HERR PETER

Новогодние приключения охранника Бубенцова и его квантовый метод

Аннотация
Раньше казалось, что новогодняя ночь - это условность, языческий праздник, придуманный для развлечения, и лишь предпраздничная суета и хлопоты, связанные с застольем и подарками для близких, поднимают настроение, и надежда на лучшее будущее теплится в душе, разгораясь с большей силой именно в эти дни. С возрастом жизнь всё больше становтся похожей на борьбу, и ты понимаешь, что на самом деле новогодняя ночь - это рубеж, время когда оглядываешься назад, вспоминая родных, близких, любимых авторов или артистов, не достигнувших этого рубежа, ушедших навсегда, и с каждым годом их становится всё больше.
Сеня Бубенцов ещё молод, и мысли его до всяких рубежей пока не дошли, поэтому он наслаждается весёлыми новогодними приключениями.


Арсений Бубенцов вернулся домой под утро. Их охранное предприятие устроило для сотрудников корпоратив в том самом клубе, который они обычно обслуживали.
Для своих ребят выделили столы в общем зале, и они быстро слились с шумной весёлой толпой остальных посетителей. Гудели почти до утра. Праздничная новогодняя программа со стриптизом и танцпол с полуголыми танцорами для разогрева публики обеспечили приподнятое настроение. Они не заметили, как пролетело время.

Дома жена Бубенцова - Ирка - устроила ему разнос и истерику. Голова Сени сильно гудела от употреблённого спиртного, и дополнительный источник звука действовал ему на нервы не хуже отбойного молотка. Он в сердцах долбанул кулаком прямо мимо Иркиной орущей рожи в дверной косяк, только чтобы она испугалась и наконец заткнулась. Она стихла. Видимо перекошенная звериная морда Сени ничего хорошего ей не предвещала, поэтому Ирка подхватила на руки сонного, ничего не понимающего Кирюху и уехала к родителям.

Три года назад, манипулируя ещё не рождённым Кирюхой, Ирка вынудила Сеню жениться на себе и потом каждый раз шантажировала, прикрываясь ребёнком. Бубенцов неплохо зарабатывал, не злоупотреблял пьянками и гулянками, но жена вечно всем была недовольна и пилила его каждый день. В какой-то момент Бубенцов с ужасом стал замечать, что сам себе совершенно не нравится, потому что здоровенный и добродушный Сеня, вернувшийся из армии жизнерадостным и в целом довольным жизнью, постепенно начал превращаться в нервного и злобного зануду, такого же, как его жена.
Вроде у них с Иркой всё есть: квартиру им оставили родители Сени, когда переехали жить на дачу, машину и гараж подарили Иркины родители. Казалось бы - живи да радуйся, но радости почему-то не было. Нудно и муторно жилось ему с Иркой. Развёлся бы давно, да маленький сын - Кирюшка - не отпускал. Обычно в ответ на вопрос, как он любит папу, маленький Кирилл смешно жмурился, обхватывал обеими руками могучую шею отца и прижимался к нему изо всех сил. Примерно так сын удерживал Сеню от развода, словно вцепился крепко-крепко своими маленькими ручонками и не отпускал.

Бубенцов походил по пустой квартире, наслаждаясь тишиной. Сначала он собрал разбросанные сынишкой игрушки, сложил их в нижний ящик комода и прилёг перед телевизором. Вроде не спал всю ночь, а сон никак не шёл. Он встал и подошёл к ёлочке, которую купил и нарядил для мелкого. Включил гирлянду и долго смотрел, как мигают разноцветные лампочки, размышляя о себе, их семье и жизни вообще. Говорят, как Новый год встретишь, так и проведёшь. У Сени сильно болела рука, которой он долбанул о косяк. Выходит, он весь год будет ломать себе кости, получать ушибы и травмы? А вдруг там перелом? Сеня поехал на всякий случай в травмпункт.

Очередь из нескольких человек вызвала в нём почти непреодолимое желание набить всем морды, начиная с сильно орущих и галдящих. Каждый звук раздавался в его голове многоголосым эхом. Казалось, что она распухла и стала такой же большой, как у сопляка, сидящего с правой стороны. Мальчишка в вязанной шапке с ушками, завязанными под подбородком, был явно больным, с огромной головой и глупой блаженной улыбкой.
Маленькая девочка громко тараторила и прыгала на одной ноге из одного конца коридора в другой. Её бабушка, видимо давно привыкшая к повышенной активности внучки, спокойно сидела с левой стороны от Сени. Делать замечание и останавливать поскакушку она не собиралась, и Бубенцову очень сильно хотелось долбануть кулаком по башке сначала внучку, а потом бабку. Он конечно понимал, что не может так поступить, и даже думать об этом неправильно, но молча хотеть долбануть их никто ведь не запретит?
- Девочка! Зачем ты прыгаешь здесь на одной ноге? - недовольно сказал Бубенцов, поджимая ноги и пряча свои чистые ботинки под стул.
Девчонка остановилась и, стоя на одной ноге, ответила скороговоркой, смешно картавя:
- Потому что я упала и другую ногу повредила, а сидеть на месте я не могу, у меня шило в одном месте. Так бабушка говорит, - и она поскакала дальше по коридору, заходя на третий круг.
Когда девчонка скакала мимо него, Бубенцову захотелось подставить ей подножку, чтобы попрыгунья упала и ушибла ещё и здоровую ногу. Тогда она точно не сможет ни скакать, ни мельтешить перед глазами. Нехорошо так думать, но, блядь, эта девчонка как сороконожка, которой оторви по очереди все ножки, и она только потеряет слух, а орать и подпрыгивать всё равно будет.
Бубенцов громко вздохнул и отвернулся в другую сторону. Там, с другой стороны его подпирал мальчишка с большой головой, а дальше сидела его толстая мамаша. У мальчишки было неважное настроение: щёки его пылали, а по лицу он то и дело размазывал то ли слёзы, то ли слюни, а может даже и сопли. Кто его разберёт? У каждого свои тараканы в голове.

Бубенцов представил, какие крупные чёрные тараканы бегают, прыгают и беспрерывно трахаются в этой большущей голове. Он брезгливо поморщился и отвернулся от ненормального мальчишки, уставившись в стену напротив. Стена была увешана плакатами, обучающими первой помощи при различных повреждениях и травмах. Новогодняя мишура, свисающая по краям скучных плакатов, видимо должна была сделать обстановку унылого заведения праздничной.

Рядом с плакатами стояла, подпирая стену, размалёванная девица в короткой юбке и ботфортах на высоченных каблуках. Она постоянно тыркала пальцами в телефон, глупо хихикала и жевала жвачку. Время от времени девица прекращала чавкать и надувала пузыри, которые шумно лопались, и каждый лопнувший пузырь с грохотом взрывался в тяжёлой голове Сени. Ему захотелось навести на девицу курсор и нажать на спусковой крючок, чтобы последовал мощный взрыв, разрывающий её в клочья как пузырь из жвачки.
"Тьфу, опять эта противная агрессия проявилась тёмным чужеродным пятном", - подумал Сеня, глубоко вздохнув.

Поскакушка, наконец, снова допрыгала до идиота, остановилась напротив и показала ему язык. Тот быстро сориентировался, приложил большой палец к носу и поиграл остальными, демонстрируя сопернице своё презрение. Этот ответ показался ему недостаточно адекватным, и он ловко изобразил обезьяну, просунув язык под нижнюю губу и постукивая руками по своей большой голове. Девчонка расплакалась и поскакала обратно к бабке.

Бубенцов одобрительно посмотрел на идиота и даже подмигнул ему.
- Я король! - выкрикнул в ответ мальчишка, при этом он шустро ковырял пальцем в носу и глупо лупал глазами.
- Идиот ты, а не король, самый натуральный дебил, - грубо перебила толстуха, ударяя сына по руке, ковыряющей в носу.
- Нет, я - король! Я - принц Нарнии! - настаивал мальчишка.
- Сейчас как дам по твоей тупой морде, ваше величество! - не выдержала мать, размахивая кулаком перед лицом заплаканного мальчишки. - Заткнись, дурак ненормальный.
Очередь начала возмущаться, наседая на мамашу, оскорбляющую сына-инвалида.
- Да какой он инвалид?! - не выдержала напора толстуха, - он самый обыкновенный дурак, а не инвалид! Вот полюбуйтесь!
И она сорвала с огромной головы сына шапку.
Очередь дружно ахнула, крашенная девица удивлённо присвистнула, а скачущая девчонка восторженно завизжала и радостно захлопала в ладоши.
- Ах, как красиво! - восторгалась девчонка, подпрыгивая на одной ноге.
Яркий свет электрического светильника преломлялся на голове у мальчишки, образуя разноцветное сияние. Там, переливаясь всеми цветами радуги, торчала большая хрустальная чаша, одетая на голову вверх дном. Золотой ободок по краю придавал ей сходство с короной. Пацан глупо лыбился, оглядывая публику.
Девчонка подскочила к мальчишке и постучала руками по хрусталю.
- Я тоже хочу такую! - потребовала она у бабки, не оценившей всей прелести прикола с вазой на голове. Тут из кабинета вышел очередной пациент и бабка с завидной прытью кинулась на приём к врачу, таща за руку упирающуюся внучку.
- Красивая ваза, наверное чешская. Сразу видно, что работа тонкая и хрусталь качественный, прозрачный, иначе не отсвечивал бы такой радугой, - отметила блондинка с забинтованной рукой.
- Вот, нацепил, болван такой, и застрял, - объясняла толстуха своим недавним обвинителям. Очередь сразу притихла.
- Так зачем вы его сюда притащили? - удивился Бубенцов, пытаясь повернуть хрустальную вазу вокруг головы. - Нет, ничего не выйдет. Прочно состыкована. Вам надо было голову сунуть под тёплую воду с шампунем, ваза сама бы соскользнула.
- Вы думаете получится?
- Ага. А хирург вам ничем не поможет, скорее всего - отправит в МЧС.
- Спасибо. Мы лучше попробуем шампунем снять, и как я сама не догадалась? Растерялась наверное, - толстуха нахлобучила на вазу шапку и потащила сына за руку на выход. Когда они проходили мимо, Бубенцов подмигнул мальчишке и посоветовал:
- В следующий раз ещё лампочку в рот запихай, тоже очень старый прикол. Ваще отпад получится.

Врачу в тот предновогодний день видимо очень хотелось поскорее избавиться от пациентов, он вёл приём без перерывов и перекуров. Хирург оказался толковым мужиком и с первого взгляда определял предполагаемый диагноз, потом отправлял на рентген в соседний кабинет и диагноз у всех подтверждался. У Бубенцова переломов или вывихов не было, просто сильный ушиб. Он вздохнул с облегчением и направился домой.

Пока Сеня добирался домой, рассуждал, анализируя свои эмоции. Ну, вот с чего он так нервничал и злился на людей в очереди. Им похер, они даже не знают, какие мысли крутились у него в голове, а вот Сене самому неприятны его эмоции и чувства. Наверное Иркина злоба всё-таки заразная. Раньше он таким не был. Но ведь эмоции не поддаются контролю. Вот зародится какая-то эмоция, и ты никак не можешь запретить ей зародиться, а она потом превращается в чувство. Единственное, что можешь - это правильно реагировать и сдерживать себя в последующих мыслях и поступках.

Сеня где-то вычитал про квантовый подход в психологии, который как философский камень превращает любого из грязи в золото.*

Теоретически Сеня всё понимал, а вот практически у него с квантовой психологией пока не очень получалось. С Иркой из него скорее выйдет неплохой философ.

Вернулся домой Бубенцов уже под вечер. Выставил из холодильника закуски, которые жена успела приготовить к Новому году, достал водку, присел на мягкий уголок там же на кухне и приступил к самолечению. Он успел выпить холодной водочки, закусить селёдкой под шубой и винегретом, и только-только потянулся к корытцу с оливьешкой, как в дверь позвонили.
"Наверное Ирка вернулась", - подумал Сеня, откусывая на ходу солёный огурец. Он так и открыл дверь с огурцом во рту. На пороге стояла размалёванная как атомная война Снегурочка. Высокая, стройная и статная. Наверное, если смыть вульгарный грим с тёмными тенями и розовыми щеками, из неё получится классная девчонка. Было в этой Снегурочке что-то такое неописуемое, но сильно притягательное, а может Сене так показалось, потому что он успел полечить голову, и она перестала гудеть.

- Здесь проживает Кирилл Бубенцов? - спросила Снегурка, уверенно отстраняя Сеню. Она смело прошла в сапогах на высоких каблуках прямо в зал и продолжила безапелляционным тоном:
- Нам надо поздравить ребёнка и вручить подарок. Вы в заявке папаша.
- Какой заявке? - не понял Бубенцов.
- Руководитель вашего предприятия оплатил услугу и выдал список с адресами. Сегодня с утра мотались по всему городу с Дедом Морозом.
- Ясно. А где же Дед Мороз? Уже набрался?
- Бинго! Как угадал? Ишь, какой ты, Бубенцов, сообразительный, - Снегурочка заигрывающе стрельнула глазками. - Так и есть, перебрал дед, спит теперь в машине непробудным сном. Достался же мне мужик в пару: день работает на износ, потом день отходит от выпитого.
- Ну, хорошо, моя Ирка с ребёнком сбежала к родителям. Нет их сейчас дома, а как же ты другим детям объяснишь отсутствие Деда Мороза?
- Так он, блядь такая, сейчас только отрубился, весь день пел и плясал как заведённый. Отработал вахту добросовестно, но в каждой квартире пришлось принять по рюмочке, вот он и вырубился под конец. А я не пью на работе. Совсем. Так проще. И остались у меня по списку только вы и ещё Федорцовы. Они тут совсем неподалёку живут. Давайте, я оставлю вам ваш сладкий подарок и к ним метнусь.

Её низкий грудной голос завораживал. Таким хорошо петь романсы под гитару. Бубенцов ещё раз внимательно присмотрелся к Снегурочке, и что-то торкнуло у него в груди: ну, не мог он её отпустить просто так. То ли день выдался поганый с утра, то ли он по инерции продолжал буянить, но Сеня встал в позу и потребовал представления.
- Так, я сейчас не понял: вам заплатили за праздничное представление? - спросил он и тут же ответил: - Заплатили. А есть дети или нет - вас вообще не касается. Давай валяй, показывай свой стриптиз!
- Ты чё, мужик, серьёзно? - растянула крашеные губы в кривой усмешке Снегурочка.
- Ага, серьёзнее не бывает, - невозмутимый Бубенцов развалился на диване, устраиваясь поудобнее, подкладывая под бок пару подушек.
- Ну, ладно, мужик, ты сам напросился, отработаю полный номер, правда без Деда Мороза, но его отсутствие ты как-нибудь переживёшь, не маленький, - сказала Снегурка и понесла пургу, какую обычно рассказывают детям: про северных оленей, про сани с бубенчиками и зверушек, которых они с дедом повстречали в глухом лесу пока добирались.

Пока Снегурка рассказывала свои сказки, Бубенцов смотрел на неё не отрываясь и никак не мог наглядеться, ощущая приятное тепло и негу, которые разливались по всему телу от её грудного голоса. Странно, обычно его раздражали размалёванные глупые девицы, ну, не любил он вульгарных дешёвок, а тут просто глаз не мог оторвать и грубый макияж его не раздражал. Он бы всю жизнь лежал вот так и наслаждался созерцанием этой Снегурки.
- Теперь давай, мальчик, становись на табурет, и если тебе повезёт, и он тебя выдержит, будешь читать стихи. Только не вздумай мямлить, словно у тебя каша во рту, читай громко и с выражением.
- У меня нет табурета, - растерянно заявил Сеня, подходя вплотную к Снегурочке. Высокая и статная Снегурочка на каблуках была с ним одного роста, и Сеня не мог оторвать взгляда от густо накрашенных серых глаз напротив.
- А в кухне? - она отстранилась и встала подальше на приличном расстоянии.
- Мягкий кожаный уголок.
- Куркуль, - заявила Снегурочка, - ну, хорошо, не читай стихи, рассказывай подробно, как ты себя вёл весь год. Только хорошие мальчики получают подарки Деда Мороза, плохих мы нещадно сечём ремнём по голой заднице.

Она окинула здоровенного Бубенцова плотоядным взглядом и тот сразу сжал ягодицы и втянул живот, чтобы выглядеть стройнее. Он подошёл к ней бочком с втянутым животом, сгрёб в охапку и поцеловал в губы:
- Я весь год вёл себя очень плохо и заслужил хорошую порку. Да ладно тебе, давай, сразу перейдём к стриптизу.
Снегурка привычным движением залепила Бубенцову звонкую пощёчину и отпихнула на диван. Потом двумя руками приподняла вверх свои высокие груди, поправила шапочку и заявила:
- Во-первых, я тебе не давалка по вызову, а во-вторых, мне ещё на последний адрес надо ехать. Там трое детей у них, и родители могут пожаловаться. Если смотаемся вместе, и ты сыграешь роль Деда Мороза, я может быть потом тебя и приласкаю.
- Федорцовы, говоришь, остались в списке? Этот гнус точно пожалуется, - заметил Сеня, - он - та ещё сволочь, никогда не упустит случая нагадить.

Сене было скучно сидеть дома одному в предновогоднюю ночь, поэтому он согласился на предложение Снегурки прокатиться в крысиную нору. Почему бы не поехать? Можно будет развеяться, окунуться в предпраздничную суету и немного постебаться над гнилым Федорцовым.
- Хорошо, согласен. Сейчас выпьем по рюмашке, познакомимся и поедем в эту нехорошую квартиру, - он повёл Снегурку в кухню к накрытому столу.
- Давай сразу на брудершафт, - сказал он разливая водку по рюмкам.
- Я вообще-то не пью на работе, но раз адрес остался последний и ты согласился нас выручить - выпью.
- Меня Арсений зовут. Фамилию ты знаешь, где работаю тоже знаешь, 29 лет, женат, хотя можно сказать, не очень-то и женат, почти свободен. А тебя как зовут, прекрасная незнакомка? - он взял её за руку. Кисти у неё были немного грубоватые и довольно-таки крупные, но всё равно гармоничные и складные. Запястье украшал замысловатый браслет со свисающими на цепочках сердечками с прозрачными камешками. Бубенцов поднёс к губам изящно выгнутую кисть. Поцеловал. Нежный едва уловимый аромат. Наверное она надушила запястья. На среднем пальце блеснуло колечко с голубым прозрачным камешком. Он зачем-то поцеловал и кольцо прямо в камень. Посмотрел ей в глаза такого же цвета как и камень.
- Подарок бывшего, - сказала она безразличным голосом. - Можешь называть меня Олей. Я ещё учусь в универе, а новогодние представления - это подработка - денежку на учёбу откладываю. Пришлось сачковать в универе целую неделю, ну, да ничего, я потом по лекциям наверстаю. Статус - нахожусь в свободном поиске.
- Дашь?
- Ну, а почему бы и не дать? Если осмелишься. Может ты сам не захочешь. Жизнь такая штука, Сеня, не знаешь какой стороной повернётся - передом или задом. Вот ты как предпочитаешь?
- Передом, конечно. Постой, ты это о чём?
Она рассмеялась, показывая ровные белые зубы, и схватила рюмки, которые Бубенцов наполнил водкой. Выпили на брудершафт и он тут же жадно припал к губам Оли вместо закуски. Губы у неё были нежные, упругие, но поцеловать себя глубоко она не дала, отстранилась. А Сеня уже завёлся, у него в штанах всё налилось соками, и он собирался завалить её прямо там, на кухонном диванчике. Что за шарм такой загадочный в этой Снегурке? Вроде черты лица грубоватые и миловидности ей не хватает, какая-то угловатость и резкость в движениях, а тянет его к ней словно магнитом.
- Делу время, дорогой, а потехе час, может даже целая ночь. Можно, не смыкая глаз, до утра потешаться, - сказала она многообещающе, загадочно подмигнув густо накрашенным глазом - но только после работы.
Они спустились к машине. Дед Мороз сладко спал, поджав ноги, на заднем сидении. Снегурочка залезла по пояс в машину и раздела орущего, сопротивляющегося Деда Мороза, под халатом которого оказался спортивный костюм. Бубенцов нацепил на себя красный халат с белой опушкой, длинную белую бороду на резинке и очки с большим красным носом и пушистыми седыми усами. Весь реквизит был простым и удобным.

Федорцовы действительно жили совсем близко - через три дома. А он и не знал. Пока поднимались по ступенькам на третий этаж, Бубенцов несколько раз ущипнул Снегурочку за тугую круглую задницу, а потом перед дверью Федорцовых прижал её к стене и поцеловал по-настоящему страстно. Она не сопротивлялась. После поцелуя вытерла губы тыльной стороной ладони, поправила парик с длинной светлой косой, одёрнула одежду и повела его под руку в последнюю квартиру.
Олега Федорцова на работе не любили, никто не хотел выходить с ним в паре на дежурства из-за его сволочного характера и занудства. Бывают такие характерные злодеи, которые только и делают, что ищут повод донести начальству о косяках или недоработках своих коллег. В разведку с ним никто бы не пошёл, а споткнись Олежек случайно - ни один человек из всего коллектива не протянул бы ему руку, только под зад с удовольствием пнули бы, и не один раз.
Сейчас они стояли в зале этого гнилого Федорцова перед мигающей огнями ёлкой, и всё его семейство не мигая смотрело на них. Сеня понимал, что поступать подленько нехорошо даже со злодеями. Ясно, что нехорошо, но зато как приятно!
- Я буду задавать вопросы, а вы отвечать на них, - объяснял игру Дед Мороз, - и потом я скажу правда это или ложь. Например, изменял ли ты жене, крысил ли от неё премиальные или закладывал ли своих коллег начальству?
- Постой, постой! Что за нахрен тут происходит? И кто утверждал вам программу? - вскочил с дивана Олег.
- Ну не хочешь играть в эту игру, будем играть в "холодно - тепло - горячо", - сказал Дед Мороз и повёл жену Федорцова в туалет. Там он своими подсказками навёл её на заначку, спрятанную за стояком, расположенном в самом углу. О своей заначке за трубой подвыпивший Олег поделился только вчера на корпоративе, когда они всем отделом дымили в курилке. Ребята тогда посмеялись над запасливой крысой, а сегодня Сеня отомстил за всех сотрудников. Развернув газету и пакет, жена Федорцова обнаружила крупную сумму, которую муж скрывал от семьи, пополняя заначку несколько лет.
- Ну, спасибо тебе, Дедушка Мороз, за такой шикарный подарок! - поклонилась в пояс деду жена Федорцова, потом она с силой толкнула мужа в грудь и прошипела: - А с тобой мы позже поговорим.
- Еби твою мать, дед! Ты вообще кто такой? - накинулся Олег на Деда Мороза и схватил его за грудки.
- Ты пиздёжь свой попридержи, на нас всё-таки дети смотрят, - процедил сквозь зубы Бубенцов. Отрывая руки озлобленного Олега от своего халата, он незаметно вмазал ему под дых и тут же лучезарно заулыбался смотрящим на них детям. Федорцов закашлялся и присел отдохнуть на унитаз. Дети ничего не поняли.

Потом две Олеговны по очереди рассказали стишки и получили свои подарки. Лопоухий Федорцов-младший декламировать стихи наотрез отказался, зато лихо сплясал лезгинку, разбрасывая в стороны руки и ноги. Когда малыш подпрыгивал, сквозь тонкие трикотажные штанишки был виден его писюн, смешно мотыляющийся то из стороны в сторону, то вверх-вниз, в зависимости от движений танцора.
Дед Мороз от души рассмеялся, вручил танцору подарок и начал проталкиваться на выход, вытирая выступившие от смеха слёзы.
- Это что такое? - злобно спросил жену Федорцов-старший. - Я тебя - дуру - спрашиваю, где он этому научился?! Вернее - кто!? Кто его научил? Киря, а ну, отвечай: кто тебя научил так танцевать?
- Дядя Рустам научил. Он добрый. Сначала он нам кран починил, потом они с мамой закрылись в спальне и долго чинили кровать, а я в его телефоне играл, у него там все игры лёгкие, - Федорцов-младший смешно нахваливал дядю Рустама, который оказывается за последнее время приходил к ним несколько раз и, каждый раз, закрываясь с мамой в спальне, чинил там телефоны, телевизор и компьютер, несмотря на то, что вся эта техника была новой.
- Гы-гы-гы, - глупо заржал Дед Мороз.
В семье Федорцовых назревала нешуточная ссора, а может и драка. Дед Мороз не выдержал накала страстей, тюкнул посохом о паркет в последний раз и поспешил к входной двери, за которой уже скрылась Снегурка. Сеня знал, что поступил плохо, и что нехорошо радоваться чужим склокам и скандалам. Хер с ней, с этой квантовой психологией. Он поступил плохо, но ему всё равно хорошо. И если подумать: что он такого плохого сделал? Вернул деньги, которые Олег крысил от семьи? Так, это наоборот - благородный поступок. А то, что вышел скандал вовсе не Бубенцова вина, это лопоухий Федорцов-младший совсем неожиданно сделал его вечер.

Снегурка сидела на ступеньках закинув ногу на ногу и курила. Бубенцов опустился рядом и прикурил, пуская дым ей в лицо:
- А ты не охуела часом, внученька? Кто из нас должен отрабатывать заявку? И потом, ты обещала скрасить моё одиночество, - сказал Бубенцов прижимаясь к Снегурке.
- Мне показалось, у тебя свои счёты с этим многодетным оленем. Вот я и не стала мешать твоей игре. Хороший спектакль получился - как по нотам. Насладился холодным блюдом? Ну и как, Сеня, сладко тебе?
- Ещё как сладко. Тебя мне послала сама Вселенная в тот самый момент, когда было слишком горько. Теперь я смотрю на тебя, и у меня всё внутри переворачивается, моя сладкая конфетка, - пошло подлизался Бубенцов.

Что за прелесть скрывается за этим грубым аляпистым макияжем? Сейчас он вскроет эту матрёшку и узнает, какая она настоящая внутри. Он полез грубо лапать её за упругие высокие груди и раздевать прямо там - на ступеньках под дверью Федорцова.
- Знаешь, - шептал он целуя её повсюду, - у меня ведь две макушки, это значит, что я обязательно женюсь ещё раз. Примета есть такая. Придём домой - я тебе их покажу. Ты же не думаешь, что мы просто так встретились?
- Ух, ты прямо с козырей зашёл! И много дур купилось на две твои макушки? Ну, замуж я пока не собираюсь, а насчёт продолжения банкета я совсем не против, тем более закуски на твоём столе мне очень даже понравились. Одной встречать Новый год в пустой общаге не очень-то хочется. Все ведь разъехались по домам на праздники, а я с этими заявками по корпоративам, да по квартирам уже неделю мотаюсь как угорелая. Погоди, не спеши, ну, не здесь же, - она отпихнула от себя нетерпеливого Сеню и побежала вниз по ступенькам, ловко балансируя на высоких каблуках: - Две макушки - это круто, конечно, я обязательно посмотрю на них, раз тебе больше нечего показать юной деве.

На втором этаже шумно провожали старый год. Несколько мужиков в подпитии курили на площадке. Когда Снегурочка проходила мимо них, один хорошо поддатый краснорожий мужик молча облапал её задницу и попытался зажать в угол. Она быстро сгруппировалась, подобрала подол и долбанула его носком сапога прямо по яйцам. Краснорожий мужик вскрикнул, согнувшись пополам, а его собутыльники тут же подхватили Снегурочку под руки и потащили к себе в квартиру.
- В чём дело, дамы? Есть вопросы? Так я сейчас по рации наряд вызову, - грозно предложил Бубенцов, одновременно перехватывая по-боевому тяжёлый посох. Мужики тут же стушевались и отпустили брыкающуюся Снегурку. Когда они гуськом вваливались в свою квартиру, Сеня напоследок ткнул последнего драпающего остриём посоха прямо в зад. Тот взвился, упал на впереди идущего и завалил в узком тёмном коридоре всю шаткую вереницу нетрезвых Дон Жуанов.
- А ты оказывается настоящий мачо, с тобой ничего не страшно, - промурлыкала Оля, прижимаясь к здоровенному Бубенцову.
- Ага, красный плащ спешит на помощь, - Сене было легко и весело с этой Снегуркой, и ещё приятно чувствовать себя настоящим мужиком, на которого смотрят с благодарностью и обожанием.

Они спустились к машине, поддерживая друг друга под ручку уже почти друзьями. Штатный Дед Мороз громко храпел на заднем сидении, накрывшись дублёнкой. Его не стали тревожить. Поехали обратно и сразу поднялись к Бубенцову на кухню к праздничному столу.
- Надо жить так, чтобы было легко и удобно. Зачем таскать всю эту посуду в зал? Устроимся прямо здесь, тут у нас и переносной телевизор есть, - предложил Бубенцов, доставая из холодильника ветчину, колбаски и разные мясные копчёности, потом он поставил в микроволновку курицу, ранее запечённую Иркой в духовке до золотистой корочки.

Снегурочка жрала как не в себя, и Сене было приятно смотреть на то, как она аппетитно ест, аккуратно вытирая салфеткой губы. Хотя после травмпункта Бубенцов успел хорошенько выпить и закусить, он тоже разошёлся и начал поглощать салатики и закуски наперегонки с гостьей. Всем знаком этот Новогодний жор, когда ешь и ешь как гусеница без конца. И куда только все эти блюда помещаются? Они выпили, покушали и устроились на диванчике смотреть телевизор, заедая старые российские комедии фруктами. Оля положила голову Бубенцову на грудь, и его большие руки без устали гуляли по её плечам, груди и бёдрам, а когда полезли под трусики, Сеня вздрогнул.
- Ой! - вырвалось у Бубенцова. Он отдёрнул руку и внимательно вгляделся в глаза Снегурки.
Вы, наверное, давно уже догадались, что Снегурочка была с пикантным сюрпризом? Ну, как же, столько подсказок дано по тексту. А вот для подвыпившего Бубенцова оказалось большой неожиданностью обнаружить в трусиках Оли крепкий эрегированный член.
- Опаньки! В Новый год случаются чудеса, Сенечка, - рассмеялась она с его озадаченной рожи, - была Олей, стала Толей. Фокус-покус такой праздничный. Тебя что-то не устраивает, пупсик?
- Па-па-пачему же не устраивает? Я совсем не против, - сказал Сеня, пытаясь скрыть свою растерянность, - ты же не собираешься меня трахнуть на моём собственном диване? Нет? Тогда я очень даже не против, я очень-очень не против. Скажу больше - я очень даже "за"!
- А у тебя было уже когда-нибудь с парнями?
- Ну да, в армии было, и не раз. Только предупреждаю: я всегда был сверху, моё очко не подлежит распечатке.
- Ладно-ладно, понял я уже, что ты был активистом - отличником боевой и политической подготовки. Я схожу в душ, если ты очень-очень не против?

Толик пошёл в ванную. Там он быстро нашёл на стеклянной полочке с разнообразной косметикой средства для снятия туши и макияжа.
"Наверное его Ирки, - сообразил Толик и начал аккуратно снимать косметику с лица, смачивая ватные шарики в найденных на полочке средствах, - эта зануда не обеднеет, если я воспользуюсь ими всего один разочек".
Пока он смотрел на собственное отражение в зеркале, заметил подглядывающего за ним из-за полуоткрытой двери Сеню. Толик сделал вид, что не видит его и продолжил приводить себя в порядок: снял парик с русой косой и отпустил резинку, стягивающую его длинные каштановые волосы, помотал ими из стороны в сторону, придавая объём и пышность, потом избавился от одежды и остался в чёрном нижнем белье - кружевных трусиках, бюстгальтере и комбинации на тоненьких бретельках.
На его стройных длинных ногах блестели и переливались чулки с лайкрой и кружевными резинками на бёдрах. Толик не стал торопиться и снимать их сразу, а прошёлся перед зеркалом, играя бёдрами и что-то напевая себе под нос. Потом наклонился и принялся изящно спускать чулки вниз, выпячивая в сторону Бубенцова свою тугую попку, обтянутую чёрными гипюровыми трусиками.

Рожа Бубенцова была хорошо видна в зеркале и выражала максимум удовольствия и восторга. Хозяин рожи продолжал прятаться, наивно полагая, что его не засекли. На некоторое время он скрывался за дверью, но потом его любопытная рожа появлялась снова и с каждым разом всё ниже и ниже. Видимо Бубенцов встал на четвереньки, боясь быть обнаруженным.
Ухмыльнувшись, Толик снял с себя короткую кружевную комбинацию и бросил её куда-то в сторону стиралки, потом не спеша прошёлся босыми ногами по пластиковой зелёной травке, распевая блатные куплеты, поворачиваясь перед зеркалом. При этом он всё время крутил задницей, обтянутой гипюровыми трусиками и поводил плечами. Изумлённая рожа Бубенцова опустилась ещё ниже, до уровня собаки.
Толик завёл руки за спину, выгнулся и расстегнул бюстгальтер с накладными грудями. Поглаживая свою гладко выбритую грудь с маленькими аккуратными сосками, небрежно запустил бюстгальтер в сторону Сени, и тот быстро спрятался за дверью. Большая волосатая рука потянулась за кружевным лифчиком с вставленными в чашечки силиконовыми сиськами, быстро схватила его и утащила за дверь.
- Упс! - сказал Толик и ухмыльнулся.

Бубенцов сидел на полу за дверью, прижавшись спиной к стене и внимательно рассматривал, ощупывал и обнюхивал необычный сиськатый лифчик. Добыча будоражила и возбуждала его. Ни одна Иркина тряпка до сих пор так не интересовала Сеню. Почему его буквально колотит от вида и запаха этого кружевного лифчика? Он прислонился к стене и закрыл глаза.
"Блядь! Что это за хуйня со мной происходит? И почему этот ёбаный Толик возбуждает меня сильнее любой самой красивой и сексуальной девчонки? Твою ж мать! Неужели я тоже пидор?! - мысли в голове Бубенцова бешено возникали и суматошно носились, наскакивая одна на другую. - Как жить-то теперь дальше с этой внезапно открывшейся истиной? Тут никакой квантовый метод не поможет".

Через некоторое время его любопытная рожа опять появилась в дверном проёме уже на уровне кота, подглядывающего за хозяйкой, осторожно подползая на мягких кошачьих лапах, задирая зад.
- Да ладно тебе, пупсик, ты уже совсем лёг на пол. Куда дальше опускаться? Выходи уже, поможешь мне снять трусики, - сказал Толик небрежно, словно они были знакомы сто лет. Он гладил себя по груди, шее, медленно опускал ладошки по бокам и бёдрам. Все движения Толика были замедленными и сексуальными, как в порнушке. Его пальцы скользили по гладко выбритому телу, ласкали, соблазняли.

Бубенцов резко вскочил и вывалился из своего укрытия. Он прошёл в собственную ванную, стесняясь и краснея как школьник. И куда подевалась его озлобленность и агрессия с которыми он боролся в последнее время?
- А зарделся-то как! Если бы я не знал, что у тебя есть жена и ребёнок, то, глядя на твою растерянную физиономию, подумал бы, что это твой первый сексуальный опыт. Ну, давай уже, медведь, сделай хоть что-нибудь, я замучился тебя ждать, - он подошёл к Сене вплотную и положил руки на широкие накачанные плечи. От этого прикосновения Бубенцов мелко задрожал, словно его ударило током. Они были почти одного роста: Сеня - крепкий, мускулистый и волосатый, и Толик - стройный, утончённый и гладкий. Крупный крепкий член прижался к восставшей плоти Бубенцова.
- Ты что, повсюду выбриваешься? Нежный такой. Моя Ирка погрубее тебя будет! - прошептал Бубенцов, принюхиваясь к Толику, поглаживая его по плечам и груди. Тот самодовольно ухмыльнулся и глаза его сразу засияли загадочным светом. Они у него необычные, какие-то тёплые, цветные и лучистые. Их цвет сразу не определишь: вроде серо-голубые, а вокруг зрачков коричневые искорки разворачиваются лепестками.
- Без грима ты симпатичный. И у тебя необычные глаза, будто цветы махровые на радужке нарисованы. Ты вообще весь необычный и очень красивый, - Бубенцов робко коснулся рукой лица Толика, нежно погладил скулу, потом жадно припал к его губам и поиграл с нижней губой. Когда раздвинул языком упругие губы, Толик сразу впустил его и начал активно отвечать на ласку. Руки Бубенцова сами собой скользнули по тонкой длинной талии к кружевным трусикам, оттянули эластичный гипюр и несмело ощупали большую окрепшую плоть.
- Ух, ты, какой богатырь! - вырвался у Бубенцова возглас восхищения.
Глаза Толика засмеялись, искрясь серо-голубым светом, а тонкие губы стали шептать милые пошлости прямо в ухо, касаясь, щекоча и ещё больше возбуждая напряженного Сеню.
- Да расслабься ты, я не кусаюсь. Ты мне сразу понравился, как только открыл дверь, так я и понял, что пропал: очень уж сексуально ты заталкивал себе в рот огурец, ну и сам к тому же здоровенный, а я таких амбалов люблю. Я от медведей сразу впадаю в транс, и делай со мной что хочешь. Пойдём, пупсик, под душ, я потру тебе спинку.
- Ну уж, нет! Лучше я тебе потру, - многозначительно ответил Сеня.

Когда они вместе принимали душ, помогая друг другу, Бубенцов прижал Толика к стенке, пытаясь овладеть им там же, но тот вдруг закапризничал и сказал, что не хочет встречать Новый год в ванной. Возбуждённый до предела Бубенцов понёс свою добычу на руках в спальню, и там они успели потрахаться под бой курантов и грохот праздничного салюта.
- Ну, и что теперь, - растерянно сказал Бубенцов сразу после их первого секса. На улице ещё продолжали кричать и взрывать петарды.
- А ничего, - равнодушно ответил Толик и потянулся за сигаретами.
Они долго курили молча.

"В конце концов, ничего ужасного не произошло, - подумал Бубенцов, - тем более, что это я его натянул, а не он меня. Так что, действительно - ничего. Ничего. Ничего хорошего. Нет, ему было обалденно хорошо с Толиком. Он переспал с парнем, получил удовольствие, но так и не узнал, с чего они все так орут как кошки, когда их шпилят в зад".
- Толян, ты можешь описать с чего вы все так орёте? Ну, ты сейчас прикусывал губы, стонал и орал как мартовский кот, когда я пялил тебя. Что ты чувствовал? Ну, там?
Толик театрально засмеялся:
- Ну, как бы тебе это описать доступно? Может лучше наглядно показать?
- Как это наглядно?
- Знаешь Сеня поговорку: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать?
- Ну?
- В сексе лучше один раз попробовать, чем сто раз увидеть или услышать. Что может быть проще?
Сеня молча закурил новую сигарету.
- Ты чё, боишься?
- Хэ зэ. Просто сомневаюсь: хочу я этого или нет.
- Дурашка! В жизни всё надо попробовать хотя бы один раз. Неужели тебе не хочется самому поорать как мартовский кот, а?
Бубенцов задумался. Толяна он почему-то не стеснялся, с ним Сеня чувствовал себя совсем как в армейке, где все сослуживцы звали его Буба, и всё было просто и понятно. Там ему было похер на всякие условности, и секс с мужиком не казался чем-то из ряда вон выходящим. Были там мальчики, сами хотевшие секса снизу, и Буба уже в армии, насмотревшись на своих партнёров, задумывался об ощущениях нижнего, но сам попробовать не решался: почему-то считал, что после этого он опустится на более низкий уровень. Он же не давалка какая-то в конце концов?!
В армии Бубе не нужно было каждый раз фиксировать внимание на своих эмоциях и мыслях, потому что там негатива не возникало. Порой было очень трудно, особенно во время прыжков с парашютом в полном боевом снаряжении с последующим марш-броском, когда нужно уложиться в норматив по времени. Физические трудности - ничего по сравнению с моральными.
На гражданке с Иркой он познал моральные трудности во всей их красе, и для Бубы они стали неразрешимой проблемой. Ему бы по-хорошему развестись с женой, да сынишка не отпускал. От всего этого в голове у Сени постоянно обитал когнитивный диссонанс. А с Толиком он почувствовал себя как в армейке - настолько цельным и добротным, что любой негатив отскочил бы от него как от стенки горох, не проникая внутрь, туда, где всё радовалось и ликовало, когда этот парнишка был рядом с ним.
- Знаешь, Толик, какая у меня была кликуха в армейке?
- Бубен? Медведь?
- Нет. Это в школе я был Бубенчик, а в армии все звали меня Буба. Ты тоже можешь. И теперь, как порядочный человек, я должен, - начал Буба, но Толик не дал договорить.
- Ты теперь должен на мне жениться. Фамилию менять не стану. Я - Воробьёв, и в универе меня все зовут Джеком или Воробьём, но раз я узнал твой секретный позывной, открою тебе и свой - Муля. В детстве так меня бабуля называла. Для домашних я так и остался Мулей, теперь ты тоже можешь звать меня так.
- Муля? Как это мило! - погладил Сеня Толика по лицу, поцеловал в веки, затем в нос и губы, а потом совершенно серьёзным тоном добавил: - Тебе идёт. Но почему именно Муля?
- Мелким меня часто сплавляли бабуле. Я очень любил цеплять на себя её дорогие шмотки, меха, туфли на каблуках и дорогую косметику на себя изводил. Обсыплюсь пудрой, губы размазюкаю поярче, обрызгаюсь весь с ног до головы Климой и хожу благоухаю, как блядь последняя. Бабуле всё это, конечно, не нравилось. Бить не била, но вечно ныла: "Муля! Не нервируй меня!" Потом и все остальные домашние тоже стали звать меня Мулей, наверное, потому что я с детства был такой ходячей калякой-малякой. Сейчас они все всё знают, и представляешь, Буба, хоть бы кто возмутился или наорал. Всем похер. Все образованные, интеллигентные, толерантные, и каждый занят собой, а на меня им просто насрать. Ну, обитает в доме фрик один с нетрадиционным складом ума и ориентацией. А я разозлился и съехал от них в общагу. Хочу сам чего-то достичь. Сам. Понимаешь?
- Понимаю. Чего не понять? Самодостаточный. Знаешь, а тебе идёт всё такое дамское, Муля. И как порядочный человек я хочу... Нет, молчи! Не жениться. Я хочу, чтобы ты тоже меня выебал. Так будет по-честному и справедливо. Выебешь, Муля?
- Ну, а чего бы не выебать? Оттрахаю добросовестно, но... - Муля недоверчиво покосился на Бубенцова, окинул взглядом его татуировки по волосатой груди, запястьям и плечам. Муля был уни-пассом, поэтому технически проблем возникнуть не должно. Просто он никогда ещё не пялил такого здоровенного волосатого мужика, тем более бывшего вэдэвэшника.
- Я себя чувствую, как в каком-то кошмарном сне, - сказал Муля, манерно растягивая слова, - фонтана только не хватает и парочки ментов с дубинками. Буба, а ты не мог бы для полноты картины нацепить тельняшку?

На следующий день Буба проснулся ближе к обеду от холода. Он лежал в своей кровати в позе эмбриона с поджатыми ногами, голой ноющей задницей, но зато в тельняшке. Рядом с ним, замотавшись в одеяло как в кокон, сладко посапывал Муля. Бубенцов довольно хмыкнул и чмокнул его в нос. Муля - зараза такая обалденная - воспользовался моментом, когда его организм был ослаблен алкоголем и стрессом, подсластил собой горечь одиночества.
С Мулей Бубенцов мог не фиксировать свои мысли и эмоции, с ним он становился прежним добродушным здоровяком. Толик заставил его напрочь забыть о своей агрессии и злобе. Сеня вообще обо всём на свете забыл, и квантовый метод тоже полетел коту под хвост. А нахрен он нужен, если и так всё хорошо? Этому обаятельному парнишке удалось за одну ночь всё перевернуть в его голове, а может не только в голове, но и в жизни? Говорят, как Новый год встретишь, так его и проведёшь...


*Стивен Волински перенёс законы квантовой физики на сознание. Правда до него все фундаментальные открытия в области нейропсихологии сделал Дэвид Бом, а ещё раньше краеугольный камень в науку по изучению и совершенствованию сознания заложили, сами того не подозревая, Эйнштейн и Юнг. Эйнштейн утверждал, что "всё есть пустота, а форма - это сгусток пустоты; любую форму можно преобразовать и вернуть в пустоту". Если научиться воспринимать мысли и эмоции как энергию, то их можно трансформировать, потому что принцип неопределённости (суперпозиции) В.Гейзенберга из квантовой физики действует также и в области сознания: наблюдатель сам творит свою реальность. Поэтому не следует огорчаться приходу несовершенных эмоций и мыслей, так как это естественный процесс для несовершенного мира. Просто нужно каждый раз ловить себя на своих эмоциях и мыслях, фиксировать их и осознанно отказываться от негатива, раз за разом освобождаясь от него, тогда со временем такие эмоции и мысли вообще перестанут приходить. Юнг первым открыл, что "в самой интенсивности энергии возбуждения заключается ценность - это энергия, которую можно трансформировать".
Вам понравилось? +12

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

2 комментария

+ -
+3
Карим Даламанов Офлайн 7 января 2023 16:13
В рассказе, который я прочёл не без удовольствия, есть два весомых недочёта. Во-первых, эпизод в травмпункте никак не работает на развитие сюжета. Такое ощущение, будто автор включил его просто, "потому что прикольно": тут вам и девочка на одной ноге, и парень-"дебил", надевший стеклянную миску на голову, которая застряла (во что, к слову, не очень-то верится), и какая-то неясная фифа с телефоном. Ну, тогда главному герою хотя бы должны были перелом диагностировать. Но нет! Тогда ради чего довольно пространная сцена? Режиссёр сказал бы: резать к чёртовой матери! И был бы абсолютно прав. И второе: ну отчего автор так недооценивает смекалку читателя и "кладёт ему в рот" разгадку снегурочки-кросдрессера (простите за англицизм)? Без этого "костыля" можно и нужно было обойтись! В конце концов, те, кто, мало ли, не догадались, были бы больше эпатированы.
+ -
+4
HERR PETER Офлайн 7 января 2023 18:08
Спасибо за отзыв.
Эпизод в травмпункте автор включил не "потому что прикольно", а чтобы показать масштаб проблемы с нервишками Бубенцова, для этого в очереди и собрались самые сливки - детки да бабки.
К концу рассказа понял, что со снегуркой переборщил, вот и написал, что думал.
Уж, простите великодушно за косяки.
Наверх