Майя Баршадская

Успеть схватить

Аннотация
Боль, унижение и отчаяние - все, что осталось в душе Игоря после предательства любимого человека. Желание избавиться от этого кошмара гонит его прочь из большого города. Кардинальная смена обстановки, бытовые заботы и новые знакомства должны стать бальзамом, лечащим душу. Успеет ли этот человек излечиться? И успеть схватить то, что дается ему даром. Не пронесется ли мимо его случайное счастье?
Начало истории - Коська​​​


========== Пролог. ==========

Жизнь - странная штука, она подобна морю: то спокойна и безмятежна, то игрива, то страшна и разрушительна. Она играючи разбивает судьбы, словно море корабли, но она же подбрасывает неожиданные подарки, как сундуки с сокровищами. Главное - увидеть, понять и успеть схватить.
- Бля! Не успел! Ну что за день, - молодой рыбак огорченно посмотрел на пустую ячейку сети, из которой только что упустил лобана и начал собирать сеть.
Море, будто живое, шевелилось и поблескивало лунными бликами вокруг стройного мальчишечьего тела, лаская и поглаживая блестящую от воды загорелую кожу. Вода словно играла с ним накатывающими волнами, но не мешала мальчику заниматься своим делом.
Сеть была почти собрана, когда вдалеке показались два желтых глаза - к берегу ехала машина. Она приближалась быстро, и времени на раздумья у пацана не было. Это могли быть как любители ночных купаний, так и рыбнадзор. Поэтому, схватив собранную сеть и садок с уловом, браконьер метнулся к ближайшему объекту для укрытия - старой, перевернутой вверх дном лодке. Пихнув под неё сети и рыбу, мальчик спрятался за лодкой и стал наблюдать за приближающимся автомобилем. И дернул же его черт именно сюда прийти ставить сеть. Впрочем, кто же мог подумать, что в это время кто-то может сюда наведаться. 
Тем временем машина сбавила скорость и медленно подъехала к берегу, остановившись в пятидесяти метрах от лодки, ставшей случайным укрытием незадачливому рыбачку.
Паренёк, затаившись, прислушивался к звукам, пытаясь понять, что происходит, при этом не обнаружив своё присутствие.
Послышался звук открывающейся двери и шелест ракушек и песка под чужими ногами. Мальчишка сжался и прильнул к песку и борту лодки.
В ночной тиши все звуки как будто становились громче, звук включаемого мобильника и череда сигналов приходящих СМС звучали подобно сирене. Количество СМСок было такое, что брови рыбачка поползли вверх от удивления. Нет, это точно не рыбнадзор, но обнаруживать себя всё равно не стоит. И он продолжил прислушиваться. 
Мобильник перестал верещать, и через несколько секунд раздался мужской голос. Мужчина говорил громко, его голос разносился далеко вокруг и, черт подери, голос был приятный, глубокий и чувственный.
- Да, отец, я в норме... Далеко... Не знаю, когда... Нет, не скажу, это только моё дело... Нет, я ей сам сейчас позвоню... Да, никому ни слова. Для всех я в Италии на отдыхе... Немного налички и достаточно на карточке. Не, не звони, если что, я сам... да... Да, пока, - голос замолк, но через минуту раздался вновь. - Мам, это я. Мама, ну ты чего, всё у меня в порядке... Ну, связи не было, наверное... Нет... Нет... Ну, ма... Ну видишь, я жив здоров, так что успокойся, - голос мужчины смягчился, он слегка улыбался. - Отцу я уже позвонил... Да... Да, для всех я в Европе, я же говорил, что в Италию собирался... Нет, я один. Ну, вот так... Ма, не будем о нём. Мам, я взрослый мальчик, сам разберусь, а его даже близко к себе не подпускайте. Мам, я отдохну, вернусь и все расскажу. Я тебя люблю, родная. Ты мне не звони, я сам буду тебе позванивать. 
Послышался облегченный выдох, и снова слышен только шелест волн.
Мальчик, расслабившись, потихоньку приподнял голову и стал вглядываться в стоящего у воды мужчину. Яркая круглая луна прекрасно освещала берег и любующегося на неё незнакомца. Мужчина был высок и строен, короткие прямые волосы, одет в брюки и распахнутую на груди рубашку. Лица, вскинутого к луне, видно не было, но даже то, что мальчик увидел, ему понравилось. 
Вдруг тишину разорвал звонок мобильного, но мужчина, только глянув на экран, резко сбросил вызов. Снова звонок, снова сброс. Но, видимо, мужчина все же решился на что-то, и на следующий раз, чуть помедлив, он поднес трубку к уху и ответил. Но это говорил будто уже совсем другой человек, голос был жестким и холодным, словно сталь. Проскальзывающие нотки сарказма делали его обжигающе ледяным.
- Да, я. Что тебе надо? Ты много о себе возомнил, я отдыхаю... Да, не пропадать же билетам. Что? Фирму? Да забирай, всё забирай. Ты же мне не чужой, поди, - в голосе сарказм перерос в яд, - владей, малыш. Считай, что это мои отступные. Мне гадюки на груди не нужны. Не ной. Сделал шаг, шагай дальше. Мне больше не звони и передай своему папику, что искать меня не надо. Италия большая, теплая и вокруг полно горячих мальчиков... Ха-ха, не льсти себе, мою постель всегда найдётся кому согреть. Addio, miо carо!*
Послышался хруст, рыбак с удивлением понял, что мужчина разломал пластиковую панель телефона и, разобрав на составляющие, размахнулся и швырнул обломки куда-то в сторону. И, вдруг упав на колени, раскинул в стороны руки и, подняв голову вверх, со всей мочи закричал. Это был даже не крик, а какое-то рычание, переходящее в крик. 
Это был рык, глубокий, раскатистый рык смертельно раненого зверя.
- Грр-рр-ры-ыаа-аа!!!
Мальчишка весь сжался и, казалось, перестал дышать, вслушиваясь в этот чуждый человеческой природе звук, впитывая в себя эти ошеломляющие эмоции. Сердце мальчика стучало быстро-быстро, пальцы подрагивали, ерзая по гладкой поверхности лодки.
Мужчина, затихнув, оперся на руки и так, на четвереньках, простоял несколько минут, опустив голову вниз. Затем молча поднялся и пошёл к машине. Раздался звук захлопнувшейся двери, и большой темный джип резко рванул с места, увозя своего странного хозяина. 
Рыбачок за лодкой сидел как оглушенный, в голове всё перемешалось, сердце стучало словно после быстрой пробежки. Мысленно, раз за разом, он прокручивал всё услышанное и увиденное только что. Что-то важное ускользало от него, что-то очень важное...
У этого парня явно проблемы, и почему он всем сказал, что находится в Италии, и почему... Стоп!.. Как он сказал: "...вокруг полно горячих мальчиков...", "...не льсти себе, мою постель всегда найдётся кому согреть". А ведь разговаривал он определённо с мужчиной, не с девушкой! "...горячих мальчиков..." Бля! Вот оно! Точно!!! Так он по мальчикам!
Мальчишка зажмурился и расхохотался:
- Нет, не зря я сегодня сюда приперся! Не зря!
Продолжая улыбаться, мальчик вытащил своё добро из-под лодки и зашагал к поселку.  

*Addio, miо carо(итал) - Прощай, мой дорогой! 

========== Глава 1 ==========

 Мимо мелькали фонарные столбы, убегая назад, лишь заглянув в лобовое стекло, как бы с удивлением  спрашивая: "Куда ты? Зачем?"
Игорь и сам не знал, куда и зачем, ему было всё равно. Главное, что трасса была прямая и его никто не останавливал. Телефон он отключил сразу, а бензобак ещё при выезде из Тульской области заправил по полной. Он просто ехал, стараясь ни о чем не думать. Какая нахуй разница куда, лишь бы подальше.  Подальше от тех осколков, в которые превратилась  его, до этого налаженная и отшлифованная, жизнь.
И это было совсем не плохо и даже как-то правильно, что ли - вот так ехать, не оглядываясь назад, не  задумываясь и не вспоминая.
 Но рано или поздно все кончается. В жизни Игоря кончилось все - кончилось счастье, кончилась любовь,  кончилось любимое дело и бензин, ёб твою мать, тоже кончается.
Остановившись на заправке, залив полный бак, он все же вынужден был задуматься, куда же он едет.  Размышлять желания не было и, поняв, что следует по Симферопольскому шоссе к Белгороду,  Игорь решил, что это судьба. Он же хотел отдохнуть, вот теперь самое время, к тому же все документы с собой,  денег на карточке предостаточно, а на море он не был уже черт знает сколько.
Белгород... а почему бы не махнуть на Украину. Только родившаяся мысль быстро оформилась в твердое  решение. Украина - да, никто и не подумает, что его могло туда занести. Всё-таки есть вероятность, что  Васильев решит, что ему мало того, что он заполучил Тика и фирму Игоря. Он может и к самому Игорю  протянуть свои алчные руки, чтобы плюнуть, наступить и окончательно раздавить.
Тик... Кос-тик... Любимый мальчик, черноволосый ангелочек, ради которого Игорь и боролся, боролся с  Васильевым и ему подобными за место в жизни, ради которого он был готов перегрызть кому-нибудь горло, работать круглые  сутки, разбивать кулаки в клубах о чужие морды, посмевшие раззявить рот на его мальчика. Его мальчик...  Нет, уже не его. Надо же, как все просто оказалось, потолще кошелек и Тик уже не его...
 Перед глазами вновь, будто в замедленной съемке, мелькнула картина из прошлого...
Светлый коридор с огромными окнами. Там, за этими окнами, копошились люди, сновали  туда-сюда и рассерженно гудели автомобили. А здесь было тихо, серебристо-серый ковер скрывал звуки шагов.  Выходной день, помещение абсолютно пусто, и лишь со стен, будто с интересом, на него поглядывали  картины. Пусть все отдыхают, пусть. Он тоже заслужил отдых. Он... Они... Мы... Мы с Тиком. Игорь довольно  сощурился, млея от собственных мыслей. Они ни разу с Тиком не ездили дальше родительской дачи и  Подмосковных пансионатов. Будничная круговерть, словно зыбучие пески, затягивала и не отпускала более  чем на пару выходных. Заказы, клиенты, конкуренты...
Но сегодня, наконец-то, Игорь плюнул на все и закончил всю, неизбежную для поездки, волокиту. Документы  подготовлены, визы получены, вещи собраны, билеты приятно греют душу через внутренний карман легкого  летнего пиджака. Игорь сам не ожидал, что все так технично выйдет. Тем лучше, пусть  будет сюрприз для  Тика. Осталось только кое-что доделать, оставить распоряжения секретарю и агентам, несколько звонков - и  привет, Италия!
Мысли в голове кружились  розовыми облаками и приятно щекотали нервы предвкушением отдыха. Игорь  словно летел к себе в кабинет, как вдруг, ещё не осознав, что именно, не увидев, он почувствовал что-то  постороннее. Точно, звуки. Кто-то был здесь. Игорь улыбнулся, Машенька пришла что-нибудь доделать. Ну точно, её же не было вчера, Тик что-то говорил про её звонок и отгул. Секретарша, а по совместительству и  уборщица, была у Игоря пусть и не экстра-класса, но работала не на страх, а на совесть. Игорь знал, что Маша  его не подведёт и всё, что не успела в рабочее время, обязательно доделает дома или в выходные. Потому  закрывал глаза на маленькие слабости вроде периодических отпрашиваний, мини-юбок и едких взглядов в  сторону Тика. Да, с Тиком у Маши общение как-то не срослось. Впрочем, Машенька была девушкой  смышленой, место своё знала и помалкивала. Особенно после назначения Игорем Тика главным бухгалтером.  И лишь изредка позволяла себе со словами "Ваш кофе, Константин Викторович", подсунуть Тику  переслащенную бурду. Тик лишь ухмылялся: "Ревнует тебя, видать".
Именно поэтому, услышав шум из своей приемной, Игорь даже обрадовался, как раз и звонить секретарше не  придется.
Но секретарский стол оказался пуст, а дверь его кабинета приоткрыта, и звуки шли именно оттуда.
Игорь подошел к двери, слегка толкнул её, сделал шаг внутрь и остолбенел.
Его кабинет не был пуст, но это была совсем не Маша.
На полу неряшливо валялись какие-то бумаги, папки, канцелярские принадлежности и изящный  чернильный набор, подаренный Игорю одним из  клиентов.
А на столе... На столе лежал, распластанный на спине, абсолютно голый Тик, держась руками за край стола и, запрокинув голову, тихонько постанывал:
 - Да... Да, так! Ещё, ещё, Лекс!..
А меж его задранных и широко раскинутых ног стоял, сверкая голым мускулистым задом, "Лекс". Алексей  Дмитриевич Васильев,  собственной персоной. Главный конкурент и головная боль Игоря последние полгода.
Одной рукой придерживая Тика за бедра, второй надрачивая ему член и шумно дыша, он трахал его, с силой вдалбливаясь в стройное тело. И это не было насилием, звуки, издаваемые Тиком, были стонами удовольствия, уж это Игорь знал как никто другой.
Игорь почувствовал, как закружилась голова и пол начал шевелиться под ногами. 
Тик... его Тик... его ко-тик Кос-тик выгибался и жадно принимал в себя Васильева. Они настолько были увлечены, что не замечали привалившегося к дверному косяку Игоря.  
Поборов минутную слабость и справившись с головокружением, Игорь  твёрдо встал на ноги и с силой захлопнул дверь. Звук получился резким и громким, вызывая у него болезненные ассоциации с захлопнувшимся сердцем.
Любовники резко остановились и уставились на него. Не такую реакцию  Игорь ожидал. Не было испуга, неловкости, никто не бросился одеваться или оправдываться. Игорь не мог оторвать взгляд от Тика, никаких эмоций, лишь лёгкое удивление на лице. Словно не он только что изменял Игорю с его врагом на его же рабочем столе.
Тишину нарушил Васильев:
 - Ну что стоишь, присоединяйся. Третьим будешь, коль пришёл, - ухмылка была широкая  и просто напрашивалась на кулак. 
И тут к Игорю пришла запоздалая ярость. Медленно, снизу вверх его накрывало горячей волной. Он держался, изо всех сил сохраняя хладнокровный вид, но как же ему хотелось схватить что-нибудь тяжелое и крушить всё вокруг.
 - Алексей Дмитриевич, покиньте мой кабинет. Константин Викторович, с вами я тоже прощаюсь, вы уволены.
Ухмылка Васильева стала ещё шире. Он вынул, наконец, член из Тика, и прямо так, со стояком, наклонился к валяющимся на полу бумагам. Взяв парочку, он протянул их Игорю.
 - Игорёк, это теперь мой кабинет. И этот сладкий демонёнок тоже мой.
Игорь уставился на бумаги. Не может быть. Этого просто не может быть. Он неверяще смотрел на документ, удостоверяющий, что и впрямь владельцы его фирмы - Васильев Алексей Дмитриевич и Трофимов Константин Викторович. Такое Васильев мог провернуть только с помощью Тика, одних лишь его миллионов было бы недостаточно. И за пару дней такое не провернуть, значит, они уже давно... вместе. А он, Игорь, ослепленный своими чувствами, ничего не видел у себя перед носом. Он своими руками подписал себе приговор, допустив Тика к сейфам и всей документации фирмы. Придется теперь доказывать, что подписи поддельные. Придется...
 - Моё предложение остаётся в силе, Игорёк. И если тебе действительно дорого агентство, то твоя попка сейчас должна быть передо мной. Ты же знаешь, я давно на неё глаз положил, - Васильев облизал губы и погладил свой стояк. Он был немногим старше Игоря, в хорошей форме, коренаст и мускулист. Лысина ничуть не портила внешность и даже подчеркивала высокий лоб и выступающий вперед квадратный подбородок. 
"Самец, бля, чертов. Жопу ему мою подавай!"
 Пальцы Игоря разжались, и документация с мягким шелестом опустилась на пол. Он резко сжал кулак и от души врезал по ненавистной ухмылке. Отшатнувшийся Васильев еле устоял, а по разбитым губам к подбородку потекла кровь. 
А Игорь стоял опустошенный, вся ярость вдруг покинула его. Просто исчезла, вместо неё навалилась апатия, все мысли будто погрузились в туман или вату. Он отвел взгляд от Васильевской крови, обвёл им свой, теперь уже бывший, кабинет, своего, теперь уже бывшего, любимого, по-прежнему лежащего на столе. И, развернувшись, стремительно вышел из кабинета. 
В горле пересохло и что-то противно сдавило грудь.
Игорь медленно вдохнул, выдохнул, врубил погромче магнитолу и выжал сцепление.
На Украину, так на Украину.
Позже он и сам не мог вспомнить, как ехал, как прошел таможню и въехал в соседнее государство.  Всё это прошло мимо его сознания, он просто автоматически делал то, что полагается делать в текущей  ситуации. Когда он решил, что в Крым не поедет, а съедет куда-нибудь в глушь, он не помнил. Он не обращал  внимания на пролетающие мимо поля, деревеньки и города. Позади остались Харьков и Запорожье.  Он  просто ехал, останавливаясь лишь на заправках, чтобы залить бак и выпить кофе. Вот на одной из них он и  услышал это название: "Счастливцево". Немолодая хохлушка по телефону довольным голосом рассказывала,  что едет из Счастливцево, море чистое, народу немного, соленое озеро, горячий источник и вообще, "Вер, тебе  бы понравилось!". Дама долго разводила бла-бла-бла, Игорю не было до неё дела, но почему-то в голове  отложилось это самое "Счастливцево". Как насмешка судьбы. Игорь горько ухмыльнулся:
 - Что ж, пусть  будет Счастливцево, - и потянулся к навигатору. 

========== Глава 2 ==========

- Пирожки с вишней, с яблоком, с картошкой!
- Рыба солёная, вяленая, копченая!
- Пахлава медовая, чурчхела! Кто желает?!
- Салатики свежие, раки вареные, креветки, покупайте!
По пляжу разносились назойливые голоса продавцов,  перекрывая даже крики чаек.
Глаза открывать совсем не хотелось, но солнце припекало все ощутимее, так немудрено и сгореть. Перспектива получить ожоги в первый же день Игоря не прельщала, но и подняться после долгой дороги и  бессонной ночи было не так-то просто. 
Игорь медленно приподнялся на локтях и замер полулежа с по-прежнему закрытыми глазами. Даже солнечные очки не спасали от ярких лучей, пробивавшихся через защитные стекла и веки.
 - Рыбку не желаете?
Совсем рядом раздался звонкий мальчишечий голос, и вкусно запахло копченостями и соленой рыбой. Игорь нехотя разлепил веки. Стоящий рядом торговец рыбой с любопытством рассматривал его.
"Взять, что ли, рыбки, вечером можно будет с пивком посидеть, - мысли медленно протекали в сонном, разморенном солнцем сознании. - Или лучше в клуб какой-нибудь податься, отвлечься. Хотя, какие в этой деревеньке могут быть клубы".
Не дождавшись ответа, торговец повернулся и пошёл дальше.
 - Пацан, почем рыбка-то? - окликнул его почти проснувшийся Игорь.
Услышав его голос, парень встал как вкопанный. И так и остался стоять спиной к потенциальному покупателю.
 - Эй, ты чего, замерз, что ли? Что за рыба-то у тебя?
Мальчишка медленно, словно со страхом повернулся. На Игоря уставился пронзительный взгляд неестественно светлых глаз. Торговец стоял молча и не мигая смотрел на Игоря. На правом плече он держал палку с висящими на ней связками сушеной и копченой рыбы. На левой руке медленно сжимались и разжимались пальцы.
 - Парень, да что с тобой? - в голосе Игоря появилось раздражение.
Мальчишка отмер и, потянувшись к рыбе, начал показывать:
 - Это вяленые бычки, вот за пятнашку, эти побольше - по двадцать, вот солёная журавушка, к пиву самое то. Это лобан копченый, - паренёк расслабился и стал увлеченно показывать товар. - Это копченый пеленгас, пальчики оближешь, хоть с пивом, хоть с картошкой можно...
Игорь полез в бумажник и, протянув продавцу тысячную купюру, стал пальцем показывать, что ему отвязать с палки. Но начавший было отвязывать рыбу парень прервался и, глядя на Игоря, рассмеялся:
 - Ха-ха! Зачем мне твоя бумажка, ты мне гривны давай. Ха-ха-ха! Москаль.
В какой-то момент Игорь подумал, что на "москаля" стоило бы огрызнуться. Он даже снял солнечные очки, чтобы зыркнуть посуровее на нахалёнка, но пацан так заразительно и по-доброму хохотал, что Игорь нацепил очки обратно и равнодушно подумал, что сам виноват в насмешках. Надо же было так опростоволоситься - находиться в другом государстве и забыть заехать в обменник. За бензин он расплачивался карточкой, вокруг все говорили по-русски, потому он и думать забыл, что лежащие в бумажнике рубли, евро и баксы в маленьком украинском селе будут простыми бумажками. Впрочем, он вообще вчера ни о чем не думал, куда уж вспомнить про какие-то там гривны.
 - Ну ладно, хорош те ржать уже, забыл я про вашу не в рот ебенную валюту, - беззлобно осадил он мальчишку. - Лучше скажи, где тут у вас ближайший банк.
Выслушав продавца, Игорь поплелся к машине. Нечего откладывать поездку, ещё надо номер снять, да и ел он нормально последний раз ещё в Москве. Жилье Игорь себе присмотрел утром. Небольшая частная гостиничка со всеми удобствами, питанием и гаражом. Но было слишком рано, и он решил сначала зарулить на пляж. Благо, что в полотенце он в такую жару нужды не испытывал, плавки лежали в сумке с вещами, а дежурное покрывало, хранящееся в багажнике "на всякий случай", вполне годилось для лежания на пляже.
В маленьком филиале банка, куда его занесло, было тихо, пусто и прохладно. Прикинув стоимость номера, Игорь решил сразу снять с карточки сумму, нужную для оплаты за неделю, и вместе с наличкой поменять на гривны. Симпатичная хохлушка, стреляя глазками в окошко кассы, взяла протянутую Игорем банковскую карточку, но через пару минут растерянно посмотрела на Игоря.
 - Извините, Вы не можете снять данную сумму со счета. Ваша банковская карта пуста.
 - Вы уверены? - Игорь вопросительно поднял бровь.
 - Абсолютно, ошибки быть не может, я перепроверяла. Счет обнулен, - кассирша выжидающе посмотрела на Игоря и протянула прямоугольник карточки ему обратно.
Игорь, не моргнув глазом, выгреб из бумажника деньги, оставив лишь несколько сотенных бумажек, и протянул в окошко:
 - Обменяйте на гривны, пожалуйста.
Забрал полученную сумму, пересчитал и, убрав, вышел на пышущую жаром улицу. 
В голове пульсировала боль, она словно выбивала толчками крови у него в висках: "тик-тик, Тик-Тик, Кос-Тик..." Увидев через дорогу ресторанчик, мужчина направился туда. Уселся за свободный столик и заказал незатейливый обед. Есть уже не хотелось, но надо было все обдумать и просчитать следующие шаги. Игорь никогда не был склонен к истерикам, ему было неведомо чувство паники - учредителю рекламного агентства было непозволительно проявлять слабость. На нем всегда лежала ответственность за фирму, за сотрудников, за выполнение заказов и в трудные периоды он хладнокровно разруливал ситуации, давая поручения, команды и решительно пресекал любую возможность дать слабину. А что же происходит с ним сейчас? 
Стойкое болезненное тиканье в висках мешало сосредоточиться - "тик-тик..."
Официантка принесла заказ, Игорь автоматически принялся есть, продолжая мысленно анализировать сложившуюся ситуацию.
Итак, он остался без денег. Он расслабился, разнюнился и за это поплатился. Нельзя недооценивать противника... "тик-тик..." Тем более, противника, имеющего доступ ко всем счетам, в том числе и личным. "Тик-Тик..."
И что он за это получил? А получил он кучу дерьма. 
Заплатить за недельное проживание денег хватит, но надо ещё и самому на что-то жить, плюс траты на заправку машины. В общем, он полностью в дерьме. Придётся возвращаться в Москву. В Москву к Васильеву. В Москву к Трофимову. "Тик-Тик..."
Игорь сосредоточенно доел поданные блюда, не чувствуя вкуса, не видя даже, что ест. Расплатился и пошел к машине.
Возвращаться к предательству и обману с растрёпанным сердцем и скукожившимися мозгами. Возвращаться в квартиру, хранящую в себе вещи Тика и их общие фотографии. Возвращаться к... "Тик-Тик..."  Да бля! Обязательно вернётся, но только не сейчас!
Плюхнувшись в кресло своего авто, Игорь включил зажигание и кондиционер, откинулся на сиденье и пару секунд наслаждался прохладой поступающего в салон воздуха.
Машину свою Игорь любил, черный красавец Рендж Ровер Спорт отвечал ему взаимностью. Выбирал он машину себе долго, придирчиво, будто искал именно этого коняшку. И нашел. Времени потратил много, денег угрохал... Тик тогда морщился и подкалывал его, мол, дорогие игрушки ты, Игоряш, любишь. "Да, дорогие, - смеялся Игорь, - но у меня их всего две, машина и любимый, и мне на них никаких денег не жаль".
Тик ухмылялся и, призывно облизывая язычком губы, шептал:
 - Так я игрушка... Что ж, давай поиграем, хозяин...
Они сидели в салоне только сегодня купленного джипа, на стоянке возле дома. Время приближалось к полуночи, за окном машины шел снег с дождем. Потому на и без того нелюдном дворе не было вообще ни одной души.
Шепот Тика отдался приятным теплом где-то внизу живота и легкой искоркой побежал по телу. Тело мгновенно среагировало.
Рука Тика потянулась к Игорю, подлезла под пуловер, вытащила из-под брюк майку и коснулась кожи. Тик всем телом повернулся к водителю, и вот уже вторая рука опустилась к Игорю на колено и по внутренней стороне бедра стала подниматься вверх, туда, где и без того стало тесно в одежде.
 - Поиграем? - снова шепот, Тик потянулся губами к щеке и, обдавая теплым дыханием, выдохнул: - Хозя-я-ин...
И Игорь не выдержал, опустил спинку сидения, схватил, сжал желанное тело и опрокинул на себя. Тик, улыбнувшись, тихонько хмыкнул Игорю на ушко. Он знал, насколько нетерпелив его любовник, он ждал эти крепкие жадные руки.
Скинув обувь, перекинул ногу через любовника и уселся к нему на колени.
Руки умело продолжали начатое - расстегнуть ремень, распахнуть ширинку и прохладной рукой ухватиться и сжать затвердевшую плоть. Наклонившись, впиться губами в оголившийся живот там, где до этого была рука, ухватить горячую кожу, чуть прикусывая, и дальше вверх под пуловер, вылизывая, выцеловывая дорожку к соскам. Рука на члене начинает движение, медленно, мучительно медленно вверх-вниз, снова вверх и большим пальцем по головке. Горячо... Сладко. Игорю хочется рычать и кусаться, но желанные губы обхватывают сосок и присасываются. И Игорь забывает, что хотел - всё неважно. Важно - жадные губы на груди, рука на члене, гибкое тело любимого под руками. Остальное - дым, только так, только сейчас, сейчас же... Скинуть пуловер и майку, руку в волосы, схватить, сжать черные локоны. Другой - обхватить шею со спины и прижать к себе.
Тем временем рука на члене продолжает двигаться, подбирая и размазывая по головке выступающие капли желания. Отрывает рот от сосков и поцелуи бегут дальше, по груди к шее, перемежаются с покусываниями. 
Шея, подбородок, вновь шея, ухо, горячий язык хозяйничает, вызывая дрожь в теле Игоря, и вдруг, в ухо, хрипло, задыхаясь:
 - Игрушка хочет... очень хочет... хозя-я-яина...
Игорь рывком приподнимается, опускает спинку соседнего сидения и заваливает его гибкое, трущееся об него тело. Секунда - брюки расстегнуты, ещё секунда - пиджак оказывается на заднем сидении вместе с куртками, ещё пара секунд - там же брюки и трусы Тика. Последняя помеха - рубашка... пуговицы... чертов бухгалтер со своими рубашками... Надо будет запретить ходить на работу в сорочках, к черту их, ввести дресс-код, начальник он, в конце концов, или кто! Нет, не начальник, в голове шелестит, обволакивая остатки разума: "Хозя-я-яин..." Игорь рывком распахивает рубашку, разрывая, отрывая с корнем проклятые пуговицы, и слышит довольный смешок любовника...
Секунда - собственные брюки вниз, ещё секунда - ноги Тика в стороны и вверх, ещё секунда и больше времени не существует.
Только разгоряченные тела, только стоны, только движение друг к другу и  в конце протяжное " Да, да, о, даа-а-а!" и ответное "...Мм... Ти-иик... а-аа!" 
Затем темнота салона, тепло прижавшихся тел и огонёк сигареты. Игорь не разрешает курить в своей машине никому, только Тику, только после секса.
Что-то побежало по щеке... Игорь открыл глаза. Слезы тонкими солеными ручейками текли по щекам и от уголков глаз к вискам и дальше в волосы. 
Надо собраться, сбросить с себя наваждение воспоминаний. Это была плохая "игрушка", она бросила своего хозяина. По таким игрушкам нельзя плакать, их надо выбрасывать!
 
========== Глава 3 ==========

Игорь смахнул набежавшие капли и взъерошил волосы. Выкинуть всё из головы! Нахуй!
И вдруг осенило - это ведь даже хорошо, что не смог воспользоваться картой. По ней могли узнать, где и когда снимали деньги, и вычислить нахождение Игоря. Тику это раз плюнуть, он ведь и впрямь спец в своём деле, и Игорь поднял его со стажера-бухгалтера до главбуха не за томные глазки, а за хватку и профессионализм.
А так - нет карточки, нет симки, нет мобилы, никому и в голову не придет, что избалованный и изнеженный Игорь, привыкший к комфорту и европейскому сервису, может оказаться в богом забытом голодрищинске. Вот и славно.
Решение приходит спонтанно: он же теперь бедный, так? Так. Так почему бы не снизить планку, снять дешевую комнатку, как обычный отдыхающий, и чем дешевле, тем лучше. Пусть насущные простые заботы о бренном теле вытеснят мысли о Тике.
Игорь вырулил машину на дорогу и поехал обратно к побережью.
Как и у большинства прибрежных селений, в Счастливцево основным источником доходов были отдыхающие. Пансионаты, гостиницы, кабаки, аттракционы, пляжные торговцы - кто как мог, так и зарабатывал. В том числе был налажен съем жилья. Сдавали все и всё - дома, номера, комнаты, похожие на картонные короба летние домики, даже вагончики. Но, несмотря на то, что почти на каждом заборе висели объявления об  аренде жилья, Игорь вот уже несколько часов не мог найти себе подходящий вариант. Он заходил в один дом, в другой - всё не то. В одном оказалась частная гостиница и цены в ней ненамного отличались от той, что он присмотрел себе утром. В другой были трехместные комнаты, и плату требовали за три места сразу. В следующем домике был кондиционер, телек и включены завтраки. Соответственно, цена опять не понравилась. В следующем было всё неплохо и запросили всего-то 70 гривен, но не было места для стоянки, а оставлять свой Ренж Ровер на улице ночью Игорь не собирался.
И так каждый раз - что-то обязательно его не устраивало.
Обойдя несколько переулков и пару улиц, потратив на эти хождения несколько часов, он порядком подустал от словоохотливых счастливцевчан. Головная боль не прошла, но несколько притупилась, и Игорь решил поехать к морю. Солнце уже не печет как с утра, надо искупаться, смыть морской водой напряжение, оставшееся от полученного негатива, и продолжить поиски. Оставив машину рядом с пляжем, Игорь нашел свободное местечко на берегу и, бросив на песок покрывало, с разбегу кинулся в воду. Подняв фонтан брызг и с наслаждением погрузив в море истомленное дневной жарой тело, мужчина не заметил ни заинтересованных женских взглядов, ни цепко ухватившихся за него внимательных светло-голубых глаз.
Вода сделала свое дело, и, доплыв пару раз до оранжевых буйков и обратно, Игорь понял, что успокоился, расслабился, а головная боль отступила. От души нанырявшись, он плюхнулся на покрывало и закрыл глаза. Всего десять минут, ну правда, десять минут расслабона - и можно топать на поиски.
Вокруг царит оживление, крики, смех, бегающие детишки, шорох накатывающих волн и никуда не хочется идти. Игорь перевернулся на живот, подставляя солнышку спину, и открыл глаза. Хорошо. Хочется мурлыкнуть и попросить Тика почесать спинку... Тика... бля! Да что за хуйня-то! Надо срочно отвлечься, завести роман, да хоть трахнуть кого-нибудь, лишь бы не вспоминать, лишь бы осознать, понять, что Тика в его жизни больше нет!
Перед самым лицом, отвлекая от мыслей, прошмыгнули босые загорелые ноги. Прошли, остановились и вернулись, встав пред самым носом у Игоря. "На ловца и зверь бежит. Может, замутить... хотя, в деревне снять парня - нереально".
Запрокинув голову, мужчина увидел знакомую улыбающуюся мордашку.
 - Хай! Ну что, разжился гривнами? Не передумал брать-то?
Игорь и думать забыл про рыбу, не до того было. А тут это чудо со своей селёдкой. Лучше бы комнату предложил. И, неожиданно для самого себя, он произнёс:
 - Ты местный?
 - Ну да, а что? - мальчишка недоуменно посмотрел на него.
 - Мне бы жильё снять, а там уж и о рыбке можно подумать.
 - Так какие проблемы, жилья полно. Сейчас ещё не сезон, гостиницы и пансионаты полупустые.
 - Гостиницы мне не по карману, мне бы что попроще, подешевле.
 - И что за жильё тебе надо? - улыбка  сползла с лица, и стало видно, что парнишка весьма удивлен. - Можно у местных что попроще найти.
 - Да ничего особенного - место для машины, место для сна, место для готовки. Чем дешевле, тем лучше. Поможешь, в долгу не останусь, - Игорь подмигнул и подумал, что, пожалуй, не такая уж плохая идея была подпрячь малого. Кто же лучше местного может знать что, где, почем.
Однако паренёк явно был озадачен. Молча смотря на Игоря сверху вниз, он кусал губы, но вдруг озорно ухмыльнулся:
 - Хочешь, пойдём со мной.  Может, у меня снимешь. Вот уж точно никаких удобств, зато дешево. Почем, договоримся.
Второго приглашения Игорь ждать не стал. Быстро поднявшись, пошагал за пацаном, благоразумно решив не показывать пока машину, чтобы не спровоцировать её видом хозяев на поднятие цены. Шли они молча, минут десять тропками и переулками.
 - Пришли, - парень остановился и открыл калитку.
Небольшой домик с садом, огородом, довольно запущенный двор, полуразрушенный сарай. Никаких цветов, никаких украшений, лишь виноградная беседка да несколько отцветших кустов шиповника. Забор, как и гараж, явно нуждался в покраске. Но дом в хорошем состоянии, в хате чисто и светло. Войдя через просторную веранду внутрь, Игорь увидел две комнаты. Одна большая, с печкой, сервантом, креслом и круглым столом посередине. Вторая значительно меньше - две кровати вдоль стен, между ними, у окна, старинный громоздкий комод, застеленный вязаной кружевной скатертью, сверху фарфоровые статуэтки, вазочка, будильник.
И вроде всё очень мило, уютно, но как-то пусто, и создаётся ощущение, что попал лет на 20 назад. Один лишь пластиковый абажур на потолке чего стоит. Даже в доме у Игоревой бабушки было как-то современнее, что ли.
Игорь походил, осмотрелся и спросил у скромно стоящего у входа пацана:
 - А где твои вещи, книги, учебники хотя бы, ты же ещё школьник вроде?
 - У тётки в доме, я почти весь год у неё живу, а здесь только летом обитаю, пока теть Вера сдает комнаты отдыхающим. В комоде кое-что из вещей есть, полотенца, постельное бельё. Мебели, сам видишь, почти нету, тоже всё к тетке оттащил.
 - А родители твои что же?
 - Нету, давно уже. Пойдём, покажу остальное.
Игорь задумался: "Нету. И всё, никаких объяснений, никакой грусти. Ловко мальчик разговор увёл. Видимо, и впрямь, давно не стало".
 - Так, вот кухонка, она же веранда, тут плита, раковина, холодильник, посуду можно взять в серванте. Стул всего один, но, если надо, принесу ещё, - паренёк выскочил из дома. - А лучше кушать во дворе, не так душно, лавка, стол, всё есть. Вон колодец, вон там туалет, а это летний душ, - развел руками, - подогрева нет, но летом жарко, так что вода в баке хорошо прогревается. Ну, что ещё? А, да, телека нет, компа тоже, есть радио старое.
 - Не надо, обойдусь, - рассмеялся Игорь. 
Парень определенно всё больше и больше ему нравился своей непосредственностью.
Мальчишка улыбнулся и вопросительно глянул на Игоря:
 - Ну что, остаешься со мной?
Игорь немного опешил от формулировки вопроса, но решил списать на своё воображение.
 - Ты мне главного не сказал, малой, сколько ты хочешь за свои хоромы и где же сам-то будешь обитать.
 - За меня не думай, вытащу одну кровать на веранду. Я дома мало бываю, так что хата в твоём распоряжении.
 - А если я девушку захочу привести?
 - Девушку? - мальчишка ухмыльнулся. - Без проблем. Ты мне знак подай, а лучше просто дверь на крючок закрой изнутри, я пойму. Я хоть в саду, хоть на сеновале в сарае переночевать могу. Тепло же, главное, от комаров укрыться.
 - А платить-то сколько?
 - Ну-у... я не сдавал никогда, давай прикинем. Тётка сдаёт по 120 гривен в сутки. Но у неё душ с горячей водой, удобства, дом ближе к морю. Слушай, давай пока по 50 гривен, а там разберёмся. Ещё вопросы есть?
Пятьдесят... Мальчишка не переставал Игоря удивлять. Походив сегодня по поселку и как следует приценившись, Игорь понимал, что пятьдесят гривен - это почти за бесценок. Самое дешевое, что ему предлагали, это была фанерная комнатенка за 70 гривен, с кучей соседей по двору, хозяевами и без места для машины. А тут почти сам себе господин, добротный дом, гараж - и за полтос. Маленький хозяин явно продешевил. Да и странно само по себе, что он раньше не сдавал, тем более, сам говорит, что почти дома не бывает. А может, все гораздо проще: он же весь день торгует, ему и пожрать-то приготовить некогда, да и готовить из чего-то надо. Может, он рассчитывает,  что я его подкармливать  буду. Ну что ж, это не проблема, будем вместе завтракать или ужинать, если наглеть не будет.
Тем временем, мальчишка явно заволновался, глядя на молча раздумывающего Игоря. Не выдержав, схватил его за руку и потащил за дом. Задумавшийся мужчина не сопротивляясь пошел с ним.
 - Я тут по мелочи в огороде насажал, немного, но покушать хватает. Грядки в твоём распоряжении, если что приглянется, пользуйся. И ягоды тоже. Малина в этом году не уродилась, а вот черешня рясная и абрикосы поспели уже. Ты кушай, тетке некогда ими заняться, у неё свой сад вдвое больше, живность, да с отдыхающими дел полно. А я в заготовках не силен, да и просто собрать всё руки не дойдут.
Слова паренька медленно дошли до сознания Игоря: "Он, бля, что, ещё и кормить меня будет? Ахуеть!"
 - Ну что, - пацан от нетерпения чуть не дергался, - ещё есть вопросы?
 - Есть!
Мальчишка застыл и пораженно уставился на Игоря.
 - Тебя как зовут-то, чудо? - увидев вытянувшееся лицо, Игорь не выдержал и расхохотался.
Глядя на него, захохотал и паренёк. Мужчина смеялся громко, от души, будто не было этих трех дней, перечеркнувших его жизнь, не было камня на душе и тяжких мыслей. В другой ситуации Игорь уже бы решил, что его хотят развести и кинуть, но мальчишка знать не знал с кем имеет дело, а воровать у Игоря явно нечего. И он просто смеялся, над собой, над забавным парнем, так старательно уговаривающим его согласиться, но даже не подумавшим познакомиться. А сам мальчишка заливался не меньше Игоря. И до того им стало легко, до того хорошо, что, не устояв, оба осели от смеха на траву.
 - Се... Сер... Серый я. Сергей, - мальчишка утирал выступившие от смеха слезы.
 - Эх ты, Серый! Бизнесмен тоже мне... душ... черешня... сарай, понимаешь ли... - Игорь в исступлении хлопал себя по коленке. - Слышь, чудо ты серое, меня Игорем звать. Пошли, гараж покажешь, машину пригоню, поставлю на место.
Но то ли от разрядившего обстановку смеха, то ли от облегчения, что с жильём договорились, они ещё не скоро успокоились и доползли до гаража.

========== Глава 4 ==========

 - А ты откуда?
 - Из Москвы.
 - А откуда про Счастливцево знаешь?
 - По дороге услышал.
 - Как это, просто услыхал и приехал?
 - Да, услышал и приехал. 
 - Ну ты даешь! - паренёк усмехнулся.
За машиной решили идти вместе. Всё таки до дома они пробирались "козьими тропами", и как лучше подъехать Игорь не знал. С лица паренька снова не сходила улыбка, и один за другим на Игоря сыпались вопросы. Впрочем, на личное Сергей не переходил, потому Игорь спокойно отвечал, изредка улыбаясь на восклицания паренька. У Сережи была богатая мимика  и забавная жестикуляция, он словно помогал руками показать всю степень своего удивления или радости. Движения были легкими и пружинящими, там, где Сергей непринужденно проскальзывал, у Игоря из-под ног сыпались камни, руки царапали колючки, а голову норовили задеть ветви деревьев, нависающие над заборами. Но, почему-то, это совершенно мужчину не напрягало, он скорее даже забавлялся, глядя на юркого, болтливого пацанёнка.
Спустившись к пляжу и подойдя к машине, Игорь снял сигналку и полез в салон. А Серый изумлённо встал и, распахнув в восторге глаза, медленно, по кругу стал обходить джип, приседая и цокая языком.
 - Серый, заканчивай давай свои ритуальные пляски, потом рассмотришь. Залазь внутрь!
 - Ай да красавец! А сколько лошадок в нём?.. а объём движка?.. а бензина много жрёт?.. дииизель... здОрово! А скорость... - вопросы сыпались из пацана неиссякаемым потоком. И польщенный мужчина с удовольствием отвечал, пока усевшийся наконец хохленок озирался и присматривался к салону.
 - Дорогу показывай, Серёж. Хочется расположиться и скорее пожрать приготовить. Так что тормозни меня у ближайшего продуктового, - Игорь не преувеличивал, на него, и впрямь, навалилось чувство голода, и все мысли были припорошены желанием перекусить.
Заехав по дороге в магазин и закупившись, Игорь поставил джип в гараж и принялся обживать своё новое обиталище. Кровать Серого вытащили на веранду, накидали подушек, покрывало, и получился импровизированный диванчик. Пока Игорь застилал свою кровать и переносил из машины сумки, Серый взялся готовить ужин.
Вещей было немного, привыкший к комфорту Игорь брал самое необходимое, недостающее всегда можно было докупить на месте. Раскрыв вытащенные из машины сумки, Игорь осел на пол. Вперемешку с его шмотьем лежали вещи Тика - джинсы, какие-то шорты, эксклюзивные футболки, оригинальные майки. Тик умел красиво одеваться, вещи были дорогие и подобранные со вкусом. С ним не стыдно было показаться ни на светском рауте среди важных бизнесменов с их кичливыми женами и любовницами, ни в любом ночном клубе. Он безошибочно угадывал стиль и уровень шика, уместный в том или ином месте. Медленно, как под гипнозом, Игорь разложил все вещи на две кучки. "Сжечь, к чертовой матери! Вот, прям за домом! Набрать в сарае дров и устроить костёр", - мысль была четкой и абсолютно серьезной. Ни малейшего сомнения в правильности своих действий. Игорь разложил свой скарб в ящик комода и вновь уселся перед кучкой Тиковых тряпок. Рука бездумно погрузилась в ворох ткани и ухватила что-то гладкое, скользкое. Потянув, он увидел, что поглаживает большим пальцем нежно-голубые шорты.
 - Ух ты, клёвый у тебя прикид! - раздался весёлый голос за спиной. - Давай складывай и пошли кушать, у меня уже все готово. А пиво в морозилке охлаждается. Хм... а ты уверен, что влезешь вон в ту майку?
Игорь моргнул, оглянулся на Серого, и тут до него дошла вся абсурдность собственных идей. Что за ребячество такое - сжечь одежду. Детский сад. Выкинуть или, вон, Серому отдать. Он хоть и ниже ростом, но такой же стройный, как и Тик.
 - Сереж, это на меня точно не налезет, - Игорь схватил в охапку вещи и сунул оторопевшему парню. - Возьми, посмотри, что понравится - носи, остальное выкинь.
Игорь ожидал вопросов, но парень серьёзно глянул на него, молча кивнул и сунул шмотки в тот ящик комода, что остался за ним.
 - Спасибо, я все возьму. Будет велико - Катя подошьет, она у меня рукодельная.
 - Катя?
 - Да, моя подружка. Открой окно, пусть комната проветрится, только свет выключи, чтобы комарья не налетело. Оденься попроще и пошли во двор. Я картошки нажарил, салат нарезал.
 - Хорошо, мамочка, иду.
Игорь вновь поймал себя на том, что улыбается. А как не улыбаться, когда рядом этот чудик, ещё и заботится, ёбте. 
Вещей "попроще" у Игоря с собой не было, кто ж знал, что вместо Италии ему придется зарулить сюда. Поэтому, выполнив указания, мужчина вывалился во двор. На улице уже потемнело, и свет из окон веранды уютно освещал уличный стол и скамьи. Серый уже наминал за обе щеки, и аппетитно пахло копченой рыбой.
 - Пиво нам захвати из морозилки.
 - Нам? А меня за спаивание малолетнего...
 - Не ссы, мне семнадцать, давай уже сюда, а то картошка стынет, - парень откровенно усмехался, но Игорь и сам не собирался строить из себя правильного и строгого дяденьку.
Картошка была вкуснячая, то ли Серый молодец, то ли Игорь так проголодался, но ужин был отменным. А сытый желудок под пивко располагал к разговорам. Они сидели за столом, потягивая пиво и посасывая рыбку.
 - Серый, я заметил, ты не куришь?
 - Неа.
 - Молоток, и что, не пробовал даже?
 - Та не, пробовал, конечно. Давно, ещё лет в десять.
 - В десять? - Игорь присвистнул, - А где же ты деньги на сигареты брал?
 - А зачем деньги, у меня дядька дымит как паровоз, у него че хошь можно было взять - хоть сиги, хоть табак. С куревом проблем не было. Только мне оно не надо, я так решил. Да и Катенька против была, мы тогда с ней как раз сдружились. Она крестница тёть Веры моей и живёт по соседству.
Серый допил своё пиво, глянул время на мобиле и засобирался.
 - Пора мне. Ключи от дома в двери, если будешь уходить, под карнизом гвоздик торчит, на него повесишь, а калитку можешь не запирать, - Серый улыбнулся и вышел со двора.
Оставшийся в одиночестве Игорь улегся прямо на скамью. Дневная усталость, смешавшись с пивом, разлилась по телу приятной тяжестью. Двигаться совсем не хотелось. Лежа на скамье, закинув ногу на ногу и подложив под голову руки, Игорь наслаждался покоем. Тишину нарушали лишь шелест виноградных листьев, играющих с ветерком, да очумелый мотылек, бьющийся в освещенные окна веранды. Игорь рассматривал виноградные хитросплетения над головой и сам не заметил, как уснул. А виноградные листочки продолжали ему что-то шелестеть. Поднявшийся ветерок  освежал, поглаживая кожу, и в какой-то момент Игорь стал понимать, что ему говорят листья. Они смеялись и шептали ему:
 - Вставай, давай. Завтра чесаться будешь от комариных укусов. Игорь, слышь, вставай, - смеялся виноградник почему-то знакомым голосом, и Игорь разлепил глаза.
Вокруг была глубокая ночь, а над ним стоял улыбающийся Серый. Явно только из душа, обмотанный полотенцем, с мокрых волос по шейке стекали капельки воды.
 - Проснулся? Давай, иди в дом ложись.
Сонный мужчина побрел в дом и вырубился, лишь коснувшись головой подушки.

Утро встретило Игоря звонким голосом хозяина дома и прохладой, пробравшейся в распахнутое с вечера окно и охватившей ненакрытое одеялом тело.
 - Доброе утро! Мы вчера не договорились, будить тебя или нет, но лучше загорать с утра.
Продрогший мужчина поднялся с кровати, вчерашнее пиво настойчиво просилось наружу. Облегчившись и умывшись над раковиной во дворе, Игорь вернулся в дом.
 - Иди, завтракать будем.
Серый уже вскипятил чайник и разложил на тарелке бутерброды.
 - Чай, кофе?
 - Потанцуем.
Мальчишка улыбнулся и подвинул к Игорю банку "Tchibo" и коробку с пакетиками чая.
Мужчина уселся на уже застеленный диванчик и взял бутерброд.
Как-то не укладывалось происходящее в полусонном мозгу. Вроде все правильно - утро, совместный завтрак, улыбка сидящего напротив. Но глядя, как юноша заливает кипятком растворимый кофе у себя в чашке, добавляет молоко и берётся за бутер, Игоря стало ломать от неправильности происходящего. Тик НИКОГДА не пил кофе с молоком, он варил себе крепкий кофе в турке и добавлял две ложки сахара. Тик НИКОГДА не пил чай в пакетиках, он даже в доме не держал подобного. Чай он покупал исключительно листовой, различных сортов и видов и предпочитал зеленые и желтые чаи.
И Игоря скрутило чувство утраты, бутер встал комом в горле, а без того ещё не до конца рассветшее утро стало казаться сумерками.
Хмуро глянув на мальчишку, Игорь отложил надкусанный бутерброд.
 - Сколько времени?
 - Седьмой час.
 - Ох, нихуя, ты всегда в такую рань встаешь?
 - Почти, мне ж сейчас торговать идти.
 - Чем торговать собрался, мы же вчера всю оставшуюся  рыбу сожрали. Сколько, кстати, я тебе должен за неё?
Парнишка, игнорируя угрюмый вид Игоря, налил в его чашку кипяток, сунул в неё пакетик чая и вложил чашку в руки мужчине.
 - То вчерашняя была. Ща забегу к теть Вере, у Михалыча свежей наберу. Пей чай и пошли к морю.
Чашка приятно грела руки, а незамысловатая забота мальчишки согрела окоченевшие было мысли. Игорь поднёс чашку ко рту, глотнул, почувствовал, как горячая жидкость побежала, согревая озябшее тело и, поглядев на Серого, улыбнулся:
 - Какая гадость, какая гадость этот твой Липтон! - Игорь протянул руку и взлохматил светлые вихры мальчика. - Серый, допивай своё пойло, а я в гараж, у меня покрывало в машине осталось.

========== Глава 5 ==========

Из дома вышли вместе, но по дороге Серый свернул на тропу, ведущую к дому тетки. Пляж был почти пустой. Игорь расстелил покрывало, искупался и улегся обсыхать.
 - Кукуруза вареная, молодая...
 - Креветки, раки...
 - Малина, абрикосы...
И такое знакомое:
 - Рыбка золотая, копченая, вяленая, кто желает?
Оглянулся. Серый идёт, несмотря на утреннюю прохладу и свежий ветерок с моря, в одних лишь джинсовых шортах, обрезанных до середины бедра. На плече палка, полная связок рыбы. Проходя мимо Игоря, мальчишка слегка кивнул.
Солнышко, лишь показавшееся над морем, обогрело воздух, и разнежившийся мужчина подставил лицо под его ласковые лучи. Народу на пляже заметно прибавилось. Рядом прошли две красотки, хихикая и поглядывая на Игоря, расположились неподалеку. Игорь критично осмотрел девушек. "Вроде, та, что в красном купальнике, ниче тёла". Девушки, скинув парео, убежали в воду. "Вернутся, подкачу" - решил мужчина и улегся загорать.
Проснулся он от смеха и девичьих голосов. Перевернулся на спину, огляделся, а это те две подружки хохочут. А развлекает их... Серый. Ухмыляющийся парнишка что-то втирал девушкам, при этом то ли танцуя, то ли кривляясь. Он извивался и вертел бедрами, ловко играя палкой с рыбой, привлекая внимание окружающих и вызывая вокруг улыбки. Девки были в восторге, они заливались хохотом, хлопали в ладоши и посылали пареньку воздушные поцелуйчики. Затем набрали себе связок с маленькими рыбешками, но отпускать торгашонка не хотели, открыто заигрывая с ним.
Игорь прифигел от увиденного. "Ну, малый и ловелас!"
Кадрить девок расхотелось напрочь. Он улегся обратно, перед глазами стояло загорелое гибкое тело, плавно двигающееся в лучах восходящего солнца...
Разбил картинку раздавшийся сверху голос:
 - Эй, красавчик, рыбку золотую не желаешь? - пацан хохотнул, подмигивая Игорю.
"Знал бы ты, какую я рыбку желаю, бежал бы без оглядки, - мелькнула мысль. - Бля... ну совсем охуел, на мелкого слюни распустил".
 - Да, та, что в красной чешуе была, ниче так рыбка, - подыграл Игорь. - Ток вот мимо меня проплыла. Да, малёк?
Серый ничуть не смутился:
 - Мальки, вон, в песочке башенки строят, - рассмеялся, козырнул и пошел со своей рыбой дальше.
А Игорь засмотрелся и понял, что надо бы перевернуться на живот, а то в трусах стало тесно, а тут, и впрямь, вокруг полно ковыряющейся в песочке малышни.
Игорь вскочил и ринулся в воду. Быстрым брассом подальше от берега. Остыл, успокоился, уставший вылез на берег и уселся сохнуть. Скоро солнце стало ощутимо припекать. Подошел Серый:
 - Ты бы сходил домой, сейчас самое пекло, сгоришь.
Игорь скептически глянул.
 - А ты? 
 - А я ещё поторгую, у меня немного осталось. Я-то бывалый, а ты вон, бледный ещё, легко ожоги получить можешь. 
 - Да что мне дома одному делать.
 - Не знаю, отдохни, пообедай или в кафешку сходи, если домой не хочешь.
 - Серый, у вас тут ночной клуб есть? Так, чтобы выпить, расслабиться, девочек потанцевать.
 - Неа. В ДК сейчас нехуй делать, а дискотеки ещё не начались. Можешь в "Тараса" сходить. Неплохой кабак, вечером музло врубят. В основном, все сейчас там ошиваются.
 - И где мне его искать?
 - Ну, это часов в 10 вечера, не раньше. С другой стороны пляжа, я покажу. А сейчас иди в тенёк.
Спорить Игорь не стал, почувствовав, что голову припекает, собрался и пошагал к дому. До вечера надо было ещё обзавестись недорогим мобильником и новой симкой. Благо, что с такой платой за жилье и хозяйской щедростью Серого, он мог себе позволить чуток потратиться.
На вкус Игоря, "Тарас" был обычной, хоть и неплохой пляжной кафешкой с танцполом, баром с разливным алкоголем и множеством столиков вокруг. Сергей, к удивлению Игоря, проводив, не слинял, а целенаправленно направился к бармену. Судя по улыбкам и завязавшемуся разговору, хорошо ему знакомому. За столиками, в основном, сидели небольшие компании. На танцполе крутились девчонки, посмеиваясь и поглядывая на сидящих парней.
Вино оказалось вполне неплохое. Игорь присел у барной стойки, наслаждаясь приятным вкусом и оценивая обстановку на предмет съема. Народу прибавилось, девушки двигались все откровеннее и смеялись все громче, но никого интересного Игорю так и не попалось. Словно отголосок мыслей мужчина услышал:
 - Ну как, присмотрел кого? - рядом образовался Сергей.
 - Неа, одиночных экземпляров маловато, выбрать не из кого.
 - Вон тех трех курочек видишь, они свободные.
 - А ты откуда знаешь?
Мальчишка с ухмылкой показал глазами на бармена.
 - Игорь, ну ты чего сюда пришел, пить или танцевать?
 - Неплохое вино, кстати.
 - Знаю, пошли со мной. Ну, как знаешь! - Сергей придвинулся к мужчине, выхватил у него бокал и, отпив, сунул обратно в руку. Игорь в шоке уставился на наглеца, а мальчишка, подмигнув, отправился на танцпол. Он был в тех самых голубых шортах, отданных ему Игорем и свободной белой майке. Дав знак бармену повторить, Игорь задумался, что это только что было. Будь он в Москве и будь это не деревенский мальчишка, эти действия можно было бы расценить как оскорбление или... как весьма откровенный флирт. Но это же Серый! Может, у них в компании это в порядке вещей?
Игорь оторвал взгляд от почти пустого бокала и глянул на танцующих.
Да! Там было на что посмотреть. Малой даром времени не терял, вовсю расслабляясь между танцующими девочками. Руки  девиц касались то плеч, то торса Сергея, перетягивая за руку то к одной, то к другой. Пока одна поглаживала парня по груди, вторая,  потянув его за майку к себе, обнажила кусочек загорелой кожи. Голубые шорты мелькали между женскими попками, и Игорь глаз не мог отвести от них. Шелковая ткань при движении обтягивала ягодицы и бедра танцующего пацана,  вызывая сладкое напряжение в паху и бесстыдную, толком не оформленную мысль: "Хорош, чертяка! Такого бы..."
Откуда-то справа донеслось до его затуманенного сознания:
 - Привет. Не посоветуешь что-нибудь легкое?
Игорь скосил глаза. Рядом, с картой вин в руках, сидела девушка. Лицо показалось знакомым, наверное, одна из тех, что утром на пляже видел.
Проглотив готовое вырваться раздраженное: "Я не стол справок. Спроси у бармена"  и, пересилив себя, мягко улыбнулся. Заказав девушке вина и показав бармену, что угощает, Игорь обратил все свое внимание на барышню. В конце концов, он сюда и приперся именно за этим.
Девушка была мила и легко поддержала предложенный Игорем разговор ни о чем. Смакуя вино и покачивая ножкой в такт музыке, она с улыбкой выслушала всё, что Игорь смог найти в своей памяти о винах и виноделии. Игорь расслабился и начал получать удовольствие от легкого опьянения и прелестной собеседницы. Томные взгляды обещали приятный вечер, а то, что плохо скрывало собой пляжное платьице, неплохо бы скрасило мужчине ночь.
Когда после очередной попсовой песенки зазвучал медляк, Игорь решил перейти в наступление. Отвернувшись к стойке, чтобы поставить бокал, он, повернувшись к девушке, обнаружил, что опоздал. Мило улыбаясь, девушку держал за руку Серый. Игорь нахмурил брови, показывая Сереге, что тот - лишний и дама занята. Но парень не понимал знаков и продолжал что-то мурлыкать растерявшейся девушке, утягивая за собой. Та оглянулась на Игоря, но как завороженная встала и пошла за Серым.
Перетягивать девку как канат у Игоря не было ни малейшего желания. Мужчина кипел, в голове пьяными всполохами мелькали мысли: "Что этот салага себе позволяет!.. Что, вообще, происходит?.. То тащит меня к каким-то курицам, то уводит из-под носа ту, что я явно присмотрел для себя!.. Что он себе возомнил, ловелас малолетний!.."
Он проводил взглядом парочку, те начали танцевать. Серый двигался в такт мелодии, приобняв девушку за талию, улыбаясь, что-то говорил ей на ушко и смотрел... на Игоря. Глаза в глаза.
Что за пиздец! Игорь сморгнул, мальчишка отвернулся к партнерше.
Мужчина резко повернулся к стойке, думать связно не получалось, да и не хотелось. Хотелось выпить. Нет. Напиться.
Коньяк. Ещё. Бармен вопросительно приподнял бровь, но вновь поставил перед ним бокал. Почувствовав, что искры больше не сыплются из глаз, Игорь повернулся к танцующим. Медляк закончился, но Серый продолжал танцевать с, как там её? Игорь уже не мог вспомнить имя, и ему было на это похуй. Ему вообще на всё было похуй. Окончательно захмелевший мужчина уставился на соперника. Перед глазами всё крутилось и мелькало. Ультрафиолет делал белую майку Серого такой же яркой, как и шорты. Светомузыка мешала сконцентрировать взгляд, а может быть, этому мешал выпитый коньяк, но голубые шорты качались перед глазами как красная тряпка, приковывая взгляд. Игорь и сам почувствовал себя быком. И отставив уже незнамо какой по счету, пустой бокал, мужчина, подобно тому самому быку, ринулся на танцпол.

========== Глава 6 ==========

Много, очень много, десятки... сотни... тысячи маленьких молоточков выстукивали в голове свой странный ритм.
Игорь не пытался вычислить битрейт, прислушиваясь к себе, нет, он пытался вычислить, где он находится, степень повреждения организма и как добраться до туалета без навигатора. Решить эти вопросы теоретически оказалось непосильной задачей, пришлось прибегнуть к практическим действиям. Это так же оказалось непросто. Путём несложных действий, а именно, ощупываний и оглядываний, он установил, что находится на кровати. В тёмном доме. Приподняв голову, Игорь понял, что дом ещё и шатается. В голове ещё больше молоточков застучало свой дабстеп, но с полным мочевым пузырем не поспоришь, пришлось сползти с кровати и двинуться к выходу. Дом шатало просто безбожно. Спотыкаясь и задевая стены руками и боками, мужчина преодолел комнату, затем ещё одну. Собрав волю в кулак и матюгнув барабанщиков-ударников-кузнецов, сидящих в голове, он так же преодолел и веранду. Это была победа!
Порадоваться которой не удалось, потому что при очередном покачивании дома Игорь рухнул с крыльца. Коленям было больно и холодно, оказалось, что штанов на нем не было, на нем вообще кроме трусов ничего не было. Что не могло не обрадовать, так как существенно упрощало задачу. На четвереньках подполз к такому крайне нестабильному зданию и, поднявшись по стеночке, пьяный мужчина сделал в травку все свои дела: "Ничего, расти лучше будет. Бабушка всегда так говорила. У них тут, как раз, дождя не было давно. Так что, я молодец".
Вернув резинку трусов на место, мужчина, придерживая стену, побрел обратно к крыльцу. Держать дом оказалось делом хоть и сложным, но вполне оправданным. При поддержке Игорем, амплитуда раскачивания домика значительно уменьшилась. 
Стена, крыльцо, дверь, веранда. Полпути преодолено. Диванчик Серого пуст. 
"Ебется со своей Катенькой, - зло подумал пьяный мужчина и горестно вздохнул. - А я тут... с кузнецами". 
И рухнул спать на место хозяина дома.
И уже не слышал и не чувствовал, как вернувшийся под утро Сергей погладил его по голове и накрыл махровой простынёй.
 - Ну что, кутила, койки перепутал? Лан, дрыхни, я на твоей тогда.
 - Серёж! Серё-ожа-а!
Голос настойчиво продирался сквозь пелену похмельного дурмана. Игорь нехотя просыпался. Голова гудела, виски ломило, а во рту насрали кошки.
 - Серёжа-а! 
Голос зазвучал ближе, вызывая ещё большие мозговые помехи, и проще было убрать источник звука, чем терпеть. Тем более, к голосу прибавился ещё и стук.
Игорь открыл один глаз и тут же закрыл. Было как-то слишком светло. Стук повторился. Стучали в дверь, но Игорю показалось, что по голове. Пришлось открыть оба глаза и спустить ноги на пол. Тело отозвалось ломотой в плечах, болью в коленях и новой порцией помех и колебаний в мозгах.
Не дожидаясь очередного стука, Игорь встал и открыл дверь.
У крыльца стояла добрая фея.
Стоп. Почему добрая? Добрые феи не стучат по голове и не кричат незнакомым мужчинам в окна. Значит, злая. Жаль. Но всё равно красивая.
На Игоря таращились широко распахнутые огромные зелёные глазищи. Фея молча смотрела на Игоря, не моргая и не двигаясь. Ветерок, игравший длинными золотисто-медовыми завитушками волос, накрыл прядью глаза и заставил девушку очнуться. Златовласка сморгнула, настороженно оглядела мужчину и... улыбнулась:
 - Здравствуйте, меня зовут Катерина. А вы Игорь, да? А Серёжа дома?
До Игоря стало доходить, что за фею занесло ему  на беду. Он бесцеремонно разглядывал красотку: "Так вот ты какая, Катенька".
Девушка занервничала под пристальным взглядом, и пальчики затеребили край розового сарафана.
 - Он что-то сегодня за рыбой не пришел, - зеленые глазки умоляюще смотрели на Игоря.
"У пацана-то губа не дура. Нахрена ему ток вчерашние шмары сдались, когда у него в личном пользовании такая КАТЕНЬКА. Может, фея не дает? Да нет же, каждую ночь у неё пропадает".
Мужчина кивнул и буркнув: "Ща гляну", пополз в дом. И тут мельком увидел отражение в зеркале - небритый, опухший, на роже красные следы от подушки, волосы дыбом, и вдобавок, в одних трусах.
"М-да... Ну, я красава. Неудивительно, что фея струхнула".
На диванчике, с которого недавно слез Игорь, Серого, естественно, не было, но мужчина решил на всякий случай заглянуть в "свою" комнату. И не зря. На его кровати поверх покрывала дрых Серый. В одних трусах. Убойное зрелище. Раскинув по кровати руки-ноги и приоткрыв губы, мальчишка тихонечко посапывал. Взгляд Игоря побежал по загорелой золотистой коже груди, ниже к впалому животику с намеком на пресс, задержался на аккуратном пупочке и заскользил дальше, притягиваемый нежным блеском светлых волос, гладких, уходящих под резинку трусов...
У Игоря аж голова пошла кругом от острого возбуждения, прошедшего по телу легким электрическим импульсом. В трусах всё тут же напряглось.
"Бля, во попал-то. Да, нихуя вчера не пьяный бзик был. Реально стоит на пацана", - Игорь чуть не застонал вслух.
Опомнился, что может войти Катя, а он тут со стояком уставился на её парня. Живо вытащил из комода и надел какие-то широкие шорты, пнул мальчика в плечо:
 - Рота, подъем! Форма одежды - тапочки!
Серый разлепил глаза и повернулся на бок.
 - Что, выспался, да? Вот она, благодарность людская. Ты его донеси в целости и сохранности, уложи, раздень, а он ещё потом спать не дает.
 - Да как по мне, так спи на здоровье, только у тебя под дверью стоит Екатерина Распрекрасная. К тебе пришла, герой-любовник, - не удержался от подковырки Игорь.
Серый, услышав про девушку, подскочил и метнулся на улицу. Через минутку вернулся и полез в комод за вещами. А рассевшийся на кровати Игорь решил поинтересоваться:
 - Какого черта ты у меня вчера девку увел?
Серый отыскал какие-то потрепанные штанишки и как раз собирался натянуть, как услышав вопрос, замер.
 - Что-то я не заметил, чтоб ты по ней шибко убивался.
 - Да что ты говоришь! А что же ты заметил, наблюдательный такой?
 - Знаешь, было трудно не заметить, как всю дорогу до дома, пока я тебя на себе пёр, ты ко мне целоваться лез.
Мальчишка сунул ногу в штанину, а Игорь в шоке молча открывал и закрывал  рот.
 - Пиздишь?
 - За каким хером?
 - Серый, не может быть. Я не помню такого.
 -  А что ты помнишь?
 - ...
 - Вот-вот! Может тебе это что-то напомнит? - пацан застегнул молнию на штанах и ткнул пальцем себе в плечо. На плече красовалось яркое пятно засоса.
 - Серёж, - Игорь вконец растерялся, не в состоянии поверить в услышанное. - Может, я тебя с девкой спутал по пьяни?
 - С девкой, говоришь? - Серый зло уставился на мужчину. - Ну, может и с девкой. Только когда ты ко мне сосаться лез, почему-то то милым называл, то обзывался.
 - Милым? Я? Обзывал?..
 - Ага, этим... кондратием, нет, тиком. Точно, тиком, в аккуратку, когда засос ставил, пока я калитку открывал.
 - Серый, бля... Серый...
 - Что, Серый? Что, Серый?! - парень откинул майку и надел футболку, спрятав под неё улику. - Потом разберёмся, меня Катюша ждёт!
Сергей выскочил на улицу к девушке. А Игорь, оглушенный, зажмурил глаза. Парень не обманывал. И дело не в засосе. 
"...Милым называл... тиком... когда засос ставил..."
 - Блядь! Блядь! Блядь!!!
Игорь схватился за голову и застонал.
 - Придурок! Вот придурок! К малому полез, урод озабоченный. Нашел на ком оторваться!
Игорь выхватил из-под головы подушку и прижал к лицу. В больной похмельной голове не укладывалось услышанное. В сердцах отшвырнув подушку в другой конец кровати, Игорь сжал виски и стал пытаться вспомнить вчерашний вечер. Получалось плохо, в голове крутились обрывочные воспоминания - мелькающая светомузыка, голубые шорты, девичьи ножки в туфельках на каблучках перед глазами и всё, ни одного кадра в памяти больше не было.
Вконец измучившийся мужчина, не в силах ни вспомнить, ни уснуть, через силу поднялся, несмотря на продолжающее мучить похмелье. Вытащил из комода чистые трусы с полотенцем и поплелся в душ. На улице уже вовсю стояло пекло, время явно перевалило во вторую половину дня. От жары голова ещё больше стала раскалываться. Встав под прохладные струи воды и сунув зубную щетку в рот, он почувствовал хоть какое-то облегчение. Стоял долго, сначала с остервенением намыливаясь, стараясь смыть с себя грязь чуть ли не с кожей, а потом просто расслабляясь под текущей водой. Когда же, натянув трусы и шорты и накинув полотенце на плечи, он подошел к домику, то понял, что во дворе он уже не один. От калитки к нему навстречу медленно двинулся незнакомец.
Мужик был высокий и крепкий, на лице длинные усы, чуть ли не свисающие с подбородка, коротко стриженый ёжик на голове и угрюмое выражение лица придавали его внешности весьма колоритный вид. На тело, несмотря на жару, была накинута жилетка со множеством огромных карманов и укороченные штаны непонятного цвета со вставками на коленях.
Мужик целеустремленно шел на Игоря и, сурово глядя, произнес:
 - Ну, здорово, квартирант. Михалыч я. Дядькой я Серому буду.
Игорь поздоровался в ответ и про себя подумал: "У-у-у, а вот и честь юношескую пришли защищать".
 - Вот, рассказал мне Серый про вчерашнее, я и пришёл.
Страха не было, Игорь мог за себя постоять, хоть мужик и выглядел крупногабаритным шкафом и производил впечатление, но драться совершенно не хотелось, так как чувствовал свою вину и было немного стыдно.
 - Ну, что замер, иди сюды, - мужик прошел во дворик и оглянулся. - Сейчас мы с тобой по-мужски, по-взрослому, разберемся с проблемой. Даже не сомневайся.
Игорь крепко сжал в кулаках концы мокрого полотенца и закрыл глаза: " Начинаа-ается..." 

========== Глава 7 ==========

Дядька подошел к столу и откуда-то из дебрей карманов, более напоминающих вшитые рюкзачки, вынул пластиковую двухлитровую бутыль с темно-красным содержимым и поставил на стол.
"Вино, - догадался Игорь и облегченно вздохнул. - Стало быть, не собирается мужик  с ходу кулаками махать, раз "стол переговоров" мутит.
Дядька, тем временем, уселся за стол, достал из очередного кармана трубку, табак и принялся забивать и раскуривать.
"Та-а-ак... "Стол переговоров", "трубка мира", - мысленно ухмыльнулся Игорь.
В голове всплыла почти забытая песенка: "От трубки мира у костра, раскуренной с вождём..."
"И чего мне от этого "вождя" ждать? Хотя, ясен пень, как минимум, опять придется жильё искать".
Игорь обреченно повесил полотенце на протянутый вдоль виноградной беседки провод и пошел в дом за стаканами. Заодно захватил хлеб, сыр, колбаску и помидоры. Расставил на столе скромную снедь и понял, что сделал все правильно. Дядька посветлел лицом, заулыбался, трубка одобрительно приподнялась над левым усом. А из очередного кармана вдруг появилась вторая двухлитрушка. Михалыч подмигнул и, закусив трубку одной половиной рта, второй, не хуже мультяшного Сильвера, произнёс:
 - Молодец, хлопец. А эту кинь в холодильник, шоб не грелась.
Пока Игорь относил бутыль, дядька оформил стаканы:
 - Ну, давай без лишних слов. И не боись, - мужик кивнул на стакан. - "Изабелла", сам делал. 
Чокнулись, выпили. Игорь продолжал ожидать дальнейших действий от защитника обиженного и оскверненного малолетнего натурала.
Михалыч, тем временем, облокотился об стол, с видимым удовольствием сунул в рот кусок сыра и подобревшим взглядом стал рассматривать молодого мужчину. 
 - Вот, я так и подумал, неспроста Серый о тебе рассказал. Да! Они как пришли с Катериной, так он сразу ко мне, мол, так и так, Михалыч, выручай. Ну а я шо, я завсегда помочь готов, а сегодня, так с утра чувствовал - шо-то будет. Ага, у меня чутьё получше чем приборы у метеорологов, я тебе точно говорю. Они там гадают, будет дождь, не будет. А я завсегда точно знаю, когда надо в погреб за винцом спускаться. Вот так-то!
Игорь в удивлении уставился на дядьку, пытаясь быстро захмелевшими "на старые дрожжи" мозгами ухватить мысль. Это что ж получается, Серый прямиком ябедничать к дядьке ринулся, а тот, вооружившись "Изабеллой", ринулся к Игорю? Что-то не срасталось в этой картине.
 - Тебя как звать-то, квартирант? Запамятовал я малеха.
 - Игорь.
 - Ну, будем знакомы, Игорь, - дядька по новой разлил вино и уставился на него. - Шо я говорил? Ну да, вот, говорю, как Серый только рассказал, так я и ...
 - А что рассказал-то? - не выдержав, перебил Игорь.
 - Как шо? Шо "болеешь" ты, шо вчера не доглядел он, и надо бы тебя полечить. И то верно сказал, я как тебя увидел, так сразу понял - надо лечить!  - дядька ухмыльнулся. - То ли дело сейчас. Вон и румянец появился, и глаза ожили. Да ты не тушуйся, давай за знакомство.
У Игоря словно камень с души свалился, теперь уже с удовольствием чокнувшись и отпив, он понял, что даже не чувствовал вкуса первого стакана. А вино было хорошее. Прав дядька, полегчало, и напряжение спало, и голову отпустило.
"Стало быть, не ябедничал Серый, просто сказал, что надо меня похмелить. Вот стервец!"- Игорь заулыбался и уже охотнее стал слушать словоохотливого Михалыча.
А тот, в свою очередь, увидев, что собеседник весь внимание, разлился соловьём. В течение первого литра Игорь узнал всё о том, какой он отличный хлопец оказался. В течение следующего литра он узнал всё, что только можно об "Изабелле", начиная с полива лозы и заканчивая умением сныкать бутыль в погребе от мудрой супруги.
Затем пришлось идти к холодильнику за второй бутылкой и новой порцией закуси.
Пошло хорошо. Михалыч поставил руку локтем на стол и, положив голову на ладонь, разоткровенничался. Игорю тоже значительно похорошело, и он прихлебывал вино, балдея от приятного вечера, опускающегося на двор. Вполуха слушал дядьку, изредка вставляя "угу" и одобрительно качал головой. Пока не понял, что речь идет о Серёге.
 - ...насмерть оба. А он шо, кутёнок же совсем. Мы после похорон пришли за ним, так еле нашли в доме, забился за комод, одни глаза свои белёсые таращит. А Вера Васильевна у меня женщина понимающая, она покурлыкала с ним, да и уговорила...
Игорь поплыл, но всё же старался не пропустить ни слова из монолога о Сером. Почему-то это казалось очень важным.
 - ...Вот так и прижился. А там уж Катерина его приветила, сдружились они, он и успокоился. Вот только в дом этот так никого и не пускает и трогать ничего не даёт. Ну да мы с Верой Васильевной понимаем, должно же у мальчонки где-то воспоминание о родителях храниться. Он сюда как на спасательный плот в детстве сбегал, коль шо не по нему, ну там, настроение или повздорит с кем. Потому и удивились мы, как узнали, шо он жильца-то пустил. Верушка даже заволновалась, сходи, говорит, Михалыч, посмотри, шоб человек был хороший, шобы всё путем было. Вера Васильевна у меня знаешь какая? Она у меня понимающая! Она всё-всё понимает у меня! - Михалыч для пущей убедительности поднял указательный палец вверх. - Да! Но, как ни крути, а всё же она женщина.
Игорь согласно кивал головой. Он не собирался крутить Веру Васильевну, чтобы убедиться, что она женщина. Он верил Михалычу на слово. Раз Михалыч сказал, что она женщина, значит - женщина. Как ты её не крути!
К этому времени собутыльники прониклись таким теплом и доверием друг к другу, что душа у них запела. Причем, делала она это громко и иногда фальшивя. Репертуар мужчин основательно разнился, потому затянутая Михалычем:
 - Сте-епь раздо-ольная, во-оля вольная, та, что жизни милей... - вызвала в душе пьяненького Игоря такой всплеск восхищения, что молчать было смерти подобно.
Возвращающийся Серый негромко присвистнул от удивления и замер у калитки, прислушиваясь.
 - И-и на всё-о-ом скаку в се-ердце казаку, вдруг ударил свине-ец! - в два голоса голосили "родственные души". Серый немного потоптался у калитки и решив, что дуэту он только мешать будет, развернулся и ушёл, так и не обнаружив своё присутствие.
Вторая бутылка подошла к концу и Михалыч, засуетившись, принялся убирать со стола и нетвердой походкой уносить в дом посуду. А Игоря потянуло навестить уборную. Когда же вернулся, мужчины уже не было. Удивившись, что тот не попрощался, Игорь зашел в хату, помыл посуду и пошел в комнатку.
Дежавю... На его кровати, раскинув руки-ноги, лежал Михалыч и, приоткрыв рот, похрапывал. Игорю вдруг представилось, что сейчас обязательно должна постучать в окно добрая фея Вера Васильевна. И заржал от собственной мысли.
Место Сергея он решил не занимать. И так прошлой ночью нехорошо получилось. Вышел на темный двор и улегся на лавке. "Изабелла" гуляла в крови, но голова была легкая, и мысли скакали как по той самой степи раздольной, о которой пел Михалыч.
"И какой ведь отличный мужик оказался, а я с ним драться собирался, - мелькнула мысль. - Всё-таки в мире полно хороших людей". Игорь расслабленно улыбался, на душе все ещё лежало тепло от общения.
 - Ветер пе-есню о во-оле мне-е споо-ой, на ковыле сыграй, - тихонечко, почти шепотом, пропел он полюбившиеся строки. - Я иду в свой после-едни-ий боо-ой за родимый и во-ольный край...
Память, наверное из вредности, напомнила, что бой ему ещё только предстоит и всколыхнула ненужные, но вполне естественные для пьяного мысли. 
Мобильник и симку он уже купил, надо будет завтра позвонить родителям, чтоб не волновались и узнать, не беспокоил ли их кто. Вряд ли Тик стал бы их трогать, у него было какое-то необъяснимое чувство недоверия к родителям Игоря. Он их не боялся, относился к ним уважительно, но лишний раз встречаться с ними категорически не желал. А Игорь и не заставлял, считая это проходящим, временным. О родителях самого Тика он почти ничего не знал, лишь то, что мама у него умерла, а что с отцом, Тик говорить просто отказывался. Игорь просто для себя додумал, что, скорее всего, папашка не хочет общаться с "голубым" сыном. И хоть его самого подобная участь минула, Игорь прекрасно понимал, что его родители, спокойно отнесшиеся к его ориентации, скорее счастливое исключение из правил.
Тик, вообще, был весьма загадочен порой. Очень умный и красивый, но какой-то простой, не избалованный парень. Игорь уже не помнил, как этого студентика занесло в его агентство, но пройдя мимо, не заметить парня было невозможно. Игорь, во всяком случае, не смог не заметить. Пара недель приглядываний, повторное изучение имеющихся на него данных, завуалированные расспросы и собственные наблюдения привели к тому, что однажды в выходной, встретив Константина Викторовича в баре, Игорь его больше от себя не отпустил. А Тик и не хотел, чтоб его отпускали, он как преданный щенок ходил за Игорем, заглядывая в глаза и боясь упустить хоть одно его слово. При этом справлялся со своей работой лучше собственной наставницы - бухгалтерши со стажем. Игорь это взял на заметку, так Тик и пошел вверх по карьерной лестнице. Секс тоже был прекрасен, как и всё в Тике. Парень знал, что хорош и пользовался этим весьма умело. Но то, как он хорош, знали не только Игорь с Тиком, потому первые пару недель Игорю почти что с боем приходилось отбивать теперь уже своего парня от бывших и потенциальных хахалей. Тик относился к этому как к должному и никогда не пытался доказать Игорю свою независимость, наоборот, всем своим видом и действиями показывал, что полагается на Игоря. Это подкупало. А со временем соперники исчезли с горизонта, связываться с Игорем было себе дороже.Этому немало способствовали как навыки дипломата, так и четвертый дан Кудо. Из-за постоянной занятости Игорю пришлось забросить тренировки, и потому повода размять кулаки об особо настырные конкурентские рожи мужчина никогда не упускал, хотя и не был любителем драк или разборок, считая такой способ выяснения отношений слишком примитивным. 
Воспоминания затопили сознание и испортили настроение. Игорь почувствовал, что его начинает клонить в сон, а хотелось дождаться Серого и поговорить. Чтобы не уснуть, мужчина встал  и, выйдя через калитку со двора, встал в темноте кустов сирени.
Около домика не светили фонари, и привыкшие к темноте глаза вдруг буквально погрузились в звездное небо и увязли как в гудроне.
Ни для кого не секрет, что городское небо не может передать всей глубины ночного небосклона, и Игорь с детства любовался звездами в деревне у бабушки. А сейчас будто после долгой разлуки, он вновь не мог наглядеться и вернуться на землю. Звезды как живые смотрели на Игоря, а он на них, он любовался, гладил взглядом каждую, попавшую ему в обозрение и всех вместе, как панораму. Он был зачарован открывшимся видом и даже не осознавал своим хмельным сознанием, что стоит так не две-три минуты, а добрый десяток. И стоял бы и дальше, но до слуха донеслись звуки шагов и голоса. Спустившись с небес, мужчина разглядел, как в конце переулка показались две фигуры. Серый шел не один, рядом с ним двигался высокий крепкий паренек. Разговор между ними был явно далек от мирного. Незнакомец докапывался, Серый огрызался и шел дальше. Речь высокого парня становилась заметно агрессивнее, явно назревала драка. До Игоря долетали обрывки фраз, что-то о Кате. Мужчина раздумывал, выйти или нет, на подмогу к Сергею. С одной стороны, незнакомец старше и крупнее пацана, с другой стороны - парни делили девушку и, влезая, Игорь мог оскорбить достоинство Серого. Но оказалось, Серый хоть и худенький, но ловкий. Отскочив от кинувшегося на него парня, он несколькими ударами вывел того из равновесия, резкая подсечка и парень на земле. Продолжать драку Сергей не собирался и молча стоял, а соперник, не поднимаясь с земли, кричал ему:
 - Отдай, она же не нужна тебе! Я же знаю, ты её не любишь, Серый!
 - Не твоё дело. Это тебе она не нужна. Поиграться захотелось? Иди к своим шалавам! Увижу, что опять к Кате лезешь, пожалеешь!
Серый повернулся и направился к дому. А стоящий в темноте Игорь тихонько шагнул в приоткрытую калитку и отступил вглубь двора.
 - Ты чего тут сидишь?
 - У меня, там, Михалыч уснул.
 - А, ну, ща толкану, домой отведу.
 - Плохая идея, Серый, - Игорь усмехнулся. - Пусть проспится.
Серый понимающе кивнул.
 - Ложись на моё место, вон уже вырубаешься сидишь.
 - А ты?
 - А я в душ. Давай-давай, топай.
 - Серый, поговорить надо.
 - Завтра, всё завтра, Игорь. Я устал.
И Игорь послушался, кивнул и направился к хате, с улыбкой ворча под нос:
 - Докатился, какого-то раскомандовавшегося мальчишку слушаюсь.
"Нет, не какого-то, а Серого. Веселого, смелого и чертовски сексуального. У-у, Игорь, да ты пьян. Спать -спать-спать!".
Проснувшись посреди ночи, Игорь под серенады Михалычева храпа, оглянулся. Сидя в кресле, откинув голову на изголовье, спал Серега.
Непонятно чему обрадовавшись, Игорь вскочил с кровати и подошел к креслу. Аккуратно просунув руки под спину и колени Серого, мужчина медленно и бережно взял его на руки и переложил на кровать. Мальчик чуть пошевелился, но не проснулся. Игорь так же аккуратно лег с краю неширокого ложа, рядом с ним.
Ещё не до конца протрезвев, лежал рассматривая Серого, залитого светом из окна от горящей во дворе лампы.
 И оценивал свои ощущения. Пришел к выводу, что Серый - то, что надо. Но жаль, что у него Катя. С этой мыслью, под храп из спальни, мужчина слегка прижался к мальчику и, уткнувшись лицом в изгиб шеи, уснул.
Утро ворвалось в сон Игоря глухим бурчанием и топотом ног. Михалыч проснулся и полностью оправдал своё имя, топая под стать медведю. Показавшись в дверях, дядька спешно глянул на прижавшихся друг к другу сонных ребят и махнул рукой Игорю:
 - Хорошо посидели. Ох, и достанется мне от Верки-то. Серый, мож пойдём вместе до хаты? Рыба твоя лежит, небось, нас ждет. Надо ж заняться, шоб не попортилась. Двоим сподручнее же.
Михалычу явно не хотелось одному возвращаться домой к "всепонимающей " супруге.
Серый, проснувшись, зашевелился, освободив руки-ноги из Игорева плена к неудовольствию последнего. Шумно зевнул и, задрав руки, со вкусом потянулся, выгнувшись дугой, затем резво вскочил и засобирался, совершенно не замечая, что сосед по койке замер и почти перестал дышать.
Молодое, горячее со сна тело, изгибающееся в непосредственной близости, совсем не добавило Игорю легкости мысли. На выгнувшемся худощавом теле проступили все косточки, все ямочки, не скрытые одеждой. Руки, закинутые вверх, открыли взгляду подмышечные впадинки с небольшим светлым пушком.
Игорю усилием воли пришлось сдержать порыв уткнуться носом в мальчишку и вдохнуть в себя запах сонного, желанного тела. Мальчишка весь был один сплошной соблазн, от межреберных впадинок до бугорка утреннего стояка в трусах. От одной лишь мысли, что у Серого стоит, пусть причина тому простая физиология, у Игоря перехватило дыхание и заныло в паху. Звериные инстинкты "расправляли крылья" - схватить, сжать, присвоить себе...
"Игорь, остановись, Михалыч рядом же. Не сходи с ума".
Вернул в реальность звонок мобильного и последующие слова Серого:
 - Алло, да. Что случилось? Потерпи, я уже бегу. Я сейчас, Катенька, сейчас! Михалыч, прости, мне к Кате надо! Я потом подойду помочь.
 - Да чего уж, беги, дело молодое. Ну, здоров бывать, квартирант. Свидимся ещё, - ушел и Михалыч.
"Хуй тебе, а не Серый! Нашел на кого глаз положить, пидорас ебаный. Он мало того, что каждую ночь к Катерине бегает, так и днем и вечером по первому зову... Любовь, бля...".
Игорь со стоном откинулся на кровать. Тягучее густое желание не хотело отпускать. С похмела и обычно-то стояло железно, а сейчас, так орехи колоть впору. Мужчина повернул голову и уткнулся носом в подушку. Постель ещё слегка хранила аромат хозяина. Он глубоко вдохнул, и рука потянулась к трусам, погладила каменную плоть, поправила, сдвинув вверх и набок, потерла. Игорь не видел причин останавливаться, всё равно с возбуждением надо было что-то делать, секса-то давно не было. Перед мысленным взором стоял желанный образ:
 Серый кривляется, Серый танцует, Серый лежит на его кровати, нежный, гладкий, доступный...
Рука быстрее задвигалась по скрытому в трусах члену, спустилась вниз и сжала до сладкой боли напряженные яйца.
Серый потягивается, выгибается, открывая на обозрение нежные кружочки сосков.
Одной рукой Игорь стал гладить себя по груди, вторая оттянула резинку трусов и вынула наружу уже болезненно возбужденный орган. Обхватив ладонью член, Игорь принялся дрочить, сначала медленно двигая рукой по стволу, то открывая, то пряча в кожных складках потемневшую залупу. Постепенно наращивая темп и ускоряясь, мужчина застонал.
Загорелый животик, пупочек...
Игорь представил, как ласкает ямку пупка языком.
Одна рука уже бешено наяривала в гонке за разрядкой, вторая сжала собственный сосок.
Языком распробовать, какой же он на вкус и двинуться дальше, ниже, еще ниже по той золотистой дорожке волос к трусам. Наткнуться щекой на вздыбленный бугор, зубами подцепить резинку трусов и...
И Игоря накрыло оргазмом, ярким, бурным, он забрызгал себя спермой аж до груди и застонал сквозь сжатые зубы. И на самом пике, вдруг услышав шорох, повернул голову - в дверях, уставившись на него, стоял Серый.
Оргазм отпустил, и член слегка обмяк в сжимающей его руке. Но Игорь не замечал, продолжая смотреть в распахнутые голубые глаза.
Первым пришел в себя мальчишка. Заморгал и отвел взгляд в пол.
 - Извини. Я... Я по делу, - казалось, даже через загар можно было увидеть покрасневшие щеки. - Я во дворе подожду.
И Серый выскочил, захлопнув за собой дверь, а Игорь уставился в потолок.
 - Заебись!
Секундная передышка, и мужчина стал приводить себя в порядок. Вытирая сперму с груди, усмехнулся: "Ну как мальчишка взорвался, ей-богу". Первый шок от того, что застали в такой интимный момент прошел, и он был спокоен. Ну, увидел Серый как он дрочил, ну и что с того, все дрочат. Фигня. Он же не знает, кого в этот момент Игорь видел перед собой.
"Отчего же, как раз знает. Его и видел, причем буквально", - с иронией подумал, поправляя постель, и вышел во двор.
Сидящий на лавке пацан, вскинул голову к вышедшему мужчине и, отводя взгляд, умоляюще заговорил: 
  - Игорь, помоги. Катюше плохо, в больницу срочно надо, а дядька похмелился. Выручи, а?

========== Глава 8 ==========

У Катюши действительно были проблемы. Подъехав на машине к её дому, Игорь был неприятно поражен серым цветом кожи и измученным выражением лица. Даже не имея никаких познаний в медицине, сообразил, что боль в животе не имеет ничего общего с обычным отравлением, и девушку надо срочно доставить в больницу. Примитивные "холод, голод и покой" тут уже не помогут.
Решительно отодвинув в сторону женщину, ведущую под руку Катерину, Игорь подхватил девушку на руки и быстро донес до машины. На ходу интересуясь у матери, когда начались боли и не забыли ли взять документы. Медлить было нельзя, ближайшая больница была в Геническе, а до него ещё доехать надо.
Как он и предполагал, врачи поставили диагноз "аппендицит" и, к счастью, без лишних проволочек забрали её готовить к операции.
Катина мама пошла с медиками, строго-настрого наказав Серому возвращаться домой, а вечером подвезти то, что потребуется для ухода.
Обратно возвращались в тишине. Серый, помалкивая, озабоченно смотрел в окно, явно находясь где-то далеко. А Игорь оторопел от вдруг мелькнувшей мысли: "Соперница устранена". Мысль промелькнула, кольнув где-то под ребрами и растворилась, оставив после себя терпко-сладкое послевкусие и легкий налёт вины.
Оставив машину во дворе, каждый пошел по своим делам. Серый к Михалычу, а Игорь на море.
Искупавшись, он присоединился к играющим в волейбол на пляже. С трудом понимая, о чем парни перешучиваются на украинском, он с удовольствием покидал мяч, пока не заметил, что один из игроков явно проявляет к нему интерес. Не став разбираться, показалось или брюнет и впрямь с ним флиртует, Игорь невольно стал озираться, ища глазами Серого. Не найдя, бросил волейбол и отправился в воду. 
Отплыв подальше от берега, Игорь расслабленно покачивался на волнах, когда каким-то шестым чувством понял, что он уже не один. Со стороны берега к нему подплывал тот самый брюнет. Разговор получился коротким. Парень, спокойно улыбаясь, признался, что заприметил Игоря еще в "Тарасе" и позвал Игоря на вечеринку к его друзьям. Лукавые искорки в глазах не давали усомниться в истинном смысле слов. Брюнет был хорошо сложен, украинский акцент делал его речь мягче и даже приятнее для слуха. Игорь улыбнулся ему в ответ и... отказал. Сам не успев сообразить, почему. Просто там, на берегу, был тот, кого желал видеть рядом, и размениваться не хотелось. Разочарованный брюнет лишь успел крикнуть вдогонку уплывающему Игорю, чтоб приходил, если передумает.
Уже шагая по дороге к дому, усмехнулся про себя: "Так и крылышки скоро пробиваться начнут. Отказаться от ни к чему не обязывающего курортного секса... Что за чёрт!"
Дома позвонил родителям, успокоив их парой слов о себе и наказав никому не давать свой украинский номер. Приготовил покушать и стал ждать Серого. Хохленок заявился грустный, держа наперевес сумку с вещами для Катерины.
Пока ели, Игорь зачем-то сказал Серому, что приглашен на вечеринку. Тот уткнулся глазами в тарелку и пожал плечом:
 - Сходи, ты ж отдыхать приехал.
 - Пошли со мной.
 - Не, мне ещё вещи Катюше отвозить. Пока туда-сюда на велике смотаюсь, сил не останется даже на рыбалку.
 - Ты что, на рыбалку сегодня собирался, - заинтересовался Игорь.
 - Сегодня? - Серый недоуменно на него глянул. - Ну да. Я же каждую ночь на рыбалку хожу. А улов Михалыч вялит и коптит.
Игорь ошарашенно развел руками: 
 - Я думал, ты у Катерины своей ночи коротаешь.
 - Катя моя подруга, почти как сестра мне. Мы с детства вместе, - Серый серьезно посмотрел. - Только подруга, но ближе её у меня друзей нет.
 - Знаешь, не хочу я ни на какие вечерухи. Раз ты не идешь на эту свою рыбалку, может, посидим, выпьем вместе? - Игорь почувствовал за спиной крылья. Просто подруга... Подруга! Просто! 
 - Черт возьми, хватит рассиживаться, поехали уже! К черту велик, пока я стекл как трезвышко! Нас ждут великие дела!
Серый сидел, открыв рот и распахнув в шоке глаза.
 * * *
"Операция прошла успешно, Катя отдыхает. Спасибо вам, ребят", - этого оказалось достаточно, чтобы усталость Серого как рукой сняло, и на лице снова засияла знакомая улыбка. 
На обратном пути он неожиданно предложил показать Игорю Сиваш* и заодно искупаться.
А дальше Игоря закружило лето: пустынный берег, яркий закат, брызги, смех и ощущение легкой эйфории, наполнившей всё существо каким-то радостным предвкушением.
Игорь с Серым лежали на берегу и рассматривали проплывающие над ними, розовые в лучах заката, облака.
 - Сейчас курнуть бы.
 - Ты же не куришь, - удивился Серый.
 - Я не про сигареты.
 - А-а, тебе травки, что ль, дать?
Очередь Игоря удивляться:
 - Есть? У тебя? А заливал про то, какой непорочно-некурящий.
 - Ну, - Серый хитро блеснул глазами, - я тебе не курить дам. Сегодня я, пожалуй, и сам не прочь.
Он вскочил, с тела посыпался подсыхающий песок.
 - Ну, Игорь! Бегом ракушки смывать и поехали, пока не стемнело. Ну, не тормози, что ли!
А Игорь завис и отмер лишь когда упругая аккуратная задница Серого исчезла с его обзора, скрывшись в воде.
Он с шумом втянул в себя воздух и крепко зажмурил глаза. 
"Что я делаю? Что я творю?"
И вдруг почувствовал разгоряченной кожей лица и груди залп прохладных колючих брызг. Открыл глаза. Улыбающийся Серый, стоя по колено в воде, замахнулся рукой и пустил в него новую порцию воды.
 - Если собираешься составить мне компанию, то отомри и двигай сюда.
Приехав домой, Серый потянул Игоря в сторону от хаты.
 - Не передумал, может, просто вино?
- Серый, винцо и так не помешает.
Парень ухмыльнулся и подошел к лестнице на сеновал. Ловко вскочив на самодельную лесенку из спаянных между собой массивных металлических пластин,  шустро стал подниматься вверх. Справившись с засовом на дверце, заскочил внутрь, Игорь следом.
Сеновал окутал запахом сухой травы и защекотал ноздри. Помещение было довольно большое, но почти наполовину заполненное. Игорь скинул сланцы и прошел по усыпанному сеном и соломой полу, ступни приятно щекотало.
Тем временем Серый подошел к стене и из-за косо спускающейся балки достал маленький сверток.
 - Заначка? На двоих-то хватит?
 - Угу, - Серый показал на отверстие выхода. - Вниз спустимся, или ты тут хочешь остаться?
 - Считаешь, курить на сеновале хорошая идея? - Игорь приподнял вверх брови.
 - Да что ты все заладил - курить, курить? Мы и не будем курить. Нет, захочешь пыхнуть, я знаю, где достать, но у меня вариант получше будет.
 - А я с твоего "варианта" смогу потом с лестницы спуститься?
 - Сможешь, расслабляет медленно и больше чем через час.
 Покопавшись, Серый протянул ему руку:
 - Держи.
 - И что это?
 - Печенье. Просто овсяная печенька, - Серый прищурился. - Сам делал.
И он так убедительно изобразил Михалыча, что Игорь не удержался от смеха.
 - Вы с дядькой, я смотрю, те ещё... рукодельники.
 - А то! На, хавай и пошли вниз.
Игорь надкусил кусочек, затем ещё. На вкус, и впрямь, было как овсяное печенье, которое он, впрочем, никогда не любил. Проглотив, он вопросительно глянул на Серого.
 - И? Запить-то мне твоё "угощение" можно?
 - Можно, всё можно, - Серый дожевывая свою порцию, засунул остаток обратно и направился к выходу. - Пошли, ближе к земле, оно как-то надежнее.
Во дворе маленький хозяин кивнул Игорю на лавку.
 - Я вчера вспомнил, что у меня тут припасено. 
Вернулся из дома с какими-то верёвками в руках.
 - Держи, - протянул верёвки и палку, и Игорь понял, что это гамак. Самый обыкновенный, с двумя палками и веревочным плетением посередине.
Подвесив гамак и кинув на него покрывало, Серый велел Игорю располагаться, а сам пошел за вином.
Не торкало долго, и Игорь, покручивая пустую пластиковую бутылку из-под вина, спросил:
 - Серый, а может гашика намутим? Фольга есть?
 - Расслабься, - улыбнулся тот.
 - Что-то не берет меня твоя чудо-выпечка.
Впрочем, ему уже и не нужен был никакой допинг, хорошо было и так. Вино, расслабон, Серый рядом. Даже разговоров не хотелось. Они изредка лениво перекидывались фразами, прихлебывая вино. Вместе с солнцем ушла жара, и тело в вечерней прохладе погрузилось в приятную негу. Игорь уже не замечал этого, ему было не до собственных ощущений, когда рядом было более важное для него тело. Серый.
Парнишка облокотился о стол и что-то говорил, но Игорь даже не пытался вслушиваться. Наверное, это было что-то важное, раз Серый при этом смотрел на него. Но слова пролетали мимо сознания. Его украинский говорок сейчас ощущался явственно, и Игорь погружался в него, как в музыку.
Он оттолкнулся, и гамак стал неспешно покачиваться. Дрогнувшая от толчка трубы лоза зашуршала и окутала их перешептыванием листьев. Таким уже привычным, что Игорь воспринял их как хороших знакомых. Листья нежно шушукались между собой, как будто ласковые любовники, потирались, поглаживаясь друг о друга. Зеленые, резные, красивые любовники.
У Игоря тоже был зелёный красивый, и они тоже когда-то любили шептаться и прижиматься. Но теперь это неважно, и шептаться ему больше не с кем. Игорь откинул все мысли, и голову наполнил шелест листьев. Он медленно плыл, наслаждаясь моментом, и вдруг шорох чуть отступил, и Игорь улыбнулся сам себе. Состояние, в котором он пребывал, было хорошо знакомо - сдоба явно начала действовать. Продолжая раскачиваться, он закрыл глаза. Ощущения были приятными, то, что и надо было. Хохлятские "печеньки" ничуть не хуже обычных "кексов". 
Сквозь волны  накатывающего дурмана и собственного благодушия продирался чей-то негромкий голос. Игорь приоткрыл один глаз и посмотрел в сторону голоса. Там, в ночной темноте, кто-то был. Кто-то был рядом. Игорь не смог бы сказать далеко ли, близко. Просто был. Он стал разглядывать говорящего и расслабился - свой. Серый. Что ж он так далеко-то? Ничего же не разобрать из того, что он говорит.
Игорь плыл.
Гамак качался. 
То приближая его к Серому на расстояние вытянутой руки, то отдаляя на сотни метров. При приближающем движении гамака, он вытянул руку и хотел дотронуться до Серого.
Почему-то не получилось. Вторая и третья попытки так же закончились ничем. При очередном покачивании Игорь попытался вспомнить, куда он руку-то тянет. Вспомнить не получилось, и рука вернулась в гамак.
Сознание качалось подобно гамаку и настырным маятником то уносило Игоря, то возвращало обратно, подкидывая картинки из реальности. Раз - в свете лампы из веранды он увидел руку, протягивающую ему стакан вина; два - он понял, что что-то поёт; три - в руках обнаружился пустой стакан; четыре - он снова поёт. Промелькнувшее удивление от узнавания давно забытого в юности репертуара подкинуло полумысль о том, что он не помнит слов. Вторая полумысль подсказала, что это неважно, ведь он поёт не задумываясь, значит, всё нормально. Все эти приходы и мысли никак не влияли на пение и происходили будто параллельно работе голоса. 
Да, крыло неслабо. 
Тику  это не понравится. Он нахмурится, сложит руки на груди и спросит что-нибудь вроде: "Ну и зачем это надо было? Своей собственной дури мало показалось?". Потом укоризненно покачает головой и уйдёт спать в гостиную. А Игорь будет мучиться от недотраха и одиночества в холодной постели. Последняя мысль как-то напрягала, и Игорь, прервав пение и постаравшись сконцентрироваться, стал озираться по сторонам. Рядом на лавке кто-то лежал, но точно не Тик. А кто? Серый. Точно, его маленький весёлый хохлёнок. 
Игоря накрыло чувством нежности и спокойствия.
 - Серый?
 - Мм...
 - Хорошая трава.
 - Ну-так.
 - Слушай, бери вино и иди ко мне. Гамак выдержит.
Рядом с Игорем, медленно, чтоб не расплескать вино, присел Серый. Гамак прогнулся, и Серого прижало к Игорю.
 "Хорошая вещь - гамак". 
Тепло Серого под боком, вино, покачивание, губы, совсем рядом, так близко, что невозможно не поцеловать. И Игорь целует, сначала нежно, лишь дразня кончиком языка, и чувствует, как подался Серый навстречу, прижался и сам уже настойчиво изучает его губы. Поцелуи перерастают во что-то большее. Серый, его податливость, его пьяные глаза действуют не хуже травки.
Игорь слетает с катушек - хватает его, сжимает, жамкает, целует. Сам не соображая, что делает и только чудом слышит голос: "Нет, нельзя".
Тупит: "Почему?"
"Увидит кто-нибудь".
Игорь находит это достаточным доводом, хоть и не хочется выпускать добычу из рук.
 - В дом?
 - Не, в хатку может Михалыч заявиться. Ты ему вчера по душе пришелся, не хуже, чем мне.
 - А я тебе по душе?
 - А не видно? - Серый заржал. Следом заржал и Игорь.
Определенно, с ним хохотать отлично и на трезвую голову, и вот так. А целоваться ещё лучше, а лучше не только целоваться.
 - Куда?
 - Сеновал.
Кивок, и молча рванули к лестнице.
Казалось бы, почти бежали, но добирались безумно долго. Игорь вроде даже успел соскучиться по Серому. Лестница тоже была какой-то бесконечной, уходя куда-то далеко вверх, почти теряясь в ночной мгле.
 - И горы встают перед ним на пути, и он по горам начинает ползти. А горы всё выше, а горы всё круче, а горы уходят под самые тучи, - процитировал Игорь и пропустил вперед себя вновь угорающего Серого. - Что, если я не дойду, если в пути пропаду? Что станется с ними, с больными, с моими зверями лесными?** 
 - Ну, ты даешь!
 - А вот это как получится, - Игорь расплылся в довольной улыбке.
 - Лезь за мной, Айболит!
 - Не, не порть мне сцену. Тут другая реплика: "...и сейчас же с высокой скалы к Айболиту спустились орлы: "Садись, Айболит, верхом, мы живо тебя довезём!"
 - Бля, не могу!  - Серый ржал уже откуда-то сверху, стоя одной ногой на перекладине и болтая второй в воздухе, в пол-оборота смотря вниз, на Игоря. Он трясся от смеха, сотрясая всю лестницу. - Игорь, замолчи, пока я реально с лестницы не слетел.
 - Если ты слетишь ко мне, мой йуный орёл, то каковы шансы мне оказаться на тебе верхом?
 - Шансы равны нулю, потому что если я отсюда свалюсь, то точняк что-нибудь себе разъебу. И на этом полёт и закончится.
 - Тогда мы с тобой точно отправимся в "Лимпопо" лечиться.
 - Ии-игорь! - Серый уже стонал от смеха. - Я больше не могу.
 - Вижу... А рядом бегемотики, схватились за животики: у них, у бегемотиков, животики болят...
 - А-а-а! Аха-ха-а!
Игорь все же взялся за лестницу и полез вверх. Странное дело, только что лестница была бесконечна, а Серый зависал где-то в районе "Поднебесной", и вдруг, стоило только оторваться от земли, как уже перед глазами оказалась попа Серого. И время, замерев на мгновение, сконцентрировавшись в этот момент на визуальном объекте, дав возможность Игорю насладиться и ещё больше оголодать от увиденного так близко "лакомства", помчалось с нереальной скоростью - лестница, мелькающий перед глазами зад, дверка, порожек, ноги Серого, сеновал. Череда стоп-кадров, и они, ввалившись в дверцу сеновала почти одновременно, рухнули на пол, смеясь.
 - Чувствую себя Алисой в Стране Чудес. Хорошая начинка у твоих печенек.
Схватившись за руки в легком, бездумном веселье, встретились взглядами, и одурманенное желанием сознание закрутилось вихрем, закружив и унося куда-то взгляды и мысли. Руки сами по себе напряглись и потянули друг к другу два замерших было тела. И Игорь почувствовал, как его затягивает в этот смерч, в светло-голубые озера глаз, мерцающие в свете робко заглянувшей в сеновал луны. Даже ночная темень не смогла справиться, скрыть от Игоря эти озёра. Просто немыслимо голубые, с черными бездонными омутами расширенных зрачков. И Игорь, не раздумывая, нырнул в эти омуты. Схватив, прижал к себе горячее тело Серого, ткнувшись куда-то в висок, рвано вдохнув запах волос и впившись губами в рот повернувшегося к нему лица. Жадно, неистово целуясь, уже не чувствуя ни твердых досок пола, ни колючих соломин под собой.
Игорь терял голову из-за распирающей его грудь нежности, выцеловывая, вылизывая мальчишку. И плыл-уплывал, ощущая не менее горячий отклик. Его руки на своей спине, плечах, пояснице, сжимающие, давящие, царапающие. Почти ничего не видя в предрассветной темноте сеновала, Игорь вслепую скинул с себя шорты, стащил с Серого одежду и принялся знакомиться с молодым желанным телом. Впитывая в себя все его изгибы, реакции и вкус. И заводясь от этого ещё больше, теряясь между ласками, стонами, всхлипами, он отпустил все тормоза. Какие могут быть границы, если на каждый его поцелуй ему в ответ стоны, если собственные ягодицы давно сжаты жадными пальцами, если там, между ними, все давно сладко напряглось и встало. А в голове не осталось ни одной связной мысли, только пульсирующая страсть, только запах молодого мужского тела, гладкость его кожи под руками и вкус на языке. И Игорь погружался в этот сгусток страсти, как ранее в черные омуты голубых озер. Голодным зверем рыча и терзая свою добычу.
 - Мой!..
И время потеряло свой счет, помахало сцепившейся парочке ветерком и ушло искать рассвет. 
Даже отдаленно не имея представления, сколько длилось это безумство, Игорь понял, что ещё пару минут, и он просто взорвется. Встав и схватив Серого за плечи, поднял с пола и подтолкнул к куче сложенного чуть дальше сена. Тот послушно улегся на мягкую сухую траву и жадно потянулся к Игорю. А обезумевший мужчина, рвано дыша, опустился перед Серым и раздвинул ему ноги.
Без промедления сплюнув в ладонь, он смазал головку члена, мазнул влажными от слюны пальцами Серому меж ягодиц и, приставив член, стал входить в желанное тело. Ввести оказалось непросто, крепко сжатый анус не впускал в себя. И Игорь, приложив усилие, буквально ворвался в горячее узкое нутро, собственным рыком заглушив вскрик парня.
Было узко, тесно, почти больно, но наслаждение прошило тело до искр в глазах. Чуть помедлив, привыкая, с тихим рычанием стал вбиваться в горячую узость  перевозбужденной плотью, придерживая руками поднятые ноги любовника.
Удовольствие, сжигающее, выкручивающее внутренности, постепенно свинцовым комом сконцентрировалось внизу живота, посылая разряды по всему телу. Игорь, продолжая двигаться, прижался губами к острой коленке и спустившись языком чуть ниже, прикусил нежную кожу на бедре. Тик любил грубый секс, его заводило властвование над собственным телом, игривая покорность завоевателю и хозяйские замашки Игоря. И Игорь подыгрывал ему, пользуясь и подстраиваясь под предложенный сценарий.
Лёгкими укусами пробежавшись по бедру, он вдруг понял, что не чувствует отклика...
Будучи на взводе, не сразу сообразил, что не так. Но посеянное зерно неправильности происходящего дало ростки. Сознание стало возвращаться в затуманенную похотью и травой голову и со всей неприглядностью показало - хорошо тут только ему. Тельце под ним не шевелилось, напряженно сжавшись.
Вглядевшись в тело любовника, слабо освещённое тусклым рассеянным светом, робко пробивающимся в дверной проём, Игорь застонал - какой нахуй Тик!
Под ним судорожно, до побелевших костяшек, вцепившись в сено руками, закусив губу, лежал Серый. Он не издавал ни звука, но из крепко зажмуренных глаз текли слезы.
Ох, ты ж, бля! До Игоря стало доходить, что он натворил.

__________________________________________
*озеро Сиваш - солёное озеро в Крыму.
**К.И.Чуковский - "Айболит"

========== Глава 9 ==========

Безумие страсти слегка отступило.
Игорь отпустил ноги и наклонился к лицу Серого, упершись руками по обе стороны от его плеч.
 - Серый, - почему-то шепотом.
Тишина. Лишь дрогнувшие ресницы показали, что он услышан.
 - Се-еры-ый...
Парень, не открывая глаз, повернул голову, отвернувшись от Игоря. Тогда он аккуратно взял его рукой за подбородок и повернул к себе.
 - Посмотри на меня, Серёж, - почти просьба, умоляюще.
И Серый открыл глаза, а Игорь чуть не застонал.
Голубые озера протекают. Его голубые озера вышли из берегов и текли по щекам. К потным вискам прилипла соломенная труха, в волосы набилось сено.
И вообще, Серый весь был какой-то беззащитный и маленький сейчас, с глазами полными слез и сжатыми кулаками.
 - Прости, малыш. Прости, я не хотел тебя обидеть.
Опираясь на одну руку, Игорь, несмотря на тяжесть в собственном паху, начал медленно выходить из него.
Но неожиданно это движение пресек  сам Серый, резко обхватив Игоря ногами и прижав к себе. Посмотрев прямо Игорю в лицо, прошипел:
 - Нет. Продолжай.
 - Уверен?
 - Не девка, потерплю.
Вот это "потерплю" Игорю вовсе и не надо было. Но он понимал, что теперь уж ситуацию все равно не исправить. А хотелось от этого не меньше.
Серый поднял руки и с силой сжал Игорю плечи, прижал к себе и сам начал двигать бедрами. И Игорь не устоял. Как устоять, когда так хорошо, так сладко. Он начал медленно двигаться, придерживаясь заданного Серым темпа, внимательно наблюдая за ним и нашептывая какие-то сумбурные нежности:
 - Мой сладкий... Мой Серенький... Серёня...
Серый чуть заметно морщился, но не зажимался, спокойно опустив руки вниз. Приподнявшись, Игорь снял со своей спины одну ножку и поднял вверх. Радиус движения стал большим, маневренность увеличилась, позволив менять угол вхождения и открыв доступ к месту их слияния. Игорь аккуратно вытащил  член, сплюнул на него и, размазав головкой слюну по покрасневшей дырочке, медленно стал входить обратно.
Серый постепенно расслабился, руки уже не сжимались в кулаки, а безвольно раскинулись по полу.
Игорь продолжил движения, постепенно ускоряясь, но уже не забывая, где он и с кем. Оргазм не заставил себя долго ждать. Почувствовав его приближение, он собрался было выйти из Серого, но почему-то в последний момент не стал и, сдержанно застонав от накатившей волны облегчения, кончил и скатился с парня, упав рядышком и тяжело дыша.
Серый лежал молча, широко раздвинув ноги, но слез не было. Вялый член лежал спокойно, даже не давая и намека на возбуждение.
Игорь приподнялся и, склонившись к гладкой мальчишечьей груди, вобрал в рот сосок. Серый шумно вдохнул, но руками обхватил ему голову и попытался отодвинуть от себя.
 - Нет, Игорь, хватит на сегодня. Я устал и...там всё горит.
Игорь поднял голову и посмотрел ему в глаза, прошептав:
 - Ляг, Сереж, расслабься. Я не трону тебя там.
Он потянулся губами к Серому. Тот поначалу никак не реагировал, но постепенно губы смягчились и приоткрылись, позволяя нежно углубить поцелуй, в этот раз без лишней страсти изучая и лаская языком и губами. Руки оглаживали тело, мяли плечи, соски, животик. Когда Игорь бережно обхватил рукой пенис, Серый дернулся и прервал поцелуй.
 - Всё хорошо, Сереж, я только приласкаю тебя.
Пробежав языком по еще влажному от пота телу, Игорь спустился к паху. Член лежал в ладони, такой нежный, теплый, будто спящий. Игорь сжал его пальцами и легонько начал движение рукой, то крепче сдавливая, то ослабляя давление пальцами. Замечая, как нежная плоть начала отзываться на ласку, он переместился Серому между ног.
Входящий в силу рассвет вполне освещал как сеновал, так и лежащую парочку. Между ног у Серого, помимо следов мужской страсти, было видно подтекающую из ануса сперму. Сами складочки входа были воспаленные, покрасневшие и припухшие. Увиденное Игорю не понравилось, чувство вины за принесенную боль шевельнулось и заскреблось в сознании, безуспешно пытаясь прогнать самодовольное "мой" при виде вытекшей спермы.
Игорь наклонился и, натянув крайнюю плоть уже почти вставшего члена, лизнул головку. Раз, другой и обхватил её губами. С восторгом услышал, как у Серого перехватило дыхание, почувствовал, как напряглись ноги, а его рука легла на затылок и несильно вцепилась в волосы. Эта же рука через некоторое время попыталась оторвать Игоря от его занятия, но встретив сопротивление, оставила бесплодные попытки. И Серый выгнулся, застонал и, сжав бедрами голову, кончил в рот даже не подумавшему отклониться Игорю. А тот, сглотнув, спокойно облизнулся и, улыбаясь, прилег рядом, по-хозяйски расположив руку на груди у Серого.
 - Серёнь.
 - Мм?..
 - В душ?
 - Угу, - глаза закрыты. - Сейчас полежу минуту и пойду.
 - Ну, ладно, - Игорь удовлетворенно закрыл глаза. 
На минуту.
Открыл - вовсю припекало солнце.
Рядом, прижавшись к нему, спал Серый. Воспоминания о прошедшей ночи согнали остатки сонливости. Игорь понимал, что делов наворотил неслабо, и неизвестно ещё, как отреагирует протрезвевший хохленок на всё произошедшее. 
И всё равно, глядя на спящего Серого, Игоря накрыло волной нежности, он любовался им, вспоминая, как они ввалились сюда и принялись целоваться словно обезумевшие. Как жарко Серый отвечал на его прикосновения, как покорно следовал за ним дорогой страсти и потом, после, таял у него на губах. 
А сейчас он спал, доверчиво прижавшись, и Игорю стало страшно его будить. Не потому, что придётся извиняться за содеянное, а потому, что боялся увидеть ненависть или равнодушие в голубых глазах. Он протянул руку и аккуратно стряхнул с Серого налипшую солому.
"А поутру они проснулись... Полсеновала в волосах".
Тянуть время было бессмысленно, и Игорь, приподнявшись, пробежался губами по плечу и вниз к локтю. Серый зашевелился и сонно потер глаза. И тут до него явно стало доходить, где он, с кем и сколько сейчас времени.
 - Проспал! - попытался вскочить и резко зашипел, как злой гусь. - Сш-ш... Бля-я!..
Игорь поднял на него глаза и невольно улыбнулся.
 - Серый, давай гляну, что там у тебя.
Не дал и смущенно оттолкнул потянувшегося к нему Игоря.
 - Да ладно, теперь-то что стесняться?
 - И часто ты мужикам в жопы заглядываешь? - всю показную грубость портило заполыхавшее в смущении лицо.
 - Ну, как тебе сказать. Не то, чтоб часто, я все же не проктолог. Но сделать приятно любовнику или проверить, не повредил ли ему чего, я не откажусь.
 - А... А мы с тобой...любовники? 
Серый неловко улыбнулся и смущенно отвел взгляд. И не видел уже, как своей улыбкой раскрасил Игорю утро радужными красками от понимания того, что прошедшая ночь стала между ними не стеной, а мостиком.
Зато с облегчением почувствовал, как крепкие руки его схватили, сжали, и чмокнув куда-то в висок, Игорь шепнул:
 - Ну конечно, Серёнь.

========== Глава 10 ==========

Вниз спускались вместе, взяв в охапку вещи. Говорить не хотелось, хватало взаимных переглядываний и улыбок, как у нашкодивших детишек.
Летящая пружинистая походка пропала. Серый неловко передвигался характерной "уточкой", обиженно насупившись на умиленные взгляды и смешки Игоря.
Хуй с ней, с походкой, пройдет. Зато озёра по-прежнему искрились, а это главное!
Как лишний раз пришлось убедиться ребятам, молчание - золото. Потому что только благодаря ему их не услышал Михалыч. Он стоял во дворе и, почесывая репу, озадаченно рассматривал стол с остатками вчерашнего вина и разбросанными у гамака стаканами.
Серый мгновенно кинулся в сторону, утащив за собой Игоря. Тот всё понял без слов. Показываться Михалычу было категорически нельзя - оба непонятно откуда вылезшие в одних лишь плавках, имели жутко палевный видок, а уж Серый так вообще, весьма красноречиво выглядел. Встреча с дядькой ему сейчас ничего хорошего не предвещала. Поэтому марш-бросок за угол дома был вполне оправдан, но теперь на Серого нельзя было глянуть без смеха. Он попал в самые заросли крапивы и босыми ногами неуклюже мстительно топтал её. Но вражеская растительность уже успела наставить меток на голых голенях и бедрах. Серый морщился, хмурился, возмущенно поводил глазюками, но стоически молчал. В какой-то момент он опасно накренился, схватившись за поясницу, и чуть не свалился в заросли малины, ухватившись в последний момент рукой за куст и страдальчески глянув на Игоря. Куда только делась его обычная ловкость. Впрочем, о какой ловкости можно было говорить после сегодняшней ночи, слава богу, что хоть вообще ходит. 
Игорь понял, что пора брать всё в свои руки, подставлять парня в его планы не входило. Сделав шаг к Серому, обнял его за плечи, надежно поставив на ноги. Наклонился к самому уху и шепнул:
 - Тихонько выбирайся позади дома, зайдешь через заднюю дверь в гараж и подождешь меня за машиной.
На вопросительный взгляд, брошенный в сторону двора, показал пальцами "О`к" и, натянув на себя шорты с майкой, отправился к Михалычу.
Тот уже сидел за столом, продолжая гипнотизировать стеклопосуду взглядом, достойным средневековых мыслителей. 
Увидев его, Михалыч оживился, а на его вопросы Игорь, не моргнув, ответил, что не знает, куда постреленок делся. Мол, выпили вчера, а ночевать-де напросился на сеновал. Михалыч согласно покивал головой:
 - Да, в хате душно, на воздухе-то оно лучше спится, - бросив заинтересованный взгляд на гамак.
А Игорь во избежание дальнейших расспросов пошел в домик. Сунул в сумку себе и Серому чистые вещи и с самым невинным видом направился к гаражу, непринуждённо бросив:
 - А зачем он понадобился? Что-то срочное?
 - Та, тут работёнка подвернулась, думал спросить у него, возьмётся ли помогать, - озабоченно вздохнул в ответ. - Неохота со стороны никого брать. А Серый на телефон не отвечает.
Игорь, кинув, что если увидит, передаст, открыл ворота и зашел в гараж. Обзора у Михалыча не было, но на всякий случай он открыл заднюю дверь и, сделав вид, что ставит сумку, дал юркнуть в салон Серому. Выехал со двора он спокойно - за тонировкой не видно, что в салоне. Закрыв за собой гараж и ворота, махнул на прощание Михалычу и рванул по улочке прочь. И только порядочно отъехав, он поймал в зеркале заднего вида взгляд Серого. Тот лыбился от уха до уха.
 - Шпионы, блин.
Игорь лишь довольно улыбнулся в ответ.
 - Куда мы едем?
 - К Катерине твоей. Надо легенду подтверждать.
 - Эм... В таком виде? Да и посетителей в это время ещё не пускают.
 - Серый, - Игорь вновь встретился в зеркале с голубыми глазами. - Всё будет в порядке. Хочешь, можешь сейчас выйти и вернуться к Михалычу. Но думаю, это не самая лучшая идея. Поэтому мы с тобой сейчас искупаемся, переоденемся, и ты наведаешься к свой подруге. После этого я клятвенно обязуюсь вернуть тебя домой. Тем более, Михалыч тебе работенку какую-то нашел.
Игорь припарковался на обочине у аптеки.
 - Кстати, на мобилу, позвони Кате. Спроси, что привезти, а затем можешь и дядьке звякнуть, сказать, что я тебя "нашел", он беспокоится за тебя. Я сейчас вернусь, а ты пока определись с дальнейшими планами.
Поставив парня перед выбором, Игорь направился в аптеку. Вряд ли Серый озадачится покупкой необходимой теперь специфической продукции. Помимо мази для пострадавшей Серёгиной части тела, прихватил смазку и презервативы, искренне надеясь, что пригодятся.
Вернувшись к машине, обнаружил перебравшегося на переднее сидение Серого, явно принявшего решение и без лишних слов бросившего:
 - На втором перекрёстке сворачивай направо. Там есть дорога к морю.
Выехав на морской берег, Игорь с удовольствием оглядел почти безлюдный пляж. Природа в этих местах не отличалась яркими красками и хоть каким-нибудь разнообразием флоры, но море - море было прекрасно.
Скинул одежду и вслед за Серым ринулся в воду. Тот, поначалу морщившийся от последствий активного начала своей сексуальной жизни, заулыбался, робко и неумело пытаясь флиртовать с Игорем, стараясь прикоснуться к нему, столкнуться будто ненароком.
Игорь расслабился и стал хватать его за руки, за талию и прижимать к себе, уходя под воду или наоборот, вскидывая худое тельце вверх, плюхая об поверхность воды. И отворачиваясь от летящих в него, сверкающих на солнце как хрусталь, брызг.
Вдоволь набултыхавшись, утащил Серого на мелководье и растянулся на песочке по пояс в воде, греясь на солнышке. Волны шаловливо накатывали и несильно возили тело по песку. А Игорь делал вид, что не замечает восхищенных взглядов, бросаемых на его тело Серым. И уж вовсе не имеет никакого представления, что может означать появление на его груди мужской руки. Серый медленно, изучающе, прошелся ладонью вдоль груди, по плечам и повел ниже. Задержавшись поочередно у каждого из сосков, ладошка заскользила еще ниже, по мышцам живота под воду. А к бедру прижалось скользкое горячее тело, местами слишком уж твердое, чтоб оставить происходящее и дальше без внимания.
 - Серый, это ты такой храбрый, потому что считаешь, что тебе ничего не перепадет после сегодняшней ночи? Я не настолько стар, чтоб позволить тебе безнаказанно меня соблазнять.
Ладошка на секунду исчезла, чтобы тут же схватиться за резинку плавок.
 - И-игорь, посмотри вправо, видишь, там люди. Теперь влево, там лодка лежит. Если сесть с другой её стороны, то нас почти не будет видно.
Шевеление в плавках согласно отозвалось на слова Серого и на его поглаживание под резинкой, опускавшееся с каждым движением всё ниже и ниже.
Именно поэтому путь к лодке был преодолен в кратчайшие сроки. Они с разгону плюхнулись на песок и, облокотившись о борт глубоко осевшего в песок суденышка, принялись неистово целоваться. Стянув плавки на бедра, оба с удовольствием рассматривали друг друга, оглаживая глазами и руками все доступные прелести. Игорь полез жадно зацеловывать тело Серого, но вскоре затея с треском провалилась, так как в рот набился ракушечник, противно скрипя на зубах и прилипая к языку и нёбу. По этой же причине отпала возможность порадовать новоявленного любовника минетом, о посягательстве на попу Игорь даже и думать не смел. Делать нечего, сплюнув на руку, он перешел на "ручное управление", с удовольствием почувствовав, как его член обхватила ладонь Серого, принявшись двигаться вдоль ствола почти синхронно с рукой Игоря. А сам парень, поначалу взявшийся игриво покусывать Игорю плечо, распластался по борту лодки и, прикрыв глаза, чуть слышно постанывал. Томно, не громче шелеста волн о песок, но до того сексуально, что Игорь уже и сам перестал соображать что-либо, на рефлексах продолжая доставлять удовольствие партнеру. И кончил сразу же, как услышал протяжный стон, рука Серого судорожно дернулась, посильнее сжав его, а в собственной руке плоть запульсировала и излилась прямо ему на пальцы.
Оба, довольные, молча смотрели друг на друга. Пока Серый не сморщился, поправляя плавки, и простонал:
 - Попа и так болит, а теперь ещё и рАкушки налипли. 
 - Я тут прикупил кое-чего как раз для твоей несчастной жопки. Сейчас смажем, пошли, сполоснёмся и в машину.
И тут, резко подхватившись и вскочив на ноги, Игорь почувствовал резкую боль в пальцах ноги. Охнув, наклонился, подобрал что-то с острыми краями, впившееся в ногу. И замер. Не в силах поверить в увиденное. В руке оказался разбитый, в трещинах, с острыми обломанными краями и без аккумулятора - "iPhone".
Свой собственный смартфон не узнать просто невозможно. Игорю на миг показалось, что закружилась голова. Не может этого быть, просто голову напекло.
 - Игорь?
Обернулся. Серый поднялся с песка и смотрел то ему в руки, то на лицо.
 - Серый, это...
Как, как объяснить ему, что это не кусок черного пластика, нет, это кусок его недавно разбитой души сейчас лежит в его руке немым напоминанием, темным артефактом, возвращающим с небес на землю. Кажется, призраки прошлого не хотели его отпускать, вот так жестоко напоминая о себе.
 - Игорь, выбрось, - голос спокойный, но Игорь увидел, как напряженно сдвинулись брови, как немигающий светлый взгляд пронизывал его словно стрелами. - Он больше не нужен тебе. У тебя теперь есть...другой...телефон.
Серый не отводя взгляда, протянул руку к нему.
А Игорь как очнулся:
 - Что? Откуда ты знаешь?..
 - Дай его мне, - настойчиво потряс протянутой ладонью.
 - Откуда?
 - Я видел и слышал тебя в ту ночь. Случайно. Лежал за этой лодкой, поэтому ты меня не заметил. Игорь... 
Серый вдруг не выдержал и рывком прильнул к мужчине. 
- Игорь... Игорь... - зашептал, почти яростно впившись пальцами в спину. - Выкинь его, забудь. У тебя теперь есть я. А, Игорь?
Вопросов возникло немало, но горячий умоляющий шепот прижавшегося парня отодвинул всё на потом, тронув, задев какие-то струны души.
 - Пока ты здесь, не думай о нём.
 - Серый, это всего лишь раздолбанный мобильник. Что ты так разволновался? - Игорь погладил его по голове. - Ну, что ты? Пошли, смоем песок, пора одеваться и к Кате ехать.
 
========== Глава 11. ==========

 - Ладно, мы с тобой потом поговорим. Сейчас время поджимает, можем опоздать ко времени посещений.
Игорь положил обломки на днище лодки и потянул Серого в воду. Быстренько окунувшись и смыв с себя ракушечник, двинулись к машине. По пути прихватил смартфон и на вопросительный взгляд Серого объяснил:
 - Порежется ещё кто-нибудь ненароком. Выкинем по дороге.
Затем была крайне смутившая Серого процедура. Он пытался сопротивляться, но Игорь решительно схватил его в охапку и, сунув на заднее сидение, шутя, скомандовал:
 - Так, раком встал, живо. Лечить буду!
 - Покомандуй мне тут ещё, дохтур, - огрызнулся "пациент". - Я, что, по-твоему, сам себе жопу помазать не смогу? 
Но в нужную позу встал, а когда Игорь потянул вниз мокрые плавки, ещё и прогнулся в пояснице так, что Игорь, засмотревшись, выдавил из тюбика количество, которого хватило бы обмазать всю Серегину попу целиком. Зато движения его стали ещё нежнее, и палец, уже лаская, наглаживал пострадавшее отверстие. 
 - Провокатор малолетний. И как это я раньше видел в тебе невинного наивного натурала?
 - Это потому что я и был невинным и наивным, - ухмыльнулся Серый.  - Долго ты там ещё будешь? Сам же говорил, опаздываем. 
Но вопреки собственным словам, сладко вздохнул и  опустился на локти, ещё больше подставляясь. И тут же недовольно зашипел, почувствовав, как внутрь проник смазанный лекарством палец.
 - Тише, Серёнь, не дергайся, я аккуратно смажу, мизинчиком. 
Игорь медленно двигал пальцем и думал, что работать проктологом не так уж и неприятно, как может показаться непосвященным. Если перед тобой лежит молодое и соблазнительное тело, а ты  вот так, делаешь с ним, что захочешь, то очень даже неплохая работенка вырисовывается. Небольшая теснота, появившаяся в Серегиных плавках, направила мысли Игоря совсем не туда, куда надо. А чуть заметное движение притихшего Серого навстречу придало этим заблудившимся мыслям ускорение. Игорь наклонился и легонько прикусил ягодицу, вынимая палец.
 - Всё, котенок, мурлыкать вечером будем. Давай переодеваться.
В этот раз Игорь, снарядившись соками, маленьким букетиком для Кати и коньяком с шоколадом для медиков, поднялся в хирургию вместе с Серым. Перед этим под бдительным взглядом последнего выкинув обломки мобильника в мусорный бак в больничном дворе. 
Встретили их радушно, усталая мать поставила цветы в чашку с водой и, поблагодарив Игоря, понесла презенты врачу. Катюша махнула Серому рукой, предлагая сесть у неё в ногах на кровать, а Игорь занял единственный свободный стул. 
Серый сунул свой пакет в тумбочку, уселся на кровать и погладил Катю по укрытым тонкой простыней ногам. 
 - Как ты, принцесска?
 - Ничего, Серёж, ничего. А вы там как?
Серый замялся и невольно посмотрел на Игоря.
 - Мы тоже ничего, Катюш.
 - Вижу, - девушка чуть улыбнулась и шепотом, чтобы не услышали соседки по палате, многозначительно добавила: - Вы только осмотрительнее будьте, чтобы ваше "ничего" никто не просёк. А то, кому курортный роман, а кому потом жизни никакой не будет.
И глядя на их шокированные лица, сменила тему:
 - А ко мне Юрик приходил.
 - Что этому ебл... придурку тут надо было? - вспылил Серый, тут же забыв о неловкости от предыдущих Катиных слов.
 - Вариант, что ему нужна я, ты совсем не рассматриваешь? - Катерина ехидно сощурила глаза. 
 - Принцесса, ты хоть понимаешь, что ему от тебя надо? - Серый в волнении руками обхватил Катю за выглянувшую из-под простыни ступню.
 - Понимаю, мой верный дракон, понимаю. Только вот я вроде обет целомудрия не давала, а рядом с тобой так и помру старой девой.
 - Только не Юрка!
Вернувшаяся в палату мама прервала разговор, сообщив, что Катю не отпустили на выходные домой. Та с сожалением обвела взглядом палату:
 - Да я и не особо надеялась-то. Зато два дня одна тут буду, если только свежих не положат. Игорь, заберите маму домой, она совсем с ног валится, мотаясь ко мне после работы. Давайте прощаться, мальчики, мне пи-пи надо, а я без мамы пока не дойду.
Обратно ехали втроем, поэтому поговорить с Серым не представлялось возможным.
Высадив пассажиров, Игорь проследил взглядом, как Сергей скрылся во дворе теткиного дома и поехал на рынок. В животе давно уже возмущенно урчало от голода, и надо было срочно перекусить. Кафе ему теперь было не по карману, поэтому, закупившись, он направил машину к дому. Пока на скорую руку жарил полуфабрикаты и кромсал овощи, раздумывал, готовить ли на Серого. Раз его до сих пор нет, значит, его Вера Васильевна, скорее всего, уже кормит. Но решив, что без Серого и ужин не тот, с надеждой наготовил на двоих. Серый вернулся как раз вовремя, Игорь выкладывал со сковороды котлеты. 
 - Ужинать со мной будешь?
 - Не, Игорь, меня теть Вера покормила.
 - Ясно, - почему-то Игорю это показалось обидным, и он скинул половину котлет на сковороду обратно. - И даже компанию не составишь?
 - Отчего же не составить? Составлю, - раздалось сзади, и к спине прижалось горячее тело, а талию обхватили руки.
 - Теть Вера пирожков напекла, устоять было невозможно. Тебе тоже целую кастрюлю передала. Только я тебе их не дам, ешь котлеты свои, - руки Серого прошлись по животу и отпустили Игоря.
 - Почему не дашь, жадина?
 - Мы их с собой на рыбалку возьмем. 
 - А обязательно тебе сегодня на рыбалку ехать?
Они перебрались во двор, и Игорь наконец-то уселся есть.
 - Обязательно. Я вчера не ходил, а завтра суббота. В выходные отдыхающие приезжают, самый торг будет. У Михалыча есть запасы, но этого мало. Так что сегодня и завтра обязательно еду рыбачить. А в будни ночью дома буду. Дядьке работа подвалила. Тут неподалеку пансионат новый, он со своей бригадой его когда-то строил. Вот теперь они его наняли ещё один въезд сделать. Мы с ним вдвоем делать будем, чтобы выручка на сторону не уходила. Завтра и послезавтра он материал закупать будет, а в понедельник начнем.
 - То есть я тебя на пляже не увижу? - Игорь наелся и потягивал чай. После вчерашних возлияний вина не хотелось.
 - На пляже - нет. Зато днём и ночью я буду совершенно свободен. Мы работать будем с утреца и под вечер, как самая жара спадать начнет. И-игорь, ты можешь не ходить со мной. Ложись отдыхать. Я сам схожу. 
Серый пересел на лавку Игоря и подвинулся к нему ближе, будто ненароком коснувшись коленом его ноги.
Перспектива потерять драгоценное время, проведенное наедине с Серым, отпугнула даже желание бухнуться в гамак и уснуть.
 - Нет уж, вместе едем. Хоть посмотрю, что это такое.
 - Ты что, на рыбалку никогда не ходил? - не понял его Серый.
 - Ходил. С удочкой на речку в деревне и со спиннингом на водохранилище ездил. А тут море, вот и покажешь мне, как браконьерничаешь, - Игорь легонько толкнул его коленку своим бедром и подмигнул. - Но уговор, едем на машине, чтобы время не терять. Когда собираться надо?
 - Да уже пора. Ещё же за сетями к Михалычу заскочить надо.
 - Тогда я пошел за плавками и полотенцем. 
Серый застелил багажник клеенкой, уложил в него мешки с сетями и какие-то вещи и сейчас восседал на переднем сидении, показывая дорогу и подшучивая.
 - А все-таки зря я тебе пирожки не дал.
 - Почему это?
 - Теть Вера мне еще одну кастрюлю пирожков всучила. Горяченьких.
 - Что-то не видел я у тебя в руках кастрюли, - скептически заметил Игорь, заруливая, куда Серый махнул.
Эту дорогу он уже запомнил. Поворот направо, дальше по грунтовой с выездом на безлюдный "дикий" пляж. Как он теперь знал, ехал он сюда уже в третий раз.
 - Ком полотенец огроменный видел?
 - Ну?
 - Вот это оно и есть. Чтоб не остыло, замотали. Вот так-то! Учись.
 - А термосумки, значит, для дураков придумали? - Игорю нравилось вот так вот болтать с Серым ни о чем. 
 - Термо - что? Нечего тут словеями меня пугать непонятными, - зубоскалил Серый. - Мы народ простой, нам полотенца к душе ближе, роднее. Опять же, будет чем потом вытираться. Вот туда подъезжай и останавливайся.
Игорь заглушил мотор и вышел наружу. Как тут можно было ловить рыбу, он не представлял. Кроме луны, смотрящей на них со стороны дороги, ему ничего не было видно.
 - Сереж, может фары включить? Как подсветка будут.
 - Ага. А можно сразу и вывеску повесить "Здесь ставят сети", - съязвил Серый и полез в багажник. - Мы же тогда как на ладони видны будем, Игорь. Не надо, уж мимо моря не поставим. Иди сюда, помощник.
Серый вытаскивал одно за другим содержимое багажника.
 - Вот тут держи, ага, на пальцы эти петли накинь. Ща расправлю чуток и груз с поплавками привяжем.
 - Какой груз? - Игорь послушно взял сложенную сеть и поднял руку, чтобы Серому было удобнее её расправлять.
 - Ща увидишь, погодь.
И впрямь увидел. Игорь и сам не заметил, когда глаза привыкли к темноте, и все вокруг оказалось залито лунным светом. И берег, и море, и старая лодка. Вот к ней-то и отправился Серый. Попыхтев над лодкой, приподнимая её, он вернулся к Игорю, держа в руках несколько крупных обломков  красных керамических кирпичей.
 - Заначка?
 - Ага. Прячу, чтоб не сперли.
 - Вот эти остатки былой роскоши спереть могут? - Игорь скептически скривился.
 - А то! В хозяйстве все сгодится. Здесь же, по большому счету, все строятся из ракушечника. Эти спецом для меня Михалыч принес с работы.
 - Ладно, убедил, хозяйственный мой. И что с ними делать?
Серый положил кирпичи, оставив в руках всего один. Оказалось, все кирпичи перевязаны веревкой. Веревка была протянута через крайнее отверстие в кирпиче и завязана на множество узлов. Вот концами этой веревки Серый и привязал кирпич к низу сети.
Игорь уже ничего не комментировал, молча наблюдая за уверенными ловкими движениями Серого. Любовался им.
Привязав таким образом два кирпича, тот удовлетворенно стряхнул песок с колен и ладоней, сбегал к лодке и притащил пустые пластиковые бутылки. Их тоже привязал, но уже сверху.
 - Первая готова, - он снял с себя шорты и забрал у Игоря сеть. - Раздевайся, пошли ставить.
В море заходили медленно. Прогретая за день вода была как парное молоко, даже теплее воздуха и заходить в неё было сплошное удовольствие. Но движение существенно замедляли кирпичи и сеть, занявшие руки.
Игорь плохо себе представлял, что от него требуется, поэтому просто ждал указаний. Он всегда считал, что "ставить сеть", это как в сказке про рыбака и рыбку - забросил их в воду, как невод, а потом вытаскиваешь с уловом или без него. Оказалось все не так просто. Когда вода доставала Игорю по грудь, а Серому - чуть ниже шеи, тот остановился и скомандовал:
 - Тут ставим.
Аккуратно взял у Игоря один из кирпичей и бутылку и опустил на дно. Затем медленно стал снимать петли зеленого капрона с пальцев Игоря, потихоньку подталкивая его в сторону, параллельно берегу. Игорь, по-прежнему державший второй кирпич с бутылкой, стал понимать, что происходит. Серый с каждой снятой и отпущенной петлей расправлял сеть в воде.
 - Не делай резких движений, чтобы не запутаться в сети.
Шаг за шагом они шли вдоль берега, оставляя за собой метры клетчатой преграды из лески.
Когда последняя петля была опущена в воду, Серый опустил на дно кирпич и улыбнулся.
 - Ну, пошли за второй.
 - Зачем? Тут этой метров на пятьдесят будет. Куда еще ставить-то?
 - В этой шестьдесят метров. Ставить будем ближе к берегу.
 - А как туда рыба-то попадет, мы же все перегородили.
Серый снисходительно посмотрел на Игоря и, повесив ему на руку вторую сеть, принялся объяснять, одновременно расправляя леску и привязывая "груз" и "поплавки":
 - Все сети разные. Отличаются они не только производителем, хотя у меня хорошая, "финская" трехстенка, но и высотой, метражом и диаметром ячейки. Как думаешь, какая ячейка самая лучшая?
Игорь неуверенно повел плечом.
 - Наверное, чем меньше, тем лучше. Чтобы никто не проскользнул.
Серый улыбнулся, встал на носочки и звонко чмокнул Игоря в нос.
 - Вовсе нет. Лучшая ячейка та, что подходит к рыбе, которую ловить собрался. Если ячейка будет крупнее нужного размера - рыба будет проплывать через неё, если ячейка будет меньше - рыба будет тыкаться, встречать препятствие и просто уплывать.
Игорь почувствовал себя лопухом, но умничающий Серый был до умиления прикольный.
 - Лучшая ячейка - это та, в которую рыба просунет голову и встрянет. Фишка в чем: дальше она не плывет - плавники и туловище не проходят, а обратно не может - жабры не дают. Мы с тобой сейчас ставили крупную ячейку. Теперь, - Серый привязал последний кирпич и выпрямился, - поставим мелкую ячейку на рыбешек поменьше.
Игорь понял, что лекция была окончена, похлопать выступающему не давали занятые сетью руки, поэтому просто послушно отправился за Серым в воду.
 - О, слышишь, поплавок под воду уходит? Уже есть попавшиеся, - Серый замер, прислушиваясь. - Эту поставим и пойдем первую проверять.
 - А купаться когда?
 - Игорь, ты где купаться собрался, в сетях? Порвешь мне все нафиг и сам запутаешься.
 - А ты меня спасешь. Я буду твоим уловом, как русалка.
Серый фыркнул в ответ:
 - Тритон.
 - Пускай тритон, - согласился Игорь и освободившимися наконец руками обхватил Серого за плечи, прижав к себе.
 - Серый, ты мне разговор задолжал.
 - Будет тебе разговор. Ток доделаем все и пойдем под пирожки разговоры говорить, - ринулся рыбачок к своей любимой "финской".
Пирожки были еще теплыми и безумно вкусными. Игорь с Серым, закинув собранные сети и улов в багажник, расстелили возле машины покрывало и с удовольствием уминали теткину стряпню. Тело налилось приятной усталой тяжестью. И Игорь мысленно поблагодарил упрямого Серого, не позволившего накинуться на сдобу, пока всё не было собрано и упаковано.
 - Я когда услышал тебя, подумал, это мой шанс, - Серый выудил из вороха полотенец небольшой термос и протянул жующему Игорю. - Сам посуди, ну куда бы я тут сунулся со своими... Так девственником и помер бы. А бабки бы судачили, что вот, мол, какой бедный-несчастный, всю жизнь любил одну-единственную...
 - Катерину?
 - Ну. Ты-то вон и то решил, что мы с ней пара. А нашим бабам ток дай глазу зацепиться, уже любовь до гроба придумают.
 - Почему до гроба-то? - усмехнулся Игорь.
 - Когда-нибудь Катюша все равно замуж выйдет. Это она сейчас позволяет всем сплетничать, чтобы меня не трогали, а как встретит кого, влюбится - тут и сказочке конец, - Серый на секунду примолк, видимо, представляя этот самый "сказочный конец". - В общем, так и получилось, что я на тебя повелся.
 - Неужели никто из отдыхающих тебе никогда не намекал... - Игорь отставил полегчавший термос с чаем и игриво ухватил Серого за мокрые плавки.
 - Ну почему, было пару раз. Как-то девица одна в клубе прижалась, я и прихуел. Тощая, симпатичная, в шортиках и топе, а в шортиках этих писюн ко мне жмется, - Серый смущенно засмеялся. - Непривычный я к такому. Сбежал. В другой раз мужик рыбу покупал, а пока я сдачу отсчитывал, он меня за лодыжку хвать и наглаживать начал. Глянул я на  него - под сраку лет уже, обрюзглый какой-то, пузо, как пивная бочка. В общем, тоже мимо.
 - А я, значит, в твоем вкусе оказался? - рука Игоря все настойчивее тянула плавки Серого вниз, и самому ему уже было совсем не до пирожков.
 - Ну, ночью-то хер разберешь, какой ты. Без пуза и то хорошо. Я больше купился на то, что ты "по мальчикам" собрался.
 - Так ты меня пас, выходит? - рука хозяйничала над молодым отзывчивым телом.
 - Нет. Ну... Ну, да, вроде того. Ты когда меня окликнул, я твой голос сразу узнал. Страшно стало, вдруг обернусь, а ты крокодил какой или ещё там чё. А когда обернулся, ещё страшнее стало, с чего бы такому красавчику на меня клюнуть. Я потом весь день тебя по пляжу высматривал, уже и не надеялся увидеть, - Серый скривился. - Проворонил, думаю, свой шанс. И когда ты объявился, решил - всё, не отстану. Раз судьба подсунула мне шанс, дураком буду, если упущу.
Игорь тихонько рассмеялся и, бросив бесплодные попытки стащить с Серого плавки, провел рукой по обнаженной груди, лениво выискивая кончиками пальцев те самые ямочки и бугорки, на которые с таким упоением дрочил еще вчера. Все ямочки были на месте, а ребра заходили ходуном под горячими пальцами. Серый рвано вздохнул и, перехватив ползущую вниз руку, шепнул:
 - Поехали до дому.
С собой не было ни смазки, ни презервативов, зато тело было сплошь облеплено ракушками.
 - Поехали.
Оставив сети и улов Михалычу, вернулись домой. Пока Серый вытаскивал из машины мокрые полотенца и остатки провианта, Игорь отправился в душ смывать морскую соль с тела. 
Плюс темного времени суток и перехода на новый уровень отношений был еще и в том, что некоторые правила приличия можно было не соблюдать. Игорь отжал плавки и нагой вышел во двор. Оценивший его вид Серый, нетерпеливо наградив его поцелуем и полотенцем, нырнул в кабинку. 
В хате Игорь поправил на диванчике постель и прилег в ожидании. Уставшее с непривычки от работы в воде тело расслабилось, и он сладко потянулся, закинув руки за голову.
Вернувшийся через пару минут Серый, хмыкнул, глядя на уснувшего Игоря, запер входную дверь на щеколду, задернул на окнах занавески и улегся к любовнику под бочок.
Страницы:
1 2
Вам понравилось? +41

Рекомендуем:

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

2 комментария

+ -
+5
Stas Berg Офлайн 18 мая 2019 17:52
Классная история!
linn
+ -
+4
linn 3 июня 2019 18:52
Баршадская Майя, в начале поразило, что Коська уже с Игорем, потом, как он с ним поступил. Очень всё эмоционально! Спасибо за пережитые чувства - преданности, ревности, страсти.
Наверх