Олларис

Голубые васильки

Аннотация
В один прекрасный момент я вдруг понял, что жизнь в тридцать с хвостиком может только начаться. И даже если этот хвост длинною в десяток-другой лет, никогда не поздно встретить свою судьбу. Ведь если твоя звезда на небосклоне зажглась, ее обязательно кто-нибудь увидит. Иначе просто быть не может. Все подчиняется физическим и общечеловеческим законам. Уж поверьте хорошему физику и счастливому человеку!


========== ГЛАВА 1 ==========

POV Миша
Как порой напрягают эти озабоченные посетители секс шопа «SOS», который расположен буквально в пяти минутах ходьбы от моего с мамой дома. Что ни экземпляр – раритет, просто глаз радуется и душа поет, что ты не самый чмошный в своем микрорайоне. 
Вот и сегодня, стоя возле стойки с видеодисками, я наблюдал за парочкой возле прилавка с аксессуарами: тощий паренек в камуфляже и крупная девица в пестрой тунике и тигровых лосинах выбирали себе игрушки из разряда «кинг сайз». Чуть дальше шнырили два обдолбанных подростка и пялились на женское эротическое белье, негромко хихикая и зажимая рот ладонями. В довольно просторном зале секс шопа постоянно околачивалось более десятка человек самого разнообразного возраста, вида и явно – предпочтений, вот только в отделе, где я выбирал себе развлечение на вечер, никого пока не было. 
Смешно, конечно, что мужик в самом расцвете сил, тридцати четырех лет от роду прописался здесь в магазине на постоянку. Да у меня даже дисконтная карта имеется, как у привилегированного клиента! А это уже – показатель. Ну, а что поделаешь, если при посредственно привлекательной внешности, совместной с мамой жилплощади и минимальной зарплате учителя фиг заведешь семью, а хрен, извините, - не резиновый, его на полочку не поставишь, он «кушать просит», вот и развлекаюсь вечерами кинопросмотром порнушки с незатейливым дрочем.
- Есть зарядка для хвоста-а-а и для хобота зарядка, - начал негромко напевать я, вспомнив мульт из детства про тридцать восемь попугаев. Вот и мне приходится «для хвоста и хобота» зарядку делать, да так, что либо кожа потрескается, либо мозоли на всю ладонь образуются.
По залу прошествовали два симпатичных парня в довольно обтягивающих джинсах и стильных футболках. Покрутившись в отделе интимной косметики, прикупив пару флаконов и тюбиков, они направились в мою сторону. Я искоса наблюдал за тем, как один из них почти все время придерживал друга за талию, но довольно часто ладонь съезжала на круглый попец, изредка его сжимая, а иногда похлопывая. Вот же везет людям! А тут мало того, что в принципе никакого секса, так еще в последнее время стал жутко возбуждаться и на парней, прямо катастрофа какая-то! 
Вот и сейчас кручу в руках диск с полки гей-порно и покусываю губы, исподтишка подглядывая на эту сладкую до приторности, но чертовски возбуждающую парочку. Стеллажи тут невысокие, метра полтора всего, и я бесцеремонно могу, стоя за ним, держать руку на своей ширинке. Особенно, когда в соседнем ряду эти двое уже беззастенчиво тискаются ко мне спиной, и один из них, тот, что держал руку на талии, юркнул ладонью под пояс брюк другого парня и стал там шуровать! Меня немного тряхнуло, и на лбу выступил пот, в брюках зашевелилось, а в мозгах затуманилось. 
Кто бы мог подумать, что приличный педагог с почти десятилетним стажем, в наглаженном костюме и бережно завязанным моей мамочкой галстуком, который на работе уважаем и учениками и педагогическим составом, будет стоять в отделе с фильмами для взрослых и тупо возбуждаться на двух голубых. Тьфу, какая стыдоба! Но себе я в жизни этого не позволю, мало ли какие фантазии в моей голове, это не значит, что я когда-то разрешу в реале кому-то… Хотя, все может быть, чего я из себя тут девственника строю? Это же моя голова и мои мысли, кого стесняться? Короче, как говорит народная мудрость, кто как хочет, тот так и дрочит. По-честному, я бы с каким-то, или у кого-то, или кому-то, или…
- Молодой человек, можно у вас взять? 
Внезапный голос вывел меня из транса, и я резко дернулся. Возле меня стоял мужик в возрасте, но довольно приличного вида. Чуть седоватые волосы и небольшой животик ничуть его не портили. Но его откровенный вопрос вверг меня в ступор. 
– Простите, вы не дадите мне?
- Я? Вам? – мне стало не по себе. 
Это что, так сейчас принято снимать? Я же прилично выгляжу и стою себе, держу руку на… Ёперный театр! Да я же мацаю себя за ширинку!
- Да, если можно я бы хотел у вас взять, - как ни в чем не бывало пояснил мужик и улыбнулся.
Я тут же взмок, и ручеек пота со щекоткой потек по позвоночнику прямо в штаны. Я от неожиданности и наглости этого старикана икнул и тут же одернул руку. Резко наклонив голову и глянув на свой стояк, который выпирал как Мамаевский курган на фоне моих кремовых брюк, я тут же снова прижал ладонь к своему паху.
- И не нужно у меня брать, я и без вас обойдусь, - начал отбрыкиваться я, делая шаг назад, увеличивая дистанцию между мной и этим престарелым извращенцем. – И с чего вы решили, что можно вот так запросто подойти и попросить. Это что, сейчас так принято?
- Но не мог же я сам просто выхватить его, это было бы неприлично, - немного смутившись, сказал мужчина и пожал плечами. – Но если вас это обидело, тогда я, пожалуй, другой себе на вечер поищу.
- А почему вы решили, что именно мой вам может подойти на вечер? – еще немного отстранившись, я продолжал сжимать рукой свою возвышенность, которая вместо того, чтобы от страха превратиться в равнину, стала нагло упираться в мою ладонь и причинять мне еще больший дискомфорт.
- Ну, просто я его еще не видел, и мне стало интересно, думаю, что это именно то, что могло бы заинтересовать меня и моего друга. 
Этот ловелас хренов, еще и с дружком решил развлечься, рассматривая меня? Вот упырь! От этих педристов нигде не укроешься. Что за народ? Вот так запросто подойти в магазине и попросить у меня показать? Такого я еще не видел. Даже в самых крутых порнушках, а повидал я, уж поверьте, не мало. 
- Мы бы с удовольствием посмотрели, если вы все же не откажетесь нам его отдать.
- Погодите, - я немного мотнул головой, как бы приводя мысли в порядок. – Что значит - «отдать»? Вы вообще о чем? - Меня его предложение ввело в замешательство, и я просто не знал, что думать.
- Как о чем? – теперь его очередь была удивляться. 
Он немного покраснел, но ввиду седоватых волос и такой же щетины на лице стал похож на Санта Клауса, чем вызвал у меня немного нервную улыбку. Мужчина замялся, переступил с ноги на ногу и вытянул губы дудочкой. 
– Ну, я, как бы… - начал он не совсем внятно. – Вообще-то я хотел взять у вас диск с фильмом. Просто название «Голубые пистолеты» на коробке у вас в руке  меня заинтриговало, вот я и хотел попросить вас дать мне его. 
Почесав пальцами подбородок, мужчина продолжил: 
- Но если он вам нужен самому, тогда я не буду настаивать.
- Диск? – только и смог промолвить я, и сам густо покраснел от своей буйной фантазии, но тут же прижал руку к щеке, чтобы скрыть столь явную характеристику смущения. Как неудобно получилось-то, вот я озабоченный кретин! Насмотрелся порнухи, и мне везде мерещится посягательство на мой многострадальный зад и возбужденный перёд. А я-то уж подумал, что.… 
Подняв глаза на мужика, я увидел, что его взгляд устремлен на меня, но как бы пониже моего лица. Да и в принципе – ниже моего пояса. Опять резко опустив голову, я увидел свое чертово возбуждение, которое готово было прорвать изделие легкой промышленности в виде костюмных брюк или просто выломать молнию ширинки. Я тут же опустил обе руки к своей не совсем сейсмоустойчивой области и прикрылся теми самыми «Голубыми пистолетами».
- Ну, вижу, он вам сейчас более необходим, чем мне, - абсолютно по-доброму и без доли иронии сказал мужик и опять перевел взгляд на мое лицо. – Может, как-то обменяемся, после того, как вы посмотрите? У меня есть очень неплохая фильмотека. Как скажете? – он выжидательно уставился на меня и слегка наклонил голову набок. - Меня, кстати, Марк зовут, - он дружелюбно протянул ладонь и ждал от меня хоть какой-то реакции.
- Малыш, - ляпнул я и тут же поправился, - Миша. Обменяться? Ну, можно, - несмело протянув руку и пожав довольно мягкую ладонь, я злился сам на себя. 
Это же нужно было сморозить такую глупость! А все это из-за того, что всю жизнь я живу с мамочкой. И она вечно меня называла Мишка-Малышка, вследствие чего все это переросло в просто - Малыш.
- Миша, какое чудесное имя, - заулыбался опять Марк и тут же достал телефон. – Хотя вам и Малыш очень подходит, - тихонько, по-доброму хохотнув, он похлопал меня по плечу. – Говорите свой номер, Мишенька.
- Восемь, ноль девяносто пять, - начал я, как под гипнозом. 
Этот Марк странно на меня действовал. Я чувствовал себя словно на приеме у семейного психолога, перед которым нет никаких тайн. Выдав номер телефона, я замолчал и тут же почувствовал вибрацию в кармане. Это ожил мой мобильный.
- Ну вот, теперь и у вас мой сохранится, - пряча телефон, Марк опять похлопал меня по плечу и попрощался -  Рад был знакомству, Малыш. Надеюсь на очень скорую встречу.
Быстрым шагом мой новый знакомый направился через весь зал магазина по направлению к выходу. Когда дверь, дзинькнув колокольчиками, захлопнулась за ним, я посмотрел на диск в своих руках и подумал: вот ведь сука-жизнь, не знаешь где тебя застанет очередная жопа, то ли в темной подворотне, то ли средь бела дня в отделе порнушки с «Голубыми пистолетами» в руках…

========== ГЛАВА 2 ==========

POV Рома
После аэропорта и его шумной толчеи, мне хотелось лишь покоя. И войдя в квартиру, я с удовольствием вдохнул родной аромат, быстро нажал кодировку сигнализации и швырнул сумку на гладкий паркетный пол, прошел в залу и упал на диван. 
Прикрыл глаза, мысленно прокручивая прошедшую поездку. Сам не пойму, что дернуло меня согласиться на авантюру Марка. Этот клуб я в прошлую поездку обходил стороной, а в этот раз вроде вместе мы не должны были привлекать внимание. Но! Марк никак не походил на моего папика, и все окрестные мальчики так и липли ко мне. В конце концов, мой друг не выдержал конкуренции молодого поколения и напился. 
Да, все это ерунда, и совершенно не стоит так об этом усиленно думать, но после той ночи Марк стих и смотрел на меня как побитая собака, говорил, что отплатит, что не хочет ходить в должниках. А когда прощались в аэропорту, вообще сверкая глазами, как заправский Санта Клаус, обещал мне сюрприз на сюрпризе. 
Именно это его обещание и заставило чувствовать себя потерянным, и желать потеряться ещё больше, чтобы Марк и его сюрпризЫ меня не настигли. 
Я сел ровнее на своём удобном диване, что не говори, но никакие гостиничные люксы не заменят дома. Его атмосферы уюта и знания, что каждая вещь на своем месте и что домработница Валентина обязательно приготовит то, что ты любишь, а не то, что входит в меню. Я даже улыбнулся, немного усталой улыбкой, встал и, скидывая костюм из тонкой шерсти прямо на пол, пошел в душ. Это все, что мне сейчас необходимо, завтра с утра на работу, наверняка, тяжелый, нагруженный день закончится, как обычно и совершенно вымотанным телом и мыслями, скатанными в клубок серого вещества, а конец от этого клубка будет держать уши. 
Я хмыкнул и взглянул на себя в зеркало. 
- Черт, Роман Анатолиевич, ну вы и хороши! – фыркнул я своему усталому отражению, оно, конечно, ничего не ответило, только ухмыльнулось. 
Залез в кабинку, и уже включая душ, в голове возникла отличная идея, я вышел из кабинки, и открутил кран, горячая вода полилась наполняя ванну. Добавил пены, и масла кедра с блаженством опустился в ароматную воду, откинул голову на бортик и прикрыл глаза, наслаждаясь уединением. 
Моя жизнь похожа на рутину, каждый день одно и то же, и хотелось вырваться и насладиться каждым её моментом, но я прекрасно понимал, что такие как я в нашей стране - отбросы. И пусть имея все блага и вращаясь в кругах не совсем простых людей, я не имел самого главного – человека, к которому я мог просто прийти после работы, усталый и небритый и уткнуться в плечо, сказав «Я дома». Меня всегда немного удручало это положение стрелки моего жизненного устоя. Работа – это другое, там - на волоске от жизни те души и тела, которые я спасаю и потом, получая полный благодарности взгляд, мне казалось, что так и нужно, что это мой удел. 
Но прошлое оно всегда с нами, чтобы мы не делали, как не пытались забыться. Друзья – это тоже некий оплот, но нестабильный, и я знаю, что терять  по жизни кого-то очень больно и подчас отрываешь с плотью, роняя драгоценные капли на пыльную землю, но это неизбежно. Терять дружбу. 
Марк вот – упырь! На этой мысли я хрюкнул и чуть сполз в горячую воду. Друг, бля… 
Я с головой ушёл под воду и несколько минут лежал в её тишине, изредка всплывая, чтобы набрать воздух, отрешаясь от всех мыслей, которые постоянно в большом количестве толпились в голове. На самом деле ничего такого не произошло, мы просто полапались, ну ему это было необходимо, а я как человек своей профессии, не смог отказать жаждущему в глотке воды. Вот теперь только не знаю, что будет с этим глотателем водных субстанций. Конечно, ни о каких отношениях между нами речи не идет, он мне друг в первую очередь, да и в последующие тоже, но всё равно, я же чувствовал, что он мнит себя виноватым в прошедшей ночи, дуралей. 
Я снова вынырнул и глубоко вдохнул пропаренный воздух, было чертовски хорошо и спокойно. Не хотелось думать о Марке, не хотелось думать о работе, не хотелось думать о пациентах жаждущих внимания. Хотелось, просто быть нужным, это проблема образовалась из-за дырки, точнее даже входного отверстия в сердце, оттуда уже даже не лилась ядовитая субстанция, и не хотелось выть от опустошения. Я просто начал с нового листа, чистого и пустого, чуть голубоватого, и если посмотреть на просвет немного мятого, но всё так же мечтающего о своей сказочной истории взаимоотношений между главными героями. 
Сполоснувшись, я надел мягкий халат и покинул место, которое позволило мне немного привести серый клубок мыслей в норму.
Вошел на кухню, взгляд на часы подсказал, что сейчас лучше лечь спать, но желудок надрывно сообщил о совершенно других потребностях. Я поставил чайник, все еще размышляя над поездкой, она дала и другие возможности, не только полапать Марка, я хмыкнул, но и кое-что решить, но пока это было не оформлено и не сильно тяготило. 
Хотелось быть вольным решать за себя, за свои пристрастия не бояться и быть совершенно свободным. Хотелось взять и выйти на улицу, проорать на весь район, что я хочу ЖИТЬ. 
Я встряхнулся снова, налил чай в кружку и достал батон хлеба. Совершенно по-плебейски настругал его и положил колбасу с блюдца, спасибо Валентина. Вернулся в залу и врубил телевизор, потому что каждый уважающий себя человек точно знает, чай без зомбоящика - не чай совсем.
Программы прощелкивались совершенно бездумно, и я понял, что для поднятия духа мне необходимо именно то, что необходимо любому здоровому мужику. Я щелкнул заветной кнопочкой и DVD начал проигрывать то, что там осталось с последнего раза. Я ухмыльнулся и допил чай одним глотком, запихнул бутерброд в рот и как под гипнозом развязал халат.  
Парни на экране вдохновенно трахались, меняя позы, и партнеров… 
А я обхватил свое горделивое совершенство рукой и поглаживал в такт толчкам ведущего героя порно. Мммм, а не плохой парень, хотя я бы смог и лучше… 
Моя рука самопроизвольно прошлась по всей длине, и большой палец обвел головку. Самое важное тут не зацикливаться на воспоминаниях, иначе я загруженный опять буду с неудовлетворением взирать на то, как сношаются другие. 
Я ласкал себя и тихо постанывал, откинулся на диван, развел ноги, и второй рукой начал ласкать яички, все еще посматривая на экранных парней. Они вытворяли нечто неописуемое, сами еле сдерживали улыбки, а я вдруг прикрыл глаза предплечьем и, выгнув спину, кончил в свою ладонь. Собственно вечер удался, и можно ложиться спать. 
Снова сходив в ванную, я расстелил постель в спальне и только лег, как мой телефон ожил и сообщил о входящей СМСке: «У меня для тебя сюрприз, если выгорит, то встречаемся завтра после твоей работы. Марк виноватый»
Я закатил глаза и пробурчал:
- Сюрпризный-сюрприз у него… еще бы парня приволок, вот был бы номер… - с этими мыслями я отрубился - уж больно насыщенная командировка у меня выдалась… 

==========  ГЛАВА 3 ==========

POV Миша
Как же хорошо, что до начала учебного года еще целых три недели, можно не готовиться к урокам, не спешить на педсовет и не канать от тупости подрастающего поколения. Вечерний просмотр удался на славу, «Голубые пистолеты» не подвели и порадовали мое воображение. Моя умелая и натруженная рука дважды удовлетворила и мой собственный пистолетик, вследствие чего я немного обстрелял простынь, пока в соседней комнате моя мама смотрела очередную серию «Счастливы вместе». Да уж, кто счастлив, а кому пора и призадуматься, что такого хренового он сделал в детстве, что блядская судьба совсем забыла о том, что он – мужик? И между прочим – нехуевый мужик! Я спокойный и нетребовательный, молчаливый и исполнительный. И разве я не имею право на простое человеческое… удовольствие? Скоро на моей ладони отпечатается мой же член, а хотелось бы хоть куда-то в гости его сводить. 
Откинув одеяло и нежась в лучах утреннего солнца, я положил левую руку под голову, а правая, по обыкновению скользнула в мой нестриженный пах. А для кого прически делать? Я себе и таким нравлюсь, кроме члена там искать больше нечего, так что – не проскочу мимо! Вспоминая вчерашних парней в секс шопе, я окольцевал своего проснувшегося дружка и стал монотонно помогать себе вспоминать ту округлую попку и те пальцы, которые беззастенчиво массировали затянутый в джинсы задок. В этот момент мой телефон разразился голосом Стаса Пьехи и заорал: «Ну, что мне сделать, как помочь тебе его забыть?!!». Охрененная песня, но сейчас, когда я весь настроен, как рояль, на исполнение фуги ре-минор, этот симпатяшка напрочь убил моё вдохновение. Вот же западло! И кто решил узнать о моих не шибко важных делах в десять утра?
- Да, я слушаю, - цифры на экране мне ни о чем не сказали, и глупо было на них пялиться, как это делают многие. Типа если ты лишних десять секунд посмотришь, то в памяти тут же всплывет имя владельца этого номера. Что за бред? Не будь придурком и записывай имя вместе с цифрами, тогда и тужиться не придется. – Алло, кто это?
- Доброе утро, Мишенька, - промурлыкал довольно приятный баритон, который мне показался смутно знакомым. – Это Марк из секс шопа. Помните меня?
Меня вдруг тряхнуло, и я тут же сел в постели. Точно! Я же вчера хвастался потенцией перед этим мужиком! И еще номер свой дал. Как я мог забыть?
- Помню, Марк. Здравствуйте, - робко ответил я и замолчал, поскольку смелым я мог быть только в своих мыслях во время дрочки. А так, я довольно зажатый и стеснительный. 
- Вот и чудесно, - Марк явно этому обрадовался. – Вы посмотрели уже «Голубые пистолетики»? Давеча вы мне пообещали уступить сей диск для моего частного просмотра, так сказать. Вы не передумали?
- Ну, я его уже оприходовал, - ляпнул я и тут же, зажмурив глаза, постучал кулаком по лбу. Что за глупости я несу? – Я имел ввиду, что посмотрел и могу вам дать его во временное пользование.
- О, премного буду благодарен, я бы с удовольствием удовлетворил бы, - он сделал паузу и затем продолжил: - интерес свой и моего друга. Как насчет сегодня вечером? Вы не слишком заняты?
Я сидел голый в кровати, застеленной постельным бельем в скворечники и птички, в футболке с мишками Гамми  и с полувозбужденным членом, торчащим между моих ног. Картина маслом! При чем – сливочным. Только я мог вести пиететы в таком виде без какого-либо зазрения совести. Педагог, бляха!
- Секундочку, я посмотрю в своем ежедневнике, - для пущей важности ответил я и тут же потянулся к фантику от конфеты, лежащему на тумбочке, между чашкой  с остатками молока, которое мне мама вечером давала и бутылочкой смазки с дозатором. Подхватив бумажку, я приблизил ее к трубке и пошелестел несколько раз. – Да, вижу, у меня все дела заканчиваются к 18 ноль-ноль. Вечер сегодняшний свободен, - совсем не хотелось с кем-то делиться, что сегодня я после обеда должен сопроводить маму в поликлинику, а в пять забрать свои туфли из починки, чтобы было в чем идти на первое сентября. 
- Мишенька, все просто чудесно, - почему-то обрадовался Марк. Такое впечатление, что я ему не порнушку дам посмотреть, а как минимум секретные материалы КГБ. Ну и фиг с ним. Может мужика уже ничего не возбуждает, и это вопрос жизни и смерти. Хотя, неужели в таком престарелом возрасте еще есть активные друзья? А уж о том, что они друг другу «играют на тромбоне», и думать не хотелось. Но, это не мое дело. – Давайте встретимся к семи возле ресторана «Ажур», заодно поужинаем. Вы знаете это заведение?
Не знать один из крутых ресторанов – это неуважение к распальцованным нуворишам нашего города. Их все свято ненавидели и поэтому старались не пересекать их перпендикуляры со своими параллелями. Я тут же прикинул, во сколько мне обойдется чашка кофе, взятая для приличия. Это же можно месяц диски на обмен брать! А если еще и какое-то пироженко для гарнира? Так на эту сумму моя мама сможет капусты на зиму купить! Нет, уж очень дорого мне новое знакомство обойдется.
- Вы не волнуйтесь, я угощаю, - после паузы, Марк добавил, - просто хозяин мой старый приятель и у меня там баснословная скидка. Так что не волнуйтесь, мне это ничего не будет стоить. – Вот старый пройдоха, как почувствовал! Я, когда он предложил угостить, тут же подумал, что дело нечисто и хотел отказаться. Но как выяснилось, что у мужика там просто блат, тут же успокоился. Мало ли, и у олигархов бывают друзья Санта Клаусы. Вспомнив, как симпатично покраснел этот седовласый дядечка, я улыбнулся.
- Хорошо, Марк. Тогда в семь ровно я буду у входа, - радостно сообщил я. – В руках у меня будет обещанный вам диск, - зачем-то добавил и опять стукнул кулаком по лбу. 
- Ну, Мишенька, это уже ни к чему, - негромко засмеялся Марк. – Я вас и так хорошо помню. Не переживайте, я сам к вам подойду.
На том и попрощались. А я решил все же закончить мероприятие по удовлетворению своего междуножья. 
День прошел как всегда: скучно, вяло, монотонно, с мамой. С половины шестого я начал сборы: помылся, почистил зубы, побрился. Затем надел костюм и взял в руки галстук. Задумался. Разделся, залез в ванную, побрил подмышки, помылся, вылез из ванны и вытерся. Опять залез, побрил пах, помылся, вылез и помазался кремом после бритья. Щипало. Потерпел, подсох, надел трусы и вышел в комнату. Нашел сиреневую рубашку, достал старые синие джинсы, аккуратно выглаженные моей мамой и сложенные по стрелкам, надел их и дополнил комплект белыми носочками. Посмотрел в зеркало и остался доволен: неформальная форма одежды более располагала к ужину с новым знакомым. Вся процедура заняла почти час, и мне пришлось поторопиться, поскольку до «Ажура» ехать хороших полчаса троллейбусом. Маршрутка дороговато, а о такси вообще речь не идет. Цапнув с тумбочки диск, я еще раз осмотрелся в зеркало в прихожей, пригладил волосы, поцеловал маму и вышел из квартиры.
В семь ноль пять я подходил к помпезному «Ажуру», где маячил Марк. Он приветливо махнул рукой и я, подойдя, поздоровался. Мы тут же поднялись на второй этаж в банкетный зал, где практически не было народа. Убранство меня повергло в изумление, такое я видел только в исторических фильмах. Марк, легонько подталкивая меня ладонью в спину, шел чуть сзади. 
- Вон к тому столику, - наклонившись почти к самому уху, проговорил он и указал на альков, где уже сидел молодой мужчина.
- А разве мы не сами ужинаем? – приостановившись, я задал вопрос Марку, продолжая рассматривать незнакомца. Я как-то не рассчитывал, что друг престарелого мужчины может оказаться парнем практически моего возраста. Подтолкнув меня опять, Марк довел-таки меня к столику и тут же представил:
- Это мой друг – Роман, - молодой человек с немного печальными глазами, но очень сексуальным лицом встал и протянул мне руку. – А это – Мишенька, - Марк погладил меня по плечу и присел за стол. Я же так и продолжал стоять, поскольку молодой человек по имени Роман не отпускал мою руку и продолжал ее потряхивать. Ладошка моя тут же стала влажной, щеки залил румянец, коленки немного задрожали, и я опустил глаза.
- Здравствуйте, Миша, очень приятно, - Роман отпустил мою руку и показал ладонью на стул напротив себя, - присаживайтесь. 
Я как дурак, молча плюхнулся на стул и тут же на стол выложил диск, давая понять, что я помню, зачем меня пригласили. 
- Здрасте, Роман. Вот то, что я обещал, - пробубнил я, так и не подняв глаз на высокого брюнета. Сжав коленки под столом, я сразу же просунул ладошки между ними и замер в такой позе. Я часто так делал, когда мне было неловко. 
- Малыш, ну, что вы, - тихо проговорил Марк, по-отечески погладив меня по плечу. – Не стесняйтесь, тут вас никто не укусит. Расслабьтесь.
От моего прозвища «Малыш» меня тут же торкнуло и я поднял глаза, взглянув на Марка. Он искренне улыбался, кивал головой и кидал взгляд на своего друга. Я перевел глаза на Романа, на его лице тоже была сдержанная улыбка, и я по новой вспыхнул. Брюнет как-то очень медленно и соблазнительно провел пальцами по скуле и потом опустился на шею. Затем, чуть ослабив ворот рубахи, он провел подушечками пальцев по чуть выглядывающим из выреза волосам на груди. Я непроизвольно развел ноги, так как сидеть стало жутко неудобно. Не зная куда деть руки, я просто обхватил ими свои локти. Марк и Роман снова переглянулись, и их улыбки стали еще ярче. Я, не зная почему, тоже растянул губы в стеснительной улыбке.

========== ГЛАВА 4 ==========

POV Рома
Вечером уставший, как стадо бизонов перед водопоем, я, наконец, уговорился на плаксивые просьбы Марка. Это чудище потащило меня в «Ажур», я только головой покачал на очередную СМСку в стиле «Ромочка, ну что тебе стоит, будет классно, посидим-покушаем-выпьем».
Как только я вошел в ресторан, ко мне тут же услужливо подлетел мальчик и проводил к царственно восседающему Марку.
- Привет, Меркуцио, – поздоровался я.
Он присвистнул и жестом заказал коньяк.
- Роман, что за вид?
- Поработай-ка с мое, а я потом приду и тыкну в тебя пальцем со словами: «О, Марк, дорогой, что за вид? Что это у тебя для веса под глазами, чтоб не улететь на летнем ветерке? О, Марк, да у тебя не только под глазами, но и морщин прибавилось, надо тебе гладильную доску подарить и утюг последней модели «все гладит сам»! О, Марк…»
- Всё-всё. Я понял свою ошибку, угомонись.
Через двадцать минут я был спокоен и даже расслаблен, терпкая алкогольная примесь в крови сделала свое дело, и мне даже казалось, что все официанты строят глазки Марку. 
Еще через пять минут я не выдержал:
- Марк, какого ты меня сюда вытащил?
- Сюрприз, – с улыбкой в бороду ответил он, и посмотрел на часы. – О, как раз подоспел.
- Ты мне пирожки испек на кухне «Ажура»? – подцепляя кусочек чего-то, напоминающего курицу, спросил я.
- Нет. Я сейчас приду…
Марк с улыбкой коварного и совершенно незлобного дракона кинулся на выход, только пыль из-под пяток разлетелась в разные стороны. Но, поразмыслив, я решил, что это глюки, какая пыль в «Ажуре». Как звучит-то! Я ухмыльнулся. Голова была пуста, и в ней роились эти чертовы пылинки, заставляющие меня погружаться в свои усталые мысли.
Его я заметил сразу, и если первой мыслью было покрутить у виска пальцем – внешний вид просто отпад, – то вторая стала откровением, и меня бросило в жар. Он был такой застенчивый, совсем не знал, куда деть руки, все время украдкой озирался, как будто первый раз здесь. Хотя, если мой глазомер не обманывает, парень явно не из нашего круга, надо будет прижать Марка к стене и разузнать подробности. Когда мой друг сделал заказ на Мишу, хотя Малыш подходит ему куда лучше, у того так красноречиво округлились глаза, что я еле удержался и не подставил пепельницу, вдруг вывалятся.
- Мишенька, - промурчал Марк, - вы кушайте, не стесняйтесь.
«Мишенька» явно был не голоден и явно не стеснялся – он был в панике, и руки его тряслись не из-за того, что вилка была серебряная и тяжелая.
- Михаил, а чем вы занимаетесь по жизни? – как можно мягче спросил я, откидываясь на удобный стул.
- Я… - пауза, - учитель.
Меня раздирало спросить «Учитель чего - манер?»
Весь вечер прошел под лозунгом «Разведи Малыша на три слова», да, это было немного странно, но он говорил односложно, стеснялся, все время смотрел как бы исподлобья, что дало мне повод поразмышлять, – а не носит ли Малыш кепки? Вечер закончился тем, чем собственно и должен был, нас развозил Марк, который в этот вечер не притронулся к алкоголю. Я же решил не дать пропасть сюрпризному-сюрпризу друга и проводил его до двери подъезда. 
Особо ни на что не надеясь, я был как громом поражен:
- Роман… - и снова тишина. - А вы любите природу?
«Вааа, четыре слова в одном предложении!»
- Очень. Очень люблю природу.
- Это здорово. Просто у нас дача и картошка…
- М? – я завис, но постарался сдержаться и не заржать, потому что каким-то седьмым чувством ощущал его ранимость и хрупкость.
Нет, он не был таким уж прямо глаз не оторвать, и не было в нем ничего сверхъестественного, обычный мужчина, может, младше меня, хотя если честно, я затруднился бы оценивать навскидку его возраст. Единственное, что бросалось в глаза – это застенчивость. 
И сейчас, стоя около подъезда в своем дорогом светлом костюме, я размышлял о том, что расколоть этот орешек, любящий голубое порно, будет либо слишком трудно, либо слишком просто. Пробовать пока было рано, но вот на картошке… я закусил губу, чтобы снова удержать смех.
- Я имею в виду, что приглашаю тебя провести… - огромная пауза, - с нами выходные. Точнее не с нами, мама будет дома, наверное.
От этого длинного монолога я был в немом недоумении, а от предложения провести выходные «вспахивая» картошку почти в восторге. Я не солгал, говоря, что обожаю природу, да и физический труд не вызывал у меня неприязни.
- Мама не помешает, – улыбнулся я. – И я принимаю твое предложение.
- Отлично, – он тоже улыбнулся немного застенчивой улыбкой.
- Тогда давай номер телефона и будем прощаться.
При этих словах Миша покраснел, и даже сгущающиеся сумерки не смогли скрыть румянец. Я сначала не понял, по какому поводу карнавал, но мысленно прокрутив собственные слова, тихо засмеялся. Миша продиктовал мне номер, и я, щелкая кнопками своего модного телефона, умилялся ярким огням в его глазах.
- Было приятно познакомиться, Михаил, надеюсь, что мы вам не сильно наскучили, – пожал я прохладные пальцы нового знакомого. – И наше дальнейшее знакомство на картошке пройдет так же плодотворно.
Он кивнул и, убрав руки в карманы джинсов, тихо ответил:
- Спасибо за вечер, и мне тоже было очень приятно познакомиться.
- Тогда до выходных.
- Да, до выходных, – и юркнул в подъезд.
Я покачал головой и вернулся к машине Марка, сел, пристегнулся и откинул голову на подголовник сидения.
- Ну, как тебе экземпляр? – подал голос мой друг.
- Где ты его подцепил? – не открывая глаз, спросил я.
- Не поверишь, в сексшопе у стойки с дисками, смотревшим на парочку парней и… та-дам… со стояком!
Я даже глаза распахнул от восторга в голосе Марка.
- Меркуцио, что ты-то делал в столь прекрасном месте?
- Искал кандидата, конечно, – пуская в голос немного драматизма, ответил он.
- Лучше бы ты в спортивном магазине его искал, – прыснул я.
- Что, совсем не понравился?
- Да не то что не понравился, просто раскрыть его трудно будет.
- А ты так сразу ему диагноз поставил, доктор? Одно то, что он шатается по сексшопам и рассматривает парочки с нетрадиционными наклонностями, говорит о том, что потенциал у него есть, да и желание тоже.
- Марк, друг мой, это может говорить и о том, что пихнуть ему просто некому, вот и весь твой потенциал. Но парень интересный уже тем, что пригласил меня на картошку.
Минуту в машине было тихо, а потом Марка сложило пополам, он уткнулся в руль лбом и ржал как конь.
- Первое свидание на картошке?! Убейте меня – романтик! – и, уже немного успокоившись, добавил: - Возьми с собой резиновые перчатки, не дай Бог, он захочет испробовать свой потенциал…
- Да ну тебя, Меркуцио. Заводи мотор уже, устал я как собака сегодня.
Несколько дней до пятницы, условного дня нашего заводного уикенда, я усердно отбивался от работы, точнее, доделывал все, чтобы выходные были действительно свободными.
Думал, что этот Малыш будет упорно молчать до самой встречи, но был удивлен, получив входящий вызов на мобильный на следующее утро. Говорили в основном о погоде и почему-то о звездах, оказалось, что он увлекается астрономией и знает абсолютно все о звездах и галактиках. Говорить по телефону с ним оказалось очень легко, и я даже ловил себя на улыбке, он говорил торопливо, как будто старался не допустить паузы в разговоре, когда не хватало воздуха или заканчивались лимитные полчаса у оператора, он перезванивал и продолжал говорить.
После  разговора я ехал на работу совершенно пустой, но с улыбкой. Чувствовал легкость и ни капли раздражения, что опаздываю из-за того, что Большая Медведица и Кассиопея являются незаходящими созвездиями для средних широт, но находятся по разные стороны от Полярной звезды. Я даже фыркнул от таких мыслей.
Каждый вечер мы перезванивались, и Малыш (в мыслях я так и называл его, потому что просто по-другому не получалось) неизменно рассказывал о себе. Он – учитель физики, страстный любитель звезд, любит брокколи, и почему-то шепотом - о соленых грибах. 
Я улыбался, качал головой и на его: "Роман, а почему вы решили познакомиться таким странным способом?" лишь ответил:
- Почему тебе кажется, что этот способ странный?
- Потому что подсылать друга приставать к незнакомым в магазине очень нелепо, по-моему, - ответил он, а я промолчал. Но Малыш снова забивал паузы звездами…
Пятница встретила меня дилеммой. У меня была машина, но на такой выехать за город было проблемой, да и ее внешний вид вряд ли придаст уверенности моему новому знакомому. Так что, поразмыслив, я решил взять рабочую тарантайку, и со спокойной душой вечером, переодевшись в джинсы и олимпийку, выехал на встречу с картошкой. Упс, с Малышом.
Он стоял у дороги с корзиной в руках и в кепке. Я даже засмеялся и открыл ему дверь служебной машины с третьей попытки, но с улыбкой на лице.
- Добрый вечер, Миш.
- Добрый, Роман.
- Миш, мы ж договорились… - я почти погрозил ему пальцем.
- Да, забылся, – он сел на переднее сидение, а корзинку поставил назад. – Ром, у нас там грибные места, завтра утром сходим, а?
И так он это спросил, что отказать было бы просто убить котенка, так что я завел мотор и, выезжая на дорогу, скинул эту его кепку, потрепав по волосам. Взгляд его проигнорировал, наверное, подсознательно я был уже готов ринуться на завоевание этого Малыша, поэтому действовал по инерции.
Доехали быстро под тихую музыку моего телефона, так как магнитолы в тарантайке не предусматривалось, Миша всю дорогу продремал. Может, ему снилось что-то замечательное, потому что на губах у него была улыбка. Нежная, и я бы сказал, милая. Дорогу мне указывала карта-схема, нарисованная на листке в клеточку, и аккуратным почерком были выведены все указатели и стрелки. Я улыбался весь путь.
Дача находилась на территории дачного поселка, и я был удивлен наличием охраны, и не просто шлагбаума, а целых ворот чуть ли не с лазерным определением сетчатки. Проверили документы, растолкали Мишу, и пропустили хохоча.
- Ром, не обращай внимания, ему скучно просто здесь.
- Я понял.
Дом оказался небольшой, в один этаж, но с тремя комнатами и баней. Вот тут я действительно восхитился.
- Если хочешь… то мы можем завтра…
- Миш, сейчас уже поздно, все же пятница, трудный день, обязанности, в связи с которыми просто шарики за ролики… давай ляжем спать, а завтра за грибочками.
Он безропотно согласился, выделил мне кровать, одеяло и подушку, а сам ушел в другую комнату, там заскрипели старые пружины и наступила тишина. Я повозился с кроватью, разделся до трусов и тоже лег. Спать, если честно, совсем не хотелось, я не знал, спал ли мой новый знакомый, но ни звука я не слышал из соседнего помещения. Зато прекрасно слышал сверчков и далекий смех под гитарные мелодии. Люди отдыхали, и я подумал, что тоже достоин отдыха и маленького счастья. Возможно, по имени Миша. С этим и уснул.
Утром разбудил меня все тот же застенчивый, почему-то с красным румянцем на щеках, сосед по даче. Миша наклонялся надо мной и аккуратно тряс за плечо.
- Доброе утро, – немного заикаясь, поприветствовал он меня.
Я почти проснулся и тут же понял и его румянец, и заикание. Я лежал на кровати в одних трусах, одеяло благополучно лежало на полу, и самое страшное - эрекция поднимала мои боксеры палаткой.
Я кашлянул и приподнялся, Миша не успел отстраниться, и мы оказались в непозволительной близости. Я чувствовал даже его учащенное дыхание, не вовремя вспомнил слова Марка о парочке в магазине, за которыми Малыш подглядывал. 
Его глаза расширились, и он отскочил от меня.
- Доброе утро, Миша, – непринужденно отозвался я. – Как там наши грибы, не разбежались?
- Пока не знаю, – невпопад прохрипел он.
А я не спеша встал и посмотрел на свое знамя поутру, и что с этим делать? 
Тактичное покашливание и скрип двери подсказали мне, что я в полном одиночестве, резко опустив боксеры я обхватил свое утреннее невыносимое свидетельство одиночества. Конечно, можно списать все на что-либо другое, но себе лучше не врать, хотелось вдуть конкретно находящемуся за дверью Малышу. Я заработал рукой быстрее, негоже заставлять ждать грибы.

========== ГЛАВА 5 ==========

POV Миша
Как неудобно получилось-то, мамочки мои! Нет, все в рамках приличия, гостя я положил в отдельной комнате и все чин-чинарем. Я даже не рискнул ночью «медитировать», вдруг разбудил бы Романа? Так что, пришлось во избежание недоразумений, моих стонов и поскрипывания пружин, лечь на живот и засунуть неугомонные руки под подушку. Все что осталось сделать, произнести молитву: «Матрас-матрас, дай хоть раз!» и заснуть по возможности до утра. А утро, как говорится, красит нежным цветом? Вот и мои щеки вспыхнули цветом, когда я вышел в комнату, где изволили спать Рома. Батюшки святы! Да у моего знакомого в трусишках часть колонного зала дома союзов! А вернее – одна из колонн! Я на цыпочках подкрался, стараясь не разбудить это чудо природы, у которого его собственное чудо давно не спало и нагло выпирало мне в лицо. Ну, не то чтобы специально, просто я наклонился пониже, чтобы полюбоваться и как только почувствовал, что еще чуть-чуть и моя слюна начнет капать на трусы моего гостя, я решил его разбудить от греха подальше.
Небольшой конфуз был и с пробуждением, но, быстренько стушевавшись, я решил ретироваться. По крайней мере, это так должно было выглядеть. Сам же, обогнув угол дома и захватив у забора эмалированное ведро, я забежал за дом и, поставив его на землю донышком кверху – вылез сверху, чтобы заглянуть сквозь занавески в комнату моего гостя. 
Ебать-копать! То есть, дрочить-мочить! Что он вытворял… Рома стоял практически на том же месте где я его оставил и, спустив труселя, гонял своего молодца по полной! Меня даже в пот бросило от этого представления. Это вам не гей-эротика, тут реалити-шоу! Причем с главным героем я знаком лично. Его ладонь небрежно гоняла шкурку, а большой палец время от времени наяривал вокруг головки. Да этой ладонью он со мной здоровался! Мои ноги задрожали, а ведро стало дребезжать. Я схватился руками за кирпичный подоконник и еле устоял на «постаменте», эквилибрист хренов. Довольно скоро Роман стал подмахивать себе бедрами и просто насиловать свой кулак. Когда же он сдавленно рыкнул, дернул плечами пару раз и начал содрогаться, меня так вштырило, что, не удержавшись, я просто с грохотом завалил ведро, по которому довольно громогласно стукнул пару раз деревянный набалдашник на ручке. Понимая, что меня сейчас застукают за неприемлемым занятием, я, как был на четвереньках, так и сиганул в кусты крыжовника. Я зажмурился и попытался замереть и, по возможности, к земле прижаться, но у меня ничерта не выходило, кусты были довольно плотными и ветки росли у самой земли. Я просто затих и перестал дышать, когда услышал, как с шумом металлических колечек по алюминиевому карнизу разъехались занавески на окне комнаты. Просидев для приличия еще минут пять, я все же покинул засаду и отправился к рукомойнику, прибитому во дворе, совершать утреннее омовение и прочие интимные процедуры…
- А ты, вижу, не очень-то спешишь за грибами, Мишенька, - я вздрогнул от голоса Ромы и повернулся к крыльцу. Он был красив как бог: светлые бриджи с накладными карманами, тенниска приятного цвета, названия которому я и не знал, шикарные кожаные сандалии из тонких ремешков на босу ногу. 
- Нет-нет, уже заканчиваю, - я попытался придать своему голосу безразличие, но почему-то прозвучало это сипло. Мой взгляд постоянно съезжал с лица на те самые бриджи, внутри которых было то, что мне недавно продемонстрировали во всей красе. – А завтракать будем?
- А завтрак, Миша, мы с собой возьмем, - Рома продолжал стоять  на верхней ступеньке и, засунув руки в карманы, покачивался с пятки на носок, размашисто двигая своим тазом и обаятельно улыбаясь. – Я думаю, что мы с удовольствием полакомимся в лесу, - он засмеялся и спустился все же с крыльца.
- Да, на природе всегда аппетит просыпается, - пробормотал я и похлюпал холодненькой водичкой на лицо.
- О-о-о, - протянул Рома, подходя ко мне почти вплотную и рассматривая мои мелкие царапины. – А где это ты так, Мишенька? Вроде утром этого не было. 
- Да, это я случайно, - не зная, что сказать, я и сморозил первое, что пришло в голову: - Котик.
- Что? – непонимающе переспросил Роман и, протянув руку, потрогал пальцами ссадины на скуле.
- Ну, котенок. Игрался. Вернее, я с ним. Ну, он и…
- Угу, понятно, - почему-то улыбнулся Рома и, взяв с крючка полотенце, начал аккуратно протирать мне лицо. – Конечно, эти коты просто бедствие. Ну, хорошо хоть несколько царапин, а то могли бы и нужные части тела отгрызть.
- Какие? – непонимающе глядя и еле разлепив рот.
- Да это я шучу, Мишенька, - Роман ласково улыбнулся и поправил мою влажную челку. - Ну, что – готов? Можем идти?
- Ага, только завтрак соберу…
Дальше все проистекало без недоразумений, и я даже расслабился. Рома оказался очень заботливым, постоянно подавал руку, когда взбирались на пригорок, нес лукошко и с грибочками и с завтраком. Он придерживал меня за талию, когда проход между деревьями был совсем узкий и снимал у меня с волос листочки, а с лица – паутинки. Я старался проявить гостеприимство и все старался указывать ему на грибочек, а он – истинный джентльмен, все отказывался и предлагал мне самому нагибаться за грибами. Мне кажется у него не совсем хорошее зрение, поскольку ему часто мерещились грибы там, где их вообще не было.
- Вон, ну вон же, Миша, - настаивал Рома и показывал пальцем куда-то в траву. – Наклоняйся ниже, да не приседай, так ты не увидишь. Ты наклонись и пошурши там. Левее, еще, ой, я перепутал – правее, теперь не разгибаясь чуть вперед. Что, разве то не грибочек? Странно, а отсюда кажется, что все как на ладони…
Вот так мы и проходили около часа, у меня даже спина стала болеть от постоянных наклонов и стояния раком в позе сборщика грибов. Выйдя не полянку, мы решили сделать привал и наконец-то позавтракать. Я быстренько на траве расстелил полотенечко и достал нехитрую снедь, затем, сделав загадочное лицо и заговорщицки подмигнув Роме, я вытянул из лукошка чекушку водочки. Рома как-то не очень обрадовался, а я, съев бутербродик и немного выпив – расслабился и раскраснелся. Тут же захотелось поделиться тайнами взаимодействия тел, принципами механического движения и законом Гей-Люссака. 
- Может, приляжем, отдохнем, Миша. Как думаешь? – Рома, лежа на боку, похлопал по травке, затем сорвал василёк и взял тонкий стебелек цветка в рот наподобие сигареты.
- Нет, березового сока хочу, - я начал вредничать. Когда я немного принимал анестезии, то мой язык развязывался, и я становился душой компании.  
Подбежав и схватив Рому, я потащил его за руку к группе березок. Затем, обхватив одну из них - ту, что потоньше, я стал кружиться как у шеста, поднимая ноги  и запрокидывая голову. В какой то момент, на одном из заходов на круг, я впечатался в Рому. Он обхватил меня руками и шутливо начал тискать, приговаривая: «Поймал-поймал малыша!» Я, хохоча уворачивался, но его руки были очень сильными, и в какой-то миг я просто был прижат спиной к стволу березы. Рома, учащенно начав дышать, приблизил ко мне лицо и чуть наклонился вперед. Я уже приоткрыл было губы, как вдруг он дернулся и отпрянул назад.
- Чертова кепка, - пробормотал Рома и одним ударом снизу под козырек, сбил ее с моей головы. В следующий миг его губы коснулись моих, и я улетел…. На Сахалин. Не знаю, просто, как далеко можно еще летать. Это была первая и единственная мысль в моей шумящей голове.
Потом меня знобило, кружило, мутило, вставляло и штырило. Я никогда не целовался с мужчинами, и это было так вкусно, как мамины голубцы. Я с  причмокиванием облизывал Роме щеки, хватал губами его язык, покусывал его губы, терся носом о подбородок. Но через несколько секунд после моих страстных поцелуев, Рома почему-то зарычал и сжал мои плечи. Он чуть отстранился и посмотрел на меня так, что у меня от затылка до копчика галопом пробежались мурашки, а затем накрыл мои губы и с силой засосал их. Я только застонал и уперся интуитивно ладошками ему в грудь. Под тонкой футболкой я тут же пальцами ощутил ужасно твердые горошины сосков и одновременно в мой пах уткнулся его жезл, пришпилив мой зад к березке. 
- Малыш, - простонал Рома, и его пальцы тут же скользнули под пояс моих брюк. – Спусти штанишки, поиграем.
- Нет! – заорал я и тут же прикрыл рот ладошкой. Вот я идиот! Сейчас спугну свою единственную голубую надежду, и через пару лет мне смело можно будет давать ученую степень доктора дрочительных наук. – Я не то хотел сказать.
Рома, тяжело дыша и продолжая держать пальцы под поясом моих брюк, смотрел с интересом на меня.
- Так значит – да?
- Как бы – да, но нет, - двусмысленно парировал я. 
- Малыш, я что-то не пойму, - Рома все же отстранился и потер свой внушительный холмик в районе ширинки. – Ты как в первый раз, ей богу.
- Аха, - только и смог промямлить я, и мои щеки вспыхнули, как семафор. Мне почему-то было неловко оттого, что я, будучи прекрасным теоретиком в этом вопросе был хреновым практиком. Вернее – никаким. Ведь все лабораторные занятия происходили строго с подручными средствами, купленными в секс шопе и во время просмотра учебных пособий из отдела гей-порно. В те моменты я чувствовал себя так, как, наверно, школьники, посещающие мой кружок по астрономии, которым я предлагал совершить увлекательное путешествие на Альдебаран при помощи карты звездного неба, глобуса луны, имитатора телескопа, сделанного на уроке труда, и фантазии.
- Совсем? – вместо злости и раздражения, лицо Романа излучало загадочность и хитрость. – Ты мой ма-а-аленький, - нежно протянул он и, подойдя ко мне, прижался щекой к моему лицу. – Рома хороший мальчик, он не обидит Малыша, а только поиграет. Хочешь сюрприз?
- Это не больно? - тут же спросил я и снова густо покраснел. 
- Дурашка, - Рома засмеялся и, потянув за руку, подвел меня к пеньку. Положив ладони на мои плечи, он довольно сильно надавил, и я тут же плюхнулся попой на пенёчек. – Если боишься - закрой глазки. 
Я, как в детстве, в ожидании подарков от мамочки, тут же хлопнул ладошками по лицу, прикрывая свои глаза. Почему-то Рома засмеялся, и я тут же услышал, как вжикнула молния его брюк. Что было потом, сложно сказать. Я почувствовал на своих пальцах поглаживания чем-то довольно горячим, потом по щекам, затем, по подбородку и наконец-то по губам. Я может и девственник, но не придурок и прекрасно представлял, чем именно Рома рисует у меня на лице крендельки. Я отнял ладони от лица, но глаз так и не открыл. Он еще несколько раз провел по скуле, моему ушку, потом по лбу, спустился по переносице и, добравшись опять до губ, чуть нажал и проскользнул в мой рот. Я вздрогнул и застонал от удовольствия, когда почувствовал то, о чем в тайне мечтал, засматривая «до дыр» свои любимые голубые фильмы. Это сложно было сравнить со вкусом латексного «Мистера Че» 22 сантиметров длинной, который я приобрел себе в виде подарка на окончание учебного года еще в начале лета, но который так нигде еще толком и не побывал. Я всего пару раз успел его облизать и так, в руках подержать.
Роман издавал завораживающие звуки с придыханием и хрипом, легкими стонами и шепотом моего имени. Когда его ствол стал входить довольно глубоко и практически упираться в горло, я приоткрыл глаза. В очередной раз он так вонзился, что я закашлялся, и у меня слезы хлынули из глаз. 
- Прости, Малыш, - он тут же дернул меня за запястья и поднял с пенька. Взяв мое лицо в ладони, он подушечками больших пальцев протер мои глаза и по-доброму улыбнулся. – Ты такой милый и хорошенький, что я просто не сдержался. Продолжим?
Я только кивнул головой, и он тут же начал давить мне на плечи. Бухнувшись коленями на траву я очутился нос к носу… вернее – к члену моего нового друга. Мама мия! Да такое орудие нужно на параде выставлять! Ну, может не в честь дня победы, но уж на гей-параде где-нибудь в Гваделупе - это точно. Не удивительно, что этот бугристый красавец не поместился в моем рту, он был больше моего «Мистера Че»! 
Мое удивление не оставило равнодушным Рому, и он довольно подрыгал своим достоинством перед моим лицом и пару раз шлепнул меня им по щекам. Потом я получил пару шлепков по губам, и «завтрак на траве» продолжился…
Домой мы возвращались довольные и удовлетворенные, по крайней мере, я. А рад я был тому, что первый раз в жизни попробовал десерт, и это было так… по-взрослому, что ли, а то мама до сих пор думает, что я без нее и трусы себе не куплю. Рома, постоянно улыбался и твердил, что теперь он обожает лес и грибы, что ему нравятся кепки и березки, что он покорен формулой магнетизма и профессором Ландау, а так же, что я просто прелестный, и он в меня начал даже влюбляться.

========== ГЛАВА 6 ==========

POV Рома
«Грибы» удались на славу, думал я, разглядывая румянец на щеках Мишеньки, он шел рядом и был такой восхитительный. Я даже не ожидал такого подарка от Марка. Девственник! Меня распирало желание, благодарность всем созвездиям неба и той самой звезде, под которой родился этот удивительный мужчина. Я много говорил, жестикулировал и даже, по-моему, признался в почти любви, это было мне не свойственно, так резко без переходов, но как только мы оказались в летней кухне, я прижал Мишу к тонкой стенке и впился в губы. Он не сопротивлялся, как будто ждал от меня нечто подобное, немного несмело обнял за шею, но страсть спавшая в нем все эти прожитые без меня годы, вырывалась наружу. 
- Ром, - простонал он мне в губы, в тот момент, когда мои руки сходили  с ума отдельно от мозга, блуждая по желанному телу, - может в кровать?  
И так это было спрошено, что я невольно отодвинулся и взглянул в его сверкающие глаза, улыбнулся и тихо ответил:
- Ты готов к свершениям? Потому что я не намерен ждать.
- Ну, мы же не в космос, чтоб готовиться, – улыбнулся он. 
Я больше не сказал ни слова, снова впился в его покрасневшие губы, думали мы явно об одном и том же потому, что стягивая с него одежду, я почувствовал теплые пальцы под моей футболкой.  
Все его движения были немного скованные, но я чувствовал, что на эксперименты он готов, что желает получить что-то новое и необычное, что если честно заждался этого. Я тихо рыкнул, одобряя инициативу, схватил Малыша за руку и потянул в комнату, в которой провел ночь и восхитительное утро, но он рассмеялся и потянул в другую. 
Она немного отличалась по размерам, но для меня самым главным объектом стала полуторка застеленная пледом. Я даже не разглядел остальную обстановку, повалил Мишу на нее и, стремясь к близкому контакту с внеземным блаженством, накрыл его собой.
Он тут же по инерции расставил ноги и нашел своими губами мои, приоткрыв рот для более глубокого вторжения. Руки его снова обвили мою шею, а я немного приподнялся и расстегнул его молнию. Миша застыл, но сопротивляться даже не думал, я же в свою очередь старался не слишком давить на него, хотя выходило из рук вон плохо. Давил, причем самым непосредственным органом. В бедро. 
- Рома, я как бы не готовился… - прошептало это чудо в моих руках. 
Я про себя хмыкнул, а вслух проговорил:
- Всегда готов. 
- Рома. Ах! – реакция его тела меня безмерно радовала.
Мои пальцы обхватили самое желаемое на этот момент, и я облизался от накативших эмоций. Он был восхитителен, желанен и плевать, что его обладатель совершенно не знал, что нужно делать, хотя я тут же усомнился в этом, так как нашелся этот сюрпризный-сюрприз в секс-шопе. А значит хоть какую-то базу он иметь должен. Я снова хмыкнул – хорошее это слово – иметь. 
Я перекатился по не слишком широкой кровати и перетащил на себя  разомлевшего Малыша. Он оседлал мои бедра и качнулся, стараясь продлить контакт с моим телом. Я рыкнул, и мы наконец в спешке скинули с себя остатки одежды. 
Да Миша был создан для меня, именно о таком я мечтал, и плевать на все недостатки и заумные речи, плевать на то, что мы еще слишком мало знакомы, плевать на не эстетичность первого раза, плевать на то, что  именно я буду погружать его в мир секса. И самое главное, посмотрев в его затуманенные глаза, я понял, что в принципе все это совершенно не важно, главное – горячая кожа под моими пальцами, главное - его тихие стоны и учащенное дыхание. Главное, что он сам желает того, что я так жажду ему предложить. 
Мне пришлось оставить его на несколько минут, я сходил в комнату и, сверкая голым задом, принес главные атрибуты для всех уважающих себя мужчин -  влажные салфетки, презервативы ХХL и смазку, не люблю извращения, так что она у меня кислотно-желтого цвета и с ароматом Марулы. Миша, увидев все моё принесенное - покраснел. 
- Мишенька, надеюсь, что ты не передумал? 
Он смотрел на меня, как загнанный в угол хомячок, потом покачал головой и расположился на кровати в позе «сверху хлебушек». Я покачал головой, мое собственное возбуждение никуда не ушло, наоборот, я облизывался от предвкушения, и присев рядом, тихо спросил:
- Малыш, ты ласкаешь себя? - он округлил глаза и покачал головой в знаке отрицания, я ухмыльнулся уже открыто и окольцевал все еще возбужденный  член. - Правда? 
Он снова не ответил, а лишь немного развел ноги в разные стороны. А я медленно наклонился и вобрал головку его члена в рот, лаская внутри языком, обвел. От его кожи пахло лесом и травой, немного спиртным, что вызывало во мне бурю негодования, но я молчал – не время. Возможно, что именно этот факт поможет ему расслабиться, как в лесу. Мммм… классно. 
Я взял чуть больше и прошелся лаской по плоскому животу, руками по бокам к соскам. Миша запрокинул голову и дышал, стараясь сильно не кричать, а ему хотелось. Я чувствовал. Мои манипуляции с его членом возносили Малыша в рай, но я не позволил ему уйти туда одному, и в тот момент, когда я уже собирался перейти к сладкому для себя, дверь в домике хлопнула. Мы застыли. 
- Кто это? – тихо спросил я у него.
Около минуты он смотрел на меня, явно не понимая, что  я спросил, потом вскочил, схватил свои штаны, запихнул все атрибуты под плед и сунул мне в руки мои бриджи. И как только нехитрые махинации по одеванию были проделаны, дверь в комнату открылась, и на пороге появилась пожилая женщина, идентифицированная мной как мать только что вскочившего объекта. 
- Ой, Мишенька, а что ж вы еще за грибочками не ходили? – по-доброму улыбаясь, спросила она. 
А я незаметно натянул бриджи на голый зад, так как одеться, как следует, просто не успел, Миша же, видимо наученный горьким опытом, был как солдат на утренней побудке. С иголочки. Ага. Только вот его неудобство в штанах так и топорщилось. Я уверенно встал с кровати, прикрываясь собственной футболкой, от цепких и кажется все понимающих глаз матери Мишеньки, протянул ей руку и поздоровался.
- Здравствуйте, я Роман, друг вашего сына. 
- Очень приятно познакомиться, молодой человек. А то Мишенька мне только о вас и говорит.
- А чего же вы не поехали сразу с нами? – вдруг подумал я.
- Да, я электричкой, Роман, не переживайте, да и рано вы больно собрались. А я человек старый…  
Я натянул футболку и за нехитрой беседой вывел мать Малыша обратно на летнюю кухню, где она увидела грибы и засуетилась. А я вроде за желанием ей помочь немного расслабился и потушил пожар в венах, усилием воли заставляя себя думать о менее возбуждающих вещах. Знает ли его мать о том, что ее сын не грибочки сюда ехал собирать? Или это я ехал сюда не за ними? 
К моменту явления Малыша, мы уже разобрали лукошко и распределили обязанности, Миша подсел ко мне поближе. На маму почти не смотрел, а мне все казалось, что она у него понимающая женщина. И взгляд ее карих теплых глаз говорил о том, что она не против. Вот значит как? Хм… 

========== ГЛАВА 7 ==========

POV Миша
Продолжая покусывать губы и ладошкой прикрывать свой пах, я наблюдал, как Роман мило болтает о разной чепухе с моей обожаемой мамой. Я ее конечно люблю, но чего она сюда прилетела? Как чувствовала, что я буду делать что-то бесконтрольное. И как высчитала! Прямо по формуле. Нет чтобы раньше на час, когда мы были еще в лесу с Ромой и я постигал первые уроки эротического мастерства. Или на час позже, когда мы уже закончили бы практические занятия по теме «секс и его вариации». А тут – на самом интересном месте!
- Мамочка, а ты с ночевкой? Или так, проведать? – я старался выглядеть спокойным и даже инфантильным. Хотя внутри меня уже созрели кометы, и мой кожаный телескоп готов был к изучению звезд. И если в ближайшее время космическая ракета Романа не будет бороздить мои просторы вселенной, то придется уединиться на Байконуре типа клозет и самому доводить себя до состояния «Млечный Путь».
- Ой, Мишенька, не знаю, - мамочка сложила на животе руки и улыбнулась Роме. – Вы такой приятный молодой человек, Роман, что не хочется вас оставлять, - от этих слов и у меня и у моего друга на лицах отразилась блаженная гримаса счастья. Но моя мамочка, приняв это за искреннюю радость, тут же решила нас обрадовать. – А знаете что? Давайте я вам пирожков с грибами испеку? А вечером блинов наделаю, да со сметанкой и медком, - маму несло не по-детски. Такое впечатление, что  ей четырнадцать, а Рома ее последняя надежда на первый поцелуй. Она старалась изо всех сил. – А пока тесто на пирожки будет подходить, я вам окрошку сделаю, - от маминого порыва мы оба сникли, но, как говорит народная мудрость, на всякую хитрую жопу найдется хрен с винтом, то есть - нет худа без добра. Вот за что я люблю свою мамочку и почему до сих пор живу с ней, так это за ее святую простоту и неожиданные просветления. – А ты, Мишенька, пока пойди да баньку истопи, да пригласи гостя попариться. 
Мы оба переглянулись и чуть не кинулись обнимать нашу маму. Ну, как нашу - мою, но в этот момент, она была воплощение добра и справедливости на земле, поэтому, я думаю, у нас обоих было сходное чувство благодарности.
Уже через полчаса мы с Ромой были в предбаннике и начинали раздеваться. Это выглядело немного странно и с моей стороны - неловко, поскольку у меня уже просветлилось в голове, и весь хмель улетучился. Я продолжал мяться с брюками в руках, и повыше подтягивал плавки, которые и так уже врезались мне в задницу. Роман же – наоборот, абсолютно без стеснения стянул по быстрому свои бриджи и трусы. Так мы и стояли, один с багровым членом наперевес, а второй с «гусеничкой в коконе». В какой-то миг я подумал, что зря все это затеял, но Рома, покачав бедрами и повиляв со стороны в сторону своим прибором, неспешно направился ко мне.
- Ром, может ты иди в баньку, а я сейчас разденусь и сам приду, - несмело предложил я и в знак подтверждения слов откинул в сторону брюки и снова подтянул трусы повыше. – Я мигом, мне уже немного осталось.
- Малыш, - улыбнулся Рома, но остановился в нескольких шагах от меня. – Неужели ты меня стесняешься? Разве не с тобой мы были в лесочке у березок? – он опять качнул бедрами, и его член призывно кивнул. – Не мы ли с тобой утюжили попами плед на твоей постельке? 
Рома опустил руку и указательным пальцем поддел своего бугристого красавца, от чего тот опять несколько раз кивнул мне, словно подтверждая все выше сказанное. Я от всего этого действа вспыхнул алым цветом и опять потянул трусы вверх, отчего тут же издал короткое «ой!», так как они довольно ощутимо врезались в промежность и прижали яички. 
- Буквально минуточку, Рома, я только трусики сниму и возьму нам шапочки и венички, - стараясь улыбаться выпалил я и закивал часто головой, как бы торжественно клянясь в своих словах.
- Я жду-у-у, - игриво протянул Рома и, развернувшись своим подкаченным задком ко мне, направился в баню.
Как только за Ромой закрылась дверь, я по-быстрому вытер пот с лица и выдохнул. Рывком стянув трусы, я кинулся в угол к полкам, чтобы взять два веника и шапочки, которые купила моя мама еще в прошлом году. Постояв еще минуты две перед дверью, я все же набрал в грудь побольше воздуха и, распахнув двери – вошел в баню. 
- О! Не прошло и полчаса, - заулыбался Рома и похлопал по полке возле себя. – Мишенька, иди ко мне, голубчик. 
- Бегу, - как-то дергано и немного нервно ответил я и подошел к Роме. – Вот, нужно предохраняться, - сказал я и протянул руку.
- Чем, этим? – недоуменно спросил Рома и тут же громко и заливисто рассмеялся. – Ой, Малыш, какой же ты хорошенький, я тебя обожаю!
- Но мама всегда говорила, что это важно, - не понимая веселья Ромы, я продолжал держать протянутую руку, пока он не взял свою шапочку и не надел ее на голову. – От температуры может и голова закружиться, так что предохраняться нужно обязательно.
- Мишенька, я обожаю и тебя, и твою мамочку, - Рома дернул меня за руку и я тут же упал своей задницей на его колено. – А больше ничего мама тебе не говорила?
- А должна была? – рывками и с замиранием еле проговорил я, поскольку одна рука Ромы цепко держала меня за тыл, а вторая уже гладила по груди.
- Думаю, нам достаточно будет того, что знаю я, - на самое ушко томно проговорил Роман и опустил ладонь по животу вниз. – А все что тебе понравится мы сможем повторить на бис, - дальше, рука Романа скользнула к паху и тут же ухватилась за мой полувозбужденный член.  
- Ой, - пискнул я и схватился одной рукой за плечи Ромы. 
- Ну же, Малыш, расслабься, - касаясь губами моего уха прошептал Рома, и его рука стала очень уверенно играться с моим перчиком. Он это так мастерски делал, что очень скоро я был готов к чему угодно, даже к полету на луну.
- Я! Ой! Как же это ух! – не совсем связно начал бормотать я и тут же почувствовал, как его ладонь оставила игры со мной и переключилась на мою руку, которую Рома пристроил на своем поршне и начал водить по нему вверх-вниз. – Оу! Е-е-е…
- Какие у тебя нежные ручки, - с хрипом выдыхал Рома и губами прижался к моему плечу. – Такие игривые пальчики, гладкие ладошки, - перечислял мой друг.
Я уже без стеснения сам подрачивал его мощное орудие и глазами поедал все это великолепие. Рома шумно вздыхал, иногда втягивая живот или напрягая ноги. Его рука поглаживала свою довольно мощную грудь, теребила сосочки, а вторая тискала мою задницу. 
- Малыш, пойдем в предбанничек, поиграемся, - Рома сильно стиснул меня в объятиях и, подхватив на руки, встал.
- А как же венички? – несмело спросил я, но все же обхватил руками шею Ромы. – Мы же помыться хотели. Вроде. Как бы. Или нет?
- Мы еще не запачкались, чтобы мыться, - направляясь к двери предбанника, Рома громко стучал пятками по дощатому полу. – Обещаю, потом я лично тебя всего вымою, мой Малыш.
- Ага, - только и смог произнести я, и тут же был опущен на топчан в углу небольшой комнатушки предбанника.
Положив меня на спину, Рома тут же покрыл меня своим телом и впился жадным поцелуем. Его мощный член довольно требовательно стал колоть меня в бедро. Не успел я как-то пристроиться, как тут же был властно перевернут на живот и ощутил на себе тяжесть моего друга. Теперь его коловорот нагло упирался мне в междупопие. Я, конечно, тыкал себе иногда в эту область разными небольшими предметами, но сейчас мне было реально страшно. 
- А может мы просто как в лесочке? – несмело предложил я и начал вывинчиваться из-под Ромы. – Ну, у березки, на пенечке.
- Тут нет березок и ты не в кепке, - начал довольно строго мой друг, но тут же сменил голос: -  ты тут голенький и в банной шапочке, на которой написано: «Крутой перец!» Так что, Малыш, давай уже по-взрослому, иначе…
В эту секунду раздался голос моей мамочки и мы, как школьники, спрятавшиеся за гаражами, чтобы покурить, тут же бросились в россыпную.
- Мальчики, а я вам холодного кваску принесла, - в предбанник бесцеремонно ввалилась моя мама с кувшином и чашками в руках. – Ой, а вы здесь? Думала вы еще паритесь, хотела вам холодненького дать попить.
- Спасибо, вовремя, - немного язвительно сказал Рома, но, вмиг сообразив, снял с головы шапочку и прикрыл свое хозяйство. – Какая же вы заботливая мама, - чересчур слащаво засюсюкал он и направился к ней. – Это как раз то, чего не хватало!
- Как я рада, что вовремя поспела, - запричитала мама и принялась разливать по чашкам квасок. – А я вот на кухне как раз уже тесто замесила, грибы поджарила, а тут приходит Митрофановна с соседнего участка, это та, которая…
- Мама, - строго прервал я, зная, что рассказ о последних событиях дачного кооператива может длиться вечно. – Без подробностей, пожалуйста.
- Хорошо, Мишенька, - кивнула она и продолжила: - так я после ее прихода и подумала, может мальчики пить хотят. А у меня как раз квас домашний, а то этот магазинный сейчас, так там одна химия. Вот вчера по телевизору показывали, в одном городе…
- Мама, - опять требовательно перебил я и строго посмотрел. – Мы сами нальем, спасибо.
- Хорошо-хорошо. Я уже пошла, - продолжала стоять посреди комнаты она и опять открыла рот для следующей порции новостей: - у меня там тесто. Нужно бежать, а то будет как у тети Симы. Помнишь Мишенька? Когда у дяди Гриши шестидесятилетие справляли. Так вот…
- Мама! – в два голоса рявкнули мы с Ромой и тут же переглянулись.
- Вы такая приятная собеседница, - немного откашлявшись, начал Рома. – А могу ли я вас попросить кое о чем?
- Да, Роман, конечно же, просите, - мама была польщена личной просьбой гостя.
- А нельзя ли нам сюда к кваску еще и сто грамм для аппетита? – Рома очень обаятельно улыбнулся и заискивающе глянул в глаза маме.
- Но в бане не рекомендуется, поскольку температура, - начала было она, но глядя на мой сморщенный лоб, тут же свернула полемику. – Но если вы уже не будете париться, а посидите тут, тогда конечно!
- Спасибо вам большое, - улыбнулся Роман и сделал неглубокий реверанс, продолжая прикрывать свой центр композиции шапочкой.
Уже через десять минут у нас на столике стоял маленький запотевший графинчик водки, тарелка с нарезанными огурцами-помидорами и блюдце с бутербродами. Доставив весь этот банкет к нам, мама откланялась, трижды пожелав приятного аппетита и дважды поздравив с легким паром, отправилась восвояси, то есть – в дом к пирожкам.
- Ну что, Мишенька, тяпнем для храбрости по маленькой, - Рома налил в две стопочки прозрачный нектар и протянул одну из них мне. – Веришь, я начинаю менять привычки. И все ради тебя. Уж больно ты лакомый кусочек.
Выпил ли Рома – я не видел, поскольку его рука подталкивала донышко моей рюмки, и я тут же почувствовал, как энергия вливается в меня мощным потоком и наполняет уверенностью и силой, разум мой проясняется и обнажаются все желания…
Страницы:
1 2
Вам понравилось? +24

Рекомендуем:

Листья

Непоседа

Мишура

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

2 комментария

+ -
+10
Кот летучий Офлайн 25 июня 2019 23:14
Ну что, поверим? - спрашивает Кот и почему-то ехидно щурится. О нет, пушистый не завидует... ну разве что самую капельку! Да нет, ни капельки. Слишком всё хорошо. Кота это пугает... Кот знает, что жизнь для равновесия обязательно подкинет сюрприз. Но почему-то хочется попросить автора : не пишите продолжение, не надо. Пусть остаётся всё так, как на старых бумажных фотографиях. Где лица живые и настоящие, где у детей в глазах новогоднее волшебство, а у взрослых - уверенность в себе и в будущем... Разумеется, жизнь расставит всё по местам, как всегда, и это правильно. Но сказки тоже хочется, особенно - глядя на звёзды летним вечером. Пусть будет, как в сказке. Как в жизни, мы и так знаем.
+ -
+9
cuwirlo Офлайн 28 июня 2019 22:14
Какая хорошая сказка. Так бы и читал, и читал.....
Наверх