Витя Бревис

Правда

Аннотация
Что из того, что ты пережил, ты будешь вспоминать через 30 лет? Плохое? Хорошее? Кое-что ты хотел бы забыть, но не получается.

Червь интернетный. Ухожу - ты сидишь, прихожу - опять сидишь.
- Малыш, ну я тут читаю, пишу, живу.
- Чего ты там можешь написать? Кому это интересно-то?
- Мне.

В восьмидесятом, летом, умерли Высоцкий и Джо Дассен. Высоцкий - в июле, это я помню, Дассен - в августе. Голос Америки на дачной веранде сообщил про Высоцкого сквозь наплывы радиошумов и дедушка проворчал: подумаешь, горе, тоже мне, бард выискался. Мне стало неудобно за него перед голосом Америки: дед, ты что, Высоцкий же самый здоровский. Тогда, в шестом классе, я уже знал наизусть с десяток его песен, мы часто мучили с другом Димкой магнитофон, крутили заезженные записи по многу раз, чтобы разобрать слова.
А в восемьдесят втором, в начале ноября, помер Брежнев. Вражеский голос сказал про это дня за два раньше телевизора, наши все тянули, думали, вдруг Ильич оживет. 
Посреди урока истории в восьмом бэ в класс вошла директриса, под очками слеза, встаньте все, пожалуйста. Шаркают отодвигаемые стулья, мы переглядываемся друг с другом. Я и еще несколько посвященных догадываемся, что сейчас будет. Ребята, вчера скончался Леонид Ильич Брежнев. Тон неподдельно скорбен, взгляд тревожен, даже беспомощен. Я не выдерживаю, брызгаю смехом, давлюсь, краснею, зажимаю непослушные губы рукой. Директриса вряд ли допускает, что это у меня такая очень личная траурная реакция, она правильно делает вид, что ничего не произошло, и произносит дальше, сама веря в свой писдеж, какой же Леня был шикарный руководитель и как старался для страны.

Алеха Яковлев, сын продавщицы тети Зои из овощного, подошел ко мне потом на перемене и ударил в лицо. Он принадлежал к основной группировке нашего класса, которая не слушала всякие голоса. Нас, тех, кто слушал, было гораздо меньше, человек пять. В этот неприятный момент мы собрались в тупичке за физикой, шепотом обсуждая вопрос о том, что с однопартийной системой пора кончать, но в проклятый комсомол вступить все-таки придется. Алеха был здоровый спортивный парень, с пружинистой походкой и с глазами холодными, как у волка. Он просто подошел, ударил и ушел, никто из нас и опомниться не успел. Удар был чувствительный, но не со всей силы, в скулу, следов не осталось. Мне было неловко и непонятно, за что же человек меня вот так ненавидит, и вообще, мне стало страшно, ответить на удар я не смог. Я несколько раз в жизни дрался, по крайней необходимости, когда надо было за кого-то заступаться, но драться за себя я не умел, страха было гораздо больше, чем агрессии. А у Алехи агрессия была.
На следующей перемене ко мне подошел Алехин друган, Петька Кривин, и сказал тихо: Розик зассыха, зассыха. 
Розик - это я, Витя Розов.

- Витя, может, ты все-таки уделишь мне внимание? Ты еще не забыл, что у тебя любимый человек есть? Или уже не любимый? Все? Надоел?
- Сашка, Сашенька, ну перестань. Ты же знаешь, как я к тебе отношусь.
- Знаю!! Никак! Ты меня вообще замечать перестал последнее время.
- Саш, прости меня. Считай, что у меня сегодня месячные и болит голова.
- Пошел ты на куй, Витя. Ищи себе такого же старпера, как и ты, пусть твои капризы разгребает.
Сашка надувает шикарные губы и ложится спать один.
Я злой на него, на себя, но - недолго, снова усаживаюсь за компьютер и ставлю кончики пальцев на клавиатуру, сосредоточиваюсь, исчезаю здесь и появляюсь - там.

Алеха бил меня каждый вторник после урока истории. Кира Васильев, не примкнувший толком ни к одной из группировок, рассказал мне, что спрашивал у Алехи, за что он ко мне прицепился, на что тот ответил: так Розик же не советский, хули его жалеть.
Самым неприятным и стыдным было то, что Алеха снился мне почти каждую ночь. Он снился мне совершенно голый, влажный от пота, с запахом - я знал, как от него пахнет в раздевалке на физкультуре - с бликами на блестящем от пота туловище. Грудные мышцы его были правильной квадратной формы, полушария над плечевыми суставами походили на доспехи у древних римлян из учебника, вены ветвились на бицепсах и ребра стягивали косые жилы. Я видел сбоку, будто на голограмме, как напрягалась, вздувалась загорелая алехина оболочка, когда он подтягивался на турнике. Они часто снились мне вместе с этим Петькой Кривиным, Петька был покоренастее, пониже, они нудно боролись друг с другом весь сон, напрягали мышцы, гнулись стеблями тел, выворачивали друг другу руки, стискивали шеи, шеи вздувались, пот стекал по ложбинам между лопаток.
Я совсем не понимал, что это все значит. Ударами по вторникам я не наслаждался, но сна - ждал. И просыпался, бывало, с мокрыми трусами, и стеснялся, что мама увидит. Спросить мне было не у кого, прочесть негде. 
В конце концов Алехе надоело и он оставил меня в покое, посчитав, видимо, Советский Союз достаточно отмщенным.
Сейчас он, наверное, и думать забыл про трусишку Витьку Розова тридцать лет назад, а я вот ненавижу его до сих пор.
И он мне до сих пор снится, все такой же поджарый, с холодными, как у волка, глазами...

- Витя, мне не уснуть. Дай хоть почитать, что ты там наваял.
- Ну почитай.
Сашка подсаживается ко мне, с его тощих ключиц свисают края одеяла, от Сашки исходит тепло.
- Фига се. Обоссался из-за какого-то урода. Что бы он тебе сделал, ведь школа кругом.
- Ты не понимаешь, я был такой домашний мальчик, а он, он бы меня и на улице потом нашел, окажи я сопротивление. Ну да, обоссался.
- А если его сейчас встретишь, дашь в рыло?
- Нет.
- Ну ты пень. А я бы отомстил.
- Тридцать лет прошло. Судя по тому, как он тогда себя вел и какими обладал данными, предполагаю, что я сегодня счастливее. У меня нормальная жизнь, без драк, тюрем и водки, у меня теперь есть ты. А у него, скорее всего, череда пропитых баб в сизом дыму, татуировки на пальцах и тусклый взгляд, если жив вообще.
- Много ты знаешь, Вить, может, он в мерседесах ездит.
- Это вряд ли, он в школе еле тянул, тупой, как сапог.
- И че, он, правда, до сих пор тебе снится?
- Да ладно, это я для красного словца придумал. Как и все остальное. Вымысел это все, художественный. Не снился мне никто, и никто не бил. У нас школа была приличная, с преподаванием ряда предметов на английском языке, практически без шпаны. А ты поверил?
Сашка задергал коленом, как всегда, когда нервничал. Посмотрел мне в глаза, изучая.
- Писдишь! Было. 
- Было, не было. Да какая разница, бросалась ли тетя Аня под поезд? Главное, малыш - чтобы читатель верил. Вот ты, такой смелый, такой просвещенный, ты уже лет в тринадцать все про себя знал...
- В шесть. Я всегда знал. В шесть лет меня трахнул старший брат. Ему было четырнадцать.
- В смысле? Ты мне не рассказывал. Да не придумывай!
- Главное, Вить, чтобы читатель поверил. Я тебе еще много чего не рассказывал.
- Что, вот прямо... Ребенка? Ведь больно.
- Мне сначала было больно, но, я как-то был не против. Меня ж на самом деле никто не любил, кроме него, вернее, он тоже не любил, но я принимал это за любовь. И я сам просил его об этом. Отец ушел, это я тебе уже говорил, а мать трахалась с мужиками чуть ли не при мне, у нас вечно были гости, пьянки-гулянки, матери было не до младшего сына. Зато старший находил для меня время и силы. Мать переживала, что я у нее был обуза, игрушки дорогие совала. А я ждал вечера, когда брат со мной ляжет. Он меня не целовал, только трахал. И все пугал, что, если я кому-нибудь ляпну, то меня посадят в детскую тюрьму.
- И ты его? Любил?
- Иди на куй. Короче, он так мной пользовался восемь лет, а потом женился. Я его мог бы сейчас привлечь, за педофилию. Или шантажировать. У него-то как раз мерс есть, и не один. Вот сообщу в газетку и вся карьера его депутатская рухнет.
- Кто те поверит, малыш. Да и лет уже сколько прошло.
Опять задергалось колено. Край одеяла съехал с плеча, показалась моя любимая родинка на ключице.
- Он тебе, тоже, до сих пор снится?
- Кто?
- Ты не бойся, малыш, все останется между нами.
- Да нет у меня никакого старшего брата. Ой, поверил! Ну ты лох! Лошара!
- У тебя есть старший брат, Саша, мне твоя мама говорила. Костя его зовут, он лет на восемь тебя старше, она мне рассказывала, гордилась, двое детей у него.
- Ты? Знаешь мою мать?
- Наталья Леонидовна. Ты когда в больнице лежал, мы с ней и познакомились, в коридоре. Я ей сказал, что мы с тобой коллеги по работе...
У Сашки вспотел лоб, его знобило.
- Саш, ну что с тобой, я люблю тебя, Саш.
Я обнял его. 
Сашка увернулся от поцелуя, резко встал, подхватил одеяло и улегся в кровать, лицом к стене.

© Copyright: Витя Бревис, 2013
Свидетельство о публикации №213111901872
Вам понравилось? +54

Рекомендуем:

Закулисье моей профессии

О чем молчит скала

Берлога

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

7 комментариев

+ -
0
Ия Мар Офлайн 22 ноября 2013 19:00
Такая грустная концовка - ком в горле. Мне, чувствительной девушке, очень не хватает в конце какой-нибудь успокаивающей фразы о том, что герой лег рядом, обнял своего малыша и тот постепенно оттаял в его руках. Но, судя по всему, ничего такого не предвидится и автор поставил точку именно там, где хотел.
+ -
0
Миша Сергеев Офлайн 23 ноября 2013 02:55
Когда я читаю "правды" Бревиса, происходит как раз то, о чем говорит ГГ- читатель верит. Причем, глубина погружения - 100% (если не считать текстов, в которых Витя пытается протащить читателей волоком по "ленинским местам" :)). Я вот вчера читал про любовь человека к андроиду... И к творчеству автора, особенно, поэтическому, отношусь с большой симпатией, и отзывы уважаемых людей под текстом посмотрел, и перечел дважы...Забавная философия у текста, но совсем не трогает. И дело даже не в отсутствии правды и в пристутствии фэнтези -вымысла - все-таки утилизации человеков и их отношений проходят сложней, чем утилизации андроидов. Ну как-то так или не так отнесся человек к роботу! А как нужно правильно относиться к роботам? Скорей всего, дело в глубине погружения. И даже Витины вымыслы- домыслы о матери, которая +++ на глазах у младшего сына, а потом вдруг к нему начала приходить к нему, подросшему, в больницу, факультативно вырастив и женив депутата-педофила , которым вдруг начала гордиться, я принимаю за чистую правду. Ну понятно же, что Вите нужно было, чтобы его Саня захватил одеяло и ушел, а времени придумывать не очень важную для сюжета связку не было, потому что живой и недовольный Саня(Ваня, Петя...) действительно начал обижаться, что сидит Витя за компом и трудится, а он лежит и ждет. Вот и закруглился Витя по-бырому, ибо не с андроидом живет и человеколюбец!
+ -
0
Ия Мар Офлайн 23 ноября 2013 11:42
Михаил... или я неправильно поняла ваш комментарий, или вы пишете о каких-то других рассказах, не тех, которые читала я. :what:
+ -
0
Миша Сергеев Офлайн 23 ноября 2013 12:25
Цитата: IamMary
Михаил... или я неправильно поняла ваш комментарий, или вы пишете о каких-то других рассказах, не тех, которые читала я. :what:

Я имел ввиду "Апгрейд" Amadeo Aldegaski и юмористический рассказ Вити Бревиса "Как известно".
+ -
0
Витя Бревис Офлайн 23 ноября 2013 14:03
Правда хороша тем, что ее можно рассказать. А дальше, Миша, уже другая история, поэтому я и закруглился, чтобы не делать из правды сериал. Всегда жду твоих комментов, Миша, хотя в этом последнем выкупил не все))

Спасибо всем, кто прочитал, а тем, кто задумался о чем-то своем - отдельное спасибо.
--------------------
Витя Brevis
+ -
+1
Миша Сергеев Офлайн 23 ноября 2013 23:22
Витя, спрашивай. По себе знаю - иногда читатели находят такие смыслы, что диву даешься( в хорошем смысле). Когда пишешь - подсознание же не маскируешь, не получается даже при желании, иначе теряется текст. Вот и получается. что выписаться удалось, а осознать - нет. Тут-то читатели и помогают.
+ -
+1
черный медведь Офлайн 1 декабря 2013 23:41
Мне очень понравилась именно линия главного героя. Каждая фраза и точка на своем месте. Очень хорошо. :yes:
Наверх