СатоЯ - сама

Запретное искушение или нарушая правила

Аннотация
В исправительной деревне работают одни молодые альфы. И вот что из этого вышло. 

Работа посвящается моему любимейшему соавтору и вдохновителю - Haikyuu. Ну, и, конечно, всем, кто любит омегаверс в несколько нестандартном исполнении. 



Предисловие.

Скотт Дугалл – редкостная сволочь! Мало того, что вчера до позднего вечера заставлял лес валить, так ещё поужинать толком не дал и спать отправил парней, когда волки на луну уже выть стали. Настроение ему видите ли испортили! Ну не гад ли он? Надзиратель хренов! А теперь он будит их ни свет, ни заря, чтобы, едва дав умыться и позавтракать, снова погнать на лесоповал!

         Лу-бридж – такое место, куда лучше не попадать. Да, красив, зараза, уютен по-своему, кругом леса и горы, река совсем рядом, но…как не крути, а пребывание здесь сродни тюрьме. Разница лишь в том, что в тюрьме ты сидишь, тебя кормят, допрашивают, пытают, если надо, а потом решают, что с тобой делать. Парни, отправленные в Лу-бридж, давно прошли это. И за что спрашивается? Да за всё «хорошее», как говорится. Из двадцати «воспитанников», что жили в уютных домиках из камня с соломенной крышей, большинство попадали по глупости и собственному разгильдяйству. Все, как один, были из приличных семей, даже знатных и богатых. Однако те деяния, которые за ними числились, не позволяли их держать в обычной тюрьме или сослать на какую – нибудь каторгу. Да и родовитость некоторых не давала такой возможности. Многих родители просто откупали от тюрьмы с условием прохождения наказания в трудовой деревне.

Самое интересное, деревенька принадлежала одному богатому промышленнику, который получал определённые субсидии от государства за перевоспитание рабочей силы. А заселяли деревню исключительно альфами. Молодые, сильные, как на подбор. Некоторые в таких передрягах побывали, что расскажи кому, так незадачливые омеги в обморок попадали бы штабелями! А приехавший сюда худосочный альфёныш через год приобретал силу и стать, которой могли позавидовать все его прежние друзья и знакомые в высшем свете. А всё благодаря чистому воздуху, питанию и физическим нагрузкам. Ну, и воспитательной работе надзирателей, конечно. То каменный мост через реку в соседнем графстве отстроить, то новый возвести для тяжёлых повозок, то дома для вновь прибывающих, то ещё чего. При этом, лекции по формированию ответственного поведения в исполнении того же Дугалла тоже никто не отменял. Скотт вообще для альф - воспитанников как отец и папа в одном лице. По головке за хорошее поведение не гладил, но и просто так никого не наказывал. Разве что, какой проныра ему своими капризами настроение испортит, вот как сегодня. В результате такой «воспитательной работы», парни научались буквально всему, чему можно, а домой возвращались совершенно другими людьми.

         Вот, Риа́н Фэ́ллан, к примеру! Сын высокопоставленного чиновника, не сумевшего дать сыну ничего кроме, разве что образования, да сильной статной фигуры и живого ума. Последнее, скорее заслуга природы, которой парень пользовался не раз. А в остальном, этот двадцатипятилетний альфа - полная оторва! Уж и омег он перепортил, что посчитать невозможно. Постоянно торговцев дурил и ставил на деньги. Правда, как он пояснял, из благородных целей. Суд ему не особо верил, а отец уже просто устал от его выходок. Поэтому, после долгих разбирательств, а позже по неофициальному подкупу и официальному ходатайству родителя, Риан был на несколько лет сослан в Лу-бридж для перевоспитания. И, чтобы не лишиться в дальнейшем наследства, Риан был вынужден подчиниться. В альтернативе была обычная пожизненная каторга, так что выбирать не приходилось! Так Риан и попал сюда. Поначалу, было трудно, даже бежать пытался. Но, когда получил плетьми от Дугалла, начал приспосабливаться и даже слыл самым сильным из всех «воспитанников», хоть и не самым дисциплинированным.

А вот Ка́йтэль Гай, получил вид на жительство в Лу-бридже в пятнадцать лет, и в свои двадцать два до сих пор продолжал жить и работать здесь. Будучи подростком – сиротой, пытающимся выжить в одиночку, в состоянии аффекта камнем по голове убил зловредного торговца рыбой, прямо на рынке! За что и получил пожизненную ссылку. От настоящей тюрьмы и каторги его спасли свидетели и один богатый лорд, которому Кайтэль по своим каналам помог найти украденного сыночка – омежку. Лорд не забыл добра и выкупил парня у судьи в обмен на отправку в Лу-бридж.

 Высок и смугл от солнца, с копной каштановых волос с рыжеватым отливом, Кайтэль больше походил на демона, чем на альфу. Жестко? Ничуть! Он философски и со скепсисом научился относиться к своей внешности и жизни. Даже скалиться научился так, чтобы люди его боялись. Эта злобная улыбка многого стоила, хотя улыбался он крайне редко. Он давно разочаровался в людях и не верил ни в чью искренность. Даже Дугалл старался лишний раз его не трогать. При всех его особенностях, Кай был не лишён ума и харизмы, а потому, среди альф пользовался уважением. Нарушал установленные правила не часто и по-тихому.

У Кая, был напарник -  Киф Ко́лман. Пожалуй, этот юноша являл собой тип тех людей, которых легко подмять под себя, заставить что–то делать против воли, подчиниться без лишних уговоров, только бы не трогали. Кай его и не трогал особо, но тому часто приходилось выполнять за него работу. Красноречие и «защита» Кая порой отнимали у Кифа всякий выбор. Впрочем, Киф - единственный человек, способный вытерпеть характер Гая. Как Киф сам попал в Лу-бридж, вообще загадка, он не любил говорить об этом. Поэтому, оставим его пока в покое.

Было ещё семнадцать молодых альф, занимавших общие домики. Они на «перевоспитании» находились не так долго, как предыдущие трое, а потому не имели возможности занимать отдельную жилплощадь. Да и младше они наших героев. Дугалл и его начальство справедливо полагало, что селить малолеток со старшими опасно для обоих сторон. Как младшие могли устроить «тёмную» старшим (тогда хозяин потеряет рабочую силу, а привезти новую больших денег и времени стоит), так и старшие могли передавить младших голыми руками. Опасно в общем! Даже на работах старших и младших старались разделять, чтобы лишний раз конфликты не провоцировать.

 Ещё в колонии были разные правила, которым все должны были следовать неукоснительно, даже те, кто здесь надолго. О побегах речь не идёт, они запрещены везде. Об определённом режиме жизни тоже умолчим. А вот, что касается природы - альфьего ежегодного гона, то тут всё сложнее. Чтобы альфы не прыгали друг на друга во время гона, местный знахарь давал им специальные настойки или отвары на основе зверобоя. Ребята такие дни, когда их группами водили в домик знахаря, называли «Настойчивыми». От слова «настойка» и «настойчивость». Отказаться от приёма настойки было нельзя, предлагали её, настойчиво убеждая выпить и так же настойчиво объясняя, для чего её следует пить. В противном случае, накажут и всё равно вольют насильно.  Никто такие дни не любил, так как после принятия настойки каждый альфа лежал без сил пару дней, а потом вставал и шёл дальше работать как ни в чём не бывало. На то и был расчёт: ни тебе поласкать себя рукой по тихой грусти, ни поцеловаться с кем-то. Никто ни на кого не прыгает, не проявляет агрессии или неповиновения, никого не приходится наказывать, все паиньки и работают от зори до зори. Не тянуло ребят, а порой, до приёма настойки, так хотелось!

Ещё, за провинность одного, могли наказать всех, но в любом случае, последнее слово за хозяином деревни. Если правило общее, то и наказывали всех. Можете себе представить, как молодые разгневанные несправедливостью альфы отрывались потом на виновнике? Если правила и запреты касались кого-то индивидуально, то и наказывали так же! Здесь всё всем понятно: провинился – получи, что заработал!

В целом, жизнь этой трудовой исправительной деревни шла своим чередом, пока в ней не появилась группа из пяти вновь прибывших папеньких сынков на перевоспитание, а один из вышеупомянутых альф не решил круто поменять свою скучную до беспредельности жизнь.

А вот дальше, начинается самое интересное.

 

Глава 1. Сделка.

Среди тех, кто прибыл взамен отпущенных «воспитанников» этой весной, был один двадцатитрехлетний альфа. Остальные альфы, кому по пятнадцать – семнадцать лет были отправлены в общий дом. Альфу звали Бри́ндан Гиллага́н. Парень с непростой, как и у многих, судьбой. Однако, каким –то неведомым образом он привлёк внимание Риана. Самый старший «воспитанник» сразу обратил внимание на молодого статного блондина с голубыми глазами. Его широкие плечи, развитый торс и сильные стройные ноги не оставили Риана равнодушным.

Бриндана удачно определили в напарники Риану. Познакомившись с парнем ближе, Риан узнал о его жизни совсем немного. Отец Бриндана не был особо высоко поставленным чиновником, как у него. Обычный торговец средней руки, занимающийся изготовлением и продажей мебели, владел небольшой мануфактурой. А вот сынуля, которому надоело быть на побегушках у отца и старших братьев, начал искать себя. Кем только не был, чем только Бриндан не занимался?! Даже подрабатывал посыльным и лакеем. Приходилось много двигаться, поднимать тяжести. Последнее занятие его и сгубило. Точнее не оно, а то, что произошло во время работы в богатом доме.  Даже его голубые как синева неба глаза с щенячьем взглядом, не убедили судью дать более мягкий приговор. Это же надо было умудриться, ударить по лицу одного высокородного молодого альфу только за то, что он груб со слугами, нетерпим к ошибкам и высокомерен? Бриндан, вместо того, чтобы просто пожаловаться его отцу или папеньке, на худой конец, уволиться, не вынес издевательств молодого графа и вспылил. А в результате, публичная порка и ссылка в Лу-бридж на семь лет.

Риан поведал Бриндану и свою историю. А после этого, начал присматриваться, наблюдать за реакциями, поведением, изучать привычки нового парня. Бриндана поместили в один домик с ним, а потому, устроив парня недалеко от себя, рассказывал о местных правилах и особенностях, которые нужно было помнить и соблюдать всегда. К тому же, Бриндана поставили в пару с Рианом на лесоповал, что не могло не радовать последнего.

 

Около месяца спустя после приезда Бриндана, Риан проснулся посреди ночи от того, что в паху заныло. Сон у него был тревожный, снился новичок и дикий секс с ним. Риану давно хотелось горячего, взрывного и долгого секса. Раскрыв свои карие с желта глаза, он понял, что держится за нехилый такой стояк. Повернув голову, Риан увидел, что Бриндан безмятежно спит. Вглядевшись в умиротворённое лицо молодого альфы, лежащего рядом, Риана бросило в жар, и он едва сдержал порыв погладить Бриндана по щеке. За месяц он изучил парня. Тот мог и побить, если надо, поэтому рисковать не стоило.

Риан вскочил и бесшумно вышел из дома на улицу. Ночи были хоть и весенние, но уже тёплые, чтобы позволить себе не топить дом. Даже спали альфы в одних нижних штанах. 

Босиком, не помня себя, Риан добрался до ближайших кустов. Озираясь по сторонам, чтобы не увидела охрана, Риан нырнул в кусты и упал на землю. Он схватился за член и начал неистово стимулировать выброс семени. Узел набух и ныл, передавая сильнейшую нервную истому всему телу. В руках нервы словно оголились. Через некоторое время манипуляций, весь взмокший от пота, Риан кончил. Ругаясь на себя, на Бриндана, на весь мир, Риан принял решение завладеть этим альфой во что бы то ни стало. Да, искушение, да, нарушение всех немыслимых правил. И настойка не помеха.

Нужно было хорошенько подумать, как нейтрализовать действие настойки, которую ему пропишут сразу, как только заметят гон. А то, что с ним сейчас происходит, иным словом и не назовёшь. Отказаться принять настойку, значит навлечь на себя лишние проблемы, подставляя спину Дугаллу. Риан осторожно выглянул из-за кустов, присматриваясь к окружению. Важно было добраться до дома и не быть замеченным. Это удалось, но вот сон уже не шёл. Оставалось делать вялые попытки уснуть до утра, чтобы быть готовым хотя бы соображать, не то что работать.

Утром, естественно, Риан кое-как стащил себя с кровати, был рассеян. Чтобы постараться привести себя в рабочее состояние, он окунулся с головой в бочку с водой. Сполоснув себя по пояс, Риан почувствовал, что ему немного полегчало, хотя мысли ещё путались, уходя всё время к Бриндану. Тряхнув головой, чтобы отогнать наваждение, Риан пошёл к столовой. 

Когда он завтракал в общей столовой под открытым небом, то невольно замечал взгляды на себе Кайтэля. Тот совершенно не хотел себя сдерживать и на лице была написана усмешка. Как он заметил, что с утра Риан сам не свой? Всё просто и ясно как день: встал позже всех, не смотрит в глаза, зачем-то головой в бочку с холодной водой залез, а теперь ест без аппетита. 

— Эй, Риан, у тебя такой вид, словно тебя по голове пыльным мешком огрели! – съязвил Кай. – Уж не призрака ли ты видел?! 

— Нет! – Риан зло посмотрел на Кая. Обычно этого хватало, чтобы Кай заткнулся, но тот, видя, что привлёк внимание младших альф, продолжил.

— А может по-тихому съел чего запретного или влюбился? – хохотнул Кай, а молодые альфы его поддержали громким гоготом.

— Заткнись, Кайтэль! – рыкнул Риан. – Иначе… 

— Иначе что? – подначивал Кай.

— Миску с кашей тебе на голову надену!

— Ага, и голодным работать пойдёшь?

— Это ты голодным работать пойдёшь - миска-то твоя будет! Заодно по зубам схлопочешь и за дверью на пороге вечером спать ляжешь, умник! – пояснил Риан. 

 

         Услышав перепалку «воспитанников», подошёл Дугалл. Его мощную фигуру и предупреждающий, пронизывающий до мозга костей взгляд ни с чем не спутать, можно даже в кромешной темноте узнать. Одним своим появлением он остановил поток смеха как молодёжи, так и Кая. Тот просто уткнулся в свою миску и продолжил есть под тихие смешки, а также двусмысленные взгляды и полужесты молодняка. Дугалл не спускал с обоих болтунов взгляда, и только Бриндан несколько раз сочувствующе посмотрел на Риана, но продолжал молча есть. Похоже, у него тоже появились какие – то мысли, которые он не решился сейчас озвучить, так как не место и не время. Смех смехом, но возможно Кайтель Гай был прав, и с Рианом что – то происходит.

 

         Время на лесоповале прошло относительно быстро. Риан старался сосредоточиться на работе и не пускать в голову фривольные мысли. Он старался ни с кем без особой надобности не болтать. Недалеко работали Кай и Киф, выполняя свою часть задания. Когда пригнали лошадей – тяжеловозов, парни при помощи младших альф связали бревна по три и прикрепили их к упряжи лошадей, как на волокушах. Всего таких подвод нужно было сформировать и отправить три. Это только до обеда. Во время обеда и после его, Риан был по-прежнему молчалив. Бриндан не выдержал и тихо спросил, пока Кай погнал Кифа мыть посуду. Обед –то им принесли дежурные по кухне молодые альфы и оставили. Чистую посуду следовало вернуть вечером на кухню, а иначе не из чего будет есть.

— Риан, что происходит?

— Всё нормально, Бриндан, - отмахнулся Риан. 

— Если бы было так, ты не был молчалив. Обычно ты более разговорчив. Тебя обидели слова Кая? Он сказал правду? …Риан не молчи! Я же вижу, тебя что – то беспокоит.

— Бриндан, я…я не должен об том говорить. Если о том, о чём я думаю, узнает Дугалл или хозяин, мне влетит. 

— Ты о чём? Сбежать задумал?

— Пробовал уже, не вышло. Теперь, путь отсюда мне заказан, пока не отработаю срок. Дугалл в прошлый раз дал это чётко понять. Так что, нет.

— Тогда что? – не унимался Бриндан.

— Сказал, не бери в голову. Пройдёт, как туман по утру.

— Знаешь, Риан, мой папа как-то говорил, что ты не поможешь себе до тех пор, пока окружающим не скажешь, в чем твоя проблема. Может помогут сразу, а ты мучился. 

— А тебе твой папа не говорил, что рассказывать о своих проблемах кому попало нельзя! Могут против тебя же и обернуть.

— Ты не доверяешь мне, Риан? – поинтересовался Бриндан.

— Доверяю, но пока не могу сказать.

— Почему?

— Потому, что опасно. Ты можешь это не принять, а Дугалл по воле чьего - нибудь длинного языка, может узнать и тогда пропаду не только я.

— Не думал, что ты такой ссыкун! – Бриндан резко встал и взяв топор пошёл выбирать дерево для рубки. Риан быстро нагнал его, развернул к себе и прижал спиной к ближайшему дереву.

— Постой, Бриндан!

— Ну?

 

         Лицо Риана оказалось очень близко к лицу Бриндана, нос к носу, глаза в глаза. Оба надрывно дышали и молча смотрели друг на друга. Через мгновение Риан сказал.

 

— Поклянись, что никому не скажешь!

— Не скажу! Клянусь!

— Я… сегодня не спал. Не мог уснуть от мысли, что… запал на тебя!

— Как? Как это возможно?

— Так получилось, понимаешь? Я кончил, думая о тебе!

— Не может быть! А настойки Брамса?

— К чертям настойки! Действие прошлой уже давно закончилось, а следующая светит, как только я покажу признаки гона. Пока Дугалл не заметил, а то сразу бы послал к Брамсу. И, если честно, я хочу этого избежать.

— Могу тебе признаться в том же: у меня тоже скоро гон, я чувствую! – отозвался понимающе Бриндан. - Не хочу их пить. Ребята говорили, гадость редкостная. 

 

         Более говорить Риан не стал и просто прильнул к тёплым сухим губам Бриндана, придерживая его одной рукой за пояс, другой за голову. От этого Бриндан даже топор выронил из рук. Он неуверенно ответил и быстро отстранился, услышав шаги и разговоры Кая с Кифом, оперевшись рукой Риану в грудь. Надежда на то, что парни ничего не заметили, растаяла с первыми словами Кая.

 

— Эй, мальчики, а вам не стыдно? Посреди леса, во время работы нарушать все мыслимые и немыслимые правила?

— А тебе завидно или присоединиться хочешь? – нашёлся Риан, облизывая губы после поцелуя.

— Чему завидовать? Тому, что вы потенциальные самоубийцы? – парировал Кайтэль. 

— Только попробуй открыть рот, Гай! Зубы пересчитаю!

— Где – то я уже это слышал! Не находишь, Киф? – Кайтэль посмотрел вопросительно на Кифа и тот молчаливо кивнул. Он вообще говорил редко и мало.

— Так стоп, парни! – вмешался Бриндан. Он чувствовал, что сейчас оба подерутся, привлекая внимание охраны. И так на зыбком доверии, одни в лесу работают. Если услышат шум, не поздоровится всем. – Прекратите оба! Кайтэль, прошу, не говори ничего. Это случайно вышло. Мы проверяли, что испытываешь, когда целуешь представителя своего пола. Омег-то на много миль вокруг нет. Вот и …

— Понятно. И как оно? – фыркнул Кайтель, недоверчиво глядя на «провинившихся».

— Нормально. Никакой особой разницы, - отозвался Риан нейтральным тоном.  – Только не говори, что ты Кифа ни разу в щёчку не чмокнул в знак благодарности за помощь. Он ведь многое за тебя делает!

— Ещё чего! – вспылил Кай, выдавая правоту Риана. 

— Давай так, - предложил Риан. – Мы молчим о том, что ты свои обязанности на Кифа частенько перекладываешь, а ты и Киф молчите о том, что видели. Если загребут в изолятор или высекут, так все пойдём!

— Угрожаешь? – уточнил Кай.

— Предлагаю сделку. Поверь, это выгодно нам всем. Ты же знаешь, что Дугаллу под кнут лучше не попадать - шкуру сдерёт. Да и Киф не виноват ни в чём, пожалей парня!

— Ну, раз сделку, я согласен. Только ответь на вопрос: когда последний раз ты пил настойку Брамса?

— В прошлом году, примерно в это же время. А что?

— Так чего снова не идёшь?

— Не хочу валяться овощем три дня, как в прошлый раз. Ощущения так себе, да и на вкус, словно тухлые яйца глотаешь.

— Это верно, дерьмо несусветное. Так что я тебя понимаю, - вздохнул Кайтэль.

— Вот раз понимаешь, тогда и молчи.

— Я-то допустим, помолчу, Киф тоже. А ну как охрана или сам Дугалл заметит?

— А ты внимания не обращай, не акцентируй и не шути по этому поводу, глядишь - пронесёт. 

— Ну-ну, удачи! Конспираторы! Запах куда деть собираетесь?

— Средство есть, да не про твою честь, Кай. Узнать это ещё заслужить надо, а ты пока не доказал, что тебе доверять можно.

— Интересно ты рассуждаешь, Риан, - взъерепенился Кайтэль.  – Ты знаешь меня не первый день, но до сих пор не доверяешь. А человеку, который тут без году неделя ты доверяешь?

— Представь себе, Кай! Ты не задумывался, почему я до сих пор не накинулся на тебя?

— Настойки действовали? – предположил Кайтэль безразличным тоном.

— Ты несколько не в моём вкусе! Больно ты темнишь часто, любишь доминировать, Кифа, вон, совсем замучил. Нет, Кай, я не представляю тебя рядом с собой в постели. А так, давно бы соблазнил.

— Исчерпывающий ответ! – оценил Кай и снова посмотрел на Кифа. Тот стоял рядом, весь сжался. Ему было приятно, что хоть кто –то выговаривает Каю за несносное поведение. Он даже слегка улыбнулся Риану, что бывало довольно редко. Однако, как только его взгляд встретился с взглядом Кая, улыбка сразу исчезла, словно и не было, а взгляд парня снова погрустнел. -  И как вы будете дальше жить, скрывая твой гон?

— А это уже наше дело, Кайтэль. Твоё дело и Кифа – молчать!

— Ладно, уговорил. А теперь давайте продолжим, а то скоро охрана набежит проверять, почему продолжительное время всё так тихо.

 

         Парни вернулись к работе. Во время рубки деревьев, Риан и Бриндан постоянно бросали друг другу молчаливые взгляды, поддерживали друг друга, помогали. Пока не выполнили норму вырубки и не отправили свежесрубленные стволы с очередным подводом, работать не прекратили. 

 

         В лесу парни задержались и не сразу пошли домой. Отправив Кая и Кифа вперёд, Риан повел напарника немного в глубь вырубки, чтобы показать, где будут летом и по осени собирать траву, которую придётся немного жевать и натираться, чтобы отбить альфий аромат во время гона. А пока ягод прошлогоднего шиповника набрали, чтобы напиток сделать и на ночь пить, как общеукрепляющее средство. Как ещё зверьё его не съело? На питьё, кстати могут не пойти (хотя попробовать стоило), а вот на семена, самый раз. Не придётся потом в лес за ягодой бегать. А так, сослаться можно что дикий растёт, цветёт красиво, а потому можно попросить, чтобы разрешили не вырубать. Так будет решена проблема дополнительного источника витаминов и маскировки гона.

 

Глава 2. Как достать соль?

 

         За опоздание на ужин Риан и Бриндан получили от Скотта Дугалла по увесистому подзатыльнику. Мол, трапеза начата, а двоих недотёп где – то носит. Ещё немного и охрану бы отправил в лес, тогда подзатыльниками не отделались и без ужина остались.

 

— Мы к реке мыться ходили, - оправдывался Риан на вопрос надзирателя: «где были?», но щенячьим взглядом Дугалла не пронять. Он сделал вид, что поверил и молча указал на стол, как будто что-то уже знал. С краю сиротливо стояли две миски с едой в ожидании едоков.  Собственно, волосы парней были ещё мокрыми, да и рубахи в некоторых местах влажные. Однако Дугалл не первый день работал в деревне и знал, как можно сделать вид, что мылся, намочив волосы и одежду. «Никак задумали чего, надо понаблюдать!» - подумал Дугалл.

 

Под жёстким взглядом надзирателя парни уселись на свои места и приступили к еде. Риан потирал ушибленный затылок, по которому только что схлопотал и молча переглядывался с Бринданом, давая понять, что всё нормально, Скотт ничего не заметил. Значит, песок с реки, как способ временно сбить надзирателя и охрану с толку - работает. Хорошо, что набранный шиповник удалось оставить в своём домике, прежде чем запоздало прийти на ужин. Ещё Риан планировал стащить с кухни кусок соли, чтобы делать водные процедуры или втирания для снятия альфьего аромата. Для этого надо было дождаться дежурства на кухне. Главное, чтобы пропажу не заметили. Заметят, не поздоровится всем, вору в первую очередь. 

 

После ужина Дугалл выстроил всех воспитанников на открытой площадке перед своим домом и полчаса читал нотацию, как важно соблюдать общий режим. Грозился лишить доверия, предупредил о наказаниях. В общем, всё как обычно. Риан понял, что тему данного неприятного монолога Скотт почерпнул из сегодняшнего их с Бринданом опоздания, на ужин. Надо отдать должное Дугаллу, он нашёл, о чём говорить целых полчаса. Когда это распекание было закончено, главный надзиратель в лице Дугалла отпустил всех по домикам – спать. Предупредил, что проверит, как улеглись и отдыхают ли.

 

Собранный шиповник ребята предварительно размягчили в воде, а утром под видом уборки вокруг своего домика, побросали плоды в землю. Через неделю было дежурство Риана и Бриндана на кухне. Замечательный момент, чтобы осуществить задуманное. Вся соль, сыры, яйца, колбасы и крупы, а также собранные с собственного огорода деревни овощи хранились на продуктовом складе в отдельных деревянных коробах или на полках в закутках. На отдельных полках стояла запасная посуда. Обычно, на склад вход имел только главный повар, но иногда, когда он был занят, на склад посылались воспитанники. Предварительно мистер Шон Коннолли грозил возмездием свыше, если не досчитается овоща или сыра, а уж потом посылал на склад помощника из числа воспитанников за искомым.

 

Риан заранее договорился с Бринданом, что тот отвлечёт на себя внимание повара, чтобы он мог проникнуть в склад. Под соль был приготовлен холшёвый мешочек из-под крупы и надёжно закреплён собственными вязками на поясе молодого альфы. Его нужно было наполнить солью и спрятать за пределами склада, чтобы потом забрать, не вызвав подозрений. Даже придумали где спрятать. 

 

         Действо началось, когда Бриндан взялся перемывать горох на обед. Столько воды повар вокруг кухни не видел с того времени, когда сошёл последний снег. У парня постоянно всё падало из рук. На гневные замечания или взгляды Коннолли, Бриндан оправдывался, что не разу дома этим не занимался, так как папа подпускал к печи только старшего брата – омегу, а ему с братом оставалось только «принеси – подай – уйди – не мешай». Так что на кухне он полный профан, это впервые, когда его ставят на кухню помогать. 

—  Послал же бог помощника! – ворчал Шон. – Но, ничего, я научу тебя, как надо помогать! Попробуй не научиться, доложу, кому следует. Вот, всыплет тебе надзиратель, сразу всему научишься.         

— Да кто ж отказывается? – парировал Бриндан с глупой виноватой улыбкой на лице. Да, косить под дурачка – неумеху ему было довольно весело и не привыкать.

 

         При этом, Риан старался не привлекать к себе внимания и работать, как положено. В отличие от Бриндана, он к кухне уже привык, знал, что, где лежит и как всем пользоваться. В результате такой помощи Бриндана были разбиты яйца – целая корзинка. «Совершенно случайно» пересолена похлёбка, побита половина посуды. Неуклюжий Бриндан запнулся о камешек и падая, рукой зацепил столик с посудой. Каким – то чудесным образом черпак попал в топку. По всей кухне была рассыпана мука, приготовленная Шоном для выпечки хлеба, чан с тестом вообще чуть не упал (хорошо, что Риан вовремя среагировал и «спас» тесто). А в довершении всего, Бриндан порезал палец, когда чистил лук. Надо было видеть, как рыдал несчастный Бриндан. «Актер бродячего театра! Зрителей ему не хватает! Честное слово!» – думал про себя Риан, с ухмылкой глядя на то, как Бриндан измывается над Шоном, заставляя его успокаивать себя, искать чистую тряпицу, чтобы остановить кровь. Плакал-то парень от лука, а порез настолько не серьёзный, что даже слезинки не стоит. Мужик он в конце концов или омега сопливая?

 

— Нет, ну тебя ещё учить и учить! Это же надо быть такой бездарностью, - ворчал на Бриндана Коннолли. А потом обратился к Риану. — Риан, поди на склад, принеси всё то, что испортил твой дружок. Там были ещё яйца, муки немного. Надо соль из похлёбки куда – то выпаривать. В углу на полке надо посуду поискать, а то кормить будет не в чем. Потом закажу у гончаров ещё мисок. Черпак новый поищи. Ступай и побыстрее, а мне тут порядок надо навести. Боюсь этого недотёпу одного оставить.

— Да, мистер Коннолли, я быстро, - улыбаясь ответил Риан, стараясь не сильно выдавать радость, чтобы повар ничего не заподозрил. – Только за один раз не принесу, много всего.

— Неси за два, только быстрее пожалуйста! Скоро кормить народ, а у меня похлебка пересолена, хлеб допекается, отойти не могу и наливать еду будет не во что. Яиц много не надо, только смазать хлеб. Придётся кормить без второго блюда. Поторопись! – сказал Коннолли, давая ключ от замка на двери склада.

 

         Риан побежал на склад, соображая, во что класть всё вышеперечисленное и как вынести соль. Зайдя на склад, он быстро оценил обстановку, глазами нашёл, всё, что есть, а на первую ходку взял только яйца, муку, новый черпак, часть мисок и, не закрывая склад отнёс на кухню. Когда вернулся, собрал оставшиеся миски и в мешочек с пояса набрал соли. Выйдя из склада, Риан поставил миски на землю рядом с дверью, а сам, пряча наполненный мешочек, закрыл дверь на замок. Быстро в кусты под камень положил мешок и понёс миски на кухню. 

— Чего так долго?  - снова заворчал Коннолли, но уже на Риана.

— Я осторожно, разбить боялся. Там нет больше мисок.

— Ясно. Давай быстрее, принеси воды, их нужно помыть. И этого безрукого нытика с собой забери, больше принесёте и быстрее справитесь. Пусть мыть поможет, да только смотри, чтобы снова не побил мне посуду. Я тогда ему сам всыплю.

— Хорошо, как скажете.

 

         Риан и Бриндан натаскали воды и слегка нагрев, помыли все миски. Сразу вытирали сухим крапивным полотенцем и несли на столы. Обед прошел шумно, «воспитанники» причитали, почему так мало, только похлёбка и хлеб. Надо отдать Шону должное, он взял весь это гвалт голодных молодых альф на себя и гаркнул, что так надо, а если кто ещё не сыт, может взять добавки. Этого было достаточно, чтобы молодняк успокоился. Добавки действительно хватило на всех, никто даже не заметил, что похлёбка была пересолена. 

         После того, как все поели, и посуда была помыта, Риан и Бриндан помогли повару подготовить ужин. В целом, дальше дежурство прошло спокойно, больше эксцессов не было, Бриндан сказал повару, что уже начал осваиваться на кухне, а потому у него стало получаться. После дежурства, когда парни шли в свой дом, Бриндан отметил Риану.

— Знаешь, Риан, никогда бы не подумал, что работать на кухне так тяжело. Проще лес валить.

— Верно, тут столько тонкостей. Соль я вынес со склада, ночью заберём, когда охрана в пересмене будет. Завтра и помоемся, а потом натрёмся солью.

 

         Однако их мечтам не суждено было сбыться. Утром, после завтрака Риана к себе вызвал Дугалл для приватной беседы. Риан, уходя, непонимающе переглянулся с Бринданом. Но, когда Бриндан вошёл в кабинет надзирателя, на столе стоял тот самый мешок с солью, а на табуретке рядом со столом сидел повар. И, как бы Риан не отпирался, говорил о том, что понятия не имеет, что это за мешок соли и как он оказался в кустах под камнем возле здания склада, ему не верили. Но не сам же Коннолли это придумал. Аргумент: «тебя видели», не оставил сомнений в душе Риана, что его подставляют. Надо ли упоминать, что, когда Риан задал вопрос: «кто видел?», ответа на него не получил. А его оправдание «это не я!», было отрезано простым «больше некому!». Что уж говорить о том, что роль Бриндана тоже была вычислена в этом спектакле. Последнее подвело Риана к мысли, что его припёрли к стенке и сейчас будет взбучка. Вину он так и не признал. Что толку доказывать обратное, если надзиратель и повар уже сделали свои выводы. У самого Риана прав нет вообще, даже отстаивать свою точку зрения он не может. Это просто бесполезно, а потому он замолчал и смирился.

 

         Прочитав грозную нотацию, Дугалл грубо вывел Риана из кабинета и поставил посреди площадки перед домом. 

 

Глава 3. Предатель.

 

Разгневанный пропажей целого фунта соли, Скотт приказал охране собрать всех воспитанников на площадке перед его домом. Буквально за пять минут были собраны все двадцать четыре человека. Он грозно объявил.

— Засранцы! Когда в ваши чугунные котелки, которые вы ласково называете головами, я наконец вобью истину: воровство – наказуемо?! Вас сюда за тем и привезли, чтобы отучить от этого пагубного дела. И только я расслабился, как главной повар мне докладывает, что у него пропал целый фунт соли! – орал на молодых альф Дугалл. – Ответьте мне, что мы делаем с теми, кто ворует у всех?

— Наказываем… - загудели «воспитанники», неуверенно и с долей страха переглядываясь друг с другом.

— С помощью нехитрых рассуждений, мы с мистером Коннолли сделали простой вывод и вычислили воришку. Стоящий перед вами альфа и есть вор! Он вчера помогал на кухне, был послан за продуктами и украл то, что принадлежит всем. Соль – дорогой и необходимый продукт. Как вы понимаете, я не могу оставить сей вопиющий факт без внимания.

 

         На лице стоящего рядом с Дугаллом Риана не дрогнул ни один мускул. Он молча слушал приговор, опустив глаза в землю и понимая, что пойман практически с поличным, а значит, что порка прилюдно ему уже прописана. Впрочем, он знал, на что шёл, воруя соль. Единственное, чего Риан не мог взять в толк, как Коннолли на пару с Дугаллом так быстро догадался о пропаже. Он тщательно скрыл следы, не подкопаешься. Следил за тем, чтобы никто его не видел. Чего или кого-либо он не заметил, когда прятал соль под камнем? И почему всякие доводы не убедили главного надзирателя в том, что он ничего не брал. Да и как могли так быстро найти этот несчастный мешок с солью, тоже не понимал. Забрать его ночью не получилось, так как наевшись за весь день на кухне чего попало, парни промучились с животами. Хорошо, он вытерпит это наказание, ведь Дугалл всё равно больше двадцати ударов не выписывает. А вот кто мог его выдать, он ещё узнает.

 

         Бриндан, стоящий в толпе воспитанников с сочувствием смотрел на Риана и тоже не понимал, как так могло произойти. Ведь, план похищения фунта соли был спланирован до мелочей. Где они допустили прокол? Где ошиблись? Кто мог сдать? Ответов, к сожалению, у парня не было. Больше вопросов, где каждый с тремя неизвестными. Он стал искать глазами, кто мог выдать, но не заметил никого, кроме Кая. Тот с непониманием смотрел на ситуацию, в его глазах промелькнуло сочувствие, но не жалость или вина. Нет, на лице Гая было что – то другое, словно он начал о чём – то догадываться.

 

— Перед вами, воспитанник Риан Фэллан. Именно он на пару со своим дружком помогал вчера на кухне и стащил соль. А так как на склад ходил только он, то соль и взял, поэтому его высеку по полной. Бриндан Гиллаган, его напарник пойдёт как соучастник и получит в половину меньше. В следующий раз не будет отвлекать на себя повара, чтобы не подыгрывать напарнику. – Дугалл злобно и с осуждением посмотрел на Бриндана. Тот даже вида не подал, что испугался.

 

         Охрана тут же схватила Бриндана и вытолкнула в круг. Риан и Бриндан встретились взглядами. Секундное вглядывание друг другу в глаза и Риан был толкут сильной рукой Дугалла навстречу к Бриндану. Тут же охранники скрутили обоих и привязали к «позорным» столбам. Руки парней были привязаны верёвками к кольцам у самого основания столбов. Молодняк притих и с содроганием следил за происходящим. 

 

         Первый удар Дугалл нанёс Риану. Тот сцепив зубы только слегка простонал. Боль была неимоверной. Как вытерпеть эти двадцать ударов снова? Впрочем, Риан сейчас жалел не себя, а Бриндана. Друг попал практически ни за что! Риан чувствовал, что виноват перед ним, а потому, старался не смотреть на его страдания. У Бриндана было впервые: попасть под кнут, поэтому ему было больно вдвойне. Даром, что ударов меньше. Дугалл имел очень хороший кнут и мастерски им владел. Он по очереди охаживал парней кнутом, приговаривая: «Я вас отучу как воровать! Вы у меня на всю жизнь запомните это!». К концу порки на спинах парней показались кровавые полосы. Особенно у Риана.

 

         После экзекуции Дугалл ещё раз прочёл молодым альфам нотацию о том, что нельзя воровать ни под каким предлогом, а потом всех разогнал работать, оставив наказанных стоять привязанными к столбам под палящим майским солнцем. 

— Бриндан, прости… -   повиснув на привязанных кольцах сказал Риан, обращаясь к другу. 

— Чего уж там! Стой уже!

— Бриндан… молю, прости! Я должен был быть осторожнее. Я оглядывался лишь время от времени, надеясь, что не увидят. Основная масса ребят на работах кто где. У склада точно кроме меня никого не было.

— Да понял я, не оправдывайся. Оба виноваты, обоим и досталось. Скажи спасибо, что всех из-за нас двоих не наказали. Тогда нам пришёл бы реальный конец.

— Я не оправдываюсь, а пытаюсь понять, как могли так быстро найти соль? Кто продал нас за вкусные шанежки?

— Тоже думал об этом. На Кая не похоже, я его видел. Он в полном недоумении.

— Согласен, - разговор хоть и отвлекал, но стоять с поднятыми наверх руками было неудобно, конечности затекли, а ноги уже просто устали. Риан дёрнул на себя руки в надежде вырвать их из захвата верёвок, но не вышло. Охрана прекрасно знала своё дело. То же самое пытался сделать и Бриндан. После этих попыток отвязаться, Риан продолжил. – Я его давненько знаю, он хоть и гадёныш, но со своими принципами. Своих он точно не сдаст.

— А Киф?

— Тёмная лошадка. Но, вообще-то я не наблюдал за ним ничего такого. Тихоня, на которого подуй и развалится.

— Молодняк? Может там какая тварь завелась?

— Не исключено. Я это позже выясню. Если это кто – то из малолеток, сам с ним разберусь. Порву как волкодав хозяина подушку.

— Ага, и меня не забудь пригласить. Я его помогу порвать. Сам лично отрежу язык.

— О, да ты у нас кровожадный, - морщась от боли и при этом улыбаясь ответил Риан.

— Да не-е-е-е-е, я на самом деле мягкий и пушистый. Просто я сейчас злой! – также грустно усмехнулся Бриндан.

 

Насевшие на спины мухи доставляли дополнительное беспокойство, и парни постоянно пытались их сбить, дергаясь на месте. Но, почуяв питательную влагу, мухи не спешили оставлять своего пиршества. Только лишь когда солнце стало заходить, мухи, почуяв холод, оставили парней в покое.

 

Позже охрана отвязала их от столбов и отвела в дом, где они жили. Туда же был вызван лекарь, который занялся лечением ран. Это было необходимо, так как парни нужны были если не целыми, то здоровыми. Они не рабы и их предстоит вернуть родителям или просто к людям. Да и хозяин запрещает пороть работников до полусмерти. Ещё Брамс ворчал, что надо было давно напоить наказанных настойкой от гона, глядишь, моча в голову не ударила и не пошли бы тогда воровать. Но, ничего, как только они поправятся, он исправит эту оплошность.

 

         Когда Брамс ушёл, к парням подошёл Кай.

— Ребят, скажите, это правда?

— А ты ещё не понял? Какие тебе нужны доказательства? – язвительным тоном произнёс Риан. – Даже если бы это было не так, Дугалл всё – равно нашёл бы козла отпущения.

— Понял, но поверить не могу. Зачем вам надо было воровать соль? Соль привозится в достаточном количестве, хватает на долго. Вам соли не хватало?

— Нужна была очень. А тебе что за дело?

— Можешь мне не доверять и дальше, Риан, - спокойно ответил Кай.  – Только я бы не стал вас выдавать, если бы знал об этом. Честно! Отсюда напрашивается вполне логичный вывод: или вы не очень тщательно всё спланировали, или вас попросту сдали. 

— Склоняюсь ко второму, - простонал Бриндан, лежащий на соседней койке. Он, как и Риан лежал на животе.

— Я тоже, ведь план был безупречный, - ответил Риан.

— Я пытался в толпе усмотреть гада, но не нашёл, - сказал Бриндан.

— Если хотите, я выясню у молодняка, может кто что видел или знает. Наверняка же сейчас сидят и обсуждают ситуацию, - предположил Кай.

— А с чего вдруг такая заинтересованность? – скептически спросил Риан.

— Я за справедливость, Фэллан. Зачем бы вам не нужна была эта несчастная соль, но выдавать своих - подло! Мы все в одной упряжи идём. Если кто–то спотыкается, ему надо помочь удержаться, а кто–то вместо этого, ещё больше подталкивает к пропасти. Придурки одним словом! По-другому не назовёшь! Не удивлюсь, если это кто – то из молодняка. Только у них на такое ума хватит. Ну да ладно, у меня там есть свой человечек. Спрошу у него, может расскажет что-нибудь. 

 

         Кай резко поднялся со своего места и не дожидаясь ответной реакции парней, вышел из дома уверенным шагом. Придя к дому молодняка, он заметил того, кого искал. Кай дал понять знаком, чтобы он вышел к нему. Они зашли за дом и Кай тихо спросил.

— Молоуни, что знаешь про кражу соли? Что молодняк ваш говорит?

— Риана видели. Он из склада выходил, помимо посуды нёс мешочек за пазухой и спрятал в кустах за зданием склада, прежде чем пойти на кухню. 

— Кто видел?

— Киф! А он разве тебе ничего не сказал?

— Если бы он сказал мне, а не Дугаллу, то я бы здесь сейчас не стоял. И парней бы не наказывали. Не в курсе, почему он к Дугаллу пошёл?

— Точно не знаю. Но поговаривают, что он давненько у него ошивается и не просто так.

— А давно это сколько?

— А вот этого я сказать не могу, история умалчивает. Хочешь знать, сам его и спроси. Да только когда твой молчаливый Киф бывает в кабинете надзирателя, обязательно что – нибудь случается, кого – нибудь да наказывают. Не замечал разве?

— Ясно. Узнай, что за дела у них? Не может же Киф по собственной воле бегать сдавать своих. Пока с ним поговорю я. Не видел, где он?

— Вроде на конюшню шёл, - вспомнил Молоуни через несколько секунд.

— Спасибо, свободен.

 

         Молоуни убежал от Кая как ошпаренный, а тот уже сделал свои выводы и так же уверенно пошёл к конюшне. Кифа он застал за уборкой навоза в одном из стойл. Он уверенно и быстро подошёл, выхватил из рук лопату. Киф даже среагировать не успел. Отбросив инструмент в сторону, Кай схватил Кифа за грудки и с силой прижал к стене стойла.

— Говори!  - зарычал сквозь зубы Кай, надавливая на грудь Кифа. Тот заскулил от боли, попытался вырваться, но не вышло. Кай крепко держал его и ещё сильнее тряхнул, прижав к стене окончательно. – Говори, гадёныш! Что Риан и Бриндан сделали тебе плохого, что ты сдал их Дугаллу? Сволочь! 

— Я…я не хотел…он заставляет меня! – стонал Киф.

— Тварь! Ты сдаёшь своих! Ты это понимаешь?  - Кай снова приложил Кифа к стене со всей силы. Тот едва весь воздух из лёгких не потерял, покраснел даже. Но, разъярённого Кая этим не пронять, и он продолжил допрос с пристрастием. – Тебе, дурень, с ними в одном доме спать! Ты не подумал, что они скоро обо всём догадаются и просто порешат тебя?!

— Нет! – выдохнул испуганно Киф.

— А придётся подумать! Если я сам им обо всём расскажу, то они тебя, когда поправятся, разделают, как бог черепаху! Что ты надзирателю должен, что своих сдаёшь?

— Он сказал, что, если я буду говорить ему о нарушениях, он поспособствует, чтобы меня быстрее домой отправили. Я письмо получил, отец плох, и я могу не успеть домой, пока он жив, - взревел, наконец Киф. Слёзы крупными каплями покатились из глаз Кифа. 

— Почему ты мне ничего не рассказал? Я бы придумал, как тебе помочь! В конце концов на прямую к хозяину можно было обратиться! - продолжал рычать Кай. Слёзы Кифа не вызывали у него ни малейшего сочувствия. Он снова тряхнул Кифа и спросил. – И как ты теперь жить будешь с таким грузом? Как ты вообще с этим живёшь? Идя к своей цели - ступаешь по головам невинных! А я-то всё думаю, как так получается, что Дугалл и другие надзиратели весьма не вовремя появляются. Всё думал, как они могли узнать о случившемся раньше срока?! А крыса была рядом! Ты настоящая крыса, Киф! – Кай дал Кифу увесистую пощёчину. -  Молчун хренов! Где надо, из тебя слова не выдавишь, а где не надо, ты болтлив до безобразия! Ты разочаровал меня, малыш! А потому, с сегодняшнего дня ты моя личная шлюха! Не удивлюсь, если и Дугалл с тобой за информацию натурой расплачивается по мимо всего прочего. И каково это, зад надзирателю подставлять?

— Нет, он не… - пытался оправдаться Киф.

— Мне это уже не интересно! Теперь ты мой вечный должник! И только посмей ему пожаловаться, язык отрежу и в сточную канаву выброшу или собакам охранным кину. А потом трахну с особой жестокостью! За дело! Понял меня? – Кай резко прижал локоть к горлу Кифа. Тот снова попытался высвободиться, но не вышло. Ярость давала Каю неимоверную силу, какая бывает лишь во время гона. – Только слово Дугаллу сказать вздумай, только посмей ещё хоть на кого-то донести! Урою! Прямо на месте порешу! И пусть будет, что будет. Мне терять нечего, я тут пожизненно! Понял! – снова рыкнул Кай, надавив на локоть. Покрасневший от натуги Киф едва смог с хрипом ответить: «Да!» — Вот и славно! Начнём расчёт по долгу прямо сейчас! Не хочешь ласково и добровольно, как я всегда это делал, будешь терпеть жёстко и принудительно.

 

         Кай отстранился и резко развернул Кифа к себе спиной. Одной рукой он нажал на спину, чтобы тот не дёргался, а другой спустил штаны. Стояк у Кая образовался уже давно, как только слёзы Кифа увидел. Теперь же, эта бешенная энергия должна была иметь выход. Кайтелю с трудом удавалось скрывать гон или простое возбуждение, но он прекрасно умел это делать, а потому, настойки пил не часто. Сейчас это сработало ему на руку и против Кифа. Чего раньше не было, Кай всегда уважительно относился к Кифу в общей постели, которая хоть и была периодически и тайно, но всё же имела место быть. Об этом даже Риан с Бринданом не знали. Никто не знал. А теперь что?

 Проход Кифа не был разработан хорошо, поэтому парень терпел адскую боль. По приказу Кая он зажал рот рукой и старался сильно не кричать, так как их могли услышать. Как только Кай кончил на набухшем узле, какое-то время он стоял, прижавшись к измученному телу Кифа, чтобы отдышаться. Когда узел спал, Кай вышел и развернув Кифа к себе лицом, посмотрел ему в глаза.

 

— Надеюсь, данный урок ты усвоишь. До вечера в дом не заходи. Я сам тебя встречу и проведу к кровати. Теперь мне тебя ещё и от Риана и Бриндана придётся охранять! Дожили!

— Не…не говори им… - скулил Киф, глотая слёзы.  – Я сам расскажу … позже.

— И поведаешь им душещипательную историю о том, какой ты плохой мальчик и по какой причине любишь ябедничать? Ты в своём уме? Думаешь, они поверят?  Да они сразу побьют тебя, как только услышат твои никчёмные оправдания. Если не убьют, сразу, конечно, - уточнил Кай.

— Но… Дугалл сказал… что меня никто не тронет!

— Мало ли что он тебе сказал! Охрану лично к тебе он не приставит. А парням много времени не надо, чтобы прикончить такую крысу, как ты.

— Прости!  - снова заныл Киф.

— Предатель! Тебе нет прощения! Я согласен тебя защищать от нападок лишь до того момента, пока ты будешь нужен лично мне. А как только я пойму, что ты бесполезен, отдам им на растерзание. Только этого и достойны предатели!

 

Кай снова резко припечатал Кифа к стене, привёл себя в порядок и вышел из конюшни не оглядываясь. Киф натянул штаны и схватившись за голову медленно сполз по стене на пол загона. Он выл, причитал и покачивался, словно умалишённый. 

Жизнь, подкинула очередное испытание, с которым он, очевидно не справится. Надо с этим что – то делать. Мозг молодого и не очень сильного альфы работал лихорадочно. В изолятор попроситься, что ли?  Посидеть, пока всё уляжется. Там, глядишь и приедут за ним. Дугалл обещал, он письмо показывал, с хозяином разговаривал, когда тот был на днях в деревне с очередной инспекцией. А теперь что делать прикажете? Как он покажется в доме, где живёт? Никак! Кай прав, об этом надо было думать раньше.

Успокоившись, Киф навестил надзирателя, объяснил ситуацию, не выдавая даже половины беспокойства, и попросил до приезда родственников закрыть его в изоляторе. Дугалл, конечно скептически отнёсся к просьбе парня, пообещал срочно связаться с хозяином, чтобы тот побыстрее решил вопрос с вызовом родственников.

Через пару дней от хозяина пришло письмо, что за Кифом едут и попросил подготовить все документы. Оставшуюся неделю Киф ходил как в воду опущенный. В изоляторе он пробыл всего пару дней, но так как явных причин держать в изоляторе воспитанника не было, Киф был отпущен. Кай ещё не раз за эту неделю вбивал его то в стену дома или конюшни, то в матрац, то прямо на голой земле в лесу или у дерева, но тот и словом никому не обмолвился.  

 

Риан и Бриндан узнали от Кайтеля о том, кто их сдал, но по просьбе последнего игнорировали Кифа, как могли. Это было неимоверно трудно. Ситуация с предательством Кифа сплотила троих молодых альф. Чувствуя от части и свою вину, что не углядел, Кай помогал лекарю Брамсу обрабатывать раны на спинах парней отварами трав дикой ромашки и календулы, приносил им еду и воду в дом, чтобы дать возможность спокойно отлежаться. Обязательно сообщал последние новости от того, что ожидает Кифа в скором времени, до того, что шиповник, наконец, взошёл. Вскоре Риан и Бриндан пошли на поправку. 

А после воспитательного разговора с Дугаллом, «чистосердечного раскаяния» и признания в цели воровства, а также после клятвенного обещания, что воровать больше никогда – никогда не будут, парни получили прощение и назначение на новые работы. На этот раз их всех приставили к конюшне. Предстояло не только убирать навоз, поить, кормить, запрягать и чистить лошадей, но и пасти их. Дугалл рассудил так: раз парни потеряли доверие, то в лес одних больше не пустит, а так чаще будут на виду и под присмотром. Прямо как провинившиеся малолетние пацаны. Парней это немного раздосадовало, что теперь воли будет меньше, но зато, все трое будут вместе. 

Да и Брамс пока молчал про настойки. Парням удалось выпросить у Дугалла разрешения не принимать настойки, пообещав никого не трогать, а время гона проводить в лесу, справляясь с наваждением самостоятельно. Нужно было думать и о будущем, ведь двоим из троих ещё домой возвращаться, семьи заводить, а они потенцию на этих настойках могут потерять. Выслушав доводы молодых альф, Дугалл, спасибо хорошему настроению, разрешил это до первого случая. 

Также, все трое вздохнули с некоторым облегчением, когда за Кифом, наконец, приехал дядя по линии отца. После недолгого оформления документов, дядя забрал Кифа с собой и увёз. Ребята остались в доме втроём. Напарника Каю пока не дали, а потому он уговорил Дугалла на работах присоединить его к Риану и Бриндану. Тот, поскрипев зубами и понимая, что Кай прав, дал добро. 

 

Глава 4. Новая работа.

 

После того, как из деревни уехал Киф, троица «старшего дома» была отправлена на конюшню. Вот где пришлось попотеть! Рубка леса, по сравнению с уборкой навоза, кормёжкой и чисткой лошадей, показалась парням лёгкой разминкой. В лесу хотя бы воздух свежий. Привыкшие работать на чистом воздухе, парни спешили поскорее всё прибрать и почистить лошадей, чтобы передохнуть. Кроме этого, приходилось осваивать тонкости науки упряжи лошадей. А в довершение всего, Дугалл разрешил главному конюху Фицпатрику Бакли наказывать парней за любую провинность. У того, как известно, кроме вожжей и пары длинных хлыстов для подгонки лошадей ничего и не было, но этого было достаточно, чтобы без особых усилий вбить любому не в меру строптивому молодому альфе в голову прописные истины. 

Последнее было сделано в отместку за то, что парни не будут пить настойку Брамса. А так, хоть отвлекутся от своего гона под страхом телесного наказания. Ведь то, что все трое уже в гоне, было видно за версту. Дугалл сильно рисковал, поэтому нужно было как-то перестраховаться. И как этот Демон с маленькими рожками и длинным вертлявым хвостом уболтал его?  Скотт, приличия ради, долго сопротивлялся, но, когда Кайтель предложил сделку, отказаться не стал. Теперь вот, надо ждать результата эксперимента.

 

Больше недели парни осваивались, привыкали, учились. Бакли гонял их как мог, только бы на месте не сидели, всё к порядку приучал. А после работы лошадей в поле или лесу, ещё корма задать, дать напиться, почистить, сводить к реке искупаться и дать пастись до ночи. И только потом загонять лошадей в стойла до утра и идти спать. 

С утра на весь день, раза два в неделю нужно было запрягать лошадей на лесоповал, а один раз в одну-две недели отправлять в соседний Гленфлэск за некоторыми продуктами, специями, тканями, если уже не оставалось из чего шить простейшую одежду воспитанникам и постельное бельё.

Естественно, ехать надо было парням, которые обслуживали конюшню и помощнику Дугалла – Остину Хиггинсу. Он отвечал за заказы, и он же ездил в Гленфлэск за требуемым. Кроме этого, он выдавал охране жалование и форму, если сносилась в конец, а воспитанникам постельное, полотенца, одежду и обувь. Также под его контролем была маленькая швейная и обувная мастерские. Там он отслеживал выполнение заказов в срок и проверял качество. 

Кайтель одним вечером рассказывал Риану и Бриндану, что основной чертой характера Хиггинса была его немногословность и как рассказывали ребята, которые ездили с ним прежде, он мужик со стальными яйцами. Однажды на отдыхе в пути из Гленфлэска одной дубинкой и ножом уложил стаю волков и остался почти не тронутым. Так, несколько мелких царапин. Убийца и снабженец в одном лице, можно сказать. После этого, его побаивались, особенно те, кто помладше, потому, что старшие обычно слагали о подвигах Хиггинса такие легенды, что те чуть было не мочили штаны, когда он внезапно появлялся.  Никто и представить не мог того, кем был на самом деле Остин Хиггинс, когда, отвечая за снабжение деревни продуктами, имеет отточенные боевые навыки? Поговаривали, что он бывший воспитанник деревни и решил остаться в ней жить и работать, потому, что в другом месте был просто не нужен. А ещё говорили, что он то ли в какой – то войне участвовал, то ли на дорогах разбойничал. Ещё поговаривали, что снабженец мог так посмотреть в глаза, что душа вон! Поэтому, все собаки в деревне его боятся и за версту обходят. Но это всё сплетни, домыслы, легенды… Сам Кай утверждал, что никто не знает, сколько Хиггинсу лет. Даже сам Остин не знает, а Кай, сколько живёт в деревне, столько и помнит Хиггинса.

Наслушавшись баек от Кайтеля, Риан и Бриндан не горели желанием ехать с Хиггинсом в Гленфлэск. 

— Балабол! – ворчал на Кайтеля Риан, когда они ложились спать. Скоро предстояло ехать в город, а кто поедет из них троих, не известно. Воспитанник, который должен был поехать со снабженцем в Гленфлэск обычно определялся одним словом Дугалла: кого назовёт, тот и поедет. Обычно, это был воспитанник из числа старших или младший, заслуживший особое доверие. Но, так как среди младших такой появлялся редко, с Остином ездил Киф. Эти два молчуна стоили друг друга.

— Да, брось, Риан! Я правду говорю! Я с ним ездил один раз за свою бытность! Это не человек! Кремень какой – то! – настаивал Кайтель.

— Уймись, зараза! – продолжал ворчать Риан, отворачиваясь к стенке. Сегодня он, как и все очень устал, сейчас было не до чего. Хотелось просто отдохнуть, а этот несносный Кайтель всё байки ужасные на ночь рассказывает, страху нагоняет на ночь глядя.

— Действительно, Кай, хорош трепаться. Давай спать! – поддержал Бриндан друга.

— Давайте! Надо хорошо высыпаться, потому, что тот, кто поедет скоро с Хиггинсом, спать в пути вряд ли сможет!

— Заткнись, по-хорошему прошу! – взревел Риан и уже было подскочил с постели, чтобы надавать Кайтелю тумаков и готов был швырнуть в него подушку, но удержался. – Ездил же как – то Киф?!

— Киф – то может и ездил, но теперь его нет, а из старших альф только мы трое. И не известно, на кого падёт жребий! – хохотнул Кайтель и примирительно показал ладоши, давая понять, что сдаётся и умолкает. Риан смерил Кайтеля тяжёлым взглядом, опустил подушку и улёгся. 

         Благодаря Кайтелю Риан и Бриндан уснули не сразу, зато сам Кай спал как убитый. А вот утром парни всё своё раздражение на Кая отработать не успели благодаря новости. Риан планировал в отместку устроить что – нибудь ему на конюшне, но проведение решило иначе. На утреннем распределении на работы Дугалл, после перечня общих дел и имён, объявил, что в конце недели в город вместе с Хиггинсом поедет именно Кайтель. Надо было видеть лицо этого балабола, когда он понял, что ему предстоит. Молодняк сочувствующе загудел, а Риан и Бриндан шутливо толкали его, подбадривая и при этом посмеиваясь над ситуацией. По глазам Кая было видно, что он сник, почувствовал, что снова влип и до ужаса не желает ехать в город. Ему одного раза хватило. Весь гомон воспитанников Дугалл прекратил одним зычным рыком.

 

— А ну, молчать, бараны!   Марш по местам на свои работы! Кайтель, подойди.

 

         Риан и Бриндан отошли в сторонку, ожидая Кая, чтобы вместе отправиться на конюшню. Парни отчётливо видели, как Дугалл, потряхивая хлыстом разговаривал с Каем. Тот, опустив голову иногда кивал, а сам весь напрягся. Похоже, надзиратель сразу понял нежелание Кайтеля ехать в город с Хиггинсом. Однако, приказ есть приказ и как бы он не хотел, а выполнять придётся. Видимо, Дугалл продолжал мстить Каю за его сделку. Уговор дороже денег, здесь не поспоришь, а вот проучить воспитанника за навязывание сделок и вынужденный риск следовало. Никто же не запретит этого сделать, вот Дугалл и старается изо всех сил. 

 

         Скотт недолго строго распекал Кайтеля, но этого хватило, чтобы парень был деморализован на весь оставшийся день. Парни постоянно сочувствующе посматривали на него, похлопывая по плечу, у того всё валилось из рук, ничего не успевал, а главный конюх зверел в геометрической прогрессии. Выход был найден быстро. Надавав Кайтелю тумаков за нерасторопность, Фицпатрик отправил его к реке пасти незадействованных лошадей, а Риан и Бриндан остались на конюшне наводить порядок. Дел парням, конечно прибавилось, однако стало заметно тише и Бакли успокоился, перестал всех гонять. 

 

         В конце недели, как и обещалось, начались сборы в город. За день до отъезда Хиггинс вызвал к себе Кая и дал подробные инструкции. Тот молча выслушал, сказал: «Понял!» и ретировался из вещевого склада, служившим снабженцу своеобразным рабочим кабинетом. Там он и вещи выдавал, там же на учёт их ставил, там же отчётность о расходах вёл. В день отъезда Кая было не узнать: серьёзный, сосредоточенный, выполняющий все приказы мгновенно и без рассуждений, просто идеальный помощник.  Мечта, а не работник! Риан и Бриндан не узнавали Кая. Где тот живой, общительный, знающий себе цену молодой альфа? А нету! Сломали чёткими инструкциями и жёсткими приказами, а также угрозами последствий за неподчинение. Впрочем, Риан успел изучить парня достаточно хорошо и понимал, что скорее всего, это напускное или по меньшей мере временное явление. Когда Кайтель приедет с Хиггинсом из Гленфлэска, то и прежний Кай вернётся. До следующей поездки! В своё время, когда с Хиггинсом ездил Киф, он возвращался таким же молчаливым, каким и был, так чем Кай хуже? 

 

         Оставшись одни, парни приступили к работе в конюшне. Теперь, в отличие от лесоповала, у них выходных не было, так как уход за животными был непрерывным. Правда, на эти выходные оставалась только чистка стоил, кормление и выгул. Первую половину дня Риан и Бриндан потратили на непосредственные обязанности, а после обеда, выпросив на кухне хлеба, яиц, по куриной ножке, немного зелени и соли, а в нагрузку кувшин с ягодным морсом, отправились к реке пасти лошадей. Там и травы полно и деревья есть, в тени которых можно укрыться и отдохнуть.

 

         Пригнав лошадей на место, ребята расположились на травке под сенью раскидистого дуба. Почки давно набухли и вместе с молодыми побегами давали довольно неплохую тень. Луга, граничащие с рекой и небольшим лесом в этой части предместья Лу-бриджа, давали раздолье для выпаса лошадей. Те, натрудившись за неделю устало и расслабленно паслись у реки. Поэтому, парни могли не бояться. Разве что ирландский дикий кот спустится с гор, но эти коты далеко за рекой и не опасны для лошадей. Рыси в этой части лесов не водились, а волки больше на равнинах западнее отсюда. Зато зайцев и куропаток полно было и прежде чем остановиться на отдых Риан поставил силки. К концу дня или куропатка попадётся, или заяц. А может и не один. Что – нибудь да добудут на воскресный обед.

 

         Сделав свои дела и проверив безопасность вокруг, парни сели под дубом отдохнуть. 

— Уф, до чего жарко для весны! – выдохнул Бриндан, усаживаясь под деревом рядом с Рианом. Тот грыз сухую травинку и предложил.

— Да, прямо как летом. А давай – ка искупаемся! Вода уже наверно немного нагрелась, смыть пот надо, потом отдохнём. 

— А не прохладно? Застудимся! – отозвался Бриндан с саркастической усмешкой. Выражение его лица означало: «Ты это серьёзно?».

— Так мы же не купаться, а так, ополоснёмся слегка. Кто последний, тот снизу! – Риан резко подскочил и побежал к реке. Бриндан сразу понял о чём идёт речь и подскочил в след за Рианом.

— Э-э-э! Так не честно! Стой, Риан! Даже форы не дал!

 

         Бриндан нагнал Риана недалеко от реки, схватив за пояс. Дальше они упали и оба скатились с пригорка прямо в воду. Первым спиной в воду упал Риан.

— Я! Я первый! – выдавил он звонко смеясь. 

С досады Бриндан покатил его дальше и чуть не утопил. Риан имел хорошую реакцию и быстро встал на ноги. Вода действительно была ещё холодная, поэтому, парни не стали задерживаться. Они поплескались совсем немного, окатывая друг друга водой и пытаясь при этом смыть пот с тел. Песчано – каменистое дно не давало возможности стоять долго и твёрдо, поэтому Риан поспешил позвать Бриндана на берег. Одним рывком он набросился на Бриндана и повалил. Упав на полоску песчано-каменистого пляжа, Бриндан едва не ударился головой, но Риан вовремя подсунул под его голову свою руку. 

 

         Надрывно дыша, они смотрели друг на друга, ожидая реакции. Первым коснулся губ молодого альфы Риан. Сверху они были мокрыми, прохладными из-за того, что он пил прохладную воду, когда плескался, и тёплыми внутри. Риан быстро овладел ими, а Бриндан только ответил. Он быстро сдался на милость Риана, разрешил себе ненадолго потеряться во времени и пространстве, начать забывать об окружающем мире, немного раствориться в желании. После того, как оба нацеловались и накатались по пляжу, чувствуя тесноту ниже пояса, решили перейти в другое, более тёплое и удобное место. 

 

Лошади паслись немного выше, и парни теряли их из вида, когда были у реки. Не следовало на долго оставлять животных без присмотра. Что им будет за потерю хотя бы одной лошади, оба прекрасно знали, поэтому рисковать не стали. Они поднялись и пошли к месту, где оставили еду. По пути пересчитали маленький табун, состоявший всего из пяти лошадей. Все были на месте. Теперь, когда лошади на виду, можно и продолжить. 

С облегчением оба пастуха опустились у са́мого ствола дерева, где они оставили вещи. Им было мало близости, хотелось ещё, ведь её так давно не было (пару дней). Та прелюдия, которая была только что у реки, не дала полностью насладиться друг другом, только распалила желание. 

Риан не стал долго упрашивать и потянулся к Бриндану. Он повалил его на землю и прижал всем телом. Да, на земле, на сухой тёплой траве было гораздо удобнее, чем на песчано-каменистом пляже. Бриндан скоро сдался, забывая обо всём. На этот раз Риан брал властно, заставив Бриндана испытать боль и сладость подчинения. Бриндан чуть не сорвал голос от наслаждения и умолял его не останавливаться, но совсем не жалел, что к реке он прибежал не первым. Кончив пару раз прямо на узле, парни улеглись, обняв друг друга. По телам обоих молодых альф шла истома, было хорошо, спокойно, хотелось так и дальше лежать, как сытые коты на крыше в полдень. 

Они бы и лежали, пока не пришло время смыть с себя результаты страсти, потом проверять силки и, наконец, поужинать. После того, как добыча из двух зайцев и трёх куропаток была собрана, а взятая еда съедена, спокойные и удовлетворённые друг другом парни отправились в обратный путь. Шон был очень доволен тем, что принесли Риан и Бриндан, поэтому пообещал на завтра приготовить отменный обед, а им лично оставить лучшие кусочки.

 

Глава 5. Будешь третьим?

 

Дни тянулись за днями, прошла пара недель, прежде чем в деревню вернулся Хиггинс с поклажей, а с ним и Кай. Обычно привоз встречался спокойно, но на этот раз ждали много посылок из дома, а потому, приезд снабженца с помощником встречался с ликованием. Привоз пришёлся на выходные, а потому, все воспитанники были в деревне, когда он прибыл. 

Риан и Бриндан тоже были в числе встречающих. Они ожидали приезда Кая не меньше того, что он привёз. Обняв по очереди парня, спрыгнувшего с повозки, Риан спросил:

 

— Ну, что с боевым крещением тебя? Как съездили?

— Нормально! Не такое уж и боевое! Ездил же раз!  - проворчал Кай и добавил. –А он людьми не питается, чтобы его бояться! Зато трахается отменно! – съязвил Кайтель.

— Вот как? – оценил довольно Риан. – А я уж боялся, что сбежишь! Лови тебя потом по всей Ирландии.

— Ещё чего! Меня и тут не плохо кормят! – фыркнул Кай, переходя к объятиям Бриндана. – Я на настоящую каторгу не подпишусь никогда в жизни.

— Привет!  - обнял друга Бриндан. - Мы беспокоились, что сбудутся твои опасения. Ты ведь знаешь, что бывает с теми, кто сбежит.

— Зря беспокоились, - ответил Кайтель и отпрянул от Бриндана. – Со мной всё в порядке. Да, некоторые опасения сбылись и в пути плохо спалось, но это ничто по сравнению с городом. Я давно его не видел. Там так интересно, есть где разгуляться. А теперь получите свои заказы и топайте отсюда. Потом поговорим. Мне надо помочь Хиггинсу всё по местам распихать, да на учёт поставить. Киф мне как-то говорил, что приезд в деревню не означает конец дела. Конец будет, когда всё раздадим, что заказывали, а остальное на учёт. Это всё - таки средства хозяина, а он имеет свойство частенько всё проверять.

 

         Парни получили свои заказы и ушли в дом. Риан заказывал пращу для охоты, а то надоело одних куропаток да кроликов есть, а Бриндан из дома пару флаконов розового ароматического масла для «деликатного» удовольствия. Разобрав свои вещи и разложив их на места, парни занялись друг другом. А чем ещё в выходные заняться? Кая ещё по меньшей мере полдня не будет, а так, хоть время скоротают. Бриндан сразу предложил масло опробовать, но Риан сказал, что лучше дождаться более подходящего момента. Поэтому они просто нежились в объятиях друг друга, лёжа на постели Риана.

 

         Подходящий момент представился буквально на следующий день, когда нужно было с утра и до вечера увести весь табун на пастбище. Кай, естественно, пошёл с Рианом и Бринданом, так как вернулся и ему следовало приступать к своим повседневным обязанностям. Парни с утра взяли на кухне хлеба, сыра, зелени и овощей с огорода, немного соли, которую Шон дал как будто отрывал от сердца, кувшин с ягодным морсом и немного вяленого мяса кролика. На троих здоровых альф - это немного, но вполне хватит, чтобы весь день не испытывать сильного голода. Да и некогда будет сидеть на месте и разъедаться. Работа требует большого внимания и ответственного отношения. 

 

         Приведя табун на дальнее пастбище, парни расположились на отдых. Шли до места около часа, так что устали немного. Пока Бриндан и Кай устраивались, Риан прошелся вглубь леса, пометать пращей. Дело требовало определённой сноровки, а он этим метательным инструментом не пользовался довольно давно. Так что, установив неподалёку цель – камешек на сгибе ствола дерева, начал тренироваться. Камень он выбрал небольшой, но красноватого цвета, чтобы его было легче различить. Потом Риан планировал камень поменять на более близкий к цвету коры дерева или листвы. Это требовалось для того, чтобы набить не только прицельность стрельбы, но и умение вычленять нужный объект для метания. Камешки для стрельбы он набрал разные, от совсем небольших, до крупного размера, кое – как помещавшихся в мешочек. Для начала следовало потренироваться с одним – двумя маленькими камнями, чтобы вспомнить навык. А уж потом переходить к более сложным упражнениям. 

 

         Пока Риан занимался своим делом, Бриндан и Кай уже расположились под сенью деревьев. Затем, выпив немного морса, чтобы удалить жажду, они прошлись по периметру пастбища. Было необходимо проверить наличие или отсутствие опасностей для лошадей. Заодно расставили силки на куропаток и диких кроликов. Как показал обход, рядом мог быть дикий кот, так как обнаружились его следы и волки. Впрочем, следы были недельной давности, а потому, они могут сегодня сюда не сунуться. Лошади паслись мирно, иначе, почуяв опасность забеспокоились бы. Только после проверки периметра пастбища, парни уселись под деревом поболтать.

 

— Слышал от Хиггинса, - начал Кайтель, - что в следующий раз возьмёт кого – то из вас, старших альф: тебя или Риана. 

— Прямо так и сказал? – усомнился Бриндан.

— Так и сказал. Только вот я сомневаюсь, что вы захотите. Да вас никто и спрашивать не будет. А выберет он сам.

— Чем это продиктовано?

— А я знаю? Мне он ни слова недовольства не сказал. Ни тогда, когда ехали, ни тогда, когда в городе были или, трахал меня как в последний раз.

— Тогда с чего ему менять тебя? С Кифом же он постоянно ездил.

— Видимо, риск есть, что сбегу. У меня ведь пожизненное.

— Не думаю. Здесь что – то другое, Кай. Сейчас не заморачивайся, кого возьмёт. А Риан знает?

— Ему я ещё не говорил, но думаю, ты и сам скажешь.                            

— Скажи, а тебе самому – то понравилось быть под Хиггинсом. Ты ведь сам привык сверху, а тут…

— Он не был груб, это важно. Я почувствовал то, что чувствовал Киф подо мной или ты под Рианом.

— Мы иногда меняемся, но он говорит, ощущения другие.

— То-то и оно! Когда ты активен – ты главный, удовольствие есть, но не то, что было бы, будь ты принимающим. С другой стороны, я же не омега, чтобы принимать!

— Принимать тоже незазорно! Ну и что, что не омега. Риан говорит, что оно того стоит и я с ним согласен. Неужели ты думаешь, что интересно всегда быть только сверху?

— Мне – да! С Хиггинсом я понял одно: не важно, сверху ты или снизу. Главное, хотеть этого. Расслабиться и получать удовольствие. Но всё же, я предпочёл бы быть главным, вести́.

— Ну не скажи. В сексе важно взаимное уважение. Хиггинс же не порвал тебя, не оставил нигде истекать кровью и не сказал, что ты сбежал. Тебе самому – то понравилось?

— Не стану утверждать, что поначалу был в восторге, но потом втянулся. А Хиггинс потому и не порвал меня, что имел почти каждую ночь. Знаешь, что он мне говорил, почему это делает?

— Что?

— Говорил, что таким образом он формирует между нами доверие и привязанность. Это, видимо для того, чтобы я сам хотел быть рядом с ним, просил защиту и секс. Вот только защищать меня не надо, а секс я с любым здесь найду. Да и привязанность к нему мне ни к чему. Разве не ясно, он риск моего побега снижал!

— Понятно, но всё же. Если бы ТЫ не хотел, Хиггинс тебя бы не подмял! Он хоть и зверь в бою, как говорят, но не зверь в отношениях с людьми. Ребята из мастерских как-то разговаривали о нём, пока я новую пару обуви ждал. Говорили, что очень строг и внимателен к деталям, но за потерю пуговиц или лишнего куска ткани ещё никого не побил. Это ведь о многом говорит. Всё выяснял мирно, без Дугалла. Они его хоть и побаиваются, но уважают. Кай, как ты думаешь, а ему с тобой понравилось?

— А я по чём знаю? Сам не спрашивал, он не говорил. По его морде вообще никакие эмоции не читаются. А если тебе так интересно, спроси его сам. А ещё лучше, поезжай добровольно в город под его начальством! Сразу всё станет ясно! – съязвил Кай. Слова Бриндана подняли в душе парня бурю, которую он старался скрыть. Он даже отвернулся от Бриндана.

— Не обижайся, Кай. Я просто спросил!

— Давай закроем тему Хиггинса и больше никогда её поднимать не будем? – спросил Кай, так и не повернувшись к Бриндану.

— Как пожелаешь, - хмуро ответил Бриндан и улёгся на покрывало, желая отдохнуть и от разговора, и от сидения.

— Ты обиделся? – вдруг спросил Кай, всё ещё не глядя на Бриндана.

— На что? – не понял тот.

— На мои слова, - пояснил Кай.

— С чего взял?

— С того, что обиделся! Я не слепой.

— Кай, ты взрослый альфа! Я тоже не ребёнок! Не говори ерунды. Мы оба понимаем всю неприятность этого разговора. Прости, если задел.

— Всё нормально, - буркнул Кай и резко встав на ноги, побрёл к реке. Они стояли как раз у её изгиба. Тут были небольшие тёплые, нагретые солнцем заводи. Туда и пошёл Кайтель, чтобы посидеть в воде, остыть. В одной из таких заводей был валун, который начинал снова нагреваться от солнца, как и нагревался вчера, когда было так же тепло. Сначала Кай сел на него, спустив ноги. Но этого оказалось мало и он, сбросив с себя штаны и рубашку, сел в воду по пояс, опираясь спиной о тёплый валун.

 

         В голове Кая был полный кавардак. Зря он начал с Бринданом разговор. Сейчас придёт Риан и Бриндан ему всё расскажет. Если он поймёт, что его сокровище обидели, жди драки! Он не хотел признаваться в том, что Хиггинс действительно не был груб, уважал его как партнёра, не давил и не насиловал. Он сначала предупредил, что так будет, но уговорил быстро. Отказаться он не мог, да и не хотел, ведь Кифа уже не было, а значит и секса. Кай невольно вспомнил, как пальцы Хиггинса умело действовали в его проходе, какое значение сам Хиггинс придавал гигиене акта, как медленно растягивал, как успокаивал. Выходит, прав Бриндан, Хиггинс уважал его, когда имел. С другой стороны, Кайтель альфа и довольно неслабый. Так почему он должен быть на месте омеги? Промычав что – то нечленораздельное, ругая всё на свете, Кай бросился в воду, чтобы поплавать. 

 

         В это время, вернулся из леса Риан и заметив нервные плескания Кайтеля в воде, спросил Бриндана:

— Что с ним?

— Полагаю, недотрах! – наигранно тяжело вздохнул Бриндан и сел, чтобы сравняться с Рианом. Тот тоже присел рядом.

— В смысле? – не понял Риан. – Что у вас тут произошло без меня?

— Ничего особенного. Просто выяснилось, что с Хиггинсом ему понравилось, хотя он упорно этого не признаёт. А самое страшное, хочет ещё.

— Так в чём проблема? Давай позволим ему наверстать упущенное? – без тени смущения предложил Риан.

— Ты серьёзно? – Бриндан чуть язык не прикусил, глядя на Риана.

— Вполне. Ну, недоработал поставщик! Что теперь, в горло бутылки залазить? Кидаться на всех? А так и ему приятно и нам опыт на троих! М? Устроим?

— И ты ревновать не будешь?

— У меня к тебе тот же вопрос, Бриндан. Думаю, Кай заслужил небольшой секс с нами. Мы только попробуем. Ничего личного!

— Интересно ты рассуждаешь: «ничего личного»! А что если он воспримет это как насилие или нарушение его альфьего эго?

— Тогда только предложим. Если согласится, хорошо, будет ему «расслабление», а нет и не надо. Сами займёмся! В кустиках!

 

         Бриндан непонимающе посмотрел на Риана. Он же это не серьёзно? Как ему вообще в голову могла прийти столь шальная мысль? Он сейчас в своём уме или перегреться на солнце успел? Заметив такое непонимающее выражение лица и кучу немых вопросов, Риан спросил:

— Что – о – о – о?

— Да ничего! – очнулся Бриндан. – Ты давно додумался до этого? Или подсказал кто?

— Идея пришла сейчас! – признался Риан, озаряя всю округу своей лучезарной улыбкой.

— Это плохая идея, Риан! – серьёзно ответил Бриндан и отвернулся от любовника.

— Э-э-эй, Бриндан! – позвал Риан любимого, но тот не реагировал. – Ты обиделся что ли? Или ревнуешь?

— Отстань, Риан! – буркнул Бриндан. - Вот ещё! Много тебе чести!

— Да вижу же, что ревнуешь! – констатировал удовлетворённо Риан. Ему было приятно, что Бриндан не желает делить его с другим. Впрочем, он уже достаточно хорошо знал любимого и умел уговорить. 

 

Кая ему было не то чтобы жалко, больше сочувствовал и был солидарен. Парень не успокоится просто так, ведь подобных вещей с ним ещё не происходило. Кай всегда был «верхним» и не признавал того, что может занять положение «нижнего». С другой стороны, неудовлетворённость и готовность поменяться местами даёт Каю некоторое напряжение, с которым он впервые не знает, что делать. Он этого могут пострадать окружающие, да и чревато это настойками Брамса. Правда, есть ещё Дугалл, а это намного страшнее настоек лекаря. Всё случается впервые и это надо просто пережить. А они как друзья могут помочь Кайтелю справиться с эмоциями, сделать выводы, чего он на самом деле хочет. Оставалось уговорить обоих: Бриндана и Кайтеля на дружеский секс. Без обязательств, как водится. Долго не думая, Риан взялся уговаривать Бриндана, пока не пришёл Кай. 

— Ну, Бри-и-и-инд, - протянул Риан, пытаясь дотронуться до его плеча. Но, тот быстро скинул куну и отвернулся ещё дальше.  – Ну, не серлись! Ты ведёшь себя как омега в течку! Честное слово! Я же только предложил!

— Отвали, сказал!  - Бриндан резко повернулся к Риану и тот увидел в глазах такие страсти, что стало не по себе. Однако останавливаться Риан не собирался, а потому, продолжил уговоры. Он быстро взял себя в руки и сказал:

— Мы только попробуем! Если не понравится, мы просто прекратим и больше не вернёмся к этому вопросу.

— Знаешь, что?! – зашипел на Риана Бриндан. – Иди, омегам это предлагай! А я мужик! Я – альфа!

— Да знаю я, любимый! Буду рад, если ты продемонстрируешь это в очередной раз! – хитро улыбаясь предложил Риан, словно соглашаясь на что-то особенно редкое. В глазах заиграли бесята и Бриндан фыркнул.

— Я тебе сейчас покажу, какой я мужик! – неожиданно Бриндан набросился на Риана и повалил его. Они стали кататься по траве. Риан смеялся, отбрыкиваясь от шутливых тумаков Бриндана. А тот, только и успевал, что оказываться сверху и сопротивляться Риану, пытающемуся подмять его под себя. Эта игра распалила обоих и возбуждение ниже пояса не заставало себя долго ждать. Игра резко остановилась и Бриндан уставился в карие глаза любимого, словно проверяя, выдержит он этот взгляд или нет. Тяжело дыша оба альфы пытались прийти в себя. Вставать не хотелось, но помог Кай.  

— Вы хоть с глаз долой скройтесь, ребята, чтобы не травить мне душу! Я конечно, независтливый, но смотреть на вас то ещё удовольствие!

— А ты присоединяйся! – смешливо предложил Риан, глядя на Кая из-за головы. Он всё ещё был прижал Бринданом к земле.

— Ещё чего придумаешь? – Кайтель замер, не веря своим ушам.

— Я серьёзно! Если, конечно, ты сам не против! – ответил ему Риан. Бриндан сохранял молчание, тайно надеясь, что Кайтель не пожелает присоединиться. – Это всё лучше, чем ходить злым на весь мир только потому, что тебе хочется секса. Хочешь – получи! – Резюмировал Риан и нанёс последний удар словами, но уже в пах! – Если случайно на ком – то сорвёшься, ты знаешь, что сделает Дугалл! А так хотя бы пар выпустишь! С Хиггинсом можно и потом разобраться!

— Бриндан? – спросил у второго партнёра Кайтель. От него не ускользнуло то, как Бриндан смотрел на него во время их разговора с Рианом. Не хочет! Он не хочет, а насильно Кай никого заставлять не будет. В крайнем случае сам в кусты уйдёт, чтобы самоудовлетвориться. Если хоть один не желает, то ничего и не получится. 

— А что сразу Бриндан? У меня разве есть выбор? Если я и не очень «за», а из чувства солидарности с твоей бедой, Риан попытается тебе помочь, пусть так! Но вдвоём я вас точно не оставлю! Придётся участвовать по полной. Но у меня условие!

— Какое? – хором, словно сговорились, спросили Риан и Кайтель.

— Мне без разницы, кто из вас где, но я буду сверху в любом случае! Только так я согласен!

— Мне нужен только низ! – подтвердил Кайтель согласие с условием Бриндана, а заодно выказал своё пожелание.

— Ну, тогда я сегодня на все руки мастер! – засмеялся довольно Риан. Он был доволен не только тем, что уговорил парней, но и тем, как легко они на это согласились! К тому же, попробовать себя в качестве универсала удавалось не часто, а секс на троих дарил такую возможность здесь и сейчас.

         

Проверив ещё раз периметр пастбища и силки, парни принялись готовиться к самому интересному за этот день.

 

Глава 6. Умопомрачение какое-то!

 

         Подготовка заняла некоторое время, парням понадобилось провести кое-какие водные процедуры. А Бриндану достать и приготовить своё ароматическое масло. Оно не только позволяло сделать процесс менее болезненным, но и замаскировать своим запахом альфьи феромоны. Мягкое, но действенное средство. Бриндан собирался его сегодня не жалеть. Затем, он надрал большую охапку травы, что росла под берёзами, и набросал ровным слоем на землю, а сверху постелил покрывало. Сумка со снедью оказалась в стороне, чтобы не мешала. Бриндан, пользуясь тем, что Риан и Кай долго плещутся в воде, готовился основательно. Даже место для ложа выбрал такое, чтобы табун был как на ладони. Впрочем, такая подготовка отвлекала его от плохих мыслей, чтобы не заморачиваться на счёт ревности и принятия в их с Рианом пару – третьего. Пусть и временно.

 

         Когда у Бриндана всё было готово, как раз подошли чистые и довольные Риан и Кайтель. Они были приятно удивлены тем, что Бриндан их ждал, выбирал место, готовил ложе. 

— Как в лучших домах Ирландского дворянства! – с лёгкой усмешкой оценил Риан ложе и даже опробовав на себе мягкость его поверхности. – Довольно удобно!

— Полагаю, дворянам такое даже не снилось! – поддержал Кайтель. Ему тоже было приятно, что Бриндан позаботился об удобстве всех троих.  – Так, чего же мы ждём? Пора опробовать ложе в деле!

 

         Кайтель стянул штаны и отбросил их в сторону. Рубаха и боты полетели туда же. Риан, долго не думая, взял пример с Кая. Бриндана тоже не пришлось уговаривать. Первым на ложе лёг Риан. Он с первых мгновений взял всё под свой контроль, предлагая ребятам быстро занять подходящие для них позиции. Кайтель впервые коснулся губ Риана и ему даже понравилось. В это время, Бриндан пристроился сзади, начиная ласкать Кая со спины. Легкие изучающие поцелуи Риана и не менее бережный массаж от пальцев Бриндана сделали своё дело. Все трое альф начали понемногу заводиться. 

 

          Долго не размениваясь на любезности, так как времени у них было сравнительно немного, парни перешли к минету. Риан у Кайтеля, Бриндан у Риана, а сам Кайтель умудрился достать Бриндана. Так и лежали треугольником на покрывале ложа. От таких страстных ласк у всех троих набухли узлы, а потому, пришлось немного сменить позы. Кайтель лёг на спину и широко раздвинул ноги, чтобы Риану было легче войти. За счёт того, что секс с Хиггинсом был дня три назад, кольцо ещё не сильно стянулось. Риан воспользовался маслом, обильно смочив им как свой инструмент, так и проход Кая. Потом флакон с маслом попал к Бриндану. Как только Риан неторопливо вошёл в Кая, Бриндан присоединился, войдя со спины в Риана. Двигаясь в унисон, парни старались не торопиться. В противном случае, узлы норовили набухнуть сильнее и тогда войти глубже не получится. 

 

         Наконец, Риану удалось после нескольких выскакивании копья, зайти в Кайтеля по самый узел. Внутри всё горело, было непривычно, не так как с Бринданом. Боль и удовольствие смешались воедино, вызывая в голове туман и мириады звёзд в глазах. Тихие постанывания Кайтеля заводили, но ещё больше заводило то, что творит с его задом Бриндан. Он не только вошёл по самое основание члена, но и умудрялся всё время менять углы движения. Риан вообще боялся, что развязка настигнет всех слишком быстро. После очередной смены поз, когда Кайтель делал минет Бриндану и Риану одновременно, стоя на коленях, то почувствовал, что сейчас кончит. Поэтому, он прекратил и улёгшись на ложе, выдал фонтан белёсой жидкости. Риан и Бриндан не замедлили опробовать сей «десерт», вылизав весь пах и живот Кайтеля. 

 

         Пока Кай отдыхал, наблюдая за табуном, Бриндан прислонил Риана животом к ближайшему дереву и взял его. Через некоторое время оба с шумом кончили. Не успели толком отдышаться, как всех троих понесло к реке мыться. Но похоже, упражнений на ложе под деревом было мало, и положив Кайтеля животом на тёплый валун, Риан взял его шумно и с нетерпением. Бриндан в это время получал ещё один минет от Кая, успевая целоваться с Рианом. После очередного выброса семени у всех альф, процесс был завершён. Они, наконец, помылись и привели себя в порядок. Оказалось, что за время акта они проголодались как волки. Съев всё, что брали с собой, парни пошли обследовать периметр пастбища. Как выяснилось, в силки попалось несколько куропаток и пара зайцев.   Их очень быстро прибили, но не освежевали, повесив вниз головой на дереве. Потрошить было нельзя, так как запах крови мог привлечь хищников. С потрохами Шон справится и сам. 

 

         Довольные собой, парни присели отдохнуть на покрывало, всё ещё хранившее альфьи секреты всех троих. На душе было спокойно, умиротворённо, как будто так было всегда. 

— С вами просто умопомрачительно, парни! – оценил Кайтель.

— Мне тоже понравилось, - согласился Риан.

— И мне. Зря переживал, - добавил Бриндан.

— Всё познаётся в сравнении, ребята, - словно извиняясь, сказал Кай. В голосе отчего-то послышалась грусть. – Опыт удался, и я не прочь повторить, но всё же, с Хиггинсом было иначе. Не скажу, что лучше, нет! Но как – то по-другому.

— Это потому, что он один? – предположил Бриндан.

— Наверно. И стиль у него другой. Не такой темпераментный, как у вас. Вы всегда так неистово имеете друг друга? – поинтересовался вдруг Кай.

— Бывает по-разному, - ответил Риан за двоих. - Мы иногда меняемся, иногда просто лень напрягать фантазию, а бывает, что, словно как в последний раз.

— Ясно. Однако делать выбор в чью-либо пользу я пока не буду. Просто понаблюдаю за собой и своими ощущениями. Не хочу спешить. Вы ведь отработаете здесь и вернётесь, а мне кто достанется? Сопливый альфёныш, которого всему учить? Нет, мне нужна стабильность, ведь я здесь навсегда. Я ценю опыт, подобный вашему.

— Ладно, думай. Настаивать не будем, - отозвался Риан.  – В любом случае, если очень приспичит, а рядом никого кроме нас – обращайся! Мы всегда «за!» дружеский умопомрачительный секс! Правда, Бриндан?! – Риан легонько толкнул плечом Бриндана, сидевшего рядом. Тот, видимо задумался о чём-то своём и долго не подавал голоса, но толчок заставил его очнуться.

— А? Да, да, конечно! – ответил он рассеянно.

 

         Ближе к вечеру парни начали собираться в обратный путь. Лошади все были на месте, силки проверены ещё на раз и добыты новые птицы и кролики, покрывало и сумка с тряпицами, в которые заворачивалась еда, собраны. Можно и возвращаться. По пути случилось приключение, едва не лишившее табуна пары лошадей. 

 

         Из леса, справа от дороги, по которой шли лошади со своими пастухами, вышла стая волков. Судя по их рыку и постоянному вою, они давно не ели. Было опасно их подпускать близко, поэтому, парни погнали лошадей быстрее. Волки пустились в погоню и были настроены догнать и повалить одну из крайних лошадей. Пастухи отбивались от волков плетьми, иногда ногами, даже голосом, но волки не отставали. 

— Бросайте добычу! – крикнул на ходу Риан. 

 

Во мгновение ока в стаю полетели тушки куропаток и кроликов. Это остановило погоню и дало время уйти целыми и невредимыми. Конечно остались без птичьего и кроличьего мяса, но зато табун уберегли. Следующая вылазка на пастбище в ближайшее время может быть опасна. Поэтому стоит Фицпатрику рассказать о случившемся, а повара предупредить, что завтрак будет скудным. Пусть сам думает, чем кормить работяг!

 

Узнав о происшествии, Шон, конечно несколько расстроился. Он верил парням и понимал, что такое вполне возможно. Однако надежда приготовить более сытный завтрак и обед – рухнула. А вот Дугалл чуть не озверел, узнав о том, что придётся несколько больше средств потратить, чем обычно после охоты силками. Кстати, он за спасение табуна даже «спасибо» не сказал. Мол, это была их обязанность. Справились и хорошо. Вот, если бы потеряли хоть одну лошадь или поймались на нарушении правил, тогда и был бы разговор. Парни не стали с ним спорить или что-то доказывать. Они молча выслушали его тираду за потерянную добычу и отправились к себе в дом отдыхать. Свидетелем беседы был Хиггинс, от того, Кайтель был готов провалиться сквозь землю.

— Неблагодарная тварь! – Кайтель швырнул дорожную сумку в угол, когда зашёл в дом. – И Хиггинс не кстати!

— Не понимаю, - отозвался Бриндан. – Мы же ценой добычи табун спасли! Что мы сделали не так?

— Дело не в нас, а в самом Дугалле, - постарался объяснить Риан. -  Скотт в принципе не воспринимает такие ситуации как опасные. Ему лишь бы шкуры с людей драть, а за что – он найдёт. Не берите в голову, ребята. Он успокоится. Главное, что мы со своей работой справились. Ну, поедим постнятину, не помрём. Завтра ещё силков наставим, будет нам нормальная пища. Я ещё немного потренируюсь на праще и глядишь, сам на волков пойду. Волки – те же собаки или медведи! Мясо как мясо, его тоже есть можно.

— Ага, мечтай! Зная, что поблизости стая, ни Фицпатрик, ни тем более Дугалл нас из деревни с лошадьми не выпустит, пока опасность не минует, – осадил его Кайтель.  – Они могут довольно долго кружить вокруг деревни, а потом и вовсе – напасть. Было у нас такое, проходили. Действительно, давайте лучше успокоимся. Я приготовлю напиток из шиповника, ягоды почти созрели, но нам пойдёт. 

 

         Кай вышел за дом, чтобы нарвать горсть шиповника и сделать напиток. Пока он возился, парни развели в печи небольшой костерок, поставив на него небольшой вытянутый чайничек с водой. Вода закипела быстро, и парни вскоре пили отвар шиповника, чтобы помочь себе справиться с гоном. Когда Дугалл ругал их, он неприятно водил носом. Никак почуял запах трав вперемешку с запахом секса, альфьего секрета, масла и страха. Все эти феромоны чувствовались за милю. А Дугалл только носом повёл и пальцем погрозил, мол, не балуйте тут! Он ничего не сказал, но его жесты говорили лучше всяких слов. 

 

         Если и есть на земле бог, то это Хиггинс! Никто этого не ожидал, но именно Хиггинс принёс во время ужина трёх куропаток, тетерева и двух зайцев. Кайтель чуть похлёбкой не подавился, глядя на то, как деловито с дичью в руках Остин прошёлся вдоль столов, за которыми ели воспитанники, и отдал их повару. У Шона глаза на лоб полезли, ибо такого он от поставщика не видел ни разу за свою бытность. Он с благодарностью и полным непониманием принял дичь из рук Хиггинса и кивнул в знак одобрения.

— Не обижай ребят, накорми как следует, - прогудел Хиггинс.

— Накормлю лучшим образом, мистер Хиггинс. Что – то конкретно хотите им подать или на моё усмотрение?

— На твоё!  - гулко ответил поставщик и ушёл к себе. 

 

         В столовой возникла гробовая тишина. Никто не понимал, что сейчас произошло. Но проходя мимо старших воспитанников, Остин встретился взглядом с Кайтелем. У того правда, челюсть едва на стол не упала, но Риан помог лёгким движением руки поставить её на место.

— Что это сейчас было?   - шепотом спросил Кайтель.

— Похоже, наш поставщик влюбился и подкармливает предмет своего обожания! – с усмешкой на устах предположил Риан в полголоса. 

— Определённо! – выдохнул Бриндан так же шепотом, косясь в сторону уходящего поставщика.

— Вот ещё! Ерунды не говорите! – фыркнул Кай. Ему совсем не понравилось, что Хиггинс так прилюдно выразил знак внимания, если, конечно, это был именно он – знак! Что это вообще такое, если не проявление внимания?

 

         Почуяв неладное, Дугалл гаркнул:

— А ну, всем жрать! Время выйдет, всех голодными спать погоню! – и палкой в воздухе потряс. Все как один приступили к еде, тихо переговариваясь. 

 

         После ужина, как всегда, Дугалл распорядился всем отправляться на покой до утра. Это было личное время воспитанников и каждый тратил его, как хотел. Старшие альфы в своём доме играли в карты на раздевание и желания, если одежды уже не оставалось. Кайтелю хронически не везло. Парни уже стащили с него всё, кроме штанов, но он упорно пытался отыграться. В этот момент зашёл охранник и вызвал Кайтеля к Хиггинсу.

— Что – то случилось? – осведомился Кайтель у охранника.

— Мне почём знать? Он не отчитывается мне! Иди и узнаешь!

 

         Кайтель переглянулся с Рианом и Бринданом, забрал у них свою одежду со словами: «потом отыграю» и вышел из дома. Его не было более получаса, но парни все извелись в ожидании друга. Зачем Хиггинсу понадобился Кайтель? Ведь всё, что они привезли давно поставлено на учёт, а больше Каю ходить к поставщику незачем! Пока ждали, нацеловались и пообнимались вдоволь, чтобы не скучать и с ума не сходить от неизвестности. Когда пришёл Кай, по его лицу было непонятно, что произошло.

— Ну, что? – первым к нему подскочил Риан. – Что ему надо было от тебя?

— Знаешь, Риан, я бы дал тебе по морде, если бы ты был не прав в отношении Хиггинса. А если бы поспорил с тобой на деньги, то обязательно проиграл!

— В смысле? – опешил Риан. Бриндан на всякий случай подскочил, чтобы разнять парней, ели вдруг подерутся.

— В прямом, - пояснил Кайтель. Он, наконец взглянул на Риана и тот увидел осоловелые глаза Кайтеля. – Знаешь, что он мне сейчас сказал?

— Не томи, Кай! – поторопил его Бриндан. 

— Сказал, что хочет меня выкупить для себя у хозяина и ездить только со мной в город. Никого больше брать не будет.

— Значит, я прав, он втюрился! В тебя!

— Это и пугает, Риан!   - фыркнул Кайтель. – Зачем он мне? Я всю дорогу мечтал побыстрее вернуться, чтобы не видеть его рожу. 

— А у меня сложилось впечатление, что тебе понравилось с ним ездить.

— И «да» и «нет»! – начал объяснить своё состояние Кайтель.  – Трахается  отменно, этого не отнять! Но… черт побери! Он же старый! Он …Он… 

— Поставщик? Зверь? Кто? – помогал Риан другу развивать мысль.

— Не знаю я! У меня в голове каша какая – то! Умопомрачение, не иначе! Только другого рода! Мне надо подумать.

— Думай, кто не даёт! Только ты сам можешь в себе разобраться. А чего ты так долго? – не унимался Риан, резко меняя тему.

— Он приласкал меня, всего залапал и даже почуял, что у меня был секс. Сказал, что теперь я буду спать только с ним. С другими запретил! Особенно в гон меня иметь будет, чтобы ни на кого не кидался. Представляете?

— Ого! – выдал Бриндан.

— Фьють – фью – ю – ю!  - просвистел протяжно Риан, удивляясь услышанному.

— Во тебе и «фьють – фью – ю – ю!», - передразнил Кайтель.   – Сказал, что если с кем застукает, тому не жить! Всё, с меня на сегодня хватит! Вы как хотите, а я спать!

 

         Кайтель ушёл к себе, а парни легли на кровать Риана, чтобы просто полежать, подумать. Слова были не нужны, и так всё понятно. Но, что же теперь будет с ними? С Кайтелем? Неужели, секс с ним сегодня был в первый и в последний раз? Так, лёжа в обнимку, Риан и Бриндан уснули до следующего утра. Не спалось лишь Кайтелю.

 

 

 Глава 7. А что дальше?

 

         Потянулись дни за днями. Парням удавалось не только скрывать гон регулярным сексом, но и маскировать это от Дугалла, Хиггинса и им подобным. Кайтель нисколько не испугался предупреждения поставщика о том, что он с ним сделает, если учует секс на стороне. В конце концов, они не мужья друг другу, чтобы Кайтель послушался Остина. Впрочем, сам Хиггинс регулярно ездил в город и незаменимо брал Кайтеля. Менять парней ему расхотелось, и он заявил Дугаллу, что с ним теперь будет ездить «этот паршивец Гай». Скотт, хоть и был сволочью, но с мнением поставщика считался. Да и всё равно ему было, с кем будут ездить поставщик и кого иметь в дороге, лишь бы привозил, что требуется. Так, имея связь то с парнями, то с Хиггинсом, Кайтель протянул ещё пять лет. Риан и Бриндан уже были на том этапе, когда скоро их выпустят, были воодушевлены, старались не допускать косяков, не попадать под кнут Дугалла. Иначе, он мог бы продлить сроки их пребывания в деревне. А им хотелось домой и побыстрее. Бриндан как-то признался парням, что ему снился дом. 

 

Кстати, за эти пять лет к ним селили парней из младшего барака, но они не приживались и сами отказывались находиться со старшими, так как чувствовали себя там чужими, ненужными. Да и подчиняться тем правилам, что были в доме старших альф они не желали, не понимая, зачем это надо. И как бы Дугалл не ругался и не наказывал парней, не объяснял, что они тут не одни и надо делиться территорией, Кайтель через Хиггинса добился, чтобы в их дом больше никого не подселяли. И это ничего, что за эту просьбу пришлось заплатить тремя ночами дикого секса с Остином.

 

         И всё бы ничего, но как бы парни не отгоняли приключения на свои многострадальные задницы, оно само их настигло в самый неподходящий момент. Весна этого, последнего года пребывания Риана и Бриндана в деревне, выдалась с частыми перепадами температур, ливнями и грозами. Зима с её холодом никак не желала отступать. В домах не прекращали топить, иначе была опасность замёрзнуть ночью, уснуть и не проснуться. А работники не казённые, беречь их в интересах хозяина.

 

         Днём погода не радовала солнышком. Оно то выйдет из-за туч, то снова спрячется.  К вечеру поднялся ветер и нагнал ещё больше туч. Небо заволокло до черноты. Ребята уже успели привести конюшню в порядок и отдыхали. Впрочем, раскаты грома и сверкающие молнии не давали покоя. Всем троим кое-как удалось уснуть, укрывшись одеялами, лёжа у самого камина, где горел небольшой огонь. Неделя выдалась тяжёлой, днём они тоже были вымотаны, а потому, согревшись о тела друг друга – уснули. Что толку слушать гром с неба, если все устали и хотят спать?

 

         Непогода тем временем совсем разошлась. Неожиданно, когда вся деревня погрузилась во тьму, не спала лишь охрана, сильнейший удар молнии ударил в крышу дома, где жили Риан, Бриндан и Кайтель. И, хотя солома и ветки, что покрывали крышу, были сырые, это не помешало разряду пробить крышу и ударить в пол чердака. Весь пол для утепления тоже покрывала солома, а потому она не могла не загореться. Основной удар, конечно, взяли на себя балки перекрытия, но и они загорелись. Аккурат над головой парней.

 

         Сон молодых альф был крепок, но проснулись они не столько от запаха гари, сколько от того, что их буквально растолкал Хиггинс и орал, как будто его режут.

— Вставайте, кому сказал? Сгорите к чертям собачьим!

 

         Ребята нехотя поднялись и подскочив на месте, схватили свою напольную постель, кое-что из нужных вещей и выбежали вместе с Хиггинсом из дома. Тушить это здание уже не имело смысла. И как хорошо, что оно стояло в отдалении от основных построек. Охрана, вместе с младшими ребятами уже забрасывала дом землёй или водой, лишь бы не пустить огонь дальше. Бриндан, Риан и Кайтель откашливались от угарного газа, которым уже успели порядком надышаться. Если бы не Остин, их сейчас не было бы в живых. Они стояли и смотрели на то, как их дом горит. Благодаря тому, что крыша и стены были сырыми, огонь не распространялся быстро. Помогала и земля, которую постоянно сыпали на дом младшие «воспитанники» во главе с охраной. Хиггинс не пустил парней помогать ребятам тушить свой дом. 

— Справятся сами! А вы в себя придите сначала!

— Но это наш дом!  - возразил Риан. 

— Отстроим потом! – возразил Хиггинс и твёрдо нажал на плечо парня, который с ужасом смотрел, как его дом горит. - А сейчас прижмите зад и ждите. Сейчас придёт Брамс и осмотрит вас. 

 

         Парням ничего не оставалось, как подчиниться. Позже подошёл Дугалл.

— Как они? – это он у Хиггинса спросил, будто самих парней здесь нет.

— В норме. Напуганы немного, ещё чуть-чуть и я бы из дома трупы вытащил. Дыма надышались, но не критично, жить будут! – ответил Хиггинс за парней, но спросил. – Куда их теперь?

— А мне их некуда, Остин. До того момента, пока я сообщу хозяину, и он приедет, их надо временно пристроить. Можешь их пока у себя приютить? Завтра по свету разберусь с масштабом катастрофы. Надо будет организовать ремонт. Но до того, как они свой дом приведут в порядок, пусть у тебя побудут. К малым их нельзя, сам понимаешь, а лишней жилплощади у меня всё равно нет.

— Понял, разберусь, Скотт, - отозвался Хиггинс. Было в его голосе что–то уверенное и вместе с тем довольное. Мнения парней, естественно, никто не спрашивал.

 

         Наконец, огонь удалось потушить. Весь молодняк и охрана ушли отдыхать, а ребят Хиггинс привёл к себе в дом. Дом небольшой, небольшая общая комнатка с кухней и отдельная спальня. Он напоил всех троих козьим молоком, как лучшим средством против отравления угарным газом. Пришедший сюда же лекарь Брамс осмотрел парней и выписал отхаркивающую настойку. Это надо было, чтобы парни быстрее откашляли всю гарь, которой успели надышаться. Сам, собственноручно напоил их и велел завтра с утра прийти за следующей порцией. Только после того, как он выполнил свои непосредственные обязанности, с важным видом удалился к себе.

 

Потом, в спальню к себе Остин забрал Кайтеля, а Риану и Бриндану было предложено спать у камина. Они расстелили свои пожитки и улеглись. Сон не шёл. Бриндан прижался к Риану и крепко обнял его.

— Ты понимаешь, что сегодня произошло?

— Понимаю, милый. Но, похоже, мы все трое родились в рубашках! Нам повезло, ведь ещё немного и мы бы погибли.

— Риан, что теперь будет?

— Да кто ж знает, Бриндан? – Риан крепче обнял Бриндана и чмокнул в висок, чтобы поддержать. Что будет дальше он и сам предпочитал не думать. Они оба пережили ужас. Нет ничего страшнее сгореть заживо в огне. И как они сами-то не проснулись? Не понятно! По сути, Хиггинс спас их жизни и теперь они навсегда у него в долгу. 

 

         Вскоре из соседней спальни послышались тихие стоны Кая. Похоже, он уже начал отрабатывать долг Хиггинсу. И ещё не известно, как этот долг будут отрабатывать Риан и Бриндан. Правда, стоны были недолгими и вскоре, Кайтель умолк. Похоже, они с Остином уснули. Не зверь же он в конце концов, как о нём рассказывали старожилы. Как показала практика, он действительно не зверь, только делает вид. Звереет он лишь в одном случае – когда защищается или защищает! Поэтому, получив от Кая «порцию благодарности», дал ему уснуть и уснул сам.

 

         С утра Дугалл послал срочную депешу хозяину с сообщением, что в деревне был пожар. В письме он описал и масштабы потери. Слава богу, никто не пострадал, кроме самого дома. Хозяин приехал через неделю и уже застал ремонт дома. Риана, Бриндана и Кайтеля освободили от работы на конюшне. Они были заняты восстановлением своего жилища. А на их место отправили самых старших ребят из молодняка.

 

         Мистер Гленарван Готрик – хозяин деревни приехал сразу как смог, через дней шесть-семь после случившегося. Дугалл проводил его к дому. Парням было велено спуститься и предстать пред ясны очи хозяина. 

— Вы у меня Гай, Фэлан и Гиллаган? – обратился он к парням, стоящим перед ним по стойке «смирно».

— Так точно, сэр! – ответили те хором, как и полагается. Как отвечать хозяину и как к нему обращаться, Дугалл вбил им довольно давно и крепко.

— Раненых нет?

— Нет, сэр!

— В чём–то нуждаетесь?

— Никак нет, сэр!

— Значит, у вас всё необходимое имеется?

— Так точно, сэр!

— Фэлан и Гиллаган, у вас, кажется, сроки на исходе? – обратился он только к Риану и Бриндану. 

— Так точно!

— Думаю, я могу вас отправить немного раньше. Как только дом отремонтируете, я должен буду привести ещё четверых осужденных. Я уже был в тюрьме столицы. Там как раз намечается отправка таких как вы. Мне нужно освобождать место для нового поколения работников. Я слышал, что вы никого к себе не пускаете. Это правда?

— Так точно!  - ответил Кайтель.

— Что за самоуправство, Гай?

— Никакого самоуправства, сэр! Они сами не хотели!  - смело заявил Кай, глядя в глаза хозяина. 

— Допустим. А что ты будешь делать, когда твои дружки уедут? – спросил Готрик.

— А он у нас как самый опытный, будет под присмотром мистера Хиггинса, - вдруг вступился Дугалл. – У нас уже есть договорённость. Парень зарекомендовал себя, мистер Хиггинс им доволен. Да и сам он предпочитает не обманывать. Ни одной попытки побега не было, воровства тоже. Ни до, ни после поездок. Так что пусть Хиггинс готовит его себе на смену. У него и жить будет, а в дом мы «свежее мясо» поселим!

 

         Хозяин внимательно выслушал главного надсмотрщика и ответил:

— Как знаете, мистер Дугалл, я доверяю вашим решениям. Главное, чтобы дом был готов к началу лета. 

— Не извольте беспокоиться.

— Готовьте документы на отправку этих двоих домой. Скоро пополнение, - он кивнул на Риана и Бриндана, как будто они мебель в салоне. – И не забудьте проследить, чтобы дом был отремонтирован качественно! 

— Прослежу лично, мистер Готрик!

— Ну, что ж, раз у вас всё налаживается, идёмте. Хочу осмотреть всё остальное и за одно проверю расходы.

 

         Дугалл жестом пригласил хозяина последовать за ним, а парням дал знак вернуться к работе. Парни стояли в ступоре некоторое время. Они пытались осознать то, что сказал Готрик. Их выпускают?! Немного раньше срока, но всё же! 

— Не думал, что скажу такое, но: спасибо пожару! – выдал Риан.

— Точно! – кивнул Бриндан в подтверждение сказанному. 

— Ага, по ходу, я теперь не только в рабстве у Дугалла, но и в секс-рабстве у Хиггинса, - выдал не совсем довольный Кай.  – Вы уедете, а мне тут с ним куковать! У меня как-никак пожизненное.

— Да брось, Кай! – хлопнул Риан Кайтеля по плечу.  – Неужели ты не слышал хозяина?

— Точнее, каким местом слушал? – встрял Бриндан. Он тоже догадался, что хочет этим сказать Риан. – Он сказал, что ты будешь заменой Хиггинсу. Как не крути, а это карьерный рост, Кай!

— Через пастель? – рявкнул тот.

— Всякое бывает! Не ты первый и полагаю, не ты последний! – постарался вразумить Кайтеля Риан.

— Вот ещё! Я что ему, проститут?

— Ты давно его подстилка, Кай! Смирись уже! – бросил Бриндан и пошёл в дом, чтобы вернуться к работе. Болтать особо было некогда, если учитывать, что хозяин только что определил сроки, которые существенно сжал. Кайтелю оставалось только рыкнуть с досады сквозь зубы, дёрнуться и вернуться к тому, что он делал до прихода Готрика. Риан тоже вернулся к своей работе.

 

         Вечером, когда приходилось возвращаться в дом Хиггинса, Кайтель задумал начать с сегодняшнего дня вредничать и отказать Хиггинсу, мол устал. Тот пришёл ещё позже и застал парней у камина мило беседующих и играющих в карты. Спрятать их они не успели, чем вызвали волну негодования Остина. Он разогнал всех по углам плетью, снятой со стены, а Кая у себя в спальне долго распекал и в наказание «лишил» секса. Тот не стал показывать, что секса он и сам не хотел. Поэтому, они сегодня просто спали в одной постели без интима. Хиггинс просто обнял своего мальчика и захрапел, как боров. Кайтель не Кайтель, если не схватится за эту идею. Он начал по мелочи вытворять разные финты, чтобы Хиггинс не трогал его лишний раз в постели. Однако, Остин не дурак и быстро вычислил задумку Кая. Ох и орал он в комнате одним вечером, когда получал по пятой точке за свои шалости. Риан и Бриндан в это время сидели в общей комнате и с ужасом смотрели на дверь спальни Хиггинса. Не то, чтобы Кай был нетерпелив к боли. Он вообще никогда не кричал. Мог только выть и шипеть. А тут прямо ором орёт, просит прощения и пощады! А что именно Остин устроил Кайтелю, ребята знать не желали. Впрочем, Хиггинс теперь был единственным человеком, который спрашивал с Кая за промахи. Даже Дугалл его не трогал, если Кай что–либо натворит. Самому Кайтелю иногда казалось, что лучше бы Дугалл врезал один раз, но как следует, чем Хиггинс много раз и на свой лад! Пришлось ему смириться с положением дел. 

 

При этом, Хиггинс поступал мудро, не лишая своего альфёныша выбора. Ему не нужен был сломленный человек рядом. Остину нужен был полноправный партнёр, принявший его самого как равного. Он хотел, чтобы действиями Кайтеля руководил не страх или чувство долга, а простая привязанность и взаимопонимание. Один разговор с подопечным о смысле жизни и Кайтель, наконец, понял свою ошибку и признался, что никогда не желал быть угнетённым. Он свободная птица, оказавшаяся в клетке. Поэтому пообещал принять Остина как равного только если тот пообещает и ему равенство выбора. Тот, немного подумав, понял о чём идёт речь и согласился быть иногда в нижней позиции. Ибо потому Кайтель лишний раз избегает с ним связи, что привык быть сверху. Да, Каю снизу понравилось, но сверху ему привычнее. Остин понял, что раз, выбора другого партнёра теперь особо нет, придётся договариваться.

 

         Что касается Риана и Бриндана, то они смогли иметь страстный секс только когда перебрались во вновь отстроенный дом. Точнее отремонтированный. Как только последний сноп соломы был закреплён на крыше, они перебрались практически сразу. Правда, Кайтель к ним уже не вернулся. Хиггинс был в отъезде по делам хозяина, а потому Кайтель остался в его доме совершенно один. Однако Хиггинс, уезжая строго настрого запретил ему переселяться к парням. Узнает – накажет. Получать ниже пояса Кайтель не хотел, потому сконфуженно дал понять друзьям, что в дом они возвращаются без него.

 

         Через две недели после переезда в свой дом, прибыл Хиггинс. Он привёз пополнение. Всё, кого он привёз были устроены в барак для молодняка. А оттуда было переведено в дом четверо альф. Риану и Бриндану пришлось оставить свой дом навсегда. На следующий же день Хиггинс отвёз их в столицу. С ним поехал и Кай, как помощник. 

 

         Прощание было тяжёлым. Кайтель мысленно давно попрощался с парнями, но сердцем отпускать не хотел. Привязался. Трое взрослых альф ревели как сопливые омеги, прощающиеся со своими мужьями–альфами надолго. Хиггинс смотрел на это всё довольно спокойно. Его-то мальчик оставался при нём. Когда ему уже порядком надоели эти сопли, он гаркнул.

— Так, омежки! Хватит сырость разводить! Держите себя в руках! Нам пора, Кай!

— Да, прости, Остин. Я сейчас! – отозвался Кайтель, вытирая слёзы рукавом. Он обнял как можно крепче каждого из парней и на прощанье сказал: - Ну, всё! Идите с богом! Только быстрее, пока я сам вас не оставил и не вернул в деревню.

— Удачи тебе, Кай! 

— Спасибо, Риан и тебе тоже!

— Не скучай без нас! У тебя открывается новая страничка жизни! Так читай её с удовольствием, а не со слезами на глазах! – посоветовал Бриндан, обнимая Кайтеля. 

— Постараюсь, Бриндан. Мне будет вас не хватать. Всегда говорил себе, что привязываться плохо. Ни к кому никогда и не привязывался. Знаю же, что отпускать будет больно. А к вам привязался и посмотрите, что из этого вышло!

— Не грусти, друг, всё наладится! – поддержал Риан. Как только Кай отпустил Бриндана, Риан потянул своего любимого за рукав, и они стали отходить от повозки, которая их сюда привезла. 

— Прощайте, ребята! – махнул им Кайтель, пока парни не отвернулись, чтобы поскорее уйти. Он понимал, что реально прощается с ними навсегда. Он их больше не увидит, ведь теперь его жизнь тесно связана с деревней Лу-бридж и его обитателями. А по этим ребятам он будет тосковать.

 

         Как только Риан и Бриндан скрылись за поворотом, они остановились, чтобы успокоиться и перевести дух. 

 

— Ну, и куда теперь, Риан? – спросил Бриндан, когда, наконец, пришёл в себя.

— Ты хочешь вернуться к себе домой?

— Нет, Риан! Мне там места уже давно нет. Не хочу я батрачить как братья.  Что я всегда имел? Работаешь наравне, а похвалу отца получают только они. Нет, Риан, это не для меня. Я хочу остаться с тобой. 

— Прекрасно, дорогой. Тогда я предлагаю тебе пойти ко мне домой. Не думаю, что отец будет рад видеть меня. По срокам ведь ещё рано. Но я покажу ему бумаги от Дугалла, докажу, что не сбежал. Да и твои тоже. Покаюсь, возьмусь за ум. Приму дело отца и буду работать на благо семьи.

— А я?

— А ты со мной. Я единственный наследник. Если отец не желает меня потерять, то согласится. Я не буду скрывать, кто ты для меня. Вопрос со своим наследником, я как–нибудь решу. Нам главное, чтобы отец принял всё как есть, не выгнал из дома и наследства не лишил.

— А если лишит?

— И что? Мы с тобой не знаем, как можно выжить? Мы не только выживем, Бриндан, но и станем богаче отца. Я знаю, как это сделать, поверь. Жизнь в Лу-бридже – это школа всей моей жизни. Не пропадём!

— Ну, раз ты так уверен, пошли!

 

         Идти пришлось практически через весь город. Но, когда они подошли к особняку, где из века в век жила семья Фэлан, охранник у ворот едва признал Риана. Он впустил молодого хозяина и доложил господину о прибытии его наследного отпрыска домой. Отец был поначалу холоден. Это и понятно, Риан должен был вернуться в конце лета. Но, когда сын показал бумаги, оттаял. Выбежал в холл и папуля, который уже и не чаял увидеть сына дома. Он всего Риана затискал. Тут-то старший Фэлан и заметил, что сын прибыл не один. Риан представил родителям друга и заявил, что теперь он будет жить в их доме, так как идти ему некуда.

 

         Вечером, когда семейство Фэлан сидела в главной гостиной после ужина, Риан рассказал родителям, как так получилось, что Бриндан приехал с ним. А сам Бриндан рассказал, как попал в Лу-бридж. Не обошли они историю с пожаром. Правда, о Кайтеле рассказывать не стали. Упомянули его только как соседа по дому. Отец, естественно был против того, чтобы сын спал с альфой, но когда Риан пообещал ему, что возьмётся за ум, станет послушным и исполнительным, закончит учёбу и будет помогать отцу в делах, то сдался. Только папа тихо скулил в платочек, понимая, что сына он дождался, но это не означает, что дождётся, когда – либо внуков. Риан успокоил папулю, дав обещание и ему, что внуков он точно понянчит! 

 

         Кто сказал, что будет легко? Снова сковывающая движения одежда, снова книги, сдача экзаменов в университете, снова вхождение в дела семьи. Риан обещал отцу быть лучшим сыном, о каком он мог только мечтать. На светские мероприятия он выезжал редко, только по острой надобности, если там были люди, которые нужны были для удовлетворения дел семьи и пополнения семейного бюджета. 

 

В светском обществе и так ходили слухи, что Риан приехал из «мест заключения» другим человеком, так он ещё и затворником стал. Мало того, затворником, парня себе привёз, с которым живёт под одной крышей. Для того, чтобы свести слухи на нет, мудрый отец познакомил сына на одном из вечеров с довольно представительным омежкой. Вскоре, Риану пришлось не только посещать все нужные ему светские мероприятия, сопровождая омегу, но и фиктивно жениться на нём. Тому, впрочем, брак тоже был поперёк горла. Так у Риана через несколько лет после освобождения появились долгожданные наследники. Но спать он продолжал с любимым Бринданом. Омежка же бегал на свидания к… другому омежке!

 

Бриндан же, благодаря помощи отца Риана, открыл своё дело и стал ростовщиком. На светские приёмы-балы он не ходил, а вот клиентскую базу наработал приличную. Оттого и богател с каждым днём. Естественно, богател и Риан. 

 

Первое время после освобождения парни вспоминали Кайтеля, обсуждали то, как было интересно заняться с ним сексом на троих. Но, постепенно дела затянули их настолько, что удовлетворять друг друга они едва успевали. Когда же было настроение, третьим участником постели был законный супруг Риана – омежка Менди. Этот маленький негодник как-то подслушал разговор альф, а так как со своим омежкой у него пока был напряг, предложил свои услуги. Кайтель и секс с ним на троих канул в лету, как и те года, что были проведены в Лу-бридже. Они действительно больше никогда с ним не виделись, хоть и вспоминали часто добрым словом.

 

Вот, собственно и вся история! 

 

Вам понравилось? +15

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Наверх