Эдуард Семагин

Вселенная Эда. Эпизоды. Часть 2

Аннотация
Хронологическое перечисление событий романа охватывает период времени в шестнадцать лет. Повествование стартует, когда персонажу еще нет семнадцати, и оканчивается, когда ему практически тридцать два.
За это время главный герой переживает становление личности в разных аспектах - от сексуального до профессионального.
Начало - "Вселенная Эда. Эпизоды. Часть 1"


Август

23 года


четверг


Эдик заселился в санаторий с раннего утра. 

Блок на два номера с раздельным санузлом и душем «радовал» глаз выцветшими обоями, «ласкал» тело жесткими кроватями с продавленными матрасами: парень несколько раз полежал на обеих кроватях в своем номере, чтобы выбрать более-менее удобную. 

Он расстегнул спортивную сумку, достал из бокового кармана пакет с предметами личной гигиены и посчитал на этом процесс распаковывания вещей завершенным. 

Августовский день приятно припекал лучами солнца, но тенистая береза, шумевшая листвой сразу за балконом, на расстоянии вытянутой руки, дарила комнате кружевную тень и легкую прохладу.

Эдик ступил на балкон, полной грудью вдохнул чистейший коктейль из запахов полевых цветов, бегущей недалеко реки, росшей за холмом пшеницы, и вдруг почувствовал, что его отпускает. Будто невидимые тиски разжались где-то внутри. События двух последних лет изрядно подточили его оптимизм и жажду жизни. Потеря матери, тоскливые месяцы прыжков в чужие койки, грязный скандал с увольнением… Он поклялся себе оставить все это в прошлом. Жизнь продолжается и, черт подери, за ней не стоит наблюдать со стороны. Нужно жить, жить сполна, каждую минуту, которая осталась. Эд пообещал себе начать все с чистого листа, и на его лице робко проявилась давно позабытая улыбка надежды.


Поздним вечером, после ужина, Эдик собрался прогуляться к пляжу. Второй номер в блоке так и оставался пустым, и парень недоумевал, почему к нему никого не поселили. Этот факт его, разумеется, не печалил, но было слегка досадно, что именно сейчас, когда он решил вновь стать искренним и открытым к общению, впереди маячила перспектива две недели прожить отшельником.

Он вздохнул и вышел в коридор корпуса. Захлопнул двери и, не глядя по сторонам, направился к выходу, однако его нога вдруг зацепилась за что-то возле стены. Дорожный чемодан, установленный небрежно, перекрывал путь. Эд удержал равновесие и даже не позволил чемодану и стоящей сверху на нем сумке упасть, но лежащая на нагромождении вещей папка все же соскользнула на пол, и ковер коридора покрылся ровным белым слоем деловых документов.

- О, черт! - Выругался Эдик. Он поднял взгляд и увидел приближающегося к их номеру парня с ключами от блока. Путем несложных умозаключений он догадался, что только что разорил вещи этого незнакомца. - Прости, я помогу. 

Эдуард присоединился к парню, который присел на корточки, чтобы подобрать бумаги. 

- Ничего. Я не должен был их бросать, - коротко вздохнул тот и поджал губы.

Эдик, собирая документы, окинул незнакомца привычным, изучающим взглядом: молниеносно сделал ментальное фото, чтобы, прикрыв глаза, разобрать его в деталях.

Парень принадлежал к такому типу людей, которые лишены возможности слиться с толпой: глаз все равно вычленит их из общей массы, зацепится, выделяя из множества лиц и фигур.

Флюиды самоуверенности. Пусть даже напускной - все равно сходу не разобрать. 

Крепкое, стройное телосложение, горделивая осанка. Ростом примерно с Эда, но по комплекции крупнее.

Строгий деловой костюм. Безупречный стиль в одежде, что для многих кажется неважным, однако даже без маленького фрагмента паззл не сложится.

По-настоящему роскошные волосы. Густые, прямые, изумительного цвета воронового крыла. Они не нуждались в укладке, казалось, сама природа, и руки отличного мастера-парикмахера, позаботились о том, чтобы стрижка всегда оставалась безукоризненной.

Загорелая, но не смуглая кожа не позволяла усомниться в славянских корнях.

Глядя на ресницы этого парня, многие девушки искусали бы локти до крови: то, что они старательно создавали макияжем, он, не задумываясь, имел с рождения. 

Короткая щетина, отросшая к концу дня, обрамляла мужественно очерченные губы, за которыми, казалось, скрывался хищный оскал: острые клыки, слегка выступающие из ровного ряда зубов, придавали общему выражению лица жесткости и будто сулили вампирский укус за неповиновение.

Этот тип парней был знаком Эдуарду. Такие, как он, слишком редко снисходят до простых смертных, предпочитая собственное удовлетворение обоюдным отношениям. Слишком сильно увлечены своей персоной и обожают внимание публики. Чересчур открыты каждому, оставаясь, при этом, непостигаемыми. 

Но именно такой типаж срывал ему крышу, лишая остатков здравого смысла. Конкретно этот парень являлся живым воплощением совокупности его вкусов. Его внешность словно была списана с эротических фантазий. Он представлял собой предел мечтаний, идеал, который все же оказалось реальным достичь.

Эд выпрямился и подал незнакомцу документы. Тот поднялся, благодарно кивнул и аккуратно сложил их в папку.

- Ты, наверное, мой сосед? - спросил Эдуард.

- Если ты из триста второго… -  быстрый взгляд на дверь блока, - …то да.

- Меня Эдик зовут, - парень протянул руку и дружелюбно улыбнулся.

- Виталий, - чопорно представился брюнет, отвечая на рукопожатие. 

- Давай помогу занести вещи, - Эдуард взял сумку, стоящую на чемодане и открыл дверь блока. Мысленно он чертыхнулся, понимая, что со стороны его навязанная помощь выглядит, мягко говоря, странно, но парень ничего не сказал, следуя за Эдом в номер. Он распахнул дверь в свою комнату, оставил чемодан у входа и, пройдя в центр, протянул, осматриваясь:

- Обалдеть, совок… Убью Костю!..

- Немного старовато, - согласно кивнул Эд, опираясь о наличник двери. - Говорят, ремонт десять лет назад делали…

- Он уверял, что здесь красиво! - обернулся к Эдику Виталий. Потрясающе глубокие карие глаза коньячного оттенка смотрели вокруг спесивым, надменным взглядом.

- Возможно, он имел в виду территорию? Территория здесь очень даже ничего: река, беседки. Пляж… - «Заткнись, пока не стало хуже» - оборвал он сам себя.

- Ну да, - недоверчиво протянул Виталий, вновь осматриваясь.

- Ты уже занял столик в столовой? - Поспешил Эдуард перевести тему. Он бы и самому себе не смог внятно объяснить, что с ним происходит. Отчего-то он чувствовал себя тупым школьником, который все делает и говорит невпопад, а излишняя словоохотливость и вовсе раздражала: Эд боялся, что не сможет достаточно тщательно контролировать поток сознания.

- Здесь еще и столик нужно занять? А иначе не накормят? - Фыркнул парень. Эдуард пожал плечами, глупо улыбаясь. Он ловил каждый взгляд и каждый жест, медленно уплывая, словно в алкогольном угаре.

- Могу проводить тебя, если хочешь, - предложил он. «Чего уж там - предложи ему кровать постелить. И спинку в душе потереть» внезапно проснулся ехидный внутренний голос. Эдуард помотал головой.

- Мне переодеться нужно, - ответил сосед. - Встретимся в холле.

Эдуард понял намек, кивнул и спешно покинул триста второй блок. 


- Пойдем? - спросил Виталий. Эдик, коротающий время в холле на диване, играл в примитивную игру на телефоне. Подняв взгляд, он увидел нового знакомого в одежде, более соответствующей обстановке: простая белая футболка и легкие сине-зеленые джинсы. Рельеф мышц легко угадывался под тонкой тканью, штаны сидели идеально, подчеркивая стройность ног.

И Эдуард с ужасом понял, что пропал. 

Отделять влюбленность от секса с его образом жизни было так же естественно, как дышать. Он давно позабыл, что значит терять голову от одного только взгляда, мимики, присутствия другого человека рядом. Привычка скрывать свои чувства и мысли укоренилась прочно, и с каждым новым знакомством необходимость скрывать хоть что-либо возникала все реже: Эд руководил своими эмоциями холодно и отстраненно, подчиняясь трезвому разуму. Если парень не по зубам - то влюбляться нельзя. До теперешнего момента этот принцип не подводил. И тем явственнее было для него, не сулящее ничего хорошего, открытие: Виталий, сам того не желая, стремительно западал прямиком в душу.

- Конечно, - Эд вскочил и направился к столовой первым. Сосед не отставал. 

Помещение, заставленное огромным количеством столов, было пустым и тихим: ужин давно закончился. Эд глубже сунул руки в карманы штанов и, пожимая плечами, пробормотал:

- Выбирай.

- Да какая разница? - удивился Виталий. - Мне все равно, где сидеть. Ты где занял?

Эдуард указал на угловой стол: место было козырным - вместо четырех человек там умещались только двое. 

- У тебя свободно? Я тогда запишу себя.

Пока они шли к столу, Эдуард молился всем известным ему богам, чтобы соседнее по столу место не оказалось занятым одним из прибывших поздним вечером постояльцев. 

Виталий, увидев на одном из столов карандаш, взял его и, убедившись, что место свободно, написал на сложенном вдвое куске картона, стоящем на столе, свою фамилию «То́полев».

Когда они выходили из столовой, Эдуард собрался с внутренними силами и хотел, было, предложить новому знакомому прогуляться, но вдруг в Виталия на полном ходу врезалась девочка лет двух.

- Ой-ой, осторожно! - Виталик подхватил малышку, чтобы она не упала, и тепло улыбнулся. Эдуард никогда не понимал значение выражения «бабочки в животе». Не понимал до этой самой секунды. До этой улыбки. 

- Э… - Начал он, но голос внезапно охрип, и Эдуард откашлялся. - Не хочешь пройтись, посмотреть территорию?

- Нет, - спокойно покачал головой сосед. - Мне нужно закончить работу. 

Эдик понимающе улыбнулся и, кивнув на прощание, направился к выходу из корпуса.


Эдуард совершенно не расстроился отказу. Ему просто необходимо было оказаться подальше от нового знакомого: вдохнуть-выдохнуть и привести мысли в порядок. Он уже на полном серьезе боялся что не почувствует ту грань, когда его фонтанирующее дружелюбие перерастет в подкат.

Эдик присел на траву вдали от облагороженных аллей, и скрестил руки на коленях. Созерцание природы слегка вернуло ему самообладание. 

Виталий понравился ему сильно, это факт. Но не стоило очертя голову нырять во влюбленность - это он тоже прекрасно понимал. В последнее время жизненных драм Эдуарду было достаточно. Поэтому он собрал всю свою волю в кулак и запретил себе мечтать. Стоило просто выстроить приятельские отношения на время отдыха, чтобы две недели не было слишком скучно. 

Он просидел на поляне довольно долго, и под покровом ночи вернулся в свой блок. В соседнем номере было тихо и темно.


пятница


- Господи, - пробормотал Виталий, осторожно ковырнув свою порцию завтрака. С самого вечера он не показывался из номера, и с большим опозданием спустился в столовую. Парень снова был одет в легкий серый костюм, гладко выбрит, и Эдуард догадался, что этим утром новый знакомый явно собрался не на пляж.

- Что? - Бодро уплетающий кашу Эдик на миг перестал жевать и удивленно поднял брови.

- Кхм… - Виталий откашлялся и отложил вилку, - Придется выезжать прямо сейчас, чтобы успеть нормально позавтракать в кафе.

Он дежурно кивнул Эду на прощание и покинул столовую. Тот задумчиво проводил его взглядом.

Эдуард слишком сильно соскучился по нормальной еде, чтобы перебирать харчами, но лощеному соседу было этого не понять. С того момента, как не стало его матери, Эдик едва ли пару раз завтракал по-человечески. Готовить самостоятельно он не умел и не любил, и освоил только самые простые базовые блюда, чтобы совсем не умереть с голоду. Но на завтрак обычно обходился сладким кофе, на котором, увлеченный работой, мог успешно продержаться до самого вечера. 

«Гонора тебе не занимать, мужик» отстраненно подумал Эд, но даже это не отталкивало, а наоборот пугающе сильно манило.

Новая встреча с соседом опять разволновала только, было, улегшееся смятение. Ровная гладь внутреннего спокойствия подернулась рябью с его появлением, и уже вовсю расплескивалась через край буквально через минуту общения. 

Эдуард уже отчетливо понимал, что вопреки своей воле влюбляется: стремительно, безудержно, с первого взгляда, не зная о человеке ничего. Влюбляется безбашенно, в красивую обложку, в показушный шарм, в образ, вылепленный по желанию обладателя. Понимал, что готов буквально на все, что угодно, лишь бы отвоевать хоть толику взаимности.

«Где ты такой взялся на мою голову, натурал?..» беззлобно, но горько подумал он, отдавая себе отчет в том, что у него нет шансов.


Виталий появился в столовой поздним вечером, когда большая часть контингента уже закончила ужин. Ровно через секунду после того, как Эдуард решил присвоить его порцию себе. 

Зависшая над чужой тарелкой рука парня метнулась к солонке. Невозмутимо посолив бутерброд с ветчиной, он приветливо помахал соседу. 

Виталий сел напротив и, на удивление, с аппетитом, тщательно пережевывая, стал поглощать мясное рагу. Сосед вновь был одет в удобную одежду и выглядел расслабленно и непринужденно.

- Как отдыхается, Эдик? - решил он завязать пустой светский разговор.

- Отдыхать всегда лучше, чем работать, - Эд пожал плечами, улыбаясь.

- Золотые слова! - Новый знакомый нацелил на него вилку и кивнул. - Наконец, и у меня есть пара выходных.

- Ты не в отпуске? - решил осторожно расспросить парня Эдик.

- Нет, - тот хмыкнул и помотал головой. - В отпуске я не был уже много лет. Друзья уговорили меня немного развеяться, пройти профилактические процедуры… На которые я еще ни разу не попал. Костя очень советовал это место. И ему даже удалось меня убедить. Но…

Он снова хмыкнул, оборвав сам себя, однако Эдуард и так понял, что тот хотел сказать. Что все вокруг - санаторий, еда, номера и соседи - не его уровень.

Виталий отставил тарелку и принялся за чай. Эдик вдруг осознал, что уже давно просто сидит над пустой чашкой. Он встрепенулся и хотел уйти, чтобы не навязывать свое общество, но Виталий вдруг окликнул его:

- Эдик, покажешь, как попасть на пляж? Я проходил мимо ворот, но там висит табличка «входа нет».

- Конечно, - Эд не смог сдержать глупую улыбку. - Главный вход закрыт, но есть запасной.


Закатное солнце садилось где-то за спиной. Парни, обходными путями добравшись до реки, завороженно разглядывали ласковую спокойную гладь воды. Мягкий свет августовских сумерек окутывал умиротворением. 

Виталик устроился на деревянном сидении пляжного грибка. Эдик, оставаясь на ногах чуть позади него, оперся спиной о железную перекладину, украдкой любуясь профилем соседа.

- Кто ты по профессии, Эдик? - Было заметно, что Виталик в хорошем настроении и не прочь поболтать.

- Программист, - отозвался Эдуард, расфокусировано глядя на парня.

- Ого. Я слышал, в этой сфере очень достойные зарплаты, - поддержал разговор Виталик, поворачивая голову к собеседнику. Эд встрепенулся, отводя глаза:

- Вообще да. Но я фрилансер, поэтому… - он задумался, стоит ли пускаться в объяснения и решил, что не стоит. - Поэтому пока на мели. Но у меня все впереди.

- Правильный настрой, - Виталик кивнул.

- А ты кем работаешь? - Отзеркалил вопрос Эдик.

- У меня свой бизнес. Водоочистительное оборудование - установка и обслуживание. Бытовые и промышленные фильтры. - Ответ прозвучал плавно, на одном дыхании, и Эдуард понял, что фраза была давно заготовлена для таких случаев и использовалась неоднократно.

- Понятно, - бросил он. - Сколько тебе лет?

- Тридцать один, - Виталик вновь обернулся.

- Мне двадцать три, - предвосхищая закономерный вопрос, отозвался Эдик. Парень кивнул.

- Эдик, а девушка у тебя есть? Просто немного странно, что ты отдыхаешь один…

- Нет, - покачал головой Эдуард и вдруг ляпнул, - И не было.

От ужаса его сердце трепыхнулось в груди и едва не остановилось. Рука дернулась к пересохшему рту, чтобы прикрыть чересчур болтливые губы, но, увы, опоздала. 

Если бы кто-нибудь еще месяц… неделю - день! - назад сказал ему, что он запросто выболтает малознакомому человеку свою самую сокровенную тайну, он рассмеялся бы глупцу прямо в лицо. Но теперь Эдуард вдруг понял, что общение с Виталием лишает его остатков ума, осторожности, он чувствовал, что от слепящего дурманящего чувства он деградирует все сильнее с каждой секундой.

Эд, подавив вздох, взъерошил волосы на затылке и смирился с происходящим, мысленно махнув рукой. 

Виталий удивленно обернулся и окинул Эда взглядом:

- Так ты… этот…

- Этот, - утвердительно кивнул головой Эдуард. Ему показалось, что он уловил неприязненные нотки в голосе соседа, и поэтому не стал дожидаться, пока Виталий подберет слово погрубее. 

- Ясно, - тот хмыкнул и отвернулся, теряя к парню интерес.

- А ты женат? - пробормотал Эдуард. Он не хотел затягивать паузу.

- В разводе. - Коротко бросил Виталик, даже не обернувшись. Он встал со скамейки, с наслаждением потянулся и проговорил. - Благодарю за компанию. 

Эд кивнул ему на прощание, ощущая легкую досаду.


суббота, воскресенье


Выходные выдались смертельно скучными. 

Погода испортилась, и ночами часто лил дождь, баюкая постояльцев санатория. По утрам свежий ветер и насквозь мокрый песок никак не располагали к пляжному отдыху.

Эдуард, мающийся от безделья, даже был готов сходить на профилактические процедуры, на которые ранее откровенно забивал, но в эти дни оздоровительные манипуляции не проводились, и персонал санатория был сокращен до минимума.

Четыре стены номера и опостылевший телевизор могли развлечь не более чем на пару часов, занятия в гостеприимно распахнувшем двери санаторном зале ЛФК не могли длиться вечно, игры в телефоне успели порядком надоесть, поэтому он сбегал на прогулки, куда глядят глаза. 

Компания красавчика-соседа выглядела перспективой заманчивой, но тот на контакт не шел. Дверь его номера всегда была плотно прикрыта, когда он находился внутри, встречаясь в столовой, они практически не общались, за исключением пары-тройки банальных фраз - и Эдик с досадой осознавал, что своим нелепым несвоевременным признанием спугнул парня, который теперь самым явным образом его избегал. 

Несколько раз Эдик видел его с какой-то книгой и документами в беседке. Они лишь сухо кивали друг другу, и Эд не навязывался, все чаще покидая территорию санатория, забредая в своих походах дальше и дальше. 

За выходные пересеклись они лишь однажды.

Незадолго до ужина Эдуард решил прогуляться и, сунув руки в карманы, покинул блок. 

Внезапно в центре коридора он увидел старшую медсестру, которая, звеня связкой ключей, отпирала одну из дверей. В мозгу Эда тот час же вспыхнуло воспоминание о том, что комната ароматерапии работает каждый день, и он, ускорив шаг, двинулся к женщине.

- Семагин, голубь сизокрылый, - устало пробормотала она, терзая расшатанный замок, - то не дождешься тебя на процедуры, то, наоборот, в спину мне дышишь.

- Так скучно, вот я и решил оздоровиться, - немного смущенный Эдуард растянул губы в улыбке.

- Ох, проходи, - махнула она рукой и вошла в небольшую комнату.

Эдик немного удивился, что один из процедурных кабинетов оборудовали на третьем - жилом - этаже, а не вместе со всеми на первом, но расспрашивать медсестру не стал. 

- Присаживайся, - буркнула женщина, капая в аромалампу смесь эфирных масел. - Ингаляцию включить?

- М-м-м... - Эд растерялся, но она вновь махнула рукой, и вскоре в центре комнаты сосуд на длинной ножке, чем-то напоминающий торшер, забулькал испарениями.

В воздухе разлился резкий, но приятный аромат. Старенький кондиционер, заработавший на полную, приятно охладил душное помещение, и Эд, развалившись в кресле, достал смартфон.

- Только, Эдик, - снисходительно бросила медсестра, поворачиваясь к двери, - не переусердствуй. А то еще решишь оздоровиться на все две недели вперед и заночуешь прямо тут.

- Помните, как меня зовут? - Слегка растерянный Эдуард опустил руку с телефоном. Он не мог не отметить, настолько хорошо медсестра ориентируется в именах пациентов уже буквально с первых дней заезда.

- А чего запоминать-то? - Фыркнула женщина. - Тут из парней молодых только ты да Тополев! Вас даже поселили вместе, чтобы не мешали никому. А то знаем мы вас, жеребцов... С мамочками вы не уживаетесь, деткам весь режим насмарку из-за ваших орущих телевизоров! От пенсионеров потом ровными стопками жалобы ложатся, что гуляет молодежь допоздна, спать мешает... Так что, Семагин, можно сказать - повезло вам - целый блок всего-то на двоих.

"Вот уж точно" про себя подумал Эд и дежурно кивнул. Медсестра, пожевав губы, задумчиво отметила парня в журнале посещения и отбыла, оставив его в пахнущем ароматической смесью кабинете терапии.

Релакс объял парня от макушки головы до кончиков пальцев. Прохлада воздуха и приятный запах расслабили, музыка, льющаяся из колонок старенького музыкального центра, походила на естественные звуки природы, в которые тонко и ювелирно вплеталась мелодия флейты. Эдик опустил отяжелевшую вдруг руку со смартфоном и прикрыл глаза.

Внезапно дверная ручка резко дернулась вниз, замок щелкнул, и дверь распахнулась. Эдуард буквально подскочил в кресле от неожиданности и сел, напряженно выпрямляясь. На пороге показался Виталик Тополев, собственной персоной.

- О, - вздернул он брови в непритворном изумлении, скользнув взглядом по парню. Видимо, встретить здесь соседа он никак не ожидал. Выбрав кресло на некотором отдалении, Виталий уселся, по-хозяйски закинув голень на колено, и тоже уткнулся в телефон.

Горячая удушливая волна пронеслась от сердца к конечностям, и Эд вновь откинулся на спинку, сползая в кресле ниже. В голове фейерверками взрывались идеи о том, как можно начать ни к чему не обязывающий, но приятный разговор, однако Эдуард растерянно молчал. Сидящий в профиль к нему сосед был, казалось, погружен в свои дела, но его рука, сжимающая телефон, через некоторое время тоже лениво легла на подлокотник.

- Нужно отметиться, - вдруг произнес Эдик в паузе между аудио-треками.

Виталик перевел на него удивленный взгляд.

- В журнале посещений, - далеко не так уверенно закончил парень и указал пальцем на висящую у входа книжицу. Виталий проследил направление жеста равнодушным взглядом, отвернулся и ничего не сказал.

«Придурок!» злобно обругал себя Эдик. Из всех возможных тем для беседы он выбрал фразу, не требующую ответа. 

Диалог так и не завязался. Двадцать наполненных наэлектризованным напряжением минут тянулись для парня мучительно долго. Сосед, казалось, уснул: глаза его были прикрыты, а грудь вздымалась глубоко и мерно. 

Эдик же расслабиться не мог. Он пожирал взглядом симпатичного молодого человека, который нравился ему все больше. Который отказывался играть по социальным протоколам и притворяться товарищем. И Эдуард не мог раскусить, в чем кроется причина такого поведения.

Парень был вежлив, но Эд чувствовал, как он бессознательно отгораживается. Это расстраивало и обижало, но Эдик, скрепя сердце, понимал, что сам виноват, и не в состоянии заставить постороннего человека натягивать маску приятеля, если он таковым не является.

«Меньше пиздеть нужно было про отсутствующих девушек» с мрачным садистским удовлетворением подумал он, поднимаясь из кресла. Виталий на секунду распахнул темные глаза, но затем вновь их прикрыл, никак не отреагировав на уход соседа.

Подавив вздох, Эдик покинул кабинет ароматерапии. 


понедельник


Ранним утром Эдик, наскоро прошвырнувшись по кабинетам физиотерапии, сбежал на прогулку. Что действительно радовало его и безвозмездно лечило, так это совсем не санаторно-курортный режим жизни, а единение с природой. Зависнув в промежуточном состоянии, словно в лимбо, парень не торопился забегать наперед и предпочитал не озираться назад. 

Эдуард неспешно брел по гравию обочины. Асфальт дороги - весь в заплатках - был пустынен в оба конца. Справа, за огороженными частными угодьями, проблескивала сквозь ивы река. Слева, насколько хватало взгляда, раскинулось поле недавно скошенной пшеницы. Эд замедлил шаг и свернул с дороги, останавливаясь. Острая стерня беспощадно колола подошву босоножек, практически не приминаясь под его весом. Парень не стал углубляться в колючие борозды земли и присел на растущую у дороги сорную траву, оплетенную повиликой.

Солнце уже припекало по-летнему, и от влажной, пропитанной ночным дождем земли, поднимался едва уловимый пар. Сквозь короткие мертвые стебли иногда метались мыши: Эд краем глаза на уровне интуиции улавливал их стремительные движения.

Вдыхая девственно-чистый воздух, любуясь окружающей природой, Эдик чувствовал, как напряжение из-за последних событий на работе покидает его, истощаясь с каждым выдохом. В который раз он ощутил благодарность и не мог не отдать Ромке должное - заверения друга в красоте и живописности мест оказались правдой.

Поля отделялись друг от друга узкими посадками деревьев, и Эдуард, удобно опершись на колени, расфокусированным взглядом созерцал колышущуюся под легким ветром листву.

Он чувствовал, как меркнет обида. Как притупляется острая несправедливость его увольнения. Как ноша одиночества после потери близкого человека становится почти посильной. Мягко касаясь израненной души, гармония природы ласково и гарантированно исцеляла.

Глубоко внутри парня проснулся исследователь, и Эдик, вскочив на ноги, принял решение прогуляться перпендикулярно основной дороге. Шагнув под сень деревьев лесополосы, он оказался в прохладной тени. Углубляясь по россыпи гравия все дальше, Эд с изумлением наблюдал над головой роящееся облако стрекоз. Словно маленькие радуги, сверкая перепончатыми крыльями, насекомые беззвучно и хаотично двигались чуть выше его головы, перечеркивая простор непредсказуемыми траекториями.

Поля по обеим сторонам дорожки закончились, и парень вышел на холмистый зеленый луг. Проселочная дорога, представляющая собой две утоптанные колеи, вилась через бугры. Справа, вдалеке, паслось целое стадо коров, насчитывающее голов тридцать, не меньше. Прямо по курсу маячила тихая заводь, ответвление от основного русла реки. 

Эдик приблизился к воде и лег прямо на траву, щурясь от пробивающегося сквозь тень ветвей солнца. Земля под жаркими лучами уже просохла, и парень прикрыл глаза, наслаждаясь сельским аккомпанементом звуков: пением птиц, далеким мычанием коров, тихими всплесками воды и редким кваканьем жаб.

Мысли о том, как повернется его жизнь после возвращения в город, пугали Эдуарда, и он предпочитал их игнорировать, что было не так уж просто. Работу он потерял, оборвав все полезные деловые связи с коллегами, к которым так и не смог проникнуться симпатией и дружескими чувствами. Искать новое место Эд не хотел, физически ощущая отторжение при мысли о том, что придется вновь продавать себя на собеседованиях и скрывать весомую часть личной жизни в общении с коллегами. Кроме того, он не знал, насколько истинными окажутся слова начальника о том, что слава о его репутации пойдет далеко по городу.

Дав себе опрометчивый зарок начать работать самостоятельно, Эдик иногда малодушно крутил педали назад, убеждая себя в невыполнимости затеи. Но, стоило отдать парню должное - по большей части он был настроен решительно. Деньги у него были: кое-какие накопления позволили бы прожить первое время, которое потратится на поиск заданий на фрилансе. А дальше рейтинг и репутация все сделают за него сами. Проблема была лишь в нестабильности ситуации, но Эд, скрупулезно и тщательно продумав свой бюджет, остановился на мысли, что риск того стоит.

Внезапно он подумал о Виталике. Образ брюнета всплыл перед глазами, и Эд встрепенулся, понимая, что едва не провалился в сон. Смущенный, он помотал головой, поднимаясь с земли. Сосед-натурал был близок не больше, чем телезвезда на экране, и поэтому Эд принял решение прекращать сохнуть по несбыточному. Отдых без интрижки не был бы полноценным, поэтому парень, прикинув свое местонахождение, направился по проселочной дорожке туда, где - по заверениям Романа - должна располагаться крупная и оживленная база отдыха.


Вечером, приближаясь к корпусу после продолжительной прогулки, Эдуард мельком засек на стоянке только что прибывшего соседа по номеру. Тот выбрался из машины, закурил и закашлялся. Рукой, сжимающей легкую папку, захлопнул дверь автомобиля и неторопливо направился к урне с песком. Эд подумал, что было бы неплохо успеть все же перекинуться с ним парой фраз, и безотчетно ускорил шаг.

- Добрый вечер, Виталий, - поздоровался он, догоняя парня со спины. Носом бесшумно втянул аромат парфюма, который по утрам витал в общем тамбуре их блока. Кожа тот час же покрылась мурашками.

Парень обернулся, черты его лица разгладились.

- О, здоро́во, - слегка фамильярно отозвался он и остановился в месте для курения около служебного выхода столовой. Эдик замер неподалеку.

- Жарко в городе? - осведомился Эд. Для пустопорожнего разговора еще не придумали темы более подходящей, чем погода.

- Да, очень, - сокрушенно покачал головой Виталик. - Здесь, и правда, чувствуется прохлада. Близость водоема, гораздо меньше асфальта...

- Да и семь вечера уже, - в тон ему поддакнул Эдуард и не смог сдержать улыбку.

- Юморишь? - Новый знакомый покосился на него и ухмыльнулся. Эдик передернул плечами, ощущая, как крыша покачнулась и медленно поехала набекрень. - Ладно, Эдуард, - он порывистым движением затушил окурок, - Увидимся в столовой. 

Не дожидаясь ответа, Виталий гордо вздернул подбородок и зашагал к корпусу. Эдик отстраненным взглядом проводил его силуэт, задержавшись на чернильно-черных волосах.  


вторник


Утро выдалось теплым, но пасмурным. Эдуард, попрощавшись с отбывшим в который раз на работу соседом, принял решение вновь прогуляться к базе, на этот раз - целенаправленно.

Вчера его визит не увенчался успехом: времени Эд потратил много, но обойти всю территорию и уж тем более - рассмотреть отдыхающих - ему не удалось. Поэтому сегодня, вместо похода на пляж, парень покинул санаторий и бодро зашагал навстречу неизвестности.

Территория базы была раза в четыре больше, и инфраструктура развлечений на ней оказалась развита куда сильнее: детские площадки, небольшой зоопарк, кинотеатр и несколько кафе. Эдик долго бродил по оживленным дорожкам, едва протискиваясь в толпах отдыхающих. Сидел на скамейках тенистых аллей, будто нехотя окидывал взглядом проходящих мимо людей, но все вокруг были на своей волне.

Со вздохом глянув время на дисплее мобильного, Эд понял, что даже если покинет базу отдыха немедленно, то все равно к обеду в свою столовую не успеет. Поэтому он принял решение перекусить в одном из летних кафе. Недолго думая, парень остановил свой выбор на самом небольшом: он не любил ждать заказ по часу.

Расположившись за деревянным столом - на удивление, чистым - Эдуард с любопытством осмотрелся. К нему уже спешил молодой блондин, явно, студент, в черном фартуке официанта. «Стас» значилось на бейдже. Парень сверкнул фирменной улыбкой, подавая Эду меню.

- Добрый день! Блюдо дня - треска Амади́н.

- Так рыбный день, вроде, в четверг, - хмыкнул Эдик, выжидающе глядя официанту в глаза. Тот пожал плечами, не прекращая растягивать губы. Эд перевел взгляд в меню, и парень метнулся в сторону, чтобы обслужить новых гостей.

Эдуард определился с выбором, но заказывать не спешил. Поверх книжки меню он то и дело посматривал на Стаса, который замер у барной стойки, общаясь с другими официантами. Парень следил за вверенной ему зоной ответственности, то и дело бросая на посетителей своих столиков взгляды. Эдуард сосчитал: ему внимательных взглядов досталось больше всех. Кивнув самому себе, он взмахнул рукой. Официант немедленно материализовался рядом, вытаскивая из кармана блокнот. Услужливо склонив голову, он был готов записывать.

- Я могу узнать ингредиенты блюда дня? - Эдуард всем своим видом демонстрировал, что спешить ему некуда.

- Рыба, жаренная в кляре из куриных яиц и миндальных лепестков, - старательно перечислил Стас.

- Приправы? - Эд прикинулся аллергиком, чтобы, потянув время, присмотреться к парню внимательнее.

- Соль, перец и паприка, - с готовностью отозвался молодой работник.

- Паприка… - Эд демонстративно сморщил нос и покачал головой. - Хорошо, а что насчет «Директорской» пиццы?

Официант, подняв взгляд вверх, с точностью повторил продукты, которые и так были указаны в меню. Но вишенку на торте Эд приберег напоследок:

- Составляющие теста? - невинно скалясь, уточнил он. Улыбка парня померкла и он, смутившись, пробормотал:

- К сожалению… Основа для пиццы у нас идет как полуфабрикат…

- Ладно, - Эдик не стал напрягать парня еще больше и заказал сэндвичи с индейкой.

Поблагодарив официанта напоследок и оставив ему достойные чаевые за старание и приятное обслуживание, Эдуард вышел на улицу и поймал себя на мысли, что сюда он еще вернется.


среда


- Рад снова видеть вас в нашем кафе, - Стас в белоснежной рубашке и неизменном черном фартуке поверх джинсов взмахнул салфеткой и отточенным движением постелил ее на стол перед Эдуардом. На следующий день тот снова пришел обедать на соседнюю базу, намеренно проигнорировав столовую в своем санатории.

Выложив перед гостем меню, парень, секунду поколебавшись, произнес:

- Специально для вас я уточнил у шеф-повара список ингредиентов теста. 

- Вот как! - Эд расплылся в благодарной и немного нахальной улыбке. - Внимательно слушаю!

Стас, неотрывно глядя ему в глаза, принялся по памяти перечислять составляющие, не забывая упоминать даже цифровые коды пищевых добавок. Эдуард был впечатлен.

- Неси «Директорскую», - кивнул он, когда официант замолчал, ожидая заказ. - Все это я ем.

Он будто бы невзначай сменил позу - оперся грудью о стол и сцепил пальцы в замок. Взгляд официанта невольно скользнул в сторону источника движения и на пару мгновений задержался на браслете Эда.

«Ханки-код высматриваешь? Напрасно» - усмехнулся про себя Эдуард, когда парень исчез в дверях кухни. Он был уверен, что не ошибся насчет Стаса.

Простой тонкий браслет из черных кожаных тесемок и вставок серебра не отражал ни сексуальных предпочтений владельца, ни его роли, являясь просто симпатичным аксессуаром, с которым Эдуард не расставался, затянув тесемки на крепкие узлы. Но красноречивый взгляд официанта сказал ему о многом.


После обеда Эдуард не торопясь обошел кафе по периметру и нашел неприметную торцевую дверь с табличкой «Вход для персонала». Удовлетворенно кивнув, парень присел на ближайшую лавочку и принялся выжидать. 

Прошло всего минут десять, и дверь отворилась: шум кухни и музыка из зала зазвучали громче. Стас появился на пороге и медленно огляделся.

Эдуард стремительным жестом сунул в рот заранее приготовленную сигарету и прикурил. Он открыто поймал взгляд парня и слегка улыбнулся. Тот улыбнулся в ответ и двинулся к его скамейке.

- Зажигалку забыл, - сообщил он Эду, доставая сигарету из пачки.

- Ага, - отозвался тот, роясь в кармане, - садись.

Он кивнул на свободное место рядом с собой. Официант опустился около него и прикурил от огня чужой зажигалки. Его пальцы, направив огонек, на короткое, но лишнее, мгновение задержались на руке Эда, и тот больше не сомневался.

- Сколько тебе лет?

- Двадцать, - отозвался Стас. - Как тебя зовут?

- Эд. Каждый день работаешь? - Вновь негромко спросил Эдик. - Я думал, у официантов смены…

- Есть смены, - кивнул собеседник, затягиваясь. - Но если каждый день, то можно заработать больше.

Эдуард не мог не признать его правоту. 

- А выходные у тебя есть, Стас? - хитро улыбаясь, выводил он парня на откровенность.

- Можно было бы взять… - Пожал тот плечами. - Если бы было ради чего.

- Как расслабляешься, отдыхаешь? - Эдик покосился на собеседника.

- Кино смотрю, - хмыкнул Стас.

- Какое совпадение! - Эдик всплеснул рукой. - У меня в номере как раз есть телевизор.

Стас посмотрел себе под ноги, с огромным трудом сдерживая смех.

- В каком ты корпусе? - Наконец совладав с собой, уточнил он.

- Я из соседнего санатория, «***», - лениво отозвался Эдуард. Он задержал взгляд на худощавой шее парня, липким взором окинул его торс и вновь вскинул глаза, приковывая их к губам. - Хочешь в гости?

- Завтра могу. Вечером, часов в двенадцать, - Официант бросил на него многозначительный взгляд. - Сменами поменяюсь.

- Хорошо, - весело отозвался Эдик. - Встречаемся здесь же. 


четверг


Виталий закончил работу поздно, около часу ночи. Он с наслаждением потянулся, разминая затекшие плечи, и снял одежду, аккуратно убрав ее на вешалку в шкаф. Парень разлегся на кровати, сдвинув теплое одеяло в ноги: ранним прохладным утром оно могло пригодиться.

За стеной в соседнем номере было тихо, но Виталик никак не мог припомнить, возвращался ли сосед Эдик с прогулки. Лег ли спать, или все еще где-то развлекается.

Он только было прикрыл уставшие глаза, как в коридоре послышался громкий шум.

Дверь в блок со скрипом распахнулась, и в общий на оба номера тамбур ввалились двое парней: они очень старались производить как можно меньше звуков, но тем самым шумели еще сильнее.

Вспыхнул свет, и Виталий вдруг увидел, что дверь его комнаты прикрыта не до конца, щель в палец толщиной так и манила взглянуть на происходящее. Он осторожно поднялся и бесшумно приблизился к двери, припадая к просвету: внимательный карий глаз блеснул в темноте. 

Эдуард и какой-то блондин целовались прямо у двери блока, не удосужившись войти в номер.

- На хрена ты включил свет? - сдерживая смех, прошептал Эд. - У меня сосед…

Незнакомец прыснул, затыкая ему рот поцелуем, Эд, вывернув руку, нащупал выключатель на стене. С громким щелчком тамбур погрузился во мрак, и с таким же резким оглушительным звуком переключился триггер в мозгу Виталия. 

Парни уже давно завалились в соседнюю комнату, и стало гораздо тише, а тот все еще стоял у двери, глядя прямо перед собой. Минуты через две он, словно сбросив оцепенение, беззвучно закрыл свою дверь и медленно сел на кровать.

До этого момента он думал, что все его латентные фантазии ими же и останутся. Виталий, дожив до своего возраста, так ни разу в реальности и не сталкивался с наглядными проявлениями гомосексуализма. Эротические мечты, порно-видео, неясные мысли, смутные образы, подавленные желания - этот постыдный коктейль наполнял его доверху, по самые края. Однако он давным-давно смирился с тем, что есть абстрактные мечты, а есть суровая действительность, в которой над его альтер эго доминирует сущность альфа-самца.

Едва различимый скрип кровати в соседней комнате буквально заставил Виталия подпрыгнуть. Он яростно прошипел ругательство, сжав через ткань нижнего белья напряженный член. 

Этот парень-сосед сломал все, что так тщательно, по кирпичику, выстраивалось долгие годы! Его идеальный образ, его бронированный панцирь раскололись. Внутренний альфа самец грустно заполз в уголок подсознания и сжался в позу эмбриона. 

Тянущая сладкая боль возбуждения погружала Виталия в пучину смятения и противоречий. Страха он не испытывал, давно привыкнув к своим странным желаниям. Через тонкую стену парень услышал хриплые стоны и словно взбесился - шумно выдохнул и вскочил с постели. Внезапно подумал - кто же из них стонет? Понадеялся, что Эд.

Комната стала ему мала, словно тигру - клетка.

Виталий несколько раз порывался выйти на балкон, чтобы закурить и успокоить нервы, но каждый раз останавливался, не желая выдать своего присутствия, ощущая себя будто третьим лишним. 

Стоны за стеной, уже хорошо различимые, сплетались из двух соло в дуэт.

Виталий лег обратно на постель, но каменный стояк не оставлял шансов уснуть. Пора было признать, что все это время его непреодолимо влекло к новому знакомому, симпатичному парню, от улыбки которого по телу бежали мурашки, а психика автоматически выставляла дополнительный уровень защиты, который выражался в высокомерии, отстраненности и снисходительности. 

Одно дело знать, что он - голубой, совсем другое - убедиться в этом воочию. Стоны за стеной звучали практически в унисон, Виталий сунул руку в трусы, чтобы приласкать себя и подарить такую необходимую разрядку. 

Это было даже круче видео со множеством подробностей. Сейчас он был словно участником оргии, хотя по сути таковым не являлся. Его мысли были черны, а намерения скрывались так глубоко, что он и сам не мог бы их распознать. Он только сейчас вдруг кристально четко понял, что ревнует практически незнакомого парня, мечтает обладать им единолично, сделать своей - и только своей - собственностью.

Беспощадно резкие движения руки - он будто наказывал сам себя непонятно за что. Темнота убого обставленной комнаты, лунная дорожка на плещущейся вдали реке, темные, словно сажа, листья деревьев на фоне звездного неба - такою он запомнил аранжировку самого яркого оргазма в своей жизни. Таковой была огранка принятого решения - прекратить подавлять свою сущность внутри самого себя. 

Виталий, закусив губу, схватился за комод, уперся лбом в предплечье, глотая стон. Теплая жидкость, источающая резкий запах, липко испачкала руку. Парень несколько секунд не шевелился, с удивлением осознав, что звуки в соседней комнате тоже стихли. Затем заозирался в поисках салфетки.


- Я скоро, - громкий шепот за дверью. Виталий, вновь было улегшийся в постель, понял, что Эдуард направился в душ. Решение он принял мгновенно, даже не головой, а телом, подскочившим с кровати. Дождавшись, пока струи воды уверенно зашумят, он резко открыл свою дверь, затем дверь соседнего номера и железным тоном скомандовал:

- Э, орел, на выход!

Худощавый белобрысый парень, не ожидая подвоха, натянул одеяло до самого подбородка, испуганно таращась на разъяренного соседа. Виталий сгреб в охапку лежащие на полу вещи, не утруждаясь разобраться - где чьи? - и швырнул их ему в лицо. Тот спешно выудил из кучи свои шорты и молниеносно их натянул. 

- А Эдик…

- Эдик тебе позвонит, - прорычал Виталий, все так же не повышая тон. Дождался, пока блондин нащупает футболку, и взашей подтолкнул его к выходу. Недоумевающий парень предпочел не связываться с незнакомым типом в полтора раза крупнее себя, поэтому прыгнул в шлепанцы и был таков. Виталий захлопнул дверь блока и с тихим стоном вновь растянулся на постели. Только лишь, когда Эд вышел из душа, он понял, что забыл закрыть дверь в свой номер. 

Виталик замер, прислушиваясь. Он понял, что сосед искренне удивлен происходящему: вернувшись, он обнаружил вместо любовника пустую комнату. Парень тихо вышел в тамбур и осторожно заглянул в приоткрытую дверь его номера.

- Виталий? Не спишь? - прошептал он.

- Нет, - глухо отозвался парень.

- Ты случайно не знаешь, куда делся мой… гость?

- Ушел, - все так же односложно ответил Виталик, поворачиваясь к входу спиной. 

- Он забыл трусы, - Эд хмыкнул и пожевал губы.

- Наверное, спешил, - резко бросил Виталий. - Я могу поспать?

- Конечно! - Эдуард смутился и вдруг понял, что все это время бессовестно мешал соседу. - Извини.

Тот не ответил, притворившись спящим. 


пятница


Утро началось с того, что к зевающему, сонному, проспавшему завтрак парню в номер нанесла визит старшая медсестра. Эд похолодел, пропуская женщину в блок: он мгновенно вспомнил вчерашнего чужака на территории и подумал, что кому-то стало о нем известно. Но медсестра лишь укорила его в недобросовестности, в наплевательском отношении к лечению, и предъявила график профилактических процедур, в котором напротив его фамилии красовалось больше пустых клеточек, нежели галочек.

Эдуард хотел было возразить, что напротив строки «Тополев В. Ю.» вообще отметок не значится, но взглянув на строгое лицо женщины, передумал, послушно кивнул и, приведя себя в порядок, отправился по всем кругам ада, методично и последовательно посещая кабинет за кабинетом. 

Но все это время его не покидало странное чувство незавершенности. Поступок Стаса вызывал недоумение. Если, по его мнению, свидание стало провальным - в чем сам Эд глубоко сомневался - то все равно было ненормально убегать, наплевав на трусы.

- Здесь что-то другое, - под нос себе прошептал парень и решил, что должен разобраться в происходящем.

Но после обеда установившаяся жара вновь спутала его планы. Под солнцепеком, в полный штиль Эд передумал шагать свой марафон и решил, что визит к официанту вполне может подождать до вечера. Сам же Эдик решил воспользоваться ситуацией и вдоволь накупаться в реке.

Прохладная вода освежила его, и на смену сонливости пришла бодрость, словно река смыла всю накопившуюся еще с прошлого дня усталость.

Сосед по блоку не появился в столовой на ужин, но Эдик, погруженный в свои мысли, не обратил на это внимания. Чудовищно проголодавшись, он съел подчистую обе порции и быстро отнес тарелки к окошку приема посуды. Если Виталий не найдет на столе своей еды, решил Эд, то пусть выясняет отношения с работниками столовой.

Выйдя из корпуса, Эдуард удивился тому, насколько жарко стало на улице. Воздух не шевелился, и Эдик плыл в нем, словно в раскаленном тумане. Над аллеей поднималось колеблющееся марево: парень вытер бегущий по загривку пот.

Только лишь покинув тенистую территорию санатория и выйдя на открытую местность, Эд выяснил причину такого резкого изменения в погоде. Далеко на горизонте, со стороны города, в небе широко раскинулась приближающаяся грозовая туча.

Парень удивленно присвистнул, и сбавил скорость. Он все еще не терял надежду, что гроза пройдет стороной, но спустя полчаса неторопливой прогулки стало совершенно ясно, что туча стремительно разрастается, и что она несет с собой не просто грозу, а настоящий шторм.

Эдик замедлил шаг и в нерешительности остановился. Сунув руки в карманы и запрокинув голову, он задумчиво посмотрел в сизое небо. Если бы парень мог увидеть себя со стороны, то невольно восхитился бы тому, как по-голливудски эпично он смотрится на фоне пополам разорванного молнией неба.

Чутье подсказывало ему, что продолжать путь не стоит. Печально покачав головой, Эдуард развернулся на сто восемьдесят градусов и резво зашагал обратно в санаторий, изредка оглядываясь, и отстраненно жалея, что он не обменялся со Стасом номерами телефонов.


Гроза застала Эда уже на подходе к корпусу. 

Небо разверзлось тугими струями воды, дождь сразу хлынул белесой стеной, резко ухудшая видимость до пары метров. Огромные градины падали то тут, то там, отломившаяся ветка березы с громким хлопком разбила декоративный плафон фонаря. 

Эдик припустил бегом, стараясь лавировать между стремительно разрастающимися лужами. Деревья гнуло к земле, потоки воды ревели в канавах, а полосы ливня под порывами шквального ветра ходили ходуном, слово струи душа, который кто-то тряс.

Эдуард на огромной скорости влетел в помещение, и, оглянувшись на улицу, поежился, оценивая масштаб стихии. 

Вдруг в холле бесшумно погасло освещение. Те немногие люди, которые находились рядом, возмущенно зароптали, но Эду было не до того. Он промок до нитки, футболка противно липла к телу, челка, обычно попирающая законы гравитации и бодро торчащая вверх, спадала на лоб. Телефон в кармане мокрых джинсов наглотался воды и отключился, и Эдуард, взбегая по лестнице на третий этаж, молился, чтобы это стало лишь временной проблемой.

Вечер был еще совсем не поздним, но гроза за окном организовала преждевременные сумерки. Коридор, лишенный света, оказался тихим и пугающе пустынным. Эдик, чертыхаясь, ощупью нашел дверь своего блока. 

- Виталик, ты здесь? - негромко окликнул он соседа, слегка волнуясь. - На улице апокали…

Сильные руки вдруг грубо толкнули его спиной о дверь. В темноте Эдуард не смог сориентироваться, и ударился затылком, но этого даже не заметил. Элемент внезапности заставил организм отреагировать зашкаливающим выбросом адреналина, и он даже почувствовал, что согревается. 

- Ви… - Но сосед не дал ему закончить. Больно сдавливая пальцами плечи, Виталий удерживал его и, обдав жарким дыханием, скользнул поцелуем по приоткрытым губам. 

Глаза Эдуарда широко распахнулись, и он невидящим взглядом пытался отыскать в сгущающемся сумраке зацепку. Поцелуй, похожий на укус, ошарашил его, и даже испугал.

Виталий быстро оторвался от парня и отпустил его плечи. Эдик догадался, что тот и сам в шоке от своих импульсивных действий. 

Глаза постепенно привыкли к темноте, и взгляды встретились.

Эдуард, обеими ладонями схватив парня за шею, в сумасшедшем темпе возобновил прерванный поцелуй. Виталий, вплетая пальцы в его влажные волосы, отвечал с такой же неистовой страстью. 

Мокрая одежда полетела на пол, и Эдуард сам не понял, как они очутились в номере Виталия. Сердце гулко стучало в груди, мысли полностью отключились, осталось лишь всепоглощающее желание, похоть, азарт и риск, ликование, восторг и, пожалуй, немного счастья.

Эдик не стал медлить, отвоевывая у реальности свои мечты. Он, оставшись в одном нижнем белье, опустился на колени: молния штанов Виталия оказалась прямо напротив его лица. В рекордные пару секунд Эд освободил парня от тесноты трусов и, стараясь не прикасаться к члену холодными пальцами, взял его в рот.

Эдуард выкладывался, как, наверное, никогда до этого. Минет срывал крышу и ему самому, чего стоила одна только мысль о том, что тот самый брюнет-натурал, по которому он недолго, но конкретно сходил с ума, стонет от его ласк, прикусив кисть руки. Другой рукой Виталий медленно перебирал волосы на его затылке, то сжимая сильнее, привлекая ближе, то едва касаясь, и от этого Эдуард просто уплывал в нирвану.

Парень попытался максимально растянуть удовольствие, но много времени процесс не занял: коротко и шумно выдохнув через нос, Виталий кончил, слегка сгибаясь и напрягая рельефный пресс. 

Сперма брызнула в рот, и Эдик, слизав все до капли, встал. Он подумал, что выгони сосед его прямо сейчас - он бы даже не смог обидеться. Однако тот сумел его удивить.

Жестом Виталий предложил Эдуарду сесть на кровать, и тот безропотно повиновался. Парень присел на пол у его ног, медленно провел рукой по внутренней части бедра: Эд закусил губу, чтобы не всхлипнуть от кайфа. Так же неспешно, будто пытливо изучая, он погладил гениталии через ткань нижнего белья, затем, осторожно оттянув резинку, не без помощи Эда снял с него трусы.

От стоящего и подрагивающего от нетерпения члена его отделял буквально какой-то десяток сантиметров, но Виталий не торопился. Во мраке комнаты он внимательно разглядывал орган случайного сексуального партнера и даже будто принюхивался. Наконец, он соизволил осторожно прикоснуться к нему губами.

Эд не сумел сдержать рвущийся из горла стон. Заведенный до предела, он торопил Виталия поступательными движениями, отяжелевшей рукой, легшей на черноволосый затылок, но тот, замечая старания Эда, выпускал член изо рта, добиваясь хриплого протестного возгласа, затем возобновлял медлительный томящий плен.

Выстраданный оргазм расколол сознание на тысячи стеклянных осколков. 

Эдик вдруг осознал, что он все еще мокрый, но уже от пота, от жара возбуждения. И дышит, словно после затяжного марафона. С трудом приходя в себя, он краем глаза заметил Виталия, который вышел из номера в душ, чтобы сплюнуть в раковину и прополоскать рот.

Внезапно Эдуарду стало не по себе. Он неловко натянул влажное от дождя белье: тело пробрала дрожь. Парень встал, нашарил на полу свою одежду и замер у выхода. 

Виталий вернулся в комнату мгновение спустя. Не говоря ни слова, остановился напротив.

- Я пойду?.. - Словно спрашивая разрешения, пробормотал парень. 

Виталик кивнул, разглядывая тело Эдика, освещаемое вспышками молний. Взгляд пронзал до костей. 

Эд поежился и двинулся к себе, но Виталий вдруг схватил его цепкими пальцами за предплечье, медленно провел по руке ниже, подушечками пальцев коснулся браслета, кожи запястья, на пару секунд задерживая, а затем, будто передумав, отпустил.

Очутившись у себя в номере, Эдуард с тихим стоном швырнул мокрую одежду на стул. Его не покидало чувство, что он все испортил, хотя портить было нечего. Ему практически сразу стало ясно происходящее: натурал искал приключений, и он их нашел. Эксперимент увенчался успехом: Эдик не видел смысла спрашивать - «понравилось тебе, Виталик, или не понравилось?» Оргазм красноречиво ответил. А собственная страсть стала скорее затмением, которое нашло на сознание: Эд в первый раз пренебрег контрацептивами, которыми ранее пользовался даже при оральном сексе.

Вдруг он понял, что никогда до этого после случайной связи ему не было так гадко на душе. Никогда до сегодняшнего вечера он не мучился угрызениями совести и особо не парился чувствами сексуальных партнеров, так же как и они не думали о его. Сейчас же, растягиваясь на постели и реанимируя намокший телефон, Эдуард ощущал небывалую тоску, такую сильную, что хотелось выть на луну. 

Просто очень долгое время до этого он трахался, не влюбляясь.

Эта истина заставила его глубоко вздохнуть. Шумящий за окном дождь убаюкивал. Спонтанный оргазм расслабил тело. 

Уплывая в сон без сновидений, Эдуард поклялся себе, что поговорит с соседом и признается ему в своих чувствах. Он не боялся показаться смешным и жалким. Он боялся, что Виталий может никогда о них не узнать.


суббота


Утром сквозь сон Эдик слышал тихие шаги в соседней комнате, слышал, как с легким скрипом отворилась дверь блока. Сосед ушел - или сбежал? - спозаранку, еще до будильника Эда, оставив в тамбуре лишь шлейф из запаха зубной пасты и туалетной воды.

Эдуард целый день не находил себе места. Понимал, что, скорее всего, Виталий не вернется рано, но все равно караулил его в номере уже с пяти часов.

Парень не появился ни на обед, ни на ужин и довольно сильно задержался после. И тогда, когда Эд уже потерял всякую надежду, дверь в блок, наконец, распахнулась. 

Эдик вскочил с кровати и сделал пару шагов к выходу из комнаты, ощущая, как в душе всколыхнулась паника. Он медленно открыл дверь.

- Привет, - просипел, застав Виталия на пороге номера. 

Помедлив, тот отозвался:

- Привет. - Но не обернулся.

Эдуард грустно вздохнул. Выстроенные вопреки собственной воле надежды рухнули в доли секунды. Он ощутил, как от случайного любовника веет холодом. Он понял сразу, что должен был знать свое место, иначе теперь на него демонстративно укажут. Поэтому наиболее верным в сложившейся ситуации он посчитал оставить о себе не самое плохое впечатление. Не вызвать у парня отвращение глупыми признаниями. Эд собрался с духом и, подытоживая собственные мысли, произнес:

- Я не буду утомлять тебя разговорами, просто хочу, чтобы ты знал: выяснять тут нечего. Забудем. И не переживай, - Эд спрятал горечь за улыбкой, - Один раз - не пидарас. 

Виталий, все еще стоящий на пороге и обернутый к Эду в профиль, наконец, посмотрел ему в глаза. Он шире открыл дверь и посторонился, приглашающе взмахнув рукой:

- Зайди.

Эдуард чувствовал себя неловко. Было одновременно стыдно за свои чувства, горько за разбитые мечты и смущал сам этот человек, наглухо закрытый от какого-то либо постороннего вмешательства во внутренний мир. Появилось смутное ощущение, что это начальник вызывает его на «ковер».

Плотные сумерки за окном погрузили комнату в серый мрак, но силуэт Виталика резко выделялся на фоне окна. Эд сначала оперся о комод, но почувствовал, что они находятся слишком близко, и увеличил пространство, присев на кровать. Он не мог оторвать от парня взгляд, стараясь запомнить его в мельчайших подробностях. Ощущал, что влюбленность, жестоко подстегнутая спонтанной интимной связью, перерастает в наваждение, и совершенно не приносит мятежной душе покоя.

- Эдуард, моя работа приучила меня экономить свое время, - вдруг без обиняков произнес Виталий. Твердый голос резко нарушил паузу, тем самым заставив Эда вздрогнуть от неожиданности.

- Я же сказал, что бы ты забыл о вчерашнем… - промямлил Эд, чувствуя себя унизительно под его взглядом.

- Не перебивай, - Виталий нахмурился, но Эдуард не заметил этого в темноте. - Я не хочу ходить вокруг да около, терзаться сомнениями и волнениями. Я уже давно не пацан.

Эдик вздохнул и снова открыл, было, рот, но Виталий продолжил:

- То, что вчера было между нами - это было классно. Но я не знаю, как теперь с тобой общаться. Такой опыт у меня впервые.

Эдуард вытаращил глаза, не веря своим ушам. Виталик стоял у комода, невесомо опираясь на него левой рукой, и легонько барабанил пальцами по поверхности. Белоснежная рубашка с небрежно подкатанными рукавами, контрастировала с загорелой кожей: даже тела офисных работников к концу лета приобретали приятный бронзовый оттенок. Ремешок часов едва слышно цокал застежкой по гладкому дереву.

Время для Эдуарда будто остановилось. Он медленно поднялся и преодолел разделяющее их расстояние не быстрее, чем за вечность. Очутился так близко, что чувствовал тепло его тела даже через одежду. Глаза и губы оказались на одном уровне, и Эд, утопая в дерзком взгляде цвета крепкого алкоголя, приблизился на дистанцию поцелуя.

Виталий ответил на его инициативу, но глаз не прикрыл. Это одновременно и будоражило, и раздражало, а также, показалось Эдику, свидетельствовало о несерьезности происходящего. Однако он, не прерывая поцелуй, провел рукой по сказочно красивым жестким волосам и скользнул по теплой шее ниже, к пуговицам на воротнике рубашки. 

Виталий резко отстранился, с силой перехватывая его руку.

- Я собирался принять душ, - сообщил он, мгновенно теряя к парню интерес.

Но Эд вдруг упрямо подумал, что просто так не сдастся. 

- Можно с тобой? - Осведомился он у снимающего наручные часы парня.

- Нельзя, - спокойно ответил сосед, даже не повернувшись в его сторону.

- Плевать, - вдруг взбесившись, процедил Эдик. - Я иду с тобой!

Виталик, мельком скользнул по нему заинтересованным взглядом и, прихватив полотенце, направился в душевую. Эдуард упорно следовал за ним.

В душевой Виталий вел себя так, будто находится там совершенно один. На Эдуарда он не обращал внимания, безо всякого стеснения снимая одежду. 

Эдик, освобождая себя от вещей, неистово пожирал парня глазами. Гладкая грудь, широкие плечи, ровная спина с тонкими отметинами шрамов и стройные ноги кружили ему голову, он чувствовал, что от одного только взгляда на тело Виталия внизу живота разливается возбуждение.

Виталик шагнул в кабинку под теплый душ, но дверцу не прикрыл, что Эдуард расценил как приглашение. Не медля ни секунды, он забрался следом и сразу же прижал соседа к холодной кафельной стене. Действие сначала встретило сопротивление, однако затем Виталий, будто взвесив за и против, позволил себя обнять.

Короткие резкие поцелуи под струями водопроводной воды имели хлористый привкус, однако Эдику, увлекающемуся все больше и больше, было все равно. Он, глубоко вдавливая пальцы, с силой скользил по мышцам Виталика, который, в свою очередь, не щадил его волосы, грубо сжимал шею сзади, царапал короткими ногтями поясницу.

Эдик метнулся рукой в пах и сжал стояк парня. Несколько раз скользнул пальцами туда-сюда по упругой плоти, и этой же самой рукой обхватил собственный член. Два органа коснулись друг друга: трение, как и осторожные пальцы Эда, усилило яркость ощущений.

В глазах Виталия мелькнула тень, похожая на отрезвление. Он отстранился, но буквально на пару секунд. Отбирая у парня инициативу, без лишних церемоний обхватил его член и ритмичными движениями вгонял Эдуарда все глубже в бессознательный кайф. 

Парень не отставал, стараясь подарить соседу такие же приятные ощущения, но, стремительно теряя контроль над телом, уперся лбом в ключицу Виталия и закусил губу, чтобы не стонать слишком громко. Над ухом звучало шумное дыхание партнера.

Эйфория настигла их практически одновременно. Теплые струи воды смывали в водопровод наслаждение и стыд.


Виталик покинул душ первым, вытерся и вышел, даже не обернувшись. Эд, наскоро сполоснувшись, абсолютно мокрый прошлепал в свою комнату: полотенце он, разумеется, взять с собой забыл. 

Эдик натянул чистую футболку, клетчатые шорты и тщательно вытер волосы. Кое-как причесав их пальцами, парень вздохнул: его непреодолимо влекло в соседнюю комнату. Неслышно ступая, Эд медленно пересек свой номер и робко замер на пороге комнаты соседа:

- Можно?

В номере над кроватью неярко горел светильник. Виталик в одних штанах полулежал поперек кровати - голова и плечи опирались о стену - покусывал ручку и читал какие-то документы. Даже не обернувшись на парня, он невнятно отозвался:

- Проходи.

Эдик скромно устроился на краешке стула, но Виталик, бросив на него насмешливый взгляд, позволил:

- Садись удобнее, не стесняйся. Я сейчас.

Эдуард расценил это как руководство к действию и пересел к парню на постель. Устроившись рядом, плечом к плечу, Эдик заглянул в бумаги. Таблицы и сводки ни о чем ему не говорили.

- Что это?

- Недельный отчет отдела продаж, - задумчиво протянул Виталик. Эд отстранено подумал, что тот, даже внося правки в документ, умудряется выглядеть сексуально. - Вот же овца ленивая! - Вдруг злобно прошипел парень, - думала, я не замечу, что отчет она скинула на зама. Ну, ладно…

Он замолчал, резко перечеркнув в таблицах несколько цифр, и шумно захлопнул папку.

- Что-то не так? 

- Все хорошо, - беря себя в руки, ответил сосед, - просто она переделает отчет в свой выходной. Нет смысла читать дальше, информация не актуальна. Грустно, когда глупый человек думает, что он хитрый.

Эдик предпочел не развивать тему работы и, убедившись, что Виталий спрятал папку в кожаный портфель, попросил:

- Расскажи о себе.

- Я ведь уже рассказывал при знакомстве, - удивленно обернулся на него Виталий.

- Ты просто сказал, кем работаешь, - пожал плечами Эдуард, - но это ведь так, ничего личного.

- А тебе личное подавай, - хмыкнул парень и вдруг пробормотал, - эх, сейчас бы кофе…

- У меня есть кофе в стиках, - тот час же предложил Эдик. - Я растворимый обычно не пью, но…

- Сойдет, - кивнул сосед.

Эдуард ненадолго отлучился в свой номер и вскоре вернулся с чашкой в руках.

- Извини, но кружка только одна. Можем пить по очереди, или сразу с одной, если не брезгуешь, - подключая кипятильник, проговорил он.

- Ты спрашиваешь, брезгую ли я пить с тобой из одной чашки, после того, как я сосал твой член?

Виталий распрямился во весь рост, издевательски улыбаясь. Эдуард не ответил. Вода закипала в полной тишине. И лишь когда он увидел, как Виталий осторожно отпил обжигающий напиток из его чашки, то выпалил, шокируя сам себя:

- Я запал на тебя с первого взгляда.

- Я в это не верю, - невозмутимо пожал плечами Виталик.

- Что - думаешь, сочиняю? - удивленно протянул Эдик, принимая чашку из его рук.

- Нет, - спешно поправился парень, - я в принципе не верю во влюбленности с первого взгляда.

- Во время нашей первой встречи ты показался мне сногсшибательным. Сразу же, - признался Эд, решив вываливать всю правду оптом, под соответствующий настрой.

- Во время нашей первой встречи ты расшвырял по коридору важный контракт, - в тон ему отозвался Виталий, - мне ты показался неуклюжим придурком. - Однако, встретившись глазами с немигающим взглядом сидящего напротив парня, он вздохнул, - извини, Эдик. Иногда я бываю жестоко прямолинейным. Те, кто знают меня - уже не обижаются.

- Ничего, - протянул Эдуард.

Виталик снова глотнул кофе и слегка поморщился.

- Растворимый… Какая, все-таки, га… - но осекся, передумав продолжать. Эдуард вновь поймал себя на отстраненной мысли, что хочет выебать парня так, чтобы хоть на время стереть с его лица эту гримасу превосходства.

Залпом допив остаток, Эдуард спросил:

- Я останусь на ночь у тебя?

Виталик прищурился, помолчал пару секунд, глядя Эду в глаза, и, наконец, ответил:

- Кровать узкая. Будет неудобно.

- Это смотря, как лечь! Если рядом - то да, а если… - хохотнул Эдик, но увидев, что сосед серьезен, осекся, - Не переживай. Приставать не буду.

- Ладно, - согласился Виталик. - Оставайся.

Он погасил ночник, и комната погрузилась в темноту. Эдуард снял шорты, футболку и забрался в постель Виталия. Спустя секунду тот улегся рядом.

- Расскажи о себе, - привстав на локте, вновь попросил Эдик, пытливо вглядываясь в сумрак, силясь разглядеть лицо Виталика. Отчего-то рядом с ним он чувствовал себя комфортно, будто знал парня тысячу лет. 

- Что ты хочешь знать? - вздыхая, смирился сосед.

- Все! - С готовностью выпалил Эдуард. - Как прошло твое детство? Кто твои родители, друзья? Как ты добился успеха в работе? Я хочу знать, какой ты.

- Сложный, Эдик. - Подавив вздох, проронил Виталий. - Ладно, с чего начать?.. Моих родителей не стало еще в раннем детстве. Автомобильная авария. Я попал в интернат, но на выходные - пусть и не каждую неделю - меня забирала к себе домой бабка по отцовской линии. После гибели сына она слегка тронулась умом, и не стала брать на себя ответственность за мое воспитание, поэтому эту честь взвалило на себя государство.

- Черт, соболезную, - Эду стало не по себе, и он поежился.

- Не надо, - оборвал его Виталий. - Я окончил колледж по специальности водоснабжение и водоотведение, поступил на заочное отделение в институт, уже на менеджмент. Бабка умерла, и вскоре я вступил в права наследования. Продал ее трехкомнатную квартиру и квартиру родителей, на часть денег купил небольшую двушку, остальное вложил в свое дело. Уже тогда я понимал, что работать на кого-то не хочу, да и просто не смогу.

Эдуард слушал, затаив дыхание. Виталик, погрузившись в мысли, немного помолчал, затем будто очнулся и продолжил:

- Адское тогда выдалось время. Я учился заочно, иногда засиживаясь за конспектами до утра. Параллельно работал продажником. Вкалывал на свое дело, которое поначалу было очень тяжело поднять. В тот же период по просьбе моей хорошей подруги мы заключили с ней фиктивный брак, и у нас случайно получился сын. Такого мы совершенно не планировали, - он грустно усмехнулся, - но решили, что оставим ребенка. Я был занят круглые сутки, Маринка тогда сама с малым дерьма хлебнула, хоть он и не был особо проблемным…

Виталик снова замолчал, словно вдруг глянул чужими глазами на собственную жизнь и пытался ее осмыслить.

- Сам не знаю, как я тогда не сдох, - Эдуард почувствовал, как парень пожал плечами, - но нервную систему угробил конкретно. Даже на антидепрессантах сидел, но после того, как уснул за рулем, решил, что хватит. 

- Просто ты сильный человек, наверное? - предположил Эдуард.

- Нет, наверное, у меня просто не было времени на то, чтобы сдохнуть, - хмыкнул Виталий, рефлекторно поворачиваясь к собеседнику в темноте. - Но если серьезно, то самый острый пик пиздеца миновал как-то незаметно, ребенок подрос, предприятие стало приносить доход. А потом жена предложила развод, и с тех пор я живу один, что весьма удобно с моим непредсказуемым графиком.

Эдуард осторожно коснулся пальцами его волос и прижался лбом к виску, но, внезапно подумав, что этот жест выглядит уж слишком интимно, спешно распрямился.

- Ты практически не появлялся в санатории. Зачем тогда ты здесь? - решил задать давно интересовавший вопрос.

- Без понятия, - ответ не внес ясности. - Я не собирался, но Марина и Костя настояли…

- Костя - это твой лучший друг? - перебил Эд.

- Да, - ответил Виталик, и в этом ответе не было никакого скрытого подтекста. - Они решили, что мне нужно хоть немного подумать о здоровье, отдохнуть и расслабиться - массажи там всякие, джакузи. Где, блять, они хоть находятся? - рассмеялся.

- На первом этаже, в конце коридора, - улыбнулся Эдик. - Получается, ты зря потратил время.

Виталик промолчал и вновь пожал плечами.

- Когда ты понял, что ты… Что тебя тянет к парням? - едва слышно пробормотал Эдуард.

- Давно. Точно не скажу, но, наверное, еще в интернате. А там за такое и убить могли, - невеселый смешок. - Детки, знаешь ли… Поверить не могу, что все это тебе рассказываю.

- Недавно я потерял мать, - хриплым шепотом поделился Эдуард откровенностью в ответ. Ему было слишком больно касаться этой темы, поэтому, лишь затронув ее вскользь, прервав слова сочувствия, он вильнул, съезжая на разговор о профессии. 

Горячо и долго рассказывал о студенческих годах, об опыте работы в международной компании, даже упомянул об унизительном разговоре с начальником и, в конце концов, поделился своими планами на будущую перспективу в работе:

- После увольнения я просто не могу представить, что снова буду вынужден вливаться в коллектив, искать с коллегами общий язык, лизать боссу задницу.

- Видимо, скандал не прошел для тебя стороной, - невесело пробормотал Виталик. 

- Это тоже, - кивнул Эдик, соглашаясь с правотой его утверждения. - Но еще я не вижу смысла доказывать паразитирующему звену в цепочке клиент-исполнитель, что я чего-то стою.

- Ого, амбиции, - Эдуард скорее услышал, чем увидел, как сосед широко улыбается.

- Я хороший специалист, Виталик, - решил прояснить Эд ситуацию. - Но никто…

- Не то, чтобы я ставил твои слова под сомнение… - медленно протянул собеседник. - Но тебе всего двадцать три.

- Это объективно, правда! У меня уже сейчас огромный опыт - я нарабатывал его едва ли не с шестнадцати, хорошее портфолио, к тому же - я очень быстро учусь, легко осваиваю новые технологии, всегда в курсе изменений в спецификациях и трендах, - Эдуард говорил очень убедительно. -  Но никто не возьмет меня сразу же на должность мидла или сеньора. Для начала мне придется тратить время на неспешное и плавное вышагивание по иерархической лестнице. Вместо погружения в задачу - втискиваться в жесткий рабочий график с десяти утра до семи вечера. И, даже будучи не загруженным, редко иметь возможность уйти хотя бы в половине восьмого просто потому, что все тим-лиды вокруг еще не покинули свои рабочие места…

Виталий молчал, заинтересованно слушая парня.

- Ты не подумай, я не против дисциплины, - поспешно оправдался Эдик. - Но я хочу, чтобы меня судили по уровню профессионализма, а не по способности идти по головам. Не по критике в адрес начальства на корпоративе. И не по личной жизни в нерабочее время, - Эдик осознал, что голос его ужесточился, и слова звучат злобно. Огорченный, он умолк.

- Хочешь быть самому себе хозяином? - негромко уточнил Виталик. В чем-в чем, а в этом он парня понимал прекрасно.

- Я хочу быть фрилансером, - кивнул парень, - устанавливать рамки самостоятельно. В идеале - сотрудничать с зарубежной компанией. Это моя цель и я буду к ней стремиться.

- Очень похвально, - искренне прокомментировал собеседник, и поменял позу, чтобы не отлежать руку.

- Можно сказать, что я уже фрилансер, но до того уровня, который меня устроит, еще очень долгая и тяжелая дорога, - грустно пробормотал Эдуард. - Пояс пока придется затянуть, но это меня не пугает.

Эд подумал, что слишком увлекся рассказом о своей персоне, а о работе он и вовсе мог проговорить до утра, поэтому решил растормошить нового знакомого встречными вопросами.

- У тебя были парни до меня? - Эдик хотел выяснить о соседе все, что мучило его уже долгое время, и не заметил, как фраза прозвучала, словно на допросе.

- Я ведь говорил, что нет. - Голос показался парню раздраженным.

- Просто на сомневающегося и экспериментирующего ты не похож, извини, - теперь уже пожимать плечами настала очередь Эда.

- А с хера ли мне сомневаться? - резко бросил Виталий. - Вижу цель - не вижу преград.

Эдик понял, что перегнул палку с личными вопросами. Вдруг, привстав на локте, он нашел в темноте губы парня своими губами. Осторожно, словно прощупывая почву, поцеловал, поглаживая ладонью по плечу, шее, волосам.

- А обещал не приставать, - но по голосу было слышно, что Виталий улыбается.

Эд хмыкнул в ответ и вновь возобновил медленные ласки. Ладонь Виталика легла на его колено и неторопливо провела по ноге вверх, к бедру. Он повернулся набок, лицом к Эду, чтобы было удобнее, закинул руку ему за голову, привлекая теснее, легко и небрежно коснулся волос затылка, но внезапно раздался громкий стук в общую дверь блока.

Эдуард в жизни не видел, чтобы человек так быстро одевался. Пока сам он, удивленный, садился на постели, Виталий уже застегивал молнию на спешно натянутых джинсах. Выходя из номера, он нацелил на парня палец, мол - «ни звука» и, замирая у выхода, отчетливо произнес:

- Кто?

- Дежурная медсестра, - раздался из-за двери приглушенный голос, - вечерний обход! У вас все в порядке?

- Да, в полном, - отозвался Виталик, удивленно приподнимая брови.

- А ваш сосед? Он у себя?

- Сейчас… Эдик! - он сымитировал стук в дверь номера парня. Эд показался на пороге его комнаты, едва сдерживая смех, и крикнул:

- У меня все отлично!

- Рада слышать, спокойной ночи! - Медсестра удалилась, и по ту сторону дверей прозвучал едва слышный стук в соседний блок.

Виталий выждал еще минуту, прислушиваясь, затем, покачивая головой, вернулся в номер.

- Черт те что… - пробормотал он, снимая штаны. - Что это было? Я ни разу за все время таких обходов не помню.

- Я тоже, - смеясь, пожал плечами Эдик. - Но я слышал утром в столовой, что какому-то старику ночью стало плохо. Видимо, теперь медсестры перестраховываются, проверяют постояльцев на ночь. Либо это одна такая совестливая попалась…

Виталий демонстративно кашлянул и лег на максимальном удалении от парня, закидывая руки за голову, словно давая понять, что визит постороннего человека капитально сбил его настрой.

- Спокойной ночи, Эдуард.


воскресенье


Эд проснулся один.

Сквозь сон он слышал, как Виталий собирался и выходил из номера, но находился в том противном состоянии, когда мозг еще не до конца пробудился и не в состоянии контролировать тело, хотя сам уже отмечает происходящее вокруг.

Парень постарался как можно аккуратнее заправить чужую постель, привел себя в порядок и со вздохом в одиночестве поплелся в столовую на завтрак.

В этот день Виталик в санатории так и не появился, не появился он и к вечеру. До поздней ночи Эдик ждал его в своем номере, но тщетно. В конце концов, когда время перевалило за полночь, он принял решение ложиться спать - скучный день не принес ничего, кроме горького послевкусия разочарования. Эдуард частично винил себя в отсутствии соседа. Он боялся, что чересчур откровенный разговор мог спугнуть нового знакомого.

Однако свои вещи тот не собрал, значит, им предстояло встретиться еще как минимум один раз.


понедельник


Дверь в общий тамбур отворилась с привычным скрипом, и Эдуард с пультом в руках, от скуки изучающий меню настроек на экране телевизора, увидел на пороге соседа. Тот сам шагнул к открытой двери его номера и нашел глазами взгляд парня.

- Привет. - Улыбка не в пример теплее, чем раньше.

- Привет! - Эдик обезоруживающе улыбнулся в ответ. - Я думал, ты решил закончить заезд чуть раньше.

- Вчера заключил крупную сделку в рестора…

- В воскресенье? - изумился Эд.

- Да, почему бы и нет? Неформальный ужин в выходной день - отличная почва для согласования и принятия всякого рода контрактов. Мне пришлось немного выпить за успех предприятия, - опершись о косяк двери, неторопливо рассказывал Виталий. На нем была одежда, которую Эдик еще не видел, - За руль я, разумеется, садиться не стал. Такси вызывать - нерационально. А Костя подвезти не захотел…

Будто извиняясь за друга, он пожал плечами.

- Переночевал дома и с утра в путь, - сосед снова улыбнулся. - Я сообщил бы тебе, если бы у меня имелся твой номер.

Эд дерзко хмыкнул и, приблизившись к парню почти вплотную, хлопнул того по карману штанов.

- Давай.

Виталий, не отрывая взгляд от его глаз, слегка помедлив, вытащил телефон. Эд взял в руки гаджет, все еще хранящий тепло тела парня и набрал комбинацию цифр - смартфон на тумбочке отозвался вибрацией входящего вызова.

За его спиной мощно распахнулись огромные крылья. Пусть этот жест ничего и не значил. Пусть Виталий просто играл свою роль. Возможно, он попросил его номер только из вежливости. Но у Эдуарда уже было гораздо больше, чем ничего: шанс, что их общение не прервется.

Виталий развернулся и уже почти скрылся из виду в своем номере, но в последнюю секунду задержался, произнеся:

- Я хочу впервые за все время попасть на пляж. Составишь компанию?


У реки было солнечно и людно. Погода после недавней бури выровнялась, восстанавливая отметку температуры на предыдущем летнем значении. Весело галдели дети, плескались на мелкой воде у самого берега. О чем-то степенно и неторопливо вели беседу старики. 

- Присмотришь за вещами? - Виталик, расстелив в тени полотенце, стащил джинсы и футболку и, не дожидаясь ответа, направился к водоему. Эд кивнул его спине.

Расположившись неподалеку, Эдик, прикрыв глаза, сквозь сомкнутые ресницы наблюдал за парнем, получая эстетическое удовольствие от вида стройного тела.

Виталий недолго постоял у кромки воды, засмотревшись на играющих детей, затем решительно зашагал на глубину. Вскоре Эдуард уже с трудом различал его голову среди остальных купающихся.

Сам он, перевернувшись на спину, удобно устроился на мягком песке и закинул руки за голову. Чувство близости с новым знакомым не покидало его с момента задушевного разговора. Эдик, разумеется, не тешил себя надеждой, что вдруг резко стал парню другом, но отношение Виталия к нему изменилось, и это было видно невооруженным глазом. 

Да, он все так же предпочитал командовать и доминировать. Но Эд уже не ощущал былого холодного высокомерия, сквозящего в общении.

- Класс! - минут десять спустя довольный Виталик опустился на свое полотенце. По его спине стекали прозрачные капли, волосы на загривке намокли и топорщились. Мелкие брызги, будто водяная пыль, осели на лице, и ресницы искрились, словно бриллиантовые. - Надо было и раньше выбирать время, чтобы поплавать…

- Расскажи о сыне, - вдруг попросил Эдуард.

- Обычный пацан, - пожал плечами Виталик. - Семь лет ему, уже второклассник.

- Ого! - изумился Эдуард и даже привстал на локте.

- Я же говорил - это был залет по молодости, - Виталик покосился на парня. - Брак, может, был и фиктивным, но вот Маринкино кружевное белье - очень даже настоящим. Не устоял… - Виталик широко и весело ухмыльнулся. Эд растянул губы в ответ. - Решение оставить ребенка мы принимали вдвоем, но все эти… детские проблемы Маринка вывозила практически самостоятельно, при этом она меня ни разу не упрекнула. За что я ей буду благодарен по гроб жизни, - черты лица парня заострились, на собеседника он не смотрел, разглядывая даль.

- Как его зовут? - негромко продолжил разговор Эдик.

- Игорь, - отозвался Виталий и лег на спину. 

- Ты скучаешь… жалеешь, что он не живет с тобой? - Эд формулировал вопросы на ходу.

- Вначале ведь жил, а толку? - возразил Виталик. - Толку от такого отца, который пропадает на работе? Мы с Маринкой разошлись мирно, и сейчас общаемся очень тесно. Поэтому я не жалею, что они живут отдельно. Я, конечно, упускаю его воспитание, - парень тяжело вздохнул, задумчиво разглядывая ветки ивы, шелестящие листвой на ветерке. - Слишком балую его дорогими подарками… Но решение было правильным - нам всем так удобнее. Да и Маринкин муж - отличный человек. За сына я спокоен.

- Я практически не помню отца, - в свою очередь признался Эдуард после непродолжительной паузы. - Он ушел от матери, когда мне было шесть, и я всегда думал, что в таком возрасте уже многое помнишь, но…

Он, будто сам себе удивляясь, покачал головой. Пальцы медленно просеивали речной песок.

- Похоже, что он не участвовал в твоих воспоминаниях, - предположил собеседник, поворачивая набок голову. Эдуард пожал плечами.

- Он тоже был ветеринаром, много времени работал посменно. Но и домой в свободное время, по всей видимости, особо не спешил. Я знаю о нем только то, что после развода он уехал за границу. Да, негусто…

- Думаешь, это повлияло на то, что ты стал… ну…

Эдуард его прекрасно понял.

- Хрен его знает, - медленно протянул парень. - Думаю, мой психотерапевт обязательно сочинил бы стройную теорию, основывающуюся на отсутствии отцовского внимания в детстве…

- Твой психотерапевт? - Удивленно поднял брови Виталик.

- Если бы он у меня был, - Эд улыбнулся, и Виталик, хохотнув, вновь уставился на деревья. - Теперь ты карауль вещи, - Эдик поставил приятеля перед фактом и, вскочив, зашагал к реке.


- Черт, умираю с голоду, - пожаловался Виталий, когда они, уставшие после купания, медленно брели по тенистой аллее к корпусу санатория.

- Так в чем проблема - в ресторанах тебе всегда рады, - подколол Эдуард, но вдруг подумал, что, возможно, его шутка прозвучала нелепо и неуместно. Он побоялся, что поторопился выводить их общение на более высокий, дружественно-ироничный уровень. Виталий мог не понять юмор, оскорбиться или - что хуже - отбрить в ответ уж совсем не шуточно. 

Но парень только весело хмыкнул.

- Вдруг на обед снова гречка? - осмелел Эд. - Не завидую тебе.

- Для меня сейчас и «гречка» звучит аппетитно, - засмеялся Виталик.

- Можно вопрос? - Не дожидаясь разрешения, парень торопливо продолжил, - ты ведь говорил, что вырос в интернате. Значит все это… - он неопределенно махнул рукой, обобщая систему общепита, режим и уровень сервиса в одно емкое слово, - должно быть тебе, как минимум, привычным. Я бы еще понял, будь ты избалованным сынком, «золотой молодежью», но…

- Понимаешь, Эдик, - парень вздохнул, - я не для того угробил свою молодость, поднимая бизнес, чтобы сейчас довольствоваться малым. Теперь, когда я многое могу позволить, я не намерен себя ограничивать.

Эдуард медленно кивнул, усваивая информацию.

- Я давно пообещал себе, что вытравлю из своей жизни эту детдомовскую плесень. Забуду детство там, как страшный сон. Изменюсь до неузнаваемости, чтобы ничем - ни словом, ни жестом - не выдать свое прошлое. Спасибо бабке - манерам она меня научила и за культурой речи также следила пристально. 

- Ты, и правда, ничем не напомина…

- В безвыходной ситуации, как сейчас, - продолжил парень, будто не услышав, и мотнул головой в сторону столовой, - я съем то, что мне предложат, и бровью не поведу. Но если уж будет возможность выбирать - я себя не обижу.

Эдик понимающе кивнул, признавая за его словами правоту.


- Как насчет сходить на причал? - поинтересовался Эдуард. Он наслаждался обществом соседа, и изо всех сил старался продлить совместное времяпровождение, хоть и понимал, что уже явно навязывается.

- Не знаю… - С сомнением в голосе протянул Виталик. После обеда он, насытившись, был ленив и умиротворен. Они сидели на скамейке около главного входа, под ветвями огромного каштана.

- Пойдем! Погода отличная, - уговаривал Эд. И правда, солнце спряталось за плотную пелену туч, жара немного спала, а въедливые летние лучи не слепили глаза. Обстановка как нельзя кстати подходила для долгой прогулки. - Там красиво. В офисе такого не увидишь.

Он снова поймал себя на мысли, что чересчур лезет в душу, будто критикует жизненный уклад парня.

- Вчера я поздно приехал домой, может быть, лечь поспать?.. - Задумчиво пробормотал под нос Виталик, медленно расчесывая волосы пальцами. Эдуард кинул на него быстрый взгляд и фыркнул.

Но парень вдруг хлопнул обеими ладонями по коленям и кивнул:

- Ладно. На причал. Показывай дорогу.

Тропинка извивалась среди зарослей полевых цветов, словно змея. Аромат разнотравья нектаром разливался над поляной. Эд шагал впереди, Виталик поспевал за ним следом.

- Завтра я уезжаю в город. - Услышал Эдуард за спиной. - В смысле - насовсем.

Парень резко остановился, и Виталик, налетев на Эда и схватившись руками за его плечи, тихо чертыхнулся.

- Почему? - глубоко шокированный и огорченный, он обернулся. - До конца заезда ведь еще два дня.

- Работа, - отозвался Виталий, словно бы этот ответ все объяснял. - В поездках туда-сюда я только теряю время. А оно понадобится мне для другого. Эй, чего ты стал, мы идем?

Молчаливый Эдик вынырнул из мыслей и, спохватившись, продолжил путь. 

Теперь тропа, пролегающая мимо дачного кооператива, стала гораздо шире, и парни без труда помещались на ней плечом к плечу. Заросли сорняков окаймляли сетчатые заборы, создавая разительный контраст с ухоженными и вылизанными территориями внутри. Эд грустно молчал, украдкой поглядывая на чужую жизнь, текущую за оградами.

- Эй, - негромко окликнул Виталик, притормозив. Он внимательно и хмуро разглядывал вновь сузившуюся до ширины полуметра дорожку. Справа от нее отвесно возвышался каменный забор заброшенного дачного участка. Слева - зиял десятиметровой пропастью обрыв. Ровно по центру вилась стежка утоптанной глины, которая с легкостью крошилась и со временем осыпалась все больше: обрыв, похоже, подступал к даче не первый год, хоть и медленно, но верно. 

- Да, хозяин попал, - согласно кивнул Эдик, глядя на разрушающийся фундамент. - Хрен такой участок продашь. А не продашь - его вообще скоро не станет…

- Угу, - Виталик на дачу не смотрел. Его взгляд манил обрыв, раскинувшееся внизу поле камышей и лениво плещущаяся, зацветшая, превращающаяся в болото, река. Даже под страхом смерти он не признался бы парню, что боится. - Здесь опасно, Эдуард. Не думаю, что стоит идти даль…

- Ты чего? - Удивился Эдик, ступая на выглядящую хрупкой тропинку. - Я раз десять тут был, и порядок. Не отставай.

Парень развернулся и быстрым шагом пересек опасный участок. Виталик, набрав в грудь воздуха, пересилил себя и догнал Эда. Пытаясь унять сердцебиение, он несколько раз бесшумно и глубоко вдохнул.

- Смотри, вон причал, - Эд указал немного левее их курса, и Виталий заметил древнее ржавое сооружение, которое, видимо, когда-то пользовалось популярностью у речных трамваев, но теперь со временем пришло в негодность. Навес причала полностью отсутствовал, понтоны поросли липкой тиной, а каждый свободный квадратный метр металлической конструкции был обсижен завсегдатаями-рыбаками.

- Зачетная достопримечательность, - кивнул Виталий, его губы тронула легкая гримаса.

- Вообще-то, - улыбнулся Эд, - не это наша цель. Пошли.

Он свернул с тропы налево и неутомимо двинулся дальше, взбираясь на крутой холм. Вскоре, достигнув вершины, парни остановились, и Эд победно улыбнулся, замечая на лице Виталия восторженно-ошеломленное выражение.

Холм оканчивался все тем же обрывом, но склон здесь был гораздо круче, высота больше, а вид, открывающийся с точки их обзора, можно было, по меньшей мере, назвать потрясающим. За спиной, вдали от безлюдной тропы, терялись в поросли коттеджи. Справа маячил старый причал. А впереди, насколько хватало взгляда, лениво плескалась волнами река, с высоты кажущаяся еще шире, еще мощнее. Где-то на горизонте рассекал воды теплоход. Оба берега, утопая в зелени, выглядели девственно-нетронутыми.

- Супер, - пробормотал Виталий, присаживаясь на теплую траву. Эдуард, шагнув вперед, изучал кромку обрыва. - Эй, куда? - Раздраженно окликнул он парня, испытывая неприятное чувство страха при виде человека, стоящего на краю, за которым лишь пропасть.

Эд медленно вернулся и опустился рядом с ним.

- Ты уедешь утром? - Молчание продлилось недолго.

- Да, - негромко отозвался Виталий, его взгляд был прикован к глади русла.

«Значит, у нас остался только этот день» - подумал про себя Эдик, в нем внезапно вспыхнула решимость не упустить время, во что бы то ни стало сделать последние часы общения с новым знакомым яркими и запоминающимися.


Вернувшись с прогулки, парни чувствовали себя уставшими до предела. Виталик, наскоро приняв душ, отправился на процедуры.

- Нужно же хотя бы раз за весь заезд оздоровиться, - хмыкнув, сообщил он Эду и скрылся за дверью блока. Эдик, от скуки растянулся на кровати - на него накатило блаженство, и парень сам не заметил, как уснул.

Проснулся он вечером, практически перед самым ужином, от приглушенного голоса Виталия в соседнем номере. Через стену слов было не разобрать, но командные интонации создавали ощущение, что парень звонит по работе.

Разговаривал он довольно долго, и Эд не знал, стоит ли ждать его, чтобы спуститься на ужин вместе. Наконец, он решился и, выглянув в общий тамбур, осторожно приблизился к приоткрытой двери. Виталий, заметив его на пороге, красноречиво покачал головой и взмахнул рукой. Эдуард понял, что тот занят, и, подавив вздох, направился в столовую в одиночестве.

Он уже доел свою порцию, когда в дверях столовой появился Виталик. Эд хотел было составить ему компанию, но вдруг его телефон зазвонил. «Ромка» определилось на экране, и Эд, вскочив, поспешил к выходу, попутно отвечая на звонок.

- Привет, танцор! - бросил он в трубку, разминулся с соседом, быстро кивнув, и уже через минуту оказался на улице, где можно было поговорить спокойно - в одиночестве и относительной тишине.

- Как отдыхается, Эдюха? - прозвучало на том конце разговора. - Не заскучал там? С местными старперами еще в нарды играть не начал?

- Порядок, Ромчик, - Эд расплылся в улыбке, - я доволен.

- Видишь, не зря я тебя так долго уламывал! - Победно воскликнул собеседник. - А ты все упирался - валидол, пенсионеры…

- Да, не зря, Ромка, ох, не зря, - протянул Эдуард, вкладывая в слова только ему одному понятный смысл.

Немного поболтав со старым приятелем о санатории, Эдик обнаружил, что забрел довольно далеко, в самый конец территории: неухоженную, не облагороженную зону с техническими строениями и домами для персонала. Опершись о низенький забор, ограждающий участок от соседней, выглядящей заброшенной, базы отдыха, он провожал глазами садящееся солнце и стаю всполошенных фазанов. 

Парень ощущал горечь и острую несправедливость от того, что его новый знакомый вынужден закончить свой отдых раньше. Два дня, остающиеся до официального конца заезда, дали бы им много: Эд уже сейчас ощущал, что обоюдное удовольствие от общения нарастает лавинообразно. Но этого времени у них, увы, не было. 


В номер Эдик вернулся уже в сумерках. Виталий вновь беседовал по телефону за плотно закрытой дверью своего номера. Эд принял душ, посмотрел телевизор - транслировали старую комедию - и только спустя уйму времени вдруг понял, что за стенкой воцарилась тишина. Вечер был еще не поздним, поэтому, решительно вскочив с кровати, парень направился к соседу в гости.

- Сыграем в морской бой? - Эдик замер на пороге.

- Ты не шутишь? - Виталий вначале засмеялся, но, увидев, что Эдуард предлагает на полном серьезе, осекся, приподнимая брови.

- Нет, - Эд пожал плечами и, не дожидаясь приглашения, сел в ногах удобно устроившегося на кровати Виталика. Тот с интересом следил за ним. - Давай телефон.

- Сто лет не играл, - пробормотал парень, протягивая Эду гаджет. Он несколько минут повозился с установкой приложения, настроил игру для двух соперников через блютус и передал смартфон обратно.


- Ах, ты… - Проиграв четыре боя подряд, Виталик выпрямился, садясь на постели. Напряженная поза и сведенные к переносице брови свидетельствовали о том, что поражение он принял очень близко к сердцу.

- У меня огромный опыт в этой игре, - посмеиваясь, отозвался с соседней кровати Эдик. Внезапно накатили тоскливые воспоминания о том, как он коротал за бездумными играми долгие одинокие дни и ночи.

- Давно меня не нагибали, - задумчиво протянул Виталик, расставляя корабли перед новым сражением. Эдик бросил на него быстрый взгляд, но парень, казалось, не почувствовал в собственных словах двойной подтекст.

- Это в офисе у себя ты царь и бог. Здесь же… - Эдик все еще улыбался, но слегка картонно.

- Нужно будет предложить Косте сыграть, - оскалившись в хищной ухмылке, Виталик потопил четырехпалубник Эда. - Любопытно, как он будет выкручиваться.

- Расскажи о нем, - попросил Эдуард, задумчиво изучая поле перед тем, как сделать свой ход.

- Он юрист в моей компании, - отозвался Виталик, выжидая. - На три года старше. Сын и дочка у него.

- Как получилось, что твой подчиненный стал лучшим другом? - Медленно протянул Эдик, один за другим потопив три однопалубных корабля.

- Не подчиненный, скорее, соучредитель. Он присоединился к моей команде одним из первых. Но не в качестве обычного рантье, - спохватившись, пояснил соперник по игре. - Мы поделили с ним обязанности в проекте, он взял на себя юридическую часть. Поверил в меня. Верил и тогда, когда опускались руки. Терпел перебои с выручкой. Сейчас он мой заместитель.

- Надежный человек, - Эдик понимающе кивнул.

- В чем-то - да, надежный, раз до сих пор принимает нашу дружбу как должное, - кивнул парень. - Она непростая, потому что мы слишком разные, и я очень часто отношусь к нему свысока… Но в чем-то и он специфический. Бывает навязчивым. Любит прикидываться дурачком. Сейчас, когда дела на фирме пошли на лад, ответственности избегает, как огня. Я потому и в отпуск уйти не могу… Блять, Эдуард!

Виталий отшвырнул телефон, глубоко переживая очередное фиаско.

- Просто я вижу закономерность в расстановке твоих кораблей, - осторожно пояснил Эдик. - Нужно больше спонтанности…

- Ладно, мне надоело играть, - буркнул Виталик, косясь на соседа. - Тоже мне, хренов искусственный интеллект… Серьезно? Я настолько предсказуем?

- Нет, - солгал Эдуард и поспешил перевести тему, - Костя знаком с твоей бывшей женой?

- Да, - уже спокойнее ответил Виталик. - Они хорошо ладят, впрочем, это Маринкина заслуга, она со всеми хорошо ладит… С Костиной женой общается. Наши дети дружат, несмотря на разницу в возрасте.

- А сколько им? - поинтересовался Эдик, опершийся спиной о стену.

- Они близнецы, по одиннадцать, - Виталик задумчиво смотрел в одну точку. - Знаешь, так странно вышло, что друзья заменили мне семью…

- У тебя их много? - полюбопытствовал парень, откладывая телефон.

- Очень мало, - вздохнул Виталик, - есть хорошие приятели, есть просто бизнес-партнеры. В основном, работа подарила мне врагов и конкурентов. С коллегами-подчиненными я дружбу не вожу, соблюдаю субординацию. Получается, что самые близкие люди для меня - это Костя и Марина.

Эдик помолчал, переваривая услышанное, но недолго, на ходу сочиняя новый вопрос:

- А они знают о том, что ты…

- Нечего знать. - Жестко отрезал Виталий, сверкнув глазами.

- А животные у тебя есть? - Парень перескочил на нейтральную тему.

- У меня даже Маринкин кактус сдох, - рассмеялся Виталик. - Времени на животных нет. И на шерсть у меня аллергия. Эдик, хватит вопросов - лучше тащи свой паршивый кофе.


К ночному кофепитию Виталий предложил печенье - Эд благодарно кивнул, припоминая, что видел в супермаркете космический ценник на такой же круглой жестяной коробке с выпечкой.

Последняя ночь, последние часы общения - но парни отстраненно молчали, изредка пересекаясь взглядами. Эд старался незаметно изучить черты случайного приятеля, чтобы память о нем осталась с ним навсегда.

- Пошли, прогуляемся? - Внезапно полным энтузиазма голосом предложил он. Виталий с сомнением посмотрел через балконную дверь на непроглядную черноту.

- Поздно. Дежурная уже заперла вход.

Эдуард расхохотался, глядя в удивленно-наивные глаза Виталика.

- Помнишь балкон в коридоре этажа? Ну, тот, что справа от нашего номера, в самом конце? - на губах Эда играла озорная улыбка.

- Помню, - медленно протянул Виталий и нахмурился, - не понимаю…

- Пошли! - Эдик вскочил с постели и подтолкнул замершего в центре комнаты Виталика к выходу. - Давай, давай!

Виталий недоуменно пожал плечами и, пропустив Эда вперед, запер дверь блока своим ключом. Эдуард, тем временем, обогнув широко раскинувшую свои листья пальму, стоящую на полу в конце коридора, одернул занавеску и, стараясь действовать бесшумно, распахнул двери на балкон третьего этажа.

- Эдик, что ты делаешь? - Задумчиво пробормотал Виталик, ступая на крошево бетонной пыли: пол потрескался от времени, и создавалось впечатление, что здесь давным-давно никого не было.

Эдуард задернул занавеску обратно и осторожно прикрыл дверь. Теперь со стороны коридора их вторжение обнаружить было невозможно.

- Охуенно погуляли, - кивнул Виталик, оглядываясь. Балкон напоминал нишу в каменном мешке - узкое и тесное пространство с обеих сторон было наглухо закрыто бетонными перегородками так, что смотреть можно было только вперед. 

- Думаешь, я тогда проводил своего… кхм… гостя через главный вход? Под расписку в журнале посещений дежурной на ресепшн? - в темноте блеснули зубы Эда, отражая свет полной луны. - Санаторно-курортный режим жесткий, и он не по мне. 

Парень жестом заставил Виталия посторониться и подошел к правому краю балкона. Свесившись едва ли не до половины, он что-то искал в темноте.

- Эй, - опасливо окликнул Виталик. Затея нравилась ему все меньше.

- О! - Победно выкрикнул Эд, и его упругая задница мелькнула перед самым лицом Виталика: вскочив ногами на ограждающие перила, он выпрямился и шагнул вбок. Сосед бросился ближе и обнаружил парня стоящим на пожарной лестнице. Эдуард рассмеялся, глядя на его удивление.

- Внизу метра два до земли, имей в виду, - предупредил он и начал, было, спуск, но Виталик помотал головой:

- Подожди.

- Что? - Удивленно замер Эд и вдруг осклабился, - боишься, детка?

- Ни хера! - Огрызнулся Виталий, нащупывая лестницу рукой.


вторник (полночь)


Виталик приземлился с тихим шлепком обуви об асфальт и, оказавшись рядом с блистающим неизменной улыбкой Эдом, выпрямился во весь рост. Корпус санатория, словно остов гигантского корабля, был темен, лишь лампочка над главным входом угадывалась где-то вдалеке. Гораздо ближе было освещение аллеи: желтые фонари давали достаточно света, чтобы рассмотреть, как Эдуард одобрительно кивает. Виталик чувствовал, как авантюра увлекает его сильнее и сильнее.

- И что? Куда теперь? - Поинтересовался он у парня, разглядывая ладони на предмет ржавчины. 

- На реку, - Эдуард пожал плечами, будто бы ответ был очевиден, и направился к запасному входу на пляж. Виталий подстроился под его шаг, глядя по сторонам. Темная ночь, пустынные аллеи, спящий корпус и ни души вокруг - парень чувствовал, как остро разливается по телу давно позабытый азарт.

Запертая калитка их не остановила и, с легкостью перемахнув забор, парни спрыгнули на мягкий песок. Виталик ступал осторожно, чтобы въедливые песчинки не набились в кроссовки. Эд в босоножках двигался непринужденно.

Пляж выглядел еще более диким, чем днем, и гораздо пустыннее, чем сама территория. Ленивые языки волн набегали на мелкий берег, деревья шумели, сверкая запутавшимися в ветвях звездами. Эдуард опустился прямо на песок у самой кромки воды и приглашающим жестом махнул парню.

- Черт, красиво, - выдохнул Виталий, присаживаясь рядом и глядя на искрящийся огнями противоположный берег.

- Я думал, что таких бизнесменов-снобов, как ты, невозможно чем-то удивить, - Эд, положив голову на локоть, смотрел на соседа. - Пейзажами с обрыва, ночной рекой…

- Иди ты, - лишь хмыкнул тот в ответ.

Виталик не мог сказать, сколько времени они провели в воцарившейся тишине. Он чувствовал такое умиротворение, которое, как казалось ему раньше, в его возрасте уже просто недоступно. Так доволен жизнью, наверное, может быть только обласканный родительской любовью ребенок, но даже в этом он уверен не был - такие ощущения были ему чужды.

Августовская ночь и близость водоема быстро остудили тело, Виталий, поежившись, пробормотал:

- Прохладно…

И вдруг ощутил горячие ладони Эда на скулах. Парень, привстав на коленях, склонился к его лицу и нежно коснулся губами уголка рта.

- Эй, я не могу… так! - Крикнул Виталик, неловко буксуя на песке, и вскочил на ноги. Сердце бешено колотилось в груди, и он затруднялся ответить, от чего же больше - от страха или страсти. Одно Виталий мог сказать точно - он согрелся.

- Не бойся, мы одни, и здесь темно, - тихо проговорил Эдуард, опускаясь обратно. Виталик покачал головой и остался стоять, напряжено осматриваясь вокруг.

Эдик тихо вздохнул, понимая, что с Виталием придется играть по другим правилам. Немного помедлив, он дал соседу возможность слегка прийти в себя в тишине. Затем встал и, приблизившись к парню, приобнял его за плечи, подталкивая в сторону каменной скалы. Там, в ее тени, укрытые деревьями, они остались наедине.

Эдуард прижал Виталия к теплому шершавому стволу ивы и, поглаживая ладонями талию, вновь ласково коснулся губ. Понимая и принимая его страх - не напирал, позволяя привыкнуть к сводящей с ума рискованной близости.

Через некоторое время Виталий уже сам жадно тянулся за продолжением и Эд, ощущая, что момент настал, коснулся ширинки.

Виталий мгновенно перехватил его руки. В полной тишине они замерли, глаза в глаза. Эдуард настойчиво продолжил прерванное действие.

- Ты сумасшедший, - простонал Виталий, когда его член очутился у парня во рту. Эдик, не обращая внимания, продолжал начатое. - Черт, псих…

Пальцы Виталия бессознательно перебирали его волосы, и Эдуард чувствовал, что конкретно в эту минуту, конкретно в этом месте он абсолютно счастлив. Причин для этого у него, казалось, не было вовсе - малознакомый парень-би, довольно холодная ночь и - что спорить? - очень рискованный минет пусть и на безлюдном, но публичном пространстве. Однако Эдик отдавался ощущениям безотчетно, мечтая раствориться в  моменте, радуясь, что это воспоминание навсегда отпечатается в его душе.


Отойдя на пару шагов, Эд наклонился к реке и зачерпнул пригоршню воды, чтобы прополоскать рот. Виталик, тяжело дыша, застегнул штаны. Приблизившись к парню, он, стрельнув взглядом по окрестностям и убедившись, что вокруг все так же ни души, положил ладонь ему на затылок и мягко привлек к себе, благодарно целуя. 


- Скоро рассвет, - Виталик кивнул на сереющую полоску неба над рекой.

- У меня есть идея, - Эд, прижавшийся к его груди спиной, встрепенулся и вскочил на ноги. Виталик вновь почувствовал, как без близости другого теплого тела его пробирает холод. - Пойдем!

- Куда? - Сонно отозвался он. Волшебно красивая ночь и природа зачаровали его и Виталий, обнимая Эда, пригрелся и едва не уснул. Теперь же зыбкая дрема была грубо нарушена неугомонным парнем.

- Откуда рассвет наблюдать лучше всего? - Загадочно спросил Эд и, не дожидаясь ответа, выпалил, - с крыши, конечно!

- Ага, - фыркнул Виталик. - Про крышу корпуса даже я слышал от дежурной. Что лестница к ней уже три года на замке, после того как кто-то с нее упал…

- Парень, какой же ты правильный, - покачал головой Эдуард, окидывая его взглядом с головы до ног. - Ты, наверное, и пакеты молока вскрываешь строго по пунктирной линии?

- А что такое? - обескураженно спросил Виталик, но Эд уже увлек его за собой:

- Пошли, потом покажу.

Неторопливо они пересекли внушительное расстояние между берегом реки и лестницей, ведущей с пляжа на территорию санатория. С каждой минутой вокруг становилось все светлее, и Эдуард ускорил шаг.

- Вот, я же говорил… - Еще издали Виталий указал Эду на большой амбарный замок, но, приблизившись, Эдик с улыбкой отвел дужку и снял его с петель. - Э…

- Страшилку про падение с крыши рассказывают уже лет десять, - пояснил парень. - Чтобы дети не шастали. Для того и замок повесили. Но люди знающие, не афишируя, могут сюда пробираться…

- А ты откуда взялся такой знающий? - приподнял брови удивленный Виталик. Эд, не ответив, открыл решетку, отделяющую их от прохода на крышу:

- Готово, прошу.

Виталик шагнул вперед.

Ступая по крыше, он не мог побороть ощущение, что переместился во времени лет на тридцать назад. В те времена, когда санаторий был только построен, это место, похоже, использовалось для терапии ультрафиолетом: рассеянный солнечный свет достигался с помощью реек, укрепленных на равном расстоянии друг от друга метрах в трех от поверхности. То тут, то там взгляд цеплялся за остовы бетонных возвышений: видимо, именно здесь устанавливались шезлонги для принимающих солнечные ванны. Предусмотрели даже декор - стандартно-голубоватые кафельные стены здесь были разбавлены мозаикой на морскую тематику: прищурившись, Виталий разглядел русалок и даже Посейдона.

- Эй, смотри, - заворожено прошептал Эдуард, наваливаясь на парапет. Восхититься, и правда, было чем. Перед ними, насколько хватало глаз, раскинулся простой, но невероятно трогательный пейзаж родной природы: луга с полевыми цветами, разноцветные лоскуты полей, плавный изгиб реки. Водонапорная башня сверкала как новая, отражая металлическим боком лучи рассвета. Находясь на возвышении, санаторий был расположен очень выгодно в плане обзора, и у парней по-настоящему захватило дух.

Глядя на восход, они молчали, деля одну сигарету на двоих. Рука Виталия небрежно покоилась на плечах Эдуарда. Тот же с некоторой нервозностью теребил свой кожаный браслет.

День обещал быть теплым, но сейчас утренняя роса, опавшая на крышу, на них самих, успешно остудила и без того иссякший запал авантюризма.

- Я люблю тебя, - тихо, со вздохом произнес Эдуард, признаваясь в очевидном. Он отдавал себе отчет, что не поторопился. Ему не нужно было мучительно разбираться в себе. Он просто знал это - четко, ясно и наверняка. - Прости.

Эд и сам до конца не понял, зачем извинился. Наверное, не хотел доставлять Виталию неудобств своей любовью.

- Мне жаль, Эдик, - отозвался парень, не глядя ему в глаза. - Я не такой смелый, как ты.

- При чем тут смелость? - грустно возразил Эдуард. - Виталик, тут либо… торкает, либо нет.

- Ты прав, - согласно кивнул тот, все так же глядя на рассветное розовое солнце. Яркие отблески зари отражались в его волосах. Внезапно он повернулся, ловя пристальный взгляд Эдуарда. - Торкает.

- А? - не сразу понял удивленный Эдик.

- Ты цепляешь меня. Словно гарпуном, - Виталий, собрав в кулак остатки храбрости, сказал то, что обязан был сообщить парню. Не просто из вежливости, а руководствуясь открытостью и прямодушием: располагающая обстановка «пробила» его на откровенность.

- Чем же? - серьезно уточнил Эд. Создавалось впечатление, что он не совсем доверяет его словам.

- Улыбкой. Искренностью. Фигурой, - Виталик плотоядно оскалился, - но если честно - я благодарен, что ты заставил меня почувствовать себя живым, - И он крепко стиснул плечо Эдуарда. 

Эд нащупал рукой его пальцы и сжал в ответ. Признание вызвало в его душе настоящую бурю, нервозная радость будоражила до дрожи.

- Но… я не знаю, как быть дальше, - Виталик вновь отвернулся, отступая к парапету, облокачиваясь на него. - Я так давно не состоял в отношениях…

- Я в них не состоял никогда, - хмыкнув, перебил его Эд. - Ну и что? Все бывает впервые.

Крышу затопило мягким розоватым светом, и Эдуард прищурился, разглядывая ослепительные блики на спокойной глади реки. В воздухе разливался аромат пробуждающихся цветов и мокрой от утренней влаги земли.

- Сегодня я уезжаю, - медленно протянул Виталий. - Обидно, я ждал так долго, прежде чем решиться…

- Ты решился, и это главное, - твердо произнес в ответ Эдуард, проводя ладонью по его спине. - Я никогда не вмешался бы в твою жизнь по собственной инициативе.

- Правда? - недоверчиво улыбаясь, обернулся к нему Виталий.

- Да. - Эд вспомнил свою готовность признаться соседу-натуралу в чувствах, и горько осознал, что так и не смог бы переступить себя. Не сумел бы справиться с таким унижением. - Но я обещаю: я сделаю все, чтобы ты никогда не пожалел о своем решении. 

- А я обещаю, что мы с тобой попробуем… начать, - Виталий сформулировал мысль как-то скомкано, но Эд, расплываясь в счастливой улыбке, с силой привлек его к себе и поцеловал. Пальцы Виталика медленно, с наслаждением поглаживали короткие волосы на затылке парня. Эд любовался длинными черными ресницами, с головой тонул в кофейно-темных глазах. - Но я не знаю… Не понимаю, с чего!.. Строить все, основываясь на сексе? Но ведь мы даже не трахались ни разу…

- Для начала позвони мне, когда будешь готов, - Эдуард посерьезнел, бедром опираясь о бруствер. - И помни, что торопиться нам некуда.

Виталик кивнул. Он был рад предоставленной возможности немного разобраться в себе и не спешить.

- Эдик, - задумчиво протянул он, окидывая взглядом длинную дорожку от главного входа к противоположному концу корпуса, откуда началось их ночное путешествие. - Нам ведь не обязательно спускаться и обходить весь санаторий? Пожарная лестница должна быть где-то на том конце…

Он, прищурившись, вглядывался в дальний торец здания.

- Ха, а ты быстро учишься! - Эд хохотнул и увлек его за собой.


- Помочь тебе собраться? - Отчаянно сдерживая зевок, спросил Эдик, когда они очутились в своем блоке. Он оперся плечом о дверь номера Виталия, наблюдая, как тот достает из-под кровати чемодан.

Сосед не ответил, лишь боднул головой в сторону шкафа. Эд, приблизившись, отворил дверцы и переложил одежду на его кровать, осторожно касаясь выглаженных качественных вещей.

- Я думал, ты поспишь перед отъездом, - пробормотал он, разглядывая футболку парня.

- Нет необходимости, - отозвался Виталик, укладывая вещи в чемодан. - Я чувствую себя бодрым. Высплюсь уже дома.

Эд кивнул - продолжать разговор не хотелось.

Справились они достаточно быстро, и вместе спустили вещи в фойе. Виталик о чем-то недолго поговорил с дежурной и отдал ей ключи, Эдик, тем временем, со скучающим видом изучал стенд с важной, по мнению администрации санатория, информацией.

На залитой солнцем парковке было уже даже жарко, и контраст с холодной ночью получался просто разительный.

- Какая это модель? - Кивнул Эдуард на машину, спрашивая, только чтобы не молчать. 

- А шесть, - Виталик уложил сумки в багажник Ауди, захлопнул его и приблизился к парню. - Эдик, я позвоню обязательно. Только… извини, не знаю, когда.

Эдуард кивнул - он не сомневался в его словах, доверяя обещанию безоговорочно. Попытался было взять парня за руку, но Виталик отпрянул, стремительно отнимая ладонь.

- Блять, я так не могу! Не дави на меня. Пожалуйста, - он не хотел грубить, но вышло грубо. 

Эд печально извинился: он осознавал, что в страхе Виталия нельзя найти и крупицы рационального. Бесполезно было говорить, что вокруг никого нет. Что до корпуса так далеко, что из окон они кажутся муравьями. Что даже в этом случае от любопытных глаз их прикрывает машина. И что через минуту Виталик уже будет на шоссе, и - кто бы их ни увидел - добраться до него не смогут.

Страх шел не из разума, а из бессознательного, и Эдуард не мог с ним конкурировать аргументами. Поэтому он лишь кивнул парню на прощание, крепко пожал руку и ненадолго задержался, провожая серебристый автомобиль взглядом прищуренных от солнца глаз.


***


- Привет, это Виталик, - бархатный голос в трубке заставил Эдуарда мгновенно прервать работу. Шумно втянув носом воздух, он отъехал на стуле подальше от компьютера и радостно воскликнул в ответ:

- Привет!

- Встретимся? - Виталий не стал ходить вокруг да около.

- Я постоянно думал о тебе, все это время, - Эд ощущал чрезвычайно мощный прилив счастья, но вдруг осознал, что собеседник уже довольно долго молчит, - эй, алло? - взволнованно произнес парень, полагая, что связь прервалась.

- Я тоже, - пробормотал Виталий, и Эдик понял, что тот просто сильно смущен.

- Приезжай, - предложил он, слегка сбавив обороты. 

- Может, снять номер в гостинице? - Задумчиво предложил Виталик.

- Зачем? - Искренне удивился Эдуард. - Я живу один. Сейчас сообщением пришлю адрес. 

- Хорошо, буду через час, - нервно согласился парень и отключился. Только лишь отправив смс, Эд догадался, что Виталик, по всей видимости, предлагал встречу на нейтральной территории, не желая быть чужаком во владениях Эда. 

В санатории все казалось как-то проще, более плоским в оторванности от быта. Теперь же разница в укладах жизни, в характерах, в мироощущении и восприятии себя вылезла наружу, словно уродливая правда. Вздохнув, парень подумал, что им придется пройти через огромное количество проблем и притирок, прежде чем хоть что-нибудь начнет вырисовываться. 

Если начнет.


- Не знал, что ты любишь, привез на свое усмотрение, - вместо приветствия Виталий подал Эду бумажный пакет с бутылкой виски. 

- Это совсем не обязательно, - Эдуард покачал головой, с улыбкой принимая презент.

- С пустыми руками в гости ходить не могу, извини, - пожал плечами Виталик, снимая обувь. - Моя бывшая подружка Илонка говорила, что я в этом плане как…

- Я ничего не хочу знать о твоих бывших, - мягко, но решительно перебил его Эд.

Виталик осекся и кивнул, принимая правила игры:

- Я понял.

- И о моих ничего не спрашивай, пожалуйста. - Эдуард посчитал тему закрытой, и жестом пригласил гостя в дом.

Виталий устроился за кухонным столом и с любопытством огляделся. Парень выбрал дальний угол, между стеной, столом и окном, и Эдуард понял, что таким образом он бессознательно дистанцируется от контакта. Не став напирать, хозяин нашел на полке стаканы и устроился сбоку. 

- Симпатично, - резюмировал гость. Он сидел вальяжно, широко разведя ноги, но Эд без труда читал его истинные эмоции: смущение, фальшивая самоуверенность и тщательно скрываемая неловкость. Общение в санатории уже успело забыться, и они словно начинали заново. Другие декорации, другая жизнь - действенная и тяжелая проверка чувств на искренность.

- Останешься на ночь? - тихо спросил Эд, сделав маленький глоток крепкого напитка. Он смотрел на парня, узнавал и не узнавал его в то же время. Виталик, как Эду казалось, остро не вписывается в его привычную домашнюю обстановку. Видеть красавца-брюнета на собственной кухне было дико, словно знаменитый киноактер снизошел до визита в типичную квартиру городской многоэтажки.

- Не планировал. Но… - Виталик небрежно передернул плечами, будто давал понять, что он готов изменить планы в любой момент.

Эд отставил стакан и ласково провел ладонью по его руке. Летняя жара еще не спа́ла, и Виталик был одет в простую темно-синюю рубашку с коротким рукавом. Мышцы под загорелой кожей напряглись, и парень скрипнул зубами.

- Как твоя работа? - Эдуард убрал руку, вновь пригубил алкоголь, из-под ресниц наблюдая за реакцией: Виталий, казалось, слегка расслабился.

- В последнее время много суеты. Период отпусков закончился, - с готовностью подхватил тему гость, глядя в бокал. - Я регулярно присутствую на деловых встречах, ищу, с кем можно заключить соглашение о сотрудничестве…

Эд в красках представил, как Виталик, словно поджарая гончая, рыщет в поисках добычи, и усмехнулся сам себе. 

- Если ты не готов, я не настаиваю, - вдруг проговорил он, пронзительно стреляя серыми глазами. 

Виталик, казалось, опешил, но сориентировался быстро.

- Глупости, - поморщился он. - Просто мне нужно… Привыкнуть. Сейчас все по-другому. И ты… все меньше напоминаешь того неуклюжего придурка, с которым я познакомился в коридоре. Знаешь, а у меня ведь еще тогда закралось подозрение: бумажки мои так ловко собрал, вещи помог занести!

Эд хмыкнул, роняя взгляд на стол. Он без труда ощущал повисшее между ними напряжение.

- Я не понимаю, что чувствую, - вдруг тихо произнес Виталик, уже не хорохорясь. В глаза Эдуарду он предпочитал не смотреть. - Ну, то есть… то, что я сейчас здесь, то, что ты парень… Это заводит меня. Но я не знаю, как вести себя в таких отношениях. Веники тебе дарить, в рестораны водить?

Эдуард расхохотался, и Виталик, упрямо не глядя на него, не смог не улыбнуться в ответ.

- Вижу, про голубых ты только в книжках читал, - отсмеявшись, подвел итог он. Вновь подался вперед и крепко сжал ладонью запястье Виталия. Даже видя смущение парня, руку не убрал. - И правда, у меня есть некоторые приятели, которые не возражают принимать подарки от папиков, которые ведут себя манерно. Но, я не такой, не от этого я ловлю свой кайф. Относись ко мне, как к другу, и не забегай наперед. Понимаю, конечно, - поспешно поправился он, - что я птица не твоего полета…

- М-м? - Виталий удивленно нахмурился, встречаясь с Эдиком глазами. 

- Ты старше, и у нас не может быть дружбы на почве общего поколения, которое бы нас объединяло. Как собственно, и твое трагическое детство кардинально отличается от обстановки, в которой рос я, - призадумавшись, стал перечислять Эд. - Твой бизнес вытягивает планку уровня жизни до недостижимых для меня высот. По крайней мере, пока. 

Он немного помолчал.

- Твой эксперимент с сексуальной ориентацией произошел по меркам всей жизни буквально секунду назад, и ты не знаешь, что с этим делать, в то время как я это о себе знал всегда. Как видишь, - шумно вздохнул он, - мы довольно разные…

- Но зато я отлично понимаю тебя, как это - быть одиноким, - вдруг перебил Виталик. - Твоя искренность - это то, чего мне в повседневности очень не хватает. Бывает, насмотришься на штукатуренных со́сок, которые на фуршетах вьются ужом, чуя запах денег… На «партнеров» по бизнесу, которые и глазом не моргнут - утопят, если рассмотрят хоть намек на выгоду. Тошно. И я не думаю, что наша непохожесть - это минус. Я просто не вытерпел бы парня, похожего на меня…

Эдик весело хохотнул.

- Я помогу тебе пройти через осознание, - негромко заверил он и получил благодарный кивок Виталия. - К тому же, ты не подумай - я не стану сковывать тебя по рукам и ногам. Я привык к полигамии. Если и ты захочешь встречаться с кем-то еще: с парнями, с девушками, то я…

«Возражать не стану» хотел было произнести, но понял, что это было бы откровенной ложью. Мучительная ревность заслонила взгляд, и парень хмуро ковырял трещину на столе. Он обязан был предоставить Виталию выбор, но даже сама мысль о том, чтобы делить его с кем-то, позволить свободные отношения, причиняла почти физическую боль.

- Нет! - внезапно твердо возразил Виталик. - Если ты со мной - то со мной. Понял?

Счастливая улыбка озарила лицо Эдуарда, и он кивнул.

- Звучит так, как будто ты предлагаешь мне стать твоим партнером, - ехидно протянул он.

- Посмотрим, - буркнул Виталий в притворной строгости и одним глотком допил виски.


Капли пота катились по лицу, щекотно задерживаясь в бровях.

Эдуард лежал на боку, спиной к Виталию. Надорванная задница саднила, искусанные губы пересохли от частого дыхания, и их слегка щипало, кожа головы на загривке болела от грубо трепавших волосы пальцев.

- Прости, я, кажется, поторопился, - Виталик, уткнувшись лицом в его плечо, глухо бормотал извинения, - не знаю, я ведь раньше практиковал такое с подруж… Черт.

Виталик примолк, обрывая себя, ругая за несдержанное слово не упоминать о бывших. 

- Как ты? - Поинтересовался он, спустя несколько секунд.

Эдуард повернулся на другой бок, оказываясь к парню лицом. В темноте он нашел его губы своими. Что значила эта ерундовая резь на фоне острого наслаждения от единения с человеком, к которому тянет всей душой? Сравнится ли причиненный недуг с тем фактом, что оргазм, слегка приторможенный дискомфортом как сдерживающим фактором, был вызван не только физическим, но и психологическим воздействием? Эд не мог подобрать слов, поэтому всю благодарность, всю свою привязанность он вложил в поцелуй.

Виталий, казалось, расслабился и повеселел. Он полулежал, опираясь на локоть, и небрежно поглаживал кожу парня подушечками пальцев: тыльную сторону ладони с бугрящимися венами, живот, грудь, ключицы.

Внезапно задев серебряную цепочку, он провел по ней, поигрывая, и обхватил пальцами подвеску. 

Плоское широкое колечко, напоминающее шайбу для водопроводного крана, легло на ладонь. Парень нахмурился, силясь его разглядеть, но затем молча вернул на место. Эдуард был рад, что он ничего не спросил.

- Что-то означает? - тихо осведомился Виталий, неторопливо очерчивая пальцем контур браслета.

- Ничего, - Эд отрицательно помотал головой. - Если тебе все это не по душе - я сниму…

Вдруг Эдик почувствовал себя странно, унизительно, будто желая угодить новому парню, он не просто соглашался откреститься от своей индивидуальности, но и сам же первый это предложил.

- Не обязательно, - негромко отозвался Виталик, и Эд едва сдержал вздох облегчения.


Октябрь

23 года


- Проходи, - Виталий с легким лязгом вынул ключи из замочной скважины и, распахнув массивную дверь, посторонился, пропуская Эдуарда в свою квартиру. Тот осторожно шагнул вовнутрь и осмотрелся, слегка приоткрыв рот.

- Ого, - парень даже присвистнул от удивления, не в состоянии понять, что же впечатляет больше: неестественная чистота или педантичный порядок.

Справа, в конце коридора, располагался шкаф для верхней одежды, подогнанный точно по размеру свободного пространства ниши. Слева, ограничивая прихожую, находилась вешалка и специальная полка для обуви. Блестящий темно-серый ламинат, имитирующий рисунок деревянных досок, сиял, отражая точечные светильники в потолке. Однотонные обои перламутрового цвета матово переливались.

Эдик снял кроссовки и, ступив ногами в одних носках на идеальный пол, смущенно обернулся на хозяина, держа свою обувь в руке.

- О, да брось, - с наигранной беспечностью махнул тот в сторону полки. Эд поставил кроссовки на свободное место и осторожно повесил куртку на сверкающий хромом крючок вешалки, мысленно порадовавшись, что день назад все же заставил себя пришить к воротнику петельку. 

Виталий непринужденно двинулся дальше, скрываясь в объединенном санузле. Он зажег свет и Эдуард, восхищенно улыбаясь, заозирался по сторонам.

- Офигенно, - выдохнул, наконец, парень, вдоволь насмотревшись на голубоватый кафель. Помещение было небольшим, но многофункциональным, рационально обставленным и буквально затопленным слепящим светом. Блики led-ламп сверкали на тщательно отполированных кафельных стенах, на белоснежной ванне без единого пятнышка, и Эдуард с ноткой стыда вспомнил свою ванную комнату, стены которой уже очень давно собирался оттереть от отпечатков.

Виталик кивнул: он и не думал спорить, справедливо считая свой дом достойным похвал.

- Я тоже планирую делать ремонт, - зачем-то соврал Эдуард неожиданно для самого себя. - В следующем году… Или через год. - Смущенно кашлянув, он закончил мысль, - Думаю, мне пригодятся твои советы.

- Буду рад помочь, - безэмоционально отозвался Виталий и жестом пригласил его на экскурсию дальше, отпирая дверь дальней комнаты.

- Детская? - Эдуард улыбнулся, замирая на пороге. В этой комнате было больше жизни, чем во всех увиденных до этого помещениях вместе взятых. Небольшой диван для ребенка, шкаф, комод и целый автопарк игрушечных машин, некоторые из которых доходили высокому Эду едва ли не до колен.

- Сын иногда ночует у меня, - задумчиво пояснил Виталий, пряча руки в карманы. - Поэтому его комната так и осталась его комнатой. Я практически ничего здесь не менял. 

- Он часто приезжает? - Эд с легкой завистью пожирал глазами игрушечный грузоподъемный кран.

- Все реже, - лаконично ответил хозяин и склонил голову в приглашающем жесте. Эдуард поспешил за ним дальше.

Гостиная оказалась большой и очень светлой даже несмотря на то, что окна комнаты выходили на балкон. Эдик с интересом выглянул сквозь стеклянную дверь и изумленно замер.

- Просто пустой балкон? Серьезно? - Не смог сдержать он от удивленного возгласа.

- У меня нет ненужного хлама, - пожал плечами Виталий. - От лишних вещей я избавляюсь. То, чем пользуюсь, но нечасто - хранится в гараже.

Эдуард кивнул, решив не продолжать тему. Комната ему понравилась. Наверное, золотисто-желтые обои вносили нотку тепла, а свет торшера на длинной ножке создавал хоть какой-то уют. Диван в собранном состоянии выглядел компактно, оставляя в помещении кучу свободного места, из чего парень сделал вывод, что раскладывается он в широкую и удобную постель.

Стол, комод и шкаф-купе были собраны из досок одинакового серо-бежевого цвета, но предметы мебели не терялись на фоне друг друга, а, наоборот, замечательно гармонировали.

- Признавайся, - Эдик улыбнулся, уперев руки в бока. - Здесь сегодня была фотосьемка?

- Что? - непонимающе вздернул брови Виталик.

- Твоя квартира выглядит так же, как те дома в журналах про интерьер, - пояснил Эдуард свою реплику. - Глядя на них - не веришь, что там действительно живут обычные люди. Так и здесь… 

Он вновь осмотрелся. Ни соринки, ни пыли, ни пары сиротливо забытых носков. Дверцы мебели плотно закрыты. Даже папки и бумаги на столе уложены под прямыми углами.

- Патологический перфекционизм? - Эд вздохнул, обращаясь к парню уже без шуток. Он понимал, что тяга к порядку и симметрии совсем не так безобидна, как может показаться на первый поверхностный взгляд.

- Я стараюсь себя контролировать, - Виталик отвернулся к окну. - Но не подумай, я не какой-то там больной!.. - Поспешил он развеять сомнения. - Просто… Дисциплина и планирование облегчают мне жизнь.

- Прости за мой вечный бардак, - Эдуарду внезапно стало стыдно за свою огромную трехкомнатную квартиру, которая даже вполовину не была так хороша, как небольшое, но безупречное жилье его нового друга.

- Ты аккуратный парень, - Виталий смотрел открыто и говорил уверенно. - У меня нет к тебе претензий.

Эдик недоверчиво хмыкнул и вновь почувствовал неловкость. Декор в комнате отсутствовал, и глазу буквально не за что было зацепиться. 

- Ты останешься? - Виталик шагнул ближе и положил ладонь ему на загривок. Приятная тяжесть руки согрела, и Эдуард, оттаяв, улыбнулся:

- Останусь. Только если позволишь раскидать по столу твои папки.

Виталий рассмеялся, привлекая парня ближе.


- И что - я должен взять это в рот? И потом проглотить?

Эдик, прищурившись, заглянул в очередной пластиковый контейнер. Заказанный из кафе ужин очень быстро закончился, и парень был доволен всеми блюдами, кроме самого последнего. Разглядывая мерзкие на вид порции, он даже покачал головой.

- Не, Виталик. Я эти сопли есть не буду!

- Вот это ты оборзел, - но парень весело улыбался, - от устриц нос воротишь!

- Я сказал бы иначе, - не согласился Эд. - Оборзел тот, кто эти устрицы жрет килограммами!

Виталий рассмеялся, отправляя в рот щедро сбрызнутую лимонным соком мякоть моллюска. Тщательно прожевав мясистый морепродукт, он вновь бросил на парня насмешливый взгляд:

- Что - даже не попробуешь? 

- Ну на фиг, - отмахнулся Эдик. - Вдруг ракушка в зубах застрянет?.. Доедай.

- Тогда поделенный пополам счет за ужин придется пересмотреть, - жуя, Виталик повел бровью, но Эд только отмахнулся:

- Проехали. Кухня у тебя классная.

Он еще раз осмотрелся, скользя любопытным взглядом вокруг. Обилие техники выглядело внушительно, и вся она по возможности подбиралась цвета нержавеющей стали. То, что нельзя было приобрести в металлическом корпусе - заменялось черным. Тостер, кофеварка, электрочайник из стекла и микроволновая печь располагались сподручно, в строго отведенных местах. Все остальные приборы и прочая кухонная утварь надежно скрывались за дверцами глянцевых черных шкафов. Ослепительно белый кафель удачно разбавлял кажущуюся поначалу мрачной гамму.

Широкий стол располагался с другой стороны. Небольшой стальной холодильник находился прямо за спиной Эда, справа от окна. Тщательно вымытая пепельница замерла точно по центру подоконника.

- Маринка, когда после ремонта в гости зашла, визжала от ужаса, - Виталик, улыбаясь, погрузился в воспоминания. - Увидев белый кафель и глянцевые шкафы. Она сказала, что это непрактично. Но…

Он красноречиво мотнул головой себе за спину и Эдуард был вынужден признать, что ни отпечатков пальцев, ни пятен на стенах он не видит.

- Просто, наверное, приходится чаще убирать, - пробормотал парень.

- Либо питаться вне дома, - Виталик подмигнул.


- Черное постельное белье? - Восхищенно выдохнул Эдик, выйдя из ванной. Он с удивлением и восторгом рассматривал разложенный и аккуратно застеленный диван в гостиной. - Черт, охуенно!

- Согласен, - довольно заулыбался Виталик и отложил телефон на тумбочку. Приглашающим жестом он откинул край одеяла, и Эдуарда не нужно было просить дважды. Скользнув под хрустящее покрывало, он оказался рядом с любовником.

Контакт кожа к коже - тепло тел мгновенно разгорелось в жар возбуждения, и Эд, ощутив новизну обстановки, познав Виталия в роли самоуверенного хозяина, почувствовал, как отказывают тормоза. Он разорвал поцелуй и прошептал в приоткрытые губы:

- Может быть, попробуем…

Не договорив, парень резко перекатился и оказался сверху. Осторожно сжал напряженные руки и хотел продолжить поцелуй, но внезапно встретил сопротивление.

Все до единой мышцы в теле Виталия напряглись, он вырвал руки и, не дав Эду опомниться, вновь подмял его под себя.

- Со мной этот фокус не пройдет, - шепотом пробормотал он, лаская мочку уха, словно извиняясь за излишнюю резкость.

- Ты серьезно? - Эдуард был обескуражен. Слегка придя в себя, он привстал на локтях и помотал головой. - Не хочешь… поменяться?

- Исключено, - не терпящим возражений тоном, отозвался Виталик, замирая на своей половине постели и глядя в потолок.

- Я осторожный, больно не будет, - Эдик не знал, в чем причина столь категоричного отказа и предположил, что любовника останавливает боязнь неприятных ощущений.

- Плевать на боль, - глухо сказал Виталик, упрямо не желая повернуться к Эду лицом. Озадаченно хмурясь, тот разглядывал в темноте его профиль.

- Не понимаю… - тихо протянул Эд, ощущая себя невероятно глупо и неловко. 

- Эдик, повторяю - я сложный, - со вздохом парень, наконец, соизволил повернуться к нему в темноте. - Не то, чтобы я зарекался от… этого навсегда, но…

- Ты сам себя лишаешь половины возможного кайфа, - Эдик сокрушенно покачал головой.

- Пусть, - беспечно отозвался любовник. - Но я такой, предупреждаю сразу. И если ты не готов…

Эдуард нашел взглядом темные пропасти его глаз. Скользнул пальцем по четкой, совершенной линии губ, ладонью невесомо погладил по груди и с едва сдерживаемым стоном подался к нему навстречу:

- Я готов.


Октябрь

23 года


- Я не люблю говорить об этом, - Виталик выглянул в окно и затянулся. Эд смущенно поскреб ногтем москитную сетку на втором окне. Стоя на балконе квартиры Виталика, он ощущал, как поздняя ночь захлестывает неукротимым желанием откровенности.

- Почему? - пробормотал он грустно, в безысходности. 

- Это слишком личное, - отрезал Виталик. Он нервно переминался с ноги на ногу, и Эдуард уже жалел, что попытался разузнать о происхождении шрамов на его спине. 

- Личное? - Эдику внезапно стало холодно в районе груди. - Но я ведь рассказывал тебе разные вещи...

- А я о своем прошлом трепаться не привык, - парировал хозяин. Смяв окурок в пепельнице, он поднял голову вверх, с тоской глядя на практически полную луну. 

И Эд понял вдруг, что напрасно позволяет стене отчужденности вновь возводиться между ними, как и в период знакомства. На уровне энергии он почувствовал, что в данной ситуации на попятный идти не стоит. Поэтому он вновь твердо произнес:

- Расскажи.

- Я мало с кем ладил в интернате, - после небольшой паузы сдался Виталик, все так же упрямо не глядя на парня. - Такой я человек, неуживчивый. Только с Маринкой мы были неразлучны. Я берег ее и защищал, а она - такая тихая, домашняя - дарила мне ощущение уюта и покоя. 

Виталик замолчал, выуживая похороненные воспоминания.

- В детстве я дрался очень часто, и врагов имел огромное количество. В одной из стычек огреб палкой с гвоздями по спине. Оттуда и шрамы, - он криво усмехнулся. - Воспитатели не слишком спешили вмешиваться в наши конфликты. В их интересах было выждать, пока мы накажем себя сами. Чтобы затем еще и добавить.

Эдик сглотнул ставшую вязкой слюну.

- Эд, знаешь, куда я потратил первые свободные деньги? Крупную сумму, уже после того, как все дыры были заткнуты? - Виталик покосился на парня и хмыкнул. - Я сделал ринопластику.

- Пластическую операцию? - Эдуард в изумлении открыл рот.

- Нос мне ломали много раз. Это было необходимо в первую очередь для здоровья, - пояснил Виталик. - Изуродованная носовая перегородка… Я постоянно страдал синуситами, фронтитами и заебался вконец. Да и эстетическая составляющая, знаешь, не на последнем месте…

Эд окинул лицо любовника словно новым свежим взглядом. Ровный аккуратный нос и правда никак не мог оставаться таковым после всех передряг, которые выпали парню на жизненном пути.

- Думаешь, конфликты были из-за того, что ты… - Эд выпалил сверкнувшую в сознании мысль, не до конца облеченную в слова. - Из-за того, что они догадывались, что ты голубой?

- Я не голубой, - нехотя вымолвил Виталик, отворачиваясь. - Черт, это так сложно. Мне очень тяжело, Эд.

И это выглядело правдой. Поникшая голова, опущенные плечи, напряженные бицепсы, побелевшие пальцы, сжимающие подоконник мертвой хваткой. Эдуард с грустью понял, как мучается парень, как больно ему от внутренних терзаний.

Подойдя ближе, Эд ласково сжал ладонью плечо под зеленой футболкой.

- Я люблю тебя, - проговорил четко и уверенно, - И поэтому не хочу причинять боль. Если такие отношения тебе в тягость - что ж… - Эдуарду стало невыносимо горько, но он продолжил, - Давай расстанемся.

- Эдик, я ведь не об этом! - Виталик повернулся к парню и нашел глазами его взгляд. Он, казалось, был удивлен, - Я не хочу терять тебя. У меня никогда не было такого… друга. Но, сам понимаешь - ситуация не из простых.

Эдуард усмехнулся и от сердца отлегло. Он чувствовал желание, мало того - уверенность в своих силах, которые позволили бы ему защитить партнера от всех окружающих недоброжелателей.

Приблизившись, Эд привлек Виталия за шею, и свидетелем их поцелуя стала лишь ущербная луна. 


Ноябрь, начало месяца

23 года


- Люблю, когда ты приезжаешь в костюме, - заулыбался Эд, медленно развязывая галстук Виталика, - Еще лучше - когда в обычных джинсах. Но - мое самое любимое - это когда одежды на тебе нет вообще!

Виталий смущенно хмыкнул и помог парню снять со своей шеи галстук. Аккуратно повесив пиджак на стул, он устроился за столом, наблюдая за тем, как Эдуард поставил на плиту джезву с кофе.

- Эдик, как успехи в работе? - поинтересовался он. Парень, казалось, нахмурился и довольно долго молчал, перед тем, как ответить.

- По-разному, - наконец, обронил он. - Сейчас затишье. Но зато урокам вождения ничего не мешает.

- О! - Виталик приподнял брови в искреннем изумлении. - Ты не говорил, что учишься в автошколе!

- Разве? - Эдик обернулся. В ту же секунду кофе выплеснулся из турки, заливая плиту. - Блять! - прошипел он сквозь зубы, с помощью тряпки ликвидируя последствия.

- Наверное, я забыл тебе рассказать, - пару минут спустя он опустился за стол рядом с Виталием. Тот не мог не отметить, что парень выглядит несколько удрученным и потерянным.

- Когда экзамен? - спросил он.

- Уже скоро, - отозвался Эд, не глядя на него. - И права обещают выдать быстро, как раз новая партия бланков пришла…

Парень умолк, вновь погружаясь в размышления. Он не хотел говорить любовнику о том, как ему сейчас непросто с работой, как мало времени удается ей посвящать. Как глупо и не вовремя он принял решение получить водительское удостоверение, и как скопом навалились на него теоретические лекции, поездки с инструктором, изучение правил, подготовка к экзамену, и как тяжело стало отыскивать время на выполнение заданий для клиентов. 

Переключившись - благодаря сохранившимся в институте связям с преподавателями - в основном, на студенческие работы, он, делал лабораторные и практические задания по курсовым, чувствуя себя унизительно, уронив планку профессионализма ниже плинтуса. Единственное, что держало его на плаву - это убеждение, что такое положение вещей ненадолго, лишь до окончания автошколы.

- Я правильно купил? - спохватился Виталик, вынимая из пакета упаковку кофе. - Ты прислал смазанную фотку. Не разобрать - робуста, арабика…

- Все правильно! - бодро отозвался Эдик, убирая пачку молотых зерен на полку. - Спасибо огромное, выручил. Некогда в магазин сходить. Сколько я должен?

Виталий молча протянул ему чек. Эдик ненадолго вышел в коридор и вернулся в кухню с кошельком, хмуро в него заглядывая. 

- Ч-черт! - В сердцах протянул он и вскинул насупленный взгляд на парня. - Как оказалось, у банкомата я тоже давно не был… Виталик, извини. 

- Не вопрос, - махнул тот рукой, деликатно отворачиваясь.

- Я сниму деньги с карты и все верну, - горячо заверил его Эдик и прикрепил чек из магазина на холодильник. - Ты останешься сегодня?..

- Нет, Эдик, - вздохнул парень. - Сегодня я обещал Марине помочь - забрать сына на ночь. Я приехал, потому что ты просил заскочить в магазин. 

Эдуард выглянул в окно: осенний дождь мелко рябил в лужах, хмурый день незаметно перерос в хмурый вечер. Он почувствовал, как накатывает тоска и одиночество, но через силу улыбнулся и кивнул.

- Еще раз извини ради бога. Не стоило беспокоить тебя в такую погоду…

- Все в порядке, - мягко, но настойчиво проговорил Виталик, обнимая его за плечи и прижимаясь теплой грудью к спине. По телу парня хаотичным роем пронеслись мурашки, и на душе стало немного светлее. - Моей машине не тяжело прокатиться пару лишних километров. 

Эдуард повернулся, на его лице уже сияла искренняя счастливая улыбка. Нежно притянув Виталика ближе, он, прикрыв глаза от наслаждения, прикоснулся к его теплым губам.

- Эдик, - спустя пару минут Виталий отстранился. Одна рука все еще обнимала любовника за плечи, другую он сунул в карман брюк и, вытащив несколько крупных купюр, протянул парню. - Позволь решить твои проблемы.

- Что? - Изумленно вскинул на него взгляд Эдуард. - Убери! Нет!

- Извини, - смущенно протянул Виталий, пряча деньги. Он склонил голову, и Эд в который раз невольно залюбовался его идеально ровным пробором. - Я подумал…

- Это ты извини! - торопливо заговорил Эдик. - Но поверь - я не прикидываюсь, я, правда, забыл снять деньги в банкомате! Давай вышлю тебе на счет, напиши мне реквизиты…

- Успокойся, - прервал его сбивчивую речь парень. - Это не срочно.

Эд все еще чувствовал неловкость. Он не хотел показаться неудачником в глазах Виталия, и никак не мог предположить, что вызывает у того желание помочь финансово. Виталий же в свою очередь был смущен его горячим отказом.

Они скомкано попрощались и продолжили коротать вечер - каждый по-своему.


***


- Виталик, подожди немного, мне нужно закончить, - Эдуард оторвал мутный взгляд от монитора и перевел его на гостя. Говорил он медленно, уставшим голосом. - Будь как дома.

Виталий, сидя на диване, спокойно кивнул, поигрывая телефоном.

- Хорошо. Пойду Маринке позвоню.

Но Эд его уже не слышал. Вновь погружаясь в задание, он цепкими ментальными пальцами держал за юркий хвост ускользающую мысль. Голова гудела от напряжения, визит Виталика мотивировал закончить поскорее: его так и подмывало на сегодня послать все к черту. Но Эдик с протяжным вздохом заставил себя доделать проект до той точки, которую сам себе установил ранее.

- Устал? - Сочувственно поинтересовался парень, наблюдая за Эдуардом, который, наконец, откатился на кресле от стола.

- Да. - Эдик потирал кончикам пальцев измученные глаза, спрятав лицо в ладонях. Взъерошенные волосы торчали дыбом и он, запоздало вспомнив об этом, кое-как пригладил их руками. Поднявшись с места, Эд со стоном наслаждения потянулся и вдруг завалился на диван, удобно устраиваясь затылком на коленях Виталика. - Знаешь, это оказалось сложнее, чем я предполагал…

- Проект? - Поинтересовался Виталий, запуская пальцы в его волосы.

- Вся работа во фрилансе в целом, - отозвался Эдуард, расфокусировано глядя в стену. - Сейчас я стараюсь не брать крупные долгосрочные проекты, а то, что попадает под мои критерии - либо слабо оплачивается, либо - наоборот, но требует нереальных усилий. Мне приходится осваивать кучу новой информации, учиться галопом, прямо в процессе работы…

- Зато мозги всегда в тонусе, - хмыкнул гость. - Что именно ты делаешь? Программы пишешь?..

- Нет, я веб-деве́лопер, - пояснил Эдуард, - Сайты, в основном.

- Я плохо в этом разбираюсь, - признался Виталик. - В юности много упустил, да и не было тогда такого засилья технологий.

- Спрашивай, - мягко отозвался Эд. - Что тебе интересно?

- Расскажи в общих чертах, - попросил парень.

- Заказчик присылает мне нарисованные эскизы своего будущего сайта, - принялся с удовольствием объяснять Эдуард. - Моя задача - сделать из них интернет-приложение. Этот процесс включает в себя много этапов. Вначале макет верстается. Затем там, где это нужно, добавляется анимация и интерактивные элементы: визуальные эффекты для красоты и удобства пользователя. Помимо видимой составляющей, есть еще чисто архитектурные решения: необходимо купить и настроить сервер для хостинга сайта, к слову настройка серверов это целое отдельное направление, и очень хорошо, если сервер обслуживается хостером. Бывает так, что обслуживанием приходится целиком и полностью заниматься разработчикам заказчика. Опять же, сертификаты подлинности… За их актуальностью приходится следить, и вовремя продлевать. Привязка доменного имени на этом фоне выглядит просто мелочью. Кроме того, нужно настроить базу данных…

- Базу данных? - удивился Виталик. - Я думал, это для архивов и статистики только…

- Нет, - улыбнулся Эдик. - В базах хранится, например, информация о пользователях. Серьезные веб-ресурсы не могут позволить себе в какой-то момент потерять данные, о тех же зарегистрированных людях, к примеру, поэтому настройка регулярного резервного копирования, мониторинга базы, и даже в редких случаях - откат базы к какой-либо из версий - все это тоже задача разработчика.

- Редактирование базы тоже? - Медленно кивая, Виталик пытался усвоить информацию и задал уточняющий вопрос.

- О нет! - Эдик даже хохотнул. - За внесение изменений непосредственно в связанные строки таблиц другие разрабы могут и убить! Если приходится редактировать базу вручную - значит, либо какой-то косяк уже был допущен, либо кое-кто собирается накосячить прямо сейчас. 

- Хочешь сказать - ты все это умеешь? - Недоверчиво проговорил Виталик, обобщая.

- Умею, - растянул Эд губы в улыбке. - На прошлой работе, да и в универе, я набрался неплохого опыта, но все равно сейчас я постоянно в процессе самообучения. Технологии не стоят на месте, и чтобы быть на гребне волны, я обязан регулярно следить за тенденциями и новыми веяниями. Конечно, больше меня привлекает сторона разработки: бэкэнд, пи-эйч-пи… Но сейчас я чаще всего вынужденно работаю как верстальщик - на заданиях по кроссбраузерной верстке…

- Это как? - полюбопытствовал собеседник.

- Это магия, благодаря которой сайт выглядит одинаково хорошо на всех устройствах, - пояснил Эдуард.

- Я думал, он сам по себе так выглядит, автоматически, - пожал плечами Виталий.

- Ни фига, - весело ухмыльнулся Эд. - Макет необходимо привести к общему виду, и процесс этот довольно кропотливый. Все дело в разных браузерных движках, в отсутствии общей стандартизации. И - не забывай - есть еще и мобильные устройства! Более того - разных диагоналей и версий.

- Значит, ты программируешь, занимаешься версткой, скриптами, серверами и базами? - Перечислял Виталий, с каждым словом удивляясь все больше. 

- Ага, - кивнул Эдик. Закинув руку назад, он поглаживал парня по колену.

- Хочешь сказать - одному человеку реально все это знать? - Недоверие так и сквозило в его реплике.

- Реально, если интересоваться и быть легко обучаемым, - уверенно заявил Эд. - Но это ведь не означает, что я веду самостоятельно целый проект с нуля! - Внезапно спохватился парень, понимая, что эта деталь его рассказа неочевидна. - Зачастую я работаю в команде и выполняю только свою часть обязанностей. Вот только в разных проектах она разная… С нуля вести тоже можно, но пока я еще не готов. - Он смущенно примолк.

- И почему же до сих пор ты не гребешь баксы лопатой? - Надрывным тоном уточнил Виталий.

- Дело в репутации. В опыте. В быстродействии. В умении оптимизировать свою работу. В знании английского языка, в конце концов. Это что касается фриланса, - пояснил парень. - Работай я на любую айти-компанию города, я уже мог бы позволить себе не волноваться о зарплате. Но мне очень не нравится, что руководители наших компаний откусывают половину реального заработка. Поэтому, - вздохнул он, - я буду двигаться в направлении самостоятельной работы.

Виталик понимающе кивнул. Эд, приподнявшись, сел и повернулся к нему. В полумраке комнаты, освещаемой лишь работающим монитором, его глаза маслянисто блеснули. Потянувшись к приоткрытым губам Виталика, он прошептал:

- Поможешь мне расслабиться?


***


- Эдуард, трамвай! - Заорал Виталий, бледнея на глазах. - Газ в пол! Быстро!

Парень резко вывернул руль и прибавил скорости. Серебристая Ауди пронеслась практически перед самой кабиной звенящего от ужаса пассажирского транспорта, выполняя разворот. Эдик, бросив взгляд в зеркало, перестроился в правый ряд и аккуратно, со второго раза, припарковался у здания университета.

- Незачем так кричать, - спокойно отозвался он, заглушая мотор. - У меня хорошее зрение.

Вместо ответа Виталий тяжело дышал. Несмотря на прохладную погоду, по его виску катилась капелька пота.

- Если ты боишься за машину - так и скажи, я не обижусь, - продолжил Эд. - Просто ты сам предложил…

- Нас едва не размазало по рельсам! - Рявкнул Виталик, переводя, наконец, ошарашенный взгляд на парня. - О машине я думал в последнюю очередь.

- Да ладно! - Раздражаясь, отозвался Эд. - Говорю же, я видел трам…

- Мало видеть! - Виталик сделал глубокий вздох, чтобы взять себя в руки. - Нужно еще правильно оценивать его скорость! И свою реакцию.

- Ты прав, - пожал плечами Эд, улыбаясь и барабаня пальцами по рулю. - И если мы сейчас здесь - значит, оценил я правильно. 

Виталик покачал головой и выбрался из машины. Сильный ветер мел сухую пыль, которая, оседая повсюду, скрипела на зубах. Толпы студентов проходили мимо, весело переговариваясь: в пасмурный субботний полдень народу к вузу стекалось немало.

Вытащив сигарету дрожащими пальцами, он прикурил и сообщил неторопливо подошедшему Эдику:

- Сына учить водить не буду, ну на хер…

Эдуард рассмеялся. Он частично понимал испуг Виталика: одно дело - использовать все свои возможности за рулем, и совсем другое - наблюдать за происходящим с пассажирского сидения, испытывать беспомощность, имея при этом гораздо больше опыта и понимания ситуации.

- Прости, - негромко извинился Эд за внезапный стресс. - Давай прекратим эти поездки, я…

- Вот уж хрен, - фыркнул Виталий, - ты у меня научишься, понял? Я что - зря столько времени зарабатывал седые волосы?

- Ладно, - расплылся в улыбке Эдуард и добавил, - Когда-нибудь я куплю автомат, и проблемы быстрого переключения скоростей просто не будет существовать.

- Машину для ленивых? - хмыкнул парень, выбрасывая окурок. - Купишь, купишь. Поехали обедать.

- Ты поведешь? - Робко уточнил Эдик.

- Заново настраивать кресло и зеркала? - Покачал головой Виталик. - Вези уже!

Парень просиял и с видимым удовольствием вновь устроился за рулем.


Ноябрь, конец месяца

23 года


На кухне Виталия было тепло и тихо, но эта тишина не была похожа на вынужденную паузу. Скорее, она была чем-то вроде молчания близких людей, которым комфортно друг с другом и без слов. 

Свет парни зажигать не стали, и устроились за столом в плотных сумерках. Кофеварка негромко гудела, убаюкивая мерным шумом. Светящийся циферблат часов на микроволновке отмерял последние минуты встречи. Виталик, положив обе руки на стол, ласково поглаживал кисть Эда большим пальцем. 

Эдуард, обернувшись к окну, с удивлением заметил, что начался сильный ливень.

Противная погода поздней осени пробирала промозглой сыростью до костей. Эд вдруг отчетливо представил, как выходит из дому и шлепает по лужам до остановки. Ощущение промокших в кроссовках ног всплыло в сознании настолько живо, что его передернуло дрожью. Парень задумался, о том, чтобы вызвать такси.

- Блин, как же не хочется выходить, - вздохнул он. Обернувшись к Виталику, Эдик вдруг улыбнулся своим мыслям, и выпалил, - слушай, давай я к тебе перееду? Все равно я тусуюсь здесь чаще, чем ты у меня. Вещей у меня не много. В еде неприхотлив.

Пару секунд он, улыбаясь, всматривался в окаменевшее лицо любовника, затем весело рассмеялся и махнул рукой:

- Расслабься, Виталик! Я пошутил.

- На самом деле… - Парень будто взвешивал что-то в уме. Встав из-за стола и приблизившись к окну, он протянул, - это не такая уж плохая идея.

- Ты что - серьезно? - обалдело вытаращившись на Виталия, воскликнул Эд. Улыбка растаяла.

- Ты действительно остаешься у меня довольно часто, - принялся перечислять Виталик, разливая кофе по чашкам, - твой дом находится далеко, и добираться тебе долго и неудобно, так же как и мне отвозить тебя - затратно по времени. Да и регулярная интимная жизнь мне нравится гораздо больше, чем строго ограниченная временем свиданий… Поэтому, - подытожил парень, бросая на Эдика насмешливый взгляд, - если ты готов мириться с графиком моей работы, моим характером, причудами - я предлагаю тебе жить здесь, со мной.

Эдуард был настолько удивлен, что даже не смог ответить.

- Знаешь, Эдик, - продолжил Виталий, не заметив его растерянность. - Я уже давно живу один, и не буду спорить - это удобно, ты и сам прекрасно знаешь. Но вечером гораздо приятнее возвращаться не в пустую квартиру, а домой, где ждет кто-то, с кем можно обсудить прошедший день. Думаю, что вдвоем нам будет веселее. Ты согласен?

- Конечно, веселее, - протянул Эд. Он был настолько ошарашен предложением, что просто не мог собрать мысли в кучу. 

- Переехать согласен? - Снисходительно переспросил Виталий, окидывая задумчивого Эдика заинтересованным взглядом. Он вдруг поймал себя на мысли, что нервничает в ожидании ответа.

Никто никогда не предлагал Эдуарду съехаться. Это автоматически означало переход отношений на принципиально новый, серьезный уровень. Эд не был уверен, что Виталик понимает всю глубину своего решения, но в то же время парень осознавал, как сильно хочет, чтобы эта сказка стала явью. 

Об отношениях - действительно серьезных отношениях - с Виталием Эдуард мог только мечтать. Он был уверен, что период частых, но коротких встреч продлится еще долго, но затем неизбежно наступит конец. Логический конец этапа. И во что отношения разовьются дальше - неизвестно. 

Было, до теперешнего момента.

Сейчас Виталий прямым текстом заявлял, что не желает расставаться, хочет впустить его в свою жизнь, делить с ним радости и проблемы. 

Эдуард отдавал себе отчет, что легко и просто не будет - ни сразу, ни со временем. Парень до этого дня не был уверен, что сможет сойтись с кем-то настолько близко, чтобы делить пополам общий быт. Но он ощущал потенциал этих отношений, реальную возможность стать отличной парой, друзьями и любовниками - партнерами по жизни.

- Конечно! - Приняв, наконец, взвешенное решение, выпалил Эдик, кивая, и его лицо озарила счастливая улыбка. - Я прямо сейчас поеду, соберу вещи!

Парень откинулся на спинку стула, глядя в темные глаза Виталия своими, лучащимися счастьем глазами. Теперь перспектива промочить ноги его даже окрыляла.

- Я отвезу тебя, - предложил Виталий, расслабляясь и улыбаясь в ответ. Но парень замахал руками:

- Не нужно! Лучше сегодня закончи дела, а завтра с самого утра заезжай.

Эдик никак не мог стереть с лица улыбку: ближайшие планы по-настоящему кружили ему голову, заставляя нырять в омут манящей неизвестности.   


- Присядь, - Виталик кивнул на собранный диван. Эд медленно отставил в сторону спортивную сумку с вещами и опустился на предложенное место, неосознанно проводя руками по мягкой обивке. - Я хочу, чтобы ты выслушал и запомнил легенду.

- Легенду? - Оторопело переспросил парень, и Виталий кивнул. Он остался стоять, возвышаясь над Эдуардом, и выглядел напряженным - лицо мрачное, руки спрятаны в карманы джинсов, брови нахмурены, глаза то и дело щурятся от выглядывающего сквозь просвет туч солнца.

- Да, - кивнул он. - Официальная версия для соседей. Ты знаешь, что у меня общий тамбур с другой квартирой. Дверь в этот тамбур не запирается на замок, но остальным это знать ни к чему. Так вот, она пустует: хозяева уже довольно давно живут в другом городе. Имей в виду - ты квартирант, который въехал в эту трешку. Это объяснит, почему ты входишь и выходишь из наших общих дверей…

- Но не объяснит, почему в соседних окнах все так же не горит свет, - медленно протянул Эдуард, но Виталий лишь отмахнулся. - Ты настолько близко общаешься с соседями?

- Вообще не общаюсь, - фыркнул парень.

- Тогда к чему этот цирк, - Эд даже слегка помотал головой, чтобы разобраться в происходящем.

- Лучше ведь заранее иметь припасенное объяснение, чем потом, столкнувшись с кем-то в лифте, мучительно соображать, - внимательно смотрящий на него Виталий слегка улыбнулся, и Эд не мог с ним не согласиться. 

- Я привык подниматься по лестнице пешком, - буркнул он. Вчерашняя радость уступила место смятению, и, глядя на сумки со своими вещами, Эд колебался, будто находясь на пороге чего-то принципиально нового в своей жизни. И разговор, который затеял Виталий, оптимизма не добавлял.

- Это замечательно, - спокойно кивнул парень напротив и продолжил, - далее. Немного про уклад моей жизни. 

Он шумно вздохнул, сложил руки на груди и посмотрел в окно.

- Встаю я рано, чтобы на работу успеть к половине восьмого. Поэтому ложиться спать тоже привык рано, до полуночи. Но если тебе нужно лечь позже, - вдруг спохватился он, переводя взгляд на парня, - то никаких проблем. 

- О, спасибо, - невесело хмыкнул Эд.

- Можешь расположить свое рабочее место в другой комнате, - Виталик неопределенно мотнул головой.

- В бывшей детской? - удивленно приподнял брови Эд. 

- Марина жила там раньше, ее все устраивало, - пробормотал сбитый с толку Виталик.

- Э… - парень прикидывал, как лучше аргументировать свою позицию, - Лучше я выберу кухню, если не возражаешь. Стулья там удобные, стол большой. Курить удобно. И, самое главное, - Эдик обезоруживающе улыбнулся, - еда и кофе под рукой.

- Ну, как знаешь, - рассмеялся Виталий. 

- Мне иногда приходится работать до поздней ночи, - посерьезнев, пояснил Эд. - Я не хочу будить тебя, бегая туда-сюда - то попить, то пожрать, то покурить. 

- Спасибо, - Виталик оценил заботу и благодарно кивнул. - Значит, кухня. Решено.

На пару минут воцарилась пауза, и Эдуард уже открыл, было, рот, чтобы уточнить, куда можно положить одежду, но оказалось, что Виталий еще не закончил. Вынырнув из своих мыслей, хозяин продолжил вводный курс для вновь прибывших.

- По средам ко мне приходит женщина из клининговой компании…

- Домработница? - Искренне удивился Эдуард. 

- Конечно, - хмыкнул Виталик, - думаешь, мне есть, когда полировать мебель и чистить кафель? - Эд промолчал, и хозяин продолжил, - она делает качественную уборку и готовит еду. Не очень много, на пару дней… - Виталик призадумался, бормоча себе под нос, - нужно придумать какую-нибудь логичную причину, чтобы попросить ее готовить отныне в два раза больше…

- Слушай, - Эд смутился и замялся, - это не обязательно. Я могу приготовить себе сам…

- Ни к чему, - отрезал Виталий. - Собственно, я попросил бы тебя в то время, когда она приходит…

- Исчезать, - закончил за него Эдик, пристально глядя в глаза. Виталик кивнул. Если во время этого разговора ему и было неловко, то виду он мастерски не подавал.

- Если хочешь, я скажу ей приходить в то время, когда тебе удобно, - предложил Виталий, - например, когда ты уходишь в спортзал.

- Разберемся, - вздохнул Эд, откидываясь на мягкую спинку. Ситуация начинала его тяготить.

- Насчет еды, - Виталий вновь оседлал тему. - Немного я питаюсь дома, тем, что готовит горничная. Иногда заезжаю на ужин в гости - к Косте или Маринке. Но чаще всего, - он вздохнул, - я обедаю и ужинаю в кафе. Я так привык, мне удобно. Поэтому, если захочешь - можешь составлять мне компанию. Либо мы можем заказывать доставку еды.

- Посмотрим, - протянул Эд. Он привык покупать продукты, и не мог достоверно знать, сколько денег пойдет у него на питание в ресторанах. Нелюбовь Виталия к готовке он разделял, но сомневался, что сможет безболезненно разделить с ним чек.

- Теперь о самом гла…

- Виталий, - перебил его Эд и поднялся с дивана. Тот осекся. - Ты уверен, что не поторопился вчера с решением?..

Он заглянул любовнику в глаза, но обнаружил в них искреннее удивление:

- Эдуард, извини, - Видимо, Виталий все же осознал, что вместо равноправия в быту он стремится подчинить друга, и так вписать его в уклад своей жизни, чтобы она ни на йоту не изменилась. - Извини, кажется, я перегнул…

- Ничего, - Эдик вздохнул и провел рукой по его плечу. - Если ты не готов, это не страшно. Хорошо, что я не успел распаковать сумки.

- Ты о чем? - Виталий удивился еще больше. Он медленно вдохнул и выдохнул, пытаясь расслабиться. - Эдик, нам обоим с тобой сейчас непросто и… наверное, страшно, но это ведь не значит, что мы жалеем о своем решении. Ведь так?

Эдик прислушался к своему внутреннему голосу и с улыбкой облегчения кивнул.

- Просто я хотел сразу расставить все точки над «i», чтобы больше к этой теме не возвращаться. Но, наверное, стоило преподносить дозированно… - Задумчиво проговорил Виталик, но Эд покачал головой.

- Нет, думаю, ты прав. Мне лучше сразу понимать, с чем я столкнусь - это облегчит период притирки.

- Тогда я продолжу? - Виталий заручился согласным кивком парня и твердо заговорил, - Самое главное, о чем я хочу сказать, и что тебе сразу нужно понять обо мне - я никогда не стану афишировать наши отношения.

Эдик медленно кивнул. Его это не удивляло.

- Если твой друг зайдет в гости, мне нужно будет спрятаться в шкаф? - на ум пришло сравнение с анекдотами про любовников жен, и губы парня тронула усмешка.

- Нет, - пояснил Виталий, - я со временем скажу, конечно, самым близким людям - Костику, Маринке. Скрыть от них у меня попросту не получится, - он вздохнул, - но, Эдик, будь готов, что я ни при каких обстоятельствах не вынесу свою личную жизнь на публичное обозрение. Поэтому сразу прошу тебя - в мое отсутствие двери никому не открывай. При посторонних веди себя…

- Виталик, не учи меня конспирации, - огрызнулся уязвленный Эд. - Ты прав, разумеется, что пытаешься предусмотреть все на свете, но так не бывает. Поэтому я, в свою очередь, прошу тебя́ - будь готов к жизненным сюрпризам.

Виталий пожевал губы и ничего не ответил.

- Давай оговорим вопрос финансов, - твердо сменил тему Эдуард.

- Я знаю, что у тебя сейчас не очень хорошо с деньгами, - Виталий не стал спорить, считая разговор про содержание личной жизни в тайне завершенным, - поэтому…

- Ситуация временная, - уверенно заявил Эдуард. - И я настаиваю на оплате коммунальных счетов в равных долях.

- Как хочешь, - пожал Виталий плечами. 

- Кроме того, - продолжил Эд, отворачиваясь, - я готов оплачивать свое пропитание. И бензин, если мне нужно будет взять твою машину, или если ты отвезешь меня куда-то…

Окончание фразы прозвучало уже далеко не так уверено, и Эдик сконфужено замолчал. Виталий улыбнулся и, приобняв его за плечи, привлек к себе.

- Эдик, нет ничего страшного в том, что ты пока без работы. Ты молодец, что стараешься обеспечить себя самостоятельно, но лезть из кожи вон, чтобы оплатить мой бензин… Эд, это такие мелочи! 

- Ну да, - не глядя на парня, протянул Эдик.

- Ты еще молодой, у тебя все впереди, - Виталий успокаивающе поглаживал его по спине. - Я не сомневаюсь, что ты выстроишь отличную карьеру. А пока позволь быть для тебя подспорьем.

- Не понимаю, - перевел на него Эд недоумевающий взгляд. 

- Живя со мной, ты можешь не сидеть с калькулятором, заморачиваясь о том, чтобы поделить все расходы ровно пополам, - хмыкнул Виталик. - Если тебе нужно будет поехать на машине ненадолго по делам - ты же не попросишь на заправке нацедить бензина в стакан?

Эд рассмеялся.

- Я не прошу тебя жить за мой счет, - серьезно проговорил Виталий, -   я лишь прошу тебя не впадать в крайность в этом вопросе. Будет у тебя возможность платить - плати. Если нет - не парься. Занимайся любимым делом, хочешь быть фрилансером - будь, передумаешь - иди работать в компанию. Я поддержу любое твое решение.

- Договорились, - благодарно пробормотал Эд. - Спасибо… И вот еще что. Насчет твоего порядка.

Эдуард красноречиво огляделся вокруг.

- Я понимаю, что ты привык жить так, но я живой человек. И не могу обещать, что с моим появлением здесь не пропишется некоторый хаос.

Эдик расстроенно замолчал, считая эту проблему достаточно серьезной. Но Виталик вдруг улыбнулся:

- Думаю, это пойдет мне только на пользу. Не волнуйся, Эдуард, чувствуй себя здесь, как дома. Но и не забывай, что у каждой вещи есть свое место.

Эд рассмеялся, с облегчением распознав юмор в последних словах парня.

- Вроде все, - призадумавшись, подытожил Виталик. - Пойдем.

Он направился к шкафу-купе и отвел дверцу в сторону.

- Я освободил для тебя полки, - кивнул он на пустое пространство. - И немного места в отделении с тремпелями. Нужно?

- Пусть будет, - согласился Эдик. - Костюмы я не ношу, но для джинсов и рубашек пригодится.

- В ванной, в зеркальном шкафчике тоже свободна половина полок, - сообщил Виталик и приветливо улыбнулся. - Располагайся.


***


В темноте лестничной клетки Виталий легонько сжал пальцы Эда, пытаясь приободрить, и нажал кнопку дверного звонка. Эдик бросил на парня благодарный взгляд, отчаянно волнуясь.

Дверь им открыла молодая женщина ослепительной красоты. Натуральная блондинка: мягкие волосы, скрученные в локоны, рассыпались по плечам. Голубые глаза бездонно сияли в обрамлении пушистых ресниц. Эд затруднялся определить, сколько макияжа на ее лице, но создавалось ощущение естественной природной красоты. Простое домашнее платье по колено, как ни старалось, не могло скрыть идеальные формы хозяйки. 

Эдуард вдруг почувствовал легкий толчок в спину, оцепенение спало, и он спешно переступил порог. Виталий шагнул следом и расплылся в улыбке:

- Привет, родная. 

- Здравствуй, Виталенька! - Марина слегка приподнялась на цыпочки и поцеловала бывшего мужа в щеку. Затем обернулась к Эдику и, тепло улыбнувшись, проговорила, - Знакомь нас.

- Эдуард - Марина, - Виталик шутливым жестом представил их друг другу, вручил хозяйке торт и, сняв пальто, шагнул к вешалке. Марина, все еще улыбаясь, посторонилась, пропуская его, и вновь обернулась к замершему на пороге Эду:

- Я очень рада познакомиться! Виталик так много о тебе рассказывал.

Эдик, внутренне расслабившись, выдохнул и улыбнулся:

- Взаимно.

- Проходи скорее! - спохватилась хозяйка, заметив, что Эд все еще одет и обут. - Позволишь твою куртку?

- Нет, спасибо, я сам! - Эдуард спешно скинул ботинки, расстегнул молнию куртки и повесил ее поверх пальто Виталия. Он увидел парня в ванной, моющим руки, и проворно скользнул в приоткрытую дверь. 

- Смелее, - Виталик вытирал руки полотенцем, он будто был уверен, что хозяйка их не услышит, - не робей. Я же говорил, что она классная.

Эдик не мог с ним не согласиться.

Следом за Виталием он направился на кухню и был неприятно поражен: за столом сидел крупный черноволосый мужчина далеко не славянской наружности. Он смотрел хмуро из-под кустистых бровей, и Эдуард внутренне подобрался, ожидая какого угодно развития событий.

- Добрый вечер, Давид, - но Виталий вел себя так, словно был у себя дома. Он прошел к столу, пожал руку хозяину и опустился на соседний стул. Эдуард последовал его примеру и с удивлением обнаружил, что Давид крепко пожал ему руку в ответ и даже слегка кивнул. Решив для себя, что со странностями он разберется позже, Эдуард прислонился спиной к кухонному шкафу и окинул помещение взглядом.

Уютная цветовая гамма светло-коричневых тонов, множество симпатичных вещиц-безделушек, воздушные занавески на окнах и приятный запах смеси пряностей или специй… Эдик вдруг ощутил щемящую тоску. Он внезапно понял, что давным-давно не видел по-настоящему уютной кухни, такой, какой она была в родном доме, у его матери. 

Череда квартир, которые прошли перед его глазами за последние годы, больше напоминала берлоги: зачастую съемные, лишенные индивидуальности и стиля, по большей части вылинявшие и затасканные, сменившие вереницу владельцев. Кухни в таких квартирах не были местом, где собиралась за трапезой большая семья. Это место, скорее, было строго функциональным, крайне редко чистым, лишь только в том случае, если им совершенно не пользовались. 

Даже те дома, в которых за порядком и оформлением следили, например, как у Виталия, все равно кричали о том, что их хозяин - мужчина-холостяк. Жалюзи вместо занавесок. Пустые подоконники. Отсутствие милых мелочей. Холодные нейтральные цвета в оформлении. Дерево, хром, стекло. Красиво и стильно, это правда. Но только в сравнении с домом Марины Эд вдруг понял, как остро не хватало во всех этих квартирах женской руки, создающей уют.

- У вас очень красиво! - искренне похвалил он.

- Спасибо, Эдик! - Марина будто расцвела от его слов. - Мальчики, поужинаете?

- Нет! - решительно покачал головой Виталий. - Мы ненадолго. Где пацаны?

- У бабушки, - виновато вздохнула Марина. - Если бы вы заранее предупредили, что заедете…

- Не страшно, увидимся в следующий раз.

- Эдик, расскажи немного о себе, - внимание хозяйки переключилось на нового знакомого. - Виталик говорил, что ты программист? Потрясающе, - она хихикнула в ответ на кивок Эда, - для меня все, что ты делаешь - за гранью понимания. Как все это сложно и недоступно…

- Не сложнее, чем любая другая профессия, - Эдик улыбнулся и постарался пояснить, - Раньше я работал в довольно известной в городе компании, но теперь я фрилансер: всегда мечтал ни от кого не зависеть, выбирать проекты по душе…

- То есть как? - Глаза Марины округлились. - Ты сам решаешь, когда и над чем работать? Фантастика!

- Ага, - хмыкнул вальяжно развалившийся на стуле Виталий, - вот только денег за это не платят. А в остальном - сказка-песня.

- Платят! - Эдуард покосился на парня, и поспешил развеять сомнения. - Мне платят за большую часть проектов, но множество заданий я выполняю на безвозмездной основе ради рейтинга…

- Не совсем понимаю, - внимательно слушающая хозяйка пожала плечами, будто извиняясь. 

- Существует международный портал предоставления услуг девелоперами, - охотно пустился Эдик в подробное пояснение. - Реально серьезный ресурс, где документами необходимо подтверждать свою личность. Каждому исполнителю, как я, присваивается рейтинг. Так же существует множество заказчиков - некоторые покрупнее, некоторые помельче. Они создают задания и выбирают того исполнителя, чье соотношение цены-сроков устраивают их максимально.

- Пока все понятно. - Марина вдумчиво кивнула. Виталий со слегка скучающим видом взял из вазочки на столе шоколадную конфету и отправил ее в рот.

- Задания от небольших компаний я выполняю за обычную плату, деньги все же лишними не бывают, - Эд улыбнулся, и Марина улыбнулась в ответ. - Но там, где это оправдано, я работаю практически бесплатно.

- В каких случаях? - хозяйка успела приготовить гостям кофе, при этом умудряясь следить за сутью  разговора и практически не прерывать зрительный контакт. Подав Эду чашку, она вновь пытливо всмотрелась в его лицо.

- Задачи от крупных компаний с мировым именем. Государственных организаций. Я беру такие проекты в обмен на положительный отзыв о работе. За дополнительный плюс к моему рейтингу. Это очень хороший опыт, практика и весомые строки в резюме.

- Разумеется! - Понимающе кивнула Марина. - А к чему же ты стремишься?

- Работать пока приходится очень много, - Эд вздохнул, - но я уверен, что со временем все старания окупятся. Так как я на портале недавно, мой рэйт, то есть показатель ставки за час, пока небольшой. Но со временем его значение увеличится, как и мой профессионализм. И тогда я сам буду решать, с кем и над чем работать.

- Не сомневаюсь, что так и будет! - Марина уверенно тряхнула головой. - Эдик, ты большой молодец.

- Спасибо, - Эд отпил кофе. Виталий, давно приговоривший свою чашку, встрепенулся:

- Маринка, что мы все о работе? Расскажи, что у Игоря нового?

- Классная руководительница замечание ему сделала, - пожаловалась хозяйка. - Гиперактивный ребенок. За поведением своим не следит.

- Я поговорю с ним. - Пообещал Виталий. Бывшая жена благодарно кивнула.

- Виталь, у тебя на фирме порядок? - Марина присела и жестом предложила Эдуарду стул, но тот покачал головой, предпочитая оставаться на ногах.

- Полный, - промурлыкал Виталий.

- Костик как поживает? - Марина вопросительно приподняла бровь. - Как сыр в масле?

- Вот именно, - хохотнул Виталий. - Бережет себя. Слишком сильно не утруждается.

Эдуард не чувствовал себя лишним в атмосфере этой дружеской беседы. Ему казалось, что он знает Марину давным-давно. Она была приятна в общении, радовала глаз внешним видом и нравилась Эду все больше и больше. Он был доволен, что знакомство состоялось так удачно.

- Маринка, нам пора, - Виталий поднялся со своего места и, приблизившись к Эду, грубовато сжал его плечо. - Жаль, что пацанов не застали.

- В следующий раз увидитесь, - рассмеялась Марина. - Эдик, приезжай в гости в любое время, я буду очень рада, с удовольствием послушаю о твоей работе. 

- Непременно, - он кивнул и подумал вдруг, что ее приглашение не звучит как формальность. И он был уверен, что обязательно приедет еще не раз.

Она подала ему руку, и Эдуард осторожно пожал ее теплую хрупкую ладошку.

Парень слегка замешкался, убирая чашку в раковину и пожимая руку хозяину дома на прощание. Выйдя в коридор, он услышал негромкий шепот Марины:

- Виталик, вы очень красивая пара. Правда, безо всяких предрассудков!

- Спасибо, родная, - без тени напускного веселья произнес тот, обнимая бывшую жену. - Ты… только Косте пока не говори ничего, ладно? Я сам.

- Конечно, - кивнула она, - разумеется, не скажу.


- Слушай, а Давид… э… - забираясь в машину, Эдуард пытался подобрать слова, которые не прозвучали бы оскорбительно, - Инвалид по слуху? - наконец, нашелся он. - Или не знает язык?

Виталий расхохотался. Выруливая со двора, он бросил на парня быстрый взгляд и, отсмеявшись, произнес:

- Нет, Эдик. Он не глухой и говорит без акцента, хоть и грузин. Просто он… такой. Я сам за все годы знакомства едва ли слышал от него десяток фраз.

Начался снег, и Виталий внимательно вглядывался в дорогу.

- Костя говорит, что он, как предмет интерьера, шел в комплекте с кухонной мебелью, - Виталий пожевал губы и пожал плечами. - Признаться, мне сложно его понять. Мало того, что его жена общается со своим бывшим мужем, как с ближайшим родственником, так теперь еще этот бывший заваливается в гости со своим парнем! Я просто не знаю, существует ли на свете что-то, что способно вывести его из себя?..

Эдик хмыкнул. Ситуация его позабавила.

- Как Марина отреагировала на новость о… нас? - наконец задал он мучивший его вопрос.

- Без особого удивления, - после непродолжительной паузы ответил Виталий. - Думаю, она подозревала… Мы прожили вместе не так уж долго, но женщины все чувствуют острее, чем хотелось бы, - негромко продолжал он. - Мне кажется, она поняла даже раньше, чем я сам был готов себе в этом признаться. Потому и предложила развод… 

Парень грустно замолчал, останавливаясь на светофоре, и Эдуард ласково погладил его по тыльной стороне ладони своими пальцами. Не отрывая взгляд от снегопада, Виталий стиснул его руку в ответ.


Декабрь, начало месяца

23 года


В пустом коридоре офиса лампы уже не горели, лишь в противоположном конце бил яркий свет из кабинета Константина. Виталий, накинув пальто, неторопливо шагал в этом направлении, что-то задумчиво шепча себе под нос, будто репетируя. Поравнявшись с приоткрытой дверью, он заглянул к другу.

- Виталич! - Воскликнул Костя, торопливо собирая в стопку какие-то бумаги. - Уже уходишь? Погоди, я с тобой, только оденусь…

- Я немного спешу, - отозвался тот, но все же задержался, наблюдая, как Константин шарит в шкафу в поисках верхней одежды.

- Можешь мне лишний раз не напоминать, - буркнул юрист, - ты с самого августа куда-то спешишь.

- Костя, я хочу попросить тебя об одолжении, - каким-то напряженным тоном вдруг заговорил Виталий. Он запрокинул голову и сощурился от белого света ламп. Константин на секунду отвлекся, прекратив завязывать шарф, и удивленно приподнял бровь:

- Говори.

- Сегодня в восемь будь в баре ***, - Виталик нервно теребил пуговицу пальто. 

- О, об этом меня и просить не надо! - Расплылся друг в довольной улыбке. - На это я всегда готов!

- Я буду не один, - парень выдавал подробности скудными порциями.

- Да? А… А! - Во взгляде Константина вспыхнуло озарение, и он дрожащим от нетерпения голосом выпалил, - неужели?! Виталич, познакомишь меня, наконец, с этой красоткой, у которой ты пропадаешь уже почти четыре месяца? Поверить не могу! Виталич, кто же она…

- Со мной будет Эдуард, - мрачным тоном перебил Виталик, все так же уперто избегая прямого взгляда в глаза.

- Эдуард?.. - Костя мгновенно потерял интерес. - Он кто такой? Из заказчиков? Или поставщиков?

- Он… мой парень, - испытывая почти физическую боль, невнятно выговорил Виталик.

- Твой па… А! - Костю осенила догадка, - В смысле, твой человек в компании конкурентов?

- Нет, Костя, в прямом смысле. - Виталию надоело ходить вокруг да около, и он бросил на собеседника решительный взгляд, поясняя так, чтобы не дать другу лазейку и не позволить отыскать двойной смысл. - Он - мой парень. Мы встречаемся четыре месяца. Встречи - любовного характера.

- Ничего не понимаю, - растерянно протянул сбитый с толку Костя, забыв про шарф. - Он голубой, что ли?.. А ты-то тут причем?..

- Ты потом все поймешь, Костя, - торопливо заговорил Виталик, бросая взгляд на часы. - Ты только в восемь приходи, ладно?

- Нет, дружище, - внезапно окрепшим голосом возразил юрист, - Ты мне сейчас объясни, что с тобой происходит? Какого хера ты водишь дружбу с педиком?

- Понимаешь… - Виталик быстро застегнулся, вновь глядя на время, - Слушай, я опаздываю уже…

- Говори, - железным тоном потребовал друг, его лицо было хмурым и недоверчивым.

- Я долго жил вразрез со своими желаниями, - парень решил, что этого объяснения достаточно, но Костя явно считал иначе:

- Виталий, немедленно объясни, что за цирк…

- Мне пора! - Виталик порывисто дернул ручку двери и обернулся напоследок, - Ты, главное, приходи. 


На Эдуарда Константин взъярился сразу же. Это произошло фактически еще до их знакомства. 

Увидев возле гардероба снимающего куртку Виталия вместе с незнакомым молодым парнем, он мгновенно почувствовал внутри себя волну глухой ненависти. 

Они о чем-то негромко разговаривали. Посмеиваясь, Эдуард разделся и водрузил обратно на плечо сумку с ноутбуком. Костя, зло прищурившись, придирчиво его разглядывал.

Парень не был противным, вовсе не выглядел манерным. Но что-то в нем самом, в его жестах, во взгляде на спутника неуловимо настораживало. Длинноногий, ростом выше среднего, но не сутулый. Худощавый, однако в хорошей физической форме. Приятная, располагающая улыбка. Непримечательно, аккуратно и со вкусом одет. Ничем экстравагантным, вроде пирсинга, татуировок или прически не выделяется: его русые волосы были подстрижены классически. 

Парень как парень. В толпе таких много. Наверное, именно это и бесило Константина больше всего.

- Знакомьтесь, Костя - это Эдуард, Эдик - Константин, мой друг, - Виталий заприметил Костю сразу же, и вскоре они оказались у его столика. Тот привстал с места.

- Очень приятно, - крепко пожимая руку, Эд открыто улыбнулся невысокому коренастому незнакомцу. Костины каштановые волосы средней длины густой челкой спадали на лоб. Кустистые брови едва ли не сошлись вместе, делая надменное лицо еще более насупленным. Жесткие черные волоски щетины обрамляли рот и подбородок, а аристократично очерченные губы сложились в, казалось, привычную слегка брезгливую гримасу.

- Гм... - Костя поджал губы, пробубнил себе под нос что-то неразборчивое и опустился обратно на стул.

- Я мигом, - Виталий двинулся в сторону санузла и попросил Эда, обернувшись, - закажи мне что-нибудь выпить.

Эдуард кивнул и даже не открыл лежащее на столе меню. Он жестом подозвал официантку и попросил:

- Два двойных виски со льдом.

- Какой предпочитаете? - Склонила она голову на бок. - Могу порекомендовать Аберлоу Дабл Каск. Выдержка двенадцать лет.

- Лучше Джони Вокер Голд Резерв, - отозвался парень без колебаний. Вышколенная официантка кивнула и исчезла.

- Я думал, пидорки, вроде тебя, пьют коктейли... с зонтиками. - Константин и сам удивился тому, как холодно и колко прозвучал его голос.

- Не понял, - дружелюбное выражение сползло с лица Эда.

- Ты откуда такой взялся? Нарисовался - не сотрешь! - сквозь зубы прошипел Костя, подаваясь вперед и наваливаясь грудью на край стола. Сидящий напротив Эд удивленно приподнял брови. - Нахуя мужику жизнь ломаешь?

- Тебя забыл спросить, - Эдуард сцепил пальцы в замок и откинулся на спинку стула. Секунд десять они выдерживали напряженную паузу: принесли заказанную выпивку.

Константин внезапно увидел выходящего из туалета Виталия, и заговорил еще тише и быстрее:

- Я все сделаю, чтобы ты отвалил, петушара. Я тебе жизнь испорчу. 

Подошедший Виталий кожей почувствовал нездоровую атмосферу за столиком. Эдуард глотнул алкоголь, и на его лице появилась легкая гримаса горечи. Устроившись между Эдом и Костей, Виталик пару раз перевел взгляд с одного на другого и пробормотал:

- Эй, вы чего такие?.. 

- Мне ехать надо, Виталич, - делано бодрым тоном воскликнул Константин, хлопая ладонями по столу. - Уж извини.

- Как, уже? - парень удивленно округлил глаза.

- Да ну, Верка попросила быть пораньше. Приболела. Вот Эдуард… - быстрый кивок в сторону парня, - …не даст соврать. Только что позвонила.

Виталий перевел взгляд на Эда, и тот нехотя кивнул, глядя на барную стойку. 

- Ладно, Костя, Вере привет. - Виталий пожал другу руку, и тот, хлопнув шефа по плечу, резво ретировался из бара.

- Что произошло? - Виталик пытался понять причину раздора. Он прекрасно знал, что Константин - тот еще фрукт, но искренне недоумевал, как тому удалось все испортить за столь короткий промежуток времени.

- Полный порядок, - Эд хмыкнул, мучительно стараясь не выдать разочарования. Лучший друг его парня объявил войну, и ему ничего другого не оставалось, как принять вызов. К заверениям о намерениях испортить жизнь он отнесся со всей серьезностью, потому что знал - в таких вещах недооценивать ситуацию не стоит. Но Эду было жаль Виталика, поэтому он не посчитал нужным в первую же встречу высказывать о его лучшем друге только плохое.

По крайней мере, надежда на взаимно вежливые отношения у него все еще теплилась.


- Костя! - Утром следующего дня Виталий еле дождался коллегу, и бросился навстречу входящему в кабинет хмурому Константину. Мельком выглянув в приемную, он плотно прикрыл дверь и нетерпеливо спросил, - ну хоть ты мне объясни, что вчера произошло? Эдуард ушел в глухую оборону. Говорит, что все нормально, но я же вижу…

Виталий пожал плечами и уставился на друга. Тот раздраженно фыркнул:

- А чего ты ждал? Что я его в жопу расцелую?

- Я ждал от тебя элементарной вежливости, - недовольно протянул Виталик. - Видимо, напрасно?

- Слушай, Виталька, - Костя вздохнул. - Жил ты себе нормально, хорошим мужиком был, правильным. И тут - на тебе! Откуда ни возьмись - нарисовался этот гондон и мозги тебе набекрень свернул буквально за две недели! Я до сих пор на себе волосы рву, что посоветовал тебе тот санаторий!..

В кабинете повисла неловкая пауза: шеф отстраненно молчал, холодно глядя на юриста. Тот же что-то - явно нецензурное - бормотал себе под нос, качая головой и расфокусировано глядя прямо перед собой. Внезапно, перескочив на какую-то свою мысль, Костя выкрикнул:

- Виталька, да по тебе же все наши бабы сохнут! А точнее, - пошло гоготнул он, - почему же сохнут? Мокнут! Хотя подожди! Черт, ну теперь мне все ясно! - Константин всплеснул руками и с облегчением выдохнул, - как же я сразу не догадался?..

- О чем ты? - Пробурчал нахмуренный Виталий.

- Разыграл меня, дурачка? - Костя покачал головой и улыбнулся, - Виталич, а я ведь почти поверил, что тебя вдруг ни с того, ни с сего на мужиков потянуло! Надо же, и педика где-то отыскал...

- Костя, я что - на клоуна похож, перфомансы устраивать? - обиженно прорычал шеф. - Я тебя со своим парнем познакомил! И не для того, чтобы разрешения спросить. А чтобы перед фактом поставить. И если ты не можешь этого принять, - Виталий говорил все громче, распаляясь сильней и сильней, - то я жду твое заявление об увольнении до вечера. Все!

- Вот так быстро ты нашу дружбу и бизнес-партнерство на симпатичную скользкую задницу променял? - злобно просвистел Костя сквозь плотно стиснутые зубы.

- Не я тебя, Костя, первый оттолкнул, - Виталик устало покачал головой, теряя запал. - Ты сам вынуждаешь, осуждая мой выбор.

- Да какой еще выбор?! - Теряя остатки терпения, заорал Константин. - Ты женат был - это раз! Ни разу в жизни про голубизну мне не говорил - это два! Выглядишь нормально - это…

- А с чего это я должен сообщать тебе, на что дрочу?! - Рявкнул Виталик в ответ, - ты, Костя, не зарывайся и не льсти себе, думая, что все обо мне знаешь! Ты мне друг, конечно, но не ангел-хранитель, который с моего правого плеча заглядывает во вкладки с гей-порнухой в браузере!

- То есть, правда, все-таки? - тихо уточнил Константин, глубоко в душе до сих пор рассчитывая быть разыгранным. 

- Правда, Костя. Мы с ним вместе, - твердо отчеканил Виталий. 

- Виталька, но ты же с бабами... Ты женат был! - Едва ли не жалобно воскликнул Константин.

- Одно не исключает другое, - пожал плечами Виталий. - И если хочешь - давай, я не против - в сотый раз расскажу тебе историю о своем фиктивном…

- Да знаю я, - поморщился Константин, - Но сын у тебя, по крайней мере, родился. Значит…

- Ты на редкость наблюдателен, - Виталий кивнул, беря себя в руки. - Ладно. Не хочешь говорить, что между вами произошло - дело твое. Но я попрошу тебя…

- В голове не укладывается, - простонал Константин, игнорируя фразу шефа и тяжело опускаясь на кожаный диван. - Мой лучший друг - гомик!

- Я бы не был настолько категоричен, - возразил Виталик, приподнимая бровь. Сидя за столом, он нервно теребил пустую пластиковую папку, то сворачивая ее в трубку, то разворачивая. - Я предпочитаю слово «бисексуал».

- А я предпочитаю друга-натурала, - огрызнулся Костя, не глядя на него. - Думаю, мне стоит немного подождать, и все само собой разрешится, расплюетесь и…

- Мы съехались недавно, - пряча ухмылку, сообщил друг.

- Господи, Виталий, ну ты и влип… - Константин округлил глаза и не отрывал от парня взгляд, произнося слова совершенно искренне, без обычной насмешливой интонации. - Нахуя?.. Он залетел?..

- Так, короче, - Виталик недовольно скривился, - слушай и запоминай. Теперь я живу с Эдуардом, это мое осознанное решение. Отношения я не афиширую, для толпы он просто мой друг. Знаешь только ты и Маринка. И если же ты с этой информацией справиться не можешь, - парень поджал губы, пряча горечь, - я готов обсудить условия твоего выхода из бизнеса.

С минуту Константин молчал, покусывая губы.

- Я не собираюсь рвать нашу дружбу, - наконец, со вздохом произнес он. - Ты, конечно, ебанулся в край, но я как верил, так и верю в то, что ты не безнадежен. Поэтому моя позиция в этой гребаной Горбатой горе - выжидательная. 

- Ну, выжидай, - хмыкнул Виталик, расслабляясь и чувствуя, как его отпускает нервный спазм. - Но я прошу тебя - как друга прошу! - держи свою неприязнь при себе. С Эдом вам общаться придется, уж извини.

- Дружбы у меня с этим пидарасом не будет никогда, так и знай. - Костя сложил руки на груди и надменно вскинулся. - Предупреждаю сразу.

- Скотина, - Виталий удивленно покачал головой. - Да что ж он тебе сделал-то?

- Что сделал?! - Изумленно воскликнул Константин. - Мало того, что друга на голубую дорожку толкнул - так теперь еще и в общение наше влезет, как без мыла в жопу! Чертов извращенец…

Костя махнул рукой, печально замолкая. В душе Виталика закипала обида за парня, который даже не подозревал, каким дерьмом его здесь и сейчас поливают.

- Костя, у меня работы полно, - сухо бросил шеф, откидываясь на спинку кресла. 

Константин кивнул, поднялся с дивана и медленно проследовал к двери под изучающий взгляд друга. Уже взявшись за дверную ручку, он помедлил и вдруг негромко произнес, обернувшись в полупрофиль:

- Вспомнишь мои слова, Виталий. Он тебе все разрушит. Все.


- Анюта, познакомься - Эдуард Андреевич, наш айти-консультант и мой хороший приятель, - лучезарно улыбаясь, Виталик представил партнера своей секретарше. Чтобы скрыть нервозность, он сунул руки в карманы брюк, слегка приподняв пиджак черного костюма.

- Просто Эдик, - парень улыбнулся и подал девушке руку. Секретарь пожала его ладонь, смущенно роняя взгляд в пол. Практически одного возраста с Эдом, она была на голову его ниже и гораздо миниатюрнее. Шикарные каштановые волосы, собранные в строгую прическу, гладко сверкали, темно-серый костюм словно подчеркивал ее принадлежность к солидной компании и сразу давал понять, что эта девушка серьезна и ответственна. Очки в модной оправе, казалось, увеличивают и без того огромные зеленые глаза.

- Очень приятно, - вежливо склонила она голову.

- Ань, Эда можно пускать ко мне в любое время, ну, разумеется, за исключением важных совещаний, - пояснил Виталик, и секретарь вдумчиво кивнула, быстро делая пометку в своем блокноте. Шеф открыл дверь кабинета и сделал приглашающий жест, но Эдик, взмахнув рукой, дал понять, что немного задержится. Пожав плечами, Виталик скрылся за дверью.

Эд окинул молниеносным взглядом заваленный бумагами стол: обилие документов почему-то не наталкивало на мысли о неряшливости, скорее, наоборот - в кипах и стопках Эдуард видел систематичность. Он медленно стащил расстегнутую куртку и вздрогнул от неожиданности - Аня с вешалкой в руке уже ожидала рядом.

- Да перестань, я сам, - попытался было отказаться парень, но секретарь, не приемля возражений, осторожно приняла его верхнюю одежду и повесила в шкаф. Эдуард неторопливо прогулялся по светлой приемной, с любопытством оглядываясь. Заметив на столе Ани рамку с фото, он сделал шаг в бок и с улыбкой пару секунд рассматривал изображенного на ней ребенка.

- Как зовут? - Кивнул он на фотографию.

- Илья, - девушка на секунду вскинула на него взгляд, но затем, сведя брови к переносице, вновь принялась что-то печатать на компьютере.

- Виталий Юрьевич, - пробормотала она в трубку селектора минуту спустя. Эд, рассматривающий картину на стене, вздрогнул и обернулся, - Эдуарда Андреевича вносить в штат сотрудников техотдела?

- Нет, он работает на добровольных началах, - ясно услышал парень искаженный телефонной связью голос партнера.

- На голом энтузиазме, - Эдуард обезоруживающе улыбнулся и присел на стул для посетителей с другой стороны ее стола. - Тут классно. Уютно.

- Виталий Юрьевич недавно заказывал косметический ремонт, - секретарь отвлеклась от работы и вежливо вела диалог, не выказывая, однако, особого расположения. Обычно приятели и бизнес-партнеры шефа настораживали ее своими сальными шуточками и пошлыми комплиментами.

- Думаю, это твоя заслуга. - Убежденно кивнул Эд, осматриваясь. А потом зачем-то добавил, - В моем прошлом офисе оформление было очень пафосное. А вот уюта не хватало.

- Вы тоже владеете бизнесом? - холодно осведомилась Анна.

- А? Что ты, нет! - Эд рассмеялся. - Я всего лишь программист-фрилансер. Я раньше работал в ***.

- О! - Взгляд секретарши потеплел. Казалось, она слегка расслабилась. - Виталий Юрьевич показывал вам офис?

- Да, я здесь впервые. Мы заглядывали в кабинеты по пути сюда, но я не стал входить, чтобы никому не мешать, - Эдик вновь отвернулся к картине, на которой был изображен какой-то умиротворяющий пейзаж и не заметил, как Анна заинтересованно его разглядывает. - Виталик сказал, что к Косте мы зайдем надолго. Но позже.

- Константин Борисович не любит, когда его отвлекают, - кивнула девушка.

- Ага. Извини, Ань, отнимаю твое время, - Эд пружинисто вскочил на ноги и, вновь сверкнув улыбкой, скрылся в кабинете Виталия.

Помещение впечатлило Эда своей просторностью, но преобладающие в оформлении темные цвета подавляли мрачностью. Помимо огромного стола из красного дерева, шикарного черного кожаного кресла, дивана в цвет и стеклянного кофейного столика, в кабинете находился лишь небольшой шкаф для папок с документами и бар с элитным алкоголем. Парень подошел ближе, вчитался в этикетки и присвистнул.

- Подарки, в основном. Не думай, я пью нечасто. Так - на корпоративах, или по случаю… - почему-то начал оправдываться Виталий, но Эд удивленно обернулся:

- Все нормально. Угости как-нибудь, - он хмыкнул и хотел задать какой-то вопрос, но внезапно на пороге появилась Аня.

- Желаете чаю, кофе? - Она слегка склонила голову на бок, вопросительно поглядывая на парней.

- Мне как обычно, - буркнул Виталик, вдруг наклоняясь и что-то сосредоточенно читая с экрана компьютера.

- Эдуард Андреевич? - она выжидающе замерла.

- Чай с лимоном, - отозвался Эдик, все еще осматриваясь вокруг. Он присел на диван: обстановка и интерьер уже не казались мрачными: солнечный свет из окон бликовал на серых стенах серебристыми зайчиками, а мебель слегка отдавала красным - как вино - оттенком. 

- Виталий Юрьевич, я могу выйти на десять минут? - осведомилась секретарша у шефа.

- Сейчас? - Удивленно поднял брови тот, даже отрываясь от работы.

- Лимоны закончились, я схожу, куплю. Или, может быть, послать курьера? 

- Перестань! - Эдуард опять как ужаленный вскочил со своего места. - Аня, я и без лимо…

- Иди, - Виталик фыркнул, едва сдерживая смешок, и кивнул девушке. Та мгновенно скрылась из поля зрения. Шеф закинул руки за голову и хитро ухмыльнулся, глядя парню в глаза, - Кто-то пришелся моей секретарше по душе!

- Иди к черту! - Смущенно пробормотал Эдик, опускаясь обратно на диван. - Она просто безукоризненно вежлива.

- О, конечно! - С энтузиазмом подхватил Виталик. - Вот только ни для кого из моих гостей она так не старалась. Говорю тебе…

- Расскажи подробнее о фирме, - попросил Эдуард. Виталик осекся и с минуту поразмыслил, а затем заговорил:

- Как ты заметил, в этом офисе собрались административные работники: мы с Костей, отдел продаж, маркетологи, бухгалтерия, технический отдел. Основное производство находится в цехах - я арендую часть разорившегося завода. Наши водоочистительные фильтры пользуются спросом по большей части у мелкого и среднего бизнеса - к примеру, в системе водоснабжения теплиц. Кроме того, мы продаем продукцию всем заинтересованным лицам, есть клиенты даже за рубежом. Помимо покупки зачастую контракты продляют и на ремонт, и на обслуживание, ведь фильтры рано или поздно нужно заменять.

Эдик слушал внимательно, его вдумчивый взгляд не отрывался от лица партнера.

- Константин составляет контракты с учетом индивидуальных особенностей сделки и реагирует на возникающие претензии, отдел продаж занят постоянным обзвоном холодных и горячих клиентских баз, бухгалтерия считает деньги, а техотдел обеспечивает бесперебойную работу всего этого. Я же, - Виталик сверкнул фирменным оскалом, - занят поиском новых связей, налаживанием взаимовыгодных отношений с поставщиками, контролем производства - заметь! - на всех уровнях…

- Я помню, - кивнул Эдуард, - твое первое образование связано с водоснабжением.

- Да, - Виталий скользнул взглядом по лицу парня, и в его глазах мелькнуло удивление, словно он не верил, что Эд запомнил такие мелкие и незначительные на тот момент подробности. - В целом, могу сказать, что в последние пару лет наступило относительное затишье. Но не в плане - застой, - спешно исправил он сам себя, - а, скорее, это можно назвать успехом. Ритм моей жизни теперь реально позволяет иногда отдышаться.

- Ты… Ты молодец, - Эд, вновь осматриваясь, примолк, не в состоянии подобрать слов, которые выразили бы степень его восхищения. - Я сказал бы, что горжусь тобой, но все это - только твоя заслуга. Ты…

Дверь вновь с тихим шелестом отворилась, и секретарь, ловко балансируя на высоких каблуках, приблизилась к кофейному столику. Установив поднос, она поставила на стеклянную поверхность две дымящиеся чашки с блюдцами, молочник, сахарницу с тростниковым рафинадом, тарелку с тонко нарезанным лимоном и вазочку с двумя сортами печенья. 

- Спасибо, - пробормотал Эдик, ощущая некоторую неловкость от того, с какими сложностями был удовлетворен его опрометчивый запрос. Девушка вежливо улыбнулась.

- Виталий Юрьевич, заказать обед?

- Нет! - Виталик встал из-за стола и приблизился к дивану. Его раскованная поза свидетельствовала о том, что нервозность от знакомства его парня с секретарем прошла, и собой он владеет полностью. - Лучше забронируй столик в ресторане *** на обеденное время.

- Конечно, - с готовностью кивнула Аня. - На две персоны?

- Давай на три, - Виталик улыбнулся Эду. - Попробуем выманить и Костю.

Эдик хмыкнул, отпивая чай. Идея ему не понравилась, но спорить он не стал, решив, что налаживание отношений с другом Виталика без личного и тесного общения невозможно. Он украдкой вздохнул и проследил за удаляющейся девушкой, задержав внимательный взгляд на обтянутых юбкой бедрах.

- Давно она работает? - рассеянно кивнул вслед.

- Четыре года, - Виталик печально вздохнул. - А кажется, будто только вчера ее собеседовал… Перепуганная была, как кролик, но держалась достойно. Предельно серьезная, я вначале думал, она вообще улыбаться не умеет. Подозреваю, - он снова вздохнул, - боялась, что в койку ее потащу. 

Виталик перевел взгляд в окно, погружаясь в воспоминания. 

- Однажды вызвал ее вечером, поздно уже было, задержался… В кабинете темно, только лампа на столе горит. Молча кивнул ей на диван, мол, присядь, подожди. А она в слезы. Ревет и говорит, что на все согласна ради этой работы, что сына сама растит и деньги ей нужны как воздух. 

Эдуард округлил глаза и затаил дыхание, внимая рассказу.

- Я тогда так охренел, что слова сказать не мог, а она тушь размазывает и блузку давай расстегивать, - Виталий весело хмыкнул и встретился взглядом с парнем. - Ох, как я тогда орал… Думаю, и в магазине через дорогу услышали. Но зато, с тех пор, я знаю, что ради меня Анька в лепешку расшибется. Нужно будет - и ночевать тут останется, но все задания будут выполнены в срок. Очень жаль, что я не могу сделать ее полноценной помощницей, - Виталий с горечью поджал губы, - образование у нее слабенькое, но зато с деловодством справляется превосходно.

- Разве тебе нужен помощник? - удивился Эд, доедая печенье. - А Костя?

- Он немного по другому профилю, - пояснил Виталик. - Мне нужен кто-то… экономист, менеджер высшего звена, кто смог бы вести дела наравне со мной. Но что об этом говорить? - Он решительно отставил чашку. - Пока на горизонте такого человека нет. Анька!

Секретарь немедленно материализовалась в дверном проеме.

- Бронь на тринадцать тридцать подтверждена, Виталий Юрьевич.

- Замечательно, - похвалил он. - Мы закончили, можешь убрать.

- Я помогу! - Эд встрепенулся и шустро поставил на ее поднос пустую посуду. Легко подхватив его одной рукой, он, не слушая возражения девушки, направился в приемную.

- Эдуард Андреевич, отдайте, - смущенно взмолилась она.

- Еще раз меня по отчеству назовешь - я и помою сам! - Пригрозил Эд.

- Эдуард, ни в коем случае! - Испуганно воскликнула Аня, и Эдик, смеясь, оставил поднос на столике для посуды.

- Эд, ты готов нанести визит Косте? - Виталик, опираясь о наличник, замер на пороге своего кабинета, внимательно отслеживая эмоции на лице партнера.

- Константин Борисович предупредил, чтобы его не беспокоили, - сообщила Аня, оглядываясь через плечо. 

- Обойдется, - ухмыльнулся Виталий, и Эд, скрепя сердце, кивнул. - Тогда пошли!


Константин оторвался от бумаг, вскидываясь на звук отпираемой двери кабинета. Голос Виталия, зазвучавший громче, заставил его удивленно поднять бровь.

- А здесь у нас берлога гуру юриспруденции, - сквозь улыбку прокомментировал Виталик, делая широкий шаг в помещение. По-хозяйски окинув пространство взглядом, он подмигнул другу.

Следом за ним в кабинет неторопливо зашел Эдуард. Парень был без верхней одежды - лишь в джинсах и толстовке, из чего Костя сделал вывод, что он в офисе уже достаточно давно. Обида на друга, который не предупредил его, не пригласил составить компанию в проведении экскурсии по офису, всколыхнулась в душе, и Костя, мгновенно раздражаясь, резко бросил:

- Я занят!

- Здравствуй, - невозмутимо отозвался Эдуард, подавая руку в приветственном жесте, но вдруг замер, глядя мимо Константина на стену позади его стола. Костя сделал вид, что не заметил протянутую ладонь, но Эд, казалось, даже не обратил на это внимания. Восхищенно открыв рот, парень приблизился к двум стоящим у стены стендам, где под стеклом на плексигласовых полках хранилась великолепная коллекция холодного оружия.

Больше четырех десятков предметов вольготно расположились на стендах, занимающих все пространство стены от края до края, по высоте превышающих человеческий рост. Коллекция, объединенная тематикой оружия подразделений специального назначения, выглядела действительно масштабно. 

- Ни хера себе... - тихо пробормотал Эдик под нос, не в состоянии оторвать взгляд от плоских коробок, установленных под удобным для обзора углом, где на зеленом сукне покоились образцы оружейного мастерства: замершие, будто спящие змеи, но таящие в себе смертельную опасность. 

Его внимательный взгляд определил, что оружие в основной своей массе современное: глаз зацепился за «Смерк», который явно побывал в АТО: истерзанная пластиковая рукоять свидетельствовала о том, что он немало пережил, прежде чем найти покой на постаменте в Костином кабинете.

- Фабричные или кустарные? - Кивнув на стенды, с любопытством поинтересовался Эдик о происхождении колюще-режущих предметов.

- В основном, заводское, но есть и экземпляры ручной работы, - нехотя отозвался Константин, скрещивая руки на груди.

- Оригиналы, реплики? - напирал Эдуард, его взгляд метался от полки к полке.

- Какие, на хрен, реплики? - Оскорбился Константин, подходя ближе.

- Костя, а… - но вдруг Эд бросился правее и, слегка наклонившись вперед, чтобы лучше видеть, изумленно воскликнул, - Глазам не верю! Я ошибаюсь, или это немецкий кортик?! Как у штурмовиков Вермахта?

- Подлинник, трофей, - кивнул Константин, плохо скрывая удовольствие от демонстрации гордости своей коллекции. - Только штурмовые отряды СА к Вермахту не относились. Это отдельное подразделение, стоящее у истоков создания национал-социалистической партии…

Виталий, посмеиваясь про себя, отметил, что из голоса друга пропали враждебные нотки. Он был доволен тем, как Эдуард очень тонко и деликатно прочувствовал единственно возможный путь к завоеванию расположения Кости.

- Да, точно, - Эдик согласно кивнул, в деталях разглядывая трофейный кортик. - Я оружием интересовался давно, еще в школе. Кое-что забылось, перепуталось…

Слегка оцарапанная, симметричная как по горизонтальной, так и по вертикальной оси рукоять с национальной эмблемой - орел и свастика - таила в себе непередаваемый дух исторического прошлого. Ограничитель, подернутый маленькими пятнышками ржавчины, все еще сиял, тщательно, с любовью отполированный. Непримечательное обоюдоострое лезвие клинка со временем утратило блеск и гладкость, но четкое травление надписи на немецком языке с лихвой компенсировало потертый внешний вид.

Потрясенный Эдуард оторвался от созерцания экземпляра. Глаза парня горели неподдельным интересом, это не мог не заметить даже настроенный по отношению к нему в штыки Константин:

- Вот уж не ожидал от тебя…

- Он же, наверное, целое состояние стоит? - перебил Эдуард, и, только лишь выпалив вопрос, подумал, что это прозвучало бестактно. 

- За пять тысяч удалось договориться, - снисходительно бросил Костя, лаская оружие взглядом.

- Долларов? - Обалдело поинтересовался Эдуард.

- Не-а, тугриков! - Константин издевательски хмыкнул.

- Слушай, а… - отступив на пару шагов назад и обхватив ладонью затылок, Эдик постарался окинуть взглядом всю коллекцию. - Это вообще законно хранить? Насколько я знаю, в этом вопросе наш админкодекс с двойным дном…

- Эдик, для Кости все эти юридические проволочки - часть ежедневной рутины, - вдруг вмешался в разговор Виталик. Подойдя к парню ближе, он положил руку ему на плечо и погладил большим пальцем линию роста волос на загривке.

- На все оружие есть разрешения с соответствующими для коллекции штампами, - лениво пояснил Константин. - Оно хранится под замками вне досягаемости. Поэтому…

- А дома почему не хранишь? - Вновь поинтересовался Эд, отрываясь, наконец, от стендов и переводя взгляд на владельца.

- Сдурел? У меня дома двое детей, - брови Константина грозно насупились.

- Да, извини, - Эдик кивнул, признавая, что вопрос получился глупым.

- Костя, мы скоро поедем на обед. Присоединишься? - Виталик выразительно глянул другу в глаза. 

- Не знаю, - Константин фыркнул и пожевал губы. - Если доделаю запланированное…

Виталик, пряча победную улыбку, кивнул другу, и они вместе с Эдуардом покинули кабинет юриста.

- Красавчик! - искренне похвалил Эда довольный Виталик. - Я даже не подозревал, что ты тоже любитель холодняка.

- Любитель, но чисто теоретический, - вздохнул Эдик, улыбаясь, - разумеется, школьнику такая коллекция не по карману. А Костя, извини, как себе это позволяет?.. 

- Зарплатой он доволен, - пожал плечами Виталий. - К тому же, очень многие знают о его слабости и дарят ножи и кинжалы. Это, как ты сам понимаешь, презент достойный.

- Более чем, - кивнул Эдуард.


В салоне автомобиля повисло напряженное молчание. Виталик внимательно следил за дорогой, ожидая очереди в целой колонне машин, сворачивающих с проспекта на бульвар. Константин, будто статуя, замер на пассажирском сидении. Эдик, широко раскинув ноги, устроился сзади и бросал украдкой взгляды то на одного, то на другого.

- Твой приятель знает, что такое ресторанный дресс-код? - Внезапно процедил сквозь зубы Костя, легонько мотнув головой назад, в сторону Эда.

- Мы едем в ***, там к этому демократичное отношение, - спокойно отозвался Виталик, даже не повернувшись к другу. Эдуард потупил взгляд, смущенно разглядывая свою привычную, удобную и качественную одежду, которая, как оказалось, по мнению Кости, на фоне спутников выставляет его едва ли не бомжом.

- Куда? - Скривился Константин? - В ***? С ума сошел? В привокзальной столовке и то приличнее…

- Вот туда я тебя сейчас и завезу, - тихо прошипел Виталий, и Константин стыдливо примолк, чувствуя в голосе друга угрозу и предупреждение.

Ресторан Эдуарду понравился сразу. Приятная музыка, неброское стильное оформление в бежевых тонах, портреты старых знаменитых актеров и удобные диваны вокруг нешироких, но вместительных столов. Снимая верхнюю одежду, он с любопытством осматривался.

- Черт подери… - Константин листал меню, демонстративно качая головой: всем своим видом он давал понять, что решительно не знает, чем в данной забегаловке можно поживиться приличному человеку. Эдик просматривал позиции, стараясь скрыть неловкость: деньги у него имелись, но вот понятия о названиях блюд итальянской кухни были весьма скудны.

Ситуацию спас Виталий. Он ненавязчиво указал на что-то в меню парня, негромко озвучив рекомендацию. Эдик благодарно кивнул и уверенно сделал заказ ожидающему официанту.

За столом вновь повисло молчание, но Виталик вел себя непринужденно, на его лице было написано спокойствие, и Эдуард почувствовал, как напряжение его слегка отпускает.

Принесли заказ. Константин принялся за пасту болоньезе, очень ловко управляясь с длинными спагетти с помощью вилки и ложки. Такой изящный способ поглощения этого сложного блюда Эдуард видел впервые, поэтому он пару секунд просто исподтишка наблюдал за юристом, чтобы принять метод к сведению. Виталий разрезал ножом сочные медальоны из телятины и принялся тщательно пережевывать. Эдик окинул взглядом свое блюдо - равиоли с судаком и соусом из семги - оценил его вид, как аппетитный, и бодро отправил квадратный пельмень - или фаршированную макаронину? - в рот.

- Как тебе офис, Эдуард? - внезапно буркнул Константин, даже не поднимая на парня взгляд.

- Отлично! - Заулыбался Эдик. - Я и сам работал бы в таком с огромным удовольствием, если бы…

- А зачем тебе работать? - Безразличным тоном пробормотал Костя. - Или ты за идиота меня принимаешь? Думаешь, твой замысел такая уж прямо загадка?

- Что? - изумленный Эдик даже перестал жевать. Виталий напрягся. На его скулах отчетливо перекатывались желваки.

- Я тебя насквозь вижу, альфонс, - все тише говорил Костя, сверкая полным злости взглядом. - Думаешь, ты первый, кто решил Виталичу мозги запудрить и пожить за его счет? Зачем тебе работать, если можно крепко сесть богатому мужику на шею? 

Эдуард ошарашенно смотрел в тарелку и лихорадочно соображал, как поставить зарвавшегося друга Виталика на место, не устроив при этом некрасивую сцену. Наконец, досчитав до сорока, он перебил что-то начавшего говорить Виталия и медленно, спокойно произнес:

- Конечно, я далеко не первый в списке тех, кто решил поживиться его деньгами. Но ты не учел одного - я не очередная подстилка, которая решила продать пизду подороже.

Костя, захлопнув рот, смотрел удивленно. Злость все же прорывалась сквозь интонацию Эда, и он сжал под столом кулак, чтобы взять себя в руки.

- Закрыли тему, - отрезал Виталий, но Эд покачал головой:

- Нет. Обговорим. Иначе твой друг всегда будет считать меня шлюшкой замедленного действия.

- Кхм, - Костя хрюкнул, вновь возвращаясь к еде.

- Да, пока я официально безработный, но - можешь спросить Виталика, он подтвердит - с января я буду оформлен как физическое лицо-предприниматель. - Эдуард заметил, как удивленно дрогнула бровь Константина, и он взглянул на Эда внимательнее. Парень продолжил, - Все документы для подачи государственному регистратору и в налоговую инспекцию готовы. Я выжидаю лишь удобное время для открытия ФЛП с самого начала года.

- Вот как… - медленно протянул он. - И какое же направление дея…

- Программирование, - отозвался Эдик, спокойно поясняя очевидное. - Назад дороги не будет. Я твердо решил - и не отступлюсь. Я буду работать только на себя. Искать проекты по душе. Честно платить налоги. И, надеюсь, однажды наши с Виталием доходы сравняются.

- Дерзкая мечта, юноша, - пробормотал Костя, но демонстративная уничижительная холодность сменилась на легкое превосходство, и уверенность в собственной непоколебимой правоте в его голосе больше не слышалась.

- Не мечта, а цель, - Эдик передернул плечами, считая разговор завершенным. Только сейчас он заметил, как Виталий одобрительно кивает.

- Что ж, посмотрим, посмотрим… - Негромко пробормотал Константин и, махнув официанту рукой, попросил счет.

Эдуард решительно оплатил свою часть суммы, накинув пятнадцать процентов чаевых. Этот поступок не укрылся от глаз Константина, который, похоже, все никак не мог привыкнуть, что его друга больше не обрабатывают с целью получения материальной выгоды.

- А что, Эдик - сейчас как зарабатываешь? Сколько? - Поинтересовался Костя, когда они втроем, ежась от мелкого декабрьского дождя, курили на парковке около машины.

- Фрилансом промышляю, - отозвался Эд, смахивая скопившиеся капли с ресниц. В общении с этим парнем он чувствовал извечный подвох, словно любое оброненное слово могло быть использовано против него самого. - Нестабильно, но на жизнь хватает. Сейчас важнее не деньги, а репутация.

- Что ж, это я понять могу, - согласно кивнул Константин, прищурив серые, оттенка более темного, чем у Эда, глаза. Он смотрел на парня снизу вверх, но отчего-то, наоборот, у Эдика постоянно было ощущение, что именно его разглядывают с огромной высоты собственной значимости. Минуту помолчав, юрист вдруг обронил, - Дам тебе бесплатный совет, на будущее. В приличном обществе принято появляться в ресторане в соответствующей одежде.

- Я думал, что в приличном обществе также не принято спрашивать о размере зарплаты, - со скоростью мысли выпалил Эдуард. Зубы Константина скрипнули, Виталий расхохотался.

- А парень абсолютно прав, Костя, - отсмеявшись, покачал головой шеф. - Не лезь к нему с непрошеными советами, и не суй свой нос в кошелек.

- Виталич, я просто… - юрист сконфужено замолчал, но стрельнул на Эдуарда таким красноречивым взглядом, что тот мгновенно сообразил его посыл: не обламывай меня перед другом, и я, может быть, сделаю вид, что тебя вообще не существует. Ругая длинный язык, Эд, тем не менее, посчитал нужным уточнить ровным спокойным голосом:

- Костя, я не собираюсь перекраивать себя под ваши мерки. Мне комфортно в этом стиле одежды, и если в каком-то ресторане будут косо на меня смотреть только потому, что я в кроссовках, а не в туфлях, или в свитере, а не в пиджаке… Что ж, я пойду в другое заведение.

Виталик удовлетворенно хлопнул его по плечу и отошел к урне. Костя, воспользовавшись его отсутствием, тихо прошипел:

- Влюбленный Виталька - как глупый баран. Но я с тебя глаз не спущу, пидовка. Понял?

- Можешь хоть круглосуточное видеонаблюдение установить - я не стеснительный, - ухмыльнулся Эд. Он, наконец, понял, что представляет собой этот человек. Клоуном его назвать все же было нельзя, но и воспринимать всерьез все угрозы тоже не следовало, потому как глубинной опасности он не таил. Лишь поверхностные издевки и подколки были его оружием, но с этим Эдик готов был мириться с легкостью, и продолжать общение ради Виталика. - Ты всего на десять… одиннадцать лет старше, а позиционируешь себя столетним мудрецом!

- Это с твоей точки зрения я старше на одиннадцать лет, - отозвался Костя. - Для меня же ты - пацан сопливый.

Эд, улыбаясь, покачал головой. Подошедший Виталик со вздохом окинул их взглядом:

- Закончили цапаться? Давайте в машину!


- Этот придурок, наконец, ушел? - замирая в приемной, Костя указал на кабинет Виталия и вопросительно приподнял бровь.

- Эдуард Андреевич? Да, минут с десять назад, - удивленно отозвалась Аня, контролируя принтер в процессе печати. - А почему придурок?

- Да так, - буркнул Константин. Его подмывало поделиться с кем-то своими соображениями и впечатлениями по поводу Эда, но он прекрасно понимал, чем обернется для него такая словоохотливость.

- Виталий Юрьевич просил передать, чтобы вы его не беспокоили, - сообщила секретарь.

- Спасибо, - кивнул Костя и без стука отворил дверь кабинета шефа.

- Ну, кто бы сомневался… - пробормотал Виталик, даже не поднимая взгляд. Ему и не требовалось: он прекрасно знал, кто может так беспардонно игнорировать распоряжения и назойливо мешать.

- Да брось, как ко мне в кабинет экскурсию для пидорасов устраивать - так это пожалуйста! А другу к тебе зайти нельзя? - Плотно прикрыв дверь, обернулся юрист.

- Ох, Костя, - устало вздохнул Виталик, принимая удобную для разговора позу, - ты не боишься, что желчь прожжет тебя изнутри насквозь?

- А ты, дружище, не боишься, что по офису поползут слухи? - в свою очередь задал злободневный вопрос Константин, усаживаясь на стул напротив. Он устроился вольготно, как у себя дома. - Что это за непонятный голубок к нам залетел? Почему он ходит за боссом попятам?..

- Ну, чего ты к парню прицепился? - устало откинулся шеф на спинку кресла, потирая пальцами затекшие мышцы шеи. 

- Я лишь предостеречь тебя хочу, - Костя покачал головой, будто удивляясь, что друг не понимает элементарного.

- Я взрослый мужик, и нянька мне не нужна! - Разозлившись, рявкнул Виталий. - Вот не припомню что-то - когда ты меня усыновил?

- А! - Костя досадливо от него отмахнулся. Постукивая золотым Паркером по рамке с фоткой Игоря, он задумчиво смотрел на мокрый снег с дождем, который все никак не мог перерасти в нормальную зимнюю стихию снегопада.

- Признайся, дружище - Эдуард не так ужасен, как ты себе нафантазировал, - придирчиво вглядываясь в лицо Кости, проговорил Виталик. - Со временем общение наладится, ты узнаешь его лучше, и…

- Нет, Виталич, - покачал головой Константин. - Ничего не изменится. Для меня он - словно красная тряпка для быка, - Расфокусировано глядя в окно, продолжил друг. - Но ради тебя я обещаю, что постараюсь держать себя в рамках.

- Спасибо, - грустно поблагодарил Виталик. Это было уже хотя бы что-то.


- О, черт, - хитро улыбаясь, проговорил Виталик вместо приветствия, вернувшись вечером домой, где его ждал Эд. Парень, сложив руки на груди, оперся о стену и с недоуменным выражением лица наблюдал, как партнер снимает обувь.

- Что такое?

- Угадай, на кого запала моя секретарша? - Виталик смеялся уже в открытую.

- Брось, - смущено отвернулся Эдик, пряча улыбку.

- Не припомню, чтобы она когда-нибудь задавала мне личные вопросы, - продолжил Виталик, проходя в комнату и срывая с шеи галстук. - А тут очень ненавязчиво прощупывала тему, выясняла, в отношениях ли Эдуард Андреевич?..

- И что ты сказал? - Вздохнул Эд. Он чувствовал себя неловко, без вины виноватым, будто поступал, как подлец.

- Что ты занят, а нужно было сказать что-то другое? - Удивленно округлил Виталий глаза. Замерев на секунду, он отвернулся и повесил пиджак на спинку стула.

- Просто совестно почему-то, - пожал плечами парень. Виталик только махнул на это рукой.

- Чем занимался? Работал сегодня?

- Сегодня было столько впечатлений! - Воскликнул довольный Эд. - Пытался переварить их, решил не работать.

- Отдыхать тоже надо, - согласно кивнул Виталик.

- Вначале думал собрать вещи и вернуться домой, - Эдик покачал головой. - Чтобы у твоего друга больше не было причин считать меня альфонсом. Но потом я решил - а не пошел бы Костя в жопу?

Виталий рассмеялся, но быстро посерьезнел:

- Эдик, он непростой, я говорил тебе. Извини его, если что. Но…

- Не нужно за него извиняться, это не твоя вина, - вздохнул Эдуард. - Костя мне, конечно, малоприятен. Но я надеюсь, что со временем мы друг к другу привыкнем.

Виталий вместо слов благодарности крепко обнял парня.


Декабрь, конец месяца

23 года


- С наступающим, мальчики! - весело воскликнула Марина, пропуская Эдуарда и Виталия в квартиру. - Скорее раздевайтесь и давайте к нам!

В ее доме было шумно. Сама хозяйка то и дело появлялась в поле зрения, стараясь уделить внимание каждому. 

Эдик снял куртку и остался в простой черной рубашке, которая, тем не менее, заставляла его выглядеть солидно и нарядно. Виталий в сером свитере из тонкого трикотажа без костюма смотрелся непривычно. Он хотел было пройти в комнату, но пронзительный крик:

- Папа! - Заставил его притормозить на пороге.

Игорь вихрем пронесся через всю комнату и бросился Виталику на шею, едва не сбив с ног. Эдик, посмеиваясь, наблюдал, как отец крепко обнимает сына и вручает ему плоский сверток.

- Вау! - Заорал пацан и принялся немедленно сдирать обертку.

- Виталик, ну что ты придумал? - Всплеснула руками Марина. - Мы ведь договорились - хватит с него подарков! Эдик, ты проходи, проходи!

- Как я мог прийти к сыну с пустыми руками? - Все еще улыбаясь, пожал плечами Виталик, и Эд, чувствуя себя слегка неловко, следом за ним вошел в гостиную.

На диване в центре комнаты сидел Константин вместе со своей женой. Давид, слегка поодаль, у окна, мялся возле стола с легкими закусками и выпивкой. Марина торопливо бросилась к живой, красиво украшенной сосне, и включила разноцветные огоньки. Туда-сюда с огромной скоростью сновали дети: близнецы и маленький сын Марины Кирилл, которому еще не исполнилось трех лет. Игорь, все так же находясь в коридоре, воевал с упаковкой подарка, громко шурша бумагой.

Виталик с улыбкой проследовал к хозяину дома, а Эдуард, склонив голову в легком поклоне, поздоровался со всеми присутствующими разом и, сунув руки в карманы штанов, замер у стены возле входа. Жена Константина медленно подняла с дивана и приблизилась к нему.

- Добрый вечер, - негромко прошелестела она, внимательно, без улыбки разглядывая его. - Я Вера.

- Эдик, - дружелюбно отозвался тот. Женщина, чей возраст неумолимо перевалил за тридцать пять, выглядела усталой, но неяркий приглушенный свет в комнате был ее союзником. Веру, пожалуй, нельзя было назвать красивой, но ухоженной она точно была. Недостатки внешности тщательно маскировались, однако слегка квадратное лицо и тяжелые нижние веки ничем нельзя было исправить. Действительно большая грудь выдавалась вперед на внушительное расстояние, но, в целом, ее фигура казалась пропорциональной за счет таких же крутых бедер.

- А вы… - Но она не договорила, смутившись. Эд вопросительно приподнял брови, но внезапно еще более громкий вопль сына Виталия заглушил все остальные звуки:

- Айпад! Офигеть!! Мам, глянь!

- Игорь, не кричи, - Марина поморщилась, одной рукой машинально обнимая подбежавшего сына. - Папа слишком сильно тебя балует.

- Ничего не сильно! - Решительно не согласился Игорь и заключил отца в удушающие объятия, - Папка! Спасибо!

- На здоровье, - промурлыкал Виталик, поглаживая сына по волосам. - Это наш с Эдом общий подарок, - пояснил он, имея в виду солидный финансовый вклад парня.

- Ага, - весело откликнулся мальчишка и в мгновение ока оказался возле Эдика. Легко вклинившись между ним и Верой, он с таким же чувством и энтузиазмом обнял Эда за пояс и умчался в толпу детей, чтобы похвастаться подарком. Его возмущенный возглас оповестил присутствующих о том, что брату он планшет не даст ни при каких обстоятельствах.


- Эдуард, шампанского?

Константин возвышался прямо над сидящим на диване Эдиком, небрежно поигрывая наполненным фужером. Парень внутренне замер, представив, как «случайно» перевернутое другом Виталика вино оставляет на штанах огромное мокрое пятно, и поспешил перехватить бокал из его рук:

- Спасибо.

Он сидел рядом с Верой, которая то и дело украдкой бросала на него любопытные взгляды. Поначалу парня это не беспокоило, но затем такое повышенное внимание стало слегка раздражать, и Эд повернулся к ней, вежливо предлагая:

- Если у вас есть вопросы - я готов ответить.

- Извините, - Вера, покраснев, резко перевела взгляд в свой фужер. 

- Ко мне можно обращаться на «ты», - уже мягче проговорил Эдуард и, обернувшись, мельком глянул на Виталия. Тот, в компании Марины, стоял посреди детской комнаты - их было видно сквозь приоткрытую дверь - и хмуро глядел в тетрадь сына-второклассника. Марина что-то негромко рассказывала ему, бурно жестикулируя и тыча пальцем в разворот. Парень понимающе кивнул, приобнял ее одной рукой и что-то прошептал на ухо. Марина вдруг расплылась в улыбке, будто признавая его правоту. Сложив тетрадь в общую стопку, она взяла бывшего мужа под руку и повела к столу.

- Просто Верка никогда не видела педиков, - «тактично» пояснил Константин, плюхаясь по другую сторону от Эда. 

- Костик! - Ошеломленно воскликнула его жена, округляя глаза.

- Странно. Она ведь смотрит на тебя каждый день, - отозвался Эд, проглатывая обиду, но Костя внезапно расхохотался.

- Туше́, - отсмеявшись, кивнул он, опрокидывая в горло коньяк.

- Ради бога, извини, - сбивчиво прошептала Вера ему на ухо. - Костик выпил, вот и несет, бог знает что…

- Да все в порядке, - Эдик через силу улыбнулся и отпил шампанское. 

- Что тут у вас? - поинтересовался Виталик, неторопливо приближаясь к дивану.

- Твой приятель назвал меня педиком, - сообщил Константин.

- Да ну? - Парень недоверчиво хмыкнул, выгнул бровь и перевел взгляд на Эда.

- Виталий, у тебя работает блестящий юрист, - со вздохом отозвался Эдуард. - Ему нет равных в перекручивании смыслов и искажении реальности.

Костя закряхтел, качая головой:

- Виталич, ты береги хозяйство. У парня не язык, а лезвие.

Виталий сдавленно застонал, сдерживая смех. 


После полуночи атмосфера в гостиной изменилась, став более спокойной. Старый год мгновенно и неощутимо сменился новым, и, кроме тихого звона хрустальных бокалов, ничем другим это не ознаменовалось.

Дети, наконец, набегавшись, уединились в другой комнате, и оттуда доносились их негромкие голоса. Костя и Давид курили на балконе, о чем-то общаясь: Константин оживленно повествовал, Давид кивал. Марина и Вера негромко переговаривались, попивая вино. Эдуард, замерев у елки рядом с Виталием, наблюдал за парнем, откровенно любуясь его задумчивым безбрежно-темным взглядом.

- Пойдем на кухню? - негромко предложил он, и Виталий, вздрогнув и оторвавшись от мигающих огоньков, согласился.

Маленькая искусственная елка на подоконнике кухни искрилась россыпью лампочек. Мягкий свет отражался от стены и создавал волшебную атмосферу. Виталий, стоя спиной к столу, опирался на него, и в пол-оборота задумчиво рассматривал украшение.

- Я помню, как Игорь просил у меня эту елку, - с усмешкой пробормотал он. - У него тогда начиналась простуда, и я готов был скупить полмагазина, только чтоб его порадовать. В тот год зажигал он ее всего раз. Вот, теперь Маринка пользуется…

Эдик молча нашел на столе шампанское, разлитое по высоким узким бокалам, и подал один Виталику. 

Не спеша допив алкоголь до самого дна, он подошел вплотную, опустил руки ему на плечи и заглянул в глаза. На поцелуй не решился, понимая, что их уединение слишком хрупко и непрочно. Виталий, все еще держащий в руках фужер, обнял его за поясницу одной рукой. 

Эдуарду было что сказать: о том, как он бесконечно счастлив, будто ошалевший мальчишка, как благодарен прошедшему году за этот эфемерный шанс случайного знакомства, как удивлен невероятному везению, которое, словно чудо, свершилось внезапно и непредсказуемо, и помогло им понять, кто они есть друг для друга. Как сильное, вдохновляющее на подвиги чувство вернуло его жажду жить.

Но он лишь прижался лбом ко лбу любовника, прикрыл глаза и прошептал:

- Я от тебя без ума.

Виталий сверкнул дежурной улыбкой, отставил шампанское и потрепал парня по волосам.

- Я тоже от себя без ума, - с помощью шутки он легко соскользнул с крючка взаимного выражения чувств. Эдуард, секунду поколебавшись, улыбнулся в ответ. Он почувствовал, что партнер не готов делиться откровенностью, зная, что в любой момент их могут услышать посторонние. Решив, что место для уединения все же недостаточно хорошее, он внезапно предложил:

- Давай вернемся домой?

- Тебе не нравится? - огорченно протянул Виталик. - Ты, вроде, был не против, когда я предложил отмечать здесь, вместе со всеми…

- Мне очень нравится, - заверил его Эдик, - Но еще сильнее я хотел бы остаться с тобой наедине.

Виталик смотрел на парня задумчиво, поигрывая пряжкой его ремня.

- Мы без машины, а такси можно и не дождаться…

- Пойдем пешком! - Воскликнул Эд с озорной улыбкой. - Отсюда до твоего дома всего километра три!

- Где-то так, - согласился Виталий и с сомнением покачал головой, потирая переносицу пальцами, - Не знаю, Эдик. Не знаю.

Но Эд, решительно взяв его за руку, потащил в сторону прихожей, тихо прошмыгнув мимо дверей комнаты. Оттуда уже доносился шум оживленного разговора, а отсветы гирлянды плясали даже на стенах коридора.

- Эй, а попрощаться? - Удивленный Виталик притормозил, высвобождая руку.

- Утром позвоним им. - Парень считал, что посвящать остальных в затею не стоит. - Иначе отговаривать начнут.

- Ох, Эдуард, - Виталий вздохнул и присел, чтобы натянуть ботинки. Но Эдик уже его не слушал. Накинув куртку, он осторожно открыл дверь так, чтобы не щелкнуть замком. У него получилось, и парень с улыбкой обернулся к Виталику:

- Готов?


- До сих пор не могу простить, что ты не предупредил меня, - вдруг проговорил Эдуард, когда они уже энергично шагали по улице. - Твой день рождения был четыре дня назад, а я - единственный, кто об этом не знал! Я и сейчас еще чувствую себя глупо…

- Перестань, - отмахнулся Виталик. - Я ведь объяснил: для меня это просто день в календаре, не более. Я не отмечаю свои дни рождения, и вообще, праздничной эту дату не считаю. Но друзей поздравляю, иначе они почему-то обижаются…

Он задумчиво примолк, и Эдуард бросил на парня косой взгляд.

- Меня десятого июля тоже можешь не поздравлять.

- Запомню, - с улыбкой протянул Виталий. Он запрокинул голову к небу, наслаждаясь сказочной красотой настоящего новогоднего снегопада. Мягкие пушистые хлопья спускались с небес медленно, но их количество заставляло голову кружиться, и даже стоя ощущать себя в вертикальном движении. Часто взмахивая ресницами, парень дышал полной грудью, вглядываясь в глубину дымного от недавнего фейерверка красноватого неба. Столбы рассеивающегося порохового тумана неспешно сносило вбок, характерный запах витал над городом, кое-где за домами еще сверкали припозднившиеся зарницы. Белые снежинки ярким контрастом ложились на его смоляные волосы. Легкий мороз практически не ощущался в полный штиль.

Немногочисленные прохожие куда-то спешили. Подвыпившие компании выходили из дворов на тротуары широкой улицы, чтобы громкими возгласами и оглушительными разрывами петард оповестить неспящий город о вступлении в новый год.

Навстречу парням по замысловатой траектории двигался хорошо напраздновавшийся мужик средних лет. Ему не удалось разминуться с Эдуардом и, задев парня корпусом, он развернулся на сто восемьдесят градусов и процедил сквозь редкие зубы:

- Смотри, куда прешь, пидарас!

Эд налетел плечом на Виталия и тот, сощурив внимательные глаза, слегка вскинул подбородок, притормаживая:

- Эй.

- Не надо, - спокойно проговорил Эдуард и хлопнул его по спине, заставляя продолжить путь. Мужик что-то неразборчиво прокричал им вслед и вновь зашагал своей непредсказуемой дорогой.


Март

23 года


- Виталик, я хочу кое-чем с тобой поделиться, - Эдуард, наконец, решил, что время подходящее. Ждать дольше он уже просто не мог.

Он лежал рядом с Виталием, удобно устроившись затылком на его плече. Рука любовника обнимала его, медленно и небрежно поглаживая грудь.

- М-м? - протянул тот. 

Весенняя ночь окутывала их темнотой. В приоткрытое окно струились запахи свежего, умытого дождем города. Эд сделал глубокий вдох, наслаждаясь моментом.

- Сегодня одна американская IT-компания прислала мне о́ффер, - выпалил он, привставая на локте.

- Тебе предложили работу? - засыпающий Виталик встрепенулся, изумленно глядя на парня в сумраке. Тот, не в силах сдержать счастливую улыбку, кивнул. - Черт, Эдик, это же замечательно!

Виталик сел рядом с Эдом и, обняв ладонью за шею, несколько раз поцеловал в приоткрытые губы.

- Расскажи подробнее! - Попросил он, сгорая от нетерпения.

- Штаб-квартира компании находится в Чикаго, - Эд запустил руки в волосы, взъерошивая их: он с трудом сдерживал ликование, - Они занимаются поиском заказчиков, и сотрудничают со многими фрилансерами в разных странах. Некоторые со временем даже объединяются в команды…

- Каких заказчиков? Разве не они дают тебе задания? - Виталий старался не потерять суть.

- Нет, они - посредники между крупными заказчиками и исполнителями, такими, как я. Их штат в основном состоит из менеджеров по работе с клиентами, проджект-менеджеров, продюсеров. Продюсеры это связующее звено между клиентом и девелопером. - Пояснил Эд. - Есть так же отдел разработчиков, но он совсем небольшой…

- И что же они предлагают конкретно тебе? - поинтересовался Виталик. Он вновь улегся и устроился удобнее.

- То, о чем я пока даже мечтать не смел, - голос Эдуарда дрожал от возбуждения, - во-первых…

- Как они нашли тебя, кстати? - вдруг перебил Виталий. Вопросы сыпались сами собой.

- Я разослал резюме. И им в том числе, - Эд сбился, но продолжил, - во-первых, очень достойный рэйт, даже больше, чем я имею на фриланс-портале. И с перспективой роста, заметь! - Эдик поднял вверх указательный палец. - Во-вторых, гарантированную оплату овертаймов. Если я проработаю сверх установленного лимита рабочего дня - мне оплатят эти часы. 

- Пока все звучит неплохо, - промурлыкал Виталик, закидывая руки за голову. 

- Время работы ограничено восьмью часами, поверь, это очень здорово, - Эдик задумчиво кивнул в темноте, - некоторые пашут и по двенадцать… Хотя, это сложно предсказать: все зависит от загруженности, от сроков дед-лайна, то есть сдачи проекта… Следует все-таки быть готовым к частым овертаймам. В третьих, проекты они подбирают интересные, дают на оценку несколько на выбор. Можно браться за то, что больше по душе.

- Испытательный срок есть? - уточнил парень.

- Мне предоставили на адаптацию десять недель. Если справлюсь - примут в команду. - Эдик, произнося эти слова, сам не верил в свое счастье. В собственных силах он не сомневался, но все никак не мог привыкнуть к мысли, что ему так крупно повезло.

- Где же «но»? - хмыкнул Виталий. - Все звучит ну слишком приторно! 

- Есть один момент, - нехотя отозвался Эдик. Он отвернулся и засмотрелся, как легкий мартовский ветерок колышет рулонную штору на окне.

- Выкладывай, - потребовал Виталий, напрягаясь. - Меня смутило слово «адаптация». 

Эдуард вздохнул и озвучил главный минус предложения:

- Компания требует от своих фрилансеров быть на связи большую часть рабочего процесса. Это означает, что я буду вынужден работать по времени чикагского часового пояса.

- Ты серьезно? - Виталий выпрямился, словно проглотив шест. - Эдик, какая у нас разница?

- Минус восемь, - вновь вздыхая, отозвался Эд. - Для того и нужен период адаптации. Выяснить, устраивает ли меня такой график. Для начала мы условились, что я буду в сети с двух часов дня до десяти вечера, и каждые две недели буду сдвигать рабочий график на час, пока, наконец, не приду к оптимальному - с семи вечера до трех утра…

- Это ты называешь оптимальным? - Взвинчено выкрикнул Виталий. - Ты охренел, Эдик?

- Понимаю, как жутко это звучит, - огрызнулся Эдуард. - Но я уверен, что это не катастрофа, и я справлюсь. 

- Даже не сомневаюсь! - Виталий распалялся все больше. - Меня другое смущает - как вообще мы будем дальше…

Он не закончил коряво сформулированную фразу, но Эдуард его прекрасно понял. С таким графиком работы на личную жизнь времени не оставалось. Просто не оставалось.

- Эдик, может, ты подождешь другое предложение? Пусть не такое сказочное, но, по крайней мере, которое хотя бы не звучит как приговор всей остальной жизни? - Виталик больше не повышал тон и старался говорить вкрадчиво, но Эд слышал, как его голос нервно вибрирует.

- Какое другое? - уязвленно пробормотал он. - Виталик, я во фрилансе уже… - он примолк, подсчитывая в уме, - больше полугода! 

- Практически вечность, - язвительно заметил парень.

- Я отправлял много резюме. - Твердо продолжил Эдик. - И отовсюду тишина. Отклик с оффером пришел только от них.

Виталик промолчал, и Эдуард окрепшим голосом продолжил:

- Работа на фрилансе - не айс, чтоб ты знал. Никакой стабильности, не особая свобода выбора. Зачастую привязанность к рабочему месту как в тюрьме. Здесь же достойные деньги, работа - пусть и удаленная - в англоязычном коллективе, перспективы роста - как почасовой ставки, так и в профессиональном плане. Виталик, это реально очень крутое предложение! - Эдик вдруг почувствовал себя унизительно, он будто оправдывался в своем выборе. Виталию даже не пришлось прилагать усилий, чтобы вывернуть наизнанку радужное настроение.

- Ты уверен, что эта контора платежеспособна? - Повел бровью любовник, будто решив дискредитировать предполагаемых работодателей парня во что бы то ни стало.

- Разумеется, - скептически отозвался Эдуард. - Финансовый отдел пообещал, что салари будет приходить каждую неделю. Поэтому, в крайнем случае, я вовремя брошу начатое, окажись оно бесперспективным...

Гнетущая пауза разрасталась между ними, пожирая окружающее пространство.

Эдик сидел, притянув колени к груди. Виталий опирался о стену, в темноте задумчиво разглядывая изгибы его спины.

- Ты обещал, что поддержишь меня, - тихо пробормотал Эдик. Он вдруг почувствовал себя обманутым и чудовищно одиноким.

Расфокусированный взгляд Виталия мгновенно сосредоточился на лице партнера: отсвета уличных фонарей хватало, чтобы определить, насколько оно хмурое. 

Виталий сконфуженно молчал. Данное когда-то слово обязывало порадоваться за молодого парня, перед которым открылись блестящие возможности. Но собственник-эгоист, живущий глубоко в душе, тихонько шептал о том, что затея обречена на провал. И если не в рабочем плане, то в личном - точно…

- И поддержу, - твердо проговорил Виталий. Совесть победила. Он приподнялся и сел рядом с Эдуардом, привлекая его к себе. Эд уткнулся в плечо и глухо пробормотал:

- Я хочу хотя бы начать, понимаешь? Не прощу себе, если так и не попробую.

- Ты прав, - вздохнул Виталий. - Может быть, и не получится. Всякое бывает. 

- А может, мы привыкнем. - Эдик улыбнулся, целуя парня в шею чуть ниже уха.

Страницы:
1 2 3
Вам понравилось? +34

Рекомендуем:

Эдуард Семагин

Это жизнь

Кот в мышеловке

Прикосновение

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

8 комментариев

+ -
+5
Мария Офлайн 18 сентября 2019 15:48
Ярослав настолько деликатный,тактичный и добрый,что практически святой,вот вот нимб проявится.Встречаются ли в жизни столь идеальные партнеры,даже не знаю.С другой стороны, за Эда хочется искренне радоваться.Он заслужил любящего и понимающего друга.И даже если со временем жизнь сотрет с Ярослава глянец,бездушным ханжой он не станет,Виталию не уподобится.Почему интересно,Виталий решившись на сложный для него разговор с Ингой,так легко отпустил Эда?Подобный поступок подразумевает желание его удержать ,несмотря на риск огласки и возможные проблемы в бизнесе.
Спасибо за продолжение.С удовольствием слежу за героями.
+ -
+4
Эдуард Семагин Офлайн 18 сентября 2019 22:51
Цитата: Мария
Ярослав настолько деликатный,тактичный и добрый,что практически святой,вот вот нимб проявится.Встречаются ли в жизни столь идеальные партнеры,даже не знаю.С другой стороны, за Эда хочется искренне радоваться.Он заслужил любящего и понимающего друга.И даже если со временем жизнь сотрет с Ярослава глянец,бездушным ханжой он не станет,Виталию не уподобится.Почему интересно,Виталий решившись на сложный для него разговор с Ингой,так легко отпустил Эда?Подобный поступок подразумевает желание его удержать ,несмотря на риск огласки и возможные проблемы в бизнесе.
Спасибо за продолжение.С удовольствием слежу за героями.


Мне хотелось показать контраст в этом моменте, и на контрасте Яр действительно практически святой. Да и, сами понимаете, в начале отношений люди склонны лезть вон из кожи, чтобы показаться лучше, чем они есть. Недостатков и у него хватает. Надеюсь, мне удастся правильно их преподнести.
Как мог Виталий удержать Эда в тот момент, когда он пришел к нему, уже приняв решение? Единственный вариант - к батарее приковать. Они долго были вместе, все без слов понятно. Нечего спасать, некак повлиять. Да, он попытался что-то сделать для отношений, но тогда, когда уже стало поздно.
Благодарю вас за интерес, спасибо, что читаете!
--------------------
edsemagin.blogspot.com
+ -
+3
Мария Офлайн 19 сентября 2019 12:34
Цитата: Эдуард Семагин
Цитата: Мария
Ярослав настолько деликатный,тактичный и добрый,что практически святой,вот вот нимб проявится.Встречаются ли в жизни столь идеальные партнеры,даже не знаю.С другой стороны, за Эда хочется искренне радоваться.Он заслужил любящего и понимающего друга.И даже если со временем жизнь сотрет с Ярослава глянец,бездушным ханжой он не станет,Виталию не уподобится.Почему интересно,Виталий решившись на сложный для него разговор с Ингой,так легко отпустил Эда?Подобный поступок подразумевает желание его удержать ,несмотря на риск огласки и возможные проблемы в бизнесе.
Спасибо за продолжение.С удовольствием слежу за героями.


Мне хотелось показать контраст в этом моменте, и на контрасте Яр действительно практически святой. Да и, сами понимаете, в начале отношений люди склонны лезть вон из кожи, чтобы показаться лучше, чем они есть. Недостатков и у него хватает. Надеюсь, мне удастся правильно их преподнести.
Как мог Виталий удержать Эда в тот момент, когда он пришел к нему, уже приняв решение? Единственный вариант - к батарее приковать. Они долго были вместе, все без слов понятно. Нечего спасать, некак повлиять. Да, он попытался что-то сделать для отношений, но тогда, когда уже стало поздно.
Благодарю вас за интерес, спасибо, что читаете!

Ярослав сожалел о разрыве,хотел вернуть отношения и выбрал для этого верную тактику.С этим все понятно.А Виталий повел себя,как в старом анекдоте.Обманул кондуктора.Купил билет и пошел пешком.Разорвал отношения с Ингой,чтобы остаться с Эдом и отпустил его легко и просто,практически без разговора.Понятно,что силой не удержись,но ведь не было попытки убедить,что Эд ему нужен и важен,что измен больше не будет.Даже в критической ситуации не смог проявить гибкость.
+ -
+3
Эдуард Семагин Офлайн 19 сентября 2019 13:53
Цитата: Мария
Цитата: Эдуард Семагин
Цитата: Мария
Ярослав настолько деликатный,тактичный и добрый,что практически святой,вот вот нимб проявится.Встречаются ли в жизни столь идеальные партнеры,даже не знаю.С другой стороны, за Эда хочется искренне радоваться.Он заслужил любящего и понимающего друга.И даже если со временем жизнь сотрет с Ярослава глянец,бездушным ханжой он не станет,Виталию не уподобится.Почему интересно,Виталий решившись на сложный для него разговор с Ингой,так легко отпустил Эда?Подобный поступок подразумевает желание его удержать ,несмотря на риск огласки и возможные проблемы в бизнесе.
Спасибо за продолжение.С удовольствием слежу за героями.


Мне хотелось показать контраст в этом моменте, и на контрасте Яр действительно практически святой. Да и, сами понимаете, в начале отношений люди склонны лезть вон из кожи, чтобы показаться лучше, чем они есть. Недостатков и у него хватает. Надеюсь, мне удастся правильно их преподнести.
Как мог Виталий удержать Эда в тот момент, когда он пришел к нему, уже приняв решение? Единственный вариант - к батарее приковать. Они долго были вместе, все без слов понятно. Нечего спасать, некак повлиять. Да, он попытался что-то сделать для отношений, но тогда, когда уже стало поздно.
Благодарю вас за интерес, спасибо, что читаете!

Ярослав сожалел о разрыве,хотел вернуть отношения и выбрал для этого верную тактику.С этим все понятно.А Виталий повел себя,как в старом анекдоте.Обманул кондуктора.Купил билет и пошел пешком.Разорвал отношения с Ингой,чтобы остаться с Эдом и отпустил его легко и просто,практически без разговора.Понятно,что силой не удержись,но ведь не было попытки убедить,что Эд ему нужен и важен,что измен больше не будет.Даже в критической ситуации не смог проявить гибкость.


Виталий из разговора практически сразу же узнал, что Инга позвонила Эду. И он понял, что это никак не повлияло на решение партнера. По его мнению - снова напоминать о своей жертве и умолять остаться - это унизительно. Вы правы - гибкость ему совершенно не свойственна.
--------------------
edsemagin.blogspot.com
+ -
+2
Мария Офлайн 16 октября 2019 12:32
По отношению к Косте Эдик ведет себя,как жертвенный агнец.Бесхребетен,косноязычен.На оскорбления чуть ли хвостиком не виляет.Если раньше мягкотелость можно было объяснить нежеланием накалять отношения с Виталием.То сейчас,то Господи!Сорвался по первому звонку.Терпит пренебрежительно высокомерный тон.Безропотно принимает вину на себя и сломя голову несется причинять добро бывшему любовнику,годами вытиравшему об него ноги,на пару с другом.Только во вселенной Эда такое и может случиться.Интересно,что с Ярославом Эдик ведет себя,как взрослый разумный,равный.С Костей же кисель киселем.
Спасибо за продолжение.
+ -
+3
Эдуард Семагин Офлайн 17 октября 2019 08:00
Цитата: Мария
По отношению к Косте Эдик ведет себя,как жертвенный агнец.Бесхребетен,косноязычен.На оскорбления чуть ли хвостиком не виляет.Если раньше мягкотелость можно было объяснить нежеланием накалять отношения с Виталием.То сейчас,то Господи!Сорвался по первому звонку.Терпит пренебрежительно высокомерный тон.Безропотно принимает вину на себя и сломя голову несется причинять добро бывшему любовнику,годами вытиравшему об него ноги,на пару с другом.Только во вселенной Эда такое и может случиться.Интересно,что с Ярославом Эдик ведет себя,как взрослый разумный,равный.С Костей же кисель киселем.
Спасибо за продолжение.


В какой-то момент доходило практически до мордобоев, но разве это исправит горбатого? Костя от этого не перестанет быть самим собой, еще только порадуется, что провокации достигли цели. Эд просто не считает нужным обращать внимания на его слова, такой уж Костя человек. Для Эда важнее сохранить свои нервы.
Ситуация слишком серьезна, чтобы помнить прошлые обиды. Раньше они казались глобальными, но сейчас, когда он узнал такую новость, все умаляется до ничтожного. И желание помочь - искреннее.
Спасибо.
--------------------
edsemagin.blogspot.com
+ -
+3
Олег Офлайн 19 октября 2019 01:04
Виталий конечно сволочь, но Ярослав, на мой взгляд просто расставил все ловушки, в которые Эд и попался. Мне история была интересна ровно до этого момента. Думал что В и Э найдут силы и мудрость решить свои проблемы. Ну и Костю, конечно, отправив очень далеко. Концовка очень разочаровала. Автору спасибо за роман, он так видит, и это его герои, для которых он Бог, который может с ними делать все то заблагорассудится. Но Бог, как известно, жесток . Спасибо за произведение, хоть и без happy enda для моего восприятия
+ -
+3
Эдуард Семагин Офлайн 19 октября 2019 21:52
Цитата: Олег
Виталий конечно сволочь, но Ярослав, на мой взгляд просто расставил все ловушки, в которые Эд и попался. Мне история была интересна ровно до этого момента. Думал что В и Э найдут силы и мудрость решить свои проблемы. Ну и Костю, конечно, отправив очень далеко. Концовка очень разочаровала. Автору спасибо за роман, он так видит, и это его герои, для которых он Бог, который может с ними делать все то заблагорассудится. Но Бог, как известно, жесток . Спасибо за произведение, хоть и без happy enda для моего восприятия


Спасибо за ваше мнение. Всем угодить невозможно. поэтому каждый волен прекратить чтение, когда пожелает. Но, думаю, вы и сами понимаете, что "чуда" тут быть не могло, а ведь только чудо смогло бы исправить то, что эти двое - В и Э - нагородили. Не без помощи Кости, конечно.
Ярослав, может, не идеален, но он гораздо душевнее и искреннее. Кроме того, он для Эда значит очень много, иначе не помогли бы ловушки.
Благодарю, что читали!
--------------------
edsemagin.blogspot.com
Наверх