Вместо этого он прихватил кожу зубами, рыкнул, вжимаясь в него.
Твердый, горячий член устроился между ягодиц, заставив вздрогнуть. Алеф инстинктивно попытался уйти от прикосновений, но бежать было некуда. Дерек хмыкнул, снова прихватил зубами шею и двинул рукой у Алефа в штанах. Чуткие пальцы пробежались по стволу, оттянули вниз кожу и очертили головку. Жаркое, почти болезненное удовольствие вышибло дух, и Алеф с шумом выдохнул. Он оперся руками о стену и, как мог, пытался не выгибаться навстречу ласкающей руке, но лишь с силой впечатался в ставший еще более твердым член Маккентоя.
— Черт... — Дерек убрал руку с его груди и с силой провел ладонью по спине — от шеи до задницы, огладив и чуть сжав ягодицу. — Как же хочется прямо так... — он недвусмысленно об него потерся и жарко выдохнул в ухо.
Алефу перспектива не слишком понравилась. С девушками он иногда пробовал анальный секс, так что процесс прекрасно представлял и не был уверен, что удержится на ногах, пока Маккентой будет совать в него пальцы, растягивая.
О боже, неужели все это взаправду? Алеф стоит сейчас, придавленный к стене распаленным мужиком, и на полном серьезе рассуждает о том, сможет ли вытерпеть, когда тот засунет в него член?
Хотя на сон все происходящее точно не тянуло. Ни в одном сне не могло быть таких ощущений, тяжелых запахов возбужденного мужского тела и сбитого, рваного дыхания. И ни в одном сне Алеф точно не оказался бы в кольце горячих крепких рук и не задыхался бы от прикосновений жестких пальцев и голодных губ.
За лавиной ощущений и скачущих мыслей он совсем забыл, что надо, наверное, хоть слово сказать в ответ. Поэтому не было ничего удивительного, что Дерек в конце концов дернул его за плечо, снова прижимая к стене спиной, и требовательно заглянул в глаза.
— У тебя последний шанс, — сказал почти угрожающе. — Сейчас ты идешь либо за дверь, либо в кровать.
— В кровать, — одними губами прошептал Алеф, чувствуя себя удавом перед кроликом. Но уйти от Дерека прямо сейчас было выше его сил. В эту минуту ему было все равно, что Дерек — мужчина, что он собирается его трахнуть, что происходящее претит большинству нормальных мужчин и до вчерашнего дня было противно ему самому. Он хотел Маккентоя всем телом, до черных мушек перед глазами, и совершенно не собирался останавливаться на полпути.
Наградой ему были очередной сумасшедший поцелуй и вспыхнувшие в глубине синих глаз искорки. Нисколько не смущаясь, Дерек взял его за руку, переплетя пальцы, и повел к лестнице на второй этаж. Оглушенный осознанием происходящего, Алеф особо не рассматривал обстановку, но все же отметил, что наверху было еще уютнее, чем внизу. А спальня вообще меньше всего намекала на секс: теплая, уютная, небольшая кровать определенно располагала ко сну... если бы не ее хозяин. Дерек сел на край и посмотрел на Алефа пронзительным взглядом, а потом уцепил пальцем за ремень и подтянул к себе, заставляя встать между разведенных колен.
— Ты быстро кончаешь?.. — поинтересовался, медленно потянув вниз язычок "молнии".
— Никто не жаловался, — выдохнул Алеф.
Вот только сейчас он как-то засомневался. Потому что одного взгляда на Дерека, растрепанного, с хищно раздувающимися ноздрями хватило, чтобы яйца поджались, а член болезненно заныл. Маккентой чудовищно медленно расстегнул "молнию" и потянул штаны вместе с трусами вниз.
А потом сунул руку ему между ног, под яйцами, ухватил за ягодицу, и потянул на себя.
— Учти, я трахну тебя независимо от того, кончишь ты сейчас или нет, — предупредил хрипло, опустив взгляд на качающийся перед лицом член. — И лучше бы тебе все же не кончать...
И поймал губами головку.
— Оххх, — со свистом выдохнул Алеф, зажмуриваясь.
Минеты ему делали, много и разные. И совсем неумелые, но очень искренние, и искушенно-опытные, и снисходительно-балующие. Но даже самый лучший минет, сделанный девушкой, бледнел на фоне происходящего сейчас. Дерек не заигрывал, не дразнил. Он безошибочно надавливал языком на самые чувствительные точки, тесно обхватывал горячими губами. Алеф боролся с желанием положить руки ему на голову, погладить по плечам — а вдруг между мужчинами так не принято?
Но когда Дерек приласкал его как-то особенно удачно — так, что по позвоночнику пробежал мощный разряд, а из горла вырвался вскрик, — это вышло само собой: запустить руки ему в волосы. И почти сразу же Дерек мотнул головой и отстранился.
— Иди сюда, — выдохнул он и дернул Алефа за руку, роняя на кровать. Стащил с него мешающие брюки и ненужную футболку, пихнул в плечо, чтобы залез повыше. — Растянуть или попробуешь расслабиться? — спросил, раздеваясь.
Первым порывом было заверить, что расслабится. Еще только пальцами Алефа там никто не трогал. Но здравый смысл твердил обратное.
— Растянуть, — чувствуя, как от стыда горит лицо, выдавил он и зажмурился.
Деваться некуда, сам на это пошел. Но может, все не так плохо? У него были девчонки, по-настоящему кайфующие от подобного секса.
Дерек погладил его по коленке, мягко, будто успокаивающе. Алеф слышал, как он шуршал одеждой, как открывал ящик тумбочки. Потом матрас просел, мягко спружинил, и на колено снова легли теплые пальцы.
— Эй, — позвал его Дерек, и Алеф удивленно открыл глаза. Маккентой чуть насмешливо улыбался. — У тебя такой вид, будто я нож достал и сейчас начну из тебя кишки вынимать. Ну-ка, иди сюда, — он поманил его. — Поцелуй меня.
Алеф мысленно — а может, и вслух — чертыхнулся, резко сел и буквально смял его губы поцелуем, отчаянно желая раз и навсегда стереть эту вот снисходительную улыбку с губ Маккентоя. И рвано выдохнул, когда задницы почти сразу же коснулись ласковые, но настойчивые пальцы.
Из глубины души поднялся неконтролируемый липкий страх. Тело против воли напряглось, приготовилось изо всех сил сопротивляться вторжению. Но Дерек вовсе не спешил переходить в наступление. Он углубил поцелуй, привычно перехватывая инициативу и, просунув руку между их телами, погладил Алефа от горла до ничуть не опавшего члена. Потер головку, провел ладонью по стволу, второй рукой мягко, осторожно поглаживая чувствительную кожу.
Алеф пытался держать ситуацию под контролем, предугадать, что будет дальше, вызвать в памяти знакомую реакцию тела. Но разум был слишком обескуражен происходящим, нервы коротило, мысли путались. Происходящее не было похоже ни на что испытанное прежде. Буквально все — прикосновения, запах, вкус — было другим. Под пальцами было не привычно мягкое девичье тело, а тугие мускулы. В Маккентое вообще ничего мягкого не нашлось — грудь, задница, руки, бёдра — все было твердым и жилистым, а пальцы — чуть мозолистыми и немного шершавыми. На мгновение показалось, что все происходящее — лишь физиология, но совершенно безумные Маккентоевские глаза, уже почти черные, его шумное дыхание и упирающийся в живот стояк говорили об обратном.
А потом Дерек наклонился и снова взял его член в рот, да так захватывающе дух здорово, что Алеф и не понял, что его пальцы при этом скользнули-таки внутрь, добавляя к обжигающему удовольствию новую ноту. И лишь секунду спустя он почувствовал, как внутри разливается незнакомое раньше тепло и непонятное пока наслаждение. Замерев, он пытался понять, как к этому относиться, пока Дерек лениво ласкал его член языком, куда больше сосредоточившись на пальцах — как, собственно и Алеф.
Поначалу он чутко прислушивался к каждому ощущению, пытался их разделять, сравнивать. Но вскоре на это уже не было ни времени, ни желания — осталось только все нарастающее стремление усилить то щекотное, дразнящее. Он откинулся на кровать и заерзал, ловя особенно острые, колкие, горячие вспышки, что пронзали все тело, впивались в член, отдавались куда-то глубоко — сильно, выматывающе. Дерек выпустил его член изо рта, довольно улыбнулся и снова неторопливо вобрал его до самого основания. Одновременно с этим в заднице стало тесно, на миг как-то неприятно, неуютно, но зато удовольствие стало более отчетливым. Оно тяжелело, подчиняло себе, отсекало все остальное. Алеф натужно выдохнул и снова дернул бедрами навстречу мягко двигающимся внутри пальцам.
Дерек окончательно отпустил его член и поднялся повыше, прижимаясь к Алефу сбоку.
— Мне хотелось это с тобой сделать почти сразу, как я тебя увидел, — жарко прошептал он ему в ухо. — Даже не на член насадить, а на пальцы...
Алеф крупно вздрогнул и с трудом перевел дух. Пошлые слова словно стегнули по нервам огненной плетью, отдались жаром на щеках.
— Ты очень тщательно это скрывал, — облизав пересохшие губы, ответил он. — Я даже думал, ты меня ненавидишь.
— Нет, — Дерек сунул свободную руку ему под плечи и прижал к себе. — Вовсе нет. Но я не думал, что и правда это сделаю... — он развел пальцы в стороны, заставив Алефа вздрогнуть.
— Я тоже... — рвано выдохнул Алеф, — не думал...
Вот уж да, ни с первого, ни со второго взгляда ему совершенно не хотелось оказаться под Маккентоем. Какая-то часть мозга до сих пор не могла поверить, что все происходящее — не сон. Но тело с радостью отзывалось на малейшие ласки, сердце сбивалось с ритма, стоило пальцам внутри него сместиться, а задница пульсировала.
На один миг Алеф струсил и безумно захотел, чтобы этими вот пальцами все и кончилось. Пусть Дерек утолит свое желание и не станет совать в него член. Предрассудки, воспитание, многолетние, казалось бы незыблемые принципы цеплялись за последнюю возможность, заставляли сомневаться и кусать губы.
И самому стало тошно от трусости. Алефу нравилось то, то происходило, ему отчаянно хотелось, чтобы Дерек потер и надавил поглубже, там, куда не доставали пальцы. Хотел ощутить, каково это, когда член все же скользнет внутрь.
Но Дерек совершенно точно не собирался останавливаться — да и можно ли было его за это судить? В какой-то момент, когда Алеф уже почти не ощущал его пальцы, если он не разводил их в стороны и не искал специально на какие-то чересчур чувствительные точки, Дерек мягко надавил ему на плечо, вынуждая повернуться на бок, и вжался членом в ягодицы. Почему-то Алеф думал, что трахаться они будут в самой обычной позе, на спине, поэтому совсем не напрягся, даже когда Дерек сунул руку ему под коленку, поднимая ногу. И только когда пальцы исчезли, а вместо них ткнулась головка члена, он понял, что Маккентой явно не любитель шаблонов. Но так и правда оказалось лучше. Не так унизительно, да и пылающее лицо можно было спрятать в изгиб локтя. А еще медленно проникающий внутрь член сразу же надавил именно туда, куда хотелось, вот только...
— Что за…? — Алеф завел руку за спину и обхватил Маккентоевский член рукой — несмотря на смазку, тот неприятно жег кожу трением, хотя должен был мягко скользить. Под пальцы немедленно попалась тонкая резинка с собравшейся у основания смазкой.
Дерек толкнул бедрами, втискиваясь дальше, и Алеф болезненно зашипел. Кажется, он понял, почему девчонки так ненавидят эту хрень. В заднице будто наждачка орудовала, отпугивая удовольствие и вынуждая мышцы противиться. Как хорошо было, когда Дерек ласкал его пальцами, и как откровенно херово стало сейчас.
— Погоди! — не выдержал Алеф и подался вперед в инстинктивной попытке сняться с члена. — Не надо дальше! — и сильнее сжал член Дерека, не давая ему двигаться.
— Что случилось? — Дерек нетерпеливо поерзал. — Больно?
— Нет, — Алеф мотнул головой. — Да! — едва ли не взвыл, потому что Дерек снова подался вперед. — Натирает! — наконец смог подобрать слово.
— Сейчас... — Дерек подался назад, добавил еще смазки, но это помогло мало: несмотря на подготовку, мышцы все же были слишком тугими, и член протискивался сквозь них с трудом, а резинка совершенно не удерживала влагу, мгновенно высыхая. Поняв это, Дерек остановился сам и вздохнул. — Проверялся давно? — спросил тихо.
— Перед началом съемок, стандартно, — так же тихо ответил Алеф. После нескольких фильмов, не увидевших свет из-за внезапной тяжелой болезни или смерти актеров, в контракты были добавлены пункты о здоровье. И анализы на всяческие инфекции были в том числе. — Все чисто.
— Ладно... — член исчез, а когда вернулся, то сразу же обжег — таким горячим он показался. Дерек обнял Алефа поперек груди одной рукой, а другой снова подхватил его под колено. — Мммм... — промычал довольно. — Черт... Да!
В тысячу раз лучше! Теперь член скользил плавно, и напряженные мышцы расслабились, обманувшись, пропустили его без боя. Натертую кожу защипало, но это уже была ерунда. Дерек снова ухватил Алефа поперек груди, высоко задрал ему ногу и плавно, но неумолимо вогнал в него член до самого конца, упершись яйцами в промежность. Ягодицы прижались к теплому, вздрагивающему животу, лопатки — к груди.
— Лучше, — выдохнул Алеф обескуражено и снова опустил голову на сгиб руки.
Вот и совершилось. Чужой член в его заднице, и кажется, ему это нравится. Потому что тот так сладко и правильно заполнил собой все внутри и, казалось, протолкнул разбуженное пальцами возбуждение глубоко внутрь.
Дерек стиснул его крепче, прижался губами к шее, отчего по спине прокатилась щекотно-жаркая волна, и сделал пару пробных толчков. Зажиматься уже не получалось, до предела растянутые мышцы были не способны противостоять напору твердого как камень члена. Алеф на секунду почувствовал себя вывернутым наизнанку. И тем удивительнее было неожиданное удовольствие, острыми иглами пронзившее тело. У Алефа сперло дыхание — ничего подобного он не ожидал. И кажется, это было лишь начало...
Примерившись и поняв, что Алефу уже не больно, Дерек стал двигаться размеренно, мощно, с каждым толчком все добавляя наслаждения, которое тут же начало собираться в тугой комок где-то глубоко.
Впервые Алеф был настолько пассивен в сексе. Он просто плыл по течению, прислушивался к себе, ловил малейшие оттенки удовольствия, что копилось, накрывало теплыми вязкими волнами. Ему не требовалось стараться, ублажать и подстраиваться, — только чувствовать. Дерек жарко дышал ему в шею, прикусывал кожу, прижимался губами. Стискивал ребра, обнимая все крепче, задирал выше съезжающую ногу. Мягко поглаживал живот, невзначай задевая член. Алеф подавался навстречу мощным толчкам, сначала почти неслышно, потом все громче стонал, выгибался, ерзал.
Комок в животе все рос, тяжелел. Он подпирал ребра, оттягивал кожу, отдавался в яйца и пульсировал в заднице. Казалось — вот-вот, и разорвет мышцы и кожу и вырвется наружу, но все ускользал, свинцовой тяжестью прокатываясь по внутренностям. Алеф сам не заметил, как начал просяще крутить задом, как завел руки за спину в бессмысленной попытке прижать к себе Маккентоя, любым способом достать, унять непонятное чувство. Дерек резко оттолкнул его руку, навалился на спину, роняя на матрас лицом вниз. Движения члена внутри стали резкими, почти до боли, сильными, частыми. Алеф жадно глотал ртом воздух и громко вскрикивал, когда член вертикально вбивался в него, буквально тараня растревоженное, чувствительное место. Маккентой снова прикусил его за холку, сунул руку под живот, сжал член, принялся трахать его уже почти с остервенением.
Алеф выгнулся, чтобы глотнуть воздуха, и тело прошила почти невыносимо-сладкая волна. Зародившись глубоко внутри, она пронеслась по спине, бухнулась в живот, отдалась в член.
Задела каждый нерв, ухватила их, как вожжи, и дернула, что было сил, выгибая, корежа в ослепительной судороге наслаждения. Дерек не прекращал двигаться ни на секунду, и Алефа все трясло и трясло бесконечно долго, без возможности вдохнуть и взмолиться о пощаде. Он не понял, когда Дерек кончил, но почувствовал, как член внутри наконец начал терять твердость, и только тогда Дерек неохотно замедлил темп. И все равно продолжал лениво двигаться еще целую минуту, не меньше, гоняя по телу отголоски удовольствия, а когда остановился, то не вышел сразу, а наклонился и уткнулся лбом Алефу в макушку.
Это так отличалось от всего, что было у него раньше. Дерек распластался на нем, буквально вдавил в матрас всем весом. По спине тек пот, непонятно чей, после того, как расслабленный член выскользнул наружу, по промежности щекотно текла сперма, под животом было мокро. И на все это — на запах пота и мускуса, на сдавленные ребра, — было наплевать. Никто не спешил прикрыться, не нужны были обязательные слова благодарности. Алеф словно завис в небытии, ловя отголоски оргазма, ощущая, как сильно бьется сердце Дерека. Даже ужаснуться произошедшему не получалось — настолько сейчас было хорошо.
Но потом Дерек все-таки скатился на бок, быстро чмокнув за ухом.
— Никогда еще не был первым, — сказал чуть хрипло. — Но вроде бы вышло как надо.
— Не уверен, что знаю, как надо, — не без труда повернув голову, протянул Алеф. — Но почти уверен, что надо именно так, — снова уронил голову на кровать и закрыл глаза. — Курить хочу, но у меня ни одной кости не осталось.
Дерек хмыкнул, а потом пихнул его голой пяткой.
— Пошли в бассейн, — предложил лениво. — Там есть дверка на балконе.
— Будем купаться голышом? — так же лениво спросил Алеф. Вставать с кровати не хотелось ни в какую, но мысль о прохладной свежей воде вызвала щекотные мурашки по спине. — Пошли, — он перекатился на спину, одним движением спустил ноги на пол и встал. Вернее, попытался встать. Колкая боль на мгновение прошила задницу, отдалась в копчик и поползла по позвоночнику. — Охтвоюмать! — Алеф немного неловко сел боком, боясь новой боли, но к счастью, она не повторилась.
Дерек немедленно сел и положил ему руку между лопаток.
— Порядок?.. — спросил озабоченно.
— Кажется, меня хорошенько трахнули, — криво усмехнулся Алеф и встал. — Вроде нормально, — сказал, переминаясь с ноги на ногу.
Дверца на балконе вела на небольшой трамплин. Мягко спружинив, Алеф оттолкнулся и нырнул в кристально-чистую, манящую бликами воду.
Дерек последовал за ним, и они немного поплавали друг за другом, хотя на прежнюю возню это совсем не было похоже. А потом Дерек нырнул и вынырнул совсем близко, прижимая Алефа к бортику.
— Ну? — поинтересовался насмешливо, обнимая его за талию обеими руками. — Что скажешь?
— Убегать не хочется, — улыбнулся Алеф. — А еще я бы провел вторую часть эксперимента, чтобы уж до конца сравнить ощущения.
А правда, настолько ли отличается сверху с мужчиной? Интересно, сумел бы он заставить Дерека стонать? И кончить под ним?
— Вот как? — Дерек рассмеялся. — А я-то решил, что ты вполне в меру наглый. Кажется, ошибся.
— А как я тогда полную картину пойму? — попытался возмутиться Алеф и обнял Дерека за талию. Впрочем, спуститься ниже и положить руки на ягодицы не решился. — А ты всегда сверху?
Дерек неопределенно дернул плечами, но потом покачал головой.
— Нет, — признался неохотно. — Но эксперименты на мне ставить не нужно. Я все-таки не кролик.
Значит, Алеф кролик? Хотя, какой смысл жаловаться — ведь это был его собственный эксперимент.
— Ладно, — он заставил себя затолкать внутрь обиду и непонимание. В конце концов, Маккентой мог просто бояться, что Алеф сольет папарацци историю о том, как поимел звезду экрана. — Ну, тогда держись! — и надавил Дереку на плечи, утапливая.
Хотелось смыть неприятный разговор, утопить его в брызгах соленой воды. Слишком много случилось за сегодняшний день, и еще на один раунд щекотания нервов Алефа точно не хватит.
Но Дерек думал иначе. Он снова зажал Алефа в углу и неожиданно пылко его поцеловал.
— Ты меня, наверное, не понял, — шепнул, заглянув ему в глаза. — Если ты меня когда-нибудь действительно захочешь — вот прямо до ломоты в яйцах и каменного стояка — тогда пожалуйста. Я буду только рад. А если просто для галочки и из интереса — то ищи другого.
Ну уж нет! «Другой» точно улетит в стену, если только решит поцеловать Алефа или схватить за член.
— Договорились, — кивнул, по-прежнему глядя Дереку в глаза. Подался вперед, обнимая за плечи, и мягко коснулся губами губ, удивляясь тому, как быстро он привык к таким поцелуям. Щетина уже знакомо царапнула кожу, под пальцами дрогнули сильные мускулы.
И да, черт побери, плевать, что будет завтра: сейчас ему это действительно нравилось.

Сцена 5. Дубль 0

Настойчивый звонок мобильника вырвал Алефа из крепкого сна. Мысленно пожелав звонящему провалиться в преисподнюю, он, не раскрывая глаз, пошарил рукой по полу в поисках джинсов и выудил отчаянно вибрирующий аппарат из кармана. Они с Дереком вчера безумно долго плавали, потом выпили-таки вина, так что, когда Алеф добрался до дома, сил хватило только чтобы раздеться.
— Алло, — он принял вызов, и трель смолкла. — Угу, привет... Нет, у меня выходной, — глаза сами собой закрывались, но сонливость уже отступала. — Окей, через полчаса буду, — пробубнил в трубку Алеф и уткнулся носом в подушку. Потом перевернулся на спину и глухо застонал, когда зад отозвался неприятным тянущим ощущением.
Его поимели. И не в переносном, а в самом прямом смысле. Воспоминания о вчерашнем дне лавиной обрушились на него, заставляя щеки пылать, а желудок — противно сжаться. Ярость Маккентоя с утра, безнадежно запоротая сцена, безумные поцелуи и прикосновения, далекие от простого выполнения работы. И совсем другие вечером — жадные, властные, напрочь выбивающие из этой реальности. И он не только не пытался противиться, не только не остановил, но сам напрашивался. Ерзал задом, как портовая девка, покорно раздвинул ноги и подгонял Маккентоя, когда тот загонял в него член. И обкончался так, что еле смог отдышаться. Под мужиком. От члена в заднице.
Да твою ж... Алеф закрыл лицо руками и застонал. Потом резко поднялся и пошел в душ. Ладно, один раз еще не тенденция, а только эксперимент. Надо приходить в себя — друзья зовут провести день на пляже, и если у него выходной, грех этим не воспользоваться.
Эта вечеринка разительно отличалась от других: рекламную компанию фильма про Центуриона уже запустили, и Алеф несколько раз натыкался на собственное лицо в телевизоре. Но только сейчас он действительно осознал, что такое популярность. Если раньше он был просто симпатичным и подающим надежды, то теперь в глазах всех этих молодых парней и девиц он стал настоящей звездой со всеми вытекающими.
Буквально за час он успел устать и от пристального внимания, и от попыток буквально каждого встречного немедленно завязать с ним дружеско-деловые отношения. Даже давние друзья, те, с кем он вместе ходил на кастинги еще в прошлом году, — даже они стали вести себя иначе.
— Привет! — кто-то обхватил его сзади тонкими руками. В нос ударил сладковатый запах женских духов. — Совсем зазнался, да?
— И ничего я не зазнался, — Алеф развернулся и одной рукой обнял заговорившую с ним девушку за талию. — Привет, Сесиль.
Та картинно надула губки, а потом рассмеялась. Звонко, задорно. И прижалась сильнее, так, что Алеф почувствовал ее упругие груди и мигом затвердевшие соски.
— Еще как зазнался. Не звонишь, не пишешь, — она положила подбородок ему на плечо. — Тебе еще не надоело тут торчать? — и придвинулась ближе, буквально прилипая к Алефу. Под тонким платьем, кажется, совсем ничего не было — такой жар шел от ее тела.
— Надоело, — признался он и опустил руку ниже. Сесиль поощрительно вздохнула и закрыла глаза. — Не знаешь укромного уголка?
— Поехали, — она отстранилась и потянула его за руку. — Ты все еще на том ужасе разваленном ездишь? — спросила, почти бегом направляясь к стоянке.
Алеф только усмехнулся и, дернув руку, заставил Сесиль резко остановиться. Обнял ее, поцеловал, заставив запрокинуть голову, а потом сам повлек к машине.
Черт возьми, наконец-то! Старый добрый привычный секс со стонущей, податливой и невероятно красивой девушкой. Алеф знал Сесиль довольно давно, был хорошо знаком с ее телом, с упоением целовал упругую грудь, впалый живот, ласкал шелковистую кожу. Всё это было настолько правильно, знакомо, привычно, что на секунду Алеф даже подумал о том, чтобы предложить Сесиль начать официально встречаться.
И тут же представил, как Дерек понимающе усмехнется, возьмет его за горло, прижмет к стенке и вкрадчиво поинтересуется:
— Уверен?..
Да, секс был отличным. Но что-то в самом дальнем уголке разума диктовало правила поведения, заставляло держать все под контролем. Такого, как вчера, — когда ни о чем не думал, не сравнивал, не пытался анализировать, — и в помине не было. Приходилось нависать над девушкой на вытянутых руках, осторожно, чтобы не оставить синяков на нежной коже, сжимать, гладить. Поцелуи были страстными, но в них не было и тени того безумия, с каким целовал его Дерек. И уж точно Сесиль не хватала его за горло и не вжимала в стену.
А еще... Алеф, как мог, гнал от себя эту мысль, но она упрямо кружилась в голове: еще очень хотелось самому оказаться придавленным к кровати. Он даже перевернулся, сажая Сесиль сверху, но обычно приводящая в восторг поза в этот раз была не тем, чего хотелось. Смотреть на девушку, гладить ее тело, ощущать, как вокруг члена сжимается упругая горячая плоть, было круто, но сегодня хотелось другого.
Сесиль, наверное, ждала каких-то слов, серьезнее простой ласковой чепухи. Ждала предложения. Но Алеф промолчал. А потом вдруг пиликнул телефон. Алеф никак не ожидал увидеть в графе "от кого" имя Дерека.
"Я еду в горы. Один мотоцикл выкатывать или два?"
Черт, а ведь в гараже еще и разобранный остался. Алеф же обещал Дереку приехать сегодня, да совсем забыл.
"Два", — набрал он ответ. Нажал на кнопку "Отправить" и поцеловал Сесиль в очаровательное плечико.
— Прости, срочная съемка, — соврал он.
— Позвони как-нибудь, — отозвалась она и потянулась.
— Позвоню, — кивнул Алеф и поспешно встал. Отчаянно захотелось поскорее уехать.
Дерек оттащил разобранный мотоцикл в сторону и вывел из гаража устойчивый внедорожник. И теперь наполнял багажное отделение корзинками и бутылками.
— Привет, — улыбнулся он Алефу. — Чем занимался?
— Тусил на пляже, — Алеф с опаской посмотрел на огромный байк. — Наверное, я погорячился, — протянул задумчиво. — Боюсь, такую махину я не удержу на горной дороге.
А особенно трудно будет управлять, когда любое резкое движение отдается в заднице. Уже не болью, а каким-то неуютным ощущением.
— Ну, можно поехать не в горы, — пожал плечами Дерек. — Или поедем на одном?
— На одном, — подумав, решил Алеф. Кататься по ровным, вылизанным шоссе и вполовину не так интересно, как по горным дорогам.
— Тогда поехали, — Дерек захлопнул багажник и оседлал байк.
Видимо, по этому маршруту он ездил часто — залитые асфальтом дороги вскоре сменились тропами, а затем и узенькими, но гладко укатанными мотоциклетными шинами тропинками. После примерно часа довольно экстремальной, но очень уверенной езды они очутились на полянке где-то высоко в горах. Там в маленькой пещерке оказались припрятаны мангал, топор и даже небольшой котелок, а у самого склона была сколочена лавочка.
— Когда бывает больше времени, я сюда с палаткой приезжаю, — пояснил Дерек, стягивая шлем.
Он заглушил мотор, и на них обрушился гомон птиц и ветра.
— Красиво тут, — Алеф поднял забрало шлема и с наслаждение вдохнул чистый свежий горный воздух, так отличавшийся от душного жара большого города. Потом стянул шлем, по примеру Дерека сменил тяжелую куртку и слишком плотные мотоциклетные штаны на джинсы с футболкой, привезенные в коробе байка, и уселся на лавочку. Прямо под ногами простиралась почти бесконечная даль, где-то внизу виднелся муравейник города.
Наверное, было бы классно устроить барбекю. Есть пожаренное на огне мясо, запивать его вином прямо из горлышка бутылки. В таком месте даже курить не хотелось.
Оказалось, Дерек думал точно также: из корзинки он достал вовсе не искусно приготовленные разносолы, а большой кусок говядины, совершенно ничем не приправленный. Впрочем, специй не было и в запасах — только крупная соль в забавном платяном мешочке. Оставив мясо "подышать", он занялся мангалом, удивительно споро разведя огонь.
При этом он не проронил ни слова, и это было немного странно и здорово — после утомительной пляжной тусовки отчаянно хотелось тишины. А Дерек, похоже, просто привык к одиночеству.
Но он совершенно не противился, когда Алеф, также молча, взялся ему помогать. Впрочем, достать из короба тарелки и приборы, лоток с овощами и бутылку вина — не такая уж и помощь. К мясу Алеф притрагиваться не стал, а уселся на расстеленный плед неподалеку от мангала и принялся наблюдать за Дереком.
Складывалось странное, отчасти пугающее ощущение, что именно здесь он на своем месте, а вовсе не на пляже в окружении восхищенных ровесников.
Потом они жарили мясо, ели его, запивая соком, — вино, наверное, он взял специально для Алефа, ведь сам был за рулем, — но пить алкоголь совершенно не хотелось, — и заедали овощами, даже не пытаясь соорудить салат.
— Жаль, у актеров не бывает пенсии, — сказал, наконец, Дерек задумчиво. — Я бы купил домик в горах и завел огород.
— О нет, только не огород, — зажмурился Алеф, облизывая испачканные в помидорном соке пальцы. — Меня к живому подпускать нельзя, все на корню гублю. Мама в детстве нашему садовнику строгое указание давала меня от цветника гнать в три шеи. То в куст какой-то там редкой фигни свалюсь и всю переломаю, то затопчу всходы, ею лелеемые. То у нас с братом мяч улетит, то мы на велосипедах туда свалимся.
А еще подумалось, что у актеров пенсия есть. Вот только любой актер, неважно, ломится ли у него каминная полка от Оскаров, Пальмовых ветвей и Золотых глобусов или имеется лишь тощее портфолио, безумно боится оказаться за чертой интересов продюсеров и кастинг-директоров.
— А ты уже собрался со мной старость встречать? — усмехнулся Дерек, искоса на него глянув.
Алеф поперхнулся, так, что сок чуть не брызнул из носа.
— Ну, у нас с тобой минимум пять фильмов впереди, так что планы самые долгоиграющие, — выдавил, кое-как откашлявшись. — А вообще, это я о себе говорил. Если бы я задумывался о пенсии, то это был бы огромный гараж с подъемниками, покрасочной камерой и испытательным стендом. А где — не так уж и важно.
— Тоже хорошо, — одобрил Дерек и потянулся за корзинкой с фруктами. — Так что? — прищурился насмешливо. — Хорошо сегодня спал? Или всю ночь посыпал голову пеплом?
Вот же зараза догадливая!
— Пеплом надо было сыпать, когда я на роль Джоша согласился, потому что никто теперь не поверит, что у нас с тобой ничего не было, — буркнул Алеф.
На самом деле, ему уже казалось, что все и так все знают. Вынули как моллюска из раковины, препарировали и выставили в музее в банке с формалином — и надписью: "Он переспал с Дереком Маккентоем!"
Желания отправить Дерека головой в стену так и не появилось. Признаться честно, Алеф немного опасался встречи с ним. Боялся увидеть во взгляде превосходство. Или почувствовать в отношении нотки пренебрежения или самодовольства. Мол, сколько ты ни брыкался, а я завалил тебя. Но Дерек не только не позволил себе ничего подобного, но вообще не касался этой темы. И в то же время не делал старательно вид, что вчера ничего не произошло. Крепко обнял за плечи, здороваясь, прямо смотрел в глаза.
Смущающим моментом могла стать поездка на одном мотоцикле. Но и тут все было как обычно. Разве что Алеф порой крепче необходимого обнимал Дерека за талию и жалел, что в шлеме нельзя уткнуться носом ему в шею.
"Захотеть так, чтобы яйца ныли и стояк каменный" он вроде не собирался и даже почти не вспоминал, как вчера этими руками, что сейчас крепко держат руль, Дерек гладил его. Но в то же время он не мог не бросать время от времени любопытствующие и оценивающие взгляды. Вчера как-то не до того было, в бассейне в выходные — и подавно, а очень хотелось рассмотреть тело Дерека. Потрогать, проверить, действуют на него прикосновения так же, как на Алефа вчера.
— Да причем тут это? — досадливо поморщился Дерек. — Я не про то, что станут болтать, а про то, чтобы ты убиваться не стал почем зря по своей утраченной девственности. Я и не предполагал, что ты на поездку согласишься. Вообще не думал, что ответишь, — он обезоруживающе улыбнулся.
— Как минимум я должен был закончить со вчерашним мотоциклом, — пожал плечами Алеф. — Так что трубку бы снял. А что до девственности... — он покусал губу. — Ты же меня не заставлял. И... было здорово, — признал неохотно.
В конце концов, Алеф не был воинствующим гомофобом. Трахайтесь, как нравится, к нему только не лезьте. Да он и сейчас так считал. Но вот Дерек... От Дерека, устроившегося на пледе полулежа совсем рядом, не хотелось отодвинуться. И забыть о вчерашнем вечере тоже.
Алеф замер, осознав, что только что предположил возможность снова оказаться в постели с Маккентоем.
— Да, супер... — слегка мечтательно согласился Дерек и вытянулся на пледе, глядя в небо. — Ты был в Африке? — спросил, неожиданно меняя тему разговора.
— Нет, — полный желудок настойчиво намекал, что неплохо бы устроить тихий час, и, подумав немного, Алеф лег рядом с Дереком. Пришлось прижаться вплотную к его боку — плед был не очень большим. — Песок я не люблю. Азия — вот где я могу находиться бесконечно.
— О, интересно, — оживился Дерек. — И где ты был? Я очень хочу попасть в Китай, но так и не сложилось пока. И в Японию тоже.
— Таиланд, Вьетнам, Индия, — перечислил Алеф. — В Китае был, но всего пару дней, так что считай и не был. До Японии не добрался, а очень хочется. А где ты был в Африке?
— Проще спросить, где не был, — улыбнулся Дерек. — Хотя не могу сказать, что мне там очень понравилось. Тяжело там, у большинства людей нет ни денег, ни возможностей их заработать. И в Индии так же. Ты знаешь, кстати, что вторую часть фильма мы где-то в том регионе снимать будем?
— Да ладно? — Алеф даже приподнялся на локтях, чтобы глянуть на Дерека. Нет, не похоже, что шутит. — Вот это бюджет Ли выбил. Я приготовился играть в павильоне. А насчет жизни — тут ты прав. В Индии даже прививки детям делают только те, кто может себе позволить купить вакцину. Или счастливчики, кому повезло нарваться на волонтеров с бесплатной.
— Я спонсирую Юнисеф, — признался Дерек. — Но мне тяжело видеть все это своими глазами.
Ух ты! В актерской среде благотворительностью занимаются почти все: или отчисляют деньги в фонды, или сами их организуют. Но мало кто делает что-то лично. Ходить по палаточным лагерям, раздавать горячие обеды — для всего этого есть специально обученные люди с крепкой психикой и высоким порогом чувствительности к чужому горю.
— Да, ужасно, — согласился с ним Алеф. — Наверное, поэтому в Дели я больше не хочу ехать.
— Поедешь, если Ли или еще кто-нибудь, с кем у тебя контракт, решит там снимать, — усмехнулся Дерек.
Тут у него зазвонил телефон, и он отвлекся на короткий разговор с кем-то по имени Сенди. Алеф не понял, мужчина это или женщина, но зато весьма удивился, когда в ответ на какую-то реплику Маккентой вдруг зарычал в трубку:
— Да вы с ума все посходили, что ли?! Зарежьте ее уже, и дело с концом! Ну позвони Саймону, он сам все сделает. А маму увези куда-нибудь, если уж так все плохо. Что вообще с ней случилось?
— Надеюсь, ты не про лошадь сейчас, — осторожно сказал Алеф, когда Дерек убрал телефон в карман. Из разговора он понял, что какое-то животное сильно повредило позвоночник, и ветеринар сказал, что паралич необратим.
— Не поверишь! — Дерек возмущенно фыркнул. — Про свинью! У мамы какой-то странный загон на старости лет случился — вместо того, чтобы пустить поросят на колбасу, она вдруг оставила себе одного как домашнее животное. Как будто всего скотного двора ей мало! Так с этим поросёнком уже чего только не случалось — и ногу он себе чуть не отрезал о проволоку, и вишен от настойки наелся и буянил. А теперь вот залез каким-то чудом на сарай и оттуда упал.
— Твоя мама сама работает на ферме? — даже незавидная судьба несчастной свинки не взволновала Алефа так, как это.
Дерек воззрился на него с недоумением.
— А зачем она нам тогда? Если ничего не делать?
— Ничего себе! — изумился Алеф. — Я думал, этим занимаются слуги... Ну, то есть рабочие.
У его родителей тоже был огромный особняк, но родовым замком его назвать ни при каких обстоятельствах язык не поворачивался. Башенки в углах были декоративными, камин в гостиной — электрическими, а из живности там имел право на существование только старый, кошмарно толстый мопс.
Дерек снова фыркнул и покачал головой.
— Рабочие есть, но мама им не доверяет. Видел бы ты, как она в курятник по снегу бегает зимой...
— Ужас! — содрогнулся Алеф. — Терпеть не могу холод и снег. Я даже на лыжах ни разу не катался.
— Так вот и я о том же, — хмыкнул Дерек. — Я семью только летом навещаю или заказываю им всем самолет сюда.
— А мои просто фанаты зады морозить, — Алеф заложил руки за голову, укладываясь удобнее. — Каждый свободный уикэнд — ноги в ботинки, палки в руки и на склоны. Брр... — он невольно вздрогнул. — Когда я был маленький, пару раз пытались брать и меня с собой, но я устраивал такие скандалы, что мама предпочитала оставлять меня в жарко натопленном домике. Зато никто из них не любит воду. Мама сказала, что ноги ее не будет в доме, откуда виден океан, так что в гости только я к ним.
— А у тебя океан виден? — заинтересовался Дерек. — Здесь? Если да, то дом стоит целое состояние.
— Ну да, купить я его даже на гонорар за Джоша вряд ли смогу, — согласился Алеф. — Хотя арендовать вполне бюджетно. Я же в пригороде обосновался. И по деньгам начинающему актеру сподручнее, и машина может рычать хоть ночами. И сникерсы я могу покупать без опаски…
— О, ко мне уже приходили ругаться на мои мотоциклы, — усмехнулся Дерек. — Угадай, кто? — он фыркнул и назвал имя голливудской звезды первого порядка. — Тот еще засранец, но актер от бога.
— Что, прямо сам приходил? — изумился Алеф. — Я думал, он давно с миром общается только через своих секретарей и агентов.
— Так ведь соседи же, — пожал плечами Дерек. — Вот и завалился по-соседски бить морду, когда я глушители на паре мотоциклов проверял.
— И что? — заинтересовался Алеф, поворачиваясь на бок. — Ты показал ему своих красавцев и завербовал в ряды байкеров? Или он все-таки решил махать кулаками?
В последнее, правда, верилось с большим трудом. Звезда экрана в последние годы отчаянно старался ухватить за хвост уходящую молодость и, по слухам, перенес чуть ли не дюжину операций. Так что рисковать и без того многострадальной челюстью точно бы не стал.
— Ни то, ни другое, — Дерек рассмеялся. — Я ему не открыл. Тупо не услышал из-за рева мотора. Я потом на камерах увидел, что он приходил и матерился.
— Представляю, как он был зол, — рассмеялся Алеф. Закрыл глаза, прислушиваясь к гомону птиц. Было удивительно спокойно и хорошо. — Наверное, здесь здорово ночевать в палатке, — сказал задумчиво. — Будто Голливуд в тысячах миль отсюда.
— Невероятно здорово, — кивнул Дерек. — Я вообще это дело обожаю. Пусть маленькое, но путешествие. Если не выберусь хотя бы пару раз за месяц — прямо больным себя чувствую.
— Я про то же самое в отношении машин могу сказать, — понимающе мотнул головой Алеф и повернулся на бок. Подпер голову рукой. Дерек лежал, закрыв глаза, и Алеф не мог отказать себе в удовольствии как следует его рассмотреть. Сейчас он не походил ни на Центуриона, ни на знаменитого актера. И, как ни странно, вот такой, расслабленный, с растрепавшимися волосами, явно пренебрегший сегодня бритьем, с травинкой в зубах, он будил в душе совсем уж непонятные чувства. Хотелось запустить пальцы в волосы, приглаживая их, дотронуться кончиками пальцев до ямочки на подбородке, ощущая колкость щетины и даже — коснуться губами губ.
— Я всегда говорю: вы любите машины, потому что у вас мотоцикла нет, — Дерек улыбнулся и, видимо, почувствовав его взгляд, чуть приоткрыл глаза, глянув на Алефа из-под пушистых ресниц.
— Твоя правда, — первой мыслью было отвести взгляд, но потом Алеф решил, что это глупо и по-детски. Они вчера занимались сексом, так что уж посмотреть-то точно можно.
Сексом... Алеф вспомнил, как лежал, распластанный на кровати, а в заднице скользил горячий, твердый член. Как саднили губы от поцелуев и не хватало дыхания.
— Это ведь твой натуральный цвет волос? — вдруг спросил Дерек и поднял руку, касаясь пряди над его ухом. — Вот сейчас тебя надо снимать. Самый выигрышный свет и ракурс.
— Осталось только получить роль лесного эльфа или похищенного каким-нибудь Робин Гудом принца, — улыбнулся Алеф. Он едва удержался, чтобы не потянуться за рукой Дерека. Даже мимолетное и лишенное сексуального подтекста прикосновение пустило по телу волну мурашек.
— Эльфа? — скептически выгнул бровь Дерек. — Это вряд ли. У тебя такая характерная "блядинка" в глазах, что даже на кастинг не позовут. Если только это не какой-нибудь очень нестандартный эльф, который одновременно и герой-любовник.
— Вот так и разбиваются детские мечты, — притворно-горестно выдохнул Алеф. — Мечтаешь быть остроухим и с луком в руках, а получаешься в кожаной куртке и с кольтом за пазухой.
Интересно, а не из-за этой ли самой блядинки Дерек выбрал именно его на роль Джоша?
— По мне так хуже, когда наоборот, — Дерек закинул руку за голову. — Тем более, если поработать над собой, у тебя получится быть универсалом.
— То есть, ты допускаешь, что я натяну лосинчики и шапочку с колокольчиком? — рассмеялся Алеф. — Работать надо собой еще ого-го как надо, — сказал уже серьезно. И сейчас он вовсе не нарывался на комплимент, мол, ты уже и так крут как вареное яйцо. Актер учится всю жизнь, стоит только остановиться, и тебя не будут приглашать. А съемки рядом с Дереком показали, что еще очень многого Алеф не умеет. Например, играть гей-сцены — по сценарию, без вынужденной импровизации.
— Допускаю, — кивнул Дерек. — И допускаю, что из тебя выйдет актер первого эшелона. При условии, что не зазвездишься и продолжишь учиться. И научишься либо вживаться в роль полностью, либо подстраивать эмоции под обстоятельства — как у нас с тобой вышло. Черта с два ты был Джошем, но вышло хорошо.
— Я им вообще не был, — Алеф перевернулся на живот и уставился на колышущиеся внизу деревья. — Если честно, я и сценарий-то почти забыл, — признался не слишком охотно. — Все мысли были о том, что ты меня сейчас или убьешь, или трахнешь прямо там, под камерами.
Но зато на фоне этого съемочного дня все остальное кажется простым и понятным. И предстоящая сцена ссоры Центуриона с Джошем, и разрыв, и последующая встреча в бою по разные стороны, и внезапное осознание, что никто никого не предавал, а просто в банде крыса, и все дальнейшее, что засунули в сценарий. Конечно, сцены были сложные, характерные, но Алеф знал, что справится. С эмоциями — тщательно скрываемыми, прорывающимися только во взгляд или наоборот напоказ, фонтаном на зрителя — у него всегда получалось отлично. Смех, слезы, ярость, сожаление, боль — все выходило как бы само собой, почти искренне. Линда говорила, что за ним уже закрепилась слава "легкого" актера, и это наверняка немало повлияло на решение Миона. Кто же знал, что с гей-страстью не заладится?..
— Мне очень хотелось сделать и то, и другое, — хмыкнул Дерек. — И я решил не сдерживать себя особо — для роли эмоции вполне годились, и были… ну очень живыми. А вот если бы по сценарию требовалась нежность и ласка, ты бы даже не понял, что я на тебя зол.
И выглядел бы полным идиотом, посчитав, что вечерний инцидент исчерпан, — внезапно мелькнула мысль.
Алеф вздохнул и, повинуясь порыву, положил голову Дереку на плечо. Так шея не напрягалась, и смотреть за планирующим далеко внизу орлом или грифом было удобнее.
— Мне было бы труднее сыграть нежность и ласку, — нарушил затянувшееся молчание. — Требовалась бы инициатива, ответные шаги. А тут просто надо было устоять на ногах.
«И не кончить в штаны», — но сказать это язык не повернулся.
— Мой тебе совет — в следующий раз не соглашайся на роль, если не уверен, что сможешь ее сыграть, — Дерек был сейчас так близко, что Алеф почувствовал, как движутся мышцы, когда он говорит. — Этот фильм откроет тебе дверь в большой шоу-бизнес, и ты получишь возможность выбирать. Экшн и все, что не касается любви, тебе удается отлично.
— А пять минут назад говорил, что я эльф-любовник, — усмехнулся Алеф, с трудом подавляя желание обнять Дерека, прижаться ближе. Непостижимо просто, как легко тот вошел в его личное пространство, куда даже Сесиль пускать не хотелось дольше необходимого. — Но ты прав, больше никаких "я должен", "я придумаю" и "такое не упускают". Хотя, черт возьми, не рискуя, невозможно взять банк. Без Джоша я бы еще долго торчал в "подающих надежды" и таскался по кастингам сериалов. А у тебя не было бы надежного дилера "Сникерсов", — он улыбнулся, вспомнив, как с самого дна корзинки с фруктами Дерек достал заветный батончик и с неподдельным восторгом его съел, шурша оберткой и блаженно жмурясь.
— И насколько же дилер надежен? — уточнил Дерек, чуть повернув к нему голову. — До первой попытки несанкционированного поцелуя?
— А они планируются? — Алеф оставил в покое по-прежнему висящую в воздухе птицу и повернулся к Дереку. — И прямо-таки несанкционированные? — скользнул взглядом по лицу Маккентоя и остановился на губах. Совсем не такие, как у Сесиль. Чуть обветренные, по-мужски жесткие, подвижные. Кровь бросилась в пах, едва в памяти всплыло, как вчера они обхватывали член. И как голодно терзали его рот.
Но Дерек покачал головой.
— Нет, — сказал, прищурившись. — Это слишком просто — расслабиться и пытаться устоять на ногах. А потом еще можно будет и обвинить коварного совратителя, дескать, накинулся, я и понять ничего не сумел. Так что раньше десятка поцелуев и пары вдумчивых минетов инициативы от меня не жди.
Минетов? Алеф вжал голову в плечи. Твою мать, это что было? Тактичный отказ, или Маккентой решил взять его на «слабо»? Ведь он должен же понимать, что Алеф на такое точно не согласится. Да он откусит к чертовой матери этот член, едва тот губ коснется. Или его стошнит.
Или нет?.. Не хотелось ведь убежать вчера, когда с ним это делал Дерек. И не захотелось переломать руки-ноги и оторвать ему член. Даже после того, как он... Черт, не стоило вспоминать об этом сейчас, потому что в животе все судорожно и отчего-то сладко сжалось.
Наверное, нужно просто промолчать. Дерек поймет, что Алеф никогда на подобное не пойдет и оставит вчерашний эксперимент в прошлом. Эксперимент, и точка. И не надо больше опасаться ни несанкционированных поцелуев, ни швыряний об стену.
Но почему-то стало как-то пусто внутри оттого, что не будет больше ... ничего не будет.
— Условия просто драконовские, — попытался он отшутиться.
— Ага, — Дерек снова безмятежно закрыл глаза и подставил лицо солнцу. — Забей. У нас достаточно общих интересов, чтобы ограничится дружбой.
Дружбой? После члена в заднице и черных от возбуждения глаз — дружбой?
— Вообще-то, мне кто-то обещал, что если захочу — даже снизу будет, — запальчиво напомнил Алеф.
Ну, наверное, после двух минетов и будет. Твою мать, это вообще о чем весь этот разговор? Облизывать член другому мужику, еще чего...
— Да отстань уже! — фыркнул Дерек. — Что толку болтать про секс? Им нужно либо заниматься, либо забыть. Хочешь трахнуть меня? Не вопрос! Трахай, — он распахнул глаза и впился в него взглядом. — Давай, вперед. Только так, чтобы мне понравилось.
У Алефа даже в ушах зашумело — так часто забилось сердце. «Так, чтобы мне понравилось» — набатом звучало в голове.
А еще по спине понеслись мурашки — на дне синих глаз Алеф увидел вчерашнее безумие. Нифига не "трахнул — поставил галочку — забыл". Просто Дерек оставил решение за ним самим.
Но вот Дерек моргнул, а потом и вовсе закатил глаза, рассеяв наваждение в доли секунды.
— Да не парься ты! — он протянул руку и потрепал Алефа по волосам. — Относись ко всему проще. Это всего лишь секс. Есть он — хорошо, нет — не важно. Расскажи давай лучше, где ты снимался до «Странствующих»?
— Да вроде и в куче всего, а если более или менее серьезные брать, то, пожалуй, "Полночь" да "Дом Парксонов", — ответил Алеф, снова устраиваясь головой на плече Дерека. — Домашние мальчики, хулиганы, пара солдат-новобранцев, несколько школьников.
Он был благодарен Маккентою за то, что тот сменил тему, и в то же время почти разочарован. Как если бы ему предложили прыгнуть с парашютом, все для этого подготовили, а в последний момент сказали, что это опасно, и, пожалуй, не стоит.
— Здорово, — искренне улыбнулся Дерек. — А я вот детей да подростков никогда не играл. Мой первый киноопыт был аж в девятнадцать. До этого я даже и не думал как-то о кино.
— Я тоже детей играл только в школьном театре, а до восемнадцати честно пытался стать воротилой финансового бизнеса, как отец, — Алеф мысленно содрогнулся, вспомнив толстенные скучные учебники по экономике. — Но вот тинейджеров и старшеклассников — до изжоги.
Он так и не смог отвести от Дерека взгляд. Зато почти сумел себя убедить, что тему секса и правда стоило закрыть раз и навсегда. Они с Дереком еще немного поговорили, но потом обоих разморило, и разговор постепенно затих. Было невероятно уютно просто лежать на солнышке и слушать лес. Уютно и спокойно — ведь Дерек был совершенно прав. Они действительно могут стать отличными друзьями.
___________________________________________________________________________________________
В следующей серии:
— Тебя подвезти? — спросил, глянув на бледного до синевы Дерека.
...
— Так, малыш, погнали, — Макс вернул его к реальности. — Не сопротивляйся, иначе сделаю больно.

Сцена 6. Дубль 11

— Стоп, снято! — наконец-то раздался долгожданный голос Миона. — С этой сценой все. Перерыв полчаса.
Алеф устало сполз по стене, садясь на корточки. Они отсняли одиннадцать дублей погони Центуриона и Джоша за той самой «крысой». В павильоне было невероятно жарко, и рубашка с курткой нещадно липли к мокрой от пота спине.
К его удивлению, Дерек опустился рядом. К нему тут же подскочил ассистент с бутылкой воды. Дерек благодарно ему кивнул, взял сразу две, одну пихнув Алефу, а потом, когда ассистент ушел, мечтательно протянул:
— Сникерс бы... И в бассейн.
— До бассейна еще не меньше десяти сцен, — покачал головой Алеф и, скрутив у бутылки крышку, жадно присосался к горлышку. — А насчет сникерсов... — он сделал еще несколько больших глотков, — автомат у восьмого выхода заправили, наконец. И у меня даже мелочь в карманах завалялась.
Дерек коротко рассмеялся и сверкнул глазами.
— Как думаешь, почему его почти перестали заправлять?.. — протянул весело.
— Потому что боятся, что ты вырастешь из пошитых для Центуриона штанов? — Алеф криво усмехнулся. — Тогда понятно, чего там Мэри ошивается. С сантиметровой лентой на шее и жутко недовольным выражением лица, — он еще глотнул воды, уже не торопясь.
Откинул голову и посмотрел на Дерека. Мион несколько раз спрашивал, не нужен ли перерыв, но каждый раз Маккентой отрицательно мотал головой и снова шел на исходную. Дублеров, явившихся на площадку, выгнал вон и сам бегал, прыгал, ползал по-пластунски и подтягивался. Словно не было ему почти сорок и не был он мировой звездой.
Дерек устало улыбнулся и прикрыл глаза, откинувшись на стену затылком. Вот сейчас, наконец, стало заметно, как он устал. Грим кое-где растекся, прочерчивая незаметные обычно морщинки, а между бровей залегла складка. И все равно Маккентоя это почти не портило. Наверное, даже седовласым старичком он будет выглядеть импозантно, и для него всегда найдется роль. Насчет себя же Алеф был совсем не уверен — на внешности он мог выехать только до определенного возраста, дальше нужны будут феноменальные талант и умения, чтобы удержаться в строю.
— Ты во мне дырку прожжешь, — усмехнулся Дерек, не открывая глаз. — Нужно позвать гримеров?
— Они сами сейчас прибегут, — отмахнулся Алеф и придвинулся ближе, тоже садясь на пол. — Давай передохнем пока.
Дерек тут же навалился на него, облокачиваясь. Алеф едва удержался, чтобы не обнять его за плечи, еще ближе притягивая к себе, — на площадке это явно лишнее.
Маккентой, кажется, хотел что-то сказать, но действительно подошли гримеры, и разговоры пришлось отложить. Зато уже глубоким вечером, когда, наконец, был снят последний дубль, а все статисты, актеры и съемочная команда были уже совсем серые от усталости, Дерек, чуть прихрамывая, подошел к нему.
— У тебя есть массажист? — спросил, отведя его в сторону. — Если нет, могу порекомендовать чудесного спеца.
— Нет, как-то не нужен был, — пожал плечами Алеф и болезненно скривился, попытавшись разуться. — Но я бы с удовольствием поплавал, — сказал тихо. С этим правда, придется повременить. Только идиот полезет в океан на ночь глядя, а завтра рано утром Мион снова ждал их на площадке. Каким бы ни был бюджет фильма, каждый съемочный день стоил невероятных денег. — Тебя подвезти? — спросил, глянув на бледного до синевы Дерека.
Тот внимательно на него посмотрел и усмехнулся.
— Подвозить не надо, но если хочешь занырнуть ко мне в бассейн — то поехали, — сказал он, сильно понизив голос.
Алеф согласно кивнул и не смог сдержать улыбки. Наверное, это очень эгоистично — напрашиваться к Дереку в гости после такого трудного съемочного дня, но тот бы точно не стал приглашать, просто следуя законам гостеприимства. Да и плавание в морской воде порой расслабляет не хуже массажа.
А еще до жути хотелось Дерека потрогать. Погладить, помять напряженную спину. И поцеловать.
Алеф тряхнул головой, отгоняя морок. С той самой вылазки в горы Дерек ни разу не намекнул на произошедшее, и вел себя нейтрально-дружески. Вот только не проходило и дня, чтобы Алеф не вспоминал жесткие губы, терзающие его собственные, уверенные руки, блуждающие по телу, и горячий, твердый член, дарящий просто невероятные ощущения.
— Тогда через полчаса на стоянке, — Дерек развернулся было к выходу, но потом обернулся. — На тебя заказывать массажиста?
— Пожалуй, да, — Алеф потер ноющее плечо и пошел в гримерку.
Смывать грим, терпеть очередную примерку сегодня было особенно муторно. Тем более что когда он пришел на стоянку, Дерек уже сидел на байке. Почти бегом Алеф добрался до корвета и плюхнулся на сиденье, сразу поворачивая ключ зажигания.
Усталость была забыта, едва они выехали на дорогу. Корвет, конечно же, не мог состязаться с мотоциклом в скорости, да он и не пытался, но зато ехать, то и дело обгоняя друг друга или, наоборот, поравнявшись на пустых участках, Алефу ужасно понравилось.
Едва въехав в ворота, Дерек остановил байк и жестом подозвал Алефа.
— Смотри, вот тут они открываются, — показал он коробку на ограде. — Это если я усну, а ты решишь уехать. Закроются автоматически.
— Хорошо, — кивнул Алеф.
Внезапно захотелось, чтобы Дерек не показывал ему этот пульт. И заснул бы. Чтобы у Алефа был предлог улечься рядом. Почувствовать, как поперек груди опустится тяжелая, расслабленная рука, и снова ощутить то странное чувство невозможности ничего изменить. Но, наверное, после тяжелого дня Дереку хочется выспаться, а не делить с кем-то кровать.
Они загнали машины в гараж, а потом Дерек вдруг начал прямо на ходу раздеваться.
— Не одному тебе хочется поплавать! — заявил он и, бросив одежду на первую попавшуюся лавочку, пошлепал босыми ногами к бассейну.
Алеф прилично отстал. Потому что он пялился на Дерека, "рыбкой" нырнувшего в бассейн, потом смотрел, как вынырнув, Маккентой отфыркивается. И только потом принялся избавляться от одежды.
Вещи он оставил на бортике бассейна — идти к лежакам было просто лень. С силой оттолкнулся, ныряя, и в несколько гребков нагнал Дерека. Схватил его за ногу, дернул на себя и подхватил, не давая уйти под воду и нахлебаться.
— Кайф! — выдохнул счастливо. — Ну что, несколько кругов на чинном расстоянии? Или в догонялки?
— Издеваешься? — фыркнул Дерек. — Но готов поиграть в "матрасик"... — он лег на воду, вытянулся и умиротворенно вздохнул. — Массажисты приедут через полчаса, а до этого можешь поплавать вокруг, я хоть на волнах покачаюсь.
— Предлагаешь поиграть в дельфина вокруг утопающего? — лукаво спросил Алеф.
По-хорошему, надо было дать Дереку просто полежать в воде, отдыхая. Поплавать вдоль бортов. Но организм отчаянно сопротивлялся физическим нагрузкам, недвусмысленно намекая, что сегодня с него достаточно. А еще Дерек, безмятежно закинувший руки за голову и с совершенно счастливой улыбкой лежащий в воде, заставлял думать совсем о другом. Что было бы так классно сейчас положить руку на живот, погладить. Маккентой, как и сам Алеф, был в трусах, но намокшая ткань совершенно не скрывала внушительный даже в спокойном состоянии член.
Дерек снова хмыкнул, искривив расслабленные губы и, заплыв ему за спину, ухватился рукой за плечо.
— Ну давай, вези меня к берегу, — предложил шутливо, а потом подтянулся и обхватил обеими руками за шею.
— Дельфины не всегда выносят к берегу, — фыркнул Алеф. — Иногда они уносят в глубь океанов, принимая несчастного за своего.
Соленая вода превосходно держала его, даже несмотря на удвоившийся вес. Алеф повернулся, ложась на спину, и обхватил Дерека под мышками, прижимая ближе.
— Какой-то ты неправильный дельфин, — с притворным подозрением протянул Дерек. — Ты уверен, что не тюлень?
— Все может быть, — пожал плечами Алеф и медленно повел руки вниз. С каменно-твердых плеч к напряженной пояснице. Чуть задержался на лопатках и двинулся дальше, накрывая ладонями упругие ягодицы.
Дерек подался вперед. В пах уперлось твердое бедро, в холодной воде кажущееся обжигающим. И тут же перехватило дыхание от острой, щекотно-сладкой волны, пронесшейся от паха по ногам и животу.
— Дельфин, а дельфин? — позвал Дерек шепотом. — Убрал бы ты ласты. Как-то не хочется массажистов стояком встречать. А отменять я их не буду, даже если ты пообещаешь всю ночь через колечко прыгать.
Алеф неохотно убрал руки, напоследок погладив Дерека по бедрам.
— Массажисты — это святое, — тяжко выдохнул он.
Упирающийся в его живот член и вправду стал тверже и горячее. А может, Алефу просто захотелось, чтобы так было.
— А если бы не они? — Дерек сложил руки под подбородком у него на груди и посмотрел на него как-то слишком весело. — Что тогда?
— Тогда, — Алеф снова накрыл ладонями Маккентоевские ягодицы. — Играли бы в матрасик, — и надавил сильнее, заставив буквально впечататься в свой живот.
Черт возьми, а это круто: чувствовать тяжесть чужого тела сверху, ощущать, как медленно закипает кровь от одной только мысли, что Дерек вот-вот надавит коленом на бедра, раздвигая. Немыслимо, дико, противоестественно, пугающе, но до мурашек волнующе.
— Знаешь, еще немного, и ты доиграешься, — предостерег Дерек. Он высвободил одну руку и опустил ее Алефу на талию, обнимая и прижимая к себе. — Я вообще рассматриваю происходящее как провокацию.
Ответить, что это если и провокация, то со стороны Дерека, — потому что невозможно так улыбаться и так смотреть — и при этом не вызывать желания прикасаться к себе, — Алеф не успел. Где-то рядом ожил интерком.
— Дерек, привет, — сказал густой мужской баритон. — Отряд экстренной помощи пострадавшим за искусство на месте.
Дерек выразительно глянул на Алефа и, доплыв до бортика, нажал там какую-то кнопку. Видимо, та открывала ворота, потому что вскоре раздались шаги.
— Привет, Зак, — сказал Дерек одному из двух рослых детин, появившихся у бассейна. — Спасибо, что приехали.
— Да не за что, — осклабился тот, что был повыше. — Это мой коллега, Макс.
— Привет, — Макс кивнул ему.
— А это мой коллега Алеф, — Дерек улыбнулся и вылез из воды. — Располагайтесь, сейчас сполоснемся и придем.
— А это точно массажисты? — шепотом спросил Алеф, направляясь за Дереком в душ. — Больше на борцов похожи.
Это только в кино у массажистов руки, как у моряка Папая. А в жизни все специалисты, каких довелось видеть Алефу, были коренастыми и жилистыми. С таким ростом, как у этого Зака, массажный стол в полтора метра высотой надо.
Но это были именно массажисты. Когда Алеф с Дереком вышли из душа, обернув бедра полотенцами, возле бассейна уже высились две массажные кушетки. Парни скинули джинсы и майки, облачились в темно-зеленые костюмы и вооружились одинаковыми бутылками с маслом — без каких-либо этикеток.
— Так, птенчики, по насестам, — Зак похлопал по кушетке. — Алеф, ты поступаешь в распоряжение Макса. Дерек, ты опять потянул спину, — продолжил задумчиво и полез в сумку.
— Да, сегодня адова боевка была, — вздохнул Дерек. — Так что я потянул всё и везде.
Черт возьми, Зак ведь его еще даже не трогал, как он мог узнать про спину?.. Алеф встал перед кушеткой, не уверенный, что делать с полотенцем, а Зак тем временем достал из сумки мазь.
— Здесь положу, — сказал он Максу. — Может, вам тоже понадобится. Ну? — он повернулся к устроившемуся на кушетке Дереку — полотенце тот, к слову, скинул, — щедро налил масло в ложбинку между лопатками. — Вдох-выдох, и расслабились... — он пробежался по его спине пальцами, как по пианино.
— Не волнуйся, у нас нежные пальчики, — хмыкнул ему на ухо Макс. — Травмы, переломы были?
— Нет, — покачал головой Алеф и улегся на кушетку в спасительном полотенце.
Макс нисколько не удивился. Он помог ему занять правильную позу — руки вдоль тела, спина ровная, лицом вниз. Несколько минут ничего не происходило, а потом кожи коснулись теплые, уверенные пальцы — прежде чем лить масло, Макс решил проверить фронт работ.
— Ничего себе тут канаты, — присвистнул Макс. — Парень, ты не девственник часом?
— Что...? — Алеф изумленно моргнул и приподнялся на руках.
— Массаж, говорю, первый раз делаешь? — совершенно обыденным тоном спросил Макс и надавил ему ладонью на загривок, заставляя улечься.
— Да, — кивнул Алеф и закрыл глаза.
Его будет трогать мужик. Не Дерек, чьи прикосновения стали привычными и уже не напрягали. А какой-то незнакомый бугай.
На спину снова легли чужие руки. Алеф замер, стараясь дышать мелко и часто. Это просто медицинская процедура, ничего больше.
— О, вот это ты застоялся, — раздался голос Зака. — Давай, детка, дыши ровнее.
Послышался шумный, длинный выдох Дерека. Потом влажный шлепок, тихое оханье. Алеф зажмурился крепче, пытаясь прогнать возникшую в воображении картинку, что, должно быть, сейчас разворачивалась на соседней кушетке.
— Так, малыш, погнали, — Макс вернул его к реальности. — Не сопротивляйся, иначе сделаю больно.
И вдавил жесткие, будто железные пальцы Алефу в плечи. От неожиданности он дернулся, напрягся и едва не взвыл, когда по мышцам потекла боль. Макс ослабил нажим, теперь просто поглаживая, а затем принялся буквально месить его спину.
Нет, это совсем не было похоже на то, что ему воображалось. Сексом тут и не пахло, хотя процесс был, без сомнения, ничуть не менее интимным.
— Так, милый, ты совсем мне не помогаешь, — укорил его Макс, и Алеф медленно выдохнул, расслабляясь. Рядом Дерек болезненно охнул, и стало окончательно ясно, что сегодняшние съемки дались ему вовсе не так легко, как казалось. Алеф осторожно повернулся, разглядывая его напряженное лицо, и смутился, когда Дерек вдруг открыл глаза. Впрочем, тот почти сразу ему улыбнулся.
— Ну как? — спросил Дерек почти одними губами.
— Хорошо, — так же очень тихо ответил Алеф и скривился: Макс добрался до какой-то напряженной мышцы под лопаткой и теперь тщательно ее разминал.
Когда зажим ушел, по телу прокатилась теплая волна облегчения.
— Хороший мальчик, — похвалил его Макс и перешел ко второй лопатке.
Это повторялось снова и снова — зажатая, перенапряженная мышца — боль — расслабление — облегчение. Плечи, лопатки, поясница. Когда с бедер слетело полотенце, стянутое одним уверенным движением, Алеф испугался, но Макс только быстро пробежался по мышцам и двинулся к бедрам. Ничего сексуального.
— Так, зайчик, с тылами я закончил, — весело возвестил Зак. Он тяжело дышал. — Давай аккуратно переворачивайся, а я водички попью.
— Зак, ну я же просил... — укоряюще вздохнул Дерек, совершенно без стеснения переворачиваясь на спину.
— Ничего не знаю, я лучший массажист в этом городе и имею право на капризы, — усмехнулся Зак. — И ты меня любишь!
— Не настолько, чтобы не возмущаться, — парировал Дерек и вздохнул. — Он зовет меня "зайчиком" только потому, что знает, как меня это бесит, — пояснил Алефу, криво улыбаясь. — Но руки золотые.
— Руки просто чудесные, — согласился Алеф, буквально растекаясь по кушетке. "Зайчик", "малыш", "детка"... он бы расквасил морду любому, кто посмел бы его так назвать. Но, черт возьми, сейчас он готов был и на "милого" — так охрененно-хорошо было ощущать, как напряжение уходит из тела.
— Давай второй бочок, — Макс мягко похлопал его по лодыжке.
Алеф медленно повернулся, испытывая отчаянное желание прикрыть пах руками.
Дерек скользнул по нему взглядом и усмехнулся, снова уставившись в ночное небо.
— Расслабься, эти парни делают потрясный массаж и ничего больше, — сказал он достаточно громко.
— Ну почему же, — хмыкнул Зак. — Мы еще можем кости пересчитать. Тебе, кстати, не надо ничего поправить? А то мигом все члены на место вгоним, будешь как молоденький.
— Не знаю, тебе видней, — Дерек пожал плечами.
Алеф просто не мог заставить себя отвести взгляд от Дерека и рук Зака, мнущих его тело. Когда пальцы прошлись в опасной близости от совершенно расслабленного члена, под ложечкой нехорошо засосало.
— Дерек и так фору даст любому молоденькому, — буркнул он. — Сегодня массовку меняли трижды, а он без дублеров... оххх! — он зашипел, потому что Макс как-то слишком больно ухватил его за голеностоп.
— Подвывих, кузнечик, — Макс очень сосредоточенно ощупывал ногу. — Хорошо, что к нам попал, сейчас все поправим. А то неловкое движение — и разрыв связок.
— Ты возьми потом телефон у Макса, — посоветовал Дерек.
— Да рано ему ещё, — усмехнулся Зак. — Гонораром не вышел.
— Ничего, скидку сделаем, — протянул Макс, и крутанул ногу так, что в ней что-то больно щелкнуло.
— Уффф, — с натугой выдохнул Алеф. Боль быстро отступала, и теперь, сколько ни крутил ногу Макс, чувствовалась только легкость. — Я даже без скидки готов ходить, — признался он.
Да уж, эти парни были просто мастерами своего дела. Зак закончил мять Дерека и теперь совершал что-то вроде той растяжки, что делали они в спортзале. Медленно тянул сначала руки, потом максимально сгибал в коленях ноги. Поворачивал, скручивал, едва ли не узлом завязывал. Дерек блаженно жмурился, коротко выдыхал, когда хрустели кости и щелкали суставы.
— Ходить никуда не надо, они сами придут, — выдохнул он. — В том-то и прелесть.
Алеф улыбнулся и задумался, сколько же мог стоить сеанс у таких профессионалов. Наличных у него с собой было не так уж и много.
— Так, зайчатки, после починки полчаса под теплым одеялком только лежать, а потом уже скачите, коль сильно захочется, — довольно хмыкнул Зак еще через несколько минут. — Дерек, все как обычно, — сказал, быстро собирая в сумку мази и крема. — А твоему протеже полцены в подарок — как-никак первый раз сегодня.
— Отличное тело, — Макс подал Алефу его полотенце, — но поработать есть над чем.
Он покопался в сумке и достал визитку.
— Спасибо, — кивнул Алеф и сжал визитку в пальцах.
— Марш в теплое! — притворно-сердито прикрикнул Зак. — Мы манатки соберем и свалим.
— Да-да, — лениво протянул Дерек. — На мой счет обоих киньте, — Зак кивнул, и Дерек неохотно сполз со стола. Поблагодарил, попрощался, замотался в полотенце. — Идем, — позвал Алефа и пошел в дом.
Там он принес на диван большое одеяло и немедленно в него закутался с одного края.
— Обожаю этих ребят! — выдохнул довольно.
— Кажется, я тоже, — Алеф заполз под одеяло с другой стороны. — Сколько я тебе должен? — спросил, устраиваясь удобнее. Одеяло хоть и было большое, но чтобы закутаться полностью, пришлось прижаться к Дереку вплотную. От него шел жар, как от печки, и было очень приятно лежать рядом.
— Сникерс, — фыркнул Дерек. — А лучше два. Впрочем, можешь сам придумать, как меня порадовать.
Алеф напрягся, вспомнив озвученные в прошлый раз варианты "радости". Представить себе, что прямо сейчас наклоняется и берет в рот член, было жутко. И в то же время до дрожи волнующе.
— Обнимашки? — спросил он, лениво поднимая голову. — Обещаю быть очень хорошим тюленем.
Дерек прищурился.
— Ну да, обнимашки... — протянул он. — Почти.
И посмотрел таким взглядом… Алеф почувствовал себя школьником, сморозившим глупость в микрофон на торжественном вечере. И одновременно — юной гейшей, чью невинность купили за огромные деньги и вот-вот собирались заставить платить по долгам. На секунду он даже испугался, что Маккентой наплюет на собственные слова и уложит-таки его на лопатки — Алеф даже растерялся, совершенно не понимая, что же делать в этом случае. И чего ему больше хочется: чтобы Дерек остался на месте или все же…
Твою ж!.. Какие вообще «или»?! Было так легко рассердиться на себя, когда Дерек так ничего и не сделал. В какой-то момент его пронзительно синие глаза заискрились смешинками, и он продолжил прожигать его взглядом. А Алеф, к своему стыду, так и не смог отвернуться, даже осознав, что пялится на Маккентоя уже неприлично долго.
— Ну?.. — сказал наконец Дерек, понизив голос. — Так где мои обнимашки?
Рот наполнился вязкой слюной, и Алеф совершенно автоматически перевел взгляд на его губы. Да, именно губы делали лицо Маккентоя практически идеальным. Они выглядели настолько чувственно, что Алеф теперь даже удивился, что не думал раньше, какого это, целовать их. И не только целовать… Черт побери, да ведь он минет ему делал! Этими самыми губами.
Ответить хоть сколько-нибудь остроумно не получалось — мозг просто отказывался думать о чем-то, кроме близости Дерека, запаха его разгоряченной массажем и залитой маслом кожи. Алеф отрешенно подумал, что секс был бы проблематичным — Маккентой бы постоянно с него соскальзывал, но зато целоваться и дрочить с такой смазкой наверняка одно удовольствие. Да и тело так чудесно расслаблено, будто уже готово и ждет.
Кажется, Дерек заметил момент, когда Алеф сдался. Он еще только начал наклоняться к таким манящим губам, а из синих глубин уже исчезли все насмешливые искорки. Но едва только он коснулся теплых, с готовностью ответивших губ поцелуем, где-то внизу, у бассейна, раздалась громкая мелодия.
Сердце ухнуло куда-то вниз, в противный холод.
— Мама... — обреченно протянул Алеф и ткнулся лбом в плечо Дерека. — Никак не приучу ее к разности часовых поясов.
Дерек кивнул, чмокнул его в висок и убрал успевшие обвить его спину руки.
К сожалению, ограничиться парой дежурных фраз не вышло — у мамы заболела любимая кошка, и пришлось выслушивать про все перипетии лечения и давать советы. Впрочем, совет тут мог быть только один: выполнять рекомендации ветеринара, — но мама, фанат лечения травами, думала иначе. Проспорив с родительницей несколько долгих минут, Алеф, наконец, попрощался и отключил телефон. Постоял секунду, обернулся на дом. Дерек, скорее всего уже спит. А если нет?.. Вдруг ждет со стоящим членом, изредка лениво проводя по нему рукой?
И что тогда? Прохладный воздух и разговор с матерью прояснили голову и остудили яйца. Всего пять минут назад он собирался снова позволить трахнуть себя. Мужику. С совершенно нереальными синими глазами и жадными умелыми губами. Нет, Алеф не гей, никогда им не был и уж точно не станет, но прикосновения Дерека больше не пугали и не были противны. Даже сейчас, на краю бассейна в одном полотенце, стало жарко при мысли, что живота снова коснутся теплые пальцы, а член дернулся, натягивая пушистую махровую ткань. Алеф поставил телефон на беззвучный режим, бросил его на скамью и вернулся в дом.
— Прости, но горячий нос у Пифи — это жу-уткая трагедия, аж до гипертонического... — он осекся.
Дерек спал. Закопавшись в одеяло по самые уши, уютно свернувшись калачиком, безмятежно и глубоко спал, еле слышно посапывая.
Алеф растерялся. Автоматически поднял валявшееся на полу полотенце, присел на край дивана. Ну, и?.. Теперь-то что? Стало досадно. Все же нужно было сказать матери, что он занят. Пусть бы жаловалась Эрику.
Дерек пошевелился, выпростал из-под одеяла ступни, что-то забормотал. Алеф почти успел понадеяться, что он проснется и они вернутся к начатому, но Маккентой только подпихнул под голову подушку и снова затих. Господи, да он устал сегодня до изнеможения, вспомнил Алеф. И не до секса вовсе.
На него самого наваливалась усталость и сонливость. Было так заманчиво подкатиться под теплый бок и опустить голову на подушку. Но Дерек ничего не говорил о совместной ночевке. И, наверное, не будет рад ему с утра пораньше. Тем более что секса не было. Да и прислуга может увидеть. До этого момента ни с кем из домашнего персонала Алеф не встречался — приходил поздно, когда они все уже по домам разъезжались, и совершенно неясно было, одобрит ли Дерек такой вот казус.
А утром?.. Целоваться спросонок, царапая друг друга щетиной? Прятать ритуальный стояк? А он будет стопроцентно, члену пофиг на уместность, он природе подчиняется. Или наспех трахаться, раз уж оказались в одной постели голые и с утренними стояками, а потом нестись на съемки? С полной спермы и смазки задницей?..
Алеф решительно поднялся. Дерек не зря сказал, как открыть ворота. Ему следует ночевать в своей кровати.
______________________________________________________
В следующей серии:
Отчаяние, злость, непонимание — да, черт побери! Как ты смел, сукин сын?! Почему так обошелся со мной?..

* * *

— Да какого хрена?! — рявкнул вдруг Дерек. — Ты вообще понимаешь, что сделал?!

Сцена 6. Дубль 15

— Извини!
Дерек виновато улыбнулся, заглядывая в дверь его гримерки. Алеф настолько не ожидал его увидеть, да еще с извинениями, что уронил джинсы, которые только что с себя стянул.
— Это ты извини, — он поднял джинсы и потянулся за тяжелыми кожаными брюками Джоша. — Маму просто прорвало вчера.
Дерек хоть и был в гриме, но еще не в образе Центуриона. От улыбки в уголках глаз собрались лучики-морщинки, совсем его не старя, а наоборот, придавая озорной и почти юный вид.
— Да, я слышал, — Дерек усмехнулся и зашел к нему, плотно закрывая дверь. — Или ты, наоборот, порадовался? — поинтересовался лукаво.
Алеф замер, стоя на одной ноге. И как только Маккентой умудрялся быть настолько проницательным? Хотя — он ведь и старше почти вдвое, так что наверняка таких, как Алеф, успел повидать много.
А многих ли "переламывал"? И каким образом? Как Алефа, не оставляя шанса передумать, или лаской, как тот их первый поцелуй в бассейне? Но все же, наверное, подавляющее большинство вешались ему на шею совершенно добровольно.
— Нет, не порадовался, — наконец попав в штанину, выдохнул Алеф. — Я, между прочим, настроился! — сказал, понизив голос.
— Да что ты? — усмехнулся Дерек, выгнув бровь. — И что же? Рискнуть шеей и пригласить тебя на свидание?
— Только не свидание! — решительно мотнул головой Алеф. — Я, боюсь, не сдюжу томных хождений под луной.
Он задумался. А чем они занимались с Дереком — разве не свидания? Взять хотя бы ту поездку в горы или возню с мотоциклами и обязательные заплывы "в догонялки" после. Это девушкам нужно цветы дарить и в кафе водить, — может, с мужчинами по-другому принято?
Дерек рассмеялся, видимо, подумав о том же.
— Ну ладно, — хмыкнул он. — Нет так нет.
— Если только в тюленей поиграть, — Алеф испугался, а вдруг Дерек решит, что Алеф больше вообще не хочет приходить к нему.
Удивительно, но за эти недели у него выработалась потребность в общении с Маккентоем. Хотя он знал, что с партнерами по фильмам это бывает — сколько романов закрутилось на съемках, сколько браков распалось, и не сосчитать. Но с каждым днем с Дереком становилось все интереснее. Плавать, тренироваться, кататься на байках. Да просто копаться в корвете в Маккентоевском гараже и репетировать сцены, пока сам Дерек полирует какого-нибудь красавца из своей коллекции, было круто.
— Я предпочитаю более взрослые игры, — покачал Дерек головой. — Но с удовольствием объясню тебе все правила, если ты решишь присоединиться.
— Ну, я... — замешкался Алеф, пытаясь подобрать слова. "Я хочу?"... это значит, он согласен снова раздвинуть ноги. "Я подумаю" — вот уж большей глупости и ляпнуть трудно. "Я не гей"... — вообще сразу по морде получит за такое.
— Внимание, актеры Маккентой, Бордер и Престон, срочно на площадку, — раздалось по громкой связи.
— Ну давай, — быстро сказал Алеф, хватая с вешалки куртку. — Я согласен, — длинно выдохнул, отчаянно радуясь, что из-за спешки можно обойтись всего парой слов.
— Хорошо, — Дерек довольно и весьма чувственно улыбнулся и... — Как-нибудь поиграем, — сказал многозначительно и вышел.
Как-нибудь? Алеф беспомощно посмотрел на закрытую дверь. Уже второй раз Маккентой доводил его до самой грани и лихо сливался.
— Ага, поиграем… — выдохнул он и взялся за ручку.
— Так, все на исходные, — скомандовал Мион. — Внимание!
Алеф тряхнул головой, отгоняя все мысли и вошел в декорацию, хмурясь. Джош должен был убить друга детства, за пару доз продавшего его суке-Лицедею, главарю банды в Нижнем Городе, и сыграть эту сцену нужно безупречно.
К счастью, раздражение в данном случае сыграло на руку, и вжиться в роль не составило труда. Отчаяние, злость, непонимание — да, черт побери! Как ты смел, сукин сын?! Почему так обошелся со мной?..
Он так проникся моментом, что в конце из глаз даже брызнули злые слезы. На себя, на друга-предателя и... На Маккентоя, молча возвышавшегося за спиной. Когда тот положил руку ему на плечо, Алеф попытался ее сбросить, но потом все же позволил притянуть себя в объятия.
— Я не думал, что так будет... — удивительно, как слова текста органично выразили то, что он испытывал.
Взгляд, которым он одарил Маккентоя, был, наверное, очень выразительным — тот даже едва заметно переменился в лице.
— Так бывает... — начал было Дерек свою фразу, но тут кто-то досадливо зашипел, и Мион резко крикнул:
— Камеры, стоп!
Алеф испуганно глянул на Дерека, не понимая, что происходит. Неужели Мион заметил? Нет, не должен был. Или все-таки...
— Посторонний, покиньте площадку, — сухо сказал Мион. — Камеры на исходную. Парни, простите, дубль испорчен. Но было здорово, держите в том же духе.
Посторонний? Алеф с огромным трудом, всем телом обернулся и увидел нескладного долговязого парня с каким-то рулоном в руках, застывшего аккурат перед камерой.
Блядь... ноги подкосились, и он просто сполз по бутафорской стене на пол. Противно задрожали руки — пришлось сцепить их в замок, в горле стоял комок.
— Да какого хрена?! — рявкнул вдруг Дерек. — Ты вообще понимаешь, что сделал?! — он угрожающе двинулся на побледневшего парня. — Ты слепой, что ли? Или тут камеры понатыканы просто так, для украшения?!
— П-простите... — пробормотал парень и, поставив рулон, где стоял, немедленно смотался.
Дерек досадливо цыкнул и повернулся к помощнику режиссера. Ей он ничего не сказал, но посмотрел укоризненно.
— Извините, — вздохнула та. — Мой просчет.
— Ладно, не переживайте, — решительно сказал Ли. — Сцена вышла шикарная, прогоним еще раз для настроя, а в фильм пойдет отснятое до появления этого п... Персонажа.
Алеф опустил голову на руки. Надо обуздать эмоции и работать. Не первый дубль запорот не по вине актеров, в конце концов, класс его как профессионала и проявляется в таких ситуациях.
Он оттолкнулся от стены и пружинисто поднялся. Улыбнулся Паркер, утаскивающей рулон из кадра и встал на исходную. Актер, играющий его бывшего друга, уже сидел в кресле, беспечно качая ногой, строго по сценарию, а Дерек снова следовал за ним тенью, уже снова суровый и безжалостный к врагам Центурион.
— Мотор! — скомандовал Ли, и Алеф вытащил из кармана выкидной нож.
Дублей понадобилось еще два. Алеф был уверен, что отыграл их хорошо, но, конечно, такого погружения, как в первый раз, уже не вышло. Тем более что на Дерека он больше не злился. Роль Маккентоя сейчас была совсем незначительной, это была целиком и полностью сцена Алефа, так что было очевидно, что разнос тот устроил вовсе не из-за себя. А самым странным было то, что при Алефе уже дважды запарывали дубли самого Дерека, и тот ни разу не высказал неудовольствия по этому поводу.
После перерыва снимали нудную сцену, почти не требующую напряжения, но отнявшую море времени. Алеф с трудом дождался, пока этот жуткий день закончится, и они наконец-то смогут оказаться в доме Дерека. И уж точно, что сегодня никакой горячий нос любимой кошки или сломавшая ногу свинья не помешают. Как там говорил Дерек, когда захочешь так, что яйца лопаться будут? Кажется, Алеф это стадии достиг.
— Алеф? — Мион окликнул его уже на выходе. Будь это любой другой, Алеф бы сделал вид, что не услышал и рванул бы к корвету со всех ног, но тут пришлось остановиться. — Отлично играл сегодня.
— Спасибо, — коротко кивнул Алеф, нащупывая в кармане джинсов ключи от машины. — У меня шикарные партнеры.
— Я рад, что ты преодолел свою стеснительность, — режиссер отхлебнул кофе из бумажного стаканчика. — Между Джошем и Центурионом искрит так, что я и мечтать не мог. Думаю, эта линия взорвет франшизу, и, наверное, твоя роль еще расширится.
— Приятно слышать, — Алеф сжал в руке ключи. Линда будет визжать от радости, что Алеф пристроен на несколько лет, да и теперь найти ему работу будет на порядок легче. — Джош безумно интересный, хоть порой мне кажется, что он мне не по зубам.
За спиной Миона показался Маккентой. Он глянул на Алефа, явно хотел что-то сказать, но потом, увидев, с кем он, только кивнул и быстрым шагом вышел из павильона.
— Ладно, отдыхай, — Мион допил кофе и глянул на часы. — До встречи завтра. И побольше веры в себя!
— До свидания, — торопливо попрощался с ним Алеф и почти бегом кинулся к стоянке.
Байка Маккентоя на месте не было.
Осознав простой, в общем-то, факт, что Дерек уехал, Алеф немедленно вынул из кармана телефон, почему-то уверенный, что там будет сообщение. Но сообщения тоже не было, как и пропущенного звонка. Точнее, пропущенные были — аж целых семнадцать штук: три от друзей, один от брата и все остальные от мамы. Вот только от Маккентоя не было ни одного.
Сжав в руке телефон, Алеф сел в машину и бесцельно уставился в лобовое стекло. Дерек предполагал, что Алеф просто поедет за ним? Он уже выжал сцепление и включил передачу, когда до него дошло другое: может, Дерек не хочет, чтобы он ехал к нему? Сам же сказал сегодня, что когда-нибудь в другой раз.
Позвонить? И что говорить — Дерек, можно я приеду, я хочу трахнуться?
Рассердившись на самого себя, Алеф решительно вывел корвет на дорогу и набрал телефон брата.
— Привет, — отрывисто сказал в трубку. — Звонил?
— Приветище! — Эрик на той стороне наверняка довольно улыбался. — Вообще-то уже поздно, конечно, но если поторопишься, еще успеешь на последнюю порцию барбекю. Мы в заливе на нашем месте. Приедешь?
— Уже в пути, — Алеф буквально заставил себя растянуть губы в улыбке. — Мне говядину с кровью.
— Непременно, — протянул Эрик. — Самый толстый, самый вкусный стейк. Все, братишка, дуй во весь опор, а то съедят без тебя.
— Тогда придется съесть кого-то из вас! — Алеф изобразил зловещий смех и сбросил вызов, надавливая на педаль газа.
Все, пусть Маккентой кого-то другого дрессирует. С Алефа хватит. Друзья? Значит, друзья.
_______________________________________________
В следующей серии:
— Ой, вы репетируете, — по-своему восприняла она увиденное. — Может, прийти попозже?

Сцена 7. Дубль/Дубль ХL

На следующий день Алеф с Дереком постарался не встречаться вне площадки. Да и во время съемки прямых контактов было ничтожно мало: прогоняли вчерашние проходные сцены, но теперь уже крупным планом. А едва объявили перерыв, Алеф сбежал в гримерку. Вот только это не спасло: уверенный стук раздался буквально через минуту, и Дерек вошел, не дожидаясь ответа.
— У меня уже задница дымится, так осязаемо ты меня сегодня ненавидишь, — заявил он.
Насчет задницы Алеф сомневался — интереса к этой части тела Маккентоя он не испытывал вовсе. Да и чутье насчет ненависти тоже подвело.
— Да нет, не ненавижу, — пожал он плечами. Взглянул на Дерека и широко улыбнулся. — Все в совершенном порядке.
— Да что ты?.. — Дерек скептически вздернул бровь. — Именно поэтому я не удостоился даже простого "привет"?
— Я вот простого "до завтра" не удостоился, — огрызнулся Алеф, мгновенно заводясь. — Так что "привет" как-нибудь в другой раз попробуем.
Интересно, Маккентой издевается? Ну не может же делать все это неосознанно — слишком он умный для этого мужик, и слишком хороша его интуиция. Тогда что это? Охотничий инстинкт? Увидел аппетитную дичь, загнал, трахнул и забыл? Да вот, блядь, не забыл, раз таскается в гримерку каждый божий день. Тогда что вообще происходит?
Дерек рассмеялся.
— Я так и знал, — припечатал он, сложив руки на груди. — И что больше тебя бесит: что не попрощался, или все-таки что не позвал с собой?
Алеф скрипнул зубами. Маккентой что, его мысли читает?
Наверное, будь он чуть постарше и немного более искушен, то понял бы, что телепатия тут не причем: опыт и возраст — вот и вся магия. Но Алефу едва исполнилось двадцать один, и до этого его собственный опыт сексуальных и романтических отношений ограничивался девушками его возраста или на год-два младше.
Он смотрел на кривоватую улыбку, на сложенные на груди руки, и мозг стремительно захватывало желание сломать стереотип. Пойти наперекор предсказуемой реакции, ошеломить, застать врасплох.
А еще — наконец поцеловать эти чертовы губы. Алеф рывком вскочил с кресла, в один шаг преодолел разделяющее их с Дереком расстояние и буквально впечатал его в стену, придавливая собой. Всего секунду вглядывался в синие глаза, и поцеловал, нисколько не заботясь о сохранности грима.
Дерек ответил поначалу неожиданно покорно, и только пару десятков секунд спустя обхватил Алефа за талию и крепко прижал к себе.
— Не зря, похоже, я не стал тебе вчера звонить, — хмыкнул он и вернул поцелуй уже с такой же жадностью.
Алеф схватил его за грудки, еще сильнее притискивая к стене, и перехватил инициативу, уже не целуя, а, скорее, кусая. Уверенные, жадные руки скользнули по его спине, опустились на задницу, пальцы вдавились в плоть, словно пытались спаять двоих в одно целое. Алеф застонал, зажмуриваясь, и, с трудом отстранившись, потянулся было вниз, к Маккентоевским брюкам, как в дверь постучали.
— Мистер Бордер, — раздался женский голос. Гримерша, кто же еще.
Дерек по-мальчишески усмехнулся, совсем бесшумно, и прижал палец к его губам.
— Вечером... — выдохнул едва слышно.
Алеф кивнул и с огромным трудом отступил на шаг от Дерека.
— Открыто, — крикнул он.
Гримерша — самая молоденькая из всех, юркнула в проем.
— Ой, вы репетируете, — по-своему восприняла она увиденное. — Может, прийти попозже?
— Все нормально, — мягко улыбнулся ей Алеф и сел в кресло. — Мы уже закончили.
Дерек быстро кивнул и вышел. Алеф откинулся в кресле и закрыл глаза. Губы саднили, в животе образовался вакуум. Вечером... и совсем даже не страшно!
* * *
На кураже сцены отыгрались легко и быстро, и сегодня, к счастью, Алефа никто не задержал. У корвета он оказался в рекордный срок, но... Мотоцикла Дерека снова не было. Зато на лобовом стекле на этот раз красовалась лаконичная записка убористым почерком:
"Приезжай".
Усмехнувшись, Алеф смял в кулаке записку и сел за руль.
Дерек нашелся у бассейна. Только, вопреки ожиданиям, он не стягивал торопливо одежду, а сидел на шезлонге под тентом и с удовольствием жевал. На столике валялась смятая обертка сникерса.
— Ага!!! — Алеф плюхнулся на шезлонг рядом. — Мировая сенсация: всему на свете Дерек Маккентой предпочитает шоколадки!
Дерек только фыркнул.
— Тоже мне сенсация... — промычал, откусывая еще кусок. — Об этом знают все, кто хоть раз бывал у меня дома... — тут он помолчал, прикидывая, и снова фыркнул. — А может, и сенсация. И нет, я не затворник.
— Но дилер «Сникерсов» у тебя только я, если, конечно, ты моего предшественника где-нибудь в горах не закопал, — рассмеялся Алеф. — А вчера ты затворничал?
Дерек лукаво на него посмотрел и покачал головой.
— А вот не скажу! — заявил он. — Неведение плюс капелька ревности делают тебя неотразимым и заводным.
— Вот еще, ревность, — скривился Алеф.
Он глянул на продолжавшего жевать Дерека. А что, если вчера тот, не дождавшись, что он приедет, поехал искать приключений сам? Или позвонил кому-то, кто оказался сговорчивее и сообразительнее?
Странно, но он даже не разозлился.В конце концов, Алеф сам уже изменил, да и все эти "ни с кем, кроме меня" уместны только в отношениях.
— А вот это, между прочим, обидно! — усмехнулся Дерек. — Я надеялся на скандал с отличным сексом в конце.
— Так отличный секс и без скандала можно, — Алеф потянул вверх футболку. Сидеть возле воды и не окунуться в нее было почти невыносимо. — И кстати, я посмотрел кое-какие видео. Про условия твоей инициативы.
— Что? — Дерек, заинтересованно за ним наблюдавший, изумленно вздернул брови. — Ты смотрел порно? Ух ты черт! Надеюсь, это было гей-порно?
— А вот не скажу! — точь-в-точь повторил его слова Алеф и быстро выпутался из штанов. — Ты со мной? — он промчался босыми ногами по нагретой плитке на полу и с разбегу нырнул в освежающую воду.
Ну да, это было гей-порно. С десяток видео Алеф закрыл, едва выдержав пару минут. Но одно досмотрел до конца. Это были не тщедушно-худые молодые парни, не брутальные качки, не разряженные в кожу псевдо-адепты БДСМ и не манерные геи из анекдотов. Самые обычные на вид мужчины, каких каждый день видишь на улице. Они не вставали в немыслимые позы, не стонали истошно и не трахались несколько часов. Весь ролик был чуть больше пяти минут, но у Алефа после него долго еще болели яйца, потому что дрочить на гомиков он категорически отказывался. И все-таки это было завораживающе-возбуждающе, и так естественно, что язык не поворачивался назвать их извращенцами, дегенератами или выродками.
Это было как в первый раз — долгие догонялки в бассейне, вот только Дерек теперь имел вполне конкретную цель, которой в итоге сумел добиться: зажать Алефа у бортика и пытливо заглянуть в глаза.
— Говори! — потребовал он, слегка запыхавшись. — Ну! Ты смотрел, как один парень сосет другому, представляя меня?
— Твоего члена я не видел еще, — выпалил Алеф и сам фыркнул — ну совершенный же абсурд говорить такое после всего, что было. — Но мне любопытно, будешь ли ты также стонать и закусывать губы, как тот на видео.
Дерек с чувством выматерился и зачесал пятерней мокрые волосы назад.
— Ты делаешь успехи, парень! — сказал прямо в лицо он и буквально вжал его в стенку, наваливаясь всем телом и жадно целуя.
Его член больно надавил на бедро, и Алефу показалось это очень возбуждающим — то, что он сумел распалить Дерека просто словами.
А целоваться, обнимаясь, скользя по телам друг друга руками, было невероятно возбуждающе. Теперь сбито дышали уже оба, кожу жгло при малейшем прикосновении, и стояло так, что яйца ныли.
Но расцепиться, перевести дух, передохнуть было выше всяких сил. Алеф обнимал Дерека, трогал его, где мог достать, и целовал, шалея от колкого подбородка, настойчивых губ и жадного языка.
В какой-то момент желание погладить упирающийся ему в бедро член стало просто невыносимым. Алеф не мог, да и не собирался ему противиться и сунул руку между их телами, ныряя под резинку Маккентоевских трусов.
По ощущениям он был почти такого же размера, как его собственный, но более рельефный, с тугими канатиками вен. Некоторое время Алеф увлеченно изучал их сплетения пальцами, отчетливо чувствуя, как плоть пульсирует и вздрагивает в ладони.
— Ух ты... — выдал Алеф, пытаясь хоть как-то обозначить свои эмоции.
Дерек рвано выдохнул.
— Да блядь, откуда ж ты такой... Лучше молчи, а то у меня потом будет только на девственников вставать, — пробормотал он и, подхватив Алефа под задницу, закинул его на бортик. Алеф поспешно поднялся и подал ему руку, вытаскивая из воды. Он направился было к дому, но Дерек его удержал. — Телефон отключи!
— Ага, — Алеф полез в карман джинсов и выудил телефон. Включил голосовую почту, активировал беззвучный режим и бросил его на столик, а потом рванул за ушедшим в дом Дереком.
Наверное, нужно было бы сходить в душ, смыть соль, но все эти мысли вылетели у Алефа из головы. Дерек нашелся на кровати в той самой позе, что представлял он позавчера: лежал, откинувшись на подушки, и неторопливо, с ленцой ласкал свой член.
Алеф как завороженный замер на пороге. Он смотрел, как чуткие пальцы сдвигают тонкую кожу, как очерчивают головку, как, едва заметно подрагивая, отслеживают выпуклые вены. Во рту мгновенно пересохло.
— Иди сюда, — позвал Дерек, устав ждать, пока он насмотрится. — Сосать пока не обязательно.
Будто в тумане, Алеф сделал шаг. Ноги казались невероятно тяжелыми, а расстояние до кровати — гигантским. И в то же время слишком маленьким, не давшим времени прийти в себя. Деревянная планка остова больно врезалась в голень. Алеф коротко зашипел и сел на кровать. Дерек не отрываясь смотрел на него, а пальцы все продолжали гладить член, прятать его от любопытного взгляда Алефа.
— Дай посмотреть, — сглотнув, попросил он и отвел руку Дерека. Член качнулся, прижимаясь к животу, на его верхушке блеснула капелька.
— Смотри, кто ж не дает, — усмехнулся Дерек. — Только трусы сними, кровать мочишь.
— Угу, — заторможено отозвался Алеф. Послушно встал, избавился от мокрого белья, отбросив трусы куда-то в угол.
Дерек смотрел на него из-под опущенных ресниц. Алеф жадно оглядел расслабленные плечи, руки, заложенные за голову, приглашающе раздвинутые колени. Стоящий вертикально член с ярко-красной головкой, крупные яйца, сильные бедра. Он сел на сухой участок простыни, как раз между ног Дерека, и тот не только не попытался свести их, но даже раскинул шире, давая доступ.
Как раз настолько, чтобы удобно усесться. Алеф чуть замешкался, потянувшись к головке, но потом вдруг успокоился. Это же член, черт возьми. И у него есть точно такой же, и он точно знает, как сделать ему приятно. Протянул руку, обхватил ладонью ствол. Мягко, неторопливо провел от основания до конца, чуть сжал. Двумя пальцами прижал головку, подушечкой большого потер нежные складки у уздечки, и наклонился за поцелуем.
Дерек оперся локтями на кровать, чуть приподнялся, встречая его на полпути и целуя так яростно, что Алеф ненадолго забыл о своем занятии. А когда вспомнил, провел по стволу рукой, лаская, и почувствовал, как губы Дерека дрогнули.
— Иди-ка сюда... — прошептал он и притянул его за задницу, укладывая на себя.
Член Алефа шлепнулся о его же руку, и Дерек накрыл его ладонью, прижимая к своему. Алефу ничего не оставалось, как обхватить оба, лаская и себя тоже.
Это было необычно и чертовски возбуждало — скольжение пальцев по чужой коже, собственная плоть, чутко отзывающаяся на прикосновения. Твердые ребра и почти такая же твердая плоская грудь. Чужой язык, собственнически проскальзывающий в рот. Алеф уперся коленом в матрас, пытаясь удержать равновесие, с силой двинул рукой. По телу прокатилась теплая, искрящаяся волна, отдавшаяся в яйца, Дерек под ним шумно выдохнул. Алеф еще пару раз приласкал оба члена, а потом отстранился. Склонился, осторожно касаясь губами подрагивающего живота, пощекотал влажную головку, мягко скользнул пальцами ниже. По стволу, к бархатистой коже мошонки и гладкой, чувствительной промежности.
Дерек на мгновение напрягся, а потом хмыкнул и вытянулся на простыне, давая Алефу свободу. Была ли это капитуляция, или он просто решил удовлетворить его исследовательский интерес?.. Как бы то ни было, а мешать он пока что явно не собирался.
Облизав пересохшие губы, Алеф очень осторожно, мягко погладил гладкую теплую кожу. Сел у Дерека в ногах, чтобы было удобнее. Свободной рукой снова обхватил член, мягко приласкал. Если облизать головку, Дереку понравится. Вот высунуть кончик языка, сначала коснуться дырочки на вершине, а потом широким движением облизать всю. А потом взять в рот пососать. А пальцами гладить, трогать, мять.
Наверное, размышлял он слишком долго, так ничего толком и не сделав. Дерек устал ждать и сел, сразу обнимая его горячими руками.
— Хватит уравнения решать, — шепнул он, прежде чем поцеловать и мягко опрокинуть на кровать.
Он прижал его к матрацу, со вкусом поцеловал, втиснул бедра между ног, и Алефа против воли затопило волной восторга: это были именно те ощущения, что он помнил и по которым успел соскучиться.
В этот раз, правда, не было того безумия и той отчаянности. Зато Алеф чувствовал все прикосновения, успевал заметить эмоции в глазах Дерека и пылко на них отвечал: целовал, гладил по спине, сжимал плечи. Подавался вперед, сам насаживался глубже. Тяжело дышал, тянул за поясницу, притягивая ближе.
Все еще было немного стыдно, щеки и шея снова пылали, но поворачиваться к Дереку спиной он не стал бы, даже если бы тот заставлял. Потому что в прошлый раз ощущения не были и в половину такие глубокие, сладкие, мощные, как сейчас, когда он не только тонул в собственных эмоциях, но и видел чужие.
Он хорошо понял, что Дерек сдерживался поначалу, стараясь не причинить боли. И тем более хорошо почувствовал, когда он сдерживаться перестал. Он цеплялся за него, целовал его и кусал, и совсем не гнался за оргазмом, наслаждаясь каждым оттенком происходящего. Вот только оттенков было так много, а чисто физическое удовольствие — такое объемное, острое, что оргазм все равно подступил непозволительно быстро. И намного быстрее, чем к Дереку, — Алефа успело вывернуть наизнанку, иссушить и снова наполнить жизнью, и лишь тогда тот коротко застонал, крепко зажмурившись.
Алеф благодарно выдохнул, притянул его к себе за плечи. Поцеловал в мокрый от пота висок, обнял за горячие плечи и откинулся на подушку, закрывая глаза. Это было удивительное молчание — уютное, ленивое. В голове было абсолютно пусто, тело периодически вздрагивало от отголосков оргазма, а выскользнувший член мягко прижимался к бедру.
— А минет я так и не попробовал, — глядя в потолок, протянул Алеф.
— Все в твоих руках, — отозвался Дерек, с трудом подняв голову. Он заглянул ему в глаза и улыбнулся. — Так что? Свидания на неделю вперед отменять, видимо?
— А у тебя на всю неделю свидания были? — хмыкнул Алеф. — Отменять, конечно. Я должен это сделать, — осторожно провел подушечкой большого пальца по припухшей нижней губе Дерека и поправился: — Нет, не так. Я хочу это сделать, и вовсе не потому, что это твое условие.
Вряд ли у него получится заглотить целиком. И сперму придется выплюнуть — Алеф даже предполагать боялся, какая реакция будет у организма, если попытаться проглотить. Но он был уверен, что сумеет так, чтобы Дереку понравилось.
— Это была шутка. Я что, похож на человека, у которого бывают свидания? — покосился на него Дерек. — У меня бывает секс. Как правило, с одним партнером за раз. Иногда случается, что партнер некоторое время не меняется. И уж совсем редко, но все же бывает, что партнёр не меняется долгое время. В общем-то, это в первую очередь зависит от партнера.
— Про секс очень хорошо звучит, — Алеф глубоко вздохнул и осторожно выпрямил ноги. — Задолбали уже все эти свидания и обязательные уверения в любви до гроба каждые пять минут. Пока грудь в первый раз потрогаешь — мозоль на языке натрешь.
Дерек рассмеялся и быстро его поцеловал.
— Вот поэтому секс у меня, как правило, с мужчинами, — он весело сверкнул глазами. — Ну, и симпатичными вменяемыми феминистками. — Дерек наконец откатился в сторону, переворачиваясь на спину. — Останешься? — поинтересовался просто. — Если да, то я еще одеяло принесу.
— Обнимашки? — невинно спросил Алеф и осторожно встал. Вот сейчас действительно надо в душ. — Я не могу такое пропустить.
Дерек чуть хрипло рассмеялся и сверкнул глазами.
— Обнимашки, — кивнул он. — Теперь точно они, потому что на второй раунд меня вряд ли хватит. Если только утром.
— Меня точно не хватит, — Алеф скривился от тянущего ощущения в заднице.
Горячий душ немного сгладил этот дискомфорт и расслабил мышцы. Алеф почувствовал, насколько устал за это длинный день. Дерек, видимо, тоже. Потому что он обнаружился уже лежащим под одеялом, свернувшись калачиком, с закрытыми глазами.
Его волосы снова были мокрыми, и Алеф запоздало подумал, что это ему следовало бы воспользоваться ванной для гостей. А еще на постели действительно появилось второе одеяло — видимо, спать в обнимку Маккентой не любил. Или не привык.
Наверное, стоило все же уехать домой, но честно говоря, уже конкретно хотелось спать, а дом Дерека был чертовски уютным. Особенно спальня. И особенно — кровать и тот, кто в ней.
Залезая под свое одеяло, Алеф думал, что Дерек спит, но почти сразу почувствовал, как на плечи легла рука, а сам Дерек придвинулся ближе. Это было очень удобно — обниматься через одеяло: не слишком жарко и без острых локтей, коленок и ребер.
— Что ты делаешь в выходные? — поинтересовался Дерек сонно.
— Собирался торчать дома, — Алеф зевнул и закрыл глаза. — Договорился отдать корвет в покраску.
— Я еду в мото-поход, — огорошил его Дерек. — Небольшой компанией. Маршрут несложный, но с ночевкой в палатке. Если хочешь, можешь поехать с нами.
— Поехали, — почти не раздумывая ответил Алеф. — Я, правда, в палатке не ночевал никогда.
Но уж это точно не труднее съемок гей-сцены. Правда, надо будет раздобыть мотоцикл, не пассажиром же кататься, да и не все же на Маккентоевских рассекать. Но в Лос-Анжелесе достаточно контор, занимающихся прокатом, уж что-нибудь стоящее найдется.
— У меня хорошая палатка, — заверил его Дерек. — А главное, никто под шумок не попросится на свободное местечко. Ты же, вроде бы, не храпишь?
— Вроде нет, — ответил Алеф.
А ведь это наверняка будет классно, лежать в спальном мешке в палатке. От целого дня езды на мотоцикле будут ныть все мышцы и устанут глаза, а голова будет пустая-пустая. Если они остановятся спать в леске, то в воздухе будет витать запах хвои и коры, если на равнине — то высушенной солнцем травы и горячей земли.
— Ладно, тогда завтра выберем тебе мотоцикл, — Дерек, кажется, остался доволен. Он обнял его чуть крепче и закрыл глаза. — И я действительно надеюсь, что ты не храпишь... — пробормотал сонно.
— Я тоже, — с трудом выдохнул Алеф.
Рука на плечах стала тяжелой — видимо, Дерек заснул. Алеф осторожно поерзал, устраиваясь удобнее, перекинул ему через грудь руку. В этом определенно были свои плюсы — засыпать в одной кровати с мужчиной. Не было назойливых запахов женской косметики, не лезли в нос растрепавшиеся волосы. И никто не пытался залезть на тебя, душа в объятиях. А еще — то ли ему не везло, то ли все женщины от природы такие, но после секса всем его девушкам всегда хотелось поболтать, желательно полночи, а то и больше. Дерек же явно хотел спать ничуть не меньше. Ну хоть выспаться получится нормально, — подумал Алеф и провалился в сон.
* * *
Утром тоже было неплохо — несмотря на несколько смущающее пробуждение. Зато утренняя разминка в спортзале, неторопливое плавание в бассейне и уютный молчаливый завтрак настроили на позитивный лад. Алеф впервые всерьез задумался о том, чтобы сменить жилище, — дом Дерека был настоящей мечтой, и пусть у него не было пока денег, чтобы такой купить, но можно было попробовать хотя бы снять что-то подобное.
— Ты тоже неразговорчивый с утра, или я на тебя угнетающе действую? — поинтересовался Дерек, когда они пили кофе. Он улыбнулся и многозначительно добавил: — Так и быть, в следующий раз можешь быть сверху. Только, чур, не в палатке.
Алеф поперхнулся кофе.
— Что, даже без минета? — спросил, не в силах совладать с довольной улыбкой. — А насчет утра, так меня в школе на первых уроках даже не спрашивали. Я только к десяти утра нормально просыпаюсь.
Кажется, именно это и становилось началом конца любых его отношений с девушками. Они с утра словно канарейки, щебетали, тормошили его. Уму непостижимо, как можно за завтраком созвониться с дюжиной подружек, разнести кучу сплетен, наставить "лайков" и запостить несколько своих фото.
— О, та же ерунда, — улыбнулся Дерек. — И нет, конечно, не без минета, — он хмыкнул и встал, направляясь к мойке. Проходя мимо Алефа, он потрепал его по волосам. — Посуду просто оставь в мойке, днем придет Барбара и все уберет.
— А я уж понадеялся, что тот ролик мне не пригодится, — вздохнул Алеф и поднялся.
Но, черт возьми, идея взять в рот член перестала казаться такой уж отвратительной. Ну, может, не любой член, а конкретно Дерека. Алеф решительно отогнал воспоминание об отзывчивой, пульсирующей плоти под пальцами и поставил в раковину чашку и тарелку.
— Боже, да шучу я! — Дерек закатил глаза и поймал его за руку, притягивая к себе. — Расслабься! Захочешь — пальцем к тебе не прикоснусь. Но ведь не хочешь же... — он проницательно на него глянул и улыбнулся. — Признавайся, ну?
— Хочу! — выпалил Алеф. — То есть не хочу, — поспешил поправиться, потому что лицо Дерека вдруг словно пылью подернулось. Незаметно, никто бы и не догадался. — Я хочу, чтобы прикасался, — рука словно сама собой скользнула Дереку на талию. — И, кажется, я хочу это сделать. Минет.
— Круто! — улыбка Дерека стала поистине ослепительной. — Чертовски жаль, что сегодня я занят. Но зато уже послезавтра у нас будет романтический вечер в палатке. Кстати, сегодня, если соскучишься, можешь включить телевизор и полюбоваться на мою прилизанную физиономию.
Послезавтра... Алеф настолько был занят представлением о том, как Дерек будет трахать его в палатке, и как будет, наверное, здорово потом спать в обнимку в уютных мягких спальных мешках, что последние слова дошли до него не сразу.
— Ты будешь на красной дорожке? — спросил, вспомнив, что на сегодня назначено какое-то жутко пафосное награждение. — Куплю пиццу и буду торчать перед экраном.
Дерек негромко рассмеялся.
— Я бы с удовольствием взял тебя с собой и шокировал общественность, чинно придерживая под локоток. К тому же, в лучших традициях мероприятия, тебя пришлось бы максимально раздеть. Думаю, джинсовые шортики были бы в самый раз.
— О нет, я эпиляцию не сделал! — фыркнул Алеф. — Хотя наше появление там сделало бы кассу всей франшизе.
А ведь когда-нибудь случится так, что происходящее перестанет быть тайной. Дереку Маккентою простят милое "увлечение", а вот ему самому? К счастью, Дереку до возраста, когда в его постели будут оказываться только для продвижения в карьере, еще лет тридцать, но желтая пресса просто захлебнется заголовками.
Хотя... Алеф не мог вспомнить ни одного любовного приключения Маккентоя. Сейчас уже ему было понятно, что в постели у него не только правая рука бывает, но ни один снимок папарацци, ни один "жареный" факт в прессу не проник. Или он привык к конспирации и преуспел в этом, или же каким-то негласным приказом его "не замечают".
— Все равно однажды придется появиться, — Дерек опять будто на его мысли отвечал. — Внимательно читай мелкий шрифт в следующем контракте, а лучше сразу найми юриста уровнем повыше. Могу порекомендовать человека. Впрочем, если хочешь пообжиматься со мной на камеры — всегда пожалуйста, страсть как люблю дозированный и двусмысленный эпатаж.
— Пока мне предыдущего эпатажа хватило с лихвой, — Алеф покачал головой, вспомнив, как они снимали ту постельную сцену. — Как-то не привык я такое напоказ.
Для современного кинематографа смешно, но Алеф умудрился не засветиться ни в одной сцене крепче поцелуя. Была ли виной его внешность — некоторые режиссеры опасались обвинений в педофилии, — или просто Линда, зная его нелюбовь к подобному, выбирала другие роли, но тем не менее. И сейчас, когда назад уже пути не было, да и не хотелось отступать, было вообще непонятно, как он умудрился до сих пор оставаться в стороне.
— Не понимаю, в каком заповеднике ты жил, — Дерек покачал головой и посмотрел на него с несвойственной ему теплотой. — В Голливуде не бывает таких неиспорченных. Мне даже стыдно немного, что в итоге именно я тебя развратил. Хотя, с другой стороны, я этим почти горжусь, — он хмыкнул и быстро его поцеловал. — Но лучше не спрашивай, каким был я в твои годы.
— Секс, наркотики и рок-н-ролл? — рассмеялся Алеф. — Вообще-то я тоже не затворник. Просто до этого только с девушками.
Он вспомнил фото Дерека двадцатилетней давности. У него были длинные волосы — как тогда носили. Иногда он завязывал их в хвост на затылке, но чаще они вились мягкими кольцами. Вот этих морщинок в уголках глаз и у рта не было. Мышцы не очерчивались так явственно, и уж точно не было многолетних мозолей от мотоцикла на пальцах и ладонях. Губы — чуть более пухлые, глаза — будто больше и словно удивленные. Вот уж точно, такой Дерек, непременно смолящий, как паровоз, гоняющий на раздолбанном байке, купленном за бесценок, в линялых джинсах был центром любой вечеринки. И явно не один с них уходил.
— Как твоя молодость до сих пор не стала основой сценария или бестселлером? — спросил Алеф задумчиво, все еще размышляя, какой Дерек понравился бы ему больше — тот мальчишка из конца девяностых, или теперешний взрослый мужчина, от одного прикосновения которого ноги подгибались.
— Да все мы такие были тогда, — фыркнул Дерек, внимательно за ним наблюдая. — И потом, у папарацци есть, чем заняться, когда я эпатирую публику, так что в остальное время меня не трогают. Для этого есть "скандальные" звезды.
— Целая иерархия, — восхитился Алеф. Больше по привычке, чем обдуманно, он обнял Дерека в ответ, даже не успев мысленно возмутиться, что происходящее неправильно. А когда всё-таки опомнился, убирать руки уже совсем не хотелось, а запах мужской туалетной воды на влажно-гладкой после недавнего бритья коже будоражил и заставлял дышать чаще.
— Тебе еще предстоит всему этому научиться, — шепнул Дерек ему в ухо, отчего Алефа всего сладко передернуло. — Или найти агента, который все сделает за тебя, — он ласково провел рукой по его спине, зарылся пальцами в волосы и, наклонив голову, прижался губами к макушке. — Какие-то странные ты у меня чувства будишь… — пробормотал задумчиво. — Вот по-хорошему надо бы тебя в койку, да отжарить по-утреннему как следует, а вроде и так неплохо... Обнимашки чертовы, — он рассмеялся и обхватил Алефа руками, сгребая в охапку.
— Обнимашки, — выдохнул Алеф.
С ума сойти, он стоит в обнимку с мужиком и даже почти жалеет, что вот прямо сейчас в него не станут совать член. И что сердце колотится от прикосновений губ к виску. Горячая твердость, вдавливающаяся в живот, не пугает и не вызывает отвращения, а совсем наоборот. Алеф недвусмысленно потерся об эту выпуклость и уже сумел разлепить губы, чтобы сказать непостижимое "трахни меня", но раздался громкий сигнал интеркома.
— О, черт! — Дерек нахмурился, отодвигаясь. — Сегодня же четверг! Я забыл. Это чистильщик бассейна. Он не входит в число тех, кому я доплачиваю за молчание и просто верю на слово, так что тебе придется сделать вид, что мы обычные коллеги, которые встретились за завтраком обсудить работу.
— Придется, — согласился Алеф. — А я ведь чуть не решил, что обнимашками не отделаюсь, — он выразительно опустил глаза на его пах.
Дерек усмехнулся и с чувством облапил его за задницу, прежде чем отпустить.
— Ты вошел во вкус, я смотрю, — хмыкнул он, отступая к очередной панели управления воротами — как успел заметить Алеф, те были раскиданы по всей территории и дому в самых неожиданных местах.
— Да, и это полностью твоя вина, — отозвался Алеф чуть ворчливо.
Со стороны въездных ворот раздался шум мотора. Пару минут ничего не происходило, а потом перед окнами кухни показался невысокий темнокожий мужчина.
— Доброе утро, мистер Маккентой, — поздоровался он в открытое окно. — Все в порядке?
— Доброе, Брюс. Да, в полном, — Дерек махнул ему рукой. — Только листьев нападало.
— Не волнуйтесь, сейчас все почистим! — бодро заверил Брюс и исчез с горизонта.
— В ванную, — приказал Дерек шепотом. — Ту, что на втором этаже. У нас есть минут десять.
Алеф на миг замер. Что, идти трахаться, пока во дворе возится этот Брюс? В ванную? Это как, мордой в стену, что ли? Или того хуже, на карачках?..
Лицо полыхнуло жаром от одной только мысли, что придется встать на колени, бесстыдно выставляя зад. Но почти мгновенно жар со щек пополз вниз. На шею, грудь. Стек по животу и намертво застрял в паху. Черт, это до омерзения неправильно и одновременно до охренения соблазнительно. Запретно, греховно, и просто невозможно сказать "нет".
— Пошли, — одними губами сказал Алеф и первым вышел из кухни.
Дерек задержался внизу, что-то еще крикнув Брюсу через окно, и догнал Алефа уже самой двери, буквально впихнув того в ванную.
— Как подростки! — фыркнул весело, а потом посмотрелся в зеркало из-за алексова плеча и посерьезнел, на мгновение застыв. — Ну или нет... — и развернул Алефа к зеркалу лицом.
О нет, подростками они не были. Алеф хорошо знал цену своей внешности, но рядом с Маккентоем он выглядел как-то неуловимо иначе. Будто чуть дерзкая, нестандартная красота Дерека, изменчивая, текучая, но неизменно яркая, оттеняла его холодную классическую красоту, делала ее теплее, живее. Алеф попытался изобразить свою фирменную кривую усмешку, но даже она вышла чувственной, предвкушающей.
— Спорим, ни в одном порно тебе такого не покажут? — шепнул Дерек, подходя вплотную и наваливаясь грудью ему на спину. Его рука прошлась по груди, и в высоком узком зеркале было прекрасно видно, как она беззастенчиво скользнула в оттопыривающиеся трусы.
Тактильные ощущения запаздывали за тем, что видели глаза. Алеф с шумом выдохнул, когда его трусы медленно поползли вниз, а потом коротко охнул — теплые пальцы мягко погладили лобок, щекотно прошлись по складкам кожи в паху и уверенно обхватили член. Скользнули по головке, пощекотали уздечку. Но самым волнующим были глаза Дерека. Подняв взгляд, Алеф встретился в зеркале с горящим Маккентоевским, и непроизвольно отпрянул — с таким искренним восхищением еще никто на него не смотрел.
Вот только деваться было некуда, и Алеф лишь сильнее прижался к Дереку, прилипнув спиной к его груди.
Дерек обхватил его свободной рукой, прикоснулся губами к шее и шумно втянул воздух.
— Постаралась над тобой мать-природа... — озвучил то, что плескалось во взгляде. Он приласкал его член, глядя на это в зеркале, а потом избавился и от собственного белья. У Алефа даже голова закружилась, когда он увидел чужой член между собственных ног. Но когда гладкая, горячая головка ткнулась в чувствительное местечко под яйцами, сил хватило только на длинный выдох. Дерек чувственно улыбнулся, потерся носом о шею Алефа. Мягко, почти невесомо погладил, придвинулся еще ближе, так что его член выглянул наружу, и принялся ласкать и Алефа, и себя одновременно.
Пришлось выставить руки вперед и опереться по обеим сторонам от зеркала. От дыхания Дерека его член чуть смещался, совсем незаметно глазу вздрагивал, но этого хватало, чтобы ноги ослабели в предвкушении.
Вот только голову опускать он не стал — так и замер, неудобно выгнув шею, только чтобы продолжать смотреть в зеркало. Не на себя — ну, если только изредка. На Дерека. Сейчас он снова выглядел по-другому, как ни в одном своем фильме и еще ни разу в жизни. Серьезный, сосредоточенный на том удовольствии, что получал. С растрепанными, так и не познавшими сегодня расчески вихрами, едва заметной золотистой щетиной над припухшими от поцелуев губами. И с отражающими в глазах его, Алефа, светлыми, почти белыми волосами.
Когда Дерек, наконец, вошел в него, Алеф уже хотел его так, что не удержался от вскрика. Не задумываясь, что делает, он поставил ногу на бортик ванны и едва не кончил, глянув в зеркало. А потом Дерек мощно толкнулся бедрами, и в глазах помутилось.
Остатками разума он еще понимал, что шуметь нельзя. Что во дворе Брюс. Но легкие горели, а горло саднило. Алеф до боли закусил губу, от дыхания кожа на груди натягивалась, обнажая ребра. Но Алеф не мог даже на мгновение отвести взгляд от зеркала. Все вокруг плыло, темнело, смазывалось, и только лицо Дерека было невероятно четким. И выступившие на лбу крохотные капельки пота, раскрасневшиеся щеки, широко раздувающиеся ноздри говорили больше любых слов и заводили круче громких стонов.
Рука, до сих пор крепко сжимающая его грудь, расслабилась. Дерек, как тогда, перед камерами, положил ладонь ему на горло. Но не сжал, а мягко накрыл и медленно повел вниз. Цепляя соски, поглаживая ребра. Пальцы чуть задержались на пупке и мягко скользнули ниже, к раскачивающемуся в такт неторопливым, длинным толчкам члену. Притянули его вверх, сгребли в горсть яйца, отодвигая, давая рассмотреть.
Рот наполнился слюной. Плевать, что это был его собственный член — сейчас, в зеркале, в чужих руках он тоже выглядел чужим и буквально умоляющим о ласке. И если бы Алеф только мог, он непременно дал этому члену все, что тот просит.
Дерек, видимо, подумал о том же, потому что накрыл головку ладонью и с усилием протиснул ее сквозь кулак. Ослепительная судорога удовольствия прошила тело, заставив дернуться так, что Дерек даже сбился с ритма. В его глазах полыхнуло пламя, и он обхватил член Алефа всей рукой, лаская уже без изысков, старым как мир способом. Его движения вскоре стали слаженными — на члене и внутри, и Алеф все же вынужден был зажмуриться, изо всех сил вцепившись в раковину.
А потом распахнул глаза. Смотрел на побелевшие костяшки Маккентоевских пальцев, все сильнее сжимавших его член. На темно-красную головку, на какие-то мгновения появляющуюся между ними и снова исчезающую. На белесый фонтанчик, выстреливший вверх и осевший на зеркале длинной полосой. И только потом уже ощутил то, что увидел, — по телу понеслась горячая судорога, вывернувшая его, корежащая, иссушающая. Воздух вышибло из легких, и получалось только беззвучно открывать рот.
Когда оргазм чуть отпустил, превратился в россыпь коротких вспышек, и получилось вдохнуть, Алеф поднял глаза на лицо Дерека и подавился стоном. Каменно-твердый член, пульсирующий глубоко внутри, жесткие, резкие толчки, да даже оргазм — все были ничем по сравнению с его взглядом. Голод, страсть и нежность смешались в нем так, будто Алеф был желанным трофеем, шлюхой и божеством одновременно.
Финальный толчок был особенно резким — будто поставив точку, Дерек отказался от растягивания удовольствия, оборвав его в самом начале угасания, почти на пике. Медленно разжал пальцы, навалился на спину. И опустил голову, впервые за все это время отведя взгляд. Выдохнул.
— Однако... — протянул с совершенно непонятной интонацией.
— Порно отдыхает, — Алеф с трудом держался на трясущихся, разъезжающихся ногах. Облизал пересохшие, искусанные губы и глянул через зеркало на Дерека. Проследил его взгляд. — О, черт…
Все зеркало и полированная раковина из темного камня были расчерчены белесыми потеками.
— Да это-то как раз ерунда, — качнул Дерек головой. — Сейчас смоем душем, а потом горничная приберет. — А вот порно это уже хочется промотать на начало и посмотреть по новой.
— Не знал, что ты вуайерист, — Алеф выпрямился и оперся спиной на Дерека. Тот удобно перехватил его за талию, давая отдых уставшей спине. — Я бы тоже посмотрел, — признался шепотом и завел руку назад, обнимая его за шею.
Твою мать, надо заканчивать с этим, а то так и до нарциссизма недалеко. Потому что зеркало отразило двух совершенно непохожих, но удивительно красивых мужчин.
Эмблема для знамени дьявола.
Но тут Дерек хмыкнул и поцеловал его в шею.
— Глупый, — фыркнул он. — Я про то, что с удовольствием трахнул бы тебя еще разок снова прямо сейчас.
— Боже, кому тут двадцать один? — рассмеялся Алеф. Сглотнул и зажмурился. — Кажется, это заразно, — взял Дерека за руку и потянул к снова начинающему твердеть члену.
Но Дерек с сожалением поджал губы и покачал головой.
— Второй раз надолго, — вздохнул он. — А нам надо быть на площадке меньше чем через час. Но черт побери, это был лучший секс со времен моей бурной молодости!
— Это был лучший секс в моей жизни, — признался Алеф.
Как вообще играть сегодня, когда все мозги в желе, а по телу будто бульдозер ездил? Хотя, наверное, холодный душ и пара сигарет прочистят мозги. Сигареты обязательно, и как можно скорее.
Дерек негромко рассмеялся и с чувством поцеловал. А потом подтолкнул в кабинку.
— Давай по-быстрому смоем все, — и тоже встал рядом — так близко, что Алеф чувствовал жар его тела.
Происходящее было едва ли не более смущающим, чем пробуждение утром в обнимку. И уж точно куда более волнующим, чем могло бы быть с девушкой. Вроде ничего сексуального в наскоро помытой друг другу спине, но сердце сбивалось, словно торопилось куда-то, а мысли путались.
_____________________________________


В следующей серии:
— Ух ты! — присвистнул Алеф. — Я бы даже приплатил сам, если бы мне такое предложили.
* * *
Алеф откинулся на спинку дивана и облизал пересохшие губы. Твою мать, хорошо хоть пиццу не купил, а то подавился бы сейчас.

Сцена 7. Дубль 4

Съемки, несмотря на настрой Алефа, прошли весьма бодро и обернулись неожиданным дополнительным выходным.
— Думаю, Алеф, ты нам завтра не нужен, — сказал Мион вечером. — Теперь снимем крупные планы, так что завтра поработаем с Дереком. А в понедельник погоним твою часть.
— Хорошо, — кивнул Алеф и неосознанно поискал глазами Дерека.
За эти недели он успел забыть, что Дерек освободится от съемок намного раньше него — ведь его рабочий день стоит куда больше. Но в Азию они поедут вместе: у Джоша с Центурионом намечалось немало интересных сцен.
А еще надо что-то придумать на сегодняшний вечер и завтрашний день.
— Ли, меня зовут принять участие в сериале, — подал вдруг голос Дерек. — Пара серий. Что скажешь? Успею до отъезда?
— Вполне, мы еще несколько недель провозимся, — Ли вздохнул и с силой провел ладонью по лицу. — Это с вами почти нет провальных дублей, в отличие от остальных. Я пришлю тебе расписание съемок, чтобы было проще ориентироваться.
— Хорошо, спасибо, — Дерек сдержано улыбнулся. Зато потом, когда они с Алефом шли к гримерным, рассказал уже с неподдельным восторгом: — Сериал о мотоциклах, днем позвонили. Хотят привлечь внимание, использовав мое имя. Я им сказал, что снимусь бесплатно, при условии, что они подгонят мне либо самый крутой байк, который найдут, либо кучу разных. Там будет что-то вроде испытаний разных марок в разных условиях. Экстремальная езда. Жуть как интересно!
— Ух ты! — присвистнул Алеф. — Я бы даже приплатил сам, если бы мне такое предложили. И не знаю, чего хотел бы больше — один, но самый крутой, или кучу разных.
А еще он был бы счастлив хоть на денек попасть на эту съемку и посмотреть на Дерека: редко встретишь человека, настолько одержимого техникой. Дерек готов был часами сидеть в своем гараже, полируя и начищая железо. Это тоже было уютное времяпрепровождение — Алеф брал на себя технические задачи, а он наводил лоск. И искренне радовался, когда железный конь, час назад плевавшийся бензином и чихающий, начинал работать как надо.
— Вот и я не знаю! — Дерек широко улыбнулся, и эта улыбка разительно отличалась от тех дежурных, что он изредка демонстрировал на площадке. Вообще, казалось удивительным, что такой живой, искренний и веселый человек превращался едва ли не в робота на работе и среди незнакомых людей. — Если у них будет что-то про машины, я им тебя сосватаю, но для мотоциклов у тебя опыта маловато, увы.
— В двухколесных я пока больше наблюдатель, — совершенно искренне согласился с ним Алеф. — Да и машины... я сорву съемки, потому что под каждую буду просто обязан лечь и как следует ублажить. А если это будет фильм про ретро-мобили... — он улыбнулся, — я ж от переизбытка чувств загнусь.
Дерек негромко рассмеялся и хлопнул его по спине.
— Завтра в шесть, — сказал на прощание. — И возьми теплую одежду.
— До встречи, — кивнул Алеф и полез в карман за ключами.
Он еще только прогревал капризный движок, когда мимо, взревев мотором, проехал мотоцикл. Дерек, явно красуясь, выкрутил ручку газа, так что заднее колесо вильнуло, и почти мгновенно скрылся из виду. Алеф поерзал на сиденье — завтра и он будет в седле — и мягко тронул педаль газа. Корвет вышел со стоянки практически бесшумно.
* * *
Обычно Алеф не смотрел репортажи с "красной дорожки", несмотря на то, что Линда очень советовала никогда их не пропускать. Да и сегодня сомневался, смотреть или нет, — уж больно тянуло в гараж. Но, с другой стороны, завтра ему предстоит путешествие, а ехать на мотоцикле куда-то далеко уставшим и разбитым — последнее дело.
И потом, Линда все-таки права. Уже довольно скоро ему тоже предстоит подобное, и стоило поучиться у профи, как себя вести. Вот только пиццу Алеф решил все же не заказывать, а в гостиную принес пару запасных частей двигателя, нуждающихся в капитальной чистке. Дерека ведь не будут показывать несколько часов кряду. А жаль. От воспоминаний об утренней вакханалии до сих пор внутри все екало, и очень хотелось понаблюдать за Дереком в другой ипостаси — удастся ли разглядеть хоть толику утреннего безумия во взгляде?..
Перед глазами снова всплыло их отражения в зеркале, и Алеф шепотом выругался, когда член отреагировал вполне однозначно.
Да сколько можно-то! Алеф схватил поршень и ветошь. Как подросток, черт возьми!
Но тряпка не успела коснуться металла. Лежавший на столике телефон ухнул, потом завибрировал и тут же разразился мелодичной трелью.
— Привет! — опережая Алефа с "алло", прозвучал женский голосок. — Ну что, обманщик, щеки от стыда не горят?
— Привет, Сесиль, — Алеф отложил деталь. — Прости, был занят.
— Ну да, я знаю, — протянула она. Не нужно было видеосвязи, чтобы знать, что она сейчас надула губки и посмотрела в зеркало, красиво ли получилось. — Поэтому звоню сама и намекаю, что сегодня вечером я ну совершенно не занята.
Алеф сглотнул. Член и не думал опадать, смотреть телек не хотелось от слова совсем. А может, рвануть с Сесиль на побережье? Посидеть, слушая шум волн, потом повалить ее на песок, ощущая себя большим, сильным…
Он уже почти согласился, но тут из телевизора на него внезапно посмотрел Дерек. Скользнул взглядом, улыбнулся — весело, но при этом отстраненно. Совсем не так, как утром. Боже, как же он тогда смотрел... Прожигая взглядом, выворачивая нутро.
— Прости, я сегодня занят, — сказал он Сесиль, бездумно положив руку на ширинку. — Мастер-класс по сценическому мастерству.
— Вечером? — переспросила Сесиль. — Ну ладно... — она тяжело вздохнула в трубку. — Но обещай, что позвонишь.
— Позвоню, — согласился Алеф, чуть сжимая пальцы. — Пока.
— Чмоки-чмоки, — Сесиль просто физически не была способна долго расстраиваться. Вот и сейчас она уже снова весело щебетала. — Звони!
И наконец-то отключилась. Алеф отбросил телефон и посмотрел на экран.
Дерек добросовестно отвечал на вопросы и много шутил, часто очень рискованно. Было ли это тем самым эпатажем? Алеф был не уверен — Дерек и в жизни весьма резкий на язык.
— Ваш новый фильм, "Странствующие", — к нему пробилась молоденькая корреспондентка и сунула в лицо микрофон с эмблемой известного развлекательного канала, — о чем он больше? О бандитских разборках или о любви?
Алеф приподнялся, глядя в экран. Он готов был поклясться, что в глазах Дерека, прямо смотревшего в камеру, на миг вспыхнуло утреннее безумие. Собственный член был того же мнения, дернувшись под сжимающими его пальцами.
— О жизни, — ответил Дерек, выдержав паузу. — Очень непростой, местами страшной жизни. О том, как человек пытается лавировать между долгом, совестью и чувствами — тоже нестандартными и тяжелыми. Это будет отличный фильм, — он улыбнулся и добавил, понизив голос: — И очень чувственный.
Ах ты ж черт! Алеф откинулся на спинку дивана и облизал пересохшие губы. Твою мать, хорошо хоть пиццу не купил, а то подавился бы сейчас. Но вот успокоительные пилюли бы не помешали — член стремительно натягивал штаны.
— Говорят, некоторые сцены... — начала было корреспондентка, но ее оттеснили другие журналисты. Дерека проводили в зал, его место на пятачке для фото— и видеосессий занял другой актер.
Подрочить все же пришлось. Быстро, небрежно — и чертовски сладко. Вытирая руки, Алеф костерил себя на чем свет стоит. А потом, успокоившись, решил, что это было неизбежно. Наверняка на утреннее воспоминание он будет дрочить еще не раз.
Оставшуюся часть церемонии он смотрел уже спокойно. Вот только когда в списке очередных номинантов увидел фамилию Дерека, сердце забухало в груди. Это не Оскар, конечно, но премия очень престижная. Да и Дерека камера взяла крупно. Он сидел, закинув ногу на ногу, и практически равнодушно смотрел на сцену.
— Для объявления победителя в номинации "Актер года" приглашается Ева Йеман! — объявила ведущая.
На сцену выпорхнула девица — явная жертва анорексии, да еще и в ярко-алом платье, невыгодно подчеркивающем худобу. Что-то шептала в микрофон, пыталась петь, виляла костлявым задом. Потом очень долго открывала конверт — ей отчаянно мешали слишком длинные ногти. Камера поочередно брала всех номинантов — кто-то изображал каменное спокойствие, иные заметно нервничали. А Дерек был на самом деле спокоен, если не сказать, что скучал.
— Актером года стал... — Йеман жеманно облизала губы и томно прикрыла глаза. Переступила с ноги на ногу. — Дерек Маккентой!
Непонятно как, но Алеф явственно увидел, что радостная улыбка Дерека в ответ на это заявление была искусственной. На сцену он взбежал резво и весело, как и произнес яркую, полную шуток речь, изрядно повеселив зал. Вот только было ощущение спектакля и даже фарса, будто бы премия на самом деле его не волновала.
Йеман всучила ему еще и букет цветов — все в зале и у телевизоров увидели просто улыбку, но Алеф явственно увидел оскал. Потом полезла обниматься, и Алефу даже показалось, что сейчас Дерек отправит ее в стену. Но, конечно, он сыграл радость, обвил рукой тонкую талию, запечатлел на ее щеке поцелуй — именно запечатлел, не поцеловал, — замер, давая время фотографам, и вернулся в зал.
Алеф открыл бутылку пива и сделал несколько глотков. Потянулся за пачкой сигарет. Черт возьми, да он бы уже сбежал из этого кошмара. А в рамках рекламной кампании истории Джоша и Центуриона придется перенести не один десяток подобных мероприятий.
И тут неожиданно пиликнул телефон. Алеф рассеянно глянул на него и едва не подпрыгнул, увидев сообщение от Дерека.
"Меня спасет только тонна сникерсов. Если захватишь завтра — с меня минет!"
"Заметано", — набил в ответ Алеф.
Камера снова переметнулась к Дереку, так что ответом Алефу стала улыбка — настоящая. Искренняя. Член в штанах опять дернулся, и пришлось поспешно выключить телек, потому что такими темпами он обзаведется мозолями к завтрашнему утру.
Алеф отставил так и не отпитую бутылку пива и вышел в гараж. Покопался в шкафу, отыскивая нужную для реализации его идеи вещь, и сел в корвет.
В магазине пришлось просить подыскать коробку — запечатанной упаковки не оказалось. Алеф сгреб с прилавка все, что были, сложил в смешную ярко-желтую с фривольной надписью "Сырные облачка" и поспешил к машине. Проехал по запруженным улочкам, остановился перед знакомыми уже воротами и помахал камере интеркома.
— Скорая батончиковая помощь прибыла на вызов! — сказал весело и полез в багажник. Вытащил квадрокоптер, прицепил к держателю камеры пакет с коробкой и выудил пульт.
Игрушка не слишком охотно, но взлетела. Алеф включил камеру и направил квадрокоптер в сторону гаража Дерека. Батарейку не заряжали слишком давно, и полет окончился небольшой катастрофой, но самое главное получилось — сникерсы благополучно оказались на территории дома Маккентоя.
Довольный собой, Алеф сел в машину и дал по газам.
Когда он вернулся, трансляция предсказуемо закончилась, и он с чистой совестью отправился в душ. Эмоций было слишком много, и требовалось смыть их водой. Ужасно хотелось поплавать, но с этим придется сильно повременить.
После душа он собрал сумку для завтрашнего путешествия, немного пощелкал пультом, бездумно переключая каналы, и, наконец, выключил телевизор.
И вот тогда пришла еще одна смска. Ну очень лаконичная.
"Два минета".
_______________________________________________________
В следующей серии:
— Я мечтаю его облизать, — Дерек подпустил в голос сексуальной хрипотцы. — Вот прямо на сцене, смачно так.
* * *
— Так у меня есть шанс? — Мэтт широко улыбнулся, протягивая Алефу кружку с чаем.

Сцена 8. Дубль 25

Мотоцикл мягко подрагивал. Алеф оглянулся на кофр сзади, куда прекрасно уместились его вещи, и еще раз мысленно повторил наставления Дерека: держаться с группой, если что-то случилось, сразу говорить. А вообще — получать удовольствие от происходящего.
Правда, до места встречи еще надо было доехать, причем самому: они с Дереком решили не афишировать отношения. Просто друзья, просто встретились. Так что мотоцикл Маккентой ему выдал "незасвеченный", и объяснил, где назначен общий сбор.
Когда он приехал, Дерека еще не было. Этот момент смущал Алефа изначально: он же совсем не знал собравшихся у указателя-ориентира людей. Но оказалось, это было и не нужно.
— Привет! — окликнули его, едва он снял шлем. — Ты с нами? Кто будешь?
— Алеф Бордер, — представился он и, поставив мотоцикл на подножку, спешился. — Дерек пригласил меня покататься.
— Дерек? — подошедший высокий, в меру накачанный мужчина изучающе его оглядел. — С чего это он вдруг... Ну, раз позвал, вставай в колонну, — и протянул руку. — Здорово, Алеф. Я Мэтт, — рукопожатие у него было уверенное и крепкое. — Это Стен, Леон и Майкл, — кивнул на стоящих рядом со своими железными конями парней.
— Привет, — Алеф поочередно поздоровался со всеми. — Мы с Дереком работаем вместе. И оба фанаты железяк и бензина.
— Наш человек, — одобрительно кивнул Стен и выудил из своего кофра сигареты.
Он оказался очень светловолосым неулыбчивым мужчиной, самым старшим из всей компании. Леон же был пухлым весельчаком, явно старше Дерека, но младше Стена, а Майкл — худощавый, черноволосый и самый молодой — всего лет на пять старше самого Алефа. Мотоциклы у всех тоже были разные: у Мэтта и Леона — здоровенные Харлеи, блестящие хромом, Стен ездил на очень легком с виду байке, каком-то ощипанном, что ли, — кроссовом, а у Майкла была обвешанная пластиком алая Ямаха.
— А где сам Дерек? — поинтересовался Леон. — Надеюсь, ногу снова не прихватило?
— Ногу? — озадаченно переспросил Алеф. — Да нет, вроде. Не хромал он... вчера, — едва не брякнув "сегодня", в последнюю минуту поправился он. — Да и вообще не хромал.
— Это хорошо, — кивнул Стен. — А то в прошлый раз вместо прогона ему пришлось ехать в больницу.
Зак вроде про ногу ничего не говорил. Да и Дерек никогда не жаловался. Но прихрамывал после того жуткого съемочного дня. Старая травма?
Тему здоровья Дерека не стали развивать, потому что с противоположной стороны улицы раздался рев движка, и через несколько секунд появился сам Маккентой.
— Надеюсь, ты опоздал потому, что твой чудо-повар упаковывал нам гору стейков! — заявил Мэтт и хлопнул еще не успевшего снять шлем Дерека по спине.
— Не совсем, но почти! — Дерек с чувством его обнял, и Алеф удивленно наблюдал, как он поочередно переобнимал всех, а Стена даже чмокнул в щеку. Его самого он тоже сгреб в охапку и мазнул губами по виску. Это было очень странно: до этого за ним такого не наблюдалось.
А вот его друзей поведение Дерека нисколько не смущало. Они в ответ сжимали его в объятиях, хлопали по плечам и спине.
— Ладно, давайте уже свалим из этого каменного мешка, — проговорил Мэтт, когда с объятиями было покончено. — Стен, ты первый, я замыкающий.
— Покатили! — согласно кивнул Стен и пошел к своему мотоциклу.
— Йо-хууу! — радостно возвестил Майкл. Его мотоциклетный шлем был ярко-красным, как и пластик мотоцикла. — Чур, я за Стеном.
— Езжай, — кивнул Алефу Дерек. — А я за тобой. Полюбуюсь на твою задницу, — добавил, нацепив шлем и включив их внутреннюю волну.
— Э, на задницу я тоже хочу! — запротестовал Алеф.
Впрочем, скоро стало не до задниц. Маршрут, может, был и несложный — выехав за город, они поехали по старому шоссе, а полсотни миль спустя Стен и вовсе свернул на проселочную дорогу. Но это как раз оказалось для Алефа легче — скорость упала, мотоцикл был послушен и уверенно держал дорогу, так что хватало времени рассматривать местность, где они ехали, и...
— Что это? — ошарашенно спросил Алеф, услышав в своем шлеме пение.
— Linkin Park, — отозвался Дерек, и Алеф вдруг с оторопью понял, что это Маккентой напевал себе под нос. — Не нравится?
— Нравится, — ошарашенно ответил Алеф и сам напел пару фраз из самой знаменитой их песни*.
Дерек тут же подхватил. Негромко, не пытаясь петь правильно, не следя за голосом. Некоторые слова он проглатывал, иные перевирал. Но это была ерунда. Алеф то подхватывал вместе с ним, то пропускал забытые фразы. Он тоже не пел, а практически шептал, и почему-то вот такое пение заводило похлеще навороченной автомобильной аудиосистемы на полную мощность.
— Кстати, Дерек, — раздался по общей связи чей-то голос, — тебя поздравлять? Ты награду-то получил вчера?
— Получил, но поздравлять не надо, — переключился Дерек на общий канал. — Они мне сто раз до этого позвонили со словами, что будут вручать свою статуэтку, и едва ли не с перечнем, что я должен надеть и как себя вести. Я послал всех в жопу, но суперприз мне дали все равно. Логики ноль.
— Да нет, логика как раз есть, — хохотнул второй — кажется, Майкл, но Алеф не был уверен. — Они очень боялись, что ты придешь в смокинге и будешь толкать занудную речь о том, как полезно чистить зубы на ночь. Тинейджеры от скуки перемрут.
— Дерек и скучные речи? — снова включился первый собеседник. — Да он и получая Оскара отмочит что-нибудь эдакое.
Алеф осторожно объехал большую кочку. Как Дерек умудрялся быть таким? На площадке — сосредоточенным, сухим в общении, но полностью отдающим себя делу, на публике — эпатажным, провокационным, а потом открытым и веселым за надежным забором своего дома.
— Я мечтаю его облизать, — Дерек подпустил в голос сексуальной хрипотцы. — Вот прямо на сцене, смачно так.
Мотоцикл под Алефом обиженно взревел и присел на переднее колесо. Поспешно отпустив случайно нажатую рукоять заднего тормоза, Алеф дал машине ехать накатом и с трудом сглотнул, в красках представив эту картинку. Облизать... Оскар. Высокую рельефную статуэтку, которую только ленивый не сравнивал с фаллическим символом.
— Сначала кто-то обещал облизать настоящий, — хрипло напомнил он, переключившись на личный канал с Дереком.
Непонятно было, услышал ли его Дерек, потому что в общем эфире раздался дружный гогот.
— Как всегда в своем репертуаре! — фыркнул кто-то. — И ведь оближешь!
— Ну, облизать, может, не оближу, но лизну точно, — отозвался Дерек. — А что касается обещаний, — добавил уже другим голосом и в куда лучшем качестве сигнала, — то я тебя досуха высосу, можешь не сомневаться. Если, конечно, ты не захочешь обменять два моих минета на один хороший трах сверху.
Алефу пришлось почти полностью остановиться.
— Черт возьми, альтернатива одна другой краше, — проговорил он. Затормозил совсем, пропуская группу вперед, достал из кофра бутылку воды и сделал несколько жадных глотков. — Только боюсь, если мы продолжим о задолженностях говорить, я закончу поход раньше времени. В кювете.
— Ты первый начал! — фыркнул Дерек.
— Эй, Алеф, ты в порядке? — поинтересовался, кажется, Мэтт. — Недавно в седле?
— Он у нас на ретро-мобилях специализируется, — сказал Дерек, тоже притормаживая. — И просто чудо как хорош в гараже.
— Да он и вне гаража неплох, — хмыкнул Мэтт. — Догоняйте, парни.
— Да-да, сейчас, — сказал в общий эфир Алеф.
Мотоцикл послушно тронулся с места. Тропа превратилась в широкую лесную дорогу, и Дерек поравнялся с ним. Мэтт и Стен ехали тоже рядом, а вот Майк рванул вперед, пришпоривая свой мотоцикл.
— Как тебе мои парни? — поинтересовался Дерек. — Я их уже пару десятков лет знаю, столько дорог исколесили вместе — не счесть.
— Интересные, — одобрил Алеф. — Только вот если бы мне показали каждого по отдельности, я никогда бы не подумал, что у них может быть что-то общее.
Наверное, в этом и кроется магия байков. Страсть к ревущему железу, к ветру, задувающему под шлем, скорости, с которой ты в какой-то момент оказываешься наедине, — все это сближает самых разных людей. Ни один не проедет мимо, всегда остановится и поможет — будь то сломанный мотоцикл на обочине или, не дай бог, авария. Двухколесное братство, байкерская семья — похоже, это не просто красивые слова.
— Это точно, — согласился Дерек. — Леон программист, Майк — не поверишь! — водопроводчик, Стен работает в студии спецэфффектов — кстати, и к нашему фильму его команда руку приложит, ну а Мэтт... Мэтт пишет музыку. Помнишь фильм "Опередить всех"? Вот там почти весь саундтрек его.
— Мэтт? — ухмыльнулся Алеф, посмотрев на широкую спину впереди. — Я бы предположил, что он мясник. Майкл, наоборот, мог бы быть композитором, он такой... воздушный, что ли. А вот Леон вполне подходит под стереотип программиста, — он похлопал себя по животу, намекая на округлое брюшко.
Дерек рассмеялся.
— Что так — то так, — согласился он. — Ты, кстати, освоился с байком? Дальше маршрут будет посложнее.
— Если ты не будешь больше упоминать о всяких там статуэтках, то мы с ним уже почти сроднились, — в доказательство Алеф виртуозно славировал между двух луж. — Всегда любил скорость, а вот так, оказывается, ты с ней один на один.
— Тогда тебе стоит сразу повернуть домой, — усмехнулся Дерек. — Потому что у нас чисто мужская и весьма пошлая компания. Единственный абсолютный натурал тут Леон, но уже привык к нам.
— Да вот просто пошлостями меня особо не проймешь, — ответил Алеф. — Не забывай, я вырос с братом.
Дорога и вправду становилась тяжелее с каждым километром. Они ехали в горы, и мало того, что уклон был все явственнее, так еще и тропа виляла. Приходилось объезжать камни, преодолевать небольшие ручьи и лужи, а еще...
— Парни, аккуратно, я видел нехилую змею на дереве, — передал по связи кто-то из парней.
— Предлагаю поймать! — немедленно откликнулся Мэтт — Алеф уже начинал немного различать их по голосам. — Я недавно чудесное порно видел с этими тварюшками...
— А ссылку кинуть было влом?! — возмутился Майкл.
— Вот только на порно я тебе ссылки не кидал! — фыркнул Мэтт. — Не маленький, сам найдешь.
— Лучше уж три-дэ тогда, — возразил Леон. — С тентаклями.
— Лучше нормально потрахаться и не заниматься ерундой, — отрезал Стен.
— Не скажи... — мечтательно протянул Майкл. — Иногда с ерундой так задорно выходит.
— Главное, чтоб эта ерунда нравилась не только тебе, — фыркнул Леон. — А то порой проще порно — и передернуть, чем объяснять, почему это здорово.
— Вот поэтому я не связываюсь с теми, у кого члена нет, — заметил Стен. — Тем, у кого есть, ничего объяснять не приходится.
— Да уж, ты у нас радужный донельзя, — рассмеялся Мэтт. — Алеф, а ты как? Молодо-зелено-к экспериментам готов или ждешь ту-самую-неповторимую?
— Эмм, — опешил Алеф, не зная, как именно ответить. — Ну, я точно не простаиваю, — постарался подобрать как можно обтекаемые слова.
— Мэтт, хорош яйца подкатывать! — усмехнулся Майкл. — Еще даже до первой стоянки не доехали.
— Это не я, оно само! — открестился Мэтт весело. — Я, кстати, знаю, что это за таинственный красавчик. Ты с ним играешь в новом фильме, да, Дерек?
— В точку, — подтвердил Дерек. — Но не обманывайтесь, под личиной красавчика скрывается отличный механик.
— По-моему, Мэтта гораздо больше интересует, что скрывается под его одеждой, — съязвил Леон.
— Под одеждой тоже все в порядке, — Алефу показалось, или голос у Стена и вправду был довольный? — А что, я отсматриваю снятые сцены, чтобы понять, что там надо докручивать. И кстати, я такое видел...
Алефу показалось, что под шлем плеснули горячей водой, да еще и щедро добавили за шиворот.
— Ну-ка, ну-ка, и что же ты видел? — заинтересованно протянул Мэтт.
— Мою гениальную актерскую игру, что же еще? — саркастически вставил Дерек.
— О да, игра была просто… гениальна, — едва сдерживаясь от смеха, выдавил Стен. — Но больше я ничего не скажу, мучайтесь до самой премьеры.
— Сволочь ты, — фыркнул Майкл. — Не пущу тебя в мою палатку, спи под елкой.
— А я пущу! — заявил Мэтт. — Не безвозмездно, конечно. Или, может, я лучше приглашу кого-то, кто из первых уст мне расскажет, что там ты такое мог рассмотреть?
— Ни за что! — решительно отказался Дерек. — И тебе, Алеф, не советую. Он жутко храпит!
— Так вот почему ты выспрашивал меня про храп, — хмыкнул Алеф, переключившись на внутреннюю связь. Интересно, а они с Мэттом случайно не…?
— И ничего я не храплю, — раздалось в наушниках. — Это ты ворочаешься, как будто на термитник лег. Так что, Алеф, лучше ко мне, если хочешь выспаться.
— Тормозни, бугай, — хмыкнул Майкл. — У Алефа наверняка своя палатка есть.
— А даже если и есть, — ничуть не смутился Мэтт. — У меня она наверняка больше. И очень-очень большой и теплый спальник.
— Я сплю с Дереком! — поспешил прекратить дележ своей тушки Алеф. Кто-то громко фыркнул, потом раздался свист, и он вдруг сообразил, что ляпнул. — В смысле, я в палатке с Дереком буду, — быстро поправился он.
— Нет уж, нет уж, за слова нужно отвечать! — рассмеялся Дерек. — Ура, парни, мне сегодня обломится!
— О-о, чур я на самой дальней опушке тогда! — протянул Стен. — Потому что с вами рядом, поди, уснуть будет еще труднее, чем с Мэттом.
— Я с тобой, — тут же примазался Майк.
— А я с этим извращенцем озабоченным, что ли? — обиженно воскликнул Леон. — Предатели!
— Да ладно, я тебе беруши дам и даже обещаю не приставать, — хохотнул Мэтт. — Парни, там трещина скальная, поаккуратнее, — предупредил совсем другим, серьезным тоном.
— Это не трещина, это целый каньон, — поддержал его Стен.
Алеф сбавил скорость и осторожно объехал опасное место.
— Удачно у тебя пошутить получилось, — сказал он Дереку по их каналу. — А меня вот занесло прямо по Фрейду.
— Ты в следующий раз не красней, а доводи сказанное до абсурда, — посоветовал Дерек. — Тогда все решат, что ты тоже удачно пошутил. А вообще-то Мэтт мирный, в штаны не полезет, пока не убедится, что его там ждут. Я когда с ним познакомился, он меня поначалу боялся, а потом тоже стал подкатывать. Собственно, в итоге мы все же оказались в одной палатке, но на этом все благополучно закончилось, потому что спать было невозможно под его храп.
— Понятно, — Алеф чуть поддал газу, чтобы проехать неглубокую яму. Ужасно хотелось спросить, а было ли что-то до того, как Мэтт захрапел, но потом он решил, что это неважно.
Дорога пошла резко вверх, и некоторое время в эфире были слышны только редкие фразы парней, предупреждавших об опасных местах.
— Красота какая! — восхищенно выдал Стен, когда они выехали из леса на небольшое плато.
— Привал? — поинтересовался Мэтт.
— А не рано? — Леон осторожно подъехал к самому обрыву.
— А нас кто-то гонит куда-то разве? — Мэтт стащил шлем и расстегнул куртку.
— И то верно, — согласился Леон. — Тогда привал.
— Только жрать так скоро не просите, — предупредил Дерек весело. — А то я вас не прокормлю.
— Да мы сами себя прокормим! — Мэтт спешился, поставил мотоцикл на подножку и с деланно-равнодушным видом спросил, глядя на Маккентоевский кофр: — А чего нам пока не просить, а?
— Не знаю, — Дерек криво усмехнулся. — Но Гидеон готовил часа четыре, и в кофр не поместилось ничего, кроме еды и трусов.
— И он точно будет расстроен, если плоды его трудов прокиснут! — Мэтт сделал несколько осторожных шагов по направлению к Дереку. — Да и с такой тяжестью тебе наверняка нелегко управлять.
Алеф тоже снял шлем и оперся грудью на руль. С непривычки ныла спина, от напряжения горели руки. Но он готов был ехать и ехать вперед. Мотоцикл давал то, что даже кабриолету неподвластно — ощущение свободы. Да, это в разы опаснее, но как же круто нестись вперед не в клетке из металла и пластика, а отделенным от ветра одним лишь тонким пластиком забрала. Если машина — это средство передвижения из пункта А в пункт Б, то мотоцикл — только посредник между тобой и дорогой.
— И что? — Дерек скрестил руки на груди, насмешливо глядя на Мэтта. — Ты собираешься отнять у меня жратву силой?
— Так ты не оставляешь нам выбора... — Мэтт хищно улыбнулся, а Алеф увидел, как Стен, сделав ему знак рукой, незаметно обходит Дерека сзади.
— Может, договоримся по-хорошему, — Леон скрестил руки на груди, но глаз не сводил с поклажи Дерека. — У меня даже есть кое-что для ведения переговоров, — и жестом фокусника достал откуда-то изрядно помятый сникерс.
— Не-а, не пойдет, — хмыкнул Алеф. — Я же не просто так место в его палатке получил, — и в свою очередь достал пакет с тремя батончиками.
Их он купил не специально: забыл дома кредитку, а на заправке не нашлось сдачи. И продавщица, совсем молоденькая девчонка, предложила купить что-нибудь до круглой суммы.
— И это все, что вы можете предложить в обмен на стряпню моего Гидеона в количестве, превышающем разумные пределы? — Дерек насмешливо выгнул бровь и поднял кулаки, вставая в защитную стойку. — Врете! Живым не возьмете!
— Парни, берем в кольцо! — тоном Джоша вдруг скомандовал Алеф. — Мэтт, отвлекающий маневр. Леон, хорош отсиживаться, на тебе правый фланг. Стен, жди сигнала.
На короткий миг все опешили, но практически сразу включились в игру. Мэтт растопырил руки, будто с сетью шел, и двинулся на Дерека. Леон, смешно приседая, начал заходить сбоку. Стен же очень-очень медленно подбирался сзади.
И хотя потасовка затевалась шуточная, получился целый мини-бой. Стен, обхвативший Дерека со спины, дал ему точку опоры, чтобы вскинуть ноги, толкнув не ожидавшего этого Мэтта в грудь. Стен тоже не ждал от Маккентоя такой прыти и ослабил хватку, позволив тому выпутаться. Тогда Дерек сделал вид, что выхватывает из-за пазухи пистолет, и "выстрелил" в него из пальца. Затем наставил "пистолет" на Леона, и тот сразу вскинул руки вверх.
— Ты! — Дерек насмешливо посмотрел на Алефа. — Сдавайся в плен, и, так и быть, будешь прощен. Но наказан!
— Сдаюсь! — улыбаясь, Алеф — или Джош? — поднял руки — и медленно завел их за голову, не отводя взгляд от наблюдающего за ним Маккентоя. — И надеюсь на очень обстоятельное наказание с полным прощением, — с вызовом ухмыльнулся и поднял бровь.
— Ну все, я точно на самой дальней опушке и вместе с Мэттом! — Леон изобразил страдание. — Только твой храп сможет уберечь мои уши.
— Да щас вот, я и на метр не отойду! — Мэтт поднялся на ноги. — Вдруг пленник окажется слишком строптивым и одного наказания мало будет?
— Еще немного, и наказание будет заключаться в том, что я буду спать один! — заявил Дерек, с некоторой заминкой отвернувшись от Алефа, и открыл, наконец, кофр. — Ладно, разбирайте, — сдался почти с сожалением. — Только мясо внизу на вечер, да и с костром сейчас возиться смысла нет.
— Да на мясо и не покушается никто, — Мэтт нырнул в кофр и вытащил оттуда большой сверток. — Гидеон знает, что мы всегда хотим перекусить! — он радостно подкинул его в руках.
В свертке оказалось шесть больших сэндвичей с ростбифом и порционные пирожные на закуску. Мэтт первым взял себе, потом пустил сверток по кругу. Алеф был предпоследним. Забрал свою порцию и передал оставшееся Дереку. И только тут сообразил, что Майкла с ними нет. Но не успел липкий, противный страх пронестись по спине холодными мурашками, как из-за кустов раздался шум двигателя.
— Вот жук, всегда на запах жратвы приезжает, — хмыкнул Леон и достал из своего кофра исполинскую бутыль с лимонадом. Поймал недоуменный взгляд Алефа и пояснил: — Он слишком хорошо ездит, чтобы волноваться, если откатывается вперед.
— Так и знал! — Майкл стащил шлем, тряхнул непослушными черными волосами. — Вы в поход собрались или пожрать поехали? О, ростбиф! — он заинтересованно сунул нос в сверток в руках Дерека и схватил свой сэндвич. — Обофаю Гидеофа... — довольно простонал с набитым ртом.
Было совершенно ясно, что и походы, и неурочные перекусы — вещь постоянная и даже традиционная. И это было здорово. Алеф улыбнулся и впился зубами в свой сэндвич. У него, конечно же, были свои друзья и множество просто-приятелей. Были даже те, кто бредил машинами. Но здесь, в этой компании, царила совершенно другая атмосфера. Так, пожалуй, он общался только с братом. И казалось даже немного странным, что Дерек позвал его с собой: было очевидно, что состав компании не менялся много лет.
Постепенно все уселись на землю возле своих мотоциклов, лениво передавая друг другу бутыль с лимонадом. В очередной раз наливая себе золотистой жидкости в пластиковый стаканчик, Алеф запоздало пожалел, что не догадался взять с собой что-нибудь из еды.
— Так что, мои ненасытные друзья, — сказал Дерек, когда с ланчем было покончено, — куда дальше? Какие предложения?
— К реке, — немедленно отозвался Стен.
— Ой, достал! — закатил глаза Майкл. — Лишь бы удочки свои ненаглядные расчехлить. А нам только комаров кормить!
— Я тоже за реку, — поддержал Стена Мэтт. — Там купаться можно, — и многозначительно глянул на Алефа. — Правда, я бы предпочел пляж. Там я еще и конкурента толпам поклонниц сбагрю.
— А я буду купаться в шлеме! — отбрил Дерек и посмотрел на Леона. — Горы?
— Горы, — кивнул тот. — А там уже и речка, и пляж — все в одном флаконе.
— Ну, горы так горы, — согласился Мэтт и полез за планшетом. — Смотрите, вот тут должно быть неплохо.
Некоторое время ушло на утверждение маршрута. Потом Майкл вытащил сигареты и пошел куда-то за кусты, видимо, чтобы не мешать дымом остальным. Алеф хотел было пойти за ним, но, на удивление, курить не хотелось совсем.
— Так, птенчики, по насестам, — хлопнул себя по коленям Стен. — Или мы прибываем на стоянку до темноты, или ничего рыбного на завтрак.
Почти сразу стало ясно: маршрут они выбрали явно с учетом наличия в группе новичка, да и двигались не так быстро, как могли бы. Алеф был за это благодарен, хотя и чувствовал себя немного виноватым. Зато он постарался компенсировать это хорошим настроением и едко шутил над собственной неуклюжестью — благо поводов было предостаточно. Мэтт все порывался ехать рядом, помогая в трудную минуту, но Дерек неумолимо каждый раз его оттеснял.
— Вот же ты кобель на сене! — возмутился Мэтт в конце концов. — Дай поухаживать красиво и чинно!
— Да ради бога, — усмехнулся Дерек. — Вот приедем на место, накрутишь ему розочек из салфеток. А пока что я за него отвечаю.
— Леон, ты спишь с Дереком! — тут же ухватился Мэтт. — Я должен показать Алефу красоту гор ночью.
— Знаем мы, какую красоту ты собираешься ему показывать, — фыркнул Леон.
— Прости, Мэтт, но я военнопленный, — Алеф изобразил полный печали вздох, вслед за Дереком аккуратно объезжая поваленное дерево. — Я возглавил провалившийся переворот и теперь в руках победителя.
— И вообще, ты достал, — буркнул Стен. — Парень уже не знает, куда глаза девать, а мы — чем уши заткнуть.
— Да ну вас! — обиделся Мэтт. — Я творец, и мне нужна муза!
— Хочешь, крылышки надену и голым перед тобой побегаю? — язвительно протянул Леон.
— Когда мне закажут саундтрек к комедии, я тебе позвоню, — фыркнул Мэтт. — А сейчас мне нужно совсем другое настроение.
— О нет, из меня муза плохая, — рассмеялся Алеф. — Драчливая очень. Дерек на себе ощутил.
— Это точно, — насмешливо подтвердил Стен, и Алеф вздрогнул. Он уже совсем забыл, что тот видел и те самые сорванные съемки, и их более удачную версию. — Боюсь, Мэтт, тебя придется по всем горам соскребать.
— И ведь хрен соскребёшь! — притворно пожаловался Дерек. — Представляете, приводят мне это чудо на съемки, я весь такой довольный, постельная сцена перспективная такая намечается... Даже настраиваться не нужно было: прямо сразу кураж пробил. И вот я, значит, к нему подхожу — есть контакт! Глаза в глаза, все дела... Он медленно ко мне наклоняется и... Сука, вообще ничего! Имитирует, представляете? Ну я, понятное, дело, такое терпеть не стал: поцеловал хорошенько, чтобы неповадно было... Точнее, попытался, потому что эта пакость белобрысая мной в стенку швырнулась. Прямо перед камерами и всей съемочной группой!
— Еще бы тобой не швыряться, — одобрительно фыркнул Мэтт. — Видал я постер с этим твоим Центурионом. Убийца натуральный. И такой вот вдруг набрасывается с поцелуями, ни тебе здрасьте, ни до свидания.
— Да это я жертва был! — вскинулся Алеф. — Стою на вытяжку, не приведи господи звезду экрана за неподобающее место облапать, играю на разрыв, чтоб лишний дубль не делать и знаменитость не утомлять, а на меня тут просто локомотив несется.
— Так на то он и знаменитость, что его и трогать, и лапать очень даже можно и нужно, — хмыкнул Стен. — Сколько раз ты нам с экрана членом махал, а, Дерек?
— Не помню, — флегматично отозвался тот. — Это вы только с экрана смотрите, а я дубль за дублем исправно машу. Откуда я знаю, сколько взмахов в итоге увидит зритель?
— Зрителю мало всегда, — авторитетно заявил Майкл. — Я тут менял разводку одной дамочке. Так она все сокрушалась, что в каком-то фильме герои так трусы и не сняли.
— Ты не открыл ей чудесный мир жесткого порно? — поддел его Леон. — Там в большинстве случаев трусов и вовсе не надевают.
— Нет, — рассмеялся Майкл. — Побоялся, что она наткнется на сюжеты с водопроводчиками и покою моему придет конец.
— Кстати, да, — задумчиво протянул Мэтт. — Ты ведь парень видный...
— О нет, не начинай даже! — Майкл поспешно выжал газ и унесся вперед. — Кстати, Алеф, ты имей ввиду, что сексуальным преследованиям со стороны этого монстра тут подвергаются все по очереди. Кроме, разве что, Леона.
— И это очень обидно, между прочим! — притворно обиженно воскликнул Леон. — Я, может, тоже хочу стыдливо краснеть и многозначительно отмалчиваться.
— О, милый, ты, наконец, созрел! — обрадовался Мэтт. — И тем удачнее, что мы сегодня спим в одной палатке! В моем огромном, очень мягком и теплом спальнике!
— И вот именно сейчас, похоже, самое время многозначительно отмолчаться и достать из кофра метлу, — фыркнул Леон.
— В крайнем случае, беги к нам с Майклом в палатку, — предложил Стен. — Будем вместе держать оборону. А Дерек с Алефом, уверен, справятся сами.
— Я буду спать, — заявил Дерек. — И горе тому, кто меня разбудит.
— А вдруг Алеф тоже храпит? Или пинается? — не сдавался Мэтт. — Тогда нам точно придется объединиться в изоляторе!
— И напишешь ты колыбельную пьяного матроса с храпящей и пинающейся музой,— хмыкнул Стен. — Нет уж, в твоих интересах, чтобы в своем изоляторе ты торчал один.
— Злой ты,— прогудел Мэтт. — Буду теперь всю ночь сочинять очень грустные мелодии.
— Музу, правда, еще можно разбудить и выставить вон, — хмыкнул Дерек. — Так что не храпеть и не пинаться, кто бы ни оказался в моей палатке этой ночью.
— Я сплю как бревно,— тут же отозвался Майкл. — И точно не могу стать ничьей музой, так что могу составить крепкоспящую компанию.
— Ну да, спишь как бревно, только ровно поперек палатки, — фыркнул Стен. — Скажи спасибо, что весишь как воробей, я хоть могу тебя перекантовать.
— Я начинаю думать, что нам стоит купить шестиместную палатку, — рассмеялся Леон. — Чтобы никто не был обделен.
— Да! — с готовностью отозвался Мэтт и радостно выкрутил газ. — У меня будет толпа муз!
— А у нас всех — бесконечная мигрень,— вздохнул Леон. — Ладно, озабоченный ты наш, раскроешь секрет, где движок лечил?
В наушниках раздался тяжкий вздох.
— Не раскрою,— буркнул Мэтт. — Мне этот ремонт встал едва ли не в стоимость самого байка. И все равно как-то не то.
— Остановимся, я посмотрю, — отозвался Алеф. — В крайнем случае, вернемся в город — там починю.
— Ты?.. — сомнением протянул Мэтт. — Прости, но он стоит...
— Никаких "но", — перебил его Дерек. — Если напортачит — я тебе новый байк куплю. Но у этого мальчишки руки золотые, а чутье звериное.
Кровь бросилась к щекам, а в душе что-то сжалось, сладко и волнующе. Еще никто не ценил умение Алефа договариваться с движками и коробками вот так восторженно и искренне. Отец и дед только раздраженно качали головами, мол, не атласы ремонта надо разглядывать, а биржевые сводки. Приятели же предпочитали просто отгонять машины в автосервис и даже не заморачиваться на тему, что именно сломалось.
— Я люблю в железе копаться,— ответил он внезапно охрипшим голосом.
— Ну ладно, — хмыкнул Мэтт. Он поравнялся с Алефом и чуть приподдал газу. — Вот, слышишь? Звук такой гадкий. Сейчас потише, но все еще есть.
Алеф слышал.
— Это может быть много чего, — нахмурился он. — Например... — он пустился в перечисление возможных проблем и способов их решения, и сам не заметил, как увлекся. Вместо короткого ответа вышла целая лекция. Но никто не жаловался: напротив, парни замедлили ход и, когда он выдохся, засыпали вопросами.
За разговорами дорога пролетела незаметно. Не прекращая обсуждать "болезни" мотоциклов, они выехали на небольшую опушку, с одной стороны отгороженную скалой и с двух — лесом. Зато четвертая открывала волшебный вид на лежавшую у подножья долину.
— Все, ночуем здесь! — Стен заглушил мотор, подъехав вплотную к скале. — Распаковываемся.
— В общем, я после Мэтта второй на очереди к доктору Бордеру, — вызвался Майкл, глуша мотор. — Можно же?
Алеф поморщился — только ленивый не перевирал рано или поздно его фамилию. Хотя доктором, пожалуй, ещё не звали.
— Да, Док, можно? — подхватил Леон.
— Конечно, можно, — и Алеф выключил связь, спеша снять шлем.
Правда, мотоциклами занялись не сразу. Сначала распаковывали вещи, ставили палатки. В последнем Алеф, оказавшийся в походе впервые, принимал, скорее, моральное участие, да и костер разводить особо не умел.
Зато когда все приготовления были сделаны, Алеф достал из кофра свой чемодан с инструментами...
И очнулся уже глубокой ночью. Майкл и Стен вдвоем держали над ним фонарики, а Леон споро подавал нужные детали. Третий по счету пациент довольно блестел хромом в свете импровизированных софитов, а Дерек колдовал над мясом у костра. Мэтта было не видно, но, судя по шуршанию в кустах, ушел он недавно и ненадолго.
— Парни, заканчивайте, — окликнул их Дерек. — И идите есть.
— Да, пару минут,— отозвался Алеф.
Он затянул оставшиеся болты, завел мотоцикл, прислушался. Все работало просто отлично.
— Ну, Док, ты просто кудесник! — восхитился Майкл, заглушив байк.
Довольно улыбнувшись, Алеф принялся собирать инструменты. Парни в три руки принялись ему помогать. Вернувшийся Мэтт полил им воды, чтобы помыть руки и умыться. Когда Дерек снял с костра решетку с мясом, все уже собрались возле расстеленного на земле плотного покрывала, служившего и столом, и стульями одновременно. На нем уже красовалось все, что приготовил им невероятный Маккентоевский повар.
— Ух и вкусно пахнет! — Стен взял себе тарелку и принялся накладывать всего понемногу.
Все и вправду было потрясающе вкусно, особенно мясо — и в этом уже не было ни капли заслуги Гидеона.
— Вот женился бы на тебе, — довольно ухмыльнулся Леон, сыто похлопав себя по пузику. — Даром что мужик.
— А секс? — Дерек насмешливо на него посмотрел. — Терпел бы сквозь зубы? Нет уж, спасибо. Я люблю, когда задорно.
— Так ты же был бы женой, — парировал Леон. — А я тебя так люблю, что, глядишь, и трахнул бы разок. А дальше уже по накатанной.
— Ну ничего себе заявочки! — возмущенный Дерек даже перестал жевать. — Одолжения он мне делает, поглядите-ка.
— Это он не тебя, это он себя уговаривает, — хмыкнул Стен, утаскивая себе еще кусок мяса на тарелку. — И поверь мне, его устои могут быстро пошатнуться под натиском стейка и бифштекса.
Алеф сосредоточенно жевал, изредка вставляя слово-другое. Его собственные устои рухнули, едва он пообщался с Маккентоем неделю… Но он уже почти не жалел. И был чертовски рад, что в итоге поехал в этот поход.
Первым начал зевать Стен.
— Простите, — вздохнул он. — Я тут на недельную рыбалку ездил, теперь выспаться не могу никак.
— О, ну все понятно! — фыркнул Майкл. — И завтра, небось, в полпятого утра меня разбудишь. Так что пошли спать!
Стен кивнул и поднялся. Они с Майклом со всеми попрощались и долго, шумно укладывались у себя в палатке.
— А можно я к вам третьим? — жалобно посмотрел на Дерека и Алефа Леон.
— Нельзя, — хмыкнул Дерек. — Натуралам вход запрещен.
— Так у меня есть шанс? — Мэтт широко улыбнулся, протягивая Алефу кружку с чаем.
— У тебя последний шанс спать без кляпа во рту, — пригрозил Леон. — Пошли, иначе вообще в палатку не пущу.
— Эй, это, вообще-то, моя палатка! — возмутился Мэтт и нехотя поднялся. — Ладно, спокойной ночи, — зевнул, потянулся и направился для начала в кусты.
— Спокойной ночи, жестокие люди, — тяжко вздохнул Леон и тоже поднялся.
— Пока-пока, — Дерек сделал им "ручкой". — Сладких снов, ребятки.
Леон закатил глаза и показал ему старый как мир жест, прежде чем со скорбным видом удалиться.
— Ну, ты как? — спросил Дерек вполголоса. — Задница не болит с непривычки?
— Задница? — Алеф смутился, вспомнив, от чего в прошлый раз она болела. — Да вроде нет, уже ведь два дня прошло.
Дерек раскатисто рассмеялся, откинув голову.
— От мотоцикла не болит? — уточнил весело.
— Аа... — озадаченно протянул Алеф. — Нет, не болит. Руки немного ноют, видимо, я слишком крепко за руль держался.
— С непривычки все пережимают, — кивнул Дерек. — Плюс ты же еще с железками снова возился, — он оглянулся, откинул из-за спины какую-то ветку и вытянулся на траве в полный рост. — Что-то рано разошлись, — вздохнул с сожалением. — Мэтт даже ничего не сыграл.
Алеф вспомнил гитару, нежно переносимую Мэттом в палатку.
— Кажется, это я всех умотал,— сказал, пересаживаясь к Дереку ближе. Задрал голову, разглядывая усыпанное звездами небо. — Наверное, если бы не возились с байками, то послушали бы Мэтта.
— Ну да, ты у нас звезда вечера, — Дерек улыбнулся и потрепал его по коленке. — Мэтта послушаем завтра, а ты молодец.
— Ты же знаешь, мне это в кайф,— Алеф подвинулся еще ближе, прижимаясь бедром к его бедру. Плечи и руки ныли от усталости и напряжения, и он, блаженно выдохнув, лег.
Из палатки Мэтта раздался громоподобный, раскатистый храп.
— Ничего себе, я думал, это просто шутка такая.
— Мэтт, сволочь, хоть уснуть дай! — послышалось страдальческое. Потом несколько громких шлепков, какая-то возня и, наконец, все стихло.
— Увы, — вздохнул Дерек. — Как бы и нам не пришлось спать с берушами. Пойдем?
— Лично я сплю как убитый,— пожал плечами Алеф. — Пойдем, — зевнув, согласился он.
Убрав остатки ужина и сложив в мешок мусор, они забрались в совсем небольшую с виду палатку Дерека.
— Ночи в горах холодные, так что можем соединить спальники, — предложил Дерек с сомнением. — Ты вроде бы спокойно спал... Но если будешь пинаться — разбужу и отселю в угол.
— Обещаю спать по стойке смирно, — Алеф с сомнением оглядел тонюсенький спальник. В одиночку в таком точно отморозишь задницу к утру. Не менее тоненькая "пенка", служащая матрасом, вызывала еще больше опасений.
— Вообще-то, он супердорогой, очень легкий и выдерживает минус пять градусов, — увидев его скептическое выражение лица, усмехнулся Дерек. — Но вдвоем, пожалуй, все равно будет поуютнее.
Он соединил молнии обоих спальников, сделав из них один, быстро переоделся в мягкий костюм — то ли пижамный, то ли спортивный, Алеф не очень понял. У самого Алефа такого не было, так что он просто остался в трусах и сменил футболку на более длинную.
Чистить зубы, высунувшись вдвоем из палатки, пихаясь локтями и стукаясь чашками с водой, было весело. Можно было, конечно, и выйти наружу, что они, собственно, и собирались сделать, но затеяли возню и в итоге застряли в проходе. Так что Алеф изрядно наглотался зубной пасты, смеясь.
— Залезай давай, — кивнул Дерек на спальник, когда с гигиеническими процедурами было покончено. И сам залез следом, застегивая "молнию" почти до верха.
Мешок оказался довольно просторным, но Дерек все равно обнял Алефа со спины и даже, кажется, уткнулся носом в волосы.
— Все, спим, — выдохнул довольно.
— Ага, спим… — согласно кивнул Алеф, закрывая глаза.
Ткань костюма Дерека была мягкая и очень уютная. Об нее почему-то невероятно хотелось потереться, и Алеф поддался искушению. Осторожно поерзал, вжимаясь плотнее в теплую материю, выгнул спину и мысленно застонал от почти сексуального ощущения.
— Спим, я сказал! — выдохнул Дерек ему на ухо, прижимая к себе крепче. — Тут все слышно.
— Так я и сплю, — пожал плечами Алеф и снова украдкой об него потерся. — У тебя просто костюм мягкий, — и замер, закрывая глаза.
Слышно... в воображении завертелись, сменяя друг друга, картинки. Вот Дерек притискивает его к фанерной стене декораций, и на дне синих глаз бушует буря. А вот он смотрит в зеркало, и во взгляде пляшут демоны. Да уж, по-тихому не получится. Алеф шумно, глубоко вздохнул. Обнимавшая его за талию рука напряглась, притягивая еще плотнее. Алеф снова поерзал задом, теперь уже целенаправленно.
— Я буду тихо, — прошептал в темноту.
— Вот же паршивец... — отозвался Дерек, но голос у него был довольный. Он жарко выдохнул ему в шею и скользнул рукой в трусы. — Не думай только, что я буду делать сейчас минет.
— Нет, только не минет! — торопливо открестился Алеф. — Здесь темно, я ничего не увижу,— добавил шепотом. Бесполезные сейчас глаза сами собой закрылись, позволяя сосредоточиться на ощущениях.
Он еще помнил, что шуметь нельзя. И позволил себе лишь с силой выдохнуть сквозь сжатые зубы, когда чуткие пальцы пощекотали головку, разгладили чувствительную кожу под ней и мягко пробежались вниз, к мгновенно поджавшимся яйцам и ставшей невероятно чувствительной коже под ними.
Дерек ласкал его неторопливо, и было немного неловко, что сам Алеф мог сейчас лишь принимать ласку, ничего не давая взамен. Впрочем, судя по тому, как быстро в задницу уперся твердый член, Дереку все нравилось.
— А смазка-то в куртке... — вздохнул тот, стягивая с Алефа трусы. — Искать?
— Я расслаблюсь, — Алефу даже дышать было трудно — так сильно хотелось ощутить его внутри себя. К тому же поиски в небольшой палатке, весьма плотно набитой, обещали быть шумными.
Расслабиться удалось — Алеф поразился, насколько легко смазанный лишь слюной член скользнул в анус. А вот сдержать стон на этот раз не вышло. Алеф, правда, спохватился, уткнулся в спальник, глуша его, но в звенящей тишине леса этот звук показался оглушающим.
— Продолжишь в том же духе, утром все будут знать, что ты со мной спишь, — предупредил Дерек, протиснувшись до конца. Он повел бедрами, отчего член внутри заходил ходуном. — Мне, кстати, все равно.
— Мне тоже... все равно, — с трудом выдавил Алеф, пытаясь насадиться еще глубже. Ему сейчас и вправду было безразлично, кто и что узнает. Лишь бы только Дерек двигался.
— Ну и отлично! — выдохнул Дерек и наконец-то сделал первый толчок.
Сразу же стало жарко — невыносимо просто, и спасительную ткань, почти успешно глушащую звуки, пришлось откинуть прочь. Дерек попробовал зажать ему рот, но Алеф увернулся от пахнущих кожей и бензином пальцев и спрятал лицо в изгибе локтя.
Черт, как же хорошо... Поза была хоть и вынужденной, но очень удачной — член врезался четко, куда надо, и при каждом толчке Алефа будто током пронзало.
Так Дерек трахал его в тот самый первый раз. Только тогда Алеф радовался, что не видит Дерека и тот не сможет разглядеть румянец стыда на его лице. А сейчас — что можно глушить стоны в изгибе локтя. Дерек так не убрал руку, мягко обнимая за горло; его пальцы вздрагивали и на секунду вжимались в кожу всякий раз, как по кадыку пробегала вибрация очередного подавленного стона. Член внутри тоже вздрагивал, еще сильнее надавливал на нужные точки, разгоняя по телу колкую, жаркую, невыносимо сладкую волну. И Алеф поймал себя на том, что уже не пытается сдержать стоны, а лишь крепче вжимается в собственную руку, заставляя горло вибрировать еще отчетливее.
На этот раз все было долго. Дерек не спешил прибавлять темп, пока Алеф сам не начал насаживаться на член — почти бессознательно, когда стало уже невмоготу от желания поймать маячащий впереди оргазм. И у него получилось, даже не пришлось помогать себе рукой. Ошеломленный, оглушенный, он уже не контролировал свое тело, и, кажется, все-таки вскрикнул в голос. Или это был Дерек?.. Алеф отчетливо почувствовал, как внутри сжавшейся задницы пульсирует, сокращаясь, член.
Дерек не спешил вытаскивать его. Бесконечно долго он медленно двигался, теперь уже неглубоко и мягко. И отступившее уже было удовольствие вернулось, теплыми уютными вспышками растекалось по телу. Рука с горла соскользнула вниз, на еще часто вздымающуюся грудь. Постепенно дыхание выровнялось, а мозги немного прояснились. Алеф расслабился, уткнулся лицом в спальник и только коротко вздрагивал, когда Маккентоевский член задевал раздразненный, как бы пульсирующий участок где-то внутри.
— Ну и что теперь делать будем, соблазнитель? — прошептал Дерек весело. — Голышом до речки побежим?
Идея искупаться перед сном, смыть с себя пот, остатки машинного масла и сперму была заманчива. Причем настолько, что страх быть увиденным отступал на второй план. Если все уже их слышали, то пробежкой с голым задом никого не удивишь. А если нет — всегда можно сказать, что просто захотелось искупаться. В темноте никто высматривать потеки на его животе не станет.
— Пошли, — шепотом сказал Алеф. — А то, боюсь, придется мне в углу спать. Буду крутиться и чесаться всю ночь.
— Ну, пойдем, — хмыкнул Дерек. Он осторожно отстранился, стянул с себя брюки и сел. — Погоди пока, — он дотянулся до своей мотоциклетной одежды, достал из кармана упаковку бумажных платков и кинул их Алефу.
Из палатки удалось выбраться, ничего не запачкав. Но едва поднявшись на ноги, Алеф наткнулся на пристальный взгляд сидящего у палатки Мэтта. В руках у того была сигарета, и он картинно затянулся.
— Покурю за вас, — заявил насмешливо. — После хорошего секса грех не покурить.
Алеф смутился всего на секунду. В конце концов, он был неплохой актер, и сыграть беспечность ему не составляло труда.
— Ты же спал! — фыркнул он. — Храпел как боинг на взлете!
— Он и сейчас спит, — усмехнулся Дерек, появляясь следом. — И ему снится, что у меня огромный член. Так что сон эротический и фантастический одновременно.
Мэтт немедленно скользнул взглядом ему в пах и покачал головой.
— Твоя любовь к эксгибиционизму на экране давно уже не оставила никому простора для воображения, — заявил, выпустив в небо струю дыма.
— Тем лучше, — припечатал Дерек и решительно двинулся к реке.
Алеф счел за благо не отставать. В крови еще бурлил адреналин, но тело было расслабленным, а мозги — вялыми. Наверное, это хреново: попасться на глаза именно Мэтту, но Дерек сам сказал, что это его друзья. И вряд ли они со всех ног понесутся к папарацци сливать жареный факт из биографии известного актера.
Речка была маленькой, не больше десяти футов в ширину. И неглубокой: вода едва доходила до груди. Зато очень холодной и с быстрым течением. Алеф нырнул вслед за Дереком, и в тело тут же впились сотни крохотных ледяных иголок, почти сразу сменившись жаром.
— Кайф! — вынырнув, крикнул он. Дерек обнаружился почти у другого берега, и Алеф поплыл к нему.
Конечно, в бассейне было удобнее играть в догонялки и плескаться, но и здесь вышло отлично. Дерек, немного холодный и отстраненный весь день, снова был веселым и шумным, как и дома. Алефа слегка сбивали эти метаморфозы, сам он старался не переносить работу в жизнь, боясь запутаться в ипостасях. Прошло то время, когда он вечно паясничал, веселя друзей, одноклассников и учителей. Впрочем, Дерек не паясничал никогда. Даже резвясь в бассейне. Или он просто еще этого не видел?..
— Ты чего орешь-то? — усмехнулся Дерек вполголоса, когда Алеф догнал его и обнял со спины. — Хочешь, чтобы все собрались поглазеть? — он накрыл его руки своими. — А вдруг медведь придет?
— Прости, я забыл, — совершенно не раскаиваясь, заявил Алеф, кладя подбородок Дереку на плечо. — А насчет медведя... мы от него уплывем! — прошептал заговорщически. — И от всех, кто придет глазеть, — тоже.
— Это вряд ли, — хмыкнул Дерек. — После хорошего секса я не то что уплыть — убежать не смогу. А секс был хорош... — он мечтательно улыбнулся. — Признайся, секс с мужчиной — чудесная штука.
— Не то слово,— кивнул Алеф и повел ладонями вниз. По поджарому животу к поджавшемуся в холодной воде члену. — Непривычно, с моральной точки зрения неоднозначно, но просто круто. А минет, наверное, вообще улетный, — протянул мечтательно. Дерек уже брал его член в рот, но в тот раз это была мимолетная ласка, а сам Алеф слишком потерялся в происходящем, чтобы хорошенько запомнить ощущения.
— Он еще сомневается! — Дерек фыркнул и переступил с ног на ногу, наверное, начиная замерзать в холодной воде. — То есть, ты все же хочешь минеты?
— Хочу, — согласился Алеф. Придвинулся к Дереку ближе, желая согреть, и его член, колыхнувшись в воде, удобно устроился между Маккентоевских ягодиц. — Но обещанного на них в обмен мне хочется больше, — прошептал, толкаясь бедрами.
Проявлять инициативу было страшновато, ведь тогда окончательно придется перестать врать себе, что все происходящее — просто воля случая и невероятной макоевской харизмы. А вот целовать покрытую сладковатой горной водой шею было приятно. Ничуть не менее приятно, чем тонкую девичью. Алеф крепко обнял Дерека обеими руками, как тот любил делать сам, и принялся за поцелуи всерьез.
— Наконец-то... — промурлыкал Дерек с совершенно новыми интонациями. — А то я уж было начал думать, что тебе нравится только мой член.
— Ты мне весь нравишься, — прошептал Алеф. Крутанул Дерека в воде, разворачивая к себе лицом. Притиснул еще ближе к себе, буквально вжимаясь в него грудью и животом, обнял за шею и впился поцелуем в холодные от воды губы.
Дерек ответил незамедлительно, но не так, как обычно — без сминающего сопротивление напора и скорее даже нежно. Он обнял Алефа, погладил ладонью по спине, и тут раздалось насмешливое покашливание. Обернувшись, Алеф обнаружил Мэтта, Леона и Майкла.
— Мы честно пытались найти другое местечко, но только тут удобный заход в воду, — Майкл кивнул на пологий участок берега. — А еще мы подумали, что раз вы нам не дали поспать, то мы имеем полное право отомстить.
Первым порывом Алефа было расцепить объятия и отстраниться. Но Дерек не спешил отпускать его, да и делать вид, что они просто плавали, после устроенного в палатке было глупо.
— Отлично, значит, в лагере один очень усталый и крепко спящий Стен, — довольно протянул он. — А вода тут такая хорошая, что купаться вы будете долго.
— Ну тогда банзай!! — радостно крикнул Мэтт и первым с разбега прыгнул в речку. Майкл отстал ненадолго, а вот Леон, фыркнув, зашел в воду не спеша.
— Поздравляю, дружище, — сказал он, проплывая мимо Дерека. — Давно пора остепениться.
— Что? — изумился Дерек. — Ты о чем?
— Ну, ты же привел невесту знакомиться с родителями, — хмыкнул Леон. — Так что совет вам да любовь!
— Да иди ты, — усмехнулся Дерек. — Точнее, плыви. Парень не заслужил такого наказания.
— Ты на себя наговариваешь, — убежденно заявил Леон. — Правда, я не знаю, какая из тебя жена, но друг ты отличный.
— Спасибо, конечно, на добром слове, — Дерек улыбнулся, — но с поздравлениями сильно рано.
— Посмотрим,— беспечно улыбнулся Леон и с неожиданной для его комплекции ловкостью нырнул с головой.
— Будем ловить или пойдем в палатку? — спросил Алеф, глядя на воду. Первоначальное желание поскорее утащить Дерека в «нору» и проверить, так ли здорово целовать его не только в шею и губы, несколько поугасло, спугнутое словами Леона.
Значит, раньше Дерек в их компанию никого не приводил. И уж точно не плевал на чужой сон, занимаясь сексом в палатке неподалеку. Почему тогда изменил своим правилам сейчас? Уж точно не от внезапной влюбленности, сам Леону сказал. Можно было подумать, что Дерек слишком дорожит им как механиком, но это определенно не про Дерека Маккентоя. Вернее, не так, Дерек очень ценил его дар понимать железо и даже восхищался им, но никогда бы не стал общаться с ним только ради бесплатного ремонта. И вряд ли стал только из-за роли. Тогда что? Хороший секс? Да у человека с рангом Маккентоя секса в жизни больше чем много, только помани. И не гомофобы, а услужливые, готовые на все умелые красавчики и красавицы.
— Ты вписываешься, — сказал вдруг Дерек и коротко рассмеялся в ответ на ошарашенный взгляд. — У тебя на лице все написано, — пояснил весело. — Огромными такими буквами: "ПОЧЕМУ ОН ВЗЯЛ МЕНЯ С СОБОЙ?!" — и куча вопросительных знаков вперемешку с восклицательными. Ответ: потому что ты вписываешься в компанию. Даже если без секса, я бы все равно тебя позвал.
— У тебя просто охренительные друзья,— улыбнулся Алеф. В животе распустился тугой узел. — Играем в салки! — заорал он во все горло и ринулся в воду.
Игру поддержали все, и плескались, пока не замерзли так, что были вынуждены вылезти и развести костер. Дерек совершенно не смущался своей наготы, да и Алеф быстро забыл о своей, тем более что у костра они сидели, завернувшись в предусмотрительно захваченный им плед.
Парни по очереди рассказывали забавные истории и искрометно переругивались. Дерек изредка тоже вставлял шутку-другую. Он незаметно положил замерзшую ладонь Алефу на спину, и тот чувствовал, как она постепенно согревается. Алеф же по большей части молчал, так как успел изрядно вымотаться. Он сам придвинулся к Дереку ближе так, что ладонь с лопаток скользнула на талию, и чуть прислонился боком, чувствуя, как начинает клонить в сон.
— Иди спать, — шепнул Дерек ему в ухо. — Я еще посижу.
Сил хватило только благодарно кивнуть. Пробормотав короткие слова прощания, Алеф выбрался из теплого кокона пледа и, запинаясь, поплелся в палатку. Трусы и футболка валялись где-то в темноте. Искать их просто не было сил, так что Алеф голышом нырнул во все еще хранивший тепло спальник. Застегнул молнию, улегся на бок и практически мгновенно провалился в глубокий, спокойный сон.
________________________________________________
* песня, которую пел Алеф: «Numb»
В следующей серии:
— Так у меня тоже звенит! — фыркнул Мэтт и многозначительно посмотрел сначала на Алефа, а потом на Дерека. — Третьим возьмете?
* * *
— Обожаю тебя! — Мэтт мгновенно юркнул к нему.

Сцена 8. Дубль Х-0

Проснулся Алеф от невозможной жары. Тонкое невесомое одеяло грело так, будто в него были встроены нити накаливания, а сзади еще и прижимался кто-то жаркий, как печка. Поспешно выпутавшись наполовину из душной ткани, Алеф вздохнул с облегчением, вытер мокрый лоб и осторожно отодвинулся от сладко спящего Маккентоя. Тот тоже вспотел, и, подумав немного, Алеф полностью расстегнул спальник.
Сразу стало легче. Алеф перевернулся на спину, потянулся. Дерек рядом пробормотал во сне что-то довольное, перевернулся на другой бок и продолжил глубоко спать. Алеф снова закрыл было глаза, но уже через пару минут понял, что заснуть не удастся. Чувствуя себя отдохнувшим и полным сил, он потянулся еще раз и стал выбираться из палатки. Накинул на Дерека спальник — оставшись один, тот может и замёрзнуть. Нашел трусы — они оказались у самого выхода, — натянул их, джинсы, толстовку и расстегнул молнию палатки.
Над горами лишь занимался рассвет, и все вокруг было затянуто туманом — даже байки не блестели, покрытые водяной патиной.
Поёжившись от утреннего холодка, но все равно чувствуя какой-то поистине детский восторг, Алеф вылез наружу. Палатка Мэтта и Леона едва ли не подпрыгивала от раскатистого храпа, и он очень порадовался, что вчера уснул так крепко и быстро. Стремясь уйти от душераздирающих звуков, он побрел к реке, чтобы обнаружить, что кто-то встал еще раньше.
Довольный, весело насвистывающий какую-то песенку Стен раскладывал на траве рыболовные снасти.
— О, да ты ранняя пташка... — удивился он, заметив Алефа. — Рыбачишь?
— Ни разу не пробовал, — честно признался Алеф. — Но как-то играл рыбака.
— Пфф! — презрительно скривился Стен и, осмотрев свои сокровища, вытащил из кучи небольшую удочку. Покопался в большом чемоданчике для снастей, нацепил на крючок что-то цветное и протянул Алефу. — Тут тебе не кино. Вставай вот тут и забрасывай.
Алеф послушно сделал, как велели. Удочка была легкая и удобно ложилась в руку. От взмаха кисти яркое пятно наживки плюхнулось в самый центр речки.
Он сделал несколько взмахов, как его учили когда-то перед съемками, и Стен одобрительно кивнул. Вот только Алеф это едва заметил — наживку кто-то схватил, заставив удочку вибрировать в руках.
— Подсекай! — крикнул Стен во все горло. — Давай, парень, тащи сюда эту чертовку!
Что такое "подсекать", Алеф не знал даже приблизительно. Но когда удочку резко потянули, он в ответ инстинктивно дернул ее на себя.
— Отлично! — подбодрил Стен. — Теперь удилище на себя и выбирай слабину лески.
Отчаянно сражаясь с бешено дергающейся в руках удочкой, Алеф вскоре понял алгоритм. Дело шло не быстро: хоть кто-то неведомый и сидел плотно на крючке, но сдаваться явно не собирался. Стен бросил свои снасти и встал рядом, подсказывая и помогая. Но вот в воде мелькнуло серебристое, а Стен приготовил сачок с длинной ручкой.
— Устала, красавица,— протянул он довольно. — Потихоньку теперь, — схватился за низко нависающую ветку и осторожно погрузил сачок в воду.
У Алефа уже ныли спина и руки, а в глаза тек пот, но до самой макушки его наполнял невероятный чистый восторг, и хлеще адреналина подстегивал азарт. Он боролся с хитрой рыбой, обыгрывал ее, выжидал, атаковал, отступал, когда удилище опасно выгибалось. Потянув удочку на себя, он подвел обманчиво-неподвижную рыбу к самому берегу, и Стен отточенным жестом завел под нее сачок, не без труда вытягивая на сушу. Рыба бешено извивалась, сверкая на утреннем солнце, била хвостом, но дело было сделано.
— Да ты фартовый, парень! — с восхищением воскликнул Стен, выпутывая добычу из сачка и осторожно освобождая крючок. — Красотка!
— Вот это да! — Алеф с благоговением погладил плотную чешую. Добыча снова забила хвостом, запрыгала по траве, явно не собираясь сдаваться. Алеф ухватил ее, как показывали когда-то, под жабры и на вытянутой руке поднял трофей. Рыба была большая, чуть ли не в фут длиной, и очень красивая. По крайней мере, Алефу она показалась просто прекрасной. — А кто это? — шепотом спросил он у Стена, не в силах отвести взгляд от все еще трепыхавшейся рыбы.
— Чавыча! — гордо, будто сам открыл и зарегистрировал этот вид, сказал Стен. — Если попроще, то такой лосось. Вкусна до невозможности! Ну-ка, давай-ка ее сюда, — он сунул рыбу в сетчатый мешок и опустил в воду. — Теперь я удачу попытаю...
Алеф улыбнулся и устало уселся на траву. Закидывать удочку еще раз не хотелось, зато было очень интересно наблюдать за Стеном. Раз за разом закидывая "хлыст", он негромко рассказывал ему о рыбачьих премудростях и травил байки. За разговорами ему удалось поймать еще три рыбки, поменьше, и одну он отпустил.
— Твою большую зажарим, а моих — одну засолим, вторую в суп, — пояснил довольно. — А больше-то и не надо.
Алеф согласно кивнул. Стен неторопливо, обстоятельно упаковал свои снасти в небольшой чемоданчик и в самом конце вытащил улов, но не понес его к лагерю: взявшись за нож, принялся чистить рыбу. В этом Алеф вообще ничего не понимал, так что смотрел, как Стен быстро делает свою работу, обращаясь с пойманной рыбой с заметным уважением.
— Превосходная! — похвалил Стен, сделав из пойманной Алефом рыбины два идеальных филе. Ярко-красная, "со слезой" мякоть влажно поблескивала.
— Да, отличная рыбалка вышла, — кивнул Алеф. — Спасибо тебе.
— Тебе спасибо, — хмыкнул Стен. — Вдвоем-то всяко веселее. А то на всю эту компанию ни одного рыбака не нашлось.
Они вернулись в лагерь и успели развести костер, когда проснулся Майкл.
— Привет! — крикнул он, пробегая мимо них в кусты.
Стен хмыкнул и поставил на огонь котелок.
— Вчера еще попойка была? — поинтересовался он. — Я что-то слышал, но вставать не стал.
— Нет, вот не пили мы однозначно, — улыбнулся Алеф. — По крайней мере, пока я спать не ушел. Купались, потом грелись, — он хмыкнул. — Если бы я знал, что в этой речке такие вот водятся, ни за что бы голышом не полез.
Стен громко заржал, и храп в палатке Мэтта и Леона смолк.
— Что б вас... — послышалась возня, и сонный Мэтт выглянул наружу. — Это кофе? — кивнул он на котелок.
— Еще нет, но скоро будет, — Стен пошел к своему мотоциклу. — Давай, буди Леона и Дерека.
— Ну нет, к этому гризли пусть вот он идет, — Мэтт кивнул на Алефа.
— И чего это сразу я?— вскинулся Алеф. — Между прочим, я даже не знаю, во сколько вы легли.
Но послушно встал и направился к палатке.
Дерек совсем откинул спальник и все так же крепко спал, свернувшись клубком. Его вид будил одновременно два желания — охранять его сон и разбудить немедленно. Алеф скинул обувь и заполз в палатку.
— Ну все, — раньше обеда этих не жди,— фыркнул снаружи Майкл.
— Зато послушать за завтраком точно будет что, — пробасил по-утреннему хрипло Мэтт. — А я тогда их порции кофе выпью!
— Дерек, — Алеф мягко тронул его за плечо, улыбаясь. — Подъем, Центурион. Там на наш кофе покушаются.
Маккентой поморщился, застонал, но все-таки приоткрыл глаза.
— Я же просил... — простонал хрипло.
— Уже девять,— мягко возразил ему Алеф. — Стен и я поймали рыбу на завтрак и обед, а теперь Стен варит кофе. Сказать, что ты будешь дальше спать?
— Нет, — подумав, вздохнул Дерек и перекатился на спину, обреченно сложив руки на груди. — Сейчас встану. А ты что, "жаворонок", что ли? — он подозрительно прищурился.
— До этого утра совой был,— пожал плечами Алеф. Дерек же его сам будил после первой совместной ночевки, и в себя он пришел только после кофе. — Наверное, это горный воздух на меня так действует.
— Тогда ладно... — Дерек сладко потянулся и сел.
Алеф оставил его одного одеваться, и вскоре, после быстрого визита к речке, Дерек присоединился к ним у костра.
— Так что вы поймали? — поинтересовался, зевнув.
— Чавычу! — Алеф с гордостью кивнул на филе, которые Стен уже посыпал крупной солью. — Стен — целых три, я всего одну. Знаешь, как она меня водила? — он даже зажмурился, с восхищением вспомнив дрожь удочки в руках. — И так, и эдак, а я ее все-таки вывел!
— Да уж, сражение было не на жизнь, а на смерть, — довольно кивнул Стен. — Любо-дорого посмотреть, и рыбина просто потрясающая.
— Ча-вы-кого вы поймали?.. — переспросил Дерек и тут же махнул рукой: — Не надо, не отвечайте. Я знаю, это вкусно.
— Вот вечно вам только бы пожрать, — вздохнул Стен.
— Да что ты? — язвительно глянул на него Дерек. — Кто бы говорил!
— А то! — фыркнул Стен. — Из вас, сонь, ни один с удочкой со мной ни разу не сидел. А как рыбу трескать — так в очередь становитесь.
— Ну нет, я скисну на одном месте торчать хрен знает сколько, — скривился Майкл. — Да и кому в голову это пришло — у воды сиди, а купаться нельзя!
— А мне вообще противопоказано рано вставать, — открестился Мэтт. — Иначе вдохновения нету.
— Тебе противопоказано спать в обществе нормальных людей! — Леон душераздирающе зевнул. — До сих пор в ушах звенит!
— Так у меня тоже звенит! — фыркнул Мэтт и многозначительно посмотрел сначала на Алефа, а потом на Дерека. — Третьим возьмете?
Алеф поперхнулся воздухом, а вот Дерек остался совершенно невозмутим.
— Легко, — кивнул он спокойно. — Только тогда сегодня до города доедем. Свечку купим.
— И слюнявчик! — добавил Майкл и беспардонно заржал.
Стен перевел взгляд с Дерека на Алефа, потом обвел остальных по кругу.
— Я что-то проспал? — спросил с неподдельным интересом.
— Да нет, — Леон с улыбкой покачал головой. — Ничего особенного. Да и стонали они не так уж громко.
— Я вообще уверен, что вы вокруг нашей палатки расселись, чтобы лучше слышно было! — усмехнулся Дерек.
— А послушать было что, да? — хитро улыбнулся Стен и снял с огня котелок с готовым кофе. — Тогда вам в последнюю очередь, — заявил строго, начиная разливать напиток в жадно подставленные кружки. — Вы свои печеньки уже получили.
— Да-да, в качестве моральной компенсации их вообще надо кофе лишить, — поддержал его Мэтт. — И чего сразу-то не сказал, что он с тобой, а? — он исподлобья глянул на Дерека. — Я как идиот круги весь вечер нарезал.
— Да не о чем говорить, — пожал плечами Дерек. — Сегодня со мной, завтра с тобой. Выбор за Алефом. Так что можешь нарезать круги и дальше. Вот только... — тут он широко улыбнулся и не скрываясь подмигнул Алефу. — Я еще поборюсь.
— Да уж ясно, что поборешься, — уныло констатировал Мэтт и полез за сахаром.
Алеф взял наполненную кофе кружку и осторожно отпил глоток. Напиток был крепким до густоты, обжигающим и невероятно ароматным. Была ли в том заслуга Стена, или особый сорт кофе, или горная вода и живое пламя костра — он не знал.
Как и не знал, почему Дерек сказал то, что сказал. Нет, конечно же, у них никакие не отношения, и клятв в верности они друг другу не давали. И в Голливуде принципом "сегодня с одним, завтра с другим" живут большинство, но почему-то внутри потеплело от Маккентоевского "я еще поборюсь".
— Так, отставить уныние! — решительно объявил Леон. — И петушиные бои тоже оставить. Давайте лучше решим, куда двинем дальше.
— Лучше гор могут быть только горы, — улыбнулся Майкл. Достал планшет и вывел карту. — Вот тут должно быть очень красиво. Дорога нескучная, но и не зубодробительная. И вид должен быть отличный, и завтра возвращаться недалеко.
— Ну-ка, — Леон сел ближе и сосредоточенно уставился в планшет. — Миль семьдесят или чуть меньше, там плато. Как раз место для стоянки. И для чего-то вкусного и рыбного, о котором нам сегодня уже все уши прожужжали!
Больше к теме их с Дереком отношений не возвращались. Стен пожарил лосося, и тот оказался и правда изумительно вкусным.
После завтрака снова купались, потом долго и шумно собирались, а когда наконец оседлали мотоциклы, было уже за полдень. Впрочем, это даже оказалось хорошо — маршрут сегодня был сложнее, и преодолевать его лучше было при хорошем освещении.
Когда переднее колесо коснулось нагретых за день плит плато, у Алефа под шлемом по вискам и шее тек пот, руки горели, а задница ощутимо болела. После нескольких кочек, когда от удара жесткого мотоциклетного седла Алеф болезненно вскрикивал, Мэтт посоветовал ему подобные места проезжать стоя, поднимаясь на пегах. От ударов по заду это спасало радикально, но вот от напряжения мышц — нисколько. Тем более что почти всю вторую половину пути пришлось ехать именно стоя.
— И никакого спортзала не надо, — устало выдохнул он, глуша мотор. Обессилено склонился к наконец-то устойчиво стоящему мотоциклу и положил голову на руль. В шлеме было душно, но пока на это было начхать.
— Завтра позову Зака с Максом, — пообещал Дерек, подъехав к нему. — Ты молодец, — добавил по общей. — Правда, парни? Я думал, вытаскивать его всем скопом придется и дай бог не из ущелий.
— Особенно на последнем перегоне, — подхватил Стен. — У меня у самого чуть руль вправо не увело.
— С меня сникерс, — невольно улыбнувшись, ответил Алеф Дереку. По правде говоря, усталость уже почти прошла — похвала Дерека обдала теплом, пробежалась по скованным мышцам, мгновенно расслабляя их. — У тебя немного вилка погнута, — Алеф снял шлем и пятерней зачесал назад влажные волосы, придирчиво оглядывая байк Стена. — Сейчас отдышусь, посмотрим, а то как бы не нырнул на спуске.
— Завтра утром посмотришь, — покачал Стен головой. — Сегодня отдыхай. А то опять до ночи тебя от машин не оттащим.
— Зато, глядишь, уснет пораньше, — хохотнул Майкл.
— Вот тут я сильно сомневаюсь, — хмыкнул Леон. — Потому что готовит сегодня Стен, а Дерек будет пялиться на его торчащий из-под байка зад.
— Это ж не машина тебе, — возразил Мэтт. — Ничего там не торчит.
— Ага, значит, вчера уже присматривал, — рассмеялся Майкл. — Лично я собираюсь осмотреть окрестности. По карте вон там должен быть водопад.
— О, я с тобой, — немедленно отозвался Леон.
— И я! — кивнул Мэтт.
— Все пойдем, — решил Дерек.
— Только удочки захвачу! — Стен принялся отвязывать от кофра чехол.
— Да погоди ты со своими удочками, — фыркнул Майкл. — Купаться же идем.
Но Стен все же упрямо отстегнул кофр и почти бегом кинулся их догонять.
Водопад нашелся примерно в четверти мили от плато. Небольшой, больше на похожий душ, но зато с большим озерцом у подножья. Майкл в момент разделся донага и с разбегу заскочил в воду.
— Ух!!! — он вынырнул как поплавок, подставляя солнцу молочно-белую, лишенную загара кожу. — Бодрит! — сообщил, хлопая себя по бокам.
За ним последовал Мэтт. Леон, Дерек и Алеф отстали ненамного, а вот Стен замешкался, тщательно укладывая удочки.
Вода, хоть и по-горному холодная, все же была теплее, чем в речке. Но такая же чистая, даром что упругие струи падали до самого дна, поднимая мелкие камушки. Майкл сделал круг по озеру и решил проверить крохотный ручеек, текший куда-то вглубь леска.
— Ай, твою мать! — завопил он и плюхнулся задом в воду. — Стен, это кажись по твоей части! — поднял вверх левую ногу. За большой палец цеплялось что-то зеленоватое, продолговатое и колючее.
— Это что, лобстер? — недоуменно протянул Леон.
— Типа того, — хмыкнул Стен. Он осторожно освободил Майкла и бережно убрал добычу в садок. — Ну, раз такое дело, то мне нужна приманка. Дерек, у тебя мяса не осталось?
— Откуда? — Дерек усмехнулся. — Вы же все сожрали.
— Тогда тем более нужна рыба! — с горящими глазами Стен принялся распаковывать удочки.
Купаться под его крики и мольбы соблюдать тишину было особенно весело, так что из воды все снова вылезли замерзшие. Так и до простуды недалеко, подумал Алеф, доставая немного влажный с вечера плед. Он накинул один край себе на плечи и нашел глазами Дерека. Приглашающе приподнял второй край, и Дерек тут же подсел к нему. Алеф накинул плед ему на плечи, приобнимая, да так и оставил руку.
— У тебя есть плед? — требовательно спросил Мэтт у Майкла.
— Вот это ничего себе наезд! — возмутился Майкл. — У Леона спрашивай!
— А вот хренушки! — заявил Леон, упаковываясь в смешной, в ярко-желтые крупные цветы плед. — Это моя месть за твой храп!
Мэтт смешно ежился, обнимая себя руками и сутулясь. Майкл неторопливо достал из своего кофра огромного размера покрывало, с видимым наслаждением завернулся в него, а потом на какое-то мгновение распахнул край.
— Обожаю тебя! — Мэтт мгновенно юркнул к нему. Отобрал плед, завернулся сам и обнял Майкла, с отеческой тщательностью укутывая его в тепло.
— Я могу надеяться на спокойный сон в палатке Стена? — деловито осведомился Леон.
— Вот еще! — фыркнул Майкл. — Даже если звезды как-то по-особенному сойдутся, после звездопада спать он пойдет в свою палатку.
— Да ты поэт, — восхитился Дерек.
— Ага, мечтайте! — заявил Леон. — Я что должен на улице торчать, пока ваши звезды падать будут? Шатайте небосклон сколько влезет, но я пойду спать с тихим, рано ложащимся и спокойно дышащим Стеном!
— Вообще-то это моя палатка! — Майк гневно сверкнул глазами. — И это я буду спать в своей палатке, и плевал я на всю эту вашу астрономию.
— А почему не спать в одноместных палатках? — спросил Алеф шепотом у Дерека. — Или это тоже ритуал, как и приставания Мэтта?
— Конечно, — также шепотом ответил Дерек, улыбнувшись. — Какой интерес чинно-мирно расходиться по палаткам, да еще и не имея возможности передавать Мэтта друг дружке как преходящий приз? Кроме того, парни кроме наших походов никуда не ездят — кроме Стена, конечно, — так что Мэтту и Леону палатки без надобности.
— Понятно, — Алеф притиснулся еще ближе, вплотную прижимаясь боком к Дереку и под пледом обнимая его за спину. Вышло это как-то само собой, естественно, словно Алеф обнимал девушку. С одной только разницей. Обнимал он Дерека, и ему хотелось обнять именно Дерека, а не какую-нибудь гипотетическую девицу. — И часто тебе доставался этот суперприз? — спросил, намеренно касаясь его уха губами. Едва-едва, почти неощутимо.
— Чуть меньше, чем остальным, но несколько раз было — вздохнул Дерек, чуть-чуть поворачивая голову. — Меня жалеют, знают, что я вообще тогда не усну.
— Бедный Мэтт, — Алеф еще чуть придвинулся, чтобы теперь касаться губами мочки уха. — Наверное, ему очень трудно найти постоянную пару, — и передвинул руку вниз, на талию.
— Эх, чтоб ты понимал в астрономии, салага, — прогудел Мэтт, с силой растирая куском пледа волосы Майкла. — Хочешь, проведу ознакомительный сеанс?
— Про теорию большого взрыва мы, благодаря тебе, уже все знаем, — съязвил Леон. — Прямо как сами там побывали.
Дерек усмехнулся и тоже обнял Алефа. Так они и сидели, греясь друг о друга и с интересом слушая полную ехидства и сарказма перепалку. Дерек к тому же еще и лениво поглаживал оказавшуюся очень чувствительной кожу большим пальцем, отчего по спине то и дело ползли мурашки.
— Нет, вы только посмотрите на этих голубков! — наконец обратили на них внимание. — Чего притихли?
— Чего-чего, Млечный путь изучают, — фыркнул Мэтт. — Расплетайтесь, пойдем глянем, может эти лобстеры там нашего Стена уже сожрали.
— Его сожрешь, как же, — рассмеялся Леон. — Но лично мне очень любопытно, нас будут кормить просто супом или супом с вареными лобстерами. Так что пошли.
Стен оказался жив-здоров. Удочки, доска и нож лежали на берегу, а сам он обнаружился задницей кверху в протоке, сосредоточенно что-то ищущий под камнями.
— Несите котелок, эти гады мне вот-вот садок порвут! — прокричал он, не разгибаясь. — Их тут столько, что и наживки не надо, голыми руками можно вытаскивать.
Мэтт и Майкл наперегонки бросились обратно к костру, а Леон помог Стену вытащить тяжеленный садок.
Дальше все было очень быстро и очень весело. Стен и Леон варили похлебку, Дерек с Алефом и Майклом ставили палатки, а Мэтт расчехлил, наконец, гитару. Голос у него оказался потрясающий, а еще обнаружился настоящий пародийный талант, так что песни он пел очень похоже на настоящих их исполнителей.
— Здорово у тебя выходит. За такое можно и храп простить, — улыбнулся Алеф.
— О, вот тогда и спи с ним! — вскинулся Леон. — А я с Дереком сегодня!
— Вот уж нет! — неожиданно запротестовал Мэтт. — Я как-то не хочу, чтобы мой следующий стейк был приправлен слабительным.
— Сдулся, звездочет? — поддел его Леон. — Только и хватает, что локтями мне в живот тыкать да храпеть.
— Что?! — от возмущения Дерек резко выпрямился — так, что с него почти свалился плед. — Ты за кого меня принимаешь? Я что, школьник, что ли, слабительное подсыпать?
— А, то есть вариант обмена рассматриваем, да? — тут же воодушевился Мэтт.
— Нет! — заявил Алеф и накинул на плечи Дерека плед. — Я сплю с Дереком.
— Все, Мэтт, уймись, — Майкл сунул ему бутылку пива. — Лучше горло смочи и спой еще что-нибудь. — Лучше всего — мою любимую.
— Для твоей любимой надо парочку таких, — Мэтт с улыбкой взвесил бутылку на ладони.
— Это аванс! — хмыкнул Майкл.
— Давайте уже после ужина, — предложил Леон и раздал всем миски. — Лучше вы двое расскажите все же, что за фильм. Интересно же.
— До сих пор я думал, что фильм будет так себе, — признался Дерек. — Но за что я люблю Миона — так это за импровизацию. Он и сам ее любит, и нашему брату дает простор для самовыражения.
— Ну, брат, зазнался ты конкретно, — фыркнул Мэтт. — Об этой франшизе уже пару лет судачат, и успех ей предрекают почище всех фильмов Marvel-вселенной.
— Но Дерек у нас принципиально к франшизам и на пушечный выстрел не подходит, — покачал головой Стен, — так что мне удивительно, как это Миону удалось его заловить. Не на живца ли, — и выразительно глянул на Алефа.
Алеф мысленно фыркнул, вспомнив, что на роль Джоша протолкал его именно Дерек.
— На живца, — согласился Дерек насмешливо. — На Центуриона. Хорош, мерзавец. Я решил, что если уж греметь на весь мир, то в этом образе. Так что поймал он меня на волшебное слово "эпатаж". Отныне в рамках рекламной компании мне будут позволены такие вещи, о которых я и мечтать не мог.
— Даже интересно, что ты до этого не мог, — протянул Леон. — Если за твой член на экране фильмы даже не загоняют в категорию "ограниченный прокат".
— Как что, — фыркнул Стен. — Теперь он может беззастенчиво целовать мужиков у всех на виду. Типа, это не я, это все Центурион, я всего лишь в образе!
— Вот-вот, — подтвердил Дерек со смешком. — У меня уже есть целый список на такой случай. Из тех, кто ниже меня ростом.
— Да уж! — рассмеялся Леон. — Тут надо тщательно подготовиться, чтобы брутальность образа не пострадала.
— Мне кажется, брутальность Центуриона не пострадает, даже если Лайам Нисон попадется, — покачал головой Стен. — Поверьте, я знаю, о чем говорю. Видел. Кстати, я даже подумал, паренек убежит с площадки нахрен, — протянул, глянув на Алефа. — Ты ж на него просто набросился.
— Да и убежал бы, как бы ноги не отнялись, — отшутился Алеф, вспомнив ту самую сцену.
Правда, если быть уж совсем честным, то как раз убежал, оставив Дерека одного в бассейне.
— Черт, я хочу на это посмотреть! — простонал Мэтт. — Выкради, а? Вот что хочешь сделаю!
— Легко сказать, — вздохнул Стен. — Я бы и сам еще пересмотрел, да пленки охраняют пуще золотого резерва. Да и потом, вот же они, — он кивнул на Дерека и Алефа. — А я могу и не поделиться вкуснейшими, свежайшими раками, пока нам не покажут кусочек той сцены.
— Не получится, — покачал Дерек головой. — Я тогда сильно разозлился. А сейчас — да вы посмотрите на него... — он потрепал Алефа по волосам и обнял за плечи, прижимая к себе. — Как злиться на такого?
— Могу для разнообразия тебя об дерево долбануть, — пробормотал Алеф, смутившись. — И из палатки сбежать.
— Тогда я для разнообразия сам тебя обо что-нибудь долбану, — фыркнул Дерек. — И покажу всем, чем закончилась бы сцена, не будь камер.
А чем бы она закончилась? Алеф замер на мгновение, вспомнил безумные, полные страсти глаза совсем не Центуриона, а Дерека. Его безжалостные голодные губы, властные руки. Тяжесть разгоряченного мужского тела, прижимающегося в абсолютно однозначном желании, и стиснутые на горле пальцы.
— Беги, Алеф, беги! — азартно скомандовал Леон. — На это даже я посмотрю с удовольствием!
— Нет уж! — Дерек обнял Алефа второй рукой, сцепив руки в замок. — Я его только приручил, а тут вы со своими диверсиями и жаждой зрелищ.
— Ну вот... — разочарованно выдохнул Майкл. — Только-только настроишься... — он вздохнул. — Тогда лучше расскажи о том слухе, что в сети всплыл на днях. Что-то о суперкрутых байках.
Алеф коротко рассмеялся. Надо же, Дерек всего пару дней назад согласился на съемки в этом сериале, а уже весь Интернет гудит.
— Потом расскажет! — решительно оборвал их Стен. — Сначала помолимся, други мои, и сожрем эту чудесную пищу, что послали нам Боги Туристов и Долбанутых Байкеров. Давайте миски!
Он разлил дымящееся ароматное варево, поставил на землю блюдо с раками и с благоговением попробовал свое кулинарное произведение.
— Ну и? — спросил Леон, ерзая от нетерпения. — Вкусно?
— Ня не ногу гоноить, — промычал Стен, закатив глаза. — Ня погнотил янык.
— И не говои, — промычал в ответ Мэтт, зачерпнув полную ложку и отправив в рот. — Охенеть!
Алеф чуть отодвинулся от Дерека, чтобы не мешать есть, и тоже взялся за ложу.
Какое-то время все разговоры свелись к невнятному мычанию да шепелявым возгласам. Когда котелок опустел, дошла очередь до раков. Тут голоса и вовсе стихли, уступив место треску ломаемых панцирей, свистящим звукам высасываемого сока и сосредоточенному сопению.
— Кайф! — выдохнул Майкл, когда с едой было покончено. — Я обожаю творения Гидеона и то, как Дерек жарит мясо, но это просто что-то!
— Предлагаю внести место в список обязательных для посещения, — выдохнул Майкл и громко икнул.
— Да, но не слишком часто, — заметил Стен серьезно. — Местечко — жемчужина нашей коллекции! Кстати, надо бы в следующий раз парнишке Рощу показать. И Долину.
— Обязательно, — кивнул Алеф.
Кажется, пора покупать собственный мотоцикл. Потому что, независимо от того, как сложатся их с Дереком отношения после окончания съемок, его, судя по всему, приняли в эту тесную, много лет не меняющую состава компанию. И Алефу хотелось съездить с ними еще куда-нибудь. Да, мотопоход вышел куда труднее вечеринки на пляже, но впечатлений от него было на порядок больше. И морального удовлетворения тоже.
Майкл, отсев от всех подальше, вытащил сигареты. Алеф с удивлением вспомнил, что не курил с самого дома. И даже и не тянуло совсем.
— Собираешься подымить? — поинтересовался Дерек негромко. — Не советую. Рак легких и все такое.
— Ага, и импотенция, — фыркнул Майкл, с явным удовольствием затягиваясь.
— Нет, — покачал головой Алеф, наблюдая, как Леон, отогнав от костра Стена, колдует над завариванием чая. — Здесь мне почему-то не хочется совсем.
— Нет лучше лекарства, чем свежий воздух, — наставительно протянул Мэтт. — Ну! — он требовательно посмотрел на Дерека. — Что там с мотоциклом?
Дерек улыбнулся и с воодушевлением принялся рассказывать о предстоящих съемках в сериале.
За разговорами, песнями и неизменными, похоже, переругиваниями прошли вечер и добрая половина ночи. И только когда Мэтт охрип, а каждый успел раз сто зевнуть, было решено расходиться.
— Сегодня я на провокации не поддамся! — решительно предупредил Дерек, переодеваясь. — А не то завтра всю дорогу будем слушать подъебки. Но можешь сделать минет, — добавил ехидно. — Я уверен, что смогу не закричать.
— Минет? — Алеф, выпутывающийся из штанов, замер. — Да ни за что!
Он освободился от одежды, натянул на себя спальную футболку и забрался в спальник.
Дерек рассмеялся и вдруг навалился на него сверху, попытавшись развести ногой колени. Алеф возмущенно рыкнул и вскинулся, стараясь его сбросить, но не тут-то было. Они молча боролись, пока Дерек не наклонился и буквально силой его не поцеловал. Поцелую Алеф неохотно, но все же уступил. А потом и вовсе расслабился, вспомнив, что сопротивление глупо и бессмысленно, особенно после того, как он сам вчера вынудил Дерека себя трахнуть.
— Как хорошо, что люди не умеют читать мысли... — Дерек приподнялся на руках и заглянул ему в глаза. На его губах играла соблазнительная улыбка, а вот взгляд снова горел, как в тот день на съемках. — Боюсь, ты действительно сбежал, если бы знал, что я хочу с тобой сделать.
— Я даже представить затрудняюсь, что может меня напугать после тех съемок, секса у зеркала, а особенно — в палатке, — Алеф поерзал, потому что под спиной попалось что-то твердое.
Ответом ему многозначительный взгляд и заплясавшие в глубине расширившихся зрачков искры.
— Поверь мне, может, — заверил Дерек явственно севшим голосом. — Но не здесь, не сейчас и не при потенциальных слушателях.
Несколько секунд смотрел на него, будто запоминая момент, а потом неохотно откатился в сторону, ложась на спину и закидывая руку под голову. Мягкая ткань его чудо-пижамы отчетливо натянулась.
— Ты первый, черт побери! — выдохнул, закрыв глаза. — Первый, кто сопротивляется. Я тебя в такие моменты сожрать готов.
— Я не специально, — прошептал Алеф, облизывая мгновенно припухшие губы. — Не знаю даже, почему до сих пор это происходит.
А ведь он почти уже собрался сделать Дереку минет. Думал об этом почти весь вечер. Не потому что это было условием капитуляции Дерека, и даже не как "обязательная часть программы". Вчера ему понравилось целовать Дерека, быть ведущим, и появление парней оставило в душе противное ощущение недосказанности. Как долго оставался бы Дерек таким послушным и не перехватывал инициативу? И сумел бы Алеф заставить его так же растечься по их походной кровати, как случалось с ним самим? Но вот только когда сам Дерек об этом заговорил, он поспешил откреститься.
— Вот как раз то, что ты не специально, и заводит так, что скоро дымиться начну, — Дерек приоткрыл один глаз и глянул на него с непонятным выражением. — Ну? Спать будем?
— Конечно, будем, — Алеф подпер рукой голову. — Но только после того, как ты откроешь мне свою страшную тайну. А то вдруг мне уже пора скрестись в палатку к Мэтту и слезно просить Леона поменяться со мной местами.
— К Мэтту? — переспросил Дерек и буквально ожег его взглядом. — Что ж... — он приподнялся на локте и поманил его пальцем. — Хочу трахнуть тебя в рот так, чтобы кадык ходуном ходил, — отчеканил, когда Алеф к нему наклонился. — А теперь давай. Беги к Мэтту.
Алеф как завороженный смотрел на Дерека. Да уж, сейчас самое время рвануть из палатки как есть, в трусах и футболке. Но одна половина сознания отчаянно желала спасаться, а вторая не менее неистово хотела остаться.
Закрыл глаза. Тот, уже, кажется, черт знает как давно просмотренный ролик всплыл в памяти. В самом конце, всего на несколько секунд те парни поменялись местами. И парень постарше, что только что нежно, почти осторожно сосал член своему младшему партнеру, резко схватил его за голову, вынуждая откинуть голову. Большими пальцами надавил на губы, заставляя раскрыть рот, и что есть силы въехал членом между ними. Паренек был худым, и под кожей отчетливо было видно, как напряглись, а потом расслабились мышцы.
— Боюсь, что в этом случае бежать будем оба, — вздохнул он, прикинув свои шансы. — Потому что я точно проблююсь.
Лег, закрывая глаза. Интересно, а это сильно неприятно, когда в глотку суют член?
— Знаю, — неожиданно хмыкнул Дерек, тут же меняясь и становясь снова самим собой. — Поэтому давай уже спать.
Он протянул руку и погладил Алефа по плечу, заставляя лишь гадать, удалось ли ему так быстро спрятать эмоции благодаря актерскому таланту, или же наоборот — грубость и животная страсть были искусно приукрашены и немного наиграны.
Но сказать "давай спать" оказалось куда легче, чем сделать. Дерек уже глубоко и спокойно дышал, а Алеф все сверлил взглядом темноту. Осторожно перевернулся на один бок, потом очень-очень медленно на живот... Удобную позу найти никак не удавалось, а в животе растревоженной змеей крутилось то ли предвкушение, то ли испуг.
Наверное, все же предвкушение. Дерек разумный человек, он не станет сходу пихать ему в рот член. Хотя бы потому, что с перепугу Алеф может и откусить ему самое дорогое. И уж точно ему не улыбается снова поглядеть на их ужин.
— Черт, — прошептал Алеф, отчаявшись уснуть. Губы саднили, а в горле словно комок застрял. И больше всего на свете хотелось попробовать, до какого же предела он смог бы дойти.
Он ошибся: Дерек не спал. Алеф убедился в этом, едва вокруг него обвились горячие руки.
— Хватит вертеться, — прошептал Дерек ему в ухо, прижимаясь со спины. — Ни за что не поверю, что ты такой трепетный.
— А может, я не от испуга не могу уснуть, — прошептал в ответ Алеф и повернулся к Дереку лицом. — А от того, что меня подразнили и не дали ничего толком.
— О, ну если так ставишь вопрос... — Дерек улыбнулся и притянул его за задницу к себе, вжимаясь пахом в пах. — Тогда угощайся на здоровье. У нас сегодня фуршет и самообслуживание.
— Даже так... — предвкушающе отозвался Алеф и перекатился, укладывая Дерека на спину.
Нога привычно втиснулась между чужих бедер. Вот только они не поддались с готовностью, а плотно обхватили, сжали почти до боли. Лежать на твердом мускулистом теле было непривычно и одновременно волнующе. Дерек был прав, когда говорил, что секс с мужчиной хорош тем, что в нем можно позволить себе то, о чем и подумать нельзя с девушками. Да и кадыка у них нет... Чертова фраза. Стоило только ее вспомнить, как с головы до пят пробежалась жаркая волна возбуждения.
Борьба за инициативу уже стала привычной и заводила. Алеф целовал упругие губы, гладил твердые мышцы через мягкий костюм, терся сквозь него о мгновенно затвердевший член. Потом привстал, сдвигаясь ниже, и очень медленно потянул вниз штаны.
— Не верю, что ты это сделаешь, — подначил его Дерек, приподнявшись на локтях. — Лучше сразу тазик принеси.
— Боишься за свой спальник? — ухмыльнулся Алеф и одним движением сдернул с него брюки.
В палатке было темно, так что член больше угадывался, чем был виден. И это даже было на руку — не пришлось зажмуриваться, как перед прыжком в воду. Алеф устроился на животе между ног Дерека и, опираясь на локти, навис над ним.
Ничего неприятного. Запах чистой кожи, тепло тела. Алеф сначала осторожно, потом смелее потрогал член пальцами, а потом обхватил ладонью. Внушительный, горячий, твердый. С нежной кожей, выпуклыми венами — все, как он помнил.
Глаза все-таки закрылись, а в ушах зашумело, когда Алеф согнулся еще ниже, рукой притягивая член к своему лицу. Сначала по подбородку, а потом и по губам мазнуло теплым.
И тут Дерек выругался. Смачно, почти в голос выматерился — и сразу же умолк. Он не просил, не подгонял, терпеливо ожидая, но стало совершенно ясно, насколько ему хочется, чтобы Алеф наконец сделал, что собирался. И все-таки кое-что Дерек добавил.
— Вот какого хрена ты выключил свет? — протянул тоскливо.
— Потому что иначе твои друзья будут не только слышать, но и видеть, — вздохнул Алеф.
Он бы и сам сейчас был не против увидеть лицо Дерека. И его глаза.
Двинув пару раз рукой, он снова потянул член к себе. Дерек напрягся, словно струна, и Алеф наконец решился. Приоткрыл рот, давая головке скользнуть между губами, наклонился ниже.
Иллюзий о том, что произойдет, у него не было. Он уже почти почувствовал, как неприятной волной подступила тошнота, но вместо этого по нёбу прокатилось колкое, приятное ощущение. Словно его кто-то целовал невозможно длинным языком.
Дерек шумно выдохнул и поерзал задницей из стороны в сторону, кажется, с трудом сдерживаясь, чтобы не вогнать член глубже.
— Мне очень нравится то, что ты делаешь, — выпалил он скороговоркой. — Это охуенно, здорово, круто, зашибись и все такое. Ты только не останавливайся, пожалуйста!
С членом во рту ни усмехнуться, ни ответить что-либо было невозможно. Алеф понимал, что этот минет для Дерека точно не первый и наверняка самый неумелый. Но до колотья в боку хотелось доставить ему удовольствие. Пусть не так, как он мечтал, — чтоб кадык поднимался, — но хоть облизать, пососать.
Он попытался снова вспомнить тот ролик. Ему самому минеты, конечно, делали, но в голову не приходило запоминать используемые техники. Только и всплыло в памяти, что очень приятно, когда члену тесно, и когда головку языком облизывают. И еще если яйца погладить.
Алеф бросил свои аналитические упражнения и пошел по простому пути: делай то, что понравилось бы тебе самому. Облизывал, посасывал, гладил и сглатывал.
И самое интересное — у него получалось. Дерек перестал ерзать и, кажется, успокоился, поняв, что прекращать на самом интересном Алеф не собирается. Больше он не пытался его подбадривать и вообще как-то вмешиваться в процесс — лишь только мышцы живота иногда конвульсивно дергались, когда Алеф задевал особенно чувствительное место. Именно на это он вскоре и начал ориентироваться, для верности положив ладонь Дереку на пресс. Сначала получалось не очень: одна и та же точка по-разному реагировала на прикосновения языка, губ, посасывание и другие ласки, но уже через несколько минут у Алефа начал собираться "арсенал", на который Дерек реагировал неизменно. Довольно выдохнув, Алеф дернул его за бедра, устраиваясь удобнее, и с азартом продолжил свои исследования.
Очень скоро Дерека начало буквально трясти — а вместе с ним и всю палатку. Он снова выругался и что-то прошипел, но Алеф его не расслышал. А потому очень удивился, когда в волосы вдруг скользнула рука и крепко сжала, заставляя замереть.
— Ты дашь мне кончить или нет?! — рыкнул Дерек со злостью и мольбой одновременно.
Алеф опешил, лихорадочно соображая, что ответить.
— Как раз над этим и работаю, — кивнул он и, тряхнув головой, чтобы освободиться, снова принялся за дело.
Теперь уже не экспериментировал, а прижимал, облизывал, гладил только там, где трясло и подбрасывало Дерека сильнее всего. Пресс под рукой совсем окаменел, до ушей доносились ругательства вперемешку со сдавленными мольбами, член будто стал еще тверже.
А потом все словно отключилось. Дерек затих, а потом вдруг резко дернул бедрами, и Алеф не успел ни воспротивиться, ни напрячь слишком усталые мышцы. Член скользнул невозможно глубоко и запульсировал.
На глаза навернулись слезы, снова подкатила тошнота. Но Алеф заставил себя не двигаться. Дышал часто и мелко, быстро сглатывал горячее, что текло в горло, и боялся только, что капли попадут на язык и он почувствует вкус. В этом случае справиться с собой он точно не сможет.
К счастью, это длилось недолго. Не успел он понять, что все закончилось, как Дерек сдернул его с члена, ухватив под локти. Подтянул выше, усадил задницей себе на грудь и без промедления втянул член в рот. От неожиданности Алеф охнул, а потом зажмурился. Он и не чувствовал, что был так болезненно возбужден. Острое удовольствие немедленно прокатилось по позвоночнику, и вот-вот был готов вырваться стон, когда Дерек внезапно остановился.
— Привстань-ка, — шепнул он и выбрался из-под Алефа. Встал на колени. Наклонился, ухватившись за его бедра. — Помнишь? Что бы кадык ходуном ходил... — и медленно насадился на член до самого конца, коснувшись губами яиц.
Устоять, когда так недвусмысленно предлагают, было невозможно. Да и зачем? Алеф обхватил руками его голову и подался назад. Пришлось закусить губу, так невозможно-сладко проходился по члену язык, так плотно обхватывали губы. Но уже ничто не помогло бы сдержать стон, когда он толкнулся вперед, и головку сжало умелое, узкое горло.
— Чтобы... ходуном... — с трудом выговорил он и принялся трахать Маккентоевский рот.
Задним умом он все же помнил, что нельзя шуметь, но сил все равно хватало только на сдавленное рычание. Все остальные уходили на попытки не умереть прямо сейчас от удовольствия и возбуждения. И не кончать хотя бы пару минут.
Дерек легко и, похоже, с удовольствием принимал самые сильные толчки и даже сам подавался вперед, побуждая двигаться резче, быстрее.
"Ходуном..." — всплыло в мозгу, и Алеф положил руку ему на горло. И совершенно зря — стоило почувствовать, как под нежной кожей движется член, оргазм обрушился на него сокрушительной волной.
Он буквально вдавил лицо Дерека в свой пах, цепляясь за волосы, и не закричал только потому, что горло сдавило так, что и выдохнуть было невозможно. Мышцы вокруг члена сокращались, все добавляя и добавляя к почти невыносимому удовольствию новые оттенки.
Отпускать Маккентоя не хотелось, вытаскивать член — тем более, но Дереку надо было дать вздохнуть. Вздрогнув от последней, уже мягкой волны, Алеф все же двинул бедрами назад.
— Охренеть... — сипло выдавил он и в свою очередь подхватил Дерека под руки, помогая выпрямиться.
И сразу поцеловал. Губы были солоноватыми, очень горячими, скользкими, гладкими. Только сейчас до Алефа дошло, что этот солоноватый привкус был и у него самого во рту.
"И не противно совсем", — отстраненно подумал Алеф и мягко толкнул Дерека, укладывая на бок, потому что ноги уже противно дрожали, и он всерьез опасался завалиться, обрушив до кучи и палатку.
— Охренеть, — согласился Дерек совсем севшим голосом и прокашлялся. — Но я тебе завтра скажу, что я думаю по этому поводу, — голоса у него не прибавилось, и он улыбнулся. — Если смогу.
Алеф улыбнулся в ответ и придвинулся ближе. Накинул на них спальник, подсунул руку Дереку под голову и обнял его, на секунду крепко стиснув в порыве чувств. Дерек хмыкнул и накрыл его руки своими; уже знакомо погладил кожу пальцем. Алеф ткнулся носом ему в шею и закрыл глаза. В голове не было ни одной мысли, но, засыпая, он улыбался.
________________________________________________________


В следующей серии:
— И правильно, что не хочешь, — согласился Алеф, помолчав. — Потому что это будет оружие массового поражения. Народ слюнями захлебнется.
* * *
— Так мы же байкеры, — ответил за Дерека Леон. — У всех есть травмы
Страницы:
1 2
Вам понравилось? +34

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

6 комментариев

+ -
+3
Татьяна Шувалова Онлайн 18 декабря 2018 22:09
Марк,Гелла Добро пожаловать в библиотеку!)))
+ -
+2
Марк Качим Офлайн 19 декабря 2018 09:54
Цитата: Татьяна Шувалова
Марк,Гелла Добро пожаловать в библиотеку!)))


Благодарю )
--------------------
Люблю в человеке человека
+ -
+8
Владимир Офлайн 19 декабря 2018 11:10
С-сладкая карамелька. С ванилью... Правдоподобная тем, что удержать друг друга можно общностью интересов. Крышесносный трах скорее помеха в этом деле, чем помощник - ураган никогда не бывает долгим))) И слишком многое успеет разрушить. Как, наверное, ни странно, отсутствие убойной трагедийной линии я поставлю, скорее, в заслугу авторам: откровенно сказать, слезливая гей-драма (по сравнению с которой шедевры индийского и мексиканского кинематографа - просто детский лепет) зачастую достает. И умница, и красавец, и пары-то нет, а если и появляется - тут же отнимается беспощадной судьбой. И вот мы р-рыдаем, пытаясь не размазать тушь и выглядеть мужественно, а внутри сладко разливается ЖАЛОСТЬ. К себе, разумеется. Но я отвлекся. Что бы хотелось пожелать Авторам: пишите. Только не перепор... э-э-э... в смысле, не перевербуйте всех натуралов, они нам еще понадобятся;)
+ -
+3
Марк Качим Офлайн 19 декабря 2018 11:33
Благодарю за отзыв, Владимир. Приятно.

Цитата: Владимир
Как, наверное, ни странно, отсутствие убойной трагедийной линии я поставлю, скорее, в заслугу авторам: откровенно сказать, слезливая гей-драма (по сравнению с которой шедевры индийского и мексиканского кинематографа - просто детский лепет) зачастую достает.


Вот и нас достала) Впрочем, второе произведение, которое скоро здесь появится, драма в чистом виде, но тоже нетипичная.
--------------------
Люблю в человеке человека
+ -
+4
Redactione Офлайн 19 декабря 2018 12:26
Транслируем комментарии, которые оставили читатели в нашей группе "Босиком по радуге"
Цитата: Екатерина Крыгина

Это невероятные авторы))) они просто потрясающие))) Эта книга одна из моих любимых)))

Цитата: Ната Лебедь
Очень,очень крутой авторский дуэт!Произведение соответствующее авторам

Цитата: Kote-Kot
Совершенно новые имена) здорово
Саша
+ -
+5
Саша 20 декабря 2018 19:20
Вкусно, красиво. Запоминающиеся герои, отличные диалоги, уместный юмор. Спасибо Авторам за доставленное удовольствие.
Наверх