Александр Голенко

Последняя осень

Аннотация
Эта повесть продолжение рассказа "Класс". Она повествует о дружбе, любви, преданности. Это время, о котором говорили, что в стране Советов такие отношения не приняты.

1.
 За окном сентябрь. Он возвращает меня в те годы, когда юность бьёт фонтаном чувств, и ты забываешь о приземлённом. Это была середина сентября, когда к нам в девятый класс пришёл новенький. Классная посадила его со мной. Так закончился мой рассказ «Класс», и началась новая история.
 Я хорошо помню этот день. С его приходом я перевернул очередную страницу своей жизни. Перешёптываясь, мы привлекли к себе внимание.
  - Так, «камчатка» успокоились,- перебил нас физик. – Берсеньев, на каком принципе основана работа трансформатора?
  - На принципе электромагнитной индукции,- вставая, ответил я.
  - Садись. Завтра мы пишем лабораторную работу. У меня записка от завуча. Руднев Валерий, кто это?
Валерка встал.
  - Ты новенький?
  - Да.
  - Я должен записать тебя в журнал. Как у тебя с физикой?
  - Я занимаюсь дзюдо, поэтому физическое здоровье в норме. А если по предмету, то это мой любимый.
  - А я люблю водное поло и другие половые игры,- выкрикнул я, и класс заржал.
  - Берсеньев, ты, как всегда оригинал. Валера, садись. С юмором у тебя всё в порядке.
На щеках Валерки появился очаровательный румянец. Моя шутка, видимо, его смутила. Я написал и подсунул ему записку: «Лера, ты не парься, привыкай». Мы сидели так близко, что порой наши колени соприкасались, и мне безумно хотелось положить ладонь на его ногу. На перемене все обсуждали мою шутку, но иронизировать в мой адрес никто не решался. Мы столкнулись с Валеркой в туалете. Он увидел у меня сигарету.
  - Ты куришь?
  - Когда нервничаю.
Это нервное возбуждение, которое на самом деле  напоминало радость. Я сохранил траурное   выражение лица, ощущая в глубине души скованность, а в груди моей теплело от благодарности судьбе.
  - Завязывай с этим. Ты такой классный…
Его взгляд меня обезоружил.  Я загасил сигарету, чем вызвал у него улыбку.
  - Пошли в класс.
Следующим уроком была история. Вела её завуч Валентина Ивановна.  Надев очки, она внимательно осмотрела класс. Я пригнул голову.
  - Так, Берсеньев, ясное солнышко. Не прячься за спины товарищей. Ты так и позволяешь себе ходить в школу с такой шевелюрой. Я уже устала с тобой бороться за эти два года.
  - Валентина Ивановна, что такое два года? Это мы только на разогреве,- пошутил я.
Класс опять заржал.
  - Тихо все. Юра, я надеюсь, что в армии с тебя состригут твои шикарные волосы.
  - Вот видите, Валентина Ивановна, вы сами сказали, что они шикарные.
  - Если бы не твоя успеваемость, я не знаю, что с тобой сделала. Начнём урок.
Хорошо ещё, что меня не обвинили в попытках развала советской педагогической системы.
  - Так, Руднев, я не нашла в твоих документах справку с места жительства.
Валерка встал.
  - Принеси, пожалуйста. Садись.
***
На физкультуре, переодеваясь в раздевалке, я обратил внимание на Валерку. Его тренированное тело вызывало у меня греховные мысли. Я пытался унять порывы, чтобы не засосать его по самые гланды, с трудом отрывая взгляд от его губ. От него не ускользнул мой блуждающий взгляд по его телу. Он даже не подозревал, в каком направлении простирались мои интересы. И мне показалось, что он не спешил одеваться. А я зацепился развязывать узел на шнурке моего кеда. Надевая брюки, я понял, что скрыть выпуклость под ними не удаётся. Мучительно было осознавать, что никогда не дотронусь до него, не поцелую, не вдохну, не почувствую.
  - Юрок, а ты где живёшь?- спросил он.
  - На Педагогической. А что?
  - Нам с тобой по пути.
  - Ты собираешься меня проводить?
  - Если ты не против.
  - После того, как полтора года назад уехал Колька Киндинов, я хожу один.
  - Это твой друг?
  - И даже больше чем друг.
  - Значит, домой идём вместе?
  - У тебя есть шанс, которого не было ни у кого.
Валерка улыбнулся, обнажив свои чарующие ямочки. И теперь я уже не мог дождаться окончания уроков. С появлением новенького, настроение моё поднялось по экспоненте. В какой-то миг мне показалось, что я ухватил кусочек странного мира.  Девчонки бросали на Валерку косые взгляды, но я не оставлю им ни малейшего шанса. Мне хватило этих полтора года депрессии. То, что происходило вокруг меня, мне безумно нравилось. И во всём происходящем я должен был играть не последнюю скрипку, чувствуя себя влюблённой болонкой.
***
2.
Как же я люблю сентябрь. С утра приятная прохлада, туман, а днём ещё жарит солнце. Наверное, этот день не закончится никогда. Но вот он долгожданный звонок с последнего урока.
  - Ребята, запишите домашнее задание и можете быть свободными.
Голос математички уже не казался таким требовательным.
  - Ну, что по коням?- услышал я голос соседа у самого уха.
  - Пошли уже.

Одноклассники разбредались в разные стороны от школы. Девчонки проводили нас оценивающими  взглядами.
  - Юрец.
  - Да.
  - Я случайно подслушал разговор двух девчонок со второй парты.
  - А, это подружки Ленка Поливаева и Надька Строева староста. Это местное «армянское радио». И о чём они шептались?
  - Та, которая Ленка, говорит: «Надюха, ты заметила, как Берс вцепился в новенького?».  А Надька ответила: «Да, на него это не похоже, а новенький симпатичный мальчик, да ещё спортсмен».
  - Считай это за комплимент.
Я приостановился и демонстративно начал выворачивать карманы.
  - Ты что-то потерял?- спросил Валерка.
  - Я ищу своё шестое чувство. Оно должно мне подсказать, что твой ответ будет положительным.
  - По поводу?
  - Почему ты сменил школу в нашем районе, когда осталось учиться два года?
  - Это банальная история. В моём классе один отморозок при всех назвал меня педиком. Я не сдержался и применил к нему приём. Оказалось неудачно. При падении он сломал руку. Он знал, что я занимаюсь дзюдо. Это было не осторожно с его стороны. Нас в секции учили долго, как правильно падать, чтобы избежать травм. Но на соревнованиях были случаи.
Валерка замолчал. Мы стояли перед светофором. Резкий сигнал, проезжающего рядом автомобиля, безжалостно распорол тишину.
  - И, что было дальше?- спросил я, когда мы перешли проспект.
  - Его папаша из горкома поднял скандал. Он спонсирует школу, и поэтому директриса уговорила моих родителей перевести меня в другую школу. Ну, что твоё шестое чувство я не подвёл?
  - Более чем. А, может, ты ему нравился, и он страдал от безответной любви?
  - Тогда почему он проявлял ко мне злость и раздражение? - Берс, теперь можно я спрошу?
  - Валяй.
  - Ты в классе держишься как-то особняком. Этому есть причины?
  - Я тебе говорил, что у меня был друг. Он переехал в Ригу. С тех пор я не завожу дружбу.
  - Значит, я могу надеяться?
Я опять начал выворачивать карманы. Валерка рассмеялся и потрепал меня за плечо.
Мы дошли до середины улицы, с двумя рядами клёнов, которые отделяли панельные пятиэтажки с магазинами от дороги. У магазина с вывеской «Хлеб» стоял фургон, из которого продавщица принимала лотки с батонами и буханками хлеба. У этого магазина всегда пахло выпечкой.
  - Лера, мне надо зайти к маме на работу, это по пути. Ты не торопишься?
  - Нет, пошли. А где она работает?
  - В нашем  ЖЭКе.
  - Я могу попросить твою маму, чтобы сделала мне справку?
  - Без проблем.
Мы вошли в контору. В коридоре суетились люди. У кассы стояла очередь. Мы прошли к двери с табличкой «БУХГАЛТЕРИЯ». В кабинете за своими столами сидели три женщины. Одна печатала на машинке. Мы поздоровались.
  - Ой, Жанна, какой у тебя взрослый сын. Я видела его, ещё пять лет назад на демонстрации,- сказала сотрудница, сидевшая у окна.
  - Девочки, я на минуту выйду,- уже вставая, сказала мама.
В коридоре она дала деньги и велела мне купить три пакета молока, кефир и хлеб.
  - Мам, это мой новый школьный товарищ Валера.
  - Очень приятно.
  - Ему нужна справка с места жительства.
  - Хорошо, я напечатаю, а Юра тебе принесёт в школу. Дашь мне свой адрес.
  - Спасибо.
Мальчики, вы к нам зайдёте?
  - Ну да,- сказал я и посмотрел на Валерку.
  - Юра, ты там будь за хозяина.
  - Хорошо, мам.
***
  - Проходи, будь как дома,- пригласил я, открывая квартиру.
  - У вас двухкомнатная квартира, такая уютная,- заключил Валерка, обойдя комнаты.
  - Пошли на кухню пообедаем,- пригласил я.
В кухне на обеденном столе стояла ваза с цветами и тарелка с сырниками, укрытая салфеткой. Я сложил в холодильник покупки, достал сметану и кастрюлю с супом.
  - Сейчас разогрею суп. Бутерброды это не твоя еда, ты спортсмен.
После обеда мы сидели в моей комнате. Комната увешана постерами известных футболистов и музыкантов.
  - Ты играешь на гитаре?- спросил Валерка, увидев на стене гитару.
  - Пытался, когда Колька здесь жил. Потом забросил.
  - Берс, мне сегодня понравилась твоя шутка про водное поло.
  - Это была не шутка. В каждой шутке есть доля шутки, всё остальное правда.
Я следил за его взглядом и не смог удержаться от смеха. Находясь рядом с ним, от желания сводило скулы, в паху начиналась пульсация. Давно со мной такого не было. Столько чувств и эмоций вызывал этот парень.  Он словно раздевал взглядом. Но это не было мысленное мужское раздевание, скорее жадное вожделение мальчишки.
  - Лера, давай в воскресенье сходим в парк,- разрядил я обстановку.
  - Хорошо.
После его ухода, я завалился в наушниках на диван и задремал.
***
3.
 - Ой, вы только посмотрите. Наш педик с новой шлюшкой,-  язвительно выдал парень с гипсом.
Вся троица загоготала.
Валерка приостановился и шепнул:
  - Ты берёшь на себя правого, а я левого.
Мы решительно подошли к троице. Я резко нанёс удар ногой по колену своего соперника, чем обездвижил его, и он уже не мог сопротивляться. Я даже не заметил, как Валеркин соперник оказался на земле. Парень с гипсом ретировался.
  - Ну, что довольны? Скажите спасибо своему приятелю,- сказал Валерка поверженным.
  - Ты машина для убийства,- польстил я.
  - Жить будет,- ответил он.
Мы продолжили гулять по парку и просто ели мороженое. Мягкий жёлтый ковёр из осенних листьев укрыл аллеи ухоженного городского парка.
  - Они испортили тебе настроение?
Я взглянул на Валерку.
  - Нет, всё хорошо. Пошли на колесо обозрения,- предложил я.
Колесо медленно, но уверенно, поднимало нас к апогею, откуда весь город, как на ладони. Уже наверху он разоткровенничался:
  - Юр, мы знакомы неделю, а мне кажется, что я знал тебя всегда.
Если бы он знал, чем обернулась для меня эта неделя.
  - Так бывает. Ты просто вернул меня к жизни.
  - Я хочу познакомить тебя со своими. Сестрёнка моя Ленка пятиклашка, такая приставучая. Ты ей понравишься. Давай завтра после школы ко мне.
  - Как скажешь. А кто твои родители?
  - Отец работает мастером на заводе, а мама заведующая секцией в универмаге.
  - А я смотрю на тебя: ты так модно одеваешься.
  - Это всё мама. Может быть, поэтому меня и не терпели в бывшей школе. Вон купол цирка.
Я повернулся, чтобы посмотреть, а он наклонился и поцеловал меня в щёку. И ни одного признака смущения. Он явно оказался смелее меня. Такое отношение к себе я испытал лишь однажды. Два года назад.
  - Как твоё шестое чувство выжило?- с улыбкой спросил он.
  - Оно заставило моё сердце выплясывать «Чардаш» Монти.
Валерка рассмеялся.
  - Я давно хотел это сделать, но боялся.
  - Вот глупенький. У нас с тобой ещё всё впереди.
  - Мне нравится, как ты меня называешь Лера.
  - А мне нравится моя погремуха Берс.
Колесо уже опускало нас вниз, а мы всё сидели и пялились друг на друга.

***
Понедельник. На урок химии заглянул преподаватель физ-ры и попросил двух крепких парней. Я поднял руку.
  - Берсеньев и Руднев, помогите Николаю Ивановичу,- сказала химичка.
Мы довольные вышли из класса. В спортзале физрук озадачил нас.
  - Так, ребята, сложите маты в углу в стопку, перенесите коня и  надо натянуть сетку. Сегодня вечером городские соревнования по волейболу.
  - Николай Иванович, всё сделаем,- ответил я.
  - Тогда вам две пятёрки обеспечены.
Перетаскивая маты, я резко дёрнул мат на себя и Валерка, не удержавшись, завалился на него. Я тут же следом упал рядом. Мы лежали вальтом, касаясь головами. Он, закинув руку, теребил мои волосы. Наверное, я совсем потерял рассудок или поддался искушению, но в следующий момент я повернулся лицом и коснулся губами его губ.
  - Я так бы и лежал с тобой всю жизнь,- промурлыкал он.
  - Размечтался, поднимайся, бездельник,- сказал я, как можно строже.
Теперь он никуда не денется, потому что он мой. Мы уже натягивали фаркопами сетку, когда в зал заглянул Николай Иванович.
  - Ребята, какие вы молодцы. Принесёте мне дневники на подпись. Можете быть свободными.

Прозвенел звонок с шестого урока. Собирая книги в сумку, Валерка спросил:
  - Берс, ты не забыл?
  - Что?
  - Мы же сегодня идём ко мне?
  - Куда я от тебя денусь, красавчик,- подмигнул я ему.
Всю дорогу мы болтали ни о чём, но только не о том, что произошло в спортзале. Я видел, как искрились его глаза, как он излучал доброту и нежность. Я не мог себе не признаться, что никому другому не было места в моей жизни. Счастье распирало меня.
***
4.
Валерка открыл квартиру. В прихожей лежал детский ранец и стояли девичьи лаковые туфли.
  - Лена, ты дома?- крикнул он.
Из комнаты вышла девочка-подросток с глазами Мальвины.
  - Ленча, это мой новый друг Юра.
  - Малая, подойди ко мне,- сказал я.
Девочка подошла. Я вручил ей шоколадный батончик и чмокнул в щёку. Она, смутившись, убежала в свою комнату. Это была трёхкомнатная квартира с типовой мебелью и коврами на стенах и на полу. Мягкие ковры приглушали звук скрипучих полов. Перекусив, мы сидели в Валеркиной комнате на диване. Какая-то неведомая сила толкнула нас навстречу друг другу. Наши губы, как будто ждали этого момента. Мы целовались с такой силой, словно это был последний поцелуй в нашей жизни. На секунду я отрываюсь, хватаю воздух и снова впиваюсь в его губы. Мне уже казалось, что всё вокруг затаило дыхание.
  - Сюда может войти сестрёнка,- с трудом оторвавшись, от таких соблазнительных губ, прошептал я, пытаясь расцепить его руки, обхватившие мою шею.
Эти руки пахли земляничным мылом, что придавало колорит и без того бьющим через край желаниям.
Через минуту действительно в комнату вошла Лена.
  - Братик, порежь арбуз. Он такой огромный.
  - Пошли на кухню,- с улыбкой Валерка потащил меня за собой.
Сладость арбуза поднимала настроение, вызывая ещё больше эмоций. Поглощая его, Валерка не сводил с меня глаз. Сестрёнка улыбалась, беря очередную скибку.
  - Мне не хочется тебя отпускать. Трудно отпускать сказку,- расставаясь, сказал Валерка.
Наш прощальный поцелуй был с привкусом арбуза.
  - Арбузный принц,- сказал я на прощание, вызвав у него улыбку.
***
Вторник. Звонок уже прозвенел, а Валерки ещё нет. С ним это впервые. Вошёл физик.
  - Здравствуйте, ребята. Дежурный, кто отсутствует?
Встал Вовка Данилов.
  - Поливаевой нет и Руднева. У Поливаевой ангина, а Руднев…
И тут заходит Валерка. Весь класс обратил на него внимание. Сказать, что я обалдел - не сказать ничего. На нём строгий пиджак, белая водолазка в стиле «Гольф», обтягивающие брюки из тонкой ткани из хлопка с синтетикой, коралловой расцветки (клёш давно вышел из моды) и, как всегда, начищенные туфли. Всему, что он носит, присущ  идеальный шик. Такое впечатление, что он вышел из зазеркалья. И этот красавец сейчас сядет ко мне. Упорные взоры одноклассниц не поколеблют мои любовные шансы.
  - Извините, Вячеслав Николаевич, разрешите войти?
  - Проходи, Валера.
Валерка сел, пожал мне руку, но я не хотел её отпускать. Мне, казалось, я не видел ничего, кроме представшей передо мной юношеской фигуры и очертаний милого лица.
  - Лерка, ты почему опоздал?- прошептал я.
  - Берс, ты не поверишь, проспал.
  - Это кто же тебе спать не давал?
  - Мысли о тебе.  Я лежал без сна, и пялился в темноту,- ответил он и посмотрел на меня таким томным взглядом, что я поверил.
Когда-то я мечтал положить ладонь на его ногу, но, после того что с нами произошло, я положил ладонь на его выпуклость в брюках. Мне хотелось проникнуть туда рукой. Он даже глазом не моргнул, а сделал вид, что слушает преподавателя. Вот же сукин сын.
На перемене мы вышли на улицу.
  - Лера, ты не обижаешься на меня за то, что произошло на физике?
  - Берс, а что разве что-то произошло? Твоё шестое чувство не подсказало тебе, что я об этом только мечтал?
  - А я, как дурак, весь урок переживал.
  - В нашем вспыхнувшем взаимном чувстве нет ничего запретного, запомни, Берсик,- сказал он и щёлкнул меня по носу.
  - Мы сегодня после школы идём ко мне?
  - Ты забыл, сегодня у меня тренировка.
Внезапно раздавшийся звонок, прервал наш диалог.
***
 5.
Закончив с домашкой, я весь вечер думал о нём. В зале работал телевизор – родители отдыхали после работы. Я поминутно прокручивал в голове сегодняшний день. Я люблю его и выбираю быть с ним всегда душой и телом. Мне было приятно находиться рядом с ним, касаться его коленом или ладонью, стараясь не смущаться этого, делая вид, что ничего особенного не происходит, и что всё это нормально между друзьями. Во мне кипела смесь чувств из радости, волнения и предвкушения того, что нас ждёт дальше. Сумасшедшие волны накрывали меня от его улыбок, взглядов, прикосновений, ощущения его горячего дыхания, когда он что-то шептал на ухо, непроизвольно касаясь губами щеки.
Я битый час стою на углу школы в ожидании его. На часах ещё пять минут до начала урока. Показался Валерка.
  - Я уже грешным делом подумал, что ты опять проспал,- сказал я, выдвинувшись ему навстречу.
  - А ты давно ждёшь?
  - Полчаса.
  - Влюблённые часов не замечают,- пошутил он с улыбкой.
  - Ага, влюблённые трусов не замечают. - Лерка, я готов ждать тебя всю жизнь.
  - Пошли, мой Берсик.
В классе пацаны сидели на партах, а девчонки стояли и что-то обсуждали. Увидев нас, все сели по своим местам. По взглядам одноклассников мы поняли, что обсуждали нас.
  - Наше ясное солнышко и тучка-летучка,- выдал Сашка Бобровников и улыбнулся, но как-то кисло, будто школьник, у которого отобрали шпаргалку.
Кто-то хихикнул.
  - Ой, Бобёр, голосок прорезался. Ты всё никак не успокоишься, что не попал в круг моих сексуальных интересов?- осадил его я, вызвав гром смеха. – Я два года не заводил дружбу с вами, а тут такой облом. Так что выбор за мной. Что там передаёт «армянское радио», какой секрет Полишинеля? Все обернулись на Надьку Строеву. Я успел перехватить её взгляд.
В классе повисла неприятная тишина. Вошла преподаватель биологии. Класс затих, и все встали.
  - Тебя напрягают эти разговоры?- шепнул на ухо Валерка.
  - Ни в коем случае. Я не дам им спуску,- ответил я.
На большой перемене в столовой к нам подошёл Вовка Данилов. Этот славный  паренёк всегда отличался безукоризненной честностью и прямотой.
  - Пацаны, пропустите меня?
  - Становись,- подвинулся я.
  - Берс, ты молодец, так отшил Бобра,- похвалил Вовка.
  - Володь, ты же знаешь, я два года был тише воды и ниже травы. А тут началось.
  - Не комплексуй, я на вашей стороне. Это всё староста мутит.
  - Я это давно понял.

***
 В моей комнате Валерка стоял у письменного стола и смотрел на карту Советского Союза. Я подкрался сзади, обхватил его руками и положил голову на плечо. Он даже не пошевелился.
  - Лер, ты так хорошо пахнешь, что у меня кружится голова.
  - Берсик, хорошо, что у тебя нет сестрёнки, и сюда никто не зайдёт.
В его голосе была какая-то дрожь, словно он чего-то опасался. Мне казалось, что я существовал только ради этого дня, ради того, чтобы горячие губы этого парня целовали меня,  чтобы его руки обнимали и ласкали моё тело.
  - Ты должен знать, что в тебе нуждается не только моё сердце, но и тело,- сказав это, я приложил его ладонь к тому месту, которое так беспардонно оттопыривало мои брюки. Неловкость ситуации уступала место восторгу мгновенной близости.
Он обернулся и принялся расстёгивать мой ремень. Мне ничего не оставалось, как последовать его примеру. Когда его ладонь проникла в пространство ширинки, а пальцы коснулись возбуждённой твёрдости, я с глубоким вздохом простонал:  «Лера…». Сердце колотилось беспорядочно, как прыгающий по ступеням мяч.
Наши брюки валялись на полу, а мы лежали на диване в упоительной близости. Я не мог поверить, что вот он лежит в моих объятиях со мной, и для меня. Несмотря на то, что наши томящиеся тела получили разрядку, меня колбасил озноб от близости к такому прекрасному телу.  Я поцеловал его в приоткрытые влажные губы, между которыми белели жемчужные зубы.

  - Лера, когда ты понял насчёт меня?
  - В смысле?
  - Ну, что мне нравятся парни.
  - Первый раз, когда ты сказал про водное поло. А второй, когда сказал про друга и, что он больше чем друг. Я был почти уверен. Первый тест был на колесе обозрения. Я боялся, что ты меня ударишь. Но после спортзала у меня отпали все сомнения. Ты всегда смотришь на меня так, словно готов трахнуть всё, что в брюках, красивое и молодое. Вспоминая это, правая рука становилась моей лучшей подругой.
  - Ты такой и есть. А я фантазировал ночь напролёт, как затянуть тебя к себе.
  - После прикола на физике, я уже знал, что обратной дороги нет. Я люблю тебя, Берсик. Знай это.  А я обнаружил свою «инаковость» лет в тринадцать. Общаясь с мальчиками, я видел в них объекты моих сексуальных фантазий.
  - Лера, всё, что ни происходит, всегда так, как нужно, и только к лучшему.
  - Сестрёнка рассказала о тебе родителям, и они ждут тебя в воскресенье к нам.
  - Она у тебя лапочка.
  - Берсик, мне пора уходить. Скоро твои придут, да и мои будут волноваться.
Когда он ушёл, я знал, что сохраню в памяти каждый момент, проведённый с ним.
***
6.
Четверг. В это утро я проснулся счастливым. Умываясь в ванной, я приводил себя в порядок дольше обычного.
Скоро я увижу его. После вчерашнего вечера я боялся, что Валерка опять опоздает. Только подумал, и он заходит. Звонка ещё не было. Он демонстративно медленно прошёл между рядами и сел ко мне, с улыбкой протягивая руку. Класс наблюдал за ним с молчаливым интересом. Его окружал запах хорошего парфюма. И, как всегда, одет неотразимо. Смотрите, завидуйте мне, потому что я могу всё это добро трогать везде, целовать везде, это моё счастье, моя любовь.
Я попытался направить свои мысли на что-нибудь, имеющее отношение к учёбе.
Вошла учитель русского языка и литературы.
  - Ребята, завтра вторым уроком у вас русский язык, но будет литература. Вы будете писать сочинение.
  - Ага, как я провёл лето,- выкрикнул я, вызвав очередной смех в классе.
  - Нет, Берсеньев, тема сочинения «Осень». Можете использовать цитаты из стихотворения Пушкина  «Осень».
  - Унылая пора, очей очарованье,- продекламировал я.
  - Да, да, Юра, именно.
  - Там ещё замечательные строки: «И с каждой осенью я расцветаю вновь. Легко и радостно играет в сердце кровь»,- продолжил я.
  - Ясное солнышко затмил «Наше всё»,- выпендрился Витька Колесников.
  - Колесо, нам Пушкин Богом дан на вырост. А тебе ещё, расти и расти,- пресёк его.
Я привык к проявлению внимания в мою сторону.
  - Так, прекратили окололитературную полемику,- остановила нас Галина Николаевна. – Вы бы так у доски отвечали. Приступаем к изучению творчества Льва Николаевича Толстого.
Валерка прошептал мне на ухо:
  - Берсик, ты такой очаровашка, как осень у Пушкина,- и сидит лыбится.
  - Лера, прибью, противный мальчишка.
  - Малыш, ну я же любя.
От его ямочек на щеках у меня слабеют ноги. Они вынуждают меня прикрыть глаза и сглотнуть. Изображаю хмурый вид, а на душе бабочки кружат. Я всё ещё хочу его. За окнами потемнело, и хлынул дождь.
  - Ребята, включите освещение в классе,- сказала Галина Николаевна.
По итогам этого сочинения я был возведён в литературные лидеры. Что послужило причиной моих участий в городских школьных олимпиадах.

***
Воскресенье. Проснулся раньше обычного.
  - Юра, ты чего подорвался. Сегодня же воскресенье?- спросила мама.
  - Да я к Валерке в гости иду.
  - Это тот твой новый друг?
  - Ну, да.
  - Симпатичный мальчик.
  - Ты находишь?
  - Да, он так хорошо одевается.
  - Он во всех отношениях хорош,- подтвердил я.

На квартирный звонок дверь открыла Ленка.
  - Валера, Юра пришёл,- крикнула она.
 Вышел Валерка заспанный,  в футболке и трусах.
  - Привет, Берс.
  - Привет, соня.
Из спальни вышла Валеркина мама.
  - Валера, ну что это за прозвища у вас? Юра, проходи.
  - Всё нормально, тёть Маш,- ответил я, улыбаясь.
  - Мальчики, мы сегодня будем лепить пельмени. Когда тесто будет готово, я вас позову.
  - Хорошо, мам,- ответил Валерка, увлекая меня в свою комнату.
  - Берсик, я согласен чтобы моим будильником был ты,- обнимая меня, прошептал он.
  - Не дождёшься, жопа постельная. Лера, у тебя классная футболка. Наверное, импортная?
Он, недолго думая, снял её и вручил мне.
  - Я в душ, потом заверну её в пакет.
Он вышел, а я приложил футболку к лицу, вдыхая аромат его тела.
***
Кажется, батя приехал,- сказал Валерка.
За дверью слышен разговор.
  - Вася, ты мясо купил?
  - Да, дорогая. И мясо, и овощи.
Мы сидели с Валеркой, и делали вид, что рассматриваем фотки в альбоме.
  - У нас традиция: по выходным мы лепим пельмени. В будние дни на это нет времени. Мама не предпочитает магазинные.
  - Понятно.
В комнату постучали.
  - Мальчики, нужна помощь на кухне,- позвала тётя Маша.
  - Папа, познакомься, это мой друг Юра из новой школы,- представил меня отцу Валерка.
  - Я очень рад. Василий Сергеич, можно просто дядя Вася,- ответил Валеркин отец, пожимая мне руку.
Мы крутили мясо на мясорубке, лепили пельмени, выделались в муке. Прикалывались, пачкая друг другу носы мукой, чем вызывали смех сестрёнки.
  - Всё, мальчики, вода уже кипит, скоро пельмени будут готовы. Идите, мойте руки,- с улыбкой откомандировала нас тётя Маша.
Я чувствовал, что они, в самом деле, рады мне. Уже в ванной Валерка не удержался и поцеловал меня.
  - Какое классное утро.
  - А ничего, что на улице дождик моросит?- спросил я.
  - На улице дождик, а здесь ясное солнышко.
  - Вот ты гад,- возмутился я и шлёпнул его по аппетитной заднице.
***
7.
Мы сидели за обеденным столом. На блюде парили ароматные пельмени. Валерка специально сел рядом и то и дело подкладывал мне пельмени и сметану. У него замечательная дружная семья. Я не чувствовал себя чужим.
  - Маша, достань бабушкину вишнёвую наливку,- предложил дядя Вася.
Бордовая вишнёвая наливка, налитая в коньячные стопки, благоухала ароматом, напоминая о прошедшем лете.
  - Мама, а мне можно наливку?- спросила Ленка.
  - Дорогая, ты ещё маленькая. Ребята взрослые. У них уже паспорта, и им можно ходить на фильмы «дети до шестнадцати лет не допускаются»,- ответил дядя Вася.
  - Мам, мы собираемся сходить в кинотеатр,- сказал Валерка.
  - Я поняла. Она открыла шкафчик, достала кошелёк и дала Валерке пятёрку.
  - Спасибо, мам.
  - А, на какой фильм вы идёте?- спросил дядя Вася.
  - «Золото Маккены»- ответил Валерка.

Отдаляясь от их дома, наполненного теплом и внутренним светом, я завидовал сам себе, что у меня такой друг, и он сейчас со мной рядом. В кинотеатре мы купили мороженое с фризера, и по-первому звонку, вошли в зал.
   - Лер, ты спецом купил билеты на последний ряд?- усаживаясь, спросил я.
  - А ты не рад?
  - Рад, рад,- улыбнулся ему. – Мне, кажется, я видел твоего кента с гипсом и друзьями.
  - Забудь.
  - Я забыл тебе сказать спасибо за футболку.
  - Берсик, я рад, что ты будешь её носить на своём теле.
  - Ты мастер сюрпризов.
  - Ты меня ещё плохо знаешь. Я хотел бы, чтобы и меня ты называл больше чем друг.
  - Вопрос, на который сейчас невозможно ответить.
  - Невозможно, да?
Он обхватил мою шею и прижал голову к своей так, что я не мог вырваться.
  - Больше, больше…- не выдержал я. – И зачем мне такое счастье?
  - Берсик, ты мой. И я никому тебя не отдам.
И тут начался фильм.
Мы шли после сеанса. Уже стемнело. Вокруг лужи. Видимо был дождь. Прощально пахло опавшими листьями.
  - Берс!
Мы обернулись. Нас нагнал Алик Астахов. Он поздоровался с нами за руку и спросил:
  - Вы тоже на фильм ходили?
  - Ну, да,- ответил я.
  - А я тут встретил  двоюродную  сеструху Кольки Киндинова. Она сказала, что его не берут в армию из-за сердца. Он тебе не пишет?
  - Нет,- ответил я.
  - Ну, пока.
  - Пока.
  - Берсик, ты знаешь, я на днях встретил директора бывшей школы.
  - Да ладно. И что?
  - Она извинилась и сказала, что очень сожалеет и чувствует свою вину. Я сказал, что благодарен ей. Но она ничего не поняла. Если бы не она, я бы никогда тебя не узнал, хоть и живём в одном районе.
  - Лер, завтра после занятий у меня?
  - Ну, если ты скажешь, что я для тебя больше чем друг?
  - Я же уже сказал,- умоляюще ответил я.
  - Я хочу ещё раз услышать.
  - Ты самое лучшее, что со мной случилось в жизни за мои семнадцать лет.
***
В школе Лерка мне рассказал о моём визите к ним.
  - Берсик, когда я пришёл после фильма, мама сказала: «Валера, какой у тебя замечательный друг. Нам с папой он очень понравился».
 После занятий мы нигде не задерживались. Открыв дверь квартиры, я увидел мамину сумку.
  - Мам, ты дома?- спросил я.
  - Юра, я уже убегаю. Обед на плите. Здравствуй, Валера, проходи.
  - Здравствуйте, Жанна Александровна,- поздоровался он.
  - Сынок, закрой за мной дверь.
  - Хорошо, мам.
  - Если твой визит продиктован исключительно дружескими чувствами, то ты ошибаешься,-   соблазнительно подмигнув, сказал  я, когда мы, пообедав, сидели на диване.
  - Мой визит продиктован твоим шестым чувством или я тебе вчера не обещал?
  - Я, когда увидел, что мама дома, подумал: «Вот облом».
  - У тебя замечательная мама,- похвалил он.
Валерка целовал меня, нежно касаясь носа, губ, шеи. Запах его тела подавлял, лишал воли. Тело извивалось, подставлялось под ласку, просило большего.  Валерка вздохнул, пытаясь перебороть  предательскую дрожь желания в теле. Его руки проникли под мою рубашку. Мягкие тёплые пальцы скользили по моей груди, животу, и ниже. Вот они уже расстёгивают ремень, ещё секунда, и я ощущаю его губы на своём причинном месте. Я резко втянул в себя воздух, когда Лерка провёл языком по чувствительной вершинке.
Я замычал, когда волна блаженства накрыла меня, унося в другую галактику. Чуть приподняв его голову, я притянул Лерку к себе и накрыл его губы своими, разделяя с ним свой вкус, попутно расстёгивая ему брюки. После бурной любви мы лежим, обнимаясь. Он смотрит мне в глаза и перебирает волосы.
  - Берсик, я люблю тебя, люблю с самого первого дня. Ты желанный, вкусный мальчишка,- шепчет он.
  - Полежим ещё чуть-чуть.
Я закрываю глаза и плавлюсь в его объятиях. Почему-то  чувствую себя, как набедокуривший мальчишка, который спешит улечься в постель, чтобы никто не догадался о его проделке.
***
8.
 За окном осень, её не видно, она укрыта тьмой. Открываю форточку, и она начинает дышать в лицо холодной свежестью. На привычных деревьях за окном уже редкая листва, выстоявшая под натиском ветра, остатки былой золотой роскоши.  Ночные заморозки и слоистый туман становятся привычными. Сказать, что осень застала меня врасплох, так нет. Я с нею с утра до вечера. Я благодарен ей – это она сделала меня счастливым. Даже утренний крик городских ворон не раздражает. Завтра вторник, у Валерки тренировка. Я опять буду весь вечер скучать. Если утром не будет дождя, я буду ждать его у школы. Назло косым взглядам однокашников. Только Валька Король и Ирка Ломакина нормальные девчонки, ещё по - седьмому «Г», хорошо к нам относятся. Мы их в обиду не даём, и они это ценят.
Не успели мы войти и сесть за свою парту, как к нам подошла Ирка Ломакина.
  - Берс, ты тригонометрию сделал?
  - Ну, да.
  - Дашь списать?
  - Валера, дай мою тетрадь по тригонометрии.
  Валерка достал тетрадь и отдал Ирине.
  - Только постарайся переписать  до математики,- попросил я.
  - Да, конечно.
Класс затих и все посмотрели на нас.
Когда Ирка отошла, Лерка шепнул:
  - Берсик, ты заметил, как в классе все переглянулись?
  - Пусть завидуют молча. Я тебе рассказывал про седьмой «Г», эти девчонки с того дружного класса.
  - Понятно. Я смотрю, что они с Валькой всё время вдвоём.
  - Они не прижились здесь, как и я.
Вошёл физик, и все встали.
  - Берсик, это тебе,- почти шёпотом сказал Валерка и достал из-под парты пакет.
  - Что это?
  - Это болгарская котоновая рубашка с погончиками, накладными карманами. Мама принесла мне, и я попросил для тебя.
  - Мы будем в одинаковых рубашках?
  - Ну да. Только ты в рубашке телесного цвета, а моя голубая.
  - Лерка, я тебя обожаю,- мои слова привели его в восторг.
***
Начались проверочные и контрольные работы. Заканчивалась первая четверть. Впереди каникулы. Мы ещё не планировали, чем будем заниматься. Ежедневные дожди начинают надоедать. В парке мокро, закрыты летние кафе и аттракционы. В классе собирают деньги на поездку в Брест. Мы отказались от поездки, сославшись на Валеркины соревнования. Последний день перед каникулами уроки были формальными. Нам зачитывали четвертные оценки и ничего не задавали на дом. Последним уроком была история. В класс вошла Валентина Ивановна.
  - Здравствуйте ребята, садитесь. Я везу вас на каникулах в брестскую крепость. Все сдали деньги?
  - Кроме Берсеньева и Руднева,- ответила староста.
  - Мальчики, а почему вы не едете?
  - Валентина Ивановна, у Валеры соревнования, ему надо готовиться,- ответил я.
  - Ну, а ты?
  - А я за компанию.
  - Понятно – дружеская солидарность, похвально.
Мы переглянулись с Валеркой. Уголки его губ свидетельствовали о скрытой улыбке.
  - Юра, я надеюсь, после каникул увидеть тебя с нормальной причёской.
  - Валентина Ивановна, надежда умирает последней,- ответил я и класс заржал.
  - Берсеньев, Берсеньев…

  - Малыш, в универмаг завезли партию цветных телевизоров. Мои скопили деньги, и мы хотим в субботу поехать купить. Ты с нами?- спросил Валерка по пути из школы.
  - Я не знаю.
  - Давай, Берсик, мы за тобой заедем.
  - Ну, если ты хочешь…
  - Хочу, хочу.

Суббота. Под окном послышался частый сигнал автомобиля. Я выглянул в окно. Валерка стоял у «Москвича» и махал руками. Я наскоро оделся. Уже обуваясь, мама спросила:
  - Сынок, ты куда?
  - Мам, меня ждёт Валерка,- закрывая за собой дверь, крикнул я.
В универмаге, в отделе бытовой техники, работали две марки цветных телевизоров. Это московского завода «Рубин», и «Электрон» львовского завода. Шёл мультфильм «Чиполлино». У прилавка столпилось много глазеющих.
  - Мы хотим купить телевизор,- обратился Валерка к продавцу.
  - Какую модель выбрали?
  - Какую, Берс?- Валерка взглянул на меня.
  - Мне нравятся цвета у «Электрона».
  - Мы берём «Электрон» - уже уверенно ответил он.
Парень поднял трубку телефона, видно звонил на склад.
  - Сейчас вам принесут.
Дядя Вася стоял рядом и отсчитывал деньги. Через несколько минут на тележке подвезли упакованный телевизор. Телевизор вынули из упаковки с кучей пенопласта и подключили. Он работал безукоризненно. Продавец сделал гарантийные отметки в паспорте, и мы отнесли его к машине. В машине Валерка положил мне ладонь на колено, я дипломатично её убрал и отодвинулся. Он отвернулся к окну, пряча улыбку.
***
Установив телевизор в гостиной, все домочадцы уселись смотреть. Ленка села на ковёр прямо напротив экрана.
  - Мам, я хочу старый телик к себе в комнату.
  - Я не против,- согласилась тётя Маша.
  - Юр, перенесём?
  - Давай.
Мы перенесли чёрно-белый телевизор на ножках в Валеркину комнату.
  - Теперь нам тут никто не помешает,- сказал он и завалил меня на диван.
  - Ты, что творишь, если кто зайдёт?- вскочил я.
  - Их теперь от цветного экрана бульдозером не оттянешь. Ну, всё, всё садись.
Я пытаюсь сесть, а он перехватывает меня, усаживает себе на колени.
  - Вот ты неугомонный, Лер,- журю  я, хотя все его действия мне приятны. – Лерчик, у тебя сегодня тренировка?
  - Ну, да. Вторник, четверг и суббота.
  - Но завтра, надеюсь, увидимся?
  - Непременно.
  - Юра, ты уже уходишь?
  - Да, тётя Маша.
  - Может, останешься на обед?
  - Нет, спасибо.
  - Ты к нам приходи.
Валерка вышел меня провожать.
  - Придёт, куда он денется,- ответил он, запирая дверь.
***
9.
Воскресенье.  Пронзительная трель дверного звонка поднимает меня с постели. С заспанными глазами я иду открывать дверь. На пороге стоит Валерка с сияющими глазами.
  - Кто там, Юра?- голос мамы.
  - Валера, мам. - Заходи, мои ещё дрыхнут.
  - Так кто из нас жопа постельная, а?-  съёрничал  Валерка уже в моей комнате.
Я мигом нырнул под одеяло. Валерка просунул руку под него и пощекотал мою пятку. Я резко накинул ему на голову одеяло и завалил на постель.
  - Ах ты, говнюк. Мало того, что явился ни свет, ни зоря, так ещё и издеваешься.  Я делал вид, что ругаюсь, а сам обнимал его, как укутанного ребёнка.
  - Берсик, отпусти,- взмолился он из-под одеяла.
  - Ладно, выходи на свободу.
  - Малыш, залазь под одеяло.
  - Ты бы снял брюки, а то помнутся.
Он быстро повесил брюки и рубашку на стул и влез ко мне.
  - Ты откуда взялся чуть свет?
  - На улице ещё темно,- жалобно ответил он прямо мне в ухо.  - Родители повезли Ленку на каникулы к бабушке.  А я попросил, чтобы меня подбросили к тебе.
  - Ты мастер сюрпризов. Как классно начались наши каникулы. Ты пришёл спрятаться под моим одеялом от всего мира?
  - Ага,- так по-детски ответил он. – Вместе с тобой.
В комнате тихо. Только слышно тиканье будильника. Под одеялом тепло и мягко. Я прижался к нему, вдыхая запах его волос и целуя его с закрытыми глазами, чувствуя в нём что-то родное. Я смотрю на него и не могу наглядеться, ощущаю его невидимые прикосновения, под которыми готов раствориться. И понимаю, что это не сон. Мне, кажется, его нежность излучает каждая клеточка, и я не отстраняюсь, я упиваюсь.
Мы впервые лежали под одним одеялом. Это было так необычно, а за окном занимался рассвет. Это был наш первый рассвет, который мы встречали в постели. Я смотрю на стрелки часов: секундная дёргалась по кругу, подгоняя минутную.

Слышно, как в кухне мама шумела миксером.
  - Всё. Вставай, коала обыкновенная. Давай соберём  диван, и я в ванную.
  - Берсик, а что это за пятнышко мокрое овальное на твоих труселях?- спросил он улыбаясь.
  - Это результат твоей «руки дружбы».
Выходя из ванной, меня окликнула мама.
  - Мальчики, идите завтракать. Юра, не ходи босой и надень штаны.
  - Малыш, а куда постель?- Валерка уже одетый сидел на диване.
  - Лера, в нижний ящик. Ты знаешь, этот час мне показался бесконечностью.
  - А я, улетал в сказку.
Когда мы вошли в кухню, мама с отцом пили чай.
  - Пап, это Валера, я тебе о нём рассказывал.
  - Мне приятно, юноша. Анатолий Алексеевич.
  - Мальчики, я приготовила омлет, а чай или кофе сами налейте.
  - Хорошо, мама,- ответил я.
  - Жанна, мне надо бежать. Сегодня студенты-заочники сдают экзамен,- вставая из-за стола, сказал Анатолий Алексеевич.
  - Молодёжь, если не поступите в институт, жду вас у себя в металлургическом техникуме.
***
10.
После завтрака мы собрались уходить.
  - Мам, можно я сегодня останусь у Валеры? Его родители уехали к бабушке, отвезти сестрёнку на каникулы. Они вчера купили цветной телевизор. Мы хотим посмотреть.
  - Да нет проблем. Вы на каникулах, отдыхайте.
  - У тебя золотая мама,- сказал Валерка уже на площадке.
  - Ну, с чего начнём многообещающий день?
  - Давай зайдём в тир,- предложил я.
Мы зашли в «Тир ДОСААФ», Валерка купил сто пулек и взял винтовку, настроенную под обрез, а я предпочёл по центру.
У кинотеатра мы встретили подруг Вальку и Ирку.
  - Мальчики,  вы гуляете?- спросила Ирка.
  - Ну да,- ответил я.
  - А мы идём в кино «Москва слезам не верит». Может вы с нами, красавчики?
  - Нет, у нас другие планы,- вставил Валерка.

  - Лера, на рыночной площади гастролирует зверинец на колёсах. Афиши по всему городу.  Давай  съездим?
  - Поехали.
Начинался дождь, и мы быстро заскочили в подъехавший автобус.

Нагулявшись по городу, пропахли чебуреками и дождём. Домой к Валерке пришли в пять часов вечера. Валерка засуетился разогревать обед, а я балдел у телевизора.
  - Берсик, обед готов. Мыть руки и к столу.
В ванной мы развесили сушить мокрые вещи.
  - Малыш, нас согреет бабушкина наливка. Как ты?
  - Я не против.
  - Лер, а когда родители приедут?- спросил я, лёжа на ковре и глазея в телик.
  - Завтра, часов в двенадцать.
  - Лерчик, я искупаюсь у тебя?
  - Пошли вместе.
В своих фантазиях я мечтал, чтобы он разделся и вместе с ним в божественной наготе залезть в ванну. Он раздевался так, что это вызывало комизм, который сам очевидно не сознавал, как дети не стыдятся своей голизны.
***
Мы лежали в ванной полной пены. Запах хвои наполнял маленькое помещение.
  - Берсик, за эти полтора месяца столько всего произошло, я уже не представляю, как жил без тебя раньше.
  - Полтора месяца это мелочь, у меня полтора года была депрессуха. Не покидает ощущение, что я в прошлом что-то потерял, а сейчас нашёл.
  - Берсик, ты нашёл меня. Теперь положи в кармашек и больше не теряй. - Мой маленький Берсик, моё ясное солнышко.
  - Лерка, будешь наказан,- возмутился я, бросая в него пену.
  - Я безумно этого хочу,- он сказал это так, что я понял: ночь будет многообещающая.

Мы разобрали в зале диван-трансформер, превратив его в двуспальную кровать. Валерка принёс постель из своей комнаты. Мне показалось, что подушка хранила уже такой знакомый его запах. Какое-то время мы смотрели телевизор. Потом Валерка встал и выключил. В комнату попадал свет уличных фонарей. Он влез под одеяло и прижался ко мне, учащённо дыша. Возбуждение моё растекалось словно ртуть, концентрируясь внизу живота. Всё, что так долго было в моей голове, становится реальностью, стирая мир бесконечных фантазий. Я не находил слов, чтобы описать весь спектр чувств и эмоций.
  - Лерчик, ты тот, о ком я мечтал все эти годы,- шепчу я, вдыхая запах хвои и шампуня от его волос.
  - Я знаю, малыш.
Он вжимается в меня, положив голову на грудь в то место, где сердце, при каждом ударе, заметно толкалось. Его рука скользит по моей щеке, шее, груди. Как утолить эту жажду прикосновений? Я отрываю его руку и целую ладонь. Он поднимает голову и накрывает мои губы своими. Как же я его люблю, и эту ночь, и надежду…
  - Малыш, ты обещал меня наказать,- он сказал это с придыханием.
  - Ты уверен, что хочешь этого?
 Он, молча, повернулся и прижался  к моему паху. Я вхожу в него нежно и осторожно. В это молодое, в это гибкое тёплое мальчишеское тело. Пытаясь не причинить ему боль. Моя рука на его бедре переместилась на живот и ниже. Стиснув возбуждённое драгоценное его тело, я предаюсь страсти, которая накрывает нас обоих.  Два юных тела прижаты, переплетены и вмяты друг в друга. Время остановилось, и только тела и дыхания одни на двоих. Он шепчет нежно:
  - Берсик, любимый, мне с тобой хорошо…
То, что произошло этой ночью, я готов повторить. После этой ночи он привыкнет ко мне и не сможет больше без меня жить.
Это утро оказалось особенным, не таким, как обычно. Почему утро наступает так рано? Я смотрю на него: он мирно спит, закинув на меня ногу. Лёжа с закрытыми глазами, я наслаждался близостью Лерки. Он улыбается во сне. Я боюсь даже шелохнуться, чтобы не разбудить его. Хочется просто обнять его и лежать, ничего не говоря.  Я преисполнился тихого восторга и благодарности, позабыв про время.
  - Лера, а ты когда уезжаешь на сборы?- уточнил я, обуваясь в прихожей.
  - Завтра последняя тренировка, а в среду уезжаю. Приедем в пятницу. Так сказал тренер.
Выйдя на площадку, я услышал, как Валерка включил пылесос. Я шёл по проспекту. Ночные заморозки не оставили и следа от вчерашнего дождя. Сыпала мелкая снежная крупа. Мне казалось, что встречные прохожие были такими же счастливыми, как и я.
***
Пятница.
  - Мам, уже три часа. Валерка, наверное, приехал. Я побежал.
На звонок дверь открыла Ленка.
  - Малая, Валера приехал?
  - Да, проходи. Он в ванной. – Валера, Юра пришёл,- крикнула она.
  - Я сейчас,- послышался голос Валерки.
  - Юра, проходи,- тётя Маша вешает мою куртку. – Молодец, что пришёл, сейчас будем обедать.
  - Юра, Валера привёз диплом и кубок за третье место,- похвасталась сестрёнка.
В это время вышел Валерка с мокрыми волосами, в одних трусах.
  - Привет, дружбан.
  - Привет, чемпион.
  - Почётное третье место, а не чемпион.
  - Лена уже похвасталась,- улыбнулся я.
Он потянул меня в свою комнату. Здесь он показал кубок и диплом.
  - Я тебя поздравляю,- сказав это, поцеловал его в щёку.
  - И это всё?- с иронией спросил он.
  - Всё, всё, противный.
Он накинулся на меня, пытаясь провести болевой приём.
  - Сдаюсь,- взмолился я. – Ты нашёл мальчика для битья?
  - Ты мне нужен для другого,- шепнул мне на ухо и коснулся губами моих губ. – Я так по тебе соскучился, малыш.
  - Я тоже.
Рядом с ним я чувствовал себя хорошо, хотя некоторая неловкость присутствовала при его родителях.

За обедом тётя Маша спросила:
  - Юра, твои родители идут на демонстрацию в воскресенье седьмого ноября?
  - Я не знаю, мы с Валерой идём от школы.
  - А нас профсоюз заставляет идти. Хочешь, не хочешь, а надо.
  - Я думаю, что их тоже обяжут.
***
11.
Среда. Первый день занятий после каникул. Я вошёл в класс и увидел Валерку на своём месте. Звонок уже давно прозвенел, а преподавателя нет. Вошла завуч.
  - Ребята, уроки отменяются. Сегодня ночью скончался Леонид Ильич Брежнев. В стране объявлен траур. Все организованно расходимся по домам.
Мы шли по проспекту. По городу ещё развешаны флажки и иллюминации, напоминающие о прошедшем празднике. Мы тогда не знали, что в скором времени этот праздник отменят. На административных зданиях флаги с чёрными лентами.
  - Ты сейчас куда?- спросил Валерка.
  - Я к отцу  в техникум.
  - Приходи к нам вечером.
  - Договорились.

В вестибюле техникума на столе с красной скатертью стоял портрет Брежнева с чёрной ленточкой. Я нашёл отца в аудитории на втором этаже.
  - Юра, привет, проходи. Ты домой?
  - Да, уроки отменены.
  - Скажешь маме, что я задержусь. У нас партсобрание.
  - Хорошо, папа.

Дома я включил телевизор. Транслировали симфоническую музыку. Я ждал каких-либо новостей. На экране заставка с надписью «Реквием» Моцарта, и снова зазвучала печальная музыка. Пришла мама.
  - Юра, ты дома?
  - Да, мам, уроки отменены. Папа сказал, что у них заседание парткома.
  - Я поняла.
Отменены все развлекательные мероприятия. Закрыты кинотеатры, рестораны.
  - По телеку целый день крутят симфонии.
  - Будем ждать сообщений в информационной программе «Время».

Вечером у Валерки мы пили чай, когда пришёл дядя Вася.
  - Вася, ты ужинать будешь?
  - Нет, Маша, чаю выпью. Сегодня состоялось партсобрание. Было много выступающих, но какая-то подоплёка ощущалась. Все понимали, что закончилась эпоха. Это была последняя осень Брежневского застоя.
В его словах ощущалась доля здравого скептицизма.  Они словно пронзили милосердное пространство-время, и я долго буду их вспоминать.
  - Папа, программа «Время» начинается,- крикнула Лена из зала.
  - Валер, я пойду,- вставая, сказал я.
  - Я провожу.

Мы шли по освещённой улице. Срывался снег. Фонари окружены светлыми облачками летящих снежинок. Устало дребезжал трамвай. Казалось, даже город изменился, с его одинаковыми  многоэтажками. На рекламных тумбах сорваны афиши. В воздухе висело какое-то тяжёлое оцепенение - страна погружалась в сон.
  - Что-то не видно прохожих,- сказал он.
  - Все сейчас у экранов телевизоров.
  - Ну, да. - Берсик, я надеюсь, что последние события никак не повлияют на наши отношения?
  - Твой батя сказал про последнюю осень, но ведь это была наша первая, самая замечательная осень. Она стала частью нашего мира, и ты, Лерчик, маленькая неотъемлемая его частичка. Это были тёплые благополучные деньки без каких-либо трагических разочарований или романтических недугов. И завтра я проснусь с мыслью, что отчаянно в тебе нуждаюсь.
  - Берсик, мой милый Берсик, как же я тебя люблю.
***

Вам понравилось? +22

Рекомендуем:

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Наверх