"...я не умею - почти - писать коротко" Интервью с Геннадием Нейманом.

Сегодня талантливый и немного загадочный Геннадий Нейман наконец нашёл свободный вечер, чтобы поговорить о своём творчестве и ответить на наши вопросы.

1. Художественное слово.

Думаю, я не буду оригинален, если скажу, что слово для меня означает все. Я и сейчас в прозаических текстах достаточно долго обдумываю фразы, а в пору писания стихов это вообще было кошмаром (ну если не считать совсем ранних, когда я думал что зарифмовать самое главное). Мне повезло довольно тесно пообщаться с Эдуардом Побужанским, например. С Владом Коне, с Димой Макаровым, с Виктором Ганчем. С группой поэтов питерского ЛИТО ПИИТЕР. У кого-то учился я, кто-то учился у меня. С Сережей Ляшко мы до сих пор нежно дружим.
Я начинал в 1999 году, когда сетевая поэзия только зарождалась. Нас было мало, каждое стихотворение разбиралось жестко и без оглядок на приятельство. Поэты вообще жестоки, ошибок не прощают. У меня были стихи, которые писались на одном дыхании сразу набело – и стихи, которые я писал по несколько месяцев, мучительно подбирая нужные слова. И если свою прозу я с течением времени переставал любить, понимая, что это незрело, то - слишком пафосно, тут расчет на читательские эмоции, а там просто проходной конъюнктурный текст, то к стихам это все не относится. Я их люблю практически все – потому что они в буквальном смысле слова писались кровью сердца.
Слово – это работа. Это очень много работы в поисках единственно верной интонации. Я не люблю витиеватость и цветистость образов - в поэзии для меня важнее доверительность, разговор с читателем, который окажется близок каждому, а не только хорошо подкованному человеку. В прозе еще жестче – моя цель всегда, в любом тексте, заставить читателя пойти за героем, влезть в его шкуру, заболеть его проблемами. Заставить сопереживать.
Поэтому тут не может быть небрежности и пофигизма. Фальши не может и не должно быть. Значит, нужно искать такие слова, которые заставят читателя поверить в героя, в его жизненность, если угодно.
У меня нет никакого литературного образования, просто я с детства – с очень раннего детства – очень много читал и читаю.
Учусь. Учусь складывать слова в предложения и предложения в тексты.
Наверное поэтому меня коробит от скверной стилистики и переизбытка сиропа или слез в текстах. Интонация текста – это очень точно подобранные слова, если автор не слышит их, не работает с ними, не перечитывает и не правит текст десятки раз, он вряд ли напишет что-то достойное, способное запомниться читателям надолго. Хотя, может быть, я преувеличиваю.

2. Читатель.

Мой читатель – кто угодно.
Я не пишу для детей, это понятно. Все остальные возрастные категории – мой читатель.
Я уже говорил и не раз, что не делю литературу на натуральную/гейскую, мужскую/женскую.
Разумеется, если я пишу фанфикшн – я рассчитываю на определенный фандом. Просто потому, что человеку, не знакомому с каноном, не увлекающемуся им, фанфикшн будет мало интересен. Хотя у меня есть друзья – не фанаты ГП – которые с удовольствием читали мои фики.
Все остальное я пишу для всех. Просто потому, что сюжеты моих текстов достаточно просты и, наверное, в определенной мере жизненны. Ну или отражают жизнь так, как я ее вижу. А поскольку я не в башне слоновой кости живу, я среднестатистический человек, то и пишу я для таких же людей, как я сам. Средних. Обычных. Не обремененных академическими знаниями. Наверное по этой причине большинство моих героев – обычные люди.

3. Беллетристика как звено массовой литературы. Легкое чтение.

В Вашем творчестве значительное место занимает эротическая беллетристика, я отношу сюда фанфики. А Вы могли бы их так назвать?

Разумеется. Я вообще не понимаю презрительного отношения к массовой культуре. Людям нужно все – и возможность задуматься над серьезными проблемами, и философские размышления, и чтение для отдыха. Любовный эротический роман – это возможность просто помечтать, пофантазировать, расслабиться. Не вижу в этом ничего дурного. Темп современной жизни достаточно напряженный, то самое легкое чтение – это всего лишь один из способов релаксации.

4. Стилистика.

Скажите, пожалуйста, был ли в Вашей жизни период, когда Вы подвергали анализу собственное творчество и существует ли ритмический рисунок для Ваших стихов, нарисованный Вами? Дополнительный вопрос с учетом новейшей информации о том, что стихи Вы пишите сначала на бумагу, а прозу в комп. Как Вы считаете, можно ли говорить о том, что стихами разговаривает Ваша душа лирика, а прозой говорит Ваш сильный и мужественный характер?
Я всегда анализирую то, что сделал. Иначе невозможно совершенствоваться. Нельзя упиваться тем, что научился выражать свои мысли связно, это тупик для любого автора.
Самоуспокоение в творчестве невозможно. Ритмический рисунок – да, существует. Это музыка. Мои стихи почти всегда следствие какой-то музыки, которую я услышал. Стихи – если это не политагитка – это всегда душа. Проза, скорее, разум, а не характер.

5. Категория : Род и жанр литературы, где драма - род литературы, а роман - жанр литературы.

Расскажите, пожалуйста, что для Вас значат эти понятия и какое место они занимают в Вашем творчестве?
Драма - огромное. Я редко пишу что-то совсем уж оптимистичное и с хорошим финалом. Ну может быть, в силу своего жизненного опыта. И я не умею – почти – писать коротко. Слишком много всегда хочется вложить в текст, если это не какая-то проходная вещь, а действительно выстраданное и обдуманное. Литература не существует без конфликта, конфликт почти всегда драма. Тут очень сложно удержаться от впадания в чернуху и беспросветность, нужно суметь найти нужную грань, когда драма не переходит в полную безнадежность. Хотя иногда бывает и такое, конечно. Я могу долго обдумывать сюжет, но нередко иду за героями, за их характерами – и оказываюсь в тупике, когда следование сюжету просто противоречит создавшейся в тексте ситуации. Это тоже драма – уже авторская. Тут либо отматывать назад, либо искать для героев выход. У меня огромное количество текстов, либо оставленных, либо просто переписанных заново в попытке удержаться на грани драмы и не сползти в пафос, слезливость, морализаторство...
Настоящих романов у меня практически нет, к сожалению. “Век неспокойного солнца” - единственный, и тот не дописан. Наверное, можно называть романом трилогию о Драко, но и там четвертая часть замерзла. Мне ближе, все-таки, более короткая форма – повести. Или новеллы.

Со всеми работами Геннадия Неймана можно ознакомиться здесь.
Также в нашей библиотеке выходило ещё одно интервью с Геннадием Нейманом.
Вам понравилось? +15

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

2 комментария

+ -
+5
Сергей Греков Офлайн 27 мая 2021 01:21
Очень рад появлению Геннадия в чертогах Квириона!)
И его мнение о литературе вообще и его собственной литературе -- для меня ценно. Он сам есть произведение искусства, если можно так выразиться.
+ -
+4
Валери Нортон Офлайн 6 июня 2021 22:05
Очень интересное интервью думающего, старательного и увлеченного человека. Зрелые высказывания о творческом процессе не только как об источнике удовольствия, но и как о труде, который в радость. И действительно, писать кратко не всегда уместно. Чтобы проникнуться образом персонажа нужно время. Причём не только читателю, но и самому автору.
Большое спасибо за интервью!
--------------------
Работай над собой. Жизнь самая главная повесть.
Наверх