Natasha Kasumi

Kickstart My Heart (Заведи мое сердце)

Аннотация
Он любил три вещи – себя, свой бизнес и секс. Его жизнь всегда была наполнена яркими красками, он ни в чем себе не отказывал и всегда знал то, чего хотел. Но однажды, по счастливой случайности, он встретил человека, для которого жизнь - это дружба, а любовь – это скейтборд. Этот парень не знал, что такое "тайминг", "брифинг" и прочая ерунда, но он знал, что такое свобода. Что получилось тогда, когда встретились две абсолютные противоположности? Об этом и предстоит узнать.

Однажды, один мой друг назвал этот роман "молодежная мелодрама". Что ж, пожалуй я чертовски с этим согласна!



Крис

 

«Кристиан, вставай, ты опаздываешь!» 

И так было каждое утро. Не было еще ни одного дня, чтобы она не прокричала это своим тонким, писклявым голоском. Как же я её ненавидел.

Я накрылся с головой, повернувшись на другой бок, но через пару минут крик повторился. 

- Да встаю я, встаю! - закричал я в ответ хриплым голосом, а затем еле слышно добавил, - сука.

Я поднялся с кровати, сел посередине и посмотрел на часы: половина девятого. Какого черта было будить меня за полчаса до учебы? Я мог еще спать и спать. Выругавшись про себя, я встал и широко потянулся. 

- Кристиан! – снова послышался громкий крик снизу от чего я, не выдержав, подошел к магнитофону и врубил его на всю мощь, чтобы больше не слышать эти вопли, пока я собирался.

Та, кому принадлежал этот мерзкий голос, являлась моей мачехой. Звали её Сандра, и, к сожалению, именно этой женщине посчастливилось стать моей новой «матерью». 

Отец женился на ней совсем недавно, но уже за такое короткое время я успел понять, какого сорта этот человек. Всё, что ей было нужно от моего отца – деньги, хотя наша семья совсем и не была в числе богатых. Просто мой отец был таким человеком, каких называют «слишком добрый для этого мира» и он, к сожалению, а может и к счастью, не замечал того, как часто им пользуются люди. 

Когда я, наконец, принял душ, оделся, и накинул на спину свой чехол со скейтом, я спустился вниз, где меня уже давно ждали отец и его ведьма.

- Привет, - бросил я им, зевая и, тут же направился к входной двери, но, не дав мне выйти, Сандра тут же подлетела ко мне и начала скакать передо мной, делая вид, что безумно переживает за то, чтобы я не простудился. 

- Крис, накинь куртку, причешись, учебники взял? – суетилась она, поправляя мои волосы и наигранно мило мне улыбаясь. Не выдержав, я отпрянул от неё и взъерошил прическу, возвращая ей былой вид, - иди, поешь, Крис, ведь ты же даже не позавтракал!

- Я не голодный, - бросил я, и громко хлопнув дверью, вышел из дома, оставив её на пороге в абсолютной растерянности. 

Как только я вышел на улицу, в лицо мне ударил прохладный ветер, и я улыбнулся тонкому лучу солнца, пробивавшемуся через густые тучи. Рука тут же потянулась в карман и, достав оттуда свои беспроводные наушники, я засунул их в уши и из них тут же полились любимые звуки задорного поп-панка.

- Привет, новый день, - скинув с плеча тяжелый чехол, я открыл его и бросил перед собой на асфальт то, что являлось для меня самым главным в моей жизни – свой скейтборд. 

Резко оттолкнувшись, я рванул прямо по дороге, заворачивая за дом, и уже спустя несколько мгновений мчался, обгоняя прохожих и велосипедистов. Нет, школа сегодня отменялась. У нас с Ханнесом были дела гораздо важнее школы.

 

Адам

 

«Адам, просыпайся. Доброе утро, милый!» 

И так было каждый день. Каждый день, по утрам я слышал чей-то голос над ухом, совершенно не помнив, кто являлся его обладателем. 

- Свободен, - каждый раз произносил я уже на автомате, даже не открыв глаза. Но, как ни странно, в тот день это оказалась девушка. Такое бывало редко, что означало – вчера я сильно перебрал. 

- То есть как? Вчерашняя ночь для тебя ничего не значила? – услышал я дрожащий, возмущенный голос и понял, что у меня треснет голова, если это повторится.  

- На три октавы ниже, и так голова раскалывается. Душ справа, дверь слева, разберешься. 

После этой фразы обычно слышится громкий вздох или вообще молчание, но сегодня я услышал всхлип и дикую истерику:

- Ненавижу тебя, сволочь, ненавижу! 

Спустя несколько минут я, наконец, остался в своей квартире в гордом одиночестве. 

Меня зовут Адам, мне тридцать лет, и я генеральный директор рекламного агентства. Каждое своё утро я начинал одинаково: чей-то голос, кофе, пробежка, душ, машина, кабинет, снова кофе, затем возможно бар, знакомство, ночь у меня дома… а затем по новой. Эта жизнь меня вполне устраивала и менять, если честно, мне совсем ничего не хотелось.

Я жил один, в центре города, на самом последнем этаже многоэтажного дома, в двух кварталах от своей работы. Наверное, мне не составляло бы труда ходить до неё пешком, но, чтобы поддерживать свой статус, я всегда приезжал на машине. 

Я никогда не был женат и никогда не имел постоянного партнера, да и женщины никогда мне особенно не нравились. Связь с женщинами случалась у меня совсем-совсем редко, наверное, тогда, когда хотелось попробовать что-то новое. Я всегда отдавал предпочтение своему полу в сексуальном плане и совершенно этого не стеснялся. 

С детства я делал все сам, совершенно ни в ком не нуждаясь, и никогда не имел близких друзей и подруг. Знакомые, бизнес-партнеры – да, но близкие друзья - никогда. Наверное, лишь одного человека я мог назвать своим другом и имя его было Джек. Но о нем позже.  

 

В тот день, как и всегда, я вышел из дома за пять минут до начала рабочего дня и сев в машину, сразу повернул голову вправо. Как это было не удивительно, но я ничего не обнаружил на пассажирском сидении. Обычно там постоянно что-то забывали: то сигареты, то шарфы, то еще что-то. Но видимо в этот раз мне попалась слишком внимательная девушка. 

Через несколько минут я уже мчался на своем черном Mercedes, широко открыв окно и ощущая на своем лице прикосновения весеннего ветра. Я обожал гонять на своей машине и боготворил её, словно она являлась моей законной женой, и всегда считал, что машина гораздо лучше человека.

Проехав еще несколько метров, я вдруг заметил, как прямо передо мной, на дорогу выскочил невысокий молодой парень на скейтборде. Заметив в его ушах наушники, я сразу понял, что он не слышит автомобиля, стремительно приближавшегося к нему. Резкий рывок, моя нога выжала тормоз до конца, и автомобиль остановился прямо перед ним, слегка задев его боковым крылом. 

- Твою мать, - я открыл дверь и быстро выбежал к нему, сидевшему на дороге и держащемуся за левый бок, - живой? – спросил я, наклонившись к нему, и попытался подать ему руку. 

Его глаза резко впились в меня.

- Ты что, совсем ничего не видишь? Куда ты едешь, идиот?!

Парень начал истерично кричать на меня, пытаясь подняться, но боль в боку мешала ему встать.

- Во-первых, не ори, - спокойно сказал я и, резко хватая его за руку, поднял и поставил на ноги, - во-вторых, на дорогу вылетел ты, а не я! Тебя мама не учила вытаскивать наушники из ушей, когда переходишь дорогу?

Парень злобно посмотрел на меня, не найдя ответа, а затем, резко развернулся и, схватив свою доску, поплелся прочь.

- Эй, ты! Скажи спасибо, что не задавил! – с издевкой крикнул я и вернулся обратно в машину.

Постояв пару секунд, чтобы перевести дух, я достал с заднего сиденья бутылку, и сделал глоток воды. Идиот, прошептал я вслух и усмехнулся. 

Руки снова легли на руль, но, как только я собрался тронуться, дверь моей машины распахнулась, и на пассажирское сидение плюхнулся тот самый парень.

- Не понял, - вопросительно посмотрел на него я.

- Подвезешь меня, - не глядя на меня, бросил он и, закинул ноги прямо перед собой.

Я был просто в шоке от такой наглости.

- Эй, эй, убери свои грязные кроссовки, машина новая! 

- Это не кроссовки, а кеды, - грубо ответил он, но ноги, все же опустил.

- Слушай, если я чуть-чуть тебя задел, это не дает тебе право вести себя так, как твоей душе угодно! Проваливай отсюда!

Он резко повернулся ко мне и злобно посмотрел мне в глаза.

- Заводи машину, - прошипел он.

Я одарил его едким взглядом и, уже было хотел вытолкнуть его наружу, как вдруг услышал сзади громкие сигналы и нелестные крики в свой адрес, поэтому мне пришлось тут же тронуться с места.

- И даже не подумай, что я делаю это для тебя! Куда тебя везти, умник?

- Скейт-парк, - ответил он, улыбаясь и отворачиваясь к окну.

- Чего ты улыбаешься? Сейчас выкину тебя, и поедешь сам на своей доске.

Но парень ничего не ответил, лишь достав из кармана пачку сигарет и, прикурил одну из них.

- Ты что, совсем обнаглел? Я не переношу запах дыма!

Я дотянулся рукой и, выхватив из его руки сигарету, выкинул ее в окно. Парень сурово посмотрел на меня, и снова отвернулся. 

Да уж, такого подарка с утра я совершенно не ожидал. Еще и перед важным совещанием. 

 

Крис

 

- Что, прямо так и сказал? 

Ханнес сидел на маленьком, низком заборчике напротив меня и умирал со смеху, пока я рассказывал ему о своем утреннем приключении.

- Ну да, а потом еще я его подвезти меня заставил!

- Хахаха! - Ханнес снова закатился новым приступом смеха, давясь дымом от сигареты, - ну ты даешь, Крис!

Ханнес был моим самым близким другом. Мы вместе пошли в школу, вместе учились в одном классе и, что бы у меня не случилось, я всегда обращался к нему. Про мою семью он знал все, знал, как я ненавидел жену своего отца и знал о смерти моей матери. Всё, что нас волновало, это скорее закончить школу, и переехать из дома, не важно куда. Мы с Ханнесом договорились, что будем вместе снимать квартиру, как только пройдет этот чертов выпускной.

В школе мы учились отвратительно, и все наши учителя считали, что с нами бороться уже бесполезно. Мы прогуливали учебу почти каждый день, проводили время в скейт-парке до закрытия, и единственное, что заставляло нас хоть иногда посещать школу – это звонки директора домой. Отец переживал за меня, всегда пытался проводить со мной какие-то беседы, которые, по его мнению, должны были заставить меня вести себя иначе, но я не слушал его, и часто всё это заканчивалось скандалом. Я очень любил отца, а он любил меня и все равно был ко мне очень добр. Но мне всегда было безумно сложно побороть свой отвратительный характер, поэтому я огрызался, не слушал его, хотя, потом об этом сильно жалел.

Ханнес же жил в благополучной семье. Родители его были счастливы в браке, у него была прекрасная младшая сестренка десяти лет и всегда, когда он делал что-то не так, родители его прощали, ссылаясь на его возраст и сложный характер. Ему повезло в жизни больше, чем мне, но я ему никогда не завидовал, ведь мне тоже было не за что переживать. У меня был прекрасный дом, какая-никакая семья, пусть совершенно не понимающая меня, у меня были какие-то деньги, пусть не так много, как бы хотелось. Но единственное, чего мне действительно не хватало – моей матери. Она умерла совсем недавно, когда мне было пятнадцать и уже спустя полтора года отец женился на другой женщине. Наверное, именно поэтому я все еще злился на него. 

- Ну что, сколько до открытия? – спросил я Ханнеса, выкидывая в сторону бычок докуренной сигареты.

- Десять минут, - ответил он, глядя на часы.

- Может, пока прокатимся?

- Давай, - ответил он, но вдруг резко обернулся, услышав крики, доносящиеся от компании, вышедшей из-за угла, - твою мать, Дэн со своей свитой тоже решили явиться прямо к открытию!

Я оглянулся и увидел, как к нам, уверенной походкой направляются четверо парней, со скейтами в руках. 

- Кого я вижу, Малыш Крис и его друг Красавчик! – крикнул один из них, и вся компания дружно закатилась смехом. 

Того, кому принадлежал этот голос, звали Дэн. Дэн был нашим главным врагом, если можно так выразиться, и конкурентом. В нашу школу он пришел совсем недавно, но за два года он уже успел поставить себя перед всеми так, что собрал вокруг себя приличное количество прихлебал. И самое ужасное было то, что наш бывший хороший друг Джейк тоже переметнулся в его сторону, как только понял, что Дэн имеет хорошую репутацию. И да, забыл сказать. «Малыш Крис и Красавчик» - были нашими главными прозвищами в их компании. Как же я их ненавидел.

- А тебе что в школу не идется? Испугался контрольной по геометрии? – ехидно спросил я.

- Смейся, смейся, Малыш, сегодня мы посмотрим, кто из нас испугается первым, когда мы покажем, что готовы к соревнованиям лучше, чем вы!

Лицо Дэна снова исказила отвратительная улыбка, а его компания опять громко засмеялась. 

- Посмотрим, Дэн, посмотрим, - заговорил Ханнес, - только вот скажи мне, ты хоть штаны-то покрепче затянуть ремнем не забыл? А то в прошлый раз они висели у тебя где-то на коленях!

На этот раз засмеялся я. Лицо Дэна тут же порозовело, и он стремительно направился в нашу сторону.

- В отличии от тебя, я хотя бы не пялюсь на мужские задницы! – сквозь зубы проговорил он, подходя к Ханнесу вплотную и сверля его взглядом. 

- О да, сладкий, ты прав! Но, к сожалению, твоя задница меня не возбуждает! Уж слишком тощая! – не растерялся Ханнес и подмигнул Дэну.

Вся компания Дэна издала протяжное «ооо», а Джейк, стоящий рядом с ними, тихо хихикнул. Дэн тут же резко обернулся на него.

- Закрой рот, Джейк! - Джейк тут же замолчал и опустил глаза вниз. А ведь еще несколько месяцев назад этот парень катался вместе с нами и смеялся над Дэном в открытую, совершенно не боясь его, - Пойдем! Парк уже открыли. Не хочу больше тратить время на этих пидоров. 

Дэн тут же резко развернулся и направился в сторону ворот, уже открытых работниками парка, и вся его компания последовала вслед за ним. 

- Как Джейк может общаться с ними? Они же кучка выпендрежных идиотов! – сказал я, глядя им вслед.

Ханнес потянулся.

- Тебе не всё равно? Пусть валит куда хочет, он больше не наша забота!

Я вздохнул.

- Ты прав… - ответил я и поднялся с ограждения, - нужно позвонить отцу, узнать, работает ли он сегодня. Хочу успеть домой до его прихода.

Я полез в карман за телефоном, но вдруг понял, что его нет. Я облазил все карманы еще раз, проверил в куртке, но телефона все равно не обнаружил.

- Твою мать! – выругался я.

- Что такое? – спросил Ханнес, удивленно глядя на меня.

- Да, я, кажется, забыл телефон у этого придурка в машине!

Ханнес рассмеялся.

- Это судьба, Крис! Точно тебе говорю!

Я гневно посмотрел на него, продолжая шарить по карманам.

- Пошел ты, Ханнес! Он мне не нужен! Какая, блин, судьба? 

- Вот как? Тогда может, он мне понравится? Merecedes то не у каждого второго в гараже стоит, знаешь ли! 

- Да забирай его, главное, телефон пусть мне отдаст! Мне его отец подарил! – я сел обратно на ограждение и глубоко вздохнул, - нет, ну надо же было так.

 

Адам

 

- Адам, ты был просто великолепен, после такой презентации они безоговорочно согласятся с нами сотрудничать! - Джек стоял возле меня, широко размахивая руками и осыпая меня многочисленными комплиментами, а вся наша компания снова была мной восхищена, - это нужно отпраздновать! С твоего позволения, я организую вечерний корпоратив, сегодня же!

Я спокойно стоял, сложив руки на груди, и молча слушал его. 

Джек работал у меня креативным директором. Именно тем, кто отвечал за финальный творческий продукт и возглавлял креативный департамент моего агентства. В моем агентстве подобный отдел состоял из графических дизайнеров и программистов, а Джек имел прямое начало над этими людьми. 

Он восхищался мной, восхищался как-то по-детски что ли, и считал, что я «Бог рекламы и дизайна». Меня всегда умиляло то, как он возводит меня в статус всевышнего, и всегда смешило, когда он рассказывает об этом другим. Но, помимо всего этого, он также был и моим самым близким другом, который всегда был со мной, когда мне требовалась поддержка. Не скажу, что наша дружба была такой, как, скажем, дружба обычных людей, так как она имела что-то более близкое, личное и даже иногда слишком. Мы любили друг друга, как любят своих друзей, но в то же время мы имели отношения, о которых мало кто знал. Но эти отношения никогда нас ни к чему не обязывали, и мы оба прекрасно понимали это. 

- Я же знал, знал, что так будет! – Джек неожиданно подбежал ко мне и крепко сжал в объятиях, от чего мне на миг стало трудно дышать, - значит так, сейчас я иду к Мишель и говорю ей, чтобы она заказала шампанского и закуски на вечер! Я надеюсь, ты не против, Адам? Ведь это же такое событие!

- Ещё же ведь ничего не ясно, Джек! Может быть, они вообще больше нам не позвонят, - сказал я, наконец, прервав свое молчание.

Джек косо посмотрел на меня, убрав руки в карманы и приподняв левую бровь.

- Ты сам то в это веришь?

Я улыбнулся исподлобья.

- Нет.

Джек вновь вскинул руки кверху.

- Вот, и я о том же, Адам! Ты же знаешь, что от тебя все без ума! Ни одна компания еще не отказывалась от сотрудничества с нами после презентации с твоим участием! Так что брось свои сомнения и давай праздновать, черт возьми! Немедленно бегу к Мишель!

С гордым видом Джек вышел из моего кабинета, а затем за ним последовали и все остальные члены его команды. 

Я сел на свой стул, закинул ноги на стол, и, положив ноутбук на колени, решил проверить свою почту. Как всегда там не было ничего, кроме рабочих писем. 

Когда я последний раз получал личные письма? Я был даже не в силах вспомнить. С тех пор, как я расстался с Анри, я никому больше не давал свой личный почтовый адрес. 

Я же говорил, что у меня толком никогда не было долгих отношений? Вот Анри как раз и был тем человеком, с которым отношения у меня, всё же, были, пусть их хватило всего на три месяца. 

Я встретил Анри, когда прилетел в Париж по работе, и встретились мы в лифте. Да, как бы нелепо это не звучало, мы познакомились именно в лифте, и именно в тот же момент между нами пробежала искра. Не знаю, что это было, мимолетная страсть или что-то ещё, но спустя полчаса мы уже занимались сексом в моем номере. Когда наступило утро, я, как всегда, попытался отправить его туда, откуда он пришел, но он оказался настойчивее, чем все мои предыдущие партнеры, и с тех пор мы стали постоянно встречаться. Я не понимал, как это получилось, но то, что я испытывал к нему большие чувства, чем просто страсть - было точно. Его голубые глаза, светлые, русые волосы, словно выгоревшие на солнце, его смуглая, гладкая кожа и французский акцент… хм, пожалуй, именно эти его качества свели меня тогда с ума. 

Но с тех пор, как я уехал из Парижа, по прошествии трёх месяцев, мы больше не встречались. По началу мы много общались по интернету, закидывали друг друга письмами, и мне казалось, что я даже влюбляюсь, впервые за много лет, оставалось только взять билет во Францию, но… общение быстро прекратилось. Постепенно его письма стали приходить реже, а их содержимое становилось более сухим. Не было больше тех теплых слов, которые он писал мне, не было больше звонков и долгих разговоров. Всё это стало испаряться, словно сон из моих воспоминаний. Когда прошло еще месяца два, а возможно и меньше, наше общение прекратилось окончательно. Он перестал отвечать, перестал писать, просто оборвал наше общение. 

Я грустил, но взял себя в руки достаточно быстро, хоть это и было трудно. Я знал, что рано или поздно это бы закончилось. 

Я не верил в любовь. Никогда не верил. Страсть – да, увлечение - ну может быть, но любовь?  

Я закрыл крышку ноутбука, слегка потянулся и, закинув руки за голову, повернулся к большому окну, из которого были видны крыши новостроек нашего города. Как приятно, когда ты руководишь всем, где работаешь. Можешь придти во сколько тебе нужно, если нет важного совещания или презентации. Можешь уйти, во сколько тебе вздумается. А почему бы не съездить домой, до начала организованной в честь меня вечеринки, подумал я. Всё равно на работе было больше нечем заняться.

Я поднялся с кресла и принялся складывать в сумку какие-то важные бумаги. 

- Адам! – воскликнул радостный Джек, вбежавший ко мне в кабинет, - я все организовал! Сегодня, после шести, отпразднуем нашу будущую победу! Эй, постой, ты куда это собрался?

Я закинул на плечо сумку, и, подойдя к Джеку вплотную, крепко обнял его.

- Не волнуйся, друг мой, к шести я буду точно.

Джек улыбнулся и, закинув руку мне на шею, поцеловал меня в губы.

- Смотри, я надеюсь на тебя! 

Я ухмыльнулся и, толкнув носом его лицо в сторону, прошептал на ухо:

- Ты даже не успеешь соскучиться.

Выпустив его из объятий, я прошел по кабинету и скрылся за дверью.

Через несколько минут я уже направлялся к своей машине и, наконец, дойдя до неё, открыл дверь и сел внутрь. Бросив сумку назад и нажав на кнопку магнитолы, я тут же погрузился в приятные ритмы музыки любимого радио, которое всегда слушал в машине. Я не любил тяжелую музыку, поэтому всегда предпочитал что-то более легкое и мелодичное. Наслаждаясь своей, пусть ещё не окончательной победой я уже было собрался нажать на педаль газа, как вдруг я услышал, как мелодию одной из моих любимых песен разрывает отвратительный звук электрогитары. Я посмотрел по сторонам и, решив, что мне показалось, продолжил движение, но звук не прекратился. Я еще раз нажал на кнопку магнитолы, чтобы выключить радио и понять, откуда он исходит и, вдруг наткнулся взглядом на телефон в ярком, цветастом чехле, лежащий на соседнем сидении. Я взял его в руку и удивленно посмотрел на экран. «Красавчик =)» - значилось имя на дисплее и я, не долго думая, нажал на зеленую кнопку, чтобы ответить.

- Алло, - спокойно произнес я.

- У тебя мой телефон, - услышал я трубке знакомый голос.

- А вы кто, позвольте спросить? – неуверенно поинтересовался я, всё ещё не совсем понимая, кто это.

- Тот, кого ты сегодня чуть не отправил на тот свет!

И тут в моей голове сразу нарисовался образ звонившего.

- А, это ты! Ха, а я тебя не сразу узнал! – насмешливо ответил я.

- Привези мне мой телефон туда же, куда ты меня подвозил сегодня утром.

Я, не сдержавшись, рассмеялся.

- А может быть тот, кто забыл сам за ним и приедет? У тебя же есть транспорт, в конце концов! 

- Через пятнадцать минут жду около скейт-парка. - не унимался голос в трубке телефона. 

- Смотрите, какой смелый! А если нет, то что?

- А если нет, заявлю в полицию о краже своего мобильного. Ваш номер машины я запомнил.

С этими словами голос в трубке оборвался, и послышались прерывистые гудки. 

- Твою мать… - произнес я вслух, - «Генеральный директор рекламного агентства ворует телефоны у несовершеннолетних подростков…» - не самый удачный заголовок для нового выпуска какой-нибудь желтой газетенки, - я улыбнулся, представив это и, посидев молча еще пару минут, всё-таки нажал на педаль газа и тронулся с места. А что мне оставалось делать? Нужно было отдать этот чертов телефон, чтобы уже, наконец, распрощаться с этим сумасшедшим навсегда.

 

Крис

 

- Ну, где твой друг? Уже десять минут прошло, а его всё нет! – Ханнес стоял возле меня, двигая туда-сюда свой скейт ногой.

- Он мне не друг, это во-первых, а во-вторых, у него есть ещё пять минут и если он не соизволит приехать, мы с тобой пойдём в полицию!

Ханнес рассмеялся.

- Ты действительно хочешь заявить на него в полицию? Крис, это же смешно!

- Смешно? А сбивать меня, когда я перехожу дорогу тоже смешно? – огрызнулся я.

- Ну ладно, не кричи ты… просто я не понимаю, как ты им объяснишь то, что ты сам не соблюдал правила безопасности на дороге, да еще и в машину к нему сел.

Но только я хотел ему ответить, как вдруг, сквозь гул машин, я услышал громкий звук тормозов и, оглянувшись увидел, как прямо позади нас останавливается черный Mercedes.

- Видимо, объяснять уже не придется, - спокойно сказал я, - со мной пойдешь? 

Но Ханнес молча стоял, глядя на машину огромными глазами, не в силах ответить. Да, Ханнес всегда питал слабость к дорогим тачкам. 

- Ясно, тогда жди.

Я поднялся с ограды, на которой сидел и направился к нему. Подойдя к машине, я встал рядом и сложил руки на груди. Дверь открылась, и из салона вышел он, с противной улыбкой на лице. Он молча подошел, держа руки в карманах, и встал напротив меня.

- Давай телефон, - сказал я.

Он еще несколько секунд посверлил меня взглядом, наигранно улыбаясь, а затем достал из кармана мой мобильник, спокойно оглядывая его.

- Как ты его носишь, он же похож на кирпич! – самодовольно сказал он, рассматривая его, словно что-то отвратительное.

- Не твоё дело! – я потянулся, пытаясь вырвать у него телефон, но он тут же отвел руку в сторону. 

- А где спасибо?

- Спасибо? За то, что ты чуть меня не убил, да ещё и мой телефон попытался украсть? – я снова бросился к нему, пытаясь выхватить свой мобильник, но тут же зацепился ногой о бордюр, отделявший дорогу от тротуара, и чуть было не упал прямо на него. Он поймал меня за руку и крепко сжал её, прижав меня к себе. Я поднял голову и уставился на него.

- Вот, что бывает, когда строишь из себя слишком много, парень! – с улыбкой шепнул он мне на ухо, а затем тут же отпустил, протянув мне телефон, - держи и больше не бросайся под колеса дорогим автомобилям. И кстати, чтобы ты знал. Если в следующий раз соберешься покончить жизнь самоубийством, как-нибудь без моего участия, ладно? 

- Что?! – гневно закричал я, и уже было хотел толкнуть его, но он тут же развернулся и, подойдя к машине, открыл дверь.

- О, и передай своему другу, чтобы не пялился так сильно! Когда-нибудь и он заработает себе на такую же.

С тихим смешком он сел на водительское сидение и закрыл за собой дверь. Мотор тут же зашумел и, он уже было собрался отъехать, как вдруг я, не сдержав себя, подбежал к машине и со всей силы ударил ее ногой по колесу. Боковое стекло тут же открылось и из окна высунулось его ехидное лицо.

- Я что-то не пойму, ты всё никак попрощаться со мной не можешь? Может, я тебе понравился? Не хочу тебя расстраивать, но я не связываюсь с детьми. Преследуется законом, знаешь ли! - с этими словами он надвинул на глаза темные солнечные очки и, снова заводя мотор, резко рванул вперед, оставив после себя только густые клубы пыли. 

- Пошел ты! – крикнул я ему в след, но он, к сожалению, уже не услышал меня. 

Выругавшись вслух еще несколько раз, и сжимая в руке свой телефон, я вернулся к Ханнесу и сел обратно на ограду, достав из пачки сигарету. 

- Этот кретин оказался еще хуже, чем я думал. На что ты смотришь? На его идиотскую тачку?

- Вот это да…. – Ханнес стоял, словно завороженный, и смотрел в след уезжающей машине. 

Я поднял на него гневный взгляд.

- Я к тебе обращаюсь!

- А? А… да… что ты говоришь?

- Я говорю, что хватит пялиться на тачку этого ублюдка! 

- А кто тебе сказал, что я на тачку пялюсь? – произнес Ханнес и сел рядом со мной.

Я повернулся и уставился на него.

- А на что тогда? Только не говори, что…

- Он же красавец, Крис! Ты видел его костюм? Он же настоящий идеал мужчины.

Я не верил своим ушам.

- Ханнес, ты бредишь? Он же…

- А руки? У него такие сильные руки! 

- Хватит! Твою мать, хватит, Ханнес! Меня сейчас стошнит!

- А что такого? – обиженно сказал он, опуская голову, - неужели ты сам этого не видишь? 

- Не вижу, Ханнес! Не вижу! Он отвратительный, самоуверенный, мерзкий и вообще…

- … просто ослепительный… - закончил он.

Я вскочил с места, не выдержав и, выкинув бычок недокуренной сигареты в сторону, гневно сказал:

- Знаешь что? Пошел ты! Вместе с ним! Если хочешь, догони его и признайся ему в любви! А лучше, сразу предложи ему, чтобы он тебя трахнул, я думаю он не откажется! Хотя нет, извини, забыл… он сказал, что с малолетками не связывается! – я схватил скейт подмышку и направился ко входу в парк.

- Крис! Крис, ну постой! – Ханнес тут же вскочил и побежал вслед за мной, весело смеясь, - ты что, ревнуешь? Ревнуешь же, ревнуешь, признайся!

Я резко остановился на месте и развернулся к нему.

- Ревную? Ханнес, мы с тобой друзья и мне абсолютно все равно в кого ты там влюбляешься!

- А кто сказал, что ты ревнуешь меня? Я не о себе говорю, а о нем, братишка. Боишься, что я уведу его у тебя, да? - Ханнес игриво подмигнул мне и, обогнав, пошел вперед.

Я остался стоять на месте, словно вкопанный. Я? Ревную? Да с какой стати? 

Резко встряхнув головой, я развернулся и поплелся вслед за ним. Ещё мне не хватало, ревновать какого-то сумасшедшего к своему другу! Да пусть Ханнес забирает его и валит с ним на все четыре стороны, подумал я.

Но отныне эта мысль весь день не давала мне покоя. Я не мог забыть слова Ханнеса ровно так же, как не мог выкинуть из головы этого надменного идиота!


Адам

 

После нескольких часов пребывания дома, я вернулся в офис к концу рабочего дня. Когда я вошел в конференц-зал, меня торжественно встретили несколько самых близких мне коллег и, конечно, Джек. 

К тому времени он уже успел переодеться в свой самый любимый костюм с красными отворотами на рукавах и уложил волосы назад. Он знал, что, когда он выглядел так, у него не оставалось шанса быть просто так отпущенным домой на ночь. 

С широкой улыбкой первым ко мне подошел Джек с двумя бокалами шампанского в руках и еле заметно, поцеловал в щеку.

- Нравится? – тихо спросил он, указывая глазами на обстановку в зале. Я оглядел помещение. Повсюду были развешаны шары фирменных цветов агентства, в воздухе пахло чем-то сладким, а посередине стола стоял огромный, праздничный торт. Я усмехнулся, ничего не ответив.

- Буду считать, что мой директор удовлетворен.

Джек улыбнулся и, протягивая мне один бокал, вернулся к остальным. 

Спустя пару часов беспрерывных тостов, танцев, в которых я не принимал участия и разнообразных разговоров, я уже почувствовал, что голова моя отказывается правильно соображать. 

Я стоял, облокотившись на стол, и наблюдал за Джеком, стоявшим в небольшой компании из пяти человек и что-то усиленно им рассказывавшим, размахивая руками, в свойственной ему манере. Глядя на это зрелище, я невольно улыбнулся и сделал глоток шампанского. 

Джек… интересно, придет ли когда-нибудь день, когда я не захочу скрутить ему руки за спиной, затолкать в кабинку туалета и заняться с ним сексом, впиваясь зубами в его шею? Мне казалось, даже если у меня появится постоянный партнер, а возможно и любовь, пусть в это и с трудом верилось, я всё равно не перестану хотеть Джека. 

Спустя еще несколько минут я понял, что мне уже давно стоило проветриться. 

Поставив бокал на стол и последний раз бросив взгляд на Джека, я прошел по залу и вышел на большой, открытый балкон, открывавший вид на все высотные здания, переливавшиеся красками ночных огней. 

Простояв там пару минут наслаждаясь шумом города, я вдруг услышал тихий стук. Оглянувшись, я увидел Джека, стоявшего за стеклянной дверью с бокалом в руке. Он тихо вышел на балкон и, подойдя ко мне, встал рядом.

- Вышел проветриться? – спросил он.

Я бросил на него взгляд и улыбнулся.

- А ты что, уже закончил свою развлекательную программу?

Джек усмехнулся и, потянувшись рукой в карман, достал оттуда почку сигарет. Я посмотрел на неё неодобрительным взглядом. Увидев это, Джек вздохнул и засунул её обратно.

- Простите, господин директор, я совсем забыл, как вы это не любите.

- Почему тебе так нравится называть меня директором? Тебя это возбуждает?

Джек поставил бокал на ограждение и подвинулся ко мне ближе. 

- Можно и так сказать. 

Я повернулся к нему, и наши губы тут же слились в поцелуе. 

- Ты сегодня какой-то задумчивый, Адам. Что-то случилось?

Я на минуту замолчал. 

- А что, это так заметно?

- Проработав с тобой столько лет, я замечаю каждое изменение в твоем настроении. 

Я одарил его недоверчивым взглядом.

- Джек, меня пугает твой романтический настрой. 

Он рассмеялся и положил руку мне на талию. 

- А почему бы и не добавить немного романтики в такой прекрасный вечер?

Джек снова потянулся ко мне губами.

И кстати, еще один интересный факт обо мне. Джек был единственным, кому я позволял целовать себя. В моей жизни было много принципов, которых я придерживался и поцелуй был одним из них. Я никогда не целовался с теми, с кем проводил свои ночи, а если кто-то и пытался сделать это, тут же получал в лучшем случае – отказ, а в худшем, выставление за дверь. Не знаю, почему я так решил, но видимо поцелуй для меня всегда был чем-то более личным, чем секс. Единственные, кого я целовал по-настоящему за всю свою жизнь, были Джек, Анри и еще кое-кто, но нём опять же позже.  

- Может, расскажешь, что случилось? – наконец, сказал он, оторвавшись от меня. 

- А может, просто пойдем ко мне в кабинет и займемся делом? – спокойно ответил я.

Джек, не став задавать лишних вопросов, согласился, молча кивнув. Именно за это я его и любил. 

«Что у тебя случилось, Адам?» И, правда, что у меня случилось? Да ничего. Просто некоторые события уходящего дня никак не хотели покидать мою голову. 

Дерзкий парень на дороге со своей доской, забытый телефон в моей машине, снова встреча с ним, его высокий темноволосый друг, сверливший меня взглядом. Я прекрасно понимал, почему это не давало мне покоя. Последние несколько лет в моей жизни не происходило никаких событий, способных выбить меня из колеи. Утро, чей-то голос, кофе, пробежка, душ, машина, кабинет, снова кофе, Джек… круговорот, повторявшийся изо дня в день, стал для меня чем-то до боли привычным. Но тут появилось то, что хоть как-то изменило этот круговорот, нарушило мои привычные рамки и именно поэтому, наверное, я чувствовал себя странно в тот вечер. 

 

Спустя одну неделю.

 

- Адам? Это Мишель. Прости, что тревожу тебя в столь ранний час, но нам только что звонили из школы Верзбург и просили встречи с тобой. Школа собирается сделать масштабный заказ в нашем агентстве по разработке их логотипа и наружной рекламы для привлечения к ним учащихся - еле-еле соображая, о чем идет речь, я лежал на кровати, уткнувшись в подушку, и слушал голос в трубке мобильного, - сегодня, в десять часов утра директор школы ждет тебя.

- Чего так рано-то? – пробубнил я, хриплым голосом, - я, по его мнению, похож на ученика?

Мишель в трубке тихо посмеялась.

- И неужели Джек не может обо всем договориться? Это же, как-никак, тоже его работа! Без меня ничего сделать не можете!

Мишель тут же прекратила смех.

- Адам, Джек на совещании, Винсент – тоже, вся надежда на тебя. И директор сказал, что хочет поговорить с тобой лично.

- Ладно, где эта чертова школа находится? - я потянулся, громко зевая, от чего секретарша снова засмеялась. 

- Александерплац, дом 21, большое, белое здание. 

- Александрплац? Да это же на другом конце города! 

- Да, но…

Я приподнял голову и взглянул на часы. 8:45.

- Туда же ехать почти час с этими пробками! Ты не могла разбудить меня раньше? 

Секретарша виновато замолчала.

- Ну, если этот заказ не будет крупным! – продолжил я.

- Они сказали, что…

- Ладно, до связи! Разберемся!

Я бросил телефон в сторону и попытался оторвать голову от подушки. Как же было тяжело. Той ночью я снова изрядно напился и во всем был виноват этот Джек, потащивший меня в какой-то клуб.

С того дня, как мои коллеги организовали для меня вечеринку, прошла неделя, и та компания действительно сделала у нас крупный заказ, как и предсказывал Джек. Именно поэтому, он снова повел меня веселиться. Надеюсь, я вернулся домой один, подумал я. Я повернул голову и увидел, что место рядом со мной было пусто. Слава Богу. 

Я поднялся с кровати и начал медленно натягивать брюки. Зачем школе реклама? Посмотрим, чего именно они хотят.

 

Крис

 

- Кристиан, вставай, время без двадцати девять!

Отец подошел к моей кровати и начал трясти меня за плечо.

- Не хочу… – протянул я и повернулся на другой бок. 

- Крис, я ещё раз повторяю, вставай, либо я заставлю тебя это сделать!

- Я никуда не пойду, у меня болит голова! – пробубнил я себе под нос, зарываясь под подушку.

- Позавчера у тебя болел живот, вчера – нога, сегодня голова? Нет уж, теперь я тебе точно не поверю! Сейчас же поднимайся! – жаль, что я не видел его лица в тот момент. Он выглядел всегда так забавно, когда пытался состроить из себя строгого папу.

Я, никак не отреагировав на его слова, даже не пошевелился.

- Считаю до трёх. Раз… два… - и, на счёт три, он резко сдернул с меня теплое одеяло и выкинул его в сторону, - чтобы через две минуты был внизу. Тебя ждёт завтрак и Ханнес.

Я сжался в комок от пронизывающего меня холода и, повернувшись к нему, пробубнил, смотря на него слипшимися глазами:

- Ханнес-то чего приперся? 

- Спускайся, завтрак на столе. 

С этими словами он вышел за дверь, тихо закрывая её за собой. 

Я потянулся и широко зевнул, потирая глаза. Нужно было встать, иначе мне не было бы покоя весь день. Во-первых – от этой чертовой Сандры, которая стала бы читать мне лекции о том, какой я отвратительный и бестолковый, а во-вторых – Ханнес с какой-то радости зашел за мной и уже ждал внизу. 

Я нехотя поднялся с кровати и подошел к окну. Как всегда, весеннее солнце ярко светило, а по улицам уже бежали толпы людей, спешащих куда-то по своим делам. 

Интересно, когда я уже смогу ни от кого не зависеть, найти себе работу и жить в своё удовольствие? Надеюсь, что очень скоро, подумал я. Оставалось только закончить школу, найти хотя бы подработку, чтобы оплачивать квартиру с Ханнесом и всё. Так как в начале лета нас ждали соревнования по скейтбордингу, мы с Ханнесом очень усердно к ним готовились, ведь это был огромный шанс для нас. На соревнованиях нас могли заметить спонсоры и мы бы смогли развиваться в этом виде спорта профессионально, зарабатывать и, наконец, жить в свое удовольствие.

Я подошел к стулу, на котором кучей лежали все мои вещи и, кое-как найдя там свои джинсы, натянул их, а следом и футболку. Спустившись по лестнице вниз я увидел, как за столом сидит Ханнес, жадно поедая мои тосты с джемом. 

- Тебя что, дома не кормят? – бросил ему я, плюхнувшись рядом с ним на стул.

- Пока тебя дождешься, десять раз проголодаешься! – ответил он и отправил в рот то, что оставалось от тоста. 

- Не жадничай, Крис, парень голодный! – заботливо проговорил отец и положил на стол еще одну тарелку, полную горячего, запеченного хлеба, - вот джем, бери и ешь! Тебе кофе?

- Мышьяк, - ответил я, падая лицом на стол.

 

Спустя некоторое время, мы уже ехали в сторону школы на своих досках, обгоняя прохожих и велосипедистов. 

Несмотря на то, что было ещё ранее утро, город был уже полон людей. Я любил гонять по утренним улицам, раздражая прохожих. Пусть я и слышал каждый раз в свой адрес грубые реплики, из серии «смотри, куда прёшь!» или «разуй глаза!», но меня настолько это веселило, что хотелось раздражать их ещё больше. Да, и какое мне до них было дело? Я не собирался ходить пешком до школы, которая находится на другом конце города или вставать на час раньше, чтобы доехать до неё на автобусе, ведь на скейте я всегда мог добраться до неё за двадцать минут.

- Эй, Крис! – крикнул мне Ханнес, запрыгивая на бордюр, следом за мной, - а может в парк? Не охота в школу, честное слово!

Я сделал пару движений ногой по асфальту, чтобы разогнаться и, миновав фонарный столб, ответил, обернувшись:

- Надо, Ханнес! Не хочу, чтобы отцу опять звонили! И, к тому же, Николос сказал, сегодня контрольная по геометрии! Оценка – в аттестат! 

Ханнес громко хмыкнул, направляясь следом за мной.

- А ты типа что-то решишь, что ли? Ты же в геометрии ничего не соображаешь! 

- А Ник нам на что?

Ханнес засмеялся. 

- Хотя да, ты прав! Если он нам всё опять решит, будет просто отлично!

Я кивнул и завернул за угол. 

Николос – был нашим с Ханнесом общим другом и одноклассником, отличником и очень правильным парнем. Почему, такие как мы, дружили с ним? Да всё дело в том, что он, как и мы обожал кататься на доске и делал это настолько профессионально, что любой мог ему позавидовать. Он редко проводил с нами время, постоянно занимаясь уроками или ещё какой-то ерундой, но, когда он, всё-таки, гулял с нами, это было действительно круто! Помимо всего прочего, Ник был ещё и безумно веселым. Когда он шутил, все умирали со смеху, а когда пытался говорить серьезно, это выглядело еще смешнее. За это мы и любили Николоса, а он любил нас, пусть мы и были редкостными раздолбаями.

Через пятнадцать минут после выхода из дома, как и полагалось, мы оказались у школы. 

- Привет! А я уже думал, вы до выпускного не явитесь! – с сарказмом встретил нас Ник, стоявший на крыльце, а затем, здороваясь с нами нашим «фирменным» приветствием. 

- Я бы так и сделал, если бы не его безумное желание поучиться сегодня! – ответил Ханнес и кивнул на меня.

- Конечно, ведь вы же не разлей вода! – усмехнулся Ник.

Мы с Ханнесом улыбнулись. Так и было.

- Ну что, говоришь, сегодня контрольная?  – спросил я.

Ник кивнул.

- Ты же поможешь нам, Ник? Да, да? – Ханнес сделал милые, кошачьи глаза и толкнул его плечом. Николос тут же отскочил в сторону и неодобрительно посмотрел на него.

- Хватит подкатывать ко мне, Ханнес, я хоть с вами и общаюсь, но пока ещё как вы не стал! Что, опять не готовились?

Ханнес громко рассмеялся, подкинув скейт одним движением ноги и хватая его под руку.

- Я так и думал. Ну что ж, придется снова спасать ваши задницы, - Ник глубоко вздохнул и махнул рукой, жестом показывая, что пора на учёбу. 

Когда мы вошли в школу, всё было как обычно. Снующие туда-сюда ученики, томные взгляды учителей, осматривавшие нас с ног до головы и не одобрительно качавшие головами из-за нашего неряшливого вида, грозное лицо охранника, встречавшего нас на входе.

Пройдя по коридору и миновав учительскую и кабинет директора, мы оказались рядом с кабинетом геометрии. Как и следовало ожидать, в соседнем кабинете должен был проходить урок географии, на который как раз направлялся класс, где учился Дэн и его свита. 

Увидев нас, Дэн, стоявший у окна, тут же громко и демонстративно рассмеялся, и что-то ляпнул своим друзьям, которые тут же закатились смехом вслед за ним. 

Черные волосы, торчащие вверх, зеленые глаза, цепь с замком на шее, как главный атрибут его закоса под Сида Вишеса, узкие черные брюки и растянутая футболка – все это было главными отличительными чертами внешности Дэна. Не скрою, он был симпатичным, но за этой его привлекательностью скрывался настолько отвратительный и мерзкий характер, что когда он открывал свой рот, мысли о его внешней красоте тут же улетучивались. Я бросил на него испепеляющий взгляд и зашел в свой кабинет. 

От урока прошло уже пятнадцать минут, а мы с Ханнесом сидели, и над чем-то бесконечно и незаметно, смеясь, ждали, пока Ник решит свою контрольную и начнет нашу. Учительница постоянно косилась на нас, а иногда одергивала, приказывая вести себя тише, но, когда так говорят, как известно, хочется смеяться еще больше. 

Ханнес рисовал мне на обратной стороне тетради то Дэна без штанов, то Ника в обнимку с училкой, то меня, в обнимку с Ником. И как, спрашивается, тут можно было вести себя тихо? У меня уже начинал болеть живот от того, что мне хотелось заржать на весь класс. 

- Эй, Ник! Пс!

Я кинул Нику бумажку с рисунком, где был изображен он, с парнем за ручку, а он, раскрыв её, изобразил рвотный рефлекс и кинул мне её назад.

- Бауэр! Ещё одно слово и вы вместе с Фишером отправитесь за дверь! Мне надоело каждый раз делать вам замечания!

Я тут же сделал наигранно серьезное лицо и уставился в пустой лист, делая вид, что что-то пишу. 

Спустя пару минут я снова окликнул Ника.

- Эй! Ну что там? Ты скоро? Осталось двадцать минут!

Николос поднял голову и посмотрел сначала на учителя, а потом на меня.

- Давайте сюда свои задания!

Я радостно выхватил у Ханнеса его лист с задачами и, сложив его со своим, передал ему.

К концу урока всё было решено. 

Довольно выходя из класса, я, Ник и Ханнес, направились в столовую.

Долго простояв за прилавком, думая, что выбрать, мы, наконец, решили взять по паре булочек с джемом и по стакану сока. Положив всё на один поднос и ожидая своей очереди, я отправил Ханнеса и Ника занимать нам место у окна, в углу. Это место было нашим самым любимым, так как оттуда было хорошо видно всех, но почти не видно нас. 

Когда, наконец, я расплатился и взял поднос в руки, я развернулся и уже было хотел стремительно направиться к друзьям, как вдруг я почувствовал резкий удар, отчего я тут же упал на пол, вместе с подносом. Не понимая, что произошло, и чувствуя резкую боль, сковавшую мой затылок, я, полежав на полу несколько секунд, увидел, как надо мной стоит Дэн и громко смеется. Но как только я собрался вскочить и врезать ему по лицу, вдруг увидел, что кто-то хватает его за локоть и резко разворачивает к себе. Сначала, мне показалось, что я сошел с ума, от сильного удара головой, но затем, приглядевшись, я понял, что это был он. 

- Ты в своем уме? Какого черта ты делаешь? – воскликнул он, держа Дэна за руку.

Не может быть, подумал я.

- А ты кто ещё такой? Мать Тереза? Или спаситель пидоров? – не унимался Дэн, пытаясь вырваться из его рук. 

Ничего не ответив и резко оттолкнув Дэна в сторону, он склонился надо мной и, крепко взяв меня за руку, дернул на себя, помогая встать. 

- Пойдём со мной, у тебя кровь, - серьезно сказал он и, схватив меня за локоть, повел за собой. Из-за шока я даже не смог ничего ответить. 

Он вывел меня из столовой, минуя коридор, и лестницу и уже почти подвел к выходу, как вдруг я, словно очнувшись ото сна, попытался вырваться из его рук.

- Куда ты меня тащишь? И откуда ты вообще тут взялся?

- Считай, что я супермен, - ответил он и снова попытался схватить мою руку, но я увернулся. 

- Я никуда не пойду, со мной всё нормально! – я хотел развернуться и уйти, как вдруг, в моих глазах резко потемнело, и я пошатнулся. Его руки тут же подхватили меня, и он пристально посмотрел в мои глаза. 

- Слушай, мальчик. Тебе повезло, что моя работа находится как раз в двух шагах от больницы и я как раз еду мимо неё. Если хочешь потерять сознание в своей школе – вали куда угодно, но потом не проклинай себя за то, что не сможешь кататься на своей чертовой доске все лето из-за сотрясения мозга!

Я долго сверлил его взглядом, пытаясь осознать всё сказанное им.

У меня продолжало темнеть в глазах. 

- То-то же, - закончил он и, хватая меня под руку, вывел из школы. 

 

Адам

 

Всю дорогу до больницы мы ехали молча. Парень сидел рядом со мной, на пассажирском сидении и вел себя, на редкость тихо, чего не скажешь о прошлой нашей встрече. От былой наглости и заносчивости не осталось и следа, ровным счетом, как и от того его отвратительного поведения в салоне моей машины. Конечно, от такого удара головой об каменный пол даже у меня пропало бы желание говорить.

Я ехал и думал, какого черта я вообще в это ввязался. А ведь я просто забежал в их школьную столовую перед встречей с директором, чтобы добыть себе кофе, которого там, конечно, не оказалось. В результате, я не удержался, когда увидел, как какой-то идиот толкает парня и во мне проснулось мое фирменное детское качество лезть туда, куда не следует. Дело было в том, что я всегда ненавидел подобный беспредел еще со школьных лет и всегда лез защищать тех, кто нуждался в помощи. И, конечно, я никак не ожидал, что тот, за кого я заступился – был тот парень на скейте. Увидев, что головой он ударился действительно не хило, я не смог бросить его там. Да и кто бы ему помог в их жалком медпункте? Я был уверен, что там и специалистов то нормальных не было, кроме какой-нибудь одной молодой, глупой медсестрички. Благо я знал, что в больнице, неподалеку от моей работы ему точно могли оказать нормальную помощь и я решил отвезти его туда. Естественно, моя встреча с директором так и не состоялась, чем я совершенно не был расстроен, так как изначально был уверен, что этот заказ был бы копеечным. 

- Привет, Джесс! Как работа? - я подошел к стойке регистратуры и облокотился на нее. В больнице, куда я привез этого парня, работала моя бывшая одноклассница.

Не сказать, что мы сильно дружили, но ведь хорошо же, что везде были свои люди.

- О, кого я вижу! Сам Адам Геллер пожаловал! Что, наконец, что-то заболело? - девушка усмехнулась, глядя на меня из-под очков, и подошла ко мне, отложив свои бумаги.

- Ха-ха, не дождешься, детка! – ехидно ответил я, ухмыльнувшись, - а вон тому нужна помощь, он немного поцарапал свою голову, - я указал рукой на парня, сидевшего на диване возле входа и державшего руку на затылке.

- Адам, только не говори, что этот ребенок твой новый… 

Я засмеялся.

- О нет, дорогая, я с молодыми не связываюсь! Слишком тяжело с ними, понимаешь?

Медсестра улыбнулась.

- Да уж, понимаю, Адам, понимаю. Кому как тебе этого не знать. Сразу вспоминаю, каково тебе было в школе, когда ты крутил роман с тем красавцем, который тебя ни во что не ставил, которому было, дай вспомнить, тридцать...

- Слушай, давай не будем разводить тут лишние разговоры, я не исповедоваться пришел. Передаю его в твои заботливые руки, а мне пора на работу. Чао! – резко перебил её я.

Я подмигнул ей и только хотел, было, развернуться, и покинуть, наконец, это место, как вдруг она окликнула меня:

- Ну, уж нет, стой, мой дорогой! Сколько ему лет? Наверное, не больше семнадцати? Раз уж ты привез его сюда, ты должен за него отвечать! - она тут же взяла в руку трубку телефона и набрала какой-то номер, - Макс, здесь парень с возможным сотрясением, возьмешь? 

- Так, так, так, погоди-ка! Я что, еще и должен тут с ним торчать? Я привез его, потому, что ему была помощь нужна, а не чтобы играть с ним в няньку! Сколько тебе нужно, чтобы ты сама со всем разобралась? – я достал из кармана бумажник и принялся отсчитывать купюры. 

Медсестра сложила руки на груди и, одарив меня недобрым взглядом, сказала:

- У нас тут не рынок, Адам, и свои деньги можешь спрятать подальше! Ты должен кое-что заполнить и пойти с ним.

- Да, причем здесь я вообще?

- При том, что ты привез его сюда.

- И что? У него есть родители, с ними и разбирайся, а я поехал!

Я резко развернулся и направился к выходу. Подойдя к парню, чтобы попрощаться, я встал рядом и слегка склонился над ним.

- Сейчас к тебе спустятся и починят тебя. Мне пора! Веди себя хорошо, мальчик.

Парень поднял голову и посмотрел на меня.

- Ты куда? 

Отойдя от него уже на пару метров, я развернулся:

- Супермену пора на работу. Как в кино, спас и исчез. Понимаешь?

Парень одарил меня недовольным взглядом.

- Мог бы вообще не лезть… я бы сам справился…

Я засмеялся.

- Ага, только потом тебя бы привезли сюда же, только уже на скорой! Тому длинному на тебя только дунуть стоило, ты бы сразу упал.

В глазах парня закипела злость, и он уже было попытался вскочить с места, как вдруг пошатнулся и плюхнулся назад, снова прикладывая руку к затылку. Я улыбнулся.

- Ненавижу тебя! – прошипел он сквозь зубы.

- И я рад знакомству, эээ… кстати, как там тебя?

- Пошел к черту!

Я наклонил голову набок.

- И вот она, благодарность. Да уж, ну и молодежь пошла.

Парень снова поднял голову и прищурился.

- Ладно, всё, прощай! Теперь мне точно пора!

Глядя на часы, я снова развернулся и направился к выходу.

- Адам! – услышал я вдруг громкий крик позади меня. Твою же мать, я сегодня вообще уйду отсюда или нет? – Адам, даже не смей уходить! Ты идешь с ним!

Джесс схватила меня за рукав и потащила к парню, которого уже вел под руку молодой медбрат.

- Джесс, я же тебе сказал, я…

- Да успокойся ты, мать твою. Посидишь с ним пятнадцать минут, и уйдешь, куда тебе нужно, пока его родители не приедут. – Джесс продолжала тащить меня за собой и, через несколько секунд, мы уже оказались в палате, в которую привели виновника этого торжества. 

Пока я сидел и ждал, когда же, наконец, меня отсюда выпустят, мне позвонили все, кому только надо и не надо. Первой в этом списке была моя секретарша, которой срочно нужно было узнать, почему я так и не приехал на встречу с директором школы. Затем мне тут же последовал еще один звонок, но уже от Винсента. Потом я получил несколько звонков от клиентов, пару от Джека и еще от нескольких человек. Покой мне только снится, подумал я, убирая уже в сотый раз свой телефон в карман. 

- Адам, можно вас на секунду? – молодой медбрат подошел ко мне и, тихо взяв за руку, отвел в сторону, - мы только что звонили родителям господина Бауэра, к сожалению, они не смогут приехать за ним. До его отца мы не смогли дозвониться, а мать, видимо, чем-то очень занята. 

Я убрал руки в карманы.

- И что вы мне хотите этим сказать?

- Я хочу сказать, что вам придется побыть с ним еще кое-какое время, пока мы закончим накладывать ему небольшие швы, а затем, отвезти домой. Сотрясения, слава богу, нет, но небольшая рана всё же, присутствует.

- Да вы понимаете, что мне нужно на…

- Я все понимаю, господин Геллер, нам всем нужно работать, но вы тоже поймите.

Я сделал глубокий вдох, чтобы удержать себя в руках. Спокойно, Адам, ты же генеральный директор, в конце концов, они справятся и без тебя, успокаивал себя я.

- Так, ладно. Сколько мне нужно ещё здесь торчать? – спросил я нервным голосом. 

- Всего минут пятнадцать, не больше. Спасибо за понимание, господин…

- Идите, накладывайте свои швы, наконец! 

И тихо кивнув, парень удалился.

Я сел на небольшое кресло, в коридоре и стал ждать, постоянно поглядывая на часы. Пока тянулись эти долгие минуты, я успел проклясть всё на свете, включая свою машину, которая в тот день, к сожалению, завелась. Спустя некоторое время меня, наконец, попросили зайти. 

- Господин Геллер, мы наложили швы, побудьте с ним некоторое время, я сейчас вернусь, и можете забирать его.

- Спасибо, - ответил я. 

Молча зайдя в палату и подойдя к кровати, я встал над сидевшим на ней парнем, и сложил руки на груди.

- Ну что, господин Бауэр, - наигранно произнес я, - от вас одни проблемы!

Парень поднял голову и, одарив меня гневным взглядом, ответил:

- Тебя никто не просил быть моей нянькой! 

Я натянуто улыбнулся.

- Ты бы лучше не строил из себя крутого парня, каковым, как я уже успел заметить, ты не являешься, а сказал бы «спасибо»!

Парень усмехнулся.

- И не подумаю!

Слава Богу, чего у меня всегда было не занимать, это – королевского терпения. Другой бы на моем месте уже бы давно послал его ко всем чертям, и ушел бы оттуда, но, я же, относился спокойно к таким выходкам. Да и что с него было взять? В семнадцать лет я вел себя точно так же. 

- А ты, оказывается, ещё и довольно симпатичный, когда злишься. Раньше я этого не замечал. – я решил, что стоит немного поиздеваться. Да и что говорить, я действительно так подумал. 

Парень поднял на меня свои небольшие глаза, и я заметил в них даже тонкие нотки смущения. Но это продлилось недолго.

- Извращенец, - резко ответил он. 

Я рассмеялся. 

- Если бы ты только знал, какой! - моя рука потянулась к нему и, схватив его за воротник, притянула к себе. Глаза парня мгновенно расширились, и я прочел в них страх, - так что не шути со мной, мальчик!

Затем я расслабил хватку и отпустил его. В тот самый момент, в кабинет вернулся медбрат и Джесс вместе с ним.

- Ну, что, Адам, ты молодец. Справился с заданием. – Джесс тихо посмеялась, - ну что, господин Бауэр, можно позволить этому, хм, мужчине, доверить вас или снова позвонить вашей матери?

Я повернул голову на парня и не поверил своим глазам. Его лицо озарила улыбка, а глаза словно сияли.

- Конечно можно, Джессика, спасибо вам огромное за вашу помощь! Господин Адам доставит меня домой в целости и сохранности, правда ведь, Адам? – парень положил мне руку на плечо и заглянул в мои глаза, улыбаясь. 

Я тряхнул плечом, чтобы скинуть его руку.

- Непременно. 

 

Попрощавшись, мы вышли из палаты и направились прямо по коридору, к выходу.

- И чего это ты у нас стал вдруг таким добреньким? – спросил я, наигранно милым голосом.

Но улыбка с его лица тут же исчезла, а глаза снова выражали недовольство.

- Уж точно не из-за тебя!

Я закатил глаза.

- Влюбился в Джесс, что ли? Не обольщайся, она уже замужем!

- Всё гораздо проще, - ответил он.

- Правда? И что же за причина была у твоего наигранного счастья на лице?

Парень отвернулся.

- Я не хочу, чтобы меня везла домой она.

- Ты о матери?

- Она мне не мать.

- Не мать? А кто же тогда? Бабушка?

- Нет. Она моя мачеха.

 

Спустя несколько минут, мы, наконец, оказались в машине. Сев внутрь, пристегнув ремни и отъехав от больницы, я снова заговорил с ним:

- Ну, и куда тебя везти? 

Парень открыл окно и, выглянув в него, вытянул руку. 

- Куда угодно, только не домой.

- Не домой? И куда же я тебя дену? Поедешь кататься на своей доске с разбитой головой?

- Нет. Я поеду с тобой.

Я буквально опешил.

- Со мной? Ха, малыш, видимо ты немножко меня не понял, но я еду на работу.

- Значит, я поеду с тобой на работу.

Я рассмеялся.

- И какая же у тебя есть причина на то, чтобы не ехать домой? Снова ударился головой?

- Нет. Потому, что дома – она. 

Парень опустил голову и отвернулся. 

- И что? – продолжил я, - по-твоему, это значит, что нужно целый день мешаться мне, раз я пожалел тебя один раз и помог? Я не Мать Тереза, знаешь ли, у меня тоже есть дела, так что мне придется...

- Пожалуйста, - тихо произнес он и поднял на меня полные грусти глаза.

Не знаю, то ли он так хорошо сыграл роль бедного мальчика, то ли я сошел в тот момент с ума, но я поддался ему и, вернув взгляд на дорогу, повел машину в сторону своей работы.

Я понимал, каково это – жить под одной крышей с человеком, которого не можешь терпеть, а именно с мачехой. Половину своей юношеской жизни я провел точно так же, пока в один прекрасный день я не сказал «хватит» всему этому и не решился на самый важный в моей жизни шаг – бросить всё к черту и начать свою собственную жизнь.

 

Крис

 

Мы подъехали к большому, многоэтажному зданию и вышли из машины. Почему я никогда не обращал внимания на это здание раньше? Ведь оно же, наверное, самое высочайшее в городе. Я запрокинул голову, чтобы получше его разглядеть, но Адам тут же окликнул меня:

- Шею не сверни! И как тебя зовут, в конце концов? Как я всем представлю своего младшего брата, если я даже его имени не знаю?

Я перевел на него взгляд.

- Брата? – я рассмеялся, - да мы с тобой даже не похожи, слава Богу! 

Адам хлопнул дверью и направился в сторону входа.

- То-то я и смотрю, я такой страшный, что ты аж домой ехать не захотел, лишь бы со мной побыть!

Я злобно уставился ему вслед, но не нашел ответа. Ведь он был прав. Что-то внутри меня просто не хотело расставаться с ним. Ещё совсем недавно я ненавидел его всей душой, проклиная тот день, когда мы в первый раз встретились, а теперь я понимал, что это чувство словно испарилось. Может это его внутренняя доброта, которую он так усиленно пытался скрыть, изменила моё мнение? Не знаю. Но я, ни в коем случае не хотел показывать ему того, что я начинал чувствовать к нему. Или может быть, всё-таки, стоило?

Я догнал его и, поравнявшись с ним, ответил:

- Кристиан. Крис.

Но, повернувшись к нему, я увидел, что он даже не услышал меня.

- Да, Джек, я поднимаюсь! Буду через пять минут, хорошо? Окей, жди! – Адам повесил трубку и убрал телефон, - ты что-то сказал?

Я отвернулся от него и засунул руки в карманы. 

- Ничего.

 

Мы вошли в здание через центральный вход, где я сразу почувствовал себя в центре внимания. Через каждый шаг с Адамом здоровались люди, кто-то постоянно смотрел на нас, а он лишь вежливо всем улыбался и продолжал идти вперед. 

- Почему на нас так все смотрят? – не удержавшись, спросил его я, когда мы, наконец, вошли в огромный, железный лифт, оставшись вдвоем, - ты что, местная звезда? 

Адам посмотрелся в небольшое зеркало, висевшее на стенке, и убрал упавшие на лицо волосы.

- Потому, что я – генеральный директор этого агентства и мне всегда приходится быть в центре внимания. А раз ты со мной, то и тебе тоже, - он развернулся и улыбнулся мне. 

Когда я услышал это, у меня буквально отвисла челюсть. Я не ожидал услышать такого. Я думал, что он максимум – менеджер или что-то вроде того, но, когда узнал об этом, я был просто ошеломлен.

- Так значит, ты здесь самый главный? – спокойным тоном спросил я, будто знал об этом всю свою жизнь. 

- Ну, можно и так сказать, - ответил он и снова улыбнулся.

- Аа… - протянул я, - так почему же именно ты поехал в мою школу по этим своим делам? У тебя разве нет для этого каких-то служащих или ещё кого?

- Не служащие, а подчиненные, которые, к сожалению, были заняты, а я, как на зло, свободен! – он закатил глаза, толкнув меня плечом и отвернулся к дверям.

Пока мы ехали в лифте, на самый последний этаж, где находился его офис, все время молчали. Тишина, давившая на виски, да ещё и моё желание завести с ним разговор, просто убивали меня. Наконец, я решился снова заговорить:

- Адам?

- Что?

- А как называется твое агентство?

Он обернулся.

- А ты не видел при входе?

- Нет.

- «Art for life», - ответил он.

- Ясно, - произнёс я, опуская глаза.

Спустя ещё несколько секунд, я снова нарушил тишину:

- Адам?

- Что?

- А как переводится название?

Я прекрасно знал перевод. Но мне хотелось хоть что-нибудь спросить. 

- Ты что, в школе английский не учишь?

- Учу, - смущенно ответил я, - но у меня по нему тройка.

Адам усмехнулся.

- «Искусство для жизни».

- Аа… ясно, - ответил я.

На некоторое время мы опять замолчали. Казалось, что этот лифт едет целую вечность. Тихий шум сквозь железные стены, обрывки разговоров, слышащихся с этажей, которые мы пролетали мимо. Я смерил его затылок взглядом, но никак не решался заговорить снова. Но в ту же секунду в моей голове что-то щелкнуло, и я не смог удержаться:

- Адам? – тихо позвал его я.

- Да что ещё… - но как только он обернулся, я не позволил ему договорить.

Мгновенно прильнув к нему, я крепко обхватил его лицо руками и впился в его губы поцелуем. Сначала он попытался оттолкнуть меня, сделав легкое движение рукой, но затем перестал сопротивляться. Я целовал его, стоя на цыпочках, чтобы дотянуться, а он, опустив руки вниз, даже не шевелился. 

Что заставило меня тогда совершить этот поступок? Я не знаю. Но мне так сильно захотелось этого! Может быть, было сумасшествием, поцеловать взрослого, малознакомого мужчину, когда ты даже не был уверен в его предпочтениях, но тогда я почувствовал, что я не ошибусь.

Лифт остановился, и я сразу оторвался от него, сделав шаг назад. Он смотрел на меня большими, удивленными глазами, словно хотел сказать что-то, но я тут же опустил взгляд вниз. Двери лифта тут же открылись, и в коридоре показался невысокий молодой человек и тут же воскликнул: 

- Адам! Ну, наконец-то!

Молодой человек подбежал к лифту и как только мы вышли из него, он сжал в объятиях Адама, еле заметно целуя его в щеку. Я уставился на него недовольным взглядом, ненавидя себя за то, что только что сделал. 

- Адам, что с тобой? Ты какой-то бледный! Может быть тебе принести воды? И кто этот парень? – молодой человек коснулся плеча Адама, как только отлип от него и я почувствовал мимолетный прилив злости. Почему он так беспокоится за него? 

- Аа… Джек… привет… нет, нет, всё хорошо, - голос Адама звучал потерянно и взволнованно, - это… это мой…

Но я не дал ему ответить и широко улыбнувшись, протянул молодому человеку руку:

- Очень приятно, меня зовут Кристиан! Я двоюродный брат Адама, он вам обо мне не рассказывал? – Адам резко обернулся на меня и удивленно уставился. Видимо не ожидал такой любезности с моей стороны. 

- О, очень приятно! – ответил молодой человек и пожал мою руку, - я Джек, правая рука твоего брата, да, Адам?

Джек широко улыбнулся и подмигнул Адаму. Тот тут же опустил глаза.

- Так, эээ… Кристиан, пойдем в мой кабинет! Джек, я сейчас зайду к тебе, через пять минут, хорошо? – Адам машинально схватил меня за локоть и повел за собой.

- Нет проблем, - весело ответил Джек, - Крис, рад знакомству!

И легкой походкой Джек удалился к себе.

Мы вошли в кабинет, и, закрыв за нами дверь, Адам заговорил:

- Значит, ты Кристиан? - он начал ходить по кабинету, собирая повсюду какие-то бумаги. Выглядел он довольно растерянно, и со стороны это смотрелось очень забавно, - и, кстати, спасибо, что подыграл.

Я подошел к его столу и, облокотившись на него, сложил руки на груди.

- Джек твой парень?

Адам продолжал бегать по кабинету, словно мои слова даже не побеспокоили его.

- Какая тебе разница?

- Ну, да или нет?

- Нет.

- А мне кажется – да!

- Не говори ерунды, - продолжил он, - он наш креативный директор! 

Я усмехнулся.

- Так значит, ты со всеми своими подчиненными целуешься при встрече?

После этой фразы, бумаги выпали из рук Адама и гневно выругавшись, он принялся собирать их с пола.

- Что за чушь? Мы не целовались!

- Он поцеловал тебя в щеку!

- Бред!

- Я видел!

Собрав всё с пола, он мгновенно поднялся и, подойдя ко мне, швырнул их на стол.

- Это что, допрос? Какое твое дело, кто он мне? 

Я улыбнулся и, убрав руки в карманы, поднял голову, разглядывая кабинет.

- Да так… просто интересно…

Он промолчал и, обойдя стол, сел на кресло.

- Слезь со стола, хочешь посидеть, вон стул! – он указал мне на стул, стоящий прямо рядом со мной, и я, повинуясь ему, сел напротив.

Пару минут мы молчали, пока он смотрел что-то в своем ноутбуке, но вскоре он прервал тишину:

- Ты так и будешь на меня смотреть весь день? Займись чем-нибудь!

- Чем? У тебя тут даже делать нечего! 

Он оглядел кабинет.

- Ну… иди тогда, погуляй! У нас тут кафе есть на двенадцатом, поешь чего-нибудь…

- Не хочу, - ответил я, продолжая смотреть на него, - тебе, кстати, к Джеку надо зайти!

- Спасибо, я помню!

Снова несколько секунд молчания.

- Так, чего не идешь?

- Сейчас пойду.

Еще минута.

- Пять минут уже прошло, иди!

- Да что ты пристал? Это не срочно и тем более… - не дав ему договорить, его прервал телефон, - Алло? Да, Джек, иду, я уже иду!

Я засмеялся, откидываясь на спинку стула, а он поднялся и с улыбкой посмотрел на меня, сложив руки на груди.

- Чтобы я пришел – все было на своих местах, понял?

- Понял, понял, - ответил я сквозь смех.

Он вышел из-за стола, а затем, дойдя до двери, покинул кабинет.

Как только дверь за ним закрылась, я вскочил со стула и, обогнув стол, сел на его кресло и закинув ногу на ногу, откинулся на спинку. 

Интересно, каково это быть генеральным директором? Наверное, это так круто, рассуждал я про себя. Делаешь, что хочешь, ходишь, куда хочешь, полная свобода действий! Почему я тогда сразу не догадался, что Адам – главный в своем агентстве? Если бы он не был таковым, он бы не смог разъезжать со мной по больницам. Удивительно только, что он всё равно безумно спешил вернуться сюда. Наверное, он просто очень любит свою работу. Или…у него всё-таки есть отношения с этим Джеком?

Весь день, пока я торчал на его работе - мало видел его. Он приходил на пять минут, затем постоянно куда-то убегал со своими бумагами, и я уже десять раз пожалел, что остался здесь. Мне было жутко скучно, да еще и пока я гулял по этому огромному зданию, мне приходилось отвечать на бесконечные вопросы кто я такой и улыбаться девушкам и женщинам, называвшим меня «хорошеньким». Но зато тогда, когда он возвращался в свой кабинет за очередной порцией бумаг или просто проведать меня, я забывал обо всем. Не знаю, что случилось с моей головой, и каким сильным был тот удар в школьной столовой, но я был просто безумно счастлив, когда снова видел его. 

Забыл ли он уже о том поцелуе? Кто знал. Но когда он отвез меня домой по окончанию рабочего дня, и мы попрощались, я был решительно настроен, что просто так не отстану от него. Да и как иначе? Ведь отныне я запросто мог приходить к нему на работу. Ведь теперь я, как-никак, был его «младшим братом»!

 

Адам

 

Меня разбудил тихий шепот над ухом. Я приоткрыл глаза и увидел перед собой добрые глаза, смотревшие прямо на меня.

- Доброе утро, я приготовил кофе!

Это был Джек. 

Я улыбнулся и, потянувшись, потер глаза.

- Уже пора? 

- Через полтора часа совещание, - улыбка снова озарила его лицо, и он поцеловал меня в губы, перед тем как уйти на кухню, предоставляя мне возможность проснуться самому. 

Я приподнялся на кровати и, скинув с себя одеяло, встал и направился в душ. 

Прошлой ночью Джек снова остался у меня. Я всегда любил, когда мы проводили ночи вместе и с утра шли на работу. Это казалось мне настолько милым и чем-то приятным, что порой мне хотелось покончить с холостяцкой, разгульной жизнью и предложить ему пожить вместе. Конечно, эти мысли быстро пропадали из моей головы, когда я осознавал, что кто-то будет постоянно мелькать перед моими глазами, даже он. У нас с Джеком был прекрасный секс, о котором можно было только мечтать, у нас было взаимопонимание, были общие интересы, было всё… но я понимал, что я не смог бы полюбить его. 

Прошло уже три или четыре дня с тех пор, как тот парень по имени Крис провел целый день у меня в офисе. Пока тянулись эти дни, я долго думал о нем и вспоминал разные глупые мелочи, сказанные им во время наших коротких разговоров и, постоянно, невольно улыбался. Еще и тот странный инцидент в лифте, когда он просто ни с того ни с сего подошел и поцеловал меня. Тогда я просто сделал вид, что ничего не случилось, но с тех самых пор этот поцелуй не выходил из моей головы. И я даже не оттолкнул его. Я до сих пор не мог понять, почему я этого не сделал. Было ощущение, что этот человек просто перевернул с ног на голову все мои принципы. Я пока не понимал, что я испытал в тот момент, но единственное, что я знал точно, тогда меня словно парализовало. 

Закончив принимать душ и обмотав бедра полотенцем, я вернулся к Джеку, стоявшему на кухне у окна и пьющему свой кофе, глядя куда-то вдаль. На столе одиноко стояла вторая чашка, в ожидании меня. 

- Спасибо, - прошептал я ему на ухо, подойдя сзади и обняв за талию.

Джек положил свою руку на мою и, повернув голову, ласково поцеловал. 

- Пей, а то остынет.

Я крепко прижал его к себе, и моя рука машинально потянулась к его животу, постепенно опускаясь ниже. Меня всегда безумно возбуждали его тихие, нежные поцелуи. Когда он целовал меня так, я знал – он дразнит меня. 

- Джек… - шепнул ему я, уже расстегнув его только недавно надетые брюки. 

- Да, Адам?

Он понял меня с одного слова, а я понял его с одного взгляда. Мы занимались сексом всё утро и опоздали на работу. Естественно, без нас совещание не началось и отложилось где-то на час. Да и о каком совещании могла идти речь? Ведь ты всегда будешь рядом со мной, Джек. Кем бы ты ни был в моей жизни. Разве ты не знаешь об этом?

 

Крис

 

- Охренеть, просто охренеть! Вот тебе повезло-то! – Ханнес слушал мою историю с открытым ртом, периодически запихивая туда сэндвичи, приготовленные моей мачехой и сидя на моей кровати, - Нет, ну я просто в шоке! Красивый, богатый, еще и генеральный директор! Это же Рай просто, Крис! А ты говорил, что он отвратительный! Как у тебя язык то вообще поворачивался? Он тебя даже в больницу отвез!

- Не знаю, мне казалось, что он такой… но теперь я понял, что другой…

Ханнес перестал есть и ненадолго задумался.

- Крис, я вот думаю. Неужели у такого обеспеченного и привлекательного человека как он, никого нет? Ты думаешь, он свободен?

Я ненадолго замолчал, как только перед моими глазами предстал Джек. Тот самый Джек из агентства Адама. Я вздохнул.

- Я не знаю. Он не говорит. Я спрашивал его о Джеке, и он сказал, что у них ничего нет. 

Ханнес задумался на какое-то время, а затем, резко заговорил:

- Ты веришь?

- Я не знаю. Он поцеловал его при встрече. Это было еле заметно, но я увидел. 

- Ну, знаешь, поцеловать и я тебя при встрече могу, это же не значит, что мы любовники!

- Ещё не хватало, - поморщился я.

Ханнес посмеялся мне в ответ.

- Ну, вот видишь, значит ничего у них нет. А если и есть, то я думаю, ты сможешь сделать так, чтобы всё это быстро закончилось. 

- Думаешь?

- Я уверен, Крис! - Ханнес слегка приобнял меня за плечо и тихо похлопал, - а теперь, вперед! Мне в школу, а тебе – к своему ненаглядному! 

Мы поднялись с кровати и, спустившись вниз по лестнице, вышли из дома, тут же запрыгивая на свои доски и разъехались по разным направлениям. В тот день я снова был настроен увидеть его и очень надеялся на то, что я смогу попасть к нему на работу.

Всю дорогу я строил в голове план, как мне вести себя с ним. Быть маленьким, наивным ребенком? Глупо. Снова дерзить, строить из себя грубияна? Это уже ближе. Но зачем? Потому, что именно таким я был с самого начала, и я не хотел показывать ему свою слабость, пусть пока ещё не такую явную, но достаточную, чтобы её заметить. Но ведь тот поцелуй... стоило ли еще строить из себя дурачка, когда мой поступок уже сам сказал всё за себя?

 

- Простите, господин Бауэр, но у него сейчас очень важное совещание. Вы можете подождать здесь. Могу я предложить вам кофе? – секретарша вежливо улыбнулась мне, указывая на диван.

Я почесал затылок и посмотрел на закрытую дверь.

- А долго ждать?

- Думаю, что да. Все и так отложилось из-за опоздания господина Геллера и господина Хъюдека на целый час. 

Уже почти развернувшись, чтобы направиться к дивану, я замер на месте.

- Хъюдека? Джека Хъюдека?

Секретарша кивнула.

- Совершенно верно. 

- Мм… - делая вид, что мне абсолютно все равно протянул я, - а они что, живут вместе?

Девушка удивленно посмотрела на меня, а затем усмехнулась.

- Мне кажется, вам этого лучше знать, Кристиан, ведь вы же его брат. 

Я замер на секунду, понимая, что спросил глупость, но затем поправил ситуацию, тихо кашлянув:

- Ну, вообще-то я его не родной брат, а двоюродный. Я приехал издалека и живу здесь с матерью… эээ… мы с Адамом редко видимся и…

- А вообще, знаете, Кристиан, - перебила меня секретарша, чуть облокотившись на стол и потянувшись к моему уху, - поговаривают, что у них роман, - она хихикнула, - но Адам это всячески отрицает.

У меня захватило дыхание и мне стало немного не по себе. Значит, я был прав? Сделав совершенно спокойный вид, я продолжил свои расспросы у явно расположенной к беседе, глупой и болтливой секретарши:

- Как интересно, брат мне об этом не рассказывал. И часто они так опаздывают на совещания вместе?

- Ну, на совещания нет, а вот на работу они довольно часто приходят вместе. Все вокруг говорят, что Джек изредка ночует у Адама.

- Серьезно? 

- Ну да… Ах, господин Бауэр, кажется, я говорю лишнее, если Адам узнает, он убьет меня!

Я улыбнулся.

- Ну что вы! Мой брат не имеет от меня никаких секретов и то, что вы рассказали мне об этом, не является чем-то страшным.

Секретарша пожала плечами и улыбнулась. Я встал со стула и направился к дивану, а она, тем временем, всё-таки, пошла готовить мне кофе. 

Я плюхнулся на мягкий, обтянутый кожей диван, откинулся назад и закрыл глаза. Значит, они всё-таки вместе. Он мне соврал. Да и чего я хотел? Что взрослый мужчина обратит внимание на какую-то малолетку и разоткровенничается? Я вздохнул. И чего я вообще здесь жду? Что он выйдет, бросится ко мне в объятия и увезет на край света на своём чёрном Mercedes? Бред. Я только зря трачу время. Семнадцатилетний парень взрослому мужчине не пара.

 

Адам

 

Сколько это совещание уже тянется, три часа? Четыре? Вечность? Казалось, что за всё это время, проведенное нами в переговорной, мы так и не пришли ни к какому единому мнению. У каждого были свои идеи по поводу развития нашей компании, все долго спорили, что просто не позволяло ни о чем договориться, и лишь только Джек постоянно сохранял спокойствие и выслушивал каждого с его безумными предложениями. Я знал, почему он был так добр и спокоен. Он становился таким всегда, когда проводил ночи со мной. 

Просидев в кабинете в одном положении уже долгое количество времени, у меня затекла спина. Неужели мы провели здесь уже почти весь день? Я взглянул на часы. Половина седьмого. Нет, пора было все это заканчивать, пока мы все не сошли с ума!

- Так, уважаемые, прошу меня простить, но я предлагаю отложить всё на понедельник. В таком темпе мы не придем ни к какому единому решению, а после выходных, я надеюсь, мы все сможем набраться новых и интересных идей и обсудить всё снова. Все согласны поступить так? Вот и отлично. Ну что ж, все свободны, всем приятных выходных! Господин Хъюдек, я прошу вас остаться на минутку, нужно кое-что обсудить! - я кинул мимолетный взгляд на Джека, а тот подмигнул мне.

Когда все, изможденные и усталые, покинули помещение, я подошел к Джеку и, притянув его к себе за галстук, жадно поцеловал.

- Веришь, но я мечтал сделать это весь день! Ты столько говорил, что я просто не мог спокойно смотреть на то, как шевелятся твои губы. Они так возбуждают… - с этими словами поцелуй повторился.

- Адам, ты начинаешь меня пугать. Что за повышенное внимание к моей персоне? – игриво спросил Джек, закидывая руку мне на шею.

- Хмм… пожалуй, я просто слишком люблю твоё тело, - прошептал я и уже было собрался начать расстегивать его рубашку, как вдруг, в дверь постучались и нам пришлось резко отскочить друг от друга в разные стороны. 

- Адам? Прости, что врываюсь, но тебя там уже целый день ждет один человек.

- Меня? Кто это может быть? – удивленно спросил я. Джек посмотрел на меня и пожал плечами, - хорошо, я выйду через минуту.

Когда дверь закрылась с другой стороны, я подошел к Джеку и уткнулся в его плечо.

- Почему мне никогда нет никакого покоя в этом мире, Джек? – пробурчал я, саркастически издав всхлип.

Джек положил руку мне на голову и нежно погладил мои волосы.

- Потому, что ты большой человек, Адам. А таким как ты никогда не бывает покоя. 

- Давай сходим куда-нибудь сегодня? – предложил я, приподняв голову и посмотрев ему в глаза.

- Ты приглашаешь меня на свидание? 

- Пусть будет так, - согласился я, - подожди меня здесь, я сейчас выйду к этому человеку-загадке и вернусь, хорошо?

- Я жду, - ответил Джек.

Я кивнул ему и вышел из кабинета.

 

Когда я вышел наружу, никого не увидел, но как только я столкнулся взглядом с Мишель, она кивнула мне в сторону дивана, стоявшего у окна. Я повернул голову и не поверил своим глазам. На краю дивана, скрючившись в какой-то странной позе, лежал Кристиан, подложив под голову руку, и тихо спал. Я снова повернулся к Мишель и шепотом спросил:

- Давно он здесь?

Мишель кивнула, а затем, тихо ответила:

- С одиннадцати утра.

Я удивленно выпучил глаза, переводя взгляд то на него, то на неё и медленным шагом направился к нему. Склонившись над ним, я улыбнулся. Ты что сумасшедший, парень? Зачем ты ждешь меня весь день? 

Только я хотел протянуть руку, чтобы разбудить его, как вдруг его глаза резко открылись, отчего я тут же вздрогнул.

- Привет, - прошептал я. 

- Где я? – хриплым голосом ответил он и поднялся.

- Ты на самом последнем этаже самого высотного здания в городе. И ты, кажется, кого-то ждал, я прав?

Наконец, очнувшись и начав кое-что соображать, он поднялся с дивана на ноги и серьезно посмотрел мне в глаза.

- Ждал, а теперь я иду домой!

Он резко развернулся и хотел уже направиться к лифту, но я схватил его за рукав и остановил.

- Куда ты собрался? Ты что, сюда поспать приходил? Хотел мне что-то сказать? Тогда говори, я весь внимание.

- Нет.

- А что тогда?

- Да отпусти ты! – вырывался он.

Заметив то, как Мишель удивленно смотрит на нас, я улыбнулся ей и шепнул Крису на ухо:

- Если ты не прекратишь выпендриваться, все здесь поймут, кто ты такой, а мне бы этого не очень хотелось. Говори, что ты хотел и перестань вырываться!

Он злобно посмотрел на меня, видимо сам не понимая, чего хотел, но как только он уже было собрался ответить, из моего кабинета вышел Джек.

- Адам! Ты чего так долго? Мы, кажется, собирались пойти…ах, Крис! Добрый вечер, рад тебя видеть! Как ты? 

Внезапно лицо Криса сделалось снова на редкость милым. Точно, как в тот раз, когда они с Джеком встретились впервые. Как у него это получалось?

- О, Джек! Спасибо, всё хорошо! А мы вот тут как раз с Адамом решали вопрос, куда нам пойти сегодня. Он обещал показать мне ваш огромный парк аттракционов. Правда Адам? Ты говорил, что там здорово! Может, туда и пойдем? А то ты так давно не проводил мне экскурсию по городу!

Я ошарашенно посмотрел на него, а затем, на Джека. Что мне делать? Если я скажу, что я ничего такого не обещал, может открыться то, что он мне не брат, а я не хочу, чтобы все это узнали. Достаточно мне приписанных интриг с половиной нашего персонала, а тут еще и припишут мне несовершеннолетнего ребенка. Но если я не пойду никуда с Джеком, как пообещал, он безумно расстроится. Что же, всё-таки, мне делать?

- Эээ… - растерянно протянул я, - ну вообще-то мы собирались… да… Джек, я совсем забыл… но мы можем и не идти, правда, Крис? Мы же можем и в другой раз?

- Адам! Ты в своем уме? Он ждал тебя весь день! А наш с тобой поход может и подождать! – осуждающе ответил мне Джек, - идите, веселитесь! Не каждый же день брат приезжает погостить!

Лицо Джека источало невероятную доброту, и я совершенно не был удивлен этому. Он был готов на всё, лишь бы мне было хорошо и удобно. 

- Эээ...спасибо за понимание, - неуверенно сказал я, пребывая в дикой растерянности, что все произошло так неожиданно, -  ну, значит, тогда до понедельника? 

- До понедельника, Адам! Удачи вам. Пока, Кристиан!

 Одарив нас своей ослепительной улыбкой, Джек развернулся и, скрывшись за дверями лифта, уехал вниз. Я повернулся к Крису, на лице которого сияла победная ухмылка, и сложил руки на груди.

- Ну и что это сейчас было?

- Месть.

- Месть? – удивился я, - и за что же интересно ты мне мстишь?

Крис прищурился. Я даже не представлял, что было сейчас в его голове.

- За враньё.

- Господи, да о чем ты? – возмутился я.

- О том, что ты сказал, что между вами ничего нет.

- Ничего и нет.

- Есть.

- Нет.

- Есть!

- Да нет же! – не выдержав, воскликнул я, чем вызвал дикий интерес собиравшейся домой секретарши и снова мило ей улыбнувшись, схватил Криса и утащил за угол.

- Так, слушай, жди здесь, я сейчас заберу вещи из кабинета и приду. Хорошо?

- Хорошо.

- И никуда не уходи, понял?

- Понял.

Через пару минут я со своей сумкой и парой папок вернулся из кабинета. Крис ждал меня там же, где я его оставил, и мы вместе поехали на лифте вниз, а затем, вышли из здания. 

 

На улице уже начинало потихоньку темнеть, город погружался в тихий, весенний вечер. Мы подошли к машине, которая ждала нас на стоянке и сев внутрь, я спросил, поворачиваясь к Крису:

- Ну что, тебя домой? 

Он повернулся ко мне и, одарив меня грустным взглядом, отвернулся обратно.

- Что ты молчишь? Не хочешь домой что-ли? 

Снова молчание.

- Кристиан?

Он демонстративно сложил руки на груди и опять не отреагировал.

- Ну, хорошо… ты что, правда, хочешь в этот парк?

Крис кивнул головой, продолжая смотреть в окно. 

- И что там делать? Кататься на аттракционах?

Снова кивнул.

- Крис, но мне уже не семнадцать…

Он повернулся.

- Но тебе еще и не пятьдесят.

И тут я задумался. А почему бы и нет? Как давно я был в парке аттракционов? Лет пять назад, а может, десять? Почему бы и не почувствовать себя хотя бы раз просто ребенком? Уйти от проблем, от совещаний, от работы, от суеты… 

- Что ж, хорошо! Только я не буду кататься на «Торнадо». 

Он резко подскочил на месте, и лицо его озарила радость.

- Ты что, боишься? – восторженно воскликнул он.

- Нет, я просто не хочу.

Он громко засмеялся и легко толкнул меня в плечо.

- Ты боишься! Боишься!

- Ничего я не боюсь, - твердил я, пытаясь сдержать улыбку, - я никогда ничего не боюсь!

- Тогда давай прокатимся на нем!

Я закусил нижнюю губу и завел машину.

- Хм…там точно не страшно?

- Нет же! Это круто! Мы с Ханнесом катались на нём по три раза подряд!

Услышав про «три раза подряд» мне стало дурно. Но неужели я испугаюсь каких-то американских горок, когда их даже не боялись два молодых парня?

- Ну, хорошо, уговорил.

- Ура! – воскликнул он, - только, давай поспорим!

- Поспорим? И что же это будет за спор? 

- Если ты испугаешься и не пойдешь кататься на нём, ты будешь должен исполнить моё желание. Если же ты всё же прокатишься на нём, я исполню твоё.

Я задумался. Почему бы и нет? 

- Договорились!

Через несколько минут мы уже мчались в сторону парка аттракционов и развлечений, забыв обо всем на свете. Мне было не по себе, ведь я слишком давно не делал маленьких глупостей, но то, что рядом со мной сидел тот, кто был способен сподвигнуть меня на них, меня только радовало. Пусть сегодняшний вечер будет самым веселым вечером пятницы за последние месяцы и пусть этот парень покажет мне, что такое настоящее, так давно забытое мной, детство! Ведь мне так этого не хватало.

 

Крис

 

Я не верил тому, что происходило. Может быть, я зря все это затеял? Пришел к нему на работу ни свет ни заря, прождал его там целый день, прогуляв школу, соврал его коллеге, а возможно даже и его парню, что я должен пойти с ним в парк аттракционов под видом его брата. Правильно ли всё это, думал я.

Я не знал, что руководствовалось моим разумом последние несколько дней. Я был счастлив, потому, что мог провести время с тем, кого совсем недавно просто ненавидел. Но что будет дальше, если мне понравится это настолько, что мне будет мало? И что будет если в один прекрасный момент ему надоедят все эти игры в «братьев» и он навсегда исчезнет? Я боялся думать об этом. Да, я и не хотел. Отец всегда учил меня жить сегодняшним днем и добиваться своей цели, и теперь я мог сказать, что я нашел эту цель. Моя цель – это он. 

 

- Доску-то свою оставь! – крикнул мне Адам, выходя из машины и захлопывая за собой дверь, - зачем ты её с собой тащишь?

Я молча посмотрел на него, а затем на скейт. Я открыл дверь автомобиля и бросил его на заднее сидение. 

- Эй! – снова произнес он, - ты мне все сидения перепачкаешь! Положи его нормально, а не колесами вниз!

Я закатил глаза и снова, словно исполняя поручение отца, потянулся к заднему сидению и сделал так, как он просил. 

- Всё? – спокойно спросил я.

- Да, - довольно ответил он, нажимая на кнопку брелка от автомобиля. 

Машина издала характерный звук и когда двери были заблокированы, мы отправились ко входу в огромный парк развлечений, на стоянке возле которого мы припарковались.

Пока мы шли по дороге, небо потихоньку начинало покрываться яркими звездами. Центральный вход парка переливался разноцветными огнями, и казалось, что мы находимся на съемках какого-то американского фильма-страшилки. Обычно именно в таких фильмах происходит что-то ужасное на территории парка аттракционов, особенно, когда на дворе уже давно стемнело.  

Всю дорогу до входа я курил, периодически выслушивая неодобрительные фырканья в свой адрес со стороны моего некурящего спутника, но это было настолько забавно, что я только наслаждался тем, как он постоянно морщился и отворачивался, когда дым летел в его сторону. 

Когда мы подошли ко входу, обнаружили, что перед нами была огромная очередь. Встав в её конец и выругавшись про себя, я поднялся на мыски и попытался посмотреть над головами стоящих впереди людей. 

- Ох**ть! Уже вечер, а такая длинная очередь!

Услышав моё грубое высказывание, женщина, стоявшая впереди меня, резко обернулась и громко цыкнула, демонстративно дав мне понять, как я ужасно выражаюсь. 

Адам тут же резко ткнул меня в бок и посмотрел неодобрительным взглядом. 

- Ты можешь потише? Впереди дети! Держи себя в руках.

Я поднял на него голову и прищурился.

- Можно подумать ты никогда не ругаешься!

- Только в редких случаях. 

- Не верю.

- Так и есть.

Я сложил руки на груди. 

- А вот так?

Я резко поднял правую ногу и, что было сил наступил ей на его белый, практически стерильный кроссовок. 

- Бл*ть, Кристиан! – закричал он, резко подскочив на месте, - ты знаешь, сколько они стоят?

Я прыснул от смеха, а Адам тут же понял, что он сказал, закрыл рот рукой и отвернулся.

- Кошмар! – фыркнула стоящая впереди женщина, подвигая ближе к себе своего ребенка, - как вам не стыдно, молодой человек! Ладно, он, глупый еще, но вы-то…

- Простите… - выжал из себя он.

Меня накрыл приступ дикого смеха. Я смеялся во весь голос, сгибаясь пополам, а он стоял, залитый краской и не знал, куда себя деть. 

- Ты больной, - произнес он, глядя на меня с улыбкой, а я никак не мог перестать угорать, - ты точно больной, Крис. 

Немного отдышавшись, я поднял голову, посмотрел по сторонам и произнес:

- Кажется, нас теперь ненавидит вся очередь.

Он оглянулся назад и тут же столкнулся с парой неодобрительных взглядов. 

- И всё из-за тебя.

Я, наконец, более-менее успокоившись, посмотрел по сторонам, и вдруг мне в голову пришла одна очень интересная идея. 

- А, ну их всех! Пойдем! – махнув рукой, сказал я.

- Пойдем? Куда? Ты уже не хочешь в парк, псих? 

- Хочу, но у меня есть идея получше!

Жестом указывая ему идти за мной и миновав очередь, я повел его туда, где все можно было сделать гораздо проще. 

- Куда ты меня ведешь? – все еще не понимая происходящего, спросил он.

Не ответив ему, я прошел еще немного вперед и, наконец, оказавшись в заветных кустах, уже успевших обрасти мелкой листвой, остановился и развернулся к нему. 

- Сейчас я подпрыгну, а ты немного подкинешь меня вверх, понял? 

- Что? Куда? Ты хочешь, чтобы мы лезли через забор?

Я закатил глаза.

- А что, не ясно?

Он посмотрел на забор, а затем на меня.

- Эээ… ты, конечно, прости, но я в этом не участвую, - произнес он и, уже было собрался развернуться и пойти назад в очередь, как вдруг я крикнул ему:

- Боишься!

Он резко развернулся.

- Я не боюсь, я просто не хочу пачкать светлые брюки. 

- Боишься, - снова произнес я.

- Не боюсь.

- Боишься, боишься. И твои отговорки с брюками не прокатят.

- Кристиан!

- Адам?

- Я не полезу через забор.

- Почему?

- Я не какая-то шпана, а взрослый человек. Это неправильно. 

- Боишься.

- Нет!

- Боишься!

- Нет!

- Боишься, боишься, боишься!

- Да не боюсь я, черт возьми! – закричал он и, резко подбежав к забору и подпрыгнув, словно в кино, крепко ухватился за него руками и через долю секунды уже сидел на самом верху. Я стоял и смотрел на него с открытым ртом, не в силах произнести ни слова. 

- Боюсь? – уже спокойно спросил он, отряхивая руки, а затем, поправляя воротник рубашки. 

- Вот это да… - прошептал я.

- Теперь твоя очередь! – крикнул он мне и через секунду тут же скрылся за бетонной стеной забора. 

Через несколько минут мы уже, как ни в чем не бывало, шли по главной дороге парка аттракционов, словно вовсе не совершали ничего противозаконного. Вход в парк стоил пусть и не дорого, но, совершив этот поступок, мне безумно хотелось проверить, на что способен Адам, и он не разочаровал меня. Пускай снаружи он хоть и был довольно серьезным человеком, но внутри он был простым парнем, которого он так стеснялся показать окружающим. Я не знал, чем закончится наш вечер и куда приведут нас наши безумства, но я очень надеялся на то, что мы проведем его весело. Если ты не захочешь, Адам, я заставлю тебя побыть ребенком. Хотя бы сегодня. Хотя бы со мной.

 

Адам

 

Что я делаю? Прыгаю через забор с этим сумасшедшим парнем! Наверное, я окончательно рехнулся. Нас могли поймать и в лучшем случае, вывести из парка за такое, а в худшем вообще забрать в полицию. Что бы было в газетах на утро? «Адам Геллер проник со своим младшим братом на территорию парка незаконно?» Или может быть сразу – «Адам Геллер сошел с ума?» 

Я представлял лица моих сотрудников, прочитавших это. Я представлял лицо Мишель, сидящей за своим столом и хихикающей над статьей вместе со своими подружками из отдела. Я представлял лицо Джека, прочитавшего это в своем кабинете. Он бы, наверное, улыбнулся… Потом он бы поднес палец к губам, смочил его и перевернул страницу. Его глаза бы бегло прошлись по тексту, написанному обо мне, а затем он бы отложил газету в сторону и пришел бы в мой кабинет. Он бы подошел ко мне и, встав сзади, наклонился к моему уху. Его руки плавно опустились бы на мои плечи, и он бы прошептал еле-еле слышно: «Молодец, Адам.» Потому, что только он понимал и знал меня настоящего. Только он мог дать мне побыть с ним собой. Только он мог делать это раньше, а теперь я понимал, что появился кто-то ещё…

 

Из моих раздумий меня вырвал веселый голос Криса, доносящийся откуда-то издалека. За то время, пока я шел и думал, он успел каким-то образом оказаться возле большого, мрачного замка, стоящего неподалеку и окруженного небольшой толпой людей. 

Вид у замка был по настоящему устрашающим, а надпись «Дворец Страха», возвышавшаяся на самом верху, выглядела еще более неприятно. Но разве возможно было вообще там чего-либо испугаться? Сколько себя помню, мне всегда было только безумно весело в таких местах. 

- Адам, пойдем сюда!

Неужели он так хочет попасть в этот псевдо-страшный замок? Я улыбнулся.  

- Там не страшно, Крис. Пойдем куда-нибудь еще. 

Но Крис закатил глаза, и, подбежав ко мне, схватил меня за локоть и потащил за собой:

- Тебе понравится. Я обещаю!

Я вздохнул и подчинился ему. Пусть парень порадуется, подумал я.

- Хорошо, но я уверяю тебя, там нет ничего ужасного. Все эти глупые резиновые и пластиковые куклы, совершенно не натурально выглядящие, огненные глаза, с лампочками вместо зрачков… ерунда все это…

- Да, ты прав, Адам, ты совершенно прав… - говорил он, даже не слушая меня. Он целеустремленно вел меня к этому замку и когда мы подошли к входу, он повернулся ко мне. 

- Не боишься? – спросил он и прищурился.

Я усмехнулся.

- Нисколько. 

Достав из кармана кошелек и расплатившись на входе за нас двоих, я протянул ему билет. Он поднял на меня удивленные глаза.

- Зачем ты заплатил за меня? Я мог сам.

- Заходи, Крис, - ответил я, не дав ему договорить. 

Слегка приобняв его за плечо, я повел его вперед и когда мы протянули на входе билеты, я шепнул ему на ухо:

- Не умри со страха, мальчик!

Затем я рассмеялся. Я знал, что в этом дурацком замке нас не ждет ничего, кроме в лучшем случае – веселья, а в худшем – скуки. Он посмотрел на меня и снова улыбнулся. 

- Взаимно, Адам! 

 

Когда мы вышли из этого чертового замка, я думал, что все что сейчас было, мне приснилось. Моё сердце быстро билось, а на лбу выступили мелкие капли пота. Все эти страшные рожи выглядели настолько правдоподобно, а эти резкие выскакивания скелетов из-за угла были такими внезапными, что я думал, что просто сойду с ума. Вот уж точно я не ожидал, что какая-то детская комната страха меня сможет так напугать! Помню, как я всегда засыпал под ужастики, как смеялся над всеми этими монстрами в фильмах, как потешался над теми, кто всего этого боялся и вот, напоролся на те же грабли. 

Крис же все это время только и успевал хихикать надо мной. Каждый раз, когда я вздрагивал, он прыскал от смеха, каждый раз, когда мои глаза становились словно два шара, он держался за живот. Наверняка он знал этот чертов замок до мельчайших подробностей.

Ну, держись, парень, сейчас я тебе отомщу за всё!

- Засранец… - тихо прошептал я, как только мы немного отошли от этого проклятого места, - какой же ты засранец… 

С этими словами я резко метнулся к нему, от чего он тут же отскочил и с громким смехом, что есть силы, побежал от меня прочь. 

Я бежал за ним, пытаясь догнать, а он, постоянно оглядываясь, несся вперед сломя голову, не позволяя мне даже приблизиться. Мне хотелось догнать его, дать ему по его маленькой, глупой голове, за то, что он чуть не довел меня до инфаркта своим проклятым замком.

- Стой, Кристиан! Стой, я тебе говорю! – кричал я, ему вслед, минуя удивленных прохожих и перепрыгивая через низкие, пушистые кусты, высаженные вдоль дороги. Наши лица сияли улыбкой, его смех продолжал отдаваться в моих ушах, а я всё бежал и бежал за ним, словно ребенок за соседским мальчишкой, отобравшим у него игрушку. Как давно мне было так весело? Как давно мне было по-настоящему так легко и хорошо?

Еще пара быстрых движений и я, наконец, догнал его.

Я напрыгнул на него сзади и тем самым, повалил на свежую, недавно скошенную траву. Упав вслед за ним, еще несколько секунд мы валялись по земле и пытались перебороть друг друга, но вдруг, каким-то образом он оказался сверху и крепко прижал меня к земле. Он смотрел на меня горящими глазами и даже не думал отпускать. Мелкий, а такой сильный!

- Отпусти меня, - смеясь, говорил я, пытаясь вырваться.

- Пойдешь со мной на Торнадо? Или уже боишься? – его голос звучал смело.

Я снова попытался вырваться.

- Пойду!

- Не боишься?

- Не боюсь!

Он замолчал, и долгое время просто смотрел на меня, словно задумал что-то. И, кажется, я понял, что… 

- А этого ты не боишься?

Он медленно потянулся ко мне. Его глаза закрылись, а его губы слегка разомкнулись, уже едва касаясь моих. Его хватка постепенно ослабела, в то время, как он приближался ко мне, но…, к сожалению, я быстро смог воспользоваться моментом его слабости. Резкий рывок, переворот и вот уже я оказался сверху. 

Не успев ничего понять, он ошарашенно смотрел на меня. 

- Прости, мальчик! – сказал я и, подмигнув, тут же поднялся на ноги, - Но «Торнадо» уже ждёт нас!

С этими словами я зашагал в сторону указателя к самому страшному аттракциону парка, строя из себя гордого победителя, но в голове крутилась лишь только одна мысль, не дававшая покоя мне уже практически весь вечер: даже не смей прикасаться к парню, Адам, как бы тебе этого не начинало хотеться… 

 

Крис

 

- Ханнес, алло! Ты меня слышишь? 

- Да, чего ты орешь? Я только лег спать... - голос Ханнеса в трубке был уставшим, - ты по делу или опять поболтать по душам? 

- Ха-ха, смешно! Я по делу! И по очень важному!

- Важному? Что случилось? Ты уже у Адама? Вы трахались? И как это было?

- Идиот! Мы в парке!

- Парке? – удивленно спросил он.

- Да, в парке аттракционов.

В трубке послышался смех.

- Крис… в парке аттракционов? Нет, я не могу! У вас свидание прямо как в американской молодежной мелодраме! Ха-ха! – не мог успокоиться он.

- Хватит ржать и слушай меня. Это никакое не свидание. Короче долгая история. Слушай, у меня к тебе дело и очень важное! Я тебе звоню, пока он стоит в очереди за билетами на этот чертов «Торнадо». 

- Торнадо? – Ханнес прыснул от смеха еще громче, - да ты же его до смерти боишься, Крис! Никто тебя еще не умудрялся на него затащить!

- В том то и дело, идиот, что я с ним поспорил о том, что, если он откажется там кататься, он исполнит моё желание, а если согласится – я исполню его! Я был уверен, что он испугается, а он решительно настроен! Что мне делать? Мало того, что мне нужно, чтобы он моё желание исполнил, так еще, и я сам туда лезть не хочу! Спаси меня!

- Нет, ну ты полный кретин, Крис! – продолжал смеяться Ханнес, - как ты умудрился так все запутать?

- Не знаю! Но все должно пойти так, как я придумал! Есть идеи на этот счет?

Ханнес задумался на секунду, и в трубке повисла недолгая тишина.

- Во! Я знаю, что тебе нужно сделать! Скажи, что тебя тошнит! Точно прокатит.

- Ханнес!

- А чего? Нормально… я так всегда говорю матери, когда в школу идти не хочу.

- Ханнес, Адам – не твоя мать. Нужно что-то нормальное, чтобы это не выглядело так, что испугался я!

В трубке снова повисло молчание, и вдруг Ханнес резко воскликнул:

- Я знаю! Смотри: Адам же в очереди, так?

- Да.

- Сейчас ты подойдешь к нему, и у тебя зазвонит телефон. Это буду я.

- Ну?

- Чего ну? И я тебе типа скажу, что только что слышал по новостям повтор утреннего выпуска, что вчера этот «Торнадо» завис наверху, посреди мертвой петли вниз головой и его целый час не могли починить. Ты удивишься и скажешь об этом Адаму, он испугается, и не захочет там кататься. И желание у тебя в кармане и в штаны не наложишь от страха! Круто я придумал?

- Да уж, гениально, - сказал я, закатив глаза.

- Нет, ну не нравится, ради Бога, думай сам…

- Стой, стой, стой… ладно… звони мне через минуту.

- Точно?

- Да…

- Ну что, тогда жди. И главное роль хорошую там сыграй. 

- Ага.

Я отключился и тут же направился к Адаму. 

Конечно же, нормальной идеи Ханнес предложить не мог, но мне не оставалось ничего, как согласиться даже на эту, так как положение было безвыходным. 

Я подошел к Адаму, стоявшему в очереди, и обнаружил, что действовать нужно было очень быстро, ведь перед ним оставалось всего три человека. 

- Ну, как, поговорил?

- Ага, - спокойно ответил я.

- И как? Бойфренду своему звонил, наверняка? – усмехнулся он.

- У меня нет бойфренда.

- Я так и знал.

Я злобно посмотрел на него.

- Почему это «так и знал»? – передразнил его я.

- Потому, что ты еще маленький и тебе рано думать о таких вещах. 

- Я маленький? Да я… - вдруг мой телефон зазвонил. Я судорожно начал копошиться в кармане и, достав его, как ни в чем ни бывало, снял трубку:

- Алло? О, Ханнес, привет! Что-то случилось? Да ты что! А мы как раз в очереди стоим на него… ага… ну, я надеюсь, сегодня то уже все нормально и можно кататься? Да ладно тебе, не волнуйся, это все ерунда! Все будет нормально! Ага, пока!

Я убрал телефон в карман и посмотрел на Адама, который видимо, не сильно прислушивался к нашему разговору. 

- Опять твой бойфренд? - снова усмехнулся он, не глядя на меня.

Собрав все свое актерское мастерство, я изобразил огромное безразличие на лице.

- Да нет, Ханнес звонил. Говорит аттракцион этот сломан.

Адам тут же резко развернулся ко мне.

- Как сломан?

- Да вот так, - даже не глядя на него, продолжил я, - вчера сломался и люди в воздухе на час зависли вниз головой, ужас, да? Но сегодня все нормально будет! Чего, боишься уже?

Я уже было начал чувствовать, что уверенность Адама постепенно начала пропадать, но:

- Да? Ну, ничего страшного. Это было вчера. А сегодня все нормально! 

Я мгновенно повернулся к нему и уставился во все глаза.

- Как нормально? Ты не боишься?

- Я? Ха! А чего мне бояться! Вот, смотри, как раз и очередь моя подошла! Да ты не волнуйся, я возьму тебе билет! Ты же все-таки мой младший брат.

С этими словами и широкой улыбкой он подошел к кассе и взял нам два билета на аттракцион. 

Я встал, удивленно уставившись на него, а он лишь подмигнул мне и когда билеты уже были в его руках, махнул мне и радостно крикнул:

- Пойдем, Крис! Или ты уже испугался?

Я тут же тихо сглотнул и, немного приподняв голову, посмотрел на то, что творилось надо мной. Длинные рельсы, сумасшедшая скорость, с которой по ним гоняли с громкими криками посетители аттракциона. Увидев все это, меня начало мутить. Но, удержав себя в руках и сделав такое лицо, как будто я делаю это уже в сорок пятый раз, подошел к Адаму, выхватив у него билет:

- Это самый не страшный аттракцион в парке!

А затем я уверенно прошел вперед.

Спустя пару минут мы уже сидели рядом, крепко прижатые плотными креплениями и ждали отправления. Это ожидание настолько сводило меня с ума, что моё сердце начинало биться все быстрее и быстрее. Какого черта я все это придумал? Сам же попался на свою удочку. Вот идиот. 

- Кристиан? - позвал меня Адам, повернувшись ко мне настолько, насколько позволяли ему крепления, - а ты проиграл!

- Знаю, - буркнул я, не поворачиваясь к нему, - и что теперь? 

- Ничего, - спокойно произнес он, - просто тебе предстоит исполнить моё желание.

Я нахмурил брови.

- Помню.

Он вздохнул, а затем, с улыбкой, сказал:

- А я его уже придумал.

- Ну и?

Он склонился ко мне и тихо, чтобы никто не услышал, прошептал прямо на ухо:

- Не скажу.

И вдруг, мы резко сорвались с места и полетели по длинным, извивающимся рельсам, все больше и больше набирая скорость.

 

Казалось, что воздух совсем покинул мои легкие. Мы неслись с такой скоростью, что я даже не мог закричать, не мог пошевелиться. Это было просто безумно и еще никогда в жизни мне так не захватывало дух, даже когда я делал на своей доске самый страшный трюк. Адам сидел рядом со мной, истошно вопя, а я просто молчал, не в силах закричать от шока.  

Зачем я выдумал все это? Для чего соврал, что катался на аттракционе уже тысячу раз, когда сам боялся его до смерти? Все ради тебя, Адам! Ради того, чтобы сделать так, чтобы ты стал моим, пусть я и не до конца осознавал, что творил. Хотелось придумать безумное желание, хотелось поставить тебя в тупик, хотелось сделать что-то такое, от чего бы ты не смог увильнуть, но… все перевернулось против меня. Мало того, что я чуть не умер на этом аттракционе, так еще и Адам сто процентов придумал какую-нибудь ерунду. Я был готов поспорить, что его придуманное желание было чем-то из серии его коронных издевательств надо мной, типа: «Моё желание – больше никогда не видеть тебя, Крис! Ха-ха-ха» или «Крис, моё желание - чтобы ты замолчал!». 

Когда аттракцион, наконец, остановился, я буквально вывалился из него, и первое, что я сделал, это произнес:

- Твою мать…

Бодро спрыгивая с сидения вслед за мной, Адам воскликнул:

- Как же было круто! Да я сто лет не чувствовал себя так хорошо! Крис, да после этого аттракциона чувствуешь, что живешь!

Я следовал прямо за ним, пока он восторгался, минуя металлические ограждения, а затем, выйдя на дорогу, произнес:

- … или, что в шаге от смерти!

- Чего? – переспросил Адам, все еще подскакивая от радости, - ты что-то сказал?

Я выдохнул и снова изобразил невозмутимость. 

- Да это, я говорю, что фигня все это! Вообще не страшно!

- Не знаю, как тебе, но по мне, так просто сумасшедше! Давай еще, а? – Адам выглядел настолько забавно, что я даже улыбнулся, но затем, чтобы не повторить этого Ада, сказал: 

- Да ну, ничего интересного… давай не будем!

Он вздохнул.

- Ну ладно, и правда, хватит! А то мне тогда совсем мозги набекрень сдвинет! 

- А что, разве еще не сдвинуло? – ответил я, идя рядом.

Вдруг он резко остановился и тихо произнес:

- Кажется, да. 

Не дав мне даже пошевелиться, он резко прильнул ко мне, и накрыл мои губы поцелуем, крепко прижав к себе и обхватив мое лицо ладонями. 

Я не смогу сейчас объяснить того, что случилось со мной в тот момент, но могу сказать только одно: я не верил, что это происходит. Мое сердце мгновенно забилось, а руки задрожали. Я никогда не ощущал подобного раньше, никогда не чувствовал такого безумства внутри себя и в тот момент, я думал, что моя душа выскочит наружу. Он целовал меня, не обращая внимания на то, что вокруг бродили прохожие, а некоторые из них – даже с детьми. 

Что нашло на него, я не знал. Что заставило его пойти на такой шаг, тем более.  

Через несколько секунд его губы медленно оторвались от моих, и тихо, все еще глядя мне глаза, он убрал руки с моего лица. Я смотрел на него, не отрываясь и не говоря ни слова, а затем, улыбнувшись, он первым нарушил тишину.

- Спасибо, - тихо произнес он и положил руку мне на плечо.

Я удивленно посмотрел на него и ответил дрожащим голосом.

- За что?

- За то, что заставил меня вспомнить, что такое жить по-настоящему.

Я опустил глаза. Мое сердце все еще билось слишком быстро, чтобы нормально говорить.

- Не за что… я рад, что тебе… ну… понравилось здесь…

Он оглядел парк и снова вернул свой взгляд в мою сторону.

- Да, это действительно стоило того.

- Ага… - не нашел ответа я.

Затем, замолчав на несколько минут, мы пошли вперед по главной дороге парка, ведущей к выходу.

- Адам? – спросил его я, когда мы уже подошли к его машине, - а как же твое желание?

- Желание? – он улыбнулся, открывая дверь со своей стороны и садясь внутрь, -  так оно же уже минут десять, как исполнилось!

 

Адам

 

- Подпиши это, Адам.

- Хорошо.

- И вот это.

- Давай. Готово.

- И ещё вот это и это, а, и еще вон то… 

- Мишель! Да сколько там у тебя этих бумаг!

Мишель улыбнулась и положила передо мной на стол еще целую стопку каких-то документов.

- Понедельник, Адам, - спокойно произнесла она и, взмахнув длинными ресницами, удалилась.

Я ненавидел понедельники из-за таких моментов. 

Проснешься утром, в предвкушении прекрасного дня: чей-то голос, кофе, пробежка, душ, машина, кабинет, снова кофе…, ну вы помните… Так вот. А в понедельник всё это портит чёртова утренняя суета на работе. 

Обычно ты просыпаешься по будильнику, а в понедельник - от звонка Мишель с истерическими криками, что у нас срочный заказ. 

Обычно ты совершаешь утреннюю пробежку, выпив чашку ароматного кофе, а в понедельник ты бежишь на работу, словно сумасшедший, забывая и о пробежке, и о кофе и иногда даже о машине. 

Обычно ты приходишь в кабинет, спокойно поднявшись на свой этаж и закидываешь ноги на стол, залезая в ноутбук в поисках чего-то интересного, а в понедельник ты подписываешь все эти идиотские бумаги, накопившиеся за выходные! Как здесь любить начало недели? 

 

- Джек? Ты на месте? – спросил я, позвонив ему, когда, наконец, остался в кабинете на едине с собой.

- Привет, Адам! Да, я здесь. У меня завал. Я попозже зайду, хорошо?

Я вздохнул.

- Ладно, я просто хотел… придумать что-нибудь.

- Ммм, придумать? И что-же? – игриво спросил он.

- Ну, там посмотрим, - усмехнулся я, - а ты против?

- Нет, не против. Но не сейчас, Адам. Я слишком занят. Тут заказ крупный, ты же сам знаешь, и я…

- Тссс… давай не будем о работе. Меня от неё мутит, - остановил его я.

- Понимаю. И кстати, Адам, ты мне кое-что должен. 

- Неужели? – удивился я, - и что же?

- А ты не помнишь? – спросил он.

- Эээ… - протянул я, но потом вдруг резко вспомнил, - А! Сотку? Прости, я сегодня отдам! Тебе срочно? Просто у меня на карточке, я могу…

- Дорогой, я о твоем приглашении.

Вдруг я резко вспомнил о том, как нехорошо получилось с Джеком в минувшую пятницу. Я приглашал его сходить со мной куда-нибудь, но, когда появился Крис, пришлось все отменить. Мне стало жутко стыдно. 

- А, так ты об этом! Я и не забывал! Я даже уже придумал кое-что… - соврал я. 

На самом деле я совершенно об этом забыл. И всё почему? Потому, что последнее время моя голова была занята тем, чем она быть занята просто не имела права хотя бы потому, что это карается законом. 

- Адам, я же знаю, что ты врешь.

Я, молча, улыбнулся. Почему он знает меня так хорошо?

- Вру, - спокойно ответил я, - откуда ты всегда всё знаешь?

В трубке послышался тихий, добрый смешок.

- До связи, господин директор. Придется вам придумать что-то одному. Зайду вечером. Целую, – затем, он отключился.

Я откинулся назад в кресле и потер лицо руками. 

Неужели придется работать? А мне так хотелось забыть о делах хотя бы в один из этих несчастных понедельников. Мне хотелось просто уйти от работы, просто сделать то, чего хочется мне, а не моей компании. Хотелось всего лишь позволить себе что-то такое, что выходит из рамок вон… стоп! Кажется, я знал, кто мог мне в этом помочь!

- Мишель, меня сегодня не будет! – бросил я секретарше, на бегу накидывая на себя пиджак и пролетая мимо неё. 

- Адам, куда ты? У тебя же куча дел! Я назначила тебе встречу с директором туристического агентства сегодня на час.

Я резко застыл на месте и спокойно обернувшись, вернулся к её столу и слегка на него опираясь, приблизился к её лицу и тихо прошептал:

- Ты же придумаешь что-нибудь, моя дорогая? 

Мой голос был тихим и умиротворенным, даже немного наигранно эротичным, от чего Мишель тут же занервничала и забегала глазами в разные стороны.

- Я… ну… да… я придумаю… но ведь...

- Умница, - шепнул я и, подмигнув, снова рванул в сторону лифта. 

Спустя пять минут я уже ехал в своей машине, надев солнечные очки и слушая своё любимое радио. 

Встреча с клиентом – не хочу! Офис, печати и переговоры – к черту все. Сегодня будет необычный день, и необычным он будет хотя бы потому, что я проведу его не в своем кабинете, среди кучи бумаг и бесконечных деловых разговоров, а там, где я захочу сам. И я надеюсь тот, с кем я хочу его провести, меня поддержит. Ведь именно он, совсем недавно, показал мне, что такое беззаботность. Ведь именно он показал мне, что кроме работы существует ещё кое-что, а именно - жизнь!

 

Крис

 

- Эй, Ник, псс!

Николос не подавал никаких жизненных признаков, увлеченно пялясь на доску.

- Ник, мать твою! – повторил Ханнес еще громче, кидая ему на стол мелкую, свернутую бумажку.

- Да чего вам от меня надо? – зло буркнул он, и резко схватив её, кинул мне на стол.

- Спасибо приятель, - сказал я, сжав её в ладони, и изобразил, что очень внимательно слушаю урок, заметив, что учитель повернулась в мою сторону. 

Всё дело было в том, что за то, что мы говорили без умолку, нас с Ханнесом рассадили и именно поэтому нам приходилось передавать друг другу записки через Ника. Так как он всегда любил слушать то, что рассказывают учителя, его это жутко раздражало, но кто заставлял его садиться в середине класса?

Открыв маленький клочок бумаги, я прочитал:

 

«…ты не должен больше ехать к нему первым. Вот увидишь, ты нравишься ему, и поэтому он сам прибежит к тебе!»

 

На что я тут же написал следующие слова:

 

«Я хочу увидеть Адама. И мне плевать, что я должен и не должен. Я влюбился…»

 

Прочитав это и театрально закатив глаза, Ханнес передал мне ответ:

 

«Ты дурак, Крис. Не унижайся. Подожди немного! Трудно, что ли, подождать?»

 

Я написал:

 

«Трудно. Я хочу быть с ним.»

 

Он снова ответил:

 

«Тогда какого черта вы не обменялись с ним телефонами? Уже бы давно позвонил!»

 

Повернувшись к нему, я пожал плечами, а он постучал кулаком по голове, а затем по столу. Недолго думая, я снова написал:

 

«Поехали со мной. Познакомишься с Джеком. Он тебе понравится! И мне помощь окажешь, заодно. Пусть он в тебя влюбится и от Адама отстанет.»

 

Получив записку, Ханнес тут же поднял на меня голову и, слегка приподняв брови, улыбнулся и принялся писать ответ:

 

«Так бы сразу и сказал! А он симпатичный?»

 

Но как только Ханнес собрался передать записку мне, учительница заметила это, и тут же подошла, отняв её у Ника, пытавшегося кинуть её мне на стол.

- Так, что тут у нас у господина Бауэра и Фишера? Сейчас посмотрим! Наверняка что-то, гораздо более интересное, чем астрономия! 

После этих слов она принялась разворачивать её. 

Я, оглянувшись на Ханнеса, увидел, как тот закрыл лицо руками и сполз под стол. 

Я же остался сидеть спокойно и, сложив руки на груди, снова перевел на нее взгляд, глядя совершенно невозмутимо. Мне было плевать, что она собиралась прочитать всю нашу переписку.

- Так, посмотрим… - принялась читать она, - «Я скучаю по Адаму…поехали со мной…я хочу быть с ним…а он симпатичный?…» -  но как только она прочла эти слова, она тут же брезгливо кинула записку на стол и посмотрела на меня таким взглядом, будто прямо сейчас готова подбежать и уничтожить меня на месте. За моей спиной послышался тихий шепот, проносящийся по рядам. Думаю, тогда все мои сверстники поняли, что сейчас случится, ведь я всегда славился взрывным характером. Половина класса прекрасно знала о нашей с Ханнесом ориентации, но вот учителя – нет. 

- На вашем месте, я бы постыдилась! - сквозь зубы произнесла она и перевела взгляд на Ханнеса, - как вы вообще можете… кошмар! – недоговорив, её передернуло.

Но я не стал молчать.

- Как мы можем что, госпожа Хофманн? – я поднялся с места.

Она снова посмотрела на меня, а затем, приподняв очки, произнесла:

- Сядьте, Бауэр, я не разрешала вам вставать.

Но я даже не пошевелился.

- Начали говорить – продолжайте. Как мы можем что?

В её глазах начала закипать злость. Она сняла очки и положила их на стол, а затем, взяв записку в руку, смяла её и, одарив меня жестоким взглядом, подошла к ведру и брезгливо выкинула её. 

- Это аморально, Бауэр. Об этом даже говорить неприятно. Такие, как вы, вообще не имеете права на…

- Права на? – вот тут уже разозлился я, - права на что, госпожа Хофманн?

Она замялась, почувствовав, что начинает перегибать палку и замолчала.

- Давайте, говорите! Ну же! – мои руки начали сжиматься в кулаки.

- Крис! – осторожно произнес моё имя Ник, медленно поднимаясь со своего места, - не надо, сядь!

- Бауэр, сядьте, - уже испуганно произнесла она, отходя на шаг. 

- Нет, это вы сядьте, госпожа Хофманн! – продолжил я и резко подлетел к неё столу, опираясь на него руками, - это вы сядьте, и слушайте!

Она опустилась на стул.

- Как мы можем что? Может быть, целоваться с парнями? Или хотеть их до потери создания? Или, может быть, как мы можем трахаться с ними до изнеможения и сосать чл…

- Сейчас же замолчи! – резко закричала она, закрывая уши руками, - Закрой свой рот, Бауэр! - она тут же вскочила со стула и схватила в руки свои очки, - Ты и твой друг сейчас же пойдете со мной к директору! Сейчас же!

Она схватила меня за рукав и уже было потащила в сторону Ханнеса, чтобы схватить и его, но я резко вырвался из её цепких рук и, не думая ни секунды, закричал:

- Противно слушать? Тебе противно, твою мать? А теперь подумай, каково бывает нам выслушивать таких, как ты! Мы не имеем право на жизнь, да? Ты это хотела сказать? Так вот запомни, старая, недотраханная сука: у меня есть то, чего тебе уже никогда своей гребаной жизни не ощутить. У меня есть любовь. И эта любовь – гораздо ярче, интереснее и приятнее, чем твоя идиотская, никому не нужная астрономия! – я еще секунду посверлил ее взглядом и, развернувшись, схватил свой рюкзак, и вышел за дверь, со всей силы ею хлопнув. 

 

Я подошел к окну и, опираясь на подоконник двумя руками, опустил голову, закрыв глаза. Мне было больно. Я был зол. Я ненавидел всё на свете. Какое эта сука имела право так говорить о нас? Какого черта я вообще не врезал ей за такие слова? Мне было плевать на то, что меня ждет дальше после такого концерта, было все равно на то, что визита к директору мне не миновать, на то, что мой отец скоро обо всем узнает и возможно, меня исключат перед самым выпускным… тогда я хотел только одного. Я хотел поехать к нему. Почему я не мог позвонить ему в любое мгновение, когда он был мне нужен? Я проклинал себя за то, что у меня нет его телефона. Он бы понял меня, он бы поддержал, он бы… 

Вдруг, позади, я услышал звук хлопнувшей двери. Следом за мной вышел Ханнес.

Я обернулся и ничего больше не сказав, произнес только лишь одну фразу.

- Я хочу поехать к нему. Ты поедешь со мной? 

- Он сейчас нужен тебе. Ты лучше один, - а затем он положил руку мне на плечо и слегка приобнял, - и не злись больше так, ладно? Я чуть не описался! 

Он улыбнулся. А я улыбнулся вслед за ним. Затем мы громко рассмеялись. За что я люблю тебя, Ханнес? За то, что только ты тот друг, с которым я забываю обо всем и снова становлюсь собой. Ты всегда так веселишь меня.

- Тогда я поеду… - сказал я, перестав смеяться, - ты домой? 

- Неа, к директору!

- Чего? 

- Да шучу я! Конечно нет! Я кататься. Я больше там с ней сидеть не собираюсь.

- Получается, ты тоже ушел с урока без разрешения, - вздохнул я, - тебе из-за меня тоже достанется. 

- Тебя обидели, Крис. Обидели нас. Могу ли я после этого там находиться? 

Я посмотрел на него и улыбнулся. 

- Спасибо, друг.

- Тебе спасибо, что сказал всё это. Я давно хотел высказать этой суке всё, что думаю о ней, но у меня кишка тонка, я не такой безбашенный, как ты.

Мы помолчали несколько секунд.

- Ну, я тогда пошел, - сказал я и, уже было собрался протянуть руку для прощания и развернуться, как вдруг глаза Ханнеса резко округлились и он, выглянув в окно, тихо произнёс:

- Не стоит, Крис. Ты опоздал. 

- Что? – с недоумением спросил я.

- Смотри, - произнес он и указал мне пальцем на школьную парковку.

Я не поверил своим глазам. У меня перехватило дыхание. Не может быть…

- Чёрный Mercedes…Это он… - изумленно произнес я и развернувшись, тут же побежал в сторону лестницы, но Ханнес окликнул меня:

- Эй, Крис!

- Что? – остановился я, обернувшись и улыбаясь, словно безумный.

- Не знал, что у девственников такие глубокие познания о том, как нужно «сосать…»

- Пошёл ты! - ответил я с радостной улыбкой и снова побежал вниз.

- Ну-ну… - крикнул он вдогонку, - значит, точно трахались… 

Но я уже не слышал его. Я бежал вниз с одними мыслями – он здесь. А зачем он приехал, и что случилось, мне было не важно. 

Добежав до двери и дернув её на себя, я резко рванул вперед, но, не заметив, тот час же столкнулся с кем-то, заходящим внутрь. Отлетев в сторону и узнав того, кто шел мне на встречу, мои глаза загорелись, и я не смог сдержать улыбки. Он снял очки и тихо произнёс:

- Я думал, что ты уже никогда не выйдешь покурить и пошел смотреть твоё расписание.

Ни думая ни мгновения, я резко запрыгнул на него и крепко обнял:

- Ты так сейчас так был нужен мне, Адам…

Крепкие руки тут же опустились мне на спину.

- У меня примерно та же история, Крис… 

 

Адам

 

- Куда едем? – спросил я своего юного спутника, повернувшись к нему и глядя из-под темных стекол своих очков, - есть хочешь?

Он повернулся ко мне и положительно кивнул головой.

- Хорошо, - улыбнулся я, - какое кафе предпочитаешь? Можем поехать поесть суши, можем – итальянской еды, а можно вообще поехать во французский ресторан. Там делают отличное... 

- Может, в Макдоналдс? – перебил меня он, глядя на меня умоляющим взглядом.

Я тут же резко замолчал, а затем улыбнулся. Действительно, чего я мог ожидать? Рядом со мной сидел простой подросток, выросший на гамбургерах и сэндвичах. Подросток, который сутками торчал в скейт-парке, тренируясь, чтобы быть лучшим среди сверстников, даже не делая перерывов, чтобы поесть. Подросток, который и не слышал о таких названиях, как «Фуа-Гра», «Кордон Блю» и «Капрезе». 

- Ты уверен? - переспросил я.

- На все сто, - ответил он, улыбнувшись, - можем даже не заходить внутрь, если не хочешь, чтобы тебя застали в таком «нищебродском» заведении и воспользуемся Мак Авто.

- С чего это ты взял, что я этого боюсь? Я что, не человек и не могу поесть в обычном фастфуде, где питаются миллиарды людей нашей планеты? 

- Ну, я не знаю... – пожал плечами он, - я думал, что такие, как ты и этот твой Джек едят только эту, как её, Фуа...

- «Фуа-гра», - закончил предложение я.

- Да! – сказал он.

Я задумался. А ведь он был прав. Пусть я и не звезда гламурных журналов, пусть не певец и тем более не актер, но, к сожалению, я тоже был публичным человеком. Наша компания занималась слишком крупными заказами, а иногда эти заказы делали достаточно популярные люди, именно поэтому мне всегда приходилось поддерживать свой, так называемый, «звездный статус».

- Ну что ж, - наконец заговорил я, очнувшись от раздумий, - тогда, едем в Макдоналдс. Тысячу лет там не был. Там ещё остались те прекрасные, божественные чизбургеры, которые были у них раньше?

- Раньше это когда? В пятидесятых? – закатился смехом он.

- Какой же ты засранец, - ответил с улыбкой я, а затем мы отправились в Макдоналдс. 

 

Там мы провели где-то около получаса. Казалось, что Кристиан был настолько голодным, что если бы мы задержались там еще хотя бы на пару минут, то он бы съел всё, что успели приготовить на их кухне к тому моменту. Я же, наоборот, был совершенно не голоден и, ограничившись лишь чизбургером и стаканом ледяной колы, просто сидел, и молча наблюдал, как он сметал всё, что лежало на его подносе. 

Не знаю почему, но в тот момент, когда я сидел и просто смотрел на него, я чувствовал, что счастлив. Не знаю, от чего у меня тогда появилось это чувство и что щелкнуло внутри меня, но тогда я действительно понял, что встретил человека, чье присутствие по-настоящему меня радует. И речь шла не о физическом влечении к этому человеку, ни о каких-то тайных желаниях, посвященных ему, а просто о душевном спокойствии, которое я с ним испытывал. Не скрою, он нравился мне, нравился физически, но что-то держало меня, словно предостерегало, тихо шепча на ухо: не прикасайся к нему, Адам, ведь твоя история может повториться. И именно этого я боялся больше всего – повторения истории моего прошлого, о которой я старался никогда в жизни не вспоминать. Я смотрел и думал, как далеко всё это сможет зайти. Ведь я же и понятия не имел, что было у этого парня на уме, хотя, на моем месте и дурак бы понимал, что с его стороны всё было очевидно.

Мне было хорошо с ним. Хорошо морально, ведь я нашел в нем настоящую родственную душу, что-то вроде такого же человека, как я, только лет тринадцать назад. Еще одну родственную душу, не считая Джека. Но, если же, Джек был для меня чем-то близким, чем-то родным, кому я всегда мог довериться и чье тело и душа всегда согревали меня, то Кристиан – был чем-то новым и совершенно неизведанным. Он был способен научить меня многому, что я уже так благополучно успел забыть с тех пор, как покинул мир детства и юношества. Чего же я от него хотел? Я не знаю. Но я и не пытался думать о том, что будет впереди. Эгоистично было с моей стороны вести себя подобным образом, но я не мог ничего с собой поделать, и просто был с ним, не думая о последствиях. Хотя, если вспомнить кое-что из моего давнего и хорошо спрятанного на полках моего разума прошлого, о последствиях я был думать просто обязан.

- Крис? – наконец, спросил его я, перестав на него пялиться, - ты так и не сказал, что случилось у тебя в школе.

Он промолчал, не отрывая глаз от подноса, на котором лежал пакет картофеля фри и, запустив туда руку, набил им рот.

- Ты можешь прекратить есть хоть на мгновение? – засмеялся я.

Подняв на меня взгляд и закончив жевать, он пожал плечами и сказал:

- Ничего особенного. Уже всё нормально. Не хочу об этом.

- Но, когда ты налетел на меня в проходе, твоё лицо выражало совсем другое.

- Да забей. Хотел рассказать – теперь передумал. Ерунда... просто послал одну суку, да и всё... - он усмехнулся.

- Надеюсь, эта сука была не директором школы? – я сложил руки на груди.

- А ты что, переживаешь за меня? Мне казалось, одного отца мне вполне достаточно...

Я замолчал. Он посверлил меня взглядом еще пару секунд, а затем, продолжил свою трапезу. 

- Ну, раз так, - произнес я, немного помолчав, - тогда я не пойду в школу, когда ты попросишь меня изобразить твоего отца перед директором.

- Чего? – удивленно спросил он, - с чего ты взял, что я попрошу тебя об этом?

Я надвинул очки на глаза, а затем, встав с места, поправил воротник пиджака.

- Потому, что так и будет. Пойдем!

 

Когда мы, наконец, вышли из ресторана быстрого питания, на улице пошел не сильный, но довольно приличный дождь. Укрывшись курткой, чтобы не намочить пиджак, я побежал в сторону машины, а Крис поплелся за мной, даже не предпринимая каких-либо действий, чтобы не промокнуть. 

- Ты мне весь салон хочешь намочить? – гневно сказал ему я, пристегивая ремень, когда он сел рядом со мной и встряхнул головой, - эй, не брызгайся!

Мелкие капли воды с его волос попали мне в лицо, и я прищурился, прикрывшись рукой. 

Он улыбнулся и, как ни в чем небывало, спросил:

- Куда дальше?

Я посмотрел на него, а затем в окно.

- Есть предложения? Погода – кошмар.

Он помолчал несколько секунд, а затем, словно его осенило, воскликнул:

- Поехали в скейт-парк!

Я медленно повернулся к нему, изобразив недоумевающую гримасу, а затем произнес:

- Это шутка?

- Почему шутка? – продолжил он, - я серьезно! Поехали, тебе понравится! Посидишь, посмотришь, как мы тренируемся!

Я некоторое время смотрел на него, не отрываясь, представляя себе перспективу того, как я, в своем бежевом пиджаке, брюках и ботинках, приду в скейт-парк, словно отец, пришедший посмотреть на то, как развлекается его сынок с друзьями, и от этой мысли мне стало жутко смешно.

- Крис, ты, конечно, извини, но, по-моему, это слишком. Одно дело, развлекаться с тобой в парке аттракционов, а другое – припереться в скейт-парк, где полно молодежи. Что я буду там делать? Сидеть и смотреть на вас, как идиот?

- Почему? Я могу научить тебя кататься...

Я тут же рассмеялся, едва он только закончил свое предложение.

- Кататься? Парень, ты вообще себе это представляешь? Посмотри на меня!

Он оглядел меня с ног до головы.

- Мда... не похож ты на человека, подающего надежды в мире скейтбординга, это точно.

- Вот, и я о том же. Так что твое предложение отклоняется.

Он вздохнул и отвернулся.

- И что тогда ты предлагаешь?

Его голос звучал грустно и с обидой. Я задумался.

Я бы мог предложить ему многое. Мы могли бы съездить в ресторан хорошей, французской еды, если бы он не наелся в Макдоналдсе. Я бы мог предложить ему посетить выставку «Акулы Рекламы», проходившую в нашем городе на этой неделе в музее современного искусства, если бы ему это было хоть немного интересно. Я мог бы поехать с ним в свой любимый бильярд и показать ему, как играют настоящие профессионалы, если бы он был немного старше и понимал все прелести этой игры. Я мог бы сделать для него многое, но разве этого он ждал от меня и разве этого я хотел, сбежав сегодня с работы? Мне хотелось уйти от проблем, хотелось забыться, хотелось провести сумасшедшее время с тем, кого так хотел увидеть и заняться чем-то необычным для себя, а сейчас сижу и отказываюсь от его предложения как раз именно такого характера. Что я творю?  

Повернувшись к нему и радостно улыбнувшись, я произнес:

- Едем!

Он удивленно посмотрел на меня.

- Куда?

- Туда, где мой «младший брат» проводит половину своей жизни, куда же еще?

Его глаза загорелись, и улыбка медленно расползлась по лицу. Уже через минуту мы мчались по дороге, ведущей к главному спортивному комплексу нашего города, при котором находилось самое популярное место среди нашей молодежи – крытый парк для скейтбординга. 

 

Крис

 

Пока мы ехали в его машине до парка, я думал о том, что если бы сейчас мог, то обязательно закричал бы от радости. А ещё лучше – вылез бы из окна машины и заорал во всё горло! Мне хотелось, чтобы все сейчас знали о том, как я счастлив. Мне было плевать на учительницу, которая уже наверняка пожаловалась директору на меня, а тот, в свою очередь, позвонил мне домой и вызвал отца. Мне было всё равно, что я еще, до сих, пор так и не отомстил Дэну, который толкнул меня в столовой, от чего я так сильно ударился головой. В тот момент мне хотелось кричать «Спасибо!». Спасибо за то, что именно это действие с его стороны помогло мне увидеть в тот день Адама вновь, после чего наше общение продолжилось и длилось до сих пор. Ведь если бы Дэн не толкнул меня тогда, возможно, я бы просто взял этот поднос и отнес его на стол, к друзьям, разминувшись с ним, не увидев его, а потом – забыл бы Адама навсегда. Но он появился так же неожиданно, как и в тот день, когда мы встретились. Он помог мне. Отвез в больницу. А затем – к себе на работу, и так далее. А теперь – мы были здесь, в его машине. Ехали в скейтпарк, где я хотел показать ему все, что умею, познакомить с лучшим другом, показать ему то, чем живу. Разве это не счастье? 

Когда мы подъехали к парку, я потянулся на заднее сидение и, достав оттуда доску, сразу же выскочил из машины и побежал ко входу. Адам, захлопнувший дверь после меня и снова накрывшись пиджаком, пошел следом за мной, чувствуя себя крайне неуверенно. 

Перекинувшись парой слов с парнем, стоящим на входе, я позвал Адама за собой.

- А что, платить здесь не надо? – спросил он, приглаживая волосы и снимая с глаз очки.

Я усмехнулся.

- Нам с тобой – нет, - а затем, я повернулся к парню и кивнул ему, получая ответный кивок и улыбку.

Адам посмотрел сначала на меня, а потом на него.

- Это что, твой бойфренд, что ли?

Я ответил ему на это гневным взглядом, от чего он тут же замолчал и приподнял руки кверху, жестом говоря, что замолкает.

Мы вошли в огромный зал, наполненный людьми, снующими туда-сюда на своих досках. Одни из них, пришедшие просто за компанию с катающимися друзьями, просто сидели по углам и смотрели, другие – стояли небольшими кучками и смеялись, что-то усиленно обсуждая, а третьи, а именно девочки лет пятнадцати, просто пришли в парк покрасоваться своими дорогими досками, совершенно не умея на них кататься. Но также, помимо них, в парке была куча тех, кто действительно пришел кататься и оттачивать свое мастерство. Высокие, худые парни, с висящими на пол лица челками, крепкие, симпатичные ребята, в коротких шортах и кедах, предназначенных специально для катания, и даже девушки, катающиеся не хуже молодых людей – все они пришли сюда не просто так. И я, как раз принадлежал к числу именно таких людей. 

Высокие рампы, стоящие по углам, бордюры, предназначенные для того, чтобы запрыгивать на них, разнообразные препятствия, эмитирующие улицу, металлические заборы для граинда. Все эти прелести были построены специально для нас. 

- Да, в мое время всего это не было, - тихо произнес Адам, восторженно оглядывая зал, - если бы я тогда это увидел, сошел бы с ума...

На секунду мне показалось, что я ослышался.

- Что? Сошел бы с ума?

- Ну да... я же тоже раньше любил... а хотя, забудь, какая разница, - замялся он и улыбнулся, - пойдем дальше, где там твой друг? – он обогнул меня и направился вперед, словно уходя от ответа.

Но я, не желая успокаиваться, подбежал к нему и, обогнув, встал на его пути.

- Нет, продолжай! Что ты раньше любил?

- Да ничего, это я так просто, забудь, Крис! – он снова попытался меня обойти, но я не дал ему сделать этого.

- Ты же... ты же умеешь кататься! - воскликнул я, - умеешь!

Он убрал руки в карманы и усмехнулся.

- Я? Да с чего ты взял? Ничего я не умею... у меня и доски то такой не было в детстве... я даже не знаю как....

Я прищурил глаза и с ехидной улыбкой, уставился на него.

- Ты опять врешь.

- Ничего я не вру. Не умею я. Забудь.

- Адам!

- Что?

Я швырнул доску на пол, прямо к его ногам и сказал:

- Вставай.

- Не буду я никуда вставать.

- Адам, вставай на доску.

- Почему ты меня не слушаешь? Я не умею кататься, это было давно, мне уже тридцать лет, и я все забыл.

- Ага! – воскликнул я, - значит, всё-таки умеешь!

- Нет.

- Умеешь

- Нет.

- Адам?

- Крис?

- Я сказал, вставай на...

Но наш разговор тут же прервал Ханнес, появившийся словно из ниоткуда и резко тормознувший около нас.

- Ты чего не позвонил, засранец? Я тут как идиот один катаюсь, мне скучно, а ты... – но вдруг он резко замолчал, как только заметил, что я стою не один. Увидев Адама его глаза засияли, и на лице тут же появилось легкое смущение. Он натянул свою улыбочку и протянул ему руку.

- Ханнес…

Адам гордо встряхнул волосами и кивнув, ответил:

- Очень приятно, я - Адам. Мы встречались раньше.

После этой фразы Ханнес буквально расплылся от счастья.

- Вы меня помните? – восторженно спросил он.

Адам улыбнулся.

- Помню, конечно. Когда я привозил телефон Крису, ты был с ним с ним. Я прав?

- Прав... – прошептал Ханнес, словно уже не чувствуя земли под ногами.

Его глаза заблестели, а лицо окончательно залилось краской. Что с ним тогда случилось? Я еще ни разу не видел Ханнеса таким. Глядя на это зрелище со стороны, я толкнул его в бок. 

- Хватит пялиться на него, глаза из орбит выпадут!

- Крис, как я тебя теперь понимаю, - прошептал Ханнес, слегка склонившись ко мне, - в близи он еще прекраснее, чем издалека.

- Я вам не мешаю? – спокойно спросил Адам, пряча руки в карманы.

- О, нисколько, - выдавил из себя Ханнес, глубоко выдыхая.

Я со всей силы ударил его в бок, а затем нацепил милую улыбку, взглянув на Адама.

- Ну что ж, раз вы наконец, познакомились, - я одарил Ханнеса укоризненным взглядом, едва заметно показывая кулак, - тогда мы с Ханнесом пойдем покатаемся, а ты, Адам, можешь пока посидеть там, - я указал ему рукой на небольшую трибуну.

- А я что-то уже накатался, - томно произнес Ханнес, - я могу составить Адаму компанию, правда, Адам?

Только было Ханнес хотел развернуться, и пойти вслед за Адамом, как я резко схватил его за воротник и поволок в свою сторону, тихо процедив ему на ухо:

- Даже не думай, говнюк!

 

Спустя пару минут мы с Ханнесом уже гоняли по залу, выполняя трюки, начиная от самых простейших и заканчивая самыми сложными. Я заезжал на самые высокие рампы, перепрыгивал самые большие препятствия, скользил по самым длинным трубам. Ханнес не отставал от меня, выполняя тоже самое и часто, в принципе, как и я, поглядывал на Адама, сидящего на маленькой трибуне, смотрящего на нас, периодически отходя, чтобы с кем-то поговорить то телефону. Когда я замечал, что его нет на месте, меня охватывало какое-то странное чувство, которое я не мог себе объяснить. Мне было неуютно на душе, понимая, что его нет, мне было ревностно наблюдать за тем, что он с кем-то разговаривает. В моей голове крутилась только одна мысль по этому поводу – ему звонит Джек. Джек звонил ему пятнадцать минут назад, Джек звонил ему спустя еще пять минут, он же звонил ему и сейчас... Казалось, что если я не перестал бы себя накручивать, то моя голова бы просто взорвалась от этих мыслей.

Пока я перемещался по залу и пытался сделать какой-то из своих любимых трюков, мне, так же не давала покоя мысль о том, что я услышал от Адама до того, как нам помешал Ханнес. Неужели он, правда, катался на доске, когда был в моем возрасте? Как он не пытался это скрыть, я всё равно понял, что это было так. Но я не хотел говорить Ханнесу о том, что я узнал, потому, что тот обязательно бы начал приставать к нему с расспросами, чего я явно не собирался терпеть. 

Спустя где-то час, когда я уже понял, что мне стало неудобно перед Адамом, что тот просто сидит и ждет нас, я направился в его сторону и, тормознув возле трибуны, взял скейт подмышку и плюхнулся на сидение рядом с ним. 

- Ну как? – спросил его я, поворачиваясь к нему.

Он перевел взгляд из зала на меня и ехидно улыбнулся.

- Симпатичный.

- Кто? – не понял я.

- Ханнес твой, - ответил он и, проследив глазами за проезжавшим мимо Ханнесом, снова расплылся в улыбке. 

Я злобно посмотрел на него.

- Вообще-то я не про это, - процедил я и откинулся на спинку сидения.

Он засмеялся, а затем его рука обвила меня сзади за плечи, чего я явно не ожидал. От такого резкого действия с его стороны, я вздрогнул. 

- Я пошутил, братик, не злись, ты прекрасно катаешься, - его шепот коснулся моего уха и по моему телу пробежали мурашки. Я повернулся к нему и хотел ответить, но Ханнес снова, как на зло, помешал, подъехав и резко затормозив возле нас.

- А вот и я! Мы сегодня молодцы, Крис! На соревнованиях мы просто размажем Дэна. Что скажете, Адам? О, простите, если помешал! 

Но Адам, тут же убрал руку с моего плеча, и мило улыбнувшись, заговорил, как ни в чем не бывало:

- Да, Ханнес, вы молодцы и я не сомневаюсь в вашей с Крисом победе. Но хочу сказать вам вот что: для того, чтобы научиться делать «fs flip», который вы так усиленно пытаетесь сделать, надо прежде всего хорошо научиться делать «fs 180 ollie», причём не просто приземляя последний трюк, а именно делать его высоко, чётко, с полным контролем и чувством доски. Если не будете делать его чётко, все пойдет к черту. Также, мне кажется, немаловажным элементом при освоении «fs flip» играет «kickflip», который также хорошо бы знать в какую сторону крутить и куда при этом ставить ноги. Вы слишком спешите, пытаясь научиться всему быстро, даже не думая о красоте трюка, с которой он должен выполняться!

После его слов мы с Ханнесом дружно переглянулись, буквально раскрыв рты от удивления. Если я, теперь хотя бы немного понимал, откуда он знает такие тонкости, то Ханнес же был просто в диком шоке. 

- Невероятно, - произнес он, все еще таращась на него, - Адам, откуда вы... – начал было Ханнес, как вдруг я резко перебил его, не дав сказать.

- Да, Адам, ты совершенно прав, мы с Ханнесом обязательно подумаем над этим, и будем тренироваться лучше! А теперь, мне кажется, нам с Адамом пора, да Адам? 

Я сделал это специально, чтобы Ханнес не начал выпытывать у него то, откуда у него такие познания в области скейтбординга. Еще не хватало, чтобы они завели разговор на эту тему, чтобы Ханнес пристал к нему с расспросами, и чтобы, не дай боже, понравился Адаму.

- Пожалуй, да, пора, - пожал плечами Адам, - куда поедем?

- Ну... – задумался я, - теперь, наверное, твоя очередь придумывать место. 

- А можно мне с вами? Я бы с удовольствием послушал еще про… – начал было Ханнес, как вдруг я резко воскликнул:

- Нет!

В тот же момент повисла секундная пауза, а затем, Адам с Ханнесом буквально согнулись пополам от смеха, чего я никак не ожидал и почувствовал себя крайне глупо.

- Чего вы ржете? – обиженно спросил я, складывая руки на груди и переводя взгляд с одного на другого.

- Не знал, что ты такой собственник, Крис, - ответил сквозь смех Адам, а Ханнес тут же закивал, - ты открываешь для меня в себе всё новое и новое!

- Никакой я не собственник, - буркнул я и встал с места.

- Да ладно, не обижайся, Малыш Крис! – более-менее успокоившись, сказал мне Ханнес, кладя руку на плечо.

- Не называй меня так!

- Как, как? – поинтересовался Адам, сквозь смех, - Малыш?

- Да, - начал Ханнес, с мгновенно появившимся энтузиазмом в глазах, - его так называет компания того парня Дэна, из-за того, что он маленького роста, а меня они называют...

- Ханнес, прихлопни свой рот, а? – разозлился я.

И после моих слов их дружный смех повторился. Не знаю, сколько они ржали, минуту или две, но за это время я успел подняться с места и направиться в сторону выхода, взяв свою доску подмышку. Когда я уже почти дошел до выхода и собрался выйти на улицу, они оба догнали меня и Адам, обхватив меня за плечо и крепко прижав к себе, тихо прошептал на ухо точно так же, как тогда, на трибуне:

- Не обижайся, Малыш. Мне нравится. Можно теперь я буду тебя так называть всегда?

 

Адам

 

Когда мы все погрузились в машину, чтобы поехать дальше, Ханнес попросил докинуть его до дома. Пока я вез друга Криса домой, всю дорогу думал о том, как же хорошо, что я сейчас не на работе. Мне было настолько все равно, что они там творили в мое отсутствие, что на моем лице даже иногда проскальзывала улыбка. А что, если вообще больше туда никогда не приходить? Ха! Было бы забавно. Интересно, как бы Мишель справилась со всем без меня и как бы все остальные вешались, не в силах решить какие-то важные вопросы... но, к сожалению, это были только мысли. Но, разве я не мог просто помечтать?

- Здесь, - сказал Ханнес с заднего сидения, и я остановил машину. 

- Удачи, Малыш Крис, - протянув руку Крису, сказал он, а тот, с каменным лицом, протянул ему руку в ответ, затем грубо буркнул:

- Тебя туда же, Красавчик!

Я улыбнулся, подумав о том, какой Крис обидчивый и задумался над тем, как, наверное, сложно с ним его родителям. Я протянул руку Ханнесу, а тот, с улыбкой её пожав, взял доску подмышку и, сказав мне «спасибо», вышел на улицу. 

Когда Ханнес скрылся за дверью своего дома, я повернулся к Крису и вопросительно посмотрел на него. Тот продолжал смотреть в окно, никак на меня не реагируя.

- Может быть ты уже, наконец, перестанешь выпендриваться? – не удержавшись, задал вопрос я.

Он повернулся.

- А может быть ты уже, наконец, перестанешь смеяться над тупыми подколками этого идиота?

Я откинулся назад в кресле, и, закрыв глаза, громко вздохнул.

- Какой же ты трудный. 

- Я? – воскликнул он.

- Ты, - сложив руки на груди и по-прежнему не открывая глаз, равнодушно сказал я.

Он замолчал на какое-то время, и я почувствовал, что он сверлит меня глазами, поэтому специально на него не реагировал.

- Я не трудный!

- А какой?

- Обычный!

- А чего тогда выпендриваешься? 

- А пусть он не называет меня так, как я ненавижу! – он начал злиться.

- Как?

- Так, как он меня только что назвал!

- А как он тебя назвал? – специально подкалывал его я.

- Ты сам прекрасно знаешь как!

- Хммм... дай-ка подумать, может быть, Мальчик? – я, немного, приблизился к нему.

- Нет! – огрызнулся он. 

- Нет? Тогда может быть... Детка? – я подвинулся к нему еще ближе, слегка касаясь губами его уха.

- Нет! – продолжал он, но я почувствовал, что его голос немного дрогнул.

- Опять нет? Тогда дай подумать ещё... наверное... - с этими словами мои губы окончательно коснулись его уха, и я горячо выдохнул: - Малыш?

Он вздрогнул, и я увидел, как по его телу побежали мурашки. Поняв, что я это заметил, он опустил рукава куртки, и снова отвернулся, делая вид, что ему было абсолютно все равно. Я улыбнулся, а затем, вернувшись в своё прежнее положение, подытожил:

- Значит, Малыш.

- Какого черта ты опять это произносишь! – уже было начал возмущаться он, как вдруг я оборвал его на полуслове.

- Я знаю отличное место. Поехали.

 

Вскоре мы уже ехали по направлению к лучшему боулинг клубу в нашем городе. 

Я не стал спрашивать Кристиана, хочет он этого или нет, а он даже не стал интересоваться тем, куда мы направляемся. Мы часто проводили в этом клубе время вместе с Джеком, демонстрируя друг другу своё умение, засиживаясь там до поздней ночи, а затем ехали ко мне, чтобы... ну остальное не важно. 

Конечно же, всю дорогу, Крис молчал. Строить из себя обиженного у него получалось прекрасно, а мне было забавно осознавать, что когда-то, в подобной ситуации, я вел себя точно так же. 

Мы вышли из машины, оставив её на небольшой стоянке, и направились ко входу. 

- Боулинг? – неодобрительно произнес Крис, покосившись на вывеску.

- А что тебя не устраивает? Боишься проиграть? – усмехнулся я.

Он ничего не ответил, засунув руки в карманы. 

- Раз уж мы побывали там, где хотел ты, теперь посетим то место, которое люблю я, - гордо сказал я и открыл входную дверь.

Мы вошли в небольшое здание, с ярко искрящейся вывеской и возле двери нас тут же встретил мой знакомый, управляющий клубом и просто хороший человек – Дейв. Прическа Дейва была, как всегда, уложена на бок, глаза были слегка подкрашены и на нем красовался прекрасный, черный атласный пиджак. Он выглядел как истинный гомосексуал в этом образе, но чего уж скрывать, если таковым он и был?

- Здравствуй, Адам, - произнес он и протянул мне свою ухоженную руку, украшенную кольцами. 

- Приветствую, - ответил на рукопожатие я, - как тут у вас сегодня? Народ есть?

Он покрутил в воздухе кистью руки, говоря этим, что народа в клубе сегодня среднее количество. 

- Ясно, - произнес я, - можно как обычно?

- Конечно, - ответил он и скрестил пальцы на груди, - седьмая дорожка всегда свободна для Вас! И кстати, а где же Дж...

- Ээээ... Дейв, это Крис! – не дав ему произнести имя Джека, перебил его я, - он со мной.

Дейв выглянул из-за моего плеча и расплылся в улыбке.

- Приветствую, Крис! – произнес он и протянул ему длинную, худую руку, - отличный выбор, Адам! – он подмигнул.

Я тут же посмотрел на Криса, мгновенно покрасневшего, и не став ничего объяснять Дейву, кивнул, а затем он повел нас к столику и дорожке под счастливым номером семь. Я всегда выбирал эту дорожку для нас с Джеком, потому, что она была скраю, и там никогда не толпился народ. Так называемая «vip-зона» для «своих». 

Когда мы сели за столик, нам тут же принесли меню, но Крис, кого-то из себя, по-прежнему строя, даже не соизволил притронуться к нему.

- Долго ты еще будешь молчать? – спросил я, - закажи что-нибудь.

- Я не хочу есть, - произнес он.

- А кто сказал, что я тебе еду предлагаю? Здесь помимо еды еще куда напитков!

Он удивленно посмотрел на меня.

- Хочешь меня напоить? Извращенец. 

- О, Боже! – я закатил глаза и позвал официантку, - один виски со льдом и стакан Колы для этого маленького засранца, - затем я отдал ей меню и посмотрел на него, - смотри не напейся, я тебя домой не потащу!

Он скривил мне ехидную гримасу, и затем я заметил, что вскоре, он немного расслабился и, вроде как, перестал корчить из себя обиженного.   

Когда нам принесли наши напитки, и мы сделали по глотку, он, неожиданно для меня, произнёс:

- Пойдем играть!

Я поднял на него глаза.

- Хмм, не боишься?

- Всё когда-то бывает впервые, - бросил мне он, подмигнув, и тут же встал из-за стола. Подойдя к шарам, он выбрал из них тот, что был средним по тяжести, - ну же, вставай!

Я поднялся со стула, послушавшись его. Подойдя к дорожке и взяв в руку самый тяжелый шар, я посмотрел на него, а он посмотрел на меня. Со стороны мы, наверное, выглядели, как два спортсмена из какого-то кино, взглядом оценивающие друг друга, а потом, по свистку, несущихся вперед. Но здесь, к счастью, все было по-другому, и никуда бежать не понадобилось. На табло значились только два наших имени, сокращенные до трех букв, а напротив пустые места для наших баллов за броски. Первым, как обычно, стояло мое имя и, пока я собирался кидать, Крис, вместе со своим шаром отошел в сторону, хитро поглядывая. 

Я, сделав пару шагов назад, чтобы оставить место для разбега, закинул руку и, уже было собрался побежать вперед и сделать бросок, как вдруг громкий кашель Криса резко прервал меня:

- Ой, прости, что-то в горле першит... – демонстративно поперхнулся он, а затем снова расплылся в улыбке.

- Ты специально, засранец? – грозно спросил я, возвращаясь в прежнюю позу.

- Кола холодная! – снова улыбка и тихий смешок.

- Ха-ха-ха! – передразнил его я.

Затем я повторил все свои движения и, только уже было собрался замахнуться, как кашель повторился.

- Кристиан! – воскликнул я, - ты можешь этого не делать?

- Чего? – как ни в чем небывало, спросил он, не смотря в мою сторону и разглядывая свой шар - я ничего и не делал, - а затем еле слышный смешок снова выскользнул из его уст. 

- Вот будешь ты кидать после меня... – процедил сквозь зубы я и, наконец, разбежался и, сделав резкий рывок, кинул шар прямо по центру, но, к сожалению, оставил на дорожке две не сбитые кегли. 

Я резко оглянулся на него, уже тихо посмеивавшегося себе под нос, а затем выпалил:

- Это всё из-за тебя! У меня в жизни такого не было!

- Да-да, я знаю, - с сарказмом произнес он.

Сделав еще один удар, я, наконец, сбил оставшиеся кегли и увидев на табло приглашение следующего игрока, наигранно улыбнулся ему и простелил рукой путь к дорожке:

- Посмотрим на что ты способен, Малыш! – последнее слово я произнес особенно четко.

- Конечно, Адам, – подойдя ко мне вплотную, произнес он, - посмотрим, - и, не дав мне даже опомниться, мгновенно меня обогнул. Он резко завел руку назад, сделал сильный замах, от чего я успел разглядеть, как отчетливо выступают вены на его, как оказалось, довольно сильных руках и затем, он разбежался, и с ходу сбил все кегли одним ударом, словно для этого и не требовалось совершенно никаких усилий. Они тут же разлетелись по углам, и на табло, напротив его имени высветился, ставший уже привычным для меня «strike», но на этот раз принадлежавший не мне. Увидев это, я потерял дар речи. 

- Упс! Я случайно.   

Я еще какое-то время сверлил его удивленным взглядом, а он лишь спокойно подошел к столу и облокотился на него, слегка присев и сложив руки на груди. 

Пока он стоял, я успел разглядеть, какие они у него крепкие и жилистые. Его рукава снова были закатаны до локтя, а синие, потертые джинсы облегали его худые, стройные ноги. Почему я не замечал этого раньше? Или глоток алкоголя уже ударил мне в голову? А, может быть, меня так поразило то, что меня еще никогда никто не обыгрывал в боулинг? 

- Предлагаю сделку! – вдруг резко произнес он.

- Сделку? 

- Ну да, - довольная улыбка не покидала его лица.

Что задумал этот парень?

- Ну что ж,– задумался я, - если это что-то интересное, то я слушаю!

- Более чем, Адам, - он ухмыльнулся и, поднявшись со стола, направился в мою сторону, - Если выигрываешь ты – можешь делать со мной всё, что тебе захочется. Отвезти домой, отвезти к директору школы, издеваться, как ты это любишь, что угодно... 

- Так? – заинтересованно произнес я, склонив голову набок. 

- А если выигрываю я, - он остановился возле меня, а потом, откинув волосы назад, тихо прошептал мне на ухо - мы едем к тебе домой. 

В тот момент, когда я услышал это, я не поверил своим ушам. 

- Ко мне домой? – переспросил я. 

- Да.

- Не пойдет, - сказал я, и тут же повернулся лицом к дорожке, - мы не поедем ко мне.

- И почему же? – ехидно спросил он.

- Потому, что я так сказал. 

- Адам... – спокойно произнес он, и тихо шепнул на ухо, - ну же, соглашайся.

Что он придумал? Поехать ко мне домой? Но для чего? Неужели он не боялся последствий? В моей голове тут же закружился хоровод мыслей, связанных и несвязанных с ним, я думал о том, как это все может обернуться, начал размышлять о том, что я буду делать, если просто не смогу контролировать себя... 

- Нет.

- Почему? – продолжал он.

- Потому, что там нечего делать. Зачем тебе это? Почему мы должны ехать ко мне домой?

- Я просто хотел посмотреть, как ты живешь... – произнес он и опустил голову, - У тебя, наверное, круто... ты живешь в высотке?

- Да, в высотке.

- Наверняка на самом верху...

- Ну…да, - пожал плечами я.

- Эх... – вздохнул он и отошел в сторону, вглядываясь куда-то вдаль.

- Эй... ты чего? – поинтересовался я, подойдя к нему сзади и положив руку на плечо.

- Я? Да нет, ничего... просто... просто я так давно мечтал побывать в квартире, где весь наш город как на ладони... ведь я так обожаю высоту! – его голос погрустнел.

И тут я на некоторое время задумался. А может, и правда в его мыслях не было ничего такого, о чем сразу подумал я? Может быть, он и правда просто хотел побывать у меня дома. Почему же у меня сразу появлялись всякие пошлые мысли? Когда же я уже начну соображать, что имею дело почти с ребенком, а не со взрослым мужчиной?

А ведь из моего окна открывался по-настоящему прекрасный вид, что уж тут скрывать. Я всегда предпочитал выбирать места жительства «повыше», ведь в них чувствуешь себя защищеннее. Может быть, кто-то сейчас покрутил бы мне пальцем у виска и сказал, что это, наоборот, настоящий страх, но я всё равно стал бы настаивать на своем и говорить, что наверху - безопаснее. Там нет людей. Там нет беготни. Там нет никого, только небо. А что еще надо человеку для счастья? 

Но с другой стороны меня кое-что пугало. Я боялся того, что могло произойти между нами. Но неужели я, животное, не смог бы удержать себя в руках? Да, мне нравился этот парень, а с недавнего момента стал нравиться еще больше, но разве это заставило бы такого принципиального человека как я, изменить своё решение? Раз я обещал себе, что не трону его, я был готов выполнить это обещание, что бы он ни делал. Я не мог позволить ему потом страдать. 

Помолчав какое-то время, я обошел его кругом и встал напротив.

- Ну, что ж, ладно!

Он поднял на меня взгляд и его глаза тут же округлились.

- Ты согласен? – восторженно воскликнул он.

- Да, - ответил я и улыбнулся, - но только не думай, что поездка ко мне действительно состоится.

- Это почему же? – ухмыльнулся он.

- Потому, что выиграю я, парень!

А затем мы отправились играть.

Страницы:
1 2
Вам понравилось? +27

Рекомендуем:

Непутёвые заметки

Переход

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

4 комментария

Даниид
+ -
0
Даниид 18 июня 2020 18:34
Видимо я жуткий зануда, но дочитав до строчки : - " а ещё я его подвеСти меня заставил " ...я бросил чтение. Не выношу безграмотных текстов. Уж простите великодушно...
+ -
+1
Natasha Kasumi Офлайн 19 июня 2020 11:43
Цитата: Даниид
Видимо я жуткий зануда, но дочитав до строчки : - " а ещё я его подвеСти меня заставил " ...я бросил чтение. Не выношу безграмотных текстов. Уж простите великодушно...


Понимаю вас, перечитывала много раз весь текст, не заметила эту ошибку, исправлюсь!
+ -
+3
Touchless Офлайн 30 июня 2020 11:13
Очень легкий, веселый и добрый роман! Действительно, молодежная мелодрама)) Было безумно интересно наблюдать за развитием отношений Адама и Криса! Очень веселили их шутки друг над другом, понравился Ханнес, как второстепенный персонаж и конечно, Джек! Читать было одно удовольствие! Спасибо большое за ваше творчество!))))
+ -
+1
Natasha Kasumi Офлайн 4 июля 2020 12:21
Цитата: Touchless
Очень легкий, веселый и добрый роман! Действительно, молодежная мелодрама)) Было безумно интересно наблюдать за развитием отношений Адама и Криса! Очень веселили их шутки друг над другом, понравился Ханнес, как второстепенный персонаж и конечно, Джек! Читать было одно удовольствие! Спасибо большое за ваше творчество!))))


Спасибо большое! Очень приятно слышать такие слова, особенно с упоминанием героев :)
Рада стараться :)
Наверх