Эдуард Семагин

Вселенная Эда. Эпизоды. Часть 1

Аннотация
Хронологическое перечисление событий романа охватывает период времени в шестнадцать лет. Повествование стартует, когда персонажу еще нет семнадцати, и оканчивается, когда ему практически тридцать два.
За это время главный герой переживает становление личности в разных аспектах - от сексуального до профессионального.
Продолжение - "Вселенная Эда. Эпизоды. Часть 2"


Февраль16 лет
- Почему ты не хочешь ходить со мной в тренажерный зал? - Задумчиво спросил Эдик.
- В гробу я видел твою качалку! - В сердцах отозвался Никита. - Меня и так все устраивает!
- Да?.. - протянул парень, исподтишка бросая на друга придирчивый взгляд. Никита слегка запаздывал в физическом развитии: по ширине грудной клетки он мог конкурировать разве что с цыпленком; пусть и небольшой, но заметный жирок на талии тщательно маскировался мешковатой одеждой. Эд сомневался, что приятель говорит правду: его отражение в зеркале радовать глаз ну никак не могло. Но он деликатно не стал указывать на явное противоречие.
- Тем более, если я буду жрать столько же, сколько и ты - меня маманя из дома выпрет! - привел Ник очередной аргумент. 
- После тренировок необходимо есть белковую пищу в расчете… - Эдик хотел, было, углубиться в азы спортивного питания, но друг его перебил:
- Семагин, мне ты можешь не заливать - знаю я, зачем ты в тренажерку ходишь! - Издевательски хмыкнул Никита. Кто-кто, а он особым тактом не отличался. 
- Ну и зачем же? - Удивленно пробормотал Эд. Солнце припекало, и он расстегнул молнию куртки.
- На мужиков накачанных беспалевно глазеть! - выпалил друг. Он попытался ловко увернуться, но Эдик все равно двинул его в плечо настолько сильно, что парень, глупо гогоча, отлетел на ограду у тротуара.
- Урод! Я с тобой, как с другом, поделился! - Возмущенно выкрикнул  Эд. 
- Да ладно, Эдька, я шучу! - хмыкнув напоследок, Никита понурил голову. 
- Там я работаю над собой, и у меня заметные успехи! - С пеной у рта принялся доказывать Эдуард, залившийся румянцем смущения. Он вот уже целый год посвящал себя тренировкам в спортзале, поначалу даже не ожидая, что это занятие настолько сильно его увлечет. Но физические упражнения из способа заполнить излишек свободного времени очень скоро превратились в зависимость.
- Да разве ж я спорю? - Горячо кивнул друг, и вновь расплылся в улыбке. - Эдик-педик!
- Пошел ты! - Мрачно бросил Эд и ускорил шаг. Он уже не раз жалел о том, что полгода назад решился на откровенный разговор с лучшим другом, которого знал практически с пеленок. Общая группа в детском саду, один класс и матери-приятельницы: его связь с Никитой была дружеской, прочной и долговременной.
Поэтому Эдуард и не думал долго, когда выбирал кандидата на роль хранителя тайны. Слишком велика была ноша на душе, непосильная для одного подростка. Слишком сильно́ смятение, которым просто необходимо было с кем-то поделиться.
Никита красотой не блистал, но противоположным полом интересовался настолько истово, что Эду порой казалось - у друга едет крыша. Едва ли не с самого вступления парней в пубертатный возраст абсолютно любой разговор сводился Никитой к девчонкам и их внешним данным, в частности - вторичным половым признакам. Одноклассницы обсуждались им подобострастно, и Эду иногда казалось, что Ник ночами не может уснуть до тех пор, пока в интернете существует хотя бы один порно-ролик, который он еще не видел. 
В конце концов, парню надоело поддакивать, выслушивать и сочинять. Собрав в кулак все свое мужество, Эдик решился на очень непростой шаг. Невероятным усилием заставив друга выслушать его молча, парень поделился сомнениями насчет традиционности своей ориентации. 
Тогда, после признания, Никита молча вылупил глаза. Когда дар речи вернулся к нему, он просипел севшим голосом:
- Эдька, ты же с Алиской в коридоре целовался… Ну, на дискоте…
- И что? - Перебил его друг. - Только лишний раз понял - не то.
- А что тебе надо-то?.. - Эд понимал, что новость шокировала Ника, и он плохо соображает. - Надеюсь, ты не ко мне яйца подкатывать собрался? - Вдруг с негодованием воскликнул он звенящим от возмущения голосом.
- Расслабься! - Фыркнул Эдик, холодно взглянув на друга. - Просто… между нами никогда не было тайн. Я хочу, чтобы так было и дальше.
Но на самом деле ему просто требовалось поговорить хоть с кем-нибудь. Не к матери ж идти с подобным, ей-Богу!
Исповедь помогла, и стало немного легче, но вот уже долгое время он был вынужден терпеть нечастые, но регулярные шуточки друга, которые порой выводили его из себя. 
- Знаешь, что моя малая подарила мне на четырнадцатое? - Никита подстроился под шаг Эдуарда и заговорил вальяжно и лениво, усиленно копируя интонации взрослых. 
- Носки? - буркнул Эд. Он хоть еще и обижался, но был невероятно рад смене темы.
- Ха! - Друг покачал головой. - Попробовала бы - я бы ей в ответ трусы подарил!
Эдуард некоторое время отстраненно слушал красочное повествование Никиты о том, как весело он провел праздник, гадая, где заканчивается скудная правда и начинается роскошный вымысел. Наконец, Ник замолчал, и парень грустно вздохнул.
- Ничего, Эдька, - Никита покровительственно хлопнул его по плечу. - Когда-нибудь и у тебя будет… личная жизнь.
Эдуард промолчал. Он комплексовал из-за отсутствия отношений, особенно в моменты рассказов Никиты о своей «девушке». Эдик ни разу ее не видел, и уже потихоньку начинал сомневаться в ее реальности. 
Сам же парень страдал от одиночества, но что-либо предпринять ему не хватало духу. Он стыдился своей неопытности, непохожести на остальных и предпочитал все глубже прятаться в защитный панцирь. Лишь лучшему другу еще удавалось к нему достучаться.
- Может, с Алиской замутишь? Пока на горизонте чисто, - Эдик понял, что Никита имеет в виду.
- Да ну ее, тупая какая-то… - Эд панически боялся близости. Боялся того, что отношения могут рано или поздно развиться настолько, что дело дойдет до интима. Парень не был уверен в себе, он боялся, что не сможет показать себя на высоте, и тогда по школе поползут слухи. Это стало бы воплощением его самого большого кошмара, поэтому Эдик наотрез отказывался сближаться с девчонками из школы. Да и с парнями - хотя таких он не замечал в принципе, от этого чувствуя себя еще более одиноким и уязвимым.
- Семагин, ау - мы пришли! - Никита остановился у подъезда и сделал круглые глаза. - О чем задумался, старик?
- Так, - отмахнулся Эдик, предпочитая в данный момент не признаваться другу в том, насколько глубоко он ранен всеобщим к нему безразличием. Насколько плотно уверился в мысли, что встретить кого-то, в кого сможет влюбиться, он уже отчаялся давно.
Распрощавшись с другом у его подъезда, Эдуард неторопливо побрел дальше.

Домой парень возвращаться не спешил. Работающая в ветеринарной клинике мать трудилась посменно, и сегодняшний день в ее графике значился выходным. Ощущая, как с каждым днем стена непонимания между ним и Ольгой становится все выше, Эдик в родную квартиру не торопился.
Парень завернул в маленький унылый парк, где часто коротал свое одиночество. Присев на излюбленную, стоящую в стороне от всех, длинную скамью-качелю, он сунул наушники в уши и погрузился в музыку, раскачиваясь с все возрастающей амплитудой.
Солнце вновь спряталось за плотные облака, и вмиг пробрал холод, но куртку Эд упрямо не застегнул. Упиваясь страданиями, он даже не представлял, насколько смешны и надуманы его подростковые проблемы.
Мысль о собственном гомосексуализме не стала для него громом среди ясного неба. Скорее, он все время жил с каким-то смутным чувством, которое только недавно обрело, наконец, очертания. Но облегчения это не принесло.
Симпатичный, но комплексующий, Эдуард терялся в тени лучшего друга, буквально сливаясь с фоном. Бойкий, любящий потрепаться Ник выпячивал себя в их тандеме что было сил, стремясь всегда и везде быть в центре внимания. Такое положение вещей Эдик давно привык считать нормой, но выстраданное признание другу и вовсе превратило его в бледную тень. Никита раздувался от собственной значимости, позиционировал себя самцом, относясь к душевно травмированному другу снисходительно, как к бракованному биоматериалу. Пораскинь Эд мозгами, он понял бы, что просто является выгодным контрастом для простоватого парня, рьяно этим пользующегося. Но Эдик, все еще находящийся в процессе глубокого самокопания, не стремился вдаваться в детали дружбы.
С некоторых пор Ник не считал его конкурентом. Вначале ему было действительно обидно, что Эдик отказался разделять с ним животрепещущие темы разговоров о противоположном поле, но со временем он нашел такое положение вещей даже более привлекательным. Он принял друга-гея не потому, что был толерантен и человеколюбив, а потому что других кандидатов в лучшие друзья в окружении не было. Обсуждать свои успехи на любовном фронте не перестал, лишний раз тыкая парня в его пробелы, заставляя чувствовать разверзающуюся пропасть между умудренными опытом и все еще застрявшими в детстве. Держал друга на коротком поводке, с удовольствием пользуясь его свободным временем и математическим складом ума, благодаря чему Эдуард безропотно делал уроки за двоих.
- Эдька, да ты не переживай, - с картинной терпимостью частенько вздыхал он. - Ну и что, что тебе уже шестнадцать? Все еще впереди. 
«Может, и правда, стоит с кем-то замутить?» Эд задал себе вопрос и даже зажмурился от нахлынувшей паники. Социопатом он не был никогда, до самых старших классов оставаясь улыбчивым и открытым к общению. Но перемены в осознании себя, произошедшие в последний год, резко изменили его в не лучшую сторону.
Это очень тонко подметил лучший друг однажды днем, после школы.
- Как ты с таким перекошенным еблищем собираешься с кем-то знакомиться? - философствовал Ник, вальяжно развалившись в своем кресле.
- Никак, - огрызнулся Эд, сидя на его диване. Мысль о том, что когда-нибудь он решится на знакомство с парнем, пробирала нервным смешком. Он сильно сомневался в том, что в его городе это вообще реально. Оторванность от себе подобных ранила больнее всего.
- Вот именно! - кивнул друг. - Ни один гомик на твою рожу не позарится. Проще надо быть, Эдик. Проще.
- Куда еще проще? - Вздернул брови Эд. - Я и так скоро двумерным стану…
- Надо тебя с кем-то свести, - задумчиво протянул друг, глядя в потолок. - С Даней, может? У него штаны странные, обтягивающие. И очки…
- Ник, заткнись! - прорычал Эдуард, теряя терпение. - Оставь меня в покое!
- Да я ведь просто рассуждаю, - пожал плечами друг и вытянул шею, заглядывая в разложенные рядом с Эдом тетради. - Как там мой вариант?.. Сложные задачи?
- Не сложнее моих, - буркнул парень, выводя карандашом цифры.
- Эдька! - Глупо хмыкнул Ник, резко переводя тему, и Эд внутренне подобрался в ожидании очередной подколки. - А тебе какие пацаны нравятся вообще? Я ведь даже твоих вкусов не знаю.
- Соленые, - отозвался Эд, переводя разговор в шутку о вкусах. Но Никита не унимался:
- Повезло тебе! - Он хохотнул. - Сосать будешь с удовольствием!
- Еблан! - Эдуард швырнул в смеющегося друга учебник и вскочил с дивана. Он знал, что не должен так остро реагировать на шутки, но ничего не мог с собой поделать.
- Куда? - Заорал Никита в коридор. - Эдька, а третье задание?
- Сам долбись с ним, хоть до утра! - Донеслось в ответ. Спустя секунду захлопнулась входная дверь.

Апрель
16 лет

Это воскресенье не обещало Эду ничего интересного. Дома он был один, и никаких планов на вечер не строил. Собирался, разве что, почитать литературу для поступления в институт, и полазать в особой категории на сайтах для взрослых - благо, не нужно было бы в холодном поту озираться на дверь и думать, что мать вот-вот войдет: она всю ночь должна провести на дежурстве.
Погожий и теплый денек уже перевалил за середину, и на стенах комнаты лежали яркие солнечные пятна, мягко освещая все вокруг. Эдик лениво вытянулся на диване, закинув руки за голову, и хотел, было, поиграть в игру на телефоне, но вдруг в дверь позвонили.
Чертыхнувшись, он поплелся открывать. На пороге стоял лучший друг в высшей степени эмоционального возбуждения.
- Чувак! Ты один? Теть Оля на работе? - С порога осведомился Ник.
- Ну да, - недоуменно ответил Эд, - а что?
- А то! Сейчас такую тему расскажу - офигеешь!
Разувшись, он прямиком протопал в комнату друга и плюхнулся за компьютер. 
- Так, врубай свое железо и переходи на городской форум. Тема - верняк!
- Да что за тема? Объясни толком, - потребовал Эд, пока загружалась операционка.
- Значит, короче. Сижу я на нашем форуме, окучиваю одну телочку, помнишь, я рассказывал? Ну, неважно… Мне буквально понт остался ее уломать, и все - свиданка сто пудово!
- Так а малая…
- Вспомнил, тоже мне! - Скривился Ник, взмахнув рукой. - Дела давно минувших…
- Ну и? - недовольно протянул Эд, опираясь на стол. Его раздражало то, что он не понимает, куда клонит Никита, сворачивающий с темы во все возможные ответвления.
- Ну и короче, хотел я на ее профиль перейти, чтобы личные данные глянуть, а кликнул случайно не туда, и перешел в другую тему, называется «Знакомства нашего города». Потом я опять куда-то клацал, и, короче, попал на шестую страницу темы… Ты глаза не закатывай, а слушай! И, короче, читаю я один пост и охереваю! Вот, сейчас тебе загружу страницу…
- Да ты хоть примерно расскажи, о чем речь вообще! - Потерял терпение Эд.
- О том, где у нас в городе педики знакомятся! В центральном парке возле летнего кинотеатра! Можешь себе представить?
Эдуард округлил глаза:
- Да чего ты гонишь? Прямо в парке, в самом центре?
- Ха, я ж говорил - офигеешь! Вот, сам читай!

- Поверить не могу, что ты меня на это уговорил.
Эд шел рядом с Ником по парковой аллее, спрятав руки глубоко в карманы легкой куртки. Солнечный день плавно перетек в теплый вечер, в воздухе пахло весной и чем-то будоражащим, отчего от одного вдоха по телу разливалось возбуждение и щемящее чувство надежды.
- Да ладно, вот увидишь - будет весело. Посмотрим, поржем - почему нет?
Эдик пожал плечами. Ничего смешного он во всем этом не находил, но любопытство друга все же разделял. Неторопливой походкой они приблизились к старому летнему кинотеатру, и присели на скамью поодаль.
- Обзор зашибенский, - констатировал Ник, закинув локти на спинку скамьи. Эд, стараясь не привлекать внимания, лениво озирался по сторонам.
- Эдька, игруха на компе тормозит, - вдруг пожаловался Никита. - Надо, походу, реестр почистить. - Он в самом ближайшем времени собирался поступать в институт вместе с Эдуардом, поэтому частенько корчил из себя компьютерного гения.
- На хрена? - Эдик не смог сдержать смешок. - Разработчики игр напрямую к реестру не обращаются. Все настройки хранятся в файлах конфигов. Но если тебе станет спокойнее, - спохватился парень, - то можешь почистить…
- Хм, - Напыщенность Ника куда-то испарилась, и он задумчиво пожевал губу.
- Так что там за телочка с форума? - Эдик решил перевести тему и избрал беспроигрышный вариант.
Никита пустился в подробный рассказ, изобилующий ненужной и, как подозревал Эд, не всегда правдивой информацией. Но это повествование позволяло скоротать время и давало Эдуарду возможность молча осматривать окрестности на предмет подозрительных личностей.
- ...так что скоро телочка намокнет и сама ко мне прыгнет, вот увидишь.
- Не сомневаюсь, - отозвался Эд, - слушай, по-моему, это была хреновая идея.
- Ты че, да так все делают, когда хотят...
- Да я не про телку, - Досадливо отмахнулся он, вновь глянув по сторонам. - Зря мы пришли… Давай домой?
- Да ладно! Эдик, - Никита хитро прищурился, - Ты зассал?
- Ни фига я не зассал! - Возмутился Эд. - Просто говорю, что глупая твоя идея.
- Не глупая, просто не сезон сейчас, наверное, - предположил Никита.
- Еще скажи - не урожай, - хмыкнул Эдуард.
- Ладно, - шумно вздохнул друг, соглашаясь, - давай к кинотеатру прогуляемся разок - и по домам.
Эдик согласился. Они не спеша шли по аккуратной дорожке, любуясь только проклюнувшейся листвой. Разговор не клеился: хотелось просто наслаждаться прохладой весеннего вечера.
- Эй, ребята, огоньку не найдется?
Друзья удивленно обернулись: их догонял парень лет тридцати с незажженной сигаретой в руке.
- Не курим, и вам не советуем, - буркнул Никита.
- Сердечно благодарю за заботу, - иронично хмыкнул тот.
- А вообще, зажигалку можно в киоске купить, и у людей не выпрашивать! - Расхамился Ник. Эд стоял рядом молча, внимательно глядя на незнакомца. Его глаза то шарили по симпатичному скуластому лицу, обрамленному короткой светлой бородой, то перебегали по золотисто-русым волосам.
- Слушай, малыш, ты зачем взрослым дерзишь? - Губы парня растянулись в насмешливой улыбке, и Эдуард, сгорая от стыда, подумал, что хочет попробовать их на вкус. - Тебе мама разрешает так поздно в парке гулять?
- Не ваше дело! - Обиженно фыркнул Никита. - Пошли, - бросил он Эду и развернулся, чтобы направиться к выходу из парка.
Но Эдик внезапно сделал шаг навстречу незнакомцу и отчетливо произнес:
- Угостишь меня кофе?
- Ты ебанулся, придурок?! - Громко зашипел Никита Эду в ухо. - А ну, погнали!
Но Эд не двинулся с места, глядя парню в глаза, едва ли не физически ощущая, как по телу скользит его нахальный взгляд. Невольно он подумал о том, каким же видит его незнакомец: лохматые русые волосы кое-как разделены на пробор, глаза - большие, светло-серые - оттенка пасмурного неба в осенний день, с темной каймой по краю радужки, смотрят из-под аккуратных черных бровей пытливо, с любопытством. В краешках чувственных губ замерли складки, даже при серьезном лице выглядящие как полуулыбка, добавляющие общему выражению мягкости. Это страшно бесило Эда, и частенько он хмурился, просто чтобы казаться солиднее.
Наконец, парень, закусив нижнюю губу, кивнул и с усмешкой произнес: 
- Угощу. На завтрак.
- До свиданья! - Никита мертвой хваткой вцепился в локоть Эда и потянул в свою сторону. 
- А твой друг гораздо смелее, - рассмеялся собеседник и обернулся к Эду, - сколько тебе лет?
- Восемнадцать, - не моргнув глазом, солгал тот и, сменив позу, незаметно двинул друга локтем в бок, увидев, что тот уже открыл рот и желает опротестовать это утверждение.
- Пиздеж, - прищурился незнакомец и сплюнул на траву.
- Восемнадцать, блять, - нагло повторил Эд, вздернув подбородок.
- Ладно. Видишь белую машину? - парень небрежно махнул рукой в сторону подъездной дороги. 
- Форд Эксплорер? - Эд едва не присвистнул от восхищения, но сдержался.
- Жду тебя ровно две минуты и уезжаю. Разберись пока со своей нянькой. - Напоследок он подмигнул Нику и пошел к машине.
- Ты че - охуел?! - шепотом заорал Никита. - Пошли по домам, придурок! Приключений захотелось?!
- А ты разве не за этим меня сюда тащил? - удивленно спросил Эд и добавил, провожая взглядом силуэт, удаляющийся раскованной походкой. - Я поеду с ним. Он классный.
- Он в два раза тебя старше! Эдик, пожалуйста, пошли домой! - Никита буквально взмолился. - Ты же знаешь, что нельзя садиться в машину к незнакомцам! Что я потом тете Оле скажу?
- Я смс-кой сброшу тебе номер машины, - глаза Эда были все так же прикованы к той стороне, в которой скрылся незнакомец.
- Ты что - реально собираешься у него ночевать? - Никита едва не плакал от ужаса. - Ты сдурел вообще, педик чертов?! 
- Утром я тебе напишу. Если не напишу до восьми... 
Эдик не договорил, сорвался с места и бегом, со всех ног, кинулся к машине, заскочив в нее буквально в последнюю секунду.
- Думал, ты не решишься, - усмехнулся парень, набирая скорость, - Пристегнись.
Эдуард послушно защелкнул ремень безопасности, сцепил пальцы в замок и уставился вперед.
- Давай знакомиться: Ярослав, можно просто Яр, - новый знакомый подал руку, не отрывая взгляд от дороги.
- Эдик, - парень быстро пожал протянутую ладонь: на ощупь она была жесткой и теплой.
Повисла неловкая пауза. Смелость потихоньку покидала Эда. Он вдруг медленно, но верно начал понимать, что совершил, наверное, самый безрассудный и импульсивный поступок в своей жизни, и очень боялся, что может вскоре пожалеть.
Ярослав демонстративно откашлялся.
- На кого учишься, Эдик? - поинтересовался он, видимо, просто чтобы заполнить тишину.
- М? На программиста, - вынырнул Эд из своих мыслей. Отвечать старался быстро, и сам понял, что прозвучал этот ответ, как на уроке.
- Технарь, значит… - пробормотал Яр. - Лет тебе сколько?
- Восемнадцать, - уперто ответил Эд. Он все так же глядел прямо перед собой и не осмеливался внимательнее рассмотреть нового знакомого.
- В каком году родился? - допрос велся с пристрастием.
- В ****-м! - Лихо выпалил Эд, но Ярослав явно стремился вопросами сбить его с толку, запутать, чтобы выудить правду:
- А в школу пошел в каком…
- Яр, а тебе сколько лет? - Эдик и сам удивился тому, как непринужденно взял инициативу в свои руки. Тот улыбнулся, кинул на него быстрый взгляд и протянул:
- Пока все еще тридцать. Но май не за горами…
- А кто ты по профессии? - Поинтересовался Эдуард, превозмогая неловкость. Он никак не мог до конца поверить, что это знакомство - не знакомство с новым школьным учителем, не разговор с вежливым консультантом в магазине, и даже не заглянувший на чай коллега матери. Этот парень вез его в своей машине и вел диалог только с одной целью - с целью знакомства ради секса.
- Переводчик, - коротко отозвался Яр, ожидая очереди при въезде на перекресток с круговым движением.
- Какой язык? - Эдик старался не навязываться, но вопрос показался ему логичным.
- Английский и испанский, - бросил Ярослав. Эд смутился - в тоне ему почудилось снисхождение - и притих.
Минут пять они ехали молча. В салоне машины играла негромкая музыка, и витала приятная смесь запахов дезодоранта и сигарет. Но Эд практически ничего этого не замечал, он вообще перестал что-либо замечать, когда понял, что они едут по совершенно незнакомому району. Сердце ускорило ритм, и парень медленно провел языком по пересохшим губам.
- Боишься меня, что ли? - Спросил Ярослав, с некоторым удивлением косясь на пассажира.
- Нет! Нет, - Эдик несмело посмотрел на спутника и попытался улыбнуться.
- Уже близко, - и правда, через две минуты Яр припарковал машину возле высотного дома и заглушил мотор.
Подъезд был чистым - в этом Эдик был совершенно уверен, потому что рассматривал пол ровно столько, сколько они ждали лифт. Он уже действительно жалел, что решился на такое безумство, но отступать было поздно. Ведь одно дело - покрасоваться смелостью перед другом и подцепить симпатичного мужика, и совсем другое - в одиночку потом разгребать последствия этого поступка.
- Эй, парень, прошу - карета подана.
Эдик отогнал задумчивость и шагнул в лифт вслед за обернувшимся на него Ярославом. Внутри было отвратительное освещение, и вдруг Эд тоскливо подумал, что не знает ни улицы, ни номера дома, ни этажа…
Ярослав шагнул к нему и очутился так близко, что сердце Эда едва не выпрыгнуло из груди. Он сделал шаг назад, и в ту же секунду был крепко прижат к стенке лифта. 
Он впервые так ярко - в реальности - ощущал близость другого парня. Чужое дыхание на своей щеке. Чужой, но приятный запах, царапание отросшей щетины. Пальцы, ласково перебирающие волосы на загривке. 
Пульс отчаянно зашкаливал, Эд встретился с парнем глазами, и тут же почувствовал на своих губах его губы и требовательный язык.
Эдик подумал, что сейчас потеряет сознание. Сердце сбилось с ритма, появилось головокружение, он задергался и постарался осторожно высвободиться, так, чтобы это не выглядело грубо.
- Прости, Яр, но… мне сначала нужно… попить, - неубедительно пробормотал он.
- Попить тебе нужно? - Удивленно поднял Ярослав брови. - Ну, как скажешь.
Лифт остановился на нужном этаже. «Восьмой» - констатировал Эд, хотя соображал плохо. На негнущихся ногах он вошел в чужую квартиру и начал нервно теребить молнию куртки.
- Осторожно, сломаешь замок, - спокойно произнес Яр и, взяв ситуацию в свои руки, медленно расстегнул молнию. Эд за эти несколько секунд едва не провалился сквозь землю от смущения, и был очень рад, что в коридоре царит полумрак. Он присел, чтобы развязать шнурки кроссовок, Яр тем временем поинтересовался:
- Что ты пьешь? Коньяк, водка, пиво?
- Пиво, - сам не понимая зачем, ответил Эд.
- А документы у тебя есть? - издевательски уточнил парень.
- Нет. Обычной воды, пожалуйста.
Ярослав рассмеялся и прошел на кухню, Эд, снедаемый неловкостью, вошел следом.
Стакан показался Эду размером с наперсток. Он понимал, что как только вода закончится, начнется что-то неизвестное, принципиально новый период в его жизни, и возврата к прежней уже не будет. Он пил маленькими глотками, и ощущал спиной тепло тела Ярослава, его дыхание, щекотно касающееся затылка. 
- Точно не боишься меня? Если что - дверь там, и я никого не держу. - Ярослав прошептал это Эду на ухо, и тот сразу же почувствовал, как кожа покрывается мурашками.
- Нет. - Эдик отставил пустой стакан и обернулся. - Нет, я...
Ярослав сделал шаг навстречу. За спиной Эда стоял стол, и отступать было решительно некуда. Их ноги переплелись, а руки Яра будто бы нехотя скользнули под футболку Эда и небрежно поглаживали талию и поясницу. Губы покрывали шею легкими дразнящими поцелуями. Эдик снова почувствовал мучительное сердцебиение, но ничего не мог с этим поделать. Положил обе руки на массивные плечи Яра, но одернул, будто обжегшись. Правой коснулся затылка и ощутил сантиметровый ежик густых волос. Левой рукой вновь несмело погладил плечо и невольно подумал о том, как жалок он сам, и его ласки.
- Подо… подожди! Пожалуйста!
- Еще воды? - недовольно спросил Яр и отступил на шаг.
- Прости, - пробормотал Эдик, уронив взгляд в пол. - Хочу, что б ты знал. С парнями я еще… ну…
- Так я у тебя первый, что ли? - досадливо выдохнул Ярослав. - Ох, блять! - в сердцах выкрикнул он на кивок Эда и отошел на другой конец кухни.
Эд не осмеливался поднять глаза. В такие дебри его линейная и предсказуемая жизнь еще не заворачивала, поэтому он понятия не имел, как из них выруливать.
- Значит, слушай, - Ярослав был явно недоволен, - ты извини, но я не этого искал на сегодня. Мне бы просто расслабиться и потрахаться, я не нанимался всю ночь вытирать тебе сопли. Так что давай, на выход! 
Эдик вдруг понял, что терять ему, в принципе, нечего, отчего слегка успокоился.
- Нет.
- Что - нет? - Повысил голос Яр, сильнее хмурясь.
- Я не хочу уходить, - твердо произнес Эд.
- Я разве спрашивал, чего ты хочешь? - Возмутился Яр и прикрикнул, - Давай вали, быстро!
Эдуард собрал все свое самообладание в кулак и двинулся к Ярославу. Осторожно и мягко толкнул его к стенке и прижался губами к его губам. Очень постарался, чтобы поцелуй получился похожим на те, что показывают в фильмах, но в этом Ярослав ему помог, и спустя пару секунд Эд освоил нехитрую науку.
- Дерзкий и нахальный, значит… - Оторвавшись, негромко пробормотал Яр. - Ладно, оставайся, но без соплежуйства - я тебя предупредил.
- Я тебя тоже… - Эдику даже удалось улыбнуться.
- Тебе надо в душ? - Эд помотал головой. - Тогда спальня прямо и налево. Располагайся.

Когда Ярослав в одном полотенце, повязанном на бедрах, вошел в комнату, Эд, прямой как струна и полностью одетый, сидел на краешке кровати. Яр вздохнул, шагнул к окну, выглянул на улицу, и, закрывая жалюзи, спросил:
- Ты в одежде собираешься трахаться?
- Нет! - Эд всем своим нутром понимал, что ведет себя, как придурок, но ничего не мог поделать. Вскочил с кровати и принялся теребить край футболки.
- Смелее, - кивнул Ярослав. - Снимай.
- Может… свет погасим? - попросил Эд.
- Нет, - отрезал Яр. - Снимай все, быстро.
Эдик вздохнул и рывком снял футболку. Хотел сложить аккуратно, но передумал, бросил на комод. Запутался в джинсах, но все же отшвырнул их в сторону, стащил носки и остался в одном белье.
- Это тоже снимай, - выгнув бровь, потребовал Ярослав.
- Нет, - заупрямился Эд. - Сначала ты.
Ярик широко улыбнулся, подошел ближе, осторожно провел пальцами по груди Эда вниз и остановился только у резинки трусов. Затем зашел за спину, с силой сдавил плечи и напряженные мышцы шеи. 
- Расслабься, - хрипло прошептал, лаская ухо, отчего недавние мурашки вернулись и полностью покрыли кожу Эда. Он глубоко вздохнул и попытался убавить напряжение, что было весьма сложно, учитывая рвущийся из трусов стояк.
Яр осмотрел его с ног до головы, словно племенного жеребца, поглаживая и прикасаясь везде, кроме зоны белья. Эд тяжело дышал, но с радостью отметил, что стеснение его покидает. Он знал, что хорошо сложен: высокий, длинноногий, слегка худощавый, но пропорциональный, с аккуратным рельефом. Однако прекрасно понимал, что по мощи ему с Яром не соперничать. Парень выглядел действительно атлетически: тщательно проработанные мышцы выдавали идеальный баланс между тренировками и спортивной диетой. Эд мог лишь с завистью признать, что сам он только-только ступил на путь набора массы.
- Сними с меня полотенце. 
Эд принялся распутывать полотенце неловкими пальцами. Когда оно упало на пол, Эдик с трудом подавил вздох восхищения: он до сих пор не мог поверить в то, что все увиденное когда-то в видео-роликах теперь доступно в реальности, на расстоянии вытянутой руки.
Следуя примеру Яра, он осторожно касался привлекательного тела, буквально пожирал его широко распахнутыми глазами. Ярослав не подгонял его, молча терпел, хотя Эд догадывался, что вся эта ситуация его скорее раздражает, чем радует.
- Погаси свет, если тебе так хочется, - наконец, разрешил хозяин. Эдик с облегчением щелкнул выключателем и снял трусы, которые до предела сдавливали член. 
Ярослав снова зашел со спины, с силой прижал Эда к себе, обхватив за шею, скользя ладонью по грудным мышцам. Другая рука неторопливо изучала пресс, спускаясь все ниже и ниже. Эдик запрокинул голову, прижался затылком к его виску и судорожно вдохнул. 
Наконец, рука нового знакомого осторожно, но крепко обхватила его стояк. Хватило буквально пары небрежных движений, и Эд, коротко охнув, согнулся едва ли не пополам.
- Ты серьезно? - Расхохотался Ярослав. - Уже кончил?
- Прости! - Эдуард, сгорая со стыда, прикрыл лицо ладонью. - Прости!
- С кем не бывает, - Яр, держа испачканную руку на весу, наклонился за полотенцем. - Не рефлексируй, все нормально.
Хохотнув напоследок, он вытер руку и передал полотенце Эду. Тот, испытывая небывалое унижение, отер пах и ноги.
Ярослав сел на кровать, на то же место, где несколько минут назад сидел Эдик, и велел:
- Пососи мой член.
Эдик послушно опустился на колени, но вдруг замялся и поднял взгляд, привыкший к темноте, на Яра:
- А…
- Все так же, как в порнухе, принципиальных отличий нет. Только зубы… Ай, блять! Зубы спрячь! Да… Вот так… Хорошо, продолжай… - Он отставил руки за спину, оперся на кровать и запрокинул голову, шумно дыша.
Эдик старался изо всех сил, искренне желая понравиться этому взрослому и опытному парню. В то же время он понимал, что вряд ли эта ночь войдет для Яра в топ-десять лучших трахов. 
Он вдруг поймал себя на том, что кайфует от того, что держит в руках и во рту член другого парня. Кайфует от требовательных ласк, совершенно не нежных поцелуев. От зажиманий, от неприкрытой наготы и внимательного, липкого, придирчивого взгляда на своем теле. 
Поймал себя на кристально ясной мысли, что его ориентация - больше не предмет сомнений и колебаний.
- Да, малыш… Вот так… - Ярослав гладил его по загривку, трепал по волосам, и от этого член Эда снова стоял в полной боевой готовности. 
Через пару минут Яр сел ровно и легонько подтолкнул Эда, приглашая лечь. Как только тот оказался на кровати, Ярослав всем своим весом навалился на парня, чуть ли не вдавив его в матрас. Заломил ему руки за голову и зажал рот поцелуем. 
Эд постарался отдаться ситуации на все сто процентов, понимая, что ему все больше и больше нравится происходящее, однако, когда Яр начал слегка двигать бедрами, снова занервничал.
Ярослав хрипло дышал, задевая своим членом член Эда, и продолжал двигаться, навалившись сверху, но вдруг замер и рывком поднялся на вытянутых руках:
- Ты опять?!
- Прости!.. - Эдуард буквально простонал, пряча лицо в ладонях. - Ярослав, извини, пожалуйста!
- Ну, ты скорострел… - Ярослав откашлялся и сел, подогнув под себя одну ногу. - По-моему, нам обоим нужен перерыв.
Он щелкнул зажигалкой и прикурил. Эдик сел рядом, оказавшись между Яром и тумбочкой с пепельницей. Привычно обтерся полотенцем и задумчиво произнес:
- Мне нравится у тебя. И ты нравишься. Ты симпатичный.
- Ты доказал это целых два раза, - хохотнул Ярослав и, чтобы дотянуться до пепельницы, слегка навалился на Эда. Тот не возражал и больше не смущался. Впервые почувствовал себя по-настоящему взрослым и осознал, что красив. Достаточно хорош и красив для Ярослава.
Он погладил Яра по мускулистой руке, легкими касаниями исследовал линию роста волос на загривке и как бы невзначай скользнул рукой в пах.
- С огнем играешь, парень, - спокойно заметил Ярик.
Вместо ответа Эд снова наклонился и обхватил его пенис губами. Немного подразнил и выпустил, когда почувствовал, как сильно он напрягся.
- Готов сделать это по-взрослому? - тихо спросил Яр.
- Да, - прошептал Эд.- Только… постарайся, чтобы не очень больно.

- Как ты? - негромко осведомился Ярослав, снимая и отбрасывая презерватив.
Вместо ответа Эд, тяжело дыша, пару раз коротко кивнул. Все его тело было покрыто потом, пара мокрых прядей челки прилипли ко лбу. Зад и гениталии горели огнем, но было скорее дискомфортно, чем больно. Все мышцы ломило, а в яйцах после третьего оргазма пульсировала тянущая боль.
- Порядок? - настойчивее переспросил Яр, не заметив кивков.
- Все отлично, - прохрипел Эд и прочистил горло. - Спасибо тебе!
- На здоровье, - промурлыкал Яр и взял телефон. - Мне завтра в офис к заказчикам с утра, где-то в шесть нужно будет встать. Еще несколько часов можно поспать, не возражаешь?
- Конечно, нет, - быстро ответил Эд, будучи совершенно уверенным в том, что не уснет.
Ярослав вытянулся рядом, вздохнул и задышал глубоко и ровно. Эд устроился на боку, положил голову на согнутую в локте руку и попытался рассмотреть Ярослава практически в полной темноте. Огромная благодарность и симпатия наполняли его до краев, но он не знал, как выразить свои чувства, как облечь их в слова. Столько нового произошло в эту ночь, столько такого, что навсегда перевернуло его внутренний мир. И он хотел продлить этот момент как можно дольше, однако и сам не заметил, как уснул. 
Рука подогнулась, и голова мягко упала на подушку.

- Эй, парень, - негромко позвал Яр и потряс его за плечо. Эдик пару раз моргнул, вспоминая, где находится. Память обрушилась лавиной, и Эд рывком сел на постели. 
- Я в душ первый. Потом ты, если хочешь. С меня обещанный кофе на завтрак.
Эд слегка улыбнулся, провожая взглядом обнаженного хозяина, и посмотрел на дисплей мобильного. До прихода матери оставалось еще около двух часов, а добираться до дома вроде бы недолго. Можно позволить себе душ и кофе. Эд стыдился признаться себе, что просто не хочет расставаться с Ярославом.
Когда он вышел из ванной, причесывая пальцами мокрую челку, Ярик уже сидел за кухонным столом, полностью одетый.
- Еще буквально минута, - кивнул на кофеварку. Эд улыбнулся и пожал плечами.
- Хорошо. - Он осторожно присел на край стула - отголоски ночных ласк напомнили о себе острой крепатурой и тянущей болью в мышцах внутренней стороны бедер. Парень смущенно молчал, в деталях разглядывая просторную кухню.
- По утрам я не ем, - разливая кофе по чашкам, сообщил Ярослав, - поэтому завтрак предложить не могу, но если хочешь…
- Нет! Спасибо, я тоже не ем, - поспешно соврал Эд. - Только сахар, пожалуйста, если можно.
- Вон, возьми, - Яр мотнул головой в сторону шкафа, что-то сосредоточенно печатая в телефоне.
Эдик отхлебнул горячий напиток, с облегчением отметив, что кофе не так мерзок, как ему помнилось с детства. Ярослав хмуро молчал, сосредоточившись на переписке, и Эду было чудовищно неловко. Хотелось как-то разрядить обстановку разговором, чтобы не чувствовать себя лишним.
Наконец, Ярослав отложил гаджет на край стола. Он слегка повернул голову к окну, и теплое солнце ярко осветило его силуэт. Отдельные волоски в светлой, с аккуратно выстриженными острыми границами щетине вспыхнули рыжиной и заиграли медным блеском. Парень прищурил от солнца по-кошачьи зеленые глаза - густые ресницы почти сомкнулись, а светло-коричневые брови нахмурились. 
Эдуард поразился сам себе. Он всегда считал, что совершенно равнодушен к такому типажу внешности, но сейчас, сидя вместе с парнем на его кухне, он не мог оторвать от него восхищенный взгляд. 
- Снова чертов понедельник, - сонно пробормотал тот, потирая глаза. - Тебя на пары подбросить?
- Каникулы ж, - беспечно отозвался Эд, и вдруг похолодел.
Ярослав замер и отнял руки от лица:
- Какие, блять, каникулы посреди семестра?!
Эд, ругая себя последними словами, уронил голову на скрещенные на столе руки. Он понял, что выдал себя с потрохами, проколовшись на незначительной мелочи. 
- Сколько тебе лет? - отрывисто произнося каждое слово сквозь стиснутые зубы, злобно спросил Яр. - И только попробуй еще раз спиздеть!
- Прости, - Эд не мог заставить себя поднять взгляд на парня. - Через три месяца будет семнадцать.
- Ах ты, мелкий говнюк! - почти простонал Ярослав. - Я тебе шею сверну, щенок!
- Семнадцать, восемнадцать - какая разница? - Вдруг осмелев, выпалил Эд.
- Какая разница?! - заорал Ярослав. - Столько лет тюрячки мне светит, если твоя мамка захочет меня посадить! Даже если при этом не будет сильно стараться!
- Ярослав, успокойся, - тихо пробормотал Эд. - Никто ничего не узнает, я обещаю!
- Сейчас же вали, - агрессивно огрызнулся Яр. - И держись от меня подальше! На пушечный выстрел не приближайся, понял, сучонок?
Схватив Эда за плечо, он встряхнул его, заглядывая в глаза. Эдуарду было невыносимо горько, грустно и стыдно. Он кивнул и побрел к двери.
- Прибить тебя хочется, за то, что подставил, - честно признался Яр, недовольно качая головой.
- Яри... Ярослав, да ты не переживай! - бросив зашнуровывать кроссовки, Эд тянул время. Он резво выпрямился во весь рост и бодро, убедительно протараторил, - мне ведь уже есть шестнадцать - это возраст сексуального согласия! Тебе ничего не грозит!
- Надо же, какой грамотный пиздюк мне попался! - Ехидно восхитился Яр. - Весь уголовно-процессуальный кодекс изучил перед тем, как приключения на жопу искать. Да мамке плевать на твое согласие - сексуальное оно или не очень - пока ты несовершеннолетний! Сейчас узнает, где ты ночью пропадал - шары твои в стальные тиски засунет - как миленький согласишься заяву на изнасилование накатать. Обувайся!
Эдик понуро опустился на корточки и принялся бесполезно теребить шнурки.
- Откуда она узнает?.. - пробормотал неразборчиво. - Я ничего ей не рассказываю. 
- На лбу у тебя прочтет, - скептически хмыкнул Яр. 
- Пусть читает, - упрямо насупился парень, - все равно она меня ничем не сможет заставить...
- Карманных денег лишит, компьютер вырубит, пригрозит друзьям рассказать - побежишь к участковому, сверкая пятками! - Рявкнул хозяин. - Эд, ты сейчас вылетишь из квартиры босой!
Управившись за пару секунд, парень со вздохом умоляюще глянул Ярославу в глаза.
- Серьезно, Эдик. Чтобы больше я тебя не видел, - Ярослав был непреклонен.
Эдуард, подавив вздох, вышел.

Май
16 лет

Ярослав припарковал машину у дома и вышел на свежий воздух. С видимым удовольствием вдохнув густой аромат распустившейся сирени, парень на секунду зажмурился и двинулся, было, по направлению к подъезду, но вдруг услышал за спиной негромкий окрик:
- Яр!
Обернувшись, он всмотрелся в плотные сумерки: Эдуард встал с низкого заборчика и приближался медленным шагом. В сгущающейся темноте черты его лица были едва различимы.
Ярослав в сердцах сплюнул под ноги, схватил парня за локоть и буквально оттащил за гаражи, чтобы не устраивать спектакль перед соседями.
- В прошлый раз я тебе зубы выбивать не стал, но что мешает мне сделать это сейчас? - злобно прошипел он, сводя к переносице брови, кажущиеся темными в закатной мгле.
- Не выбьешь, - Эд украдкой вздохнул. Он блефовал и едва сохранял самообладание, но разговор был отрепетирован не раз, поэтому уверенности ему хватало. - Я пришел поговорить. И извиниться.
- Мне посрать, - Ярослав демонстративно развернулся, чтобы уйти. - Вали к мамке!
- Да подожди, - досадливо выкрикнул Эд, хватая его за плечо. - Хоть минуту!
Ярик недовольно притормозил.
- Прости, что не сказал тогда тебе правду про свой возраст, - Эдик говорил грустно, но прямолинейно. - Ты имел полное право знать, и вряд ли тогда стал бы со мной связываться.
- Естественно! - сказал, будто выплюнул, Ярослав.
- Ну, вот поэтому я и не признался… - Пожал Эд плечами. - Ты же прекрасно понимаешь, почему я так поступил.
- Это не мои проблемы, - снова возмутился Яр.
- Конечно. Я знаю, чем грозит тебе связь со школьником, - Эдик немного помолчал, глядя куда-то поверх плеча собеседника. - Я даю тебе слово, что никому не расскажу.
- Слушай, мне плевать на твои извинения, - Ярослав засунул руки в карманы куртки. Весь внешний вид парня красноречиво говорил о том, что этот разговор его раздражает, - твой друг меня видел. Номера машины ты запалил. Так что давай, уматывай подобру-поздорову!
- Ярик, - Эд чувствовал, что его голос вот-вот сорвется. - Не переживай о нем! Честно, он тоже никому не скажет!
- Ладно, - Ярослав со свистом втянул воздух сквозь зубы, полностью теряя терпение. - Ты высокий, выглядишь старше, сумел меня с возрастом наебать - молодец! В твое совершеннолетие я, конечно, не поверил, но подумал, что восемнадцать тебе если не сегодня, так завтра… Короче, получил приключение, которое хотел? Теперь извинился? Ну и все, пиздуй домой.
Он развернулся и энергично зашагал к подъезду, но Эдик все не отставал.
- Ярик, я… - «Скучаю? Влюбился? Меня тянет к тебе?..» - Я хотел тебя увидеть.
- Только этого мне не хватало! - простонал Яр, притормаживая и проводя рукой по коротким волосам. - Знал же, что нельзя связываться с… Слушай, щенок, я тебе не друг. И не бойфренд, как ты себе нафантазировал. Все, что могло произойти между нами - уже произошло. Так что ты пришел абсолютно зря.
Эдик смущенно и грустно молчал. Яр медлил с уходом, чувствуя, что еще не все до конца обговорено.
- Если снова захочешь приключений на свою задницу - ты знаешь, где гулять. И гей-радар у тебя работает исправно. А сюда дорогу забудь. Я не ищу повторных свиданий, тем более - с мелкими пиздюками.
- Прекрати меня так называть! - огрызнулся Эд, внезапно разозлившись. 
Яр вдруг стремительно метнулся в его сторону и схватил парня за грудки. От неожиданности и страха внутри у Эдика все похолодело: драться ему в жизни еще не доводилось. Но, справившись с порывом, Яр оттолкнул его, злобно рявкнул:
- Пошел вон! - И быстро зашагал домой.
- Отвези меня! - с улыбкой крикнул Эд ему вслед.
От такой наглости Яр даже остановился.
- Такси вызови, - бросил через плечо, не оборачиваясь.
- У меня денег нет. В смысле, совсем. - И парень в подтверждение своих слов вывернул карманы.
Ярослав внутренне застонал от бессильной ярости.
- На что ты рассчитывал, говнюк? - прошипел он, возвращаясь и роясь в карманах. - На, держи, и вали на маршрутку!
- Я у тебя денег не возьму, - Эд даже отступил на шаг. - И кстати, живу я в ***ском. Пешком буду идти до утра.
- Сукин сын! - прошипел Ярослав, отпер машину и грубо толкнул Эда к двери. - Лезь.
В салоне автомобиля Эд притих, а Ярослав с надрывом произнес:
- Я на работе устал - пиздец! Думаешь, мне больше делать нечего - развозить любовников по домам?
- Я могу остаться у тебя, - скромно предложил Эд, пожимая плечами.
Ярослав снова задохнулся возмущением, хотел ответить очередной грубостью, но передумал, покачал головой и вырулил к выезду из двора.

Эдик попросил остановить машину в тихом переулке, за несколько кварталов от дома. Яр даже не стал глушить мотор и выжидающе уставился на пассажира, но Эд не торопился уходить.
- Почему ты не ищешь повторных свиданий? - спросил парень задумчиво.
- Потому что ровно со второй встречи начинается мозгоебство, - выразительно посмотрев в сторону Эдуарда, ответил Яр.
- Я не буду ебать тебе мозги, - оживился Эд и обернулся к водителю. - Но мы же можем видеться иногда, дружить…
- О чем я буду с тобой дружить? - расхохотался Ярослав. - Ты, школота зеленая!
- Ну, может, ты игры компьютерные любишь?.. - предположил Эд смущенно.
Ярослав обреченно вздохнул и потер лоб ладонью.
- Эдик, я тебя очень прошу - оставь меня в покое и съебись уже, наконец.
- Только если пообещаешь, что мы снова увидимся, - нахально улыбаясь, выпалил тот.
- Обещаю! Обещаю! Уходишь?
- Нет, - пожал Эд плечами, с наслаждением измываясь. - Ты не записал мой номер телефона и не сказал, когда позвонишь.
Ярослав понял, что легко не отделается, но на сопротивление сил уже не оставалось. Он послушно записал номер, пообещал перезвонить через неделю и с облегчением посмотрел в зеркало заднего вида на удаляющийся силуэт Эдуарда.

Как и было оговорено, Ярослав перезвонил через неделю и назначил встречу в парке, на парковке, на том же самом месте.
- Привет! - забираясь в машину, широко улыбнулся радостный Эдик. - Как дела?
Ярослав посмотрел на парня хмуро, не ответил и завел автомобиль.
- Куда едем? - полюбопытствовал Эдуард, бросая в окно заинтересованный взгляд.
- Никуда, - буркнул Яр. - Просто прокатимся.
Эд смущенно откашлялся и все еще не оставлял надежды завести разговор:
- Что на работе нового?
- А ты в курсе, что было старого? - потерял терпение Яр. - Эдик, знаешь, почему я сейчас здесь? Потому что я человек, блять, слова! Но это не значит, что ситуация мне доставляет удовольствие! 
- Ладно, - тихо проговорил Эдик.
- Я не собираюсь выслушивать твой бред про школьные оценки и прочую хуйню! - Яр медленно колесил по кварталу, частенько отрываясь от дороги и бросая на Эда испепеляющие взгляды. - Я вроде бы ясно выразился, чтоб ты со мной не связывался, что я не хочу тебя видеть. Когда до тебя дойдет?
Эд не ответил, даже не посмотрел в его сторону. Внутри закипала злость и обида.
- И не хватало еще, чтобы ты думал, что у нас тут сейчас гребаное свидание! - в сердцах бросил Яр, ударяя по тормозам перед пешеходным переходом.
- Все, стоп! - Выкрикнул Эдик. - Паркуйся!
 - Эй… - Ярослав от неожиданности послушно остановился. - Эй!
Эдуард быстро выскочил из машины и от всей души, до звона в ушах, хлопнул дверью. А затем энергично пошагал прочь, глубоко сунув руки в карманы джинсов. 
Яр почувствовал вину напополам с облегчением. Он понимал, что поступил по-скотски, но осознавал, что сделал это ради Эдуарда, пусть тот еще этого даже не понял.
Проводив взглядом фигуру парня, Яр вздохнул и покатил домой.

Июль
17 лет

Наступила середина лета, прошел день рождения Эдуарда, и много воды утекло с момента их с Ярославом первой апрельской встречи. 
Эдик замкнулся в себе еще сильнее, чем прежде, все чаще уходил глубоко в мысли, и эта задумчивость не могла остаться незамеченной его матерью и лучшим другом.
- Странный ты какой-то стал после той прогулки… - подозрительно глядя на Эда, протянул Ник.
- Обычный, - пожал плечами Эдик, не желая развивать тему.
- Так ничего и не рассказал, что было, - допытывался друг, - хоть бы в двух словах!
- Нечего рассказывать! - огрызнулся Эд. - Это моя личная жизнь.
- Значит, что-то все же было… - скорее себе самому, чем Эду, пробубнил Ник.
- Сказано тебе - прокатились и распрощались у подъезда! - Эд нервничал, терял терпение, и от глаз лучшего друга эти красноречивые звоночки не укрылись.
- Врешь, - констатировал тот. - Странный ты стал. Типа взрослого из себя корчишь. Про телку мою слушать не хочешь…
- Да какая, на хрен, телка? - заорал Эдуард и понял, что больше не контролирует свое раздражение. - Сидишь как задрот на форуме, строчишь историю переписки с двух аккаунтов! Ну и как оно - самого себя на секс раскручивать?
У Ника был настолько ошеломленный вид, что Эд без труда догадался: его предположение оказалось истиной и больно ранило друга.
- Прости, - проговорил парень тихо, почти шепотом. - Что-то нет настроения, вот и несу всякую херню…
- Да уж, - обрел Никита дар речи. - Пойду я, пожалуй.
Проводив друга, Эд вернулся в комнату. Рухнул на диван и принялся бездумно поигрывать молчащим телефоном. Пару раз в комнату заглядывала мать, но Эд под разными предлогами выпроваживал ее буквально с порога.
Он и сам не понимал, что с ним творится. Отчего-то грусть и тоска не проходили, хотя, по сути, он совершенно не знал Ярослава, был знаком с ним всего ничего, и большую часть общения вызывал только негатив. Думал, что уже давно должен был его забыть, но почему-то не забывалось. 
Несколько раз парень вяло читал тему на форуме, но знакомиться в интернете, а тем более - вживую, не было совершенно никакого желания.
Внезапно телефон в руках ожил. «ЯR» высветилось на дисплее, и Эд, удивленно вскочив с дивана, ринулся на балкон и плотно прикрыл за собой дверь.
- Да? - осторожно проговорил в трубку. 
- Привет, - веселый голос на том конце диалога. - Сколько лет тебе?
- Семнадцать, - ответил недоумевающий Эд.
- О-у, поторопился я. Через годик перезвоню.
Эдик не нашелся с ответом и ошарашенно молчал. Собеседник смущенно кашлянул.
- Дурацкая шутка. Эдс, я позвонил, чтобы извиниться.
- Да?.. - Парень не смог придумать в ответ ничего лучше.
- Последняя наша встреча прошла, мягко говоря, хуево, и мне хотелось бы попросить прощения за те слова. - Ярослав говорил искренне, без тени раздражения, и Эдик слегка расслабился.
- Хорошо. Прощаю, конечно, - кивнул, и понял вдруг, что кивок никто не увидит.
- У меня есть предложение. Настоящее свидание, - внезапно огорошил его Ярослав.
- Зачем тебе это надо? - удивленно и недоверчиво протянул Эдуард.
- У меня сложилось впечатление, что я могу тебе верить. И, знаешь… Я не хочу, чтобы ты жил с мыслью и ощущением, что тобою попользовались, - после секундной паузы объяснил Яр. - Не хочу, чтобы ты озлобился, потерял веру в людей. В парней. 
- Ничего я не… - красноречие куда-то запропастилось, и Эдик примолк, не зная, как продолжить.
- Ну, так как? Принимаешь предложение?
- Конечно, - Эдик не мог сдержать улыбку. Внутри будто что-то расцвело, и дышать стало легче.
- Назначь время и место. Только давай, где меньше людей, не хочу лишний раз…
- Давай у тебя! - выпалил Эдик, предварительно убедившись, что мать его не подслушивает.
- Вот как? - изумился Ярослав и издевательски хмыкнул,- Изголодался?
- Хочу… тебя… - Эд, хоть и покраснел, но был рад, что его голос звучит твердо.
- Хм, - Ярослав улыбался. - Когда сможешь вырваться на ночь?
- Завтра! - выпалил парень без раздумий.
- Тогда договорились.

Около десяти вечера следующего дня Эдуард, в сильнейшем нервном возбуждении звонил в дверь Ярослава. Тот открыл спустя минуту.
- Яр! - Эдик обрадованно улыбнулся парню и бросился обнимать его за шею левой рукой, правой в то же время обхватил за талию. Ярослав, посмеиваясь, прижал гостя к себе. 
Пару секунд спустя Эд заглянул ему в глаза, улыбаясь. Ярослав мягко положил ладонь ему на затылок и накрыл губы долгим поцелуем.
- Придется немного подождать, - Отстранившись, Яр прошел на кухню и кивнул на стул напротив себя. - Присаживайся. Я должен закончить перевод, а эта дрянь, - легкий хлопок по ноутбуку, - жутко тормозит.
- Хороший ноут, - задумчиво проговорил Эдик, опускаясь на предложенное место и разглядывая технические характеристики, указанные на наклейках ноутбука. - Может, я посмотрю, что с ним?
- А что ты хочешь здесь увидеть?.. - Ярослав принялся за работу.
- Могу помочь. Сделать, чтобы не тормозил, - Эдуард понимал, что Ярослав не воспринимает его всерьез, и что было сил стремился доказать свои способности.
- Что-то не верится, - Яр выгнул бровь, не отрываясь от экрана. - Серьезно?
- Дай сюда! - Эдик повернул ноут к себе и принялся щелкать мышкой. Ярослав подвинул стул и сел рядом.
- Статью мою не угондонишь? 
Эд даже не счел нужным отвечать, только зыркнул и свернул текстовый редактор.
- Так… Клинера, конечно же, нет, но ничего, сейчас поставим… Нужно реестр почистить. Блин, откуда у тебя этот жуткий антивирус?
Ярик пожал плечами, глядя в экран.
Эдик минут десять возился с компьютером. Яр все это время следил за его действиями, не понимая и половины, но не вмешивался. Наконец, парень произнес:
- Готово. Тормозить будет поменьше, но в идеале, конечно, нужно операционку переустановить…
Ярослав несколько минут проверял работу ноута, все еще не в состоянии до конца поверить, что этот мальчишка-школьник так быстро и ловко избавил его от назойливой проблемы, до решения которой уже очень долго не доходили руки.
- Спасибо тебе, выручил - слов нет! А ее сложно переустанавливать? Сможешь в следующий раз? - Восхищенно присвистнув, осведомился Яр.
- Фигня вопрос, пара минут, - довольный собой Эд вдруг замер и прищурился. - Постой. Будет и следующий раз?
Ярик, сидящий в полупрофиль и все еще глядящий в экран, сдержанно улыбнулся:
- Нравишься ты мне, Эдс. 
- Э… - парень растерянно подбирал слова. - И ты…
- Можем видеться один-два раза в месяц. Сразу предупреждаю - безо всяких обязательств, типа, свободные отношения. Мозги не ебать, длинный нос в мою жизнь не совать. Встречи, конечно же, на моей территории. И, разумеется, никому ни слова.
Счастливый Эдуард радостно кивнул.
- Я отблагодарю, - вдруг наклонился и прошептал Яр парню на ухо, потянул за руку, заставляя того подняться из-за стола. Эдик неловко выбрался на свободное пространство и остановился спиной к окну, опершись о подоконник обеими руками. Хозяин вскоре оказался рядом, и Эд, с трудом сдерживая улыбку, потянулся к нему навстречу за поцелуем.
- Поласкай себя, Эдс, - внезапно севшим голосом попросил Ярослав. Его внимательный взгляд вязко скользнул вниз.
- Что... - "сейчас, при тебе?". Эд осекся, не договорил, ощущая себя двояко. Он понимал, что любовник неукротим в своем желании раскрепостить молодого и смущенного сексуального партнера, поэтому знал, что сопротивление бесполезно. С одной стороны, он чувствовал огромную неловкость, но с другой - его крышу уже срывало набирающее обороты возбуждение.
- Давай, - Яр вновь приблизился и коснулся мягким языком мочки уха. Его тяжелое дыхание заставляло грудь вздыматься в рваном ритме, то касаться парня, то вновь отстраняться.
Эдик расстегнул штаны и, на секунду предавшись стыду, обхватил член. Тонкие пальцы с выступающими суставами фаланг напряглись, и на них отчетливо проступил рисунок вен. Он сжал плоть, в совершенстве регулируя силу давления, провел вниз и вверх в единственно подходящем ритме скорости, и Яр, жадно изучающий действия парня, вновь утвердился в мысли, что самоудовлетворение - это всегда еще более личное, чем секс. Секс делится минимум на двоих, а мастурбация - это интим в сольном исполнении. Только руки собственного тела знают, как, где именно и в каком темпе доставить наслаждение.
Несколько осторожных движений - и взгляд Эдуарда потерял осмысленность. Веки дрогнули, стремясь сомкнуться, рот приоткрылся, а зубы с силой закусили нижнюю губу. Ярик отметил его участившийся пульс, осторожно проводя губами по шее, касаясь бьющейся под кожей жилки. Пальцами приподнял подбородок, заставляя парня смотреть прямо в глаза. Впился в губы, легонько прикусывая. А затем, проведя ладонями по его телу, присел на корточки.
Глаза Эдуарда в ту же секунду широко раскрылись от изумления. Почувствовав, как любовник отводит его руку, Эдик коротко всхлипнул, ощущая на плоти влажное прикосновение губ. Вновь судорожно вцепляясь пальцами в белый пластик подоконника, парень запрокинул голову, с распахнутым настежь сердцем отдаваясь оральным ласкам. Неторопливо он провел пальцами по голове любовника, однако потом все же предпочел удерживать равновесие.
На пике кайфа его дыхание вырывалось из горла с тихим, едва сдерживаемым стоном. Ярослав отлично владел техникой минета, и демонстрировал свой опыт во всей красе. Эдуард, уже находясь на грани оргазма, успел остро позавидовать себе самому.
Наслаждение пронзило его насквозь. Парень с силой зажмурился и вскинул руку на затылок любовника, безотчетно стремясь продвинуться глубже. Но тот без труда высвободился и шагнул в угол к кухонной раковине. 
- Совет на будущее - купи ремень, - Ярослав набрал в стакан немного воды из-под крана.
- Э.. Зачем? Джинсы вроде бы по размеру, - все еще приходящий в себя Эдуард соображал плохо. Он застегнул штаны и окинул внимательным взглядом одежду. Ему казалось, что она сидит хорошо, и в поддержке ремня не нуждается.
- Во-первых, - принялся объяснять Яр, мелкими глотками попивая воду, - если вдруг ты когда-нибудь будешь колебаться, стоит ли с кем-то трахаться, то ремень - это две-три дополнительные секунды, чтобы успеть принять решение и передумать. А во-вторых - это сексуально.
- Хм, - Эдик задумчиво улыбнулся. - Пожалуй, ты прав.
***
- Может быть, надпись? По лопаткам сзади, чуть ниже шеи?.. - Несколько недель спустя Эдуард лежал в объятиях Ярослава и рассуждал о татуировке, которую намеревался набить, вдохновившись примером порно-актеров из любимых роликов. Разукрашенные узорами с ног до головы, они создали в голове парня прочную ассоциацию тату и сексуальности.
- Надписи у каждого первого! - Ярослав хмыкнул и хлопнул его ладонью по заднице. - Предлагаю свежий тренд: набить на этом месте указатели и надпись «Вход»!
- Да пошел ты! - Эдик расхохотался. - Нет, что-нибудь… Тематическое. Ну, понимаешь?..
- И думать забудь, - спокойно отозвался Яр, прижимая парня к себе и устраиваясь удобнее на подушке.
- Но почему? - удивился Эд. - Ты же сам сто раз говорил, чтобы я принимал себя таким, какой я есть.
- Принимай на здоровье, - спокойно отозвался Яр. - Но выпячивать-то на всеобщее обозрение зачем? 
Парень умолк и призадумался, нехотя соглашаясь с приятелем. Путь самоопределения, наконец, был успешно пройден. Пусть не до конца, но самое тяжелое осталось позади. И тревога, отрицание, которые раньше подтачивали силы изнутри, теперь угомонились и нашли покой в долгом пыльном ящике. Эду хотелось заявить о себе и собственных победах на любовном фронте на весь мир.
Но мир мог этого не оценить. Более чем наверняка он подобный порыв не поймет. Скептически и злобно прищурится глазами огромной безликой толпы, придирчиво осматривая клеймо на коже парня. Хотел ли Эд такого пристального внимания к своей персоне?.. 
Проваливаясь в глубокий сон, парень успел подумать, что совершенно точно - нет.

Глубокой ночью Яра разбудил плеск воды, доносящийся из темного санузла. Рывком сев на постели и помотав головой, парень обернулся на другую половину кровати, где размеренно дышал мирно спящий Эдуард.
Осторожно покинув постель, изумленный Ярик пробрался в туалет и зажег свет. Шум из-за приоткрытой двери доносился отчетливее, и хозяин был готов к неприятному сюрпризу в виде глубокой лужи на кафельном полу, но, зайдя внутрь, он удивился вновь. 
Сухой пол, стены и потолок свидетельствовали о том, что прорыв трубы случился у соседей из квартиры напротив: через разделяющую помещения шахту Ярослав услышал громкую брань и шум потока. Сочувственно прошептав емкое ругательство, парень покачал головой и, выйдя обратно в коридор, погасил свет.
Внезапно он понял, что с каким-то странным щекочущим чувством в груди мечтает поскорее вернуться в теплую постель и сгрести в охапку спящего парня. 
Сонливость слетела мгновенно. Несколько раз моргнув, Яр поджал губы и двинулся на кухню.

Среди ночи Эд открыл глаза, пробуждаясь от смутного чувства тревоги. Повернувшись на другой бок, он с удивлением обнаружил, что находится в постели один. Несколько минут парень смотрел в потолок, чутко прислушиваясь к полнейшей тишине чужой квартиры, затем решился - поднявшись, ступил босиком на прохладный пол и отправился вглубь квартиры на поиски Ярослава.
Тот обнаружился в кухне: застывший у окна, он не издавал ни звука и, казалось, обратился в статую. Эдик смущенно замялся на пороге, глядя на гладкую мускулистую спину любовника. Спустя пару секунд гость все же решился нарушить тишину:
- Эй, что - не спится?..
И изумленный Ярослав вдруг ощутил, как впервые в жизни на трезвую голову словил мощнейший флешбек.
В ту ночь он так же без сна торчал у кухонного окна, силясь в чернильной темноте разглядеть хоть слабенький проблеск надежды. 
- Эй, что - не спится? - Егор крепко сжал пальцами его плечи. 
- Еще спрашиваешь, после того, что ты устроил? - Буркнул он, вздрогнув, но не обернувшись.
- Славка... - тот не проговорил - простонал, и легонько уперся лбом в затылок Яра. - Славка, я завяжу.
Худощавые руки с неожиданной силой развернули Яра лицом, и Егор, пытаясь поймать его взгляд, слегка наклонился, преданно всматриваясь в глаза. 
- Славка, я завяжу. Обещаю, завяжу!
- Иди ты на хер, - процедил сквозь зубы Ярик, - завяжешь, как же! Все вокруг постоянно мешает!
- Что поделать, Слава, если жизнь такая? - теперь ужесточаться настала очередь Егора. Он резко убрал руки и поджал тонкие губы. - Конечно, куда нам до вас!.. Не всем повезло беспроблемно искать себя. Не моя вина, что …
Ярослав вздохнул и, ничего не ответив, вновь отвернулся.
Но в эту ночь он церемониться не стал. Резко развернувшись в сторону Эдуарда, он рявкнул от души:
- Брысь спать, на хуй!
Эд вздрогнул от неожиданности, в полнейшем непонимании хлопая глазами. Внезапно он очень тонко и в полном объеме ощутил чуждость. Отстраненность от происходящего, неправильность от того, что находится здесь. Обида взорвалась внутри светошумовой гранатой, и парень, игнорируя перехвативший горло спазм, открыл, было, рот, чтобы осадить хозяина дома, но тот опередил. Стремительно приблизившись, Ярик сжал шею парня грубоватым объятием и надсадно пробормотал:
- Извини. Извини, Эдс.
Эдик сглотнул, растерянный. Слабо понимая, что творится с Ярославом, он, тем не менее, не посчитал, что вправе лезть ему в душу. Молча кивнув, парень решил последовать совету любовника и отправился обратно в постель.

Август
17 лет

Когда Ярослав вошел в комнату, Эд сидел на диване спиной к нему, положив голову на локоть и глядя в окно: на горизонте набухала дождем грозовая туча.
- Чай. - Ярик поставил чашку на стол у локтя Эда и присел рядом. Притянул парня к себе и тоже засмотрелся вдаль. - Оставайся ночевать, - В конце концов, нарушил он молчание.
- Я только за, - Эд вздохнул и обернулся. - Но надо матери позвонить…
Он, предвкушая непростой разговор, достал мобильный из кармана и набрал номер.
- Привет, мам, я сегодня у Ника переночую, - протараторил быстро, стараясь заболтать.
- С какой это радости? - Недовольно осведомилась Ольга. - Ты к нему скоро насовсем переберешься! 
- Ма, да ладно! Он фильм классный скачал, мы посмотрим вечером. Так что я останусь.
- Эдуард, мне это не нравится, - в голосе небывалое раздражение. - Мама Никиты…
- Целую, - Эд решил, что ответную реплику можно и не выслушивать, и отключился.
Ярослав, во время этого разговора осторожно покрывающий поцелуями шею парня, теперь стал еще более настойчив в своих ласках, но Эд все же сумел сосредоточиться, чтобы сделать еще один звонок.
- Ник, я сегодня у тебя, если мать позвонит, - безапелляционно заявил он. Эдуард считал, что теперь настало время, когда друг обязан прикрывать его, отдавая должок, но Никита, видимо, думал иначе.  
 - Эй, чувак, ты прикалываешься? - Он не выказал особого энтузиазма. - Это уже подозрительно! Ты у своего мужика третьи выходные подряд!
- А это уже не твое дело, - Эдик усмехнулся, - просто напизди, если мать позвонит.
- А если она не раз позвонит?
- Значит, подключи фантазию, - вздохнул Эдуард. - Все, дружище, отбой.
Эд и сам не понял, как они оказались в горизонтальном положении. Ярослав уже был явно нацелен на секс-марафон, но парню не давал покоя инцидент из клуба. Наконец, и Яр это заметил.
- Эдс, ты сейчас не со мной, а где-то очень далеко, - он прилег рядом, внимательно глядя на Эда.
- Прости, - Эдуард вздохнул, - не могу забыть того избитого парня… Как можно теперь чувствовать себя в безопасности? Да, это случилось в другом городе, но ведь мы с тобой были там. Да и наш город ничем особо не отличается…
- То есть, раньше ты себя чувствовал в безопасности? Серьезно? - Ярик издевательски хмыкнул, глядя в наивные серые глаза. - Это зря. Ты всегда должен быть осторожен, как беременная рысь, понял? Тот парень забыл о конспирации, вот и поплатился.
Парень, фыркнув, кивнул - ему не оставалось ничего другого, как согласиться с тем, что Ярослав прав. С каждым поцелуем страх и настороженность покидали Эда, и вскоре ласки стали приносить ему обычное удовольствие. Он полностью отключился от реальности и начисто забыл о том, что телефон все еще на беззвучном режиме и лежит на мягком кресле под грудой их с Яром одежды.

Только лишь с утра, после душа и завтрака, Эдуард вспомнил о телефоне.
- Несколько пропущенных от Ника, мамы и с незнакомого номера… - нахмурившись, вчитался он в уведомления на дисплее и поделился информацией с Яром. В животе предательски разлился холод страха.
- Кому надо - перезвонят, - невозмутимо пожал тот плечам, прикуривая у окна. Эд улыбнулся, и в который раз, исподтишка залюбовался им. Широкие плечи, обнаженный торс, выглядящие почти темными в свете пасмурного утра волосы. Золотистые искры щетины. Эдуард почувствовал, как вновь уплывает все глубже в омут влюбленности, и помотал головой.
- Мне пора домой. Вечером на курсы, а я домашку даже не открывал.
- Бессовестный, - пожурил Яр, но его кошачьи глаза улыбались, - давай, вали.

Очередной звонок с незнакомого номера застал Эдика на остановке. И, хоть пасмурная погода стояла уже неделю, отчего-то Эд в футболке и толстовке здорово мерз в ожидании маршрутки. Чтобы согреться, он интенсивно ходил туда-сюда, и звонок застиг его на полушаге.
- Алло? - несмело пробормотал он, внезапно вспомнив избитого парня из клуба.
- Это Эдуард? - Женский голос. - Я звоню из больницы, ваша мама у нас.
- Что случилось? - Помертвевшими губами спросил Эдик, замирая на месте.
- Приезжайте и все узнаете. Записывайте адрес.
Эд адрес запомнил, и, как подумал тогда, на всю жизнь. Проворно заскочил в подъехавшую, наконец, маршрутку, устроился у окна, и проклинал каждую минуту неторопливой поездки полупустого автобуса.
Не в силах справиться с подкатывающей паникой, расстояние от остановки до больницы испуганный парень преодолел бегом. Взлетел на третий этаж в кардиологическое отделение и, запыхавшись, остановился у стола дежурной медсестры.
- Ты к кому? - недобро поинтересовалась та, неприязненно окинув взглядом испачканные в лужах кроссовки. - Бахилы вон, в углу, возьми. А халат?
- В рюкзаке халат, - грубо отозвался Эдик, доставая одноразовую накидку, спешно купленную в аптечном пункте. - Ольга Семагина. Можно скорее?
- Пятая палата, - поджала губы дежурная и отвернулась.
Отворив нужную дверь, Эдик увидел единственную занятую кровать, а на ней мать - с капельницей в руке и в кислородной маске. Во рту тот час же пересохло, и парень на деревянных ногах подошел к постели.
- Мам?.. Что случилось?
Ольга открыла глаза и внимательно посмотрела на сына. Эдик присел на край кровати и вновь испуганно и быстро проговорил:
- Мам, что случилось?
- Он еще спрашивает! Не догадываешься, дорогой мой? - Ольга сняла маску, Эд, чувствуя себя невероятно глупо и униженно, помотал головой. - Просто вчера ночью я вдруг узнала, что мой семнадцатилетний сын спит со взрослыми мужиками за деньги. Господи! Какой кошмар, какой позор!..
Надрывный шепот причитаний затих: мать вновь прислонила маску к лицу, чтобы глубоко вдохнуть.
Эдик был ни жив, ни мертв от страха, он медленным деревянным жестом спрятал лицо в ладонях. Парень с трудом осознавал, как сильно и глубоко он увяз во лжи. Чтобы хоть немного склонить ситуацию в свою пользу, он все же решился поделиться с матерью сокровенным:
- Мам, думаю, ты и сама догадывалась, что я голубой. Прости, что я скрывал, но…
- Сначала Никита час уверял меня, что ты в душе. - Ольга пропустила пронзительную искренность сына мимо ушей. Ее глаза метали молнии. - Потом брехал, что ты в туалете. Затем он рассказывал, что ты куришь на балконе - бог мой, ты еще и куришь!.. Ну а после он сдался и вывалил всю правду!
- Мам, пожалуйста, успокойся, - Эду совсем не понравилось, как пискнул прибор в изголовье ее кровати.
- Не затыкай мне рот, засранец малолетний! Куришь, спишь, с кем попало, может ты и на наркотики подсел, а, Эдуард? Никотин, кокаин, не такая уж существенная разница, правда? - Ольга, привстав на локте, почти кричала, - Похоже, что в твоей голове совершенно нет границ дозволенного! 
Эдуард очень хотел все объяснить матери, и понимал, что должен был сделать это уже очень давно, но он просто не знал с чего начать. С момента знакомства с Яром, с момента осознания, что его влечет к парням, или может с того, что эти три выходных подряд он все же ночевал не у Ника?.. 
- Мам, послушай меня, я все тебе объясню… - Он попытался сделать так, чтобы звенящий от паники голос звучал кротко и миролюбиво.
- Нет, это ты меня слушай, - железным тоном перебила Ольга. - Я тебя не таким воспитывала. Я подозревала, разумеется, что ты не обычный мальчик, но что ты падешь настолько низко и будешь вести такую грязную жизнь… Этого, Эдуард, я не ожидала.
- Мам! - Эд в отчаянии повысил голос. - Разреши мне все объяснить! Я уверен… 
- Я хочу, чтобы ты немедленно ушел. - Ольга была непреклонна. - Сейчас же.
- Ма, ну, прости! - У Эда на глаза навернулись слезы бессилия. - Послушай…
- Уходи! Я не хочу тебя видеть, - прикрикнула Ольга и поморщилась от боли в груди. Она вновь надела кислородную маску и отвернулась к стене. 

Оказавшись на улице, Эд судорожно вздохнул. Он уже не замечал холод, ощущая лишь горячий комок нервозности внутри. Парень набрал номер Ника и, не дав тому даже слова вставить, проорал:
- Моя мать из-за тебя в больнице! Сукин ты сын! Попадешься мне, падла - останешься без зубов, понял? - Эдик отключился. Чтобы не заплакать, крепко стиснул челюсти, кулак, и позвонил Ярославу.
- А у матери нет намерений обратиться к мусорам? - вкрадчиво спросил тот, выслушав путанный и сбивчивый рассказ о событиях последнего часа.
- Нет, - Эд хотел, чтоб его слова звучали уверенно, но сам он уже ни в чем уверен не был.
- Приезжай, - предложил Яр.
- Нет, я домой. - После рассказа голос Эда дрожал, к глазам то и дело подступали слезы, и он не хотел, чтобы Яр видел его таким беззащитным и жалким.
- Думаешь, одному в пустой квартире тебе будет легче? - Яр как всегда был прав, но парень не сдавался:
- Плевать, я заслуживаю… - На этом его горло перехватил спазм, и Эд, вспомнив мать на больничной кровати, понурил голову.
- Самобичеванием ты ей не поможешь, - ласковый голос звучал убедительно. - Приезжай, Эдс.
- Хорошо, - согласившись, Эд вздохнул и нажал отбой.

Ярослав встретил его в прихожей и крепко прижал к себе, как только за ними закрылась дверь. Эд хоть и немного успокоился, но чувствовал себя так, будто внутри него осталась только выжженная пустыня.
- Ты успел поговорить с врачом? - уточнил Яр.
- Да, - Эд медленно снял рюкзак с плеча и бросил его на пол, а затем стал так же медленно разуваться. - Острый коронарный синдром. Купировали, но она под наблюдением. Из-за меня. Все это из-за меня! - Нехотя парень признал, что, не желая брать ответственность, он пытался сделать козлом отпущения Никиту, хотя причиной всех бед являлся все-таки сам.
- Не вини себя, - прошептал Яр, снова его обнимая. - Все будет хорошо, поправится, и помиритесь. Вот увидишь, сама тебе позвонит сегодня или завтра.
- Глупости, - парировал Эд. - Она меня выгнала! Ты не понимаешь, насколько она зла, ты ее не знаешь!
- Ну, конечно, - саркастично хмыкнул Яр, - у меня ведь матери никогда не было! Успокойся. Проходи на кухню, я сварю тебе кофе. И добавлю коньяк.
- Не надо, я не люблю алкоголь, - Эдик устало опустился на кухонный стул.
- Ты даже не заметишь, что он там есть, - улыбнулся Ярик.
- В том то и проблема, - жестко отчеканил Эд, - с тобой я не замечаю очень многих вещей. А ведь если честно - мне все это еще рано…
Парень неопределенно махнул рукой и раздосадовано подумал, что уверенности и жесткости ему хватило только на первую половину фразы. С тоской не мог не признать правоту Ольгиных слов. Он действительно пустился во все тяжкие, игнорируя с детства заложенные в воспитание рамки приличия. Ориентируясь на взрослого самостоятельного Ярослава, Эд частенько забывал, что сам он еще даже не совершеннолетний.
- Хорошо, я понял, без коньяка. Может тогда щедро плеснуть молока, а, малыш? - Яр издевательски улыбнулся.
- Снова подъебываешь? Смешно тебе? - На полном серьезе разозлился Эдик.
- Прости, - Яр нахмурился и включил кофеварку.
Повисла долгая пауза. Эдуард снова засмотрелся на мрачное небо, а затем внезапно произнес:
- Я даже не замечал, что у тебя трехкомнатная квартира. Все время думал, что двушка… Зачем ты маскируешь дверь в шкафу-купе?
- Это гостевая комната. - Яр обрадовался внезапной смене темы и пустился в детальное объяснение, - Когда я жил с парнем, и в гости заезжали друзья, то этот шкаф служил дополнительной звукоизоляцией, понимаешь, о чем я? - Он хмыкнул.
- Ты жил с парнем? - изумленно округлил глаза Эд. - И как долго?
- Эй, Эдс, - Яр слегка улыбнулся и покачал головой, - это не твое дело.
- Мне надо знать, - твердо настаивал Эдуард.
- Долго. Несколько лет, - Ярик посчитал, что сдаться и ответить будет проще. 
После минутной паузы Эд снова заговорил:
- Из-за чего вы расстались?
- Ты задаешь слишком личные вопросы, - Ярослав встал со стула и подошел к окну. Прикурил и всем своим видом продемонстрировал, что не собирается отвечать.
- Ты мой парень, и я должен знать! - Эдуард был настроен во что бы то ни стало требовать ответ.
- Ха! - Ярослав весело хохотнул, скользнул издевательским взглядом по насупленной физиономии Эда, и затем, стараясь, чтобы его слова не звучали обидно, произнес:
- Эдс, я вижу, ты не совсем владеешь ситуацией. Хорошо, постараюсь тебе объяснить.
Он перелил кофе в чашку, поставил ее перед не шелохнувшимся Эдом и, с минуту помолчав, продолжил:
- У натуралов есть четкое разделение гендерных ролей - муж добытчик и кормилец, жена дома борщи варит. В однополых парах устроено по-другому. Парни должны быть равны друг другу по финансовому и социальному статусу, только тогда в отношениях может существовать взаимное уважение. И только тогда можно говорить о партнерстве. Но это в идеале, а в жизни все немного сложнее, и в нашем с тобой случае о равноправии и речь не идет. Я не твой парень. Поэтому выбирай: либо любовник, либо папик.
Ярослав обернулся на Эда и с удивлением заметил влажный блеск его глаз, склеенные мокрые ресницы. Он подумал, что перегнул палку, и попытался подсластить пилюлю:
- Знаю, Эдик, это прозвучало жестоко, но лучше тебе понять это уже сейчас.
- Конечно, - к удивлению Яра, голос Эда не дрожал. - Но папики - это те, кто платят деньги. Поэтому пусть будет любовник.
- Давай оставим эту тему, мне она не нравится. - Эдик кивнул в ответ на это предложение и слегка улыбнулся. Яр, призадумавшись, хмыкнул и проговорил, - Вот что мы сейчас сделаем - наведаемся к твоему гнилому дружку.
- К Нику? - удивился Эд. - Я ему уже позвонил и пригрозил зубы выбить. А сейчас даже видеть его не хочется.
- Ну, бить его я и не собираюсь, - повел бровью Ярослав. - Но вот пообщаться нужно. Поехали. План такой…

Белый Эксплорер плавно въехал во двор панельного муравейника. Припарковавшись поодаль от подъездов, форд затих. Его водитель незаметно скользнул на заднее сиденье, а высокий парень, покинув пассажирское место, неторопливо направился к третьему подъезду. У уха он держал телефон, по которому вскоре недружелюбно заговорил:
- Я у твоего дома. Спустись, разговор есть. 
Собеседник ему не ответил, но Эдуард прекрасно знал, что Ник еще не осознает всех масштабов проблем, поэтому спустится, хотя бы даже из чистого любопытства.
Так и вышло. Подросток с черными сальными волосами неторопливо вышел из подъезда, держа руки в карманах домашних треников. Эд подавил глухую ярость, кивнул ему и мотнул головой в противоположную сторону:
- Прогуляемся.
- Ладно, - Ник пожал плечами. Эд шел молча по направлению к Эксплореру, внимательно зыркая по сторонам. Какие-нибудь сердобольные старушки могли все испортить, но, к счастью, непогода распихала старух по норам.
- Эдик, хуле ты мне предъявы выкатываешь? - наконец, не выдержал морального давления тишиной Никита.
- Сейчас разберемся, - пообещал Эдик, - смелее!
Он резко открыл перед ничего не ожидающим Ником дверцу кроссовера и подтолкнул вперед. Тот не сразу все понял, а когда осознал - было поздно. Эд сел следом и заблокировал дверь. Испуганный мальчишка оказался зажат на заднем сиденье машины между другом-врагом и крупным недружелюбно настроенным мужиком. 
- Привет, пиздюк, - весело поздоровался Яр.
Никита рванулся в сторону Эда и попытался открыть дверь, но Ярослав очень быстро вернул его на место и приобнял за плечи.
- Спокойно, - вкрадчиво проговорил он. - Мы здесь, чтобы просто поговорить. Ты зачем друга подставил?
- Нахуй ты сказал, что я трахаюсь за деньги, урод? - Эдик едва владел собой.
- Да ничего я не говорил такого! Я сказал только, что он богатый, а она сама додумала! - Взвился Никита.
- Тихо, - Ярослав приобнял Ника сильнее. - Еще раз спрашиваю, ты зачем своим прыщавым носом влез в чужую личную жизнь? Ты разве не знаешь, что такие вещи парень должен самостоятельно родным рассказывать?
- А что я должен был?.. Она звонит, а он сказал, она только раз, а она сто раз позвонила! Я уже пиздел-пиздел, больше отговорок я не знал, вот и рассказал, я тут при чем?! - Никита на едином дыхании выплеснул поток сознания, глядя прямо перед собой.
- Ну, Эдик же сказал тебе - подключи фантазию, а ты даже не попытался, - продолжал мурлыкать Ярослав. 
- Какого хера ты не сказал, что я у девчонки ночую? - В сердцах крикнул Эд.
- Да кто тебе, блять, поверит?! - Визгливо огрызнулся Никита.
- Ах ты… - Эдик распалился не на шутку, но Яр примирительно поднял руку.
- Эмоции тут не помогут, Эдс. Остынь. А ситуация, на самом деле, очень печальная: по итогу женщина в больнице. Знаешь, мне кажется - это ты виноват, - он повернулся и пристально посмотрел на бледного Ника.
- Нихуя я не виноват! И сейчас пойду в полицию, поняли?! И скажу, что ты моего несовершеннолетнего друга насилуешь, и мне угрожаешь! И номер машины перепишу!
- Ух ты, - широко улыбнулся Яр, - я впечатлен. И почти напуган. Только знаешь, три момента. Во-первых, кто ты Эду? Папаня или маманя? На каком основании дежурный должен у тебя заяву принять?
Никита промолчал.
- Во-вторых, еще не изобрели такую экспертизу, чтобы проверить, был ли парень изнасилован, или удовлетворен.
Никита промолчал, густо покраснев.
- Ну, а в третьих… Почему-то мне кажется, Эдуард твою инициативу не поддержит. А, Эдс?
Тот улыбнулся, но потом посерьезнел, и произнес, четко выговаривая каждое слово:
- В общем, так. Дружбе нашей конец. И на курсах в институте помощи от меня не жди. А без моей помощи ты фуфло, а не айтишник. Пошел вон.
С этими словами он отпер дверь машины и вышел. Никита выбрался следом и с отсутствующим видом побрел прочь со двора. 
На душе у Эдуарда было гадко и горько. Он забрался обратно в кроссовер и тут же очутился в объятиях Ярослава. Пару минут они просто сидели молча.
- Мы с ним с детского сада дружили. Поверить не могу, что так все бездарно закончилось, - Эд говорил хриплым полушепотом. - Он меня поддержал, когда я понял, что голубой. Я думал, он всегда будет моим другом…
Ярослав побарабанил пальцами левой руки по колену, будто бы на что-то решаясь, а потом серьезно проговорил:
- Послушай меня, Эдуард, только очень внимательно. Повторять не буду. В этой жизни ты должен надеяться только на самого себя. В финансовых вопросах. В моральном плане. Никто и ничего тебе не должен. Друзья предают, родные уходят. Ты у себя один, и можешь полагаться лишь на себя. Печально, что тебе пришлось пережить это предательство, но я снова повторюсь - чем раньше ты это поймешь, тем легче тебе будет потом. Ты понимаешь меня?
Эд кивнул, глядя куда-то вдаль. Ярослав внимательно всматривался в его лицо.
- Ты должен посвятить себя карьере, только это даст тебе финансовую независимость, а вместе с тем и уважение серой массы. У тебя перспективная профессия, и ты хорошо учишься. Я прошу тебя - не угробь свое образование, ты должен стать очень хорошим спецом, чтобы утереть нос всяким Никам. Хорошо?
- Хорошо, - пожал плечами Эдуард.
- Запоминай каждое мое слово, Эдик, я не шучу. Я был бы очень благодарен судьбе, если бы в свое время мне кто-то рассказал, как все устроено, но, увы… Мама тебя этому не научит. Поэтому слушай, понял? - И он легонько встряхнул Эда за плечи. Тот удивленно обернулся:
- Да понял, понял. Что ты там о моральном говорил?
- Будут моменты, когда тебе необходима будет поддержка. И ты должен получить ее от себя самого.
- А мама?
- Она одна будет на твоей стороне всегда, но мамы не вечны… К тому же, очень - очень! - много вещей ты не сможешь ей рассказать. Не захочешь огорчать. Или будет элементарно стыдно. Бывают моменты, когда человек приходит домой, садится на пол и понимает, что все достало, и больше ничего не хочется. Тогда-то люди начинают себя жалеть.
Ярослав откашлялся и немного помолчал. 
- Жалеть себя можно по-разному. Некоторые бухают. Другие подсаживаются на наркоту. Третьих вылавливают из окровавленной ванной… Обещай мне, приятель, что не подсядешь на наркоту и бухло!
- Хорошо, обещаю, - Эдику вдруг стало очень не по себе.
- Где это дерьмо, там и ВИЧ. Я не могу тебя просить быть разборчивее в связях, но, - Яр повысил голос, - никому и никогда не позволяй трахаться с тобой без гондона! Ты понял меня, парень?!
- Яр, не кричи, я знаю об этом, нам в школе рассказывали, - Эдуард поджал губы, скрывая смущение.
- Много ты там знаешь, мелкий! Каждую минуту помни, что болезни не на экранах телеков и не в книжках, они тут, в реальной жизни, и шансов что-то подцепить немало. Обещаешь?
- Да, - тихо пробормотал Эд. Волнение Яра передавалось ему все сильнее. 
- Запомни это хорошо, - для пущего эффекта Яр нацелил на него палец. - Как бы не срывало крышу - только с резинкой.
Снова повисла пауза. Ярик задумался, Эдуард ежился от безотчетного страха и стыда.
- Эдик, не жди одобрения от своих знакомых. Ты еще очень молод, чтобы понимать, но когда ты признаешься людям в своих сексуальных предпочтениях, тебя будут ненавидеть. Половина открыто, а половина - исподтишка. Поэтому будь готов к этому заранее. И признавайся в этом тогда, когда будешь в гармонии с собой, чтобы никто не смог ее нарушить.
- Это как? - Эду не хотелось развивать неприятную для него тему, но он обязан был выяснить все до конца.
- Ты должен принять себя таким, какой ты есть. Ты таким родился, и твоей вины в этом нет. И когда ты это поймешь, тогда сможешь спокойно наблюдать реакцию других. Но это со временем… Самое главное - помни, что ненавидеть тебя будут в девяноста девяти процентах случаев.
- Зачем ты!.. - голос Эдика сорвался, он наклонился вперед, упер локти в колени и спрятал лицо в ладонях. Справившись с эмоциями, парень повторил, -  Зачем ты описываешь мне такую жизнь?! Это не жизнь, а черная тоска! Ненависть, тайна, болезни, пьянство, наркота! Это неправда! 
Ярослав наклонился и буквально гаркнул Эду в ухо:
- Это правда, и это твоя реальность! Посмотри на меня, Эдс!
Эдик нехотя отнял ладони от лица и обернулся. Его глаза были полны слез.
- Это - твоя реальность. В твоем будущем не будет пары чудных детишек, красавицы жены и воскресных поездок с собакой на дачу! Забудь об этом прямо сейчас, ведь чем дальше - тем больнее, Эдик. Я режу по живому только для того, чтобы ты мог жить дальше без иллюзий!
Парень снова прикрыл лицо, его плечи легонько содрогнулись.
- В твоей жизни будет море секса, - с плохо скрываемой тоской протянул задумчивый Ярослав, - и со временем ты перестанешь запоминать даже имена своих любовников. Ты красивый парень, и, готов поклясться - ни один педик нашего города тебя не пропустит. Желаю тебе найти со временем такого человека, которого ты сможешь назвать своим другом и партнером. Этому человеку можно будет доверять, и такие союзы обычно очень прочны. Но слишком уж мечтать об этом не стоит. Далеко не всем так в жизни везет…
Эдик больше не мог справляться со слезами, и они обильно катились по щекам.
- Почему ты говоришь все это? Как будто в твоем будущем нет меня, а в моем - тебя? - Внезапно его озарила догадка. - Если ты меня бросаешь, то так и скажи!
- Нет. Конечно, нет, - Ярослав и сам вдруг почувствовал опустошение. - Просто я очень хочу тебя уберечь. Не хочу, чтобы ты повторил ошибки.
Он устало замолчал, и в салоне повисла тишина, изредка прерываемая сдавленными всхлипами. Вымотанный событиями дня, парень буквально сломался под шквалом эмоций, одновременно плача и ненавидя себя за слабость, демонстрируемую перед любовником.
Наконец, Эдуард нечеловеческим усилием взял себя в руки: 
- Есть салфетка или платок?
- Да, - Яр порылся в ящике подлокотника между передними сидениями и достал пачку.
- Это же для торпеды в машине, - удивленно прочитал Эдуард.
- Ну, ты и неженка! Полируй свой нос, и поскорее.
Эдик рассмеялся, вытер слезы. Успокоившись, он вдруг увидел в окне возвращающегося Ника.
- Кто это? - Яр кивнул на него, внимательно глядя Эдику в глаза.
- Совершенно посторонний человек, - твердо и спокойно отозвался тот.
Ярослав улыбнулся верному ответу и одарил Эда долгим сладким поцелуем.
- Молодец, на лету хватаешь. Поедем обедать?
- Нет, отвези меня домой. - Эдик был совершенно вымотан, но голода не чувствовал. - Мне скоро на курсы идти. Нужно тетради собрать.
- Как скажешь. - Яр пересел на водительское место и пристегнулся. Немного помедлив, он, не оборачиваясь, предложил, - пока мать в больнице - можешь пожить у меня.
Губы Эда против воли растянулись в улыбке.

В аудитории уже зажгли свет, хотя на улице сумерки только начали сгущаться, и тьма от этого казалась еще плотнее. Эдуард обычно всегда приходил пораньше, но в этот день на пары особенно не спешил, поэтому явился за пять минут до звонка. Ник пересел со своего обычного места к окну, и это снова больно кольнуло парня. Он занял привычный стол, пожал всем руки, и достал пару тетрадей.
- Эй, Эдюха, ты уронил! - Перекрикивая общий гомон, сообщил староста с первой парты. Эд привстал и увидел на полу их с Яром общий снимок из клуба.
- Не трогай! Я подниму, - но не успел он сделать и двух шагов, как снимок был подобран и внимательно рассмотрен едва ли не всей группой.
«Черт, ну конечно, почему нет? Я ведь как раз подумал, что хуже быть не может» - вихрем пронеслась в голове ядовито-злобная мысль.
В наступившей тишине было отчетливо слышно бьющуюся в плафоне лампы муху.
- Блять, чувак… Скажи, что это твой родной дядя из Владивостока… - к старосте вернулся дар речи.
Эд уперся в парту широко расставленными руками, в жесте бесконечной усталости опустил голову, а затем вздернул ее и громко произнес:
- Нет, не дядя. Это мой любовник. Еще вопросы есть? Нет? Отдай, пожалуйста.
В мертвой тишине снимок перекочевал в рюкзак Эда. Ситуацию спас вошедший преподаватель.
- Добрый вечер, господа и дамы. Надеюсь, все готовы к сегодняшнему занятию. Как мне помнится, я велел вам набросать алгоритм задачи на любом известном вам языке программирования. Добровольцы есть? Хм-хм… Ну тогда поглядим, кто у нас давно не отвечал?… Семагин.
Эд поднял взгляд, до конца не веря, что он снова влетел.
- Прошу к доске, юноша. - Преподаватель, посмеиваясь, уточнил, - а может, вы не готовы?
- Готов.
Эдик твердым шагом вышел к доске с бесполезной тетрадью в руках, немного пожевал губы и попросил:
- Вы не могли бы напомнить условие задачи?
- Охотно напомню, - благосклонно согласился доцент и зачитал задание. Для Эдуарда наступил момент чистейшей импровизации. 
Проговаривая - больше для себя, чем для остальных - свои действия, Эд на популярном языке писал программный код алгоритма. Кое-где перебивал сам себя, кое-где оживлялся и строчил до судороги в руке. Вскоре вся доска была исписана мелким почерком. Эд отложил мел, еще раз окинул взглядом работу и обернулся к преподавателю.
Тот немо шевелил губами, перебегая глазами со строки на строку.
- Синтаксически чисто, форматирование соблюдено… Слегка перегружено и не оптимизированно, но все равно, вот что я вам скажу, юноша: если бы было можно - я поставил бы вам шесть. Увы, ограничимся пятеркой. Все переписали с доски?
Эдик радостно улыбнулся и вернулся за свое место.

Поздним вечером парень вернулся с курсов к Ярославу домой. Он ужасно устал, но был доволен тем, как прошло занятие. Дверь распахнулась, и хозяин квартиры пригласил его вовнутрь, окинув площадку быстрым внимательным взглядом.
- Яр, ты не поверишь, что опять было… - Эдик присел на тумбу в прихожей и уперся затылком в стену. - Теперь я понимаю то чувство, о котором ты говорил - ну, когда приходишь домой, и ничего не хочется…
- Рано тебе еще о таком думать, - снисходительно рассмеялся Ярослав. - Что стряслось?
- Я выронил нашу с тобой фотку из клуба, а все ребята из группы ее увидели.
- Ты зачем ее с собой носишь? - Изумился Яр и присел рядом. - И что было?
- Ничего. Они так охуели, что до сих пор, наверное, с открытыми ртами в аудитории сидят.
- Ну и хорошо, их проблемы, - Яр заметно расслабился, - Плохо то, что они это узнали не на твоих условиях, но ничего, с ними уж ты справишься. 
- А если нет? Меня теперь будут стебать, будут травить. Бля, как я буду учиться с ними каждый день еще пять лет? - Эдик в отчаянии согнулся пополам и уперся лбом в колени.
- Ненавидеть будут, но можешь мне поверить - они тебе завидуют, - невозмутимо проговорил Яр.
- Завидуют?! - Эд даже привстал в негодовании. - Да чему завидовать?!
- Ты серьезно не понимаешь очевидного? - Ярослав выгнул бровь. - В то время как большая часть твоих одногруппников как заведенные дрочат на фотки актрисулек и певичек, у тебя есть настоящая сексуальная жизнь с опытным партнером! Так что хватит об этом переживать, пошли ужинать.
Немного расслабившись, Эд был вынужден признать правоту Яра. Он слегка улыбнулся и пошел за ним следом на кухню.
Ел парень без особого аппетита, заново переживая вечность сегодняшнего дня.
- А на этот раз кислая мина по какому поводу? - Ярослав понемногу начинал раздражаться и терять терпение.
Эдуард бросил мимолетный взгляд на лежащий рядом телефон.
- Все нормально, извини, - вздохнул он и отставил пустую тарелку. - Спасибо, было вкусно.
- В качестве благодарности вымой посуду, - усмехнулся Яр.
- Конечно! - Эдик вскочил и убрал тарелки в раковину.
- Послушный мальчик, - Яр щелкнул зажигалкой. - Хорошо тебя мама воспитала.
- Отвали, - огрызнулся Эд. Мысль о том, что его воспринимают, как маменькиного сынка, накаляла до предела. 
Повисла пауза, прерываемая только звоном посуды.
- Ярослав, а почему ты сказал… - Эд не успел договорить - его прервал звонок мобильного. Наскоро смыв пену с рук, он бросился к телефону и изумленно округлил глаза:
- Мама… Алло, да, мам! Привет!
- Привет. Ты был на курсах? - Голос невыразительный, но и не грубый, что парень расценил, как хороший знак.
- Конечно! Меня препод похвалил, - Эдуард был невероятно рад звонку, даже при том, что речь шла о совершенно бытовых вещах.
- Молодец. Ты дома? - Подозрительность в голосе.
- Дома, - «пиздишь как дышишь, парень», подумал про себя.
- Хорошо. Ты меня прости, я погорячилась сегодня. Я должна дать тебе возможность все объяснить. 
- Отлично, ма, спасибо, - Эдик почувствовал невероятное облегчение. - Спасибо!
- Заглянешь завтра проведать?
- Ну, конечно! - Эдик улыбался до ушей. - С самого утра и приеду. Поправляйся, мам.
Он отключил телефон и перевел сияющие глаза на Яра.
- Черт, ты снова был прав! Сама сегодня позвонила.
- Ну, так я всегда прав, слушай меня, - невозмутимо пожал плечами тот. - А ты, я смотрю, у меня уже прописался - домом называешь.
- Извини, - смутился Эд. - Я, наверное, поеду к себе…
- Ну что за хрень? - Яр встал и грубовато потрепал его за шею. - Оставайся, я же шучу. Ты начинал о чем-то спрашивать.
- Да! - вспомнил Эд. - Ты говорил, что в моей жизни никогда не будет ни детей, ни жены… Но бывает же так, что голубые женятся, некоторые так всю жизнь живут. И ничего ведь.
- Но счастливы ли они при этом? Вот уж нихуя, можешь мне поверить. Видел я таких…  
- Слушай, ну а ты… - Эдик, задумчиво намыливая тарелку, пытался сформулировать плавающую в голове идею. - Тебе вот никогда не хотелось ребенка завести?
- У моей сестры замечательный сын, - невозмутимо отозвался Ярик. - Живут они далеко, в Испании, и с племянником я вижусь редко, но этого мне вполне достаточно.
Эд задумчиво кивнул.
- Бисексуалы - да, возможно, могут себе такое позволить, - тихо продолжал глубоко задумавшийся Ярослав, - но лично я не из таких… Эй, вода сейчас через край потечет!
- Блин! - Эдуард резко закрыл смеситель и принялся наводить порядок в раковине, размышляя о сказанном. В конце концов, парень понял, что уроков жизненной философии ему на сегодня более чем достаточно.

Когда Эд принимал душ, в кабинку постучал Ярослав и осведомился:
- Мне место найдется?
- Будет тесно, - заулыбался Эд, отодвигая дверцу.
- В тесноте, но не в обиде, - полностью обнаженный Яр вошел к нему и стал под тугие струи теплой воды, прижавшись к Эду. Тот мгновенно завелся, изнывая от ласковых прикосновений. Ярослав слегка убавил напор воды, чтобы душ не мешал поцелуям, и прижал Эда к стенке. Тот в долгу не остался, скользнув рукой Яру между ног: опуститься на колени место не позволяло. Яр коротко охнул и прижался щекой к мокрым волосам парня. 
Возбуждение нарастало. Эдуард повернулся к Яру спиной, уперся локтем в стену и прижался лбом к руке. Ярослав потратил некоторое время на то, чтобы помассировать задний проход, а затем, используя гель для душа вместо смазки, скользнул членом вовнутрь и принялся осторожно двигаться, лаская губами мочку уха. Эд негромко постанывал, закусив губу и помогая себе левой рукой. Через время он понял, что уже на финише, поэтому позволил Яру заблокировать свою руку и помочь. Оргазм получился ярким, кристально чистым и одновременным.
- Потрясающе, - улыбнулся парень, покинув душ и повязав на бедрах полотенце. - В душе я в первый раз…
- Один урок ты все же усвоил плохо, - Ярослав обоими руками опирался на стиральную машинку и не смотрел на Эда. 
Тот быстро сообразил, в чем дело.
- Но ты ведь здоров, правильно?
- Ты не знаешь этого наверняка. Или знаешь меня на все сто процентов? Меня и моих предыдущих партнеров?
- Нет, я тебя не знаю, - тихо проговорил Эдик, его улыбка медленно погасла, как и уверенность в себе.
- Я заразился ВИЧ три года назад. Пока пью лекарства, регулярно проверяюсь, анализы в норме. Но никогда не знаешь, что будет завтра…
Эдуард сравнялся цветом со стиральной машиной, и даже схватился рукой за край кабинки, чтобы не упасть.
- Ч-ч… что?..
- Ты все слышал, - Ярослав упрямо не смотрел на Эда. 
- Но ты ведь… Ты…
- Не выгляжу больным? А ты, малыш, видел много ВИЧ-инфицированных? - Издевательски изломанная бровь.
Эд помотал головой, едва держась на негнущихся ногах. Ярослав окинул его взглядом с ног до головы и убедился, что парень напуган до смерти.
- Ладно, Эдс. Расслабься, я здоров, - не в силах больше сдерживаться, рассмеялся Ярик. 
- А?..
- Я здоров! Но я должен был тебя напугать, и напугать сильно, чтобы ты запомнил это на всю жизнь. Вместо меня мог быть кто угодно. Но далеко не такой совестливый, заботливый и здоровый.
Ноги Эда перестали его держать, и он со стоном опустился на кафельный пол. Яр присел рядом, обнял его за плечи и прижал к себе. 
- С одной стороны - я тебе благодарен, конечно, - спустя несколько минут, проронил Эд. - Но с другой… Это было пиздец, как хардкорно. Я чуть инфаркт не получил. Валялся бы с мамой в больнице на соседней койке…
- Я хочу тебя предостеречь. Поэтому я должен научить тебя жить правильно. Ты очень молодой, но уже сунулся в грязный мир гей-секса. А мозги все еще как у ребенка! Поэтому напугать было самым верным решением. Прости, - и Яр, хохотнув напоследок, сжал ладонью его плечо.
***
Ольгу выписали в субботу. 
Эдуард вызвался помочь матери с вещами и приехал за ней в больницу. В палате они сдержанно поприветствовали друг друга, и у парня немного отлегло от сердца. Мать больше не выглядела убитой горем, скорее, она глубоко ушла в раздумья после состоявшегося, наконец, откровенного разговора.
Подхватив пакеты с вещами, Эд нарочно медленно шел к выходу, подстраиваясь под слабый темп Ольги. Она, взяв сына под руку, осторожно спускалась по лестнице. 
- Эдик, нужно было заранее вызвать такси! - Вдруг спохватилась она.
- Не переживай, я уже договорился, - пробормотал Эдуард, уверенно направляясь к выходу. Распахнув перед матерью пассажирскую дверь, он помог ей забраться в автомобиль, а сам, с ворохом вещей, устроился сзади.
Парень не мог не отметить, как Ольга невольно попыталась прихорошиться перед таксистом, заправив за ухо выбившуюся из каре светлых волос прядь, и тихо усмехнулся под нос. Похоже, мать действительно пошла на поправку.
Всю дорогу к дому они провели в полном молчании.
- Ма, я нам макароны сварил, - заискивающе лебезил Эд. - Правда, они слиплись почему-то…
- Ничего, Эдичка, - с благодарностью отозвалась Ольга. - Спасибо, мой дорогой.
Эдик кивнул. На душе у него было легко и безоблачно. Мать вернулась домой, ее здоровью уже вроде бы ничего не угрожало, и, похоже, она совсем не сердилась, поэтому Эдуард с чистой совестью намеревался улизнуть из дому. Но только лишь он попытался скрыться в прихожей, как голос матери заставил его притормозить:
- Эдуард? Куда ты намылился?
- М-м-м? - Эд вернулся в комнату и посмотрел в глаза матери ясным взглядом.  - Я собирался немного прогуляться.
- Никуда ты не пойдешь, - железный голос Ольги не предвещал ничего хорошего. - Думаю, мы должны кое-что обсудить.
Эдик помрачнел. Он искренне надеялся, что причина скандала замялась сама собой, но Ольга, похоже, считала иначе.
- Сынок, ты попал в дурную компанию? - Начала она издалека. - Ты ведь знаешь, что можешь все мне рассказать, все, как есть.
- Никуда я не попал, - буркнул Эдуард, насупившись. Он прищурил черные ресницы от яркого солнца, бьющего в окно, зрачки превратились в точечки, отчего серые глаза стали выглядеть еще светлей.
- Тогда что это за история с мужчиной, с которым ты… связался? - Ее губы против воли сложились в брезгливую гримасу. 
- Мам! - Эд мгновенно ощетинился и, раздражаясь, вздернул подбородок. - Я не буду это обсуждать!
- Да он же больной старый извращенец! - В праведном негодовании воскликнула мать. - Кто он такой?
- Мама, ему всего тридцать один! - Эдуард был раздосадован не меньше. - И я ничего тебе про него не расскажу. Даже не проси!
- Не вынуждай меня принимать меры! - голос матери взлетел до заоблачных высот. - Ты хочешь под домашний арест?
- Какой, нафиг, арест? - разозленный Эдик холодно рассмеялся. - Как будто ты можешь что-то сделать! 
- А вот увидишь, - многообещающе протянула невысокая хрупкая Ольга, прекрасно отдавая себе отчет в том, что она не в состоянии удержать дома подросшего сына. - Я требую, чтобы ты немедленно пообещал мне, что прекратишь с ним видеться! Сию секунду обещай!
- Даже не подумаю! - Выкрикнул Эдуард, яростно сверкая глазами.
- Бессовестный! - простонала Ольга, ощущая, как ее душат слезы обиды и несправедливости. - Неблагодарный засранец! Тебе мало, издеваешься еще? Хочешь, чтобы я снова загремела в больницу?
Вопрос остался без ответа. Эдик со стыдом понял вдруг, что перегибает. Увидев разыгравшуюся сцену, будто со стороны, он не мог не признать, что в первые же минуты маминого возвращения провоцирует ее на новый скандал и стресс. Хотя в памяти еще были свежи заверения лечащего врача о том, что ей следует беречься, и избегать волнений.
- Извини меня, - тихо пробормотал он, потупив взгляд.
- Эдик, у тебя должна быть голова на плечах! Ты обязан хорошо учиться, - совладав с эмоциями, минуту спустя поговорила мать ровным голосом. - Ты должен ясно понимать, что обеспечить свое будущее можешь только ты сам!
- Мам, я это знаю! - тоскливо протянул Эдуард в сотый раз. - Я буду отличным программистом, это даже не следует обсуж…
- И тебе все же стоит обратить внимание на девочек. Тетя Люба давно предлагает познакомить вас с Линой! Почему бы тебе не попробовать? Ради меня?
Эд без труда распознал в ее голосе манипуляцию. Прикрываясь болезнью, мать собиралась выпиливать его по своему усмотрению, шантажировать, направляя в нужную степь, и этого парень стерпеть уже не смог.
- Нет уж! - фыркнул он, яростно качая головой. - Пусть тетя Люба сватает свою Лину кому другому!
- Про этого взрослого мужчину я больше слышать не желаю! - Ольга поняла, что не сможет выйти победителем по всем фронтам, и решила сконцентрироваться на самом главном.
- Ну, ладно, - Эдуард согласился неожиданно легко, и Ольга, к своему стыду, не поняла истинную причину такой внезапной капитуляции. Копни она глубже, то непременно вывела бы Эда разговором на чистую воду.
- Спасибо, Эдик, - мать шагнула к нему ближе и осторожно прижала к себе сына, гораздо крупнее и выше ее. Эдуард обнял ее в ответ. 
Парень не собирался рвать с Яром. Он просто решил никогда, ни при каких обстоятельствах не упоминать о нем при матери.

Октябрь, конец месяца
17 лет
Выбросив окурок в урну около подъезда, Эдик с широкой улыбкой кивнул и, гоготнув напоследок, распрощался со старостой группы на том конце телефонного звонка. Уже собираясь, было, направиться домой, он услыхал за спиной окрик:
- Эдичка!
Ольга торопливым шагом приближалась к сыну и махала ему рукой. Парень замер в ожидании.
- Привет, сынок. Пойдем в магазин, - восстанавливая дыхание после быстрой ходьбы, произнесла мать. - Погодка чудесная, заодно и прогуляемся.
- Ладно, - без особого энтузиазма согласился Эд, и они двинулись прочь от дома. - Ты сегодня позже.
- С самого утра на частной конюшне, наблюдали со сменщиком беременную кобылку. Все-таки травма, угроза…
Эдуард окунулся в собственные мысли и перестал слушать, как обычно происходило, когда мать переключалась на своих драгоценных зверушек. Гораздо больше, чем здоровье Ольгиных пациентов, его заботила обстановка на собственном личном фронте. Встречи с Ярославом в последнее время случались все реже: изменения в жизни парня произошли кардинальные, и он, словно затянутый водоворотом, потерял счет времени.
Поступление в институт отняло много душевных сил, но вместе с тем принесло мощную радость от осознания собственных умений и способностей. Вникающий в студенческий график и новый уклад обучения, Эд крайне редко успевал не то, что наверстать - осознать упущенное время. Лишь замерев на секунду и оглянувшись, он понимал, как много дней промчалось и исчезло без следа. 
Внезапно телефон в кармане джинсов ожил и завибрировал. Вынырнув из размышлений, Эдик живо извлек гаджет на свет и с неким трепетом обнаружил, что звонит Ярослав.
- Кто там? - Поинтересовалась прерванная на полуслове Ольга.
- Одногруппник, - буркнул Эд заготовленную про запас ложь и тоскливо сощурился, прикидывая расстояние до магазина. Шагать оставалось прилично, поэтому звонок он был вынужден сбросить.
- Почему же не ответишь? - Искренне удивилась мать.
- Потом, - отмахнулся Эд. - Так что там на конюшне?
По Ярославу он скучал безудержно, безотчетно. Но редкие встречи после недолгого совместного проживания практически не удовлетворяли. Парень с неохотой признавался себе в том, что влюблен, но старался выбросить эту глупость из головы поскорее, моментально соскакивая на другие мысли.
Яр беззаботно соглашался на секс, но в жизнь приятеля вникать не торопился. И Эд с пугающей отчетливостью понимал, что вопреки обещанию не совать нос в его жизнь, терзается, навязывается и - черт подери - ревнует. Лишь в последние недели он, по горло загруженный аттестацией, исчез из поля зрения любовника, прекратив даже звонить. С некоторым любопытством Эдик рассчитывал узнать, как скоро приятель хватится и заметит отсутствие. Вывод напрашивался неутешительный: Ярослав с легкостью игнорировал его больше трех недель.
Теперь же Эд непроизвольно пренебрег им в ответ. Сбросив вызов, парень ускорил шаг, стремясь поскорее отделаться от компании матери и остаться с телефоном наедине.
- Кстати, Эдик! - Вдруг Ольга сама перебила собственный рассказ. - Я тут недавно видела маму Никиты. Она мне сказала, что вы с Никитой вообще перестали общаться, даже в институте.
- Да, перестали, - сдержанно отозвался Эд.
- Но почему? - постаралась, чтобы звучало наивно.
- А то ты не знаешь! После того случая с твоей больницей, - парень не хотел развивать тему.
- Она еще сказала, что он даже переводиться на другую специальность собрался, - задумчиво продолжила Ольга.
- Скатертью дорога, - буркнул Эдуард.
- Девушку себе нашел, - растерянно закончила мать. 
- Ага, воображаемую, - плевался ядом Эдик.
- А ты что же?.. Неужели в институте нет ни одной симпатичной девчонки? - присела на уши Ольга, стараясь, чтобы ее извечные вопросы звучали максимально естественно и совершенно случайно оказывались в тему.
- Да я как-то все больше на парней смотрю, - злобно парировал Эд. Ольга возмущенно фыркнула и решила не продолжать разговор. В полном молчании они преодолели остаток пути к магазину.
- Эдичка, ты со мной? - Мать остановилась около супермаркета, удивленно оборачиваясь на отставшего сына.
- Нет. Покурю, - буркнул тот, сосредоточенно всматриваясь в дисплей мобильного.
- Ты ведь только что курил! - Ольга неодобрительно поджала губы и покачала головой. - Эдик…
- Ма! - Раздраженно огрызнулся Эдуард, сгорающий от нетерпения. - Я подожду здесь!
Глянув вслед скрывшейся в раздвижных дверях Ольге, парень выдохнул и, наконец, набрал заветный номер. 
Яр отозвался практически сразу:
- Звонки сбрасываешь? Ну, ты и обнаглел, мелкий!
Его голос звучал весело, с ноткой привычного насмешливого превосходства.
- Иди на фиг! - Не остался в долгу Эдик, растягивая губы в улыбке.
- Приезжай, потрахаемся, - не церемонясь, предложил собеседник. - Я всю неделю днем свободен.
Дыхание сбилось от волны мурашек. Эд облизал пересохшие губы и тихо отозвался:
- Днем не могу. Но завтра около четырех буду в парке, может, встретимся?
- По парку погуляем, за ручки подержимся, - Эдуард не видел, но был уверен, что Ярослав издевательски кивает. - Эдс, что за херня? 
- Не приедешь?.. - Внезапно парень смутился, ощущая, как только было возникшее чувство близости стремительно тает.  
- Ладно, буду, - лениво отозвался Яр. - Но, Эдик, я не…
- Мне пора, - быстро проговорил Эдуард, заметив в дверях магазина Ольгу с батоном в руках. Сбросив звонок, он сунул телефон в карман и торопливо двинулся матери навстречу.

- Но, Эдик, я не… 
- Мне пора, - Внезапно зазвучавшие в трубке короткие гудки заставили удивленного Ярослава медленно отнять телефон от уха. Поцокав языком, он отложил гаджет на край стола.
- Что, дорогой - продинамил тебя студентик?
Сидящая напротив него брюнетка издевательски хмыкнула и запустила пальцы в копну густых вьющихся волос, отчего декольте небрежно запахнутого шелкового халата стало еще глубже: из-под черной, в розовых узорах, ткани выбилась красная лямка и показалась кружевная чашечка нижнего белья.
- Лилька, имей совесть, - Яр потянулся через стол и по-хозяйски одернул ее халат. - Я, конечно, хоть и играю за другую команду… но провоцировать не стоит.
Лилия заливисто рассмеялась и уставилась на друга внимательными темными, как маслины, глазами, ожидая ответа на прозвучавший вопрос.
- Почему продинамил? - Яр съежился под ее взглядом и отозвался поспешно, будто оправдываясь. - У него своя жизнь, учеба - на нее много времени нужно, сама понимаешь.
- Ну, разумеется, - томно протянула девушка и мелко закивала, издевательски улыбаясь. - Только на моей памяти, Ярославчик, такого еще не случалось. Чтобы парень тебе отказал.
- А ты статистику собираешь? - Ярослав стремился обратить ситуацию в шутку. Встав со стула, он подошел к окну, выглянул на улицу и вдруг, спохватившись, попытался перевести разговор. - Ужинать будешь?
- Нет, родной, - вздохнула Лилия, осматривая собственную талию. - Я на диете.
- С ума сошла, - фыркнул Ярослав, смерив ее скептическим взглядом. - Я приготовлю что-нибудь из твоих любимых блюд.
- Какой же ты потрясающий, - нежно промурлыкала подруга, потягиваясь. - Мой бывший муж не стоит и твоего мизинца.
Яр улыбнулся и заглянул в холодильник. Он был чрезвычайно рад смене темы.

Неяркое солнце слегка припекало, листья уже практически полностью пожелтели и частично облетели с деревьев. Ветра не было, поэтому осенняя прохлада в воздухе пока не ощущалась, и все еще создавалось обманчивое впечатление затянувшегося лета.
Ярослав ждал Эдуарда в парке на скамье, поставив около себя на сиденье пару бумажных стаканов с кофе: Эд слегка задерживался. 
Наконец, вдали показался стройный силуэт парня. Эдик торопливо приближался, сдержанно улыбаясь. Во всем его облике сквозило раннее взросление: в стиле одежды, манерах, поведении.
- Привет! - запыхавшись, поздоровался Эд. Ярослав поднялся, пожал руку и протянул ему стаканчик с кофе.
- Спасибо, - Эдик отпил немного и кивнул, - Вкусно. С сахаром и без сливок, как я люблю.
- Я знаю, - пожал плечами Ярик. - Как учеба?
- Отлично! - заулыбался Эд. - Семинар сегодня был, удалось немного препода обломать, он еще из тех, из старой гвардии…
Эдуард осекся, заставив себя притормозить. Отчего-то он подумал, что вопрос приятеля предполагает развернутый ответ, но в памяти всплыли слова Яра о том, что он не намерен выслушивать бред про оценки и прочее, поэтому Эдик, сбитый с толку, сконфуженно замолчал и вновь отхлебнул кофе. 
Ярик недолго поразглядывал что-то вдали, обернулся и посмотрел парню прямо в глаза.
- Молодец.
Вновь повисла пауза. Разговор не клеился, хотя Эд собирался рассказать другу миллион забавных случаев из универа. Но понял вдруг, что это неуместно, вырвано из контекста и совершенно не в тему.
- Когда заедешь? - Поинтересовался Ярослав, приподнимая бровь. Густые коричневые ресницы сомкнулись в выжидающем прищуре.
- Постараюсь на следующей неделе, - Эдик растерянно пожал плечами. - Сейчас в институте аттестация, и я не имею права засы́паться на первом же семестре, понимаешь? Я обязан разобраться, как все устроено, - парень вещал все запальчивее, - и не должен потерять стипендию!
- Ты совершенно прав, - серьезно кивнул Яр, признавая за его словами истину. Внезапно почувствовал себя неуютно, будто морально давил на парня.
- Ярик я приеду через неделю, - взвесив в уме все факторы и планы, с полной ответственностью пообещал Эдуард. - Я очень хочу… - легкий румянец, - тебя увидеть. 
- Буду рад, - Яр бросил взгляд на часы. - Тогда до встречи.
Эдик кивнул и, скрепя сердце, пожал приятелю руку на прощение.

Ярослав лежал на спине, закинув одну руку за голову. В пальцах другой руки лениво тлела сигарета. Эд полусидел на подушке, рассеянно поглаживал волосы Яра, иногда скользил быстрым взглядом по профилю любовника.
- Я очень скучал, - наконец, решился Эд нарушить паузу. Пробормотал тихо и откашлялся, чтобы голос звучал тверже, - Приехал, а ты какой-то странный, хотя сам ведь приглашал…
- Я не странный, Эдс, - вздохнул Ярослав.
- Знаю, я обещал без мозгоебства! - Эд неправильно растолковал его вздох и поспешил оправдаться. - Просто хотел бы понять - в чем дело?
- Сейчас в твоей жизни такие глобальные перемены, - Ярослав попытался объяснить не только Эду, но и самому себе, в чем причина его плохого настроения. - Ты только-только хлебнул веселую студенческую жизнь - вполне закономерно, что она затопила тебя с головой.
- Не понимаю, - недовольно протянул Эд.
- Мне неприятно навязываться, - Яр повернул к нему лицо, говоря откровенно. - Такое чувство, что я вынудил приехать, хотя у тебя были дела поинтереснее. С твоими ровесниками.
- Что за хуйня? - возмутился Эд, но Ярик, повысив голос, перебил:
- Если учеба - только прикрытие, то перестань, - он покачал головой. - Можешь сказать прямо, я все пойму. Но лепить отмазки, раз за разом откладывать встречи…
- Вот блин, - Эдик прижался лбом к виску Яра и хмыкнул. - Ты это серьезно?
Яр недовольно покосился на парня.
- Ярик, признаюсь честно, - откровенно проговорил Эд. - Я от тебя без ума. Я думаю о тебе каждый день, когда просыпаюсь, и с мыслями о тебе засыпаю. Иногда еще в ду́ше думаю, кхм… Но я очень хорошо помню, что ты говорил об учебе и карьере, и я стараюсь стать хоро… лучшим. Из-за этого приходится жертвовать свободой, - совсем по-взрослому вздохнув, закончил Эд.
- Значит, не динамишь, мелкий? - усмехнулся Яр.
- Идиот! - Эд навалился на парня, шутливо заломил ему руки и по итогу недолгой борьбы оказался сверху. Несколько раз поцеловал, разжигая возбуждение, и сжав пальцами запястья любовника, коснулся шеи нежно, стремясь излить в ласках наполняющую по самые края привязанность.

Февраль
17 лет

Ярослав приблизился к подъезду, насвистывая веселую песенку. Он уже взбежал по ступенькам и, достав ключ, хотел, было, приложить его к домофону, но услышал за спиной негромкий окрик:
- Эй, Ярик!
Свист резко прервался. Ярослав обернулся и увидел Эдуарда: руки в карманах куртки, шарф натянут едва ли не до самых внимательно глядящих глаз, но шапка спешно убрана в подмышку. Волосы слегка припорошены снегом.
Ярослав прошептал под нос ругательство, стремительно сбежал со ступенек и быстрым шагом направился подальше от света, который давала лампочка у подъезда. Эдуард, мгновение поколебавшись, последовал за ним.
Ярослав остановился в темноте гаражей и иронично осведомился:
- Чем обязан?
- Привет. Хотел тебя увидеть, - Эд изо всех сил старался придать голосу нотки превосходства.
- Перед тем как ехать, ты должен звонить, - раздраженно напомнил Ярик.
- А я звонил! - Эдуард повысил голос. - Только ты трубку не брал!
- Если встреча не подтверждена - ее быть не должно, помнишь? - Ярослав очень выразительно постучал пальцем по виску Эда. - Надень шапку, а то, похоже, мозги отморозил.
- Ярик, куда ты пропал? Почему не звонишь, почему не берешь трубку? - Эдуард был предельно серьезен, озабочен и сам понимал, что ведет себя как банный лист, что лезет в душу, хоть и обещал этого не делать.
- Шапку надень! А то в пустой черепной коробке скопится конденсат, ночью капать будет, уснуть не сможешь, - и Ярослав тихо заржал. Эд только зыркнул исподлобья и ничего не ответил. Тогда Яр вздохнул, выдернул головной убор у него из подмышки и нахлобучил парню на голову.
- Я был в Испании у сестры. Три дня назад вернулся. Доволен?
Хмурый Эдуард не ответил.
- Не приезжай без приглашения - и не увидишь того, что не предназначено для твоих глаз, - тихо, уже без издевки, пробормотал Яр.
- А? - недоуменно переспросил Эдик. Он чувствовал себя глупо и уже очень сильно жалел, что весь вечер прождал парня у подъезда. Он все глубже уверялся в мысли, что ему вообще не стоило сегодня выходить из дому.
- Ничего, - вздохнул Ярослав, выдыхая пар. - Пошли.

Эд сидел за его кухонным столом и грел озябшие пальцы о чашку с чаем, не осмеливаясь поднять на парня взгляд. Ярослав выжидающе глядел на гостя, расположившись напротив - застывший, как изваяние, голень вальяжно покоится на колене, руки скрещены на груди. 
- Если ты не хочешь чай - могу предложить другой способ согреться, - внезапно произнес он, и Эдик вздрогнул.
Яр приблизился к нему и, легонько сжав загривок, заставил подняться с места. Прижав собой к стене, обездвижил, лаская губы требовательно, развратно. Эдуард отвечал на поцелуи, но мыслями был далек от процесса. Наконец, он решился и произнес:
- Ярик, знаешь, так получалось, что четырнадцатого февраля я всегда был без пары…
- М-м-м? - промурлыкал Яр, оставляя его слова без должного внимания.
- Я подумал тут, - Эд слегка склонил голову на бок, позволяя парню касаться губами шеи. Он из последних сил сохранял ясность ума. - Раз теперь я в отношениях, то…
- Да? - Удивленно переспросил Яр, на секунду прерываясь. - С кем?
- Э… С тобой, - Эдуард вперил в него пристальный взгляд. Ярослав, громко выругавшись, крутанулся вокруг своей оси, шагнул к центру кухни и в сердцах отбросил ногой табурет.
- Знаю, - поспешно исправился Эд, - ты не мой парень, но мы же… встречаемся.
- Мы трахаемся! - Рявкнул Яр, разворачиваясь. - Мы созваниваемся, договариваемся о встрече и трахаемся. И это все! Чувствуешь разницу?
Эдик опустил голову. Черты его лица словно окаменели. Ярослав шагнул ближе и, схватив парня за плечо, несильно встряхнул и заставил посмотреть в глаза.
- Эдс, я ведь думал, что ты хорошо понял суть наших отношений. Но нет, - он брезгливо скривился, - ты ведешь себя как гребаная принцесса!
В этот момент Эдуард почувствовал, как его захлестнул невыносимый, мучительный стыд. Возникло непреодолимое желание слиться с обоями, мимикрировать под окружающую среду, только бы скептический взгляд любовника перестал пригвождать его к стене. 
Однако, собрав остатки мужества, он вздернул подбородок.
- Да пошел ты… - бросил угрюмо. 
Яр пропусти грубость мимо ушей, пристально глядя на парня: казалось, он глубоко о чем-то задумался. Свет лампы, да и атмосферу на кухне в целом, можно было бы назвать уютной, если бы Эдуард не чувствовал себя настолько отвергнутым и чудовищно ненужным в этом доме.
- Я не хочу, чтобы ты жил, витая в иллюзиях, - наконец, произнес хозяин дома. - Инфантильные маменькины сынки плохо приспособлены к жизни, Эдс. Особенно к такой жизни, - парень выделил интонацией слово «такой», чтобы еще сильнее акцентировать внимание. Однако в его голосе не слышалось превосходства, а была, наоборот, некая подавленная грусть.
- В гей-тусовке? - Буркнул Эд, отводя глаза в сторону.
Ярик хмыкнул и не ответил. Но Эдик догадался, что попал в цель.
- Если так и дальше пойдет, то ты станешь считать отношениями одноразовый трах, - издевательский смех. - Научись разделять, парень. Этот навык тебе пригодится. 
- Ты опять? - В негодовании воскликнул задетый Эдуард. - Не понимаю, зачем тогда…
- Просто прими рекомендацию на будущее! - Яр поднял руки ладонями вверх, демонстративно идя на попятный. - Старайся не париться. 
И Эдик вдруг понял, о чем речь. Яр пытался научить его не окукливаться в застилающей ревности, пожирая собственный ресурс доверия изнутри, а уметь отпускать ситуацию, закрывать глаза и притворяться слепым там, где это необходимо, чтобы сохранить шаткую ситуацию в состоянии гомеостаза. Либо верить настолько безоговорочно, что даже мысли не допускать о возможной конкуренции. Пренебречь сиюминутным в угоду более глобальному. Осознать, наконец, степень их близости, уровень доверия и вид сосуществования, который не вписывается в стандартные рамки «отношений». 
Сведя к переносице черные брови, Эдуард кивнул:
- Понял.
- Останешься? - Казалось, Ярослав выдохнул этот вопрос, расслабился, и был готов закрыть неприятную, шершавую тему.
- Нет, - спокойно отказал Эд, ощущая, как накатывает уверенность в собственных силах. Кое-что осознав, он стремился подняться к уровню любовника, больше не давать повода относиться к себе, как к ведомому. - Поеду. На сегодня еще есть планы.
- Хорошо, - не стал спорить хозяин и, приобняв парня за плечи, поцеловал куда-то за ухо. - Приезжай послезавтра.
Эд не спешил соглашаться сразу же. Сделав вид, что прикидывает в уме свои дела, он, некоторое время помедлив, кивнул:
- Договорились.

Июнь
17 лет

Парень, собираясь на прогулку, рывком натянул чистую футболку и невольно замер, прислушиваясь к телефонному разговору матери. Из гостиной до него донесся обрывок приглушенной фразы, в которой проскользнуло его имя. Мать на некоторое время замолчала, выслушивая ответную реплику, и Эдик, воспользовавшись паузой, спешно надел джинсовые шорты.
Он бесшумно преодолел коридор и, невесомо опершись спиной о стену, остановился у проема распахнутой двери большой комнаты, где Ольга удобно сидела в мягком кресле, поджав ноги, и беседовала с кем-то из приятельниц.
- …я понимаю тебя, моя дорогая, ты держись, они по молодости все такие глупые, думают, что родители враги. Но у тебя…
Вновь пауза, и Эдик невольно напрягся.
- …да, но у тебя хоть свет в конце тоннеля виден, а тут… - мать горестно вздохнула. На скулах парня отчетливо перекатились желваки.
- …ну да, сам ведь признался. Я тоже до последнего верить отказывалась. Ну не может мой сын…
Парень скрипнул зубами, в отчаянной и бессильной злобе сжав кулаки. 
- Ох, Наденька, ну, а что теперь попишешь? Видимо, нагрешила я где-то в жизни. Вот и достался мне неблагополучный…
- Вот как, - материализуясь в дверях, сквозь плотно стиснутые челюсти прошипел Эд. 
- Ох! - Испуганно воскликнула Ольга и выпрямилась, спустив ноги на пол. - Надя, я перезво…
- Да не стоит отвлекаться, - в полный голос произнес Эдуард и, развернувшись, направился в прихожую. - Буду поздно.
- Эдичка, погоди! - донесся до него взволнованный оклик, но парень, проигнорировав зов, спешно ретировался за дверь, совершенно не желая объясняться с матерью.


Белый Эксплорер маячил далеко впереди, у самого конца квартала. Яр припарковался под раскидистой сиренью, с которой уже облетели лепестки, и теперь та лишь топорщилась высохшими цветоножками. Парень невольно прибавил шаг, стремясь добраться к цели как можно скорее: он уже предвкушал, как изумит любовника перипетиями своей нелегкой судьбы.
Эдуард рывком открыл дверцу машины и плюхнулся на пассажирское сиденье. Он был так зол и расстроен, что не сразу заметил протянутую руку Ярослава. Спохватившись, парень пожал ладонь и проговорил полным фонтанирующей экспрессии голосом:
- Мать пиздец офигела! Я только что услышал, как она по телефону трепалась, обсуждала меня…
- И тебе привет, - спокойно промурлыкал Ярослав, щурясь от сверкнувшего сквозь облака солнца. 
- Привет, - Эд смутился. Он немного помолчал, вновь настраивая себя на мысли о проблемах в семье, и заговорил, хмуро глядя в окно. - Не знает она, что такое неблагополучный сын… Думает, что я - исчадие ада. Может, урок ей тогда преподать? Раз все равно меня таким считает - буду соответствовать, чего там! Куплю завтра травку, накурюсь…
- Закрой рот, - грубо оборвал Ярослав поток излияний. - Хуеплёт малолетний. Тоже мне, проблемы!
- Ярик, она рассказывала совершенно постороннему человеку о том, как ей со мной не повезло! - Эдуард округлил глаза. Он считал очевидным то, что мать не права, и его удивляло, что Яр эту уверенность не разделял.
- Ну, так и ты не миллион баксов, чтоб тебя все любили, - резонно заметил тот, покачивая головой.
Парни помолчали пару минут, думая каждый о своем.
- Нет, домой я больше не вернусь, ну на хуй, - наконец, обиженно выплюнул Эд и сполз по сидению ниже, скрещивая руки.
- Побираться пойдешь? - хмыкнул Яр, внимательно разглядывая насупленного парня. - Или на панель?
- К тебе жить перееду, - заявил Эдуард, воодушевляясь.
- На хер ты мне дома нужен, спиногрыз? - Ярослав весело расхохотался. - Нет, спасибо, столько счастья я не выдержу. 
- Я работать буду, - Эдик смутился категорическому отказу, полагая, что Ярослав просто не планирует обеспечивать его финансово.
- Вот когда начнешь - тогда и поговорим, - любовник был несокрушим. Приоткрыв окно автомобиля, он с наслаждением вдохнул воздух свежего летнего вечера после очередного дождя. - А пока на шее у мамки повиси, как медаль. Да ей же памятник поставить нужно, что терпит…
- Ты вот защищаешь ее, - зло процедил Эд, сверкая глазами, - а она гонит на тебя с три короба, даже не зная, какой ты!
- Мне от этого ни жарко, ни холодно, - философски заметил Ярослав, пожимая плечами, - главное, пусть и дальше не знает - кто я, и какой.
- Отсыпь мне своего здорового пофигизма, - огрызнулся Эдуард, все больше оскорбляясь всеобщему непониманию.
- Эдс, вот что бы ты чувствовал, если бы точно знал, что завтра начнется ядерная война? - Невозмутимо проговорил Яр, глядя сквозь лобовое стекло куда-то вдаль.
- Обосрался бы от страха, - раздраженно буркнул Эд.
- А кроме? - Ярослав проигнорировал сарказм. - Думаю, тебе было бы очень страшно за свою жизнь. Нестерпимо больно за разрушенные планы, обидно, что все стремления и мечты накроются пиздой…
- Ярик, к чему сейчас разговоры про войну? - Эдуард психовал уже в открытую.
- А к тому! - Прикрикнул Яр, переводя на парня взгляд, - Для матери новость о твоей ориентации - как ядерная война. Весь ее мир рухнул, все надежды на светлое будущее. Ну, это если она, конечно, не мечтала о дочке, которая приведет в дом мужа…
Он хмыкнул. Эдик молча ждал продолжения.
- Ты обязан ее понять, из вас двоих мужик - ты. Именно ты должен быть терпеливым и снисходительным, - Ярослав уже не улыбался, а говорил серьезно.
- Не знаю… - Эдуард заметно притих.
- Сидишь тут, ноешь, сопли на кулак мотаешь, на жизнь жалуешься, - неприязненно протянул Яр, отвернувшись. - Сам же на полном обеспечении у мамки, одет-обут, в институт пристроен, крыша над головой имеется. Полная свобода, регулярные свидания - и слова тебе никто не говорит. Но нет, блять, разговор он подслушал и раскис, пиздюк мелкий!
- Прекрати меня так называть! - оскорбленно крикнул Эдик, выпрямляясь.
- Как заслужил, так и называю! - Рявкнул Ярослав, отвешивая парню легкий подзатыльник. - Драмы ему, блять, в жизни не хватает! Смотри, накликаешь…
Ярик нервно побарабанил пальцами по рулю, глядя куда-то вдаль. Эдуард отчаянно хотел реабилитироваться, но понятия не имел, как.
- Я не первый год в гей-тусовке… - проговорил Яр уже спокойнее. - И не раз видел молодых парнишек, которых родители выгоняли из дому. Оставляли без поддержки. Без средств к существованию. Проклинали. Лечили. Изолировали. Изгоняли бесов. В общем, издевались, кто во что горазд. И поэтому твои обиды на их фоне выглядят для меня как раздутый мыльный пузырь.
Эду стало чудовищно стыдно. Он вдруг понял, что ведет себя как истеричная малолетка, осознал, как низко рухнул в глазах любимого парня, но он не мог подобрать слов, чтобы все исправить.
- Ярик, я погорячился, - тихо пробормотал Эдик. - Ты…
- Значит, так, - Ярослав шумно втянул воздух носом и хлопнул по колену, выныривая из своих мыслей. - Встреча на сегодня окончена. Вали домой и мирись с мамкой. 
- Что? - Эдуард выпрямился как струна, опешил, не веря своим ушам. - Яр, я помирюсь! Вечером же, обещаю! Я все понял!
- Нихуя ты не понял, - Ярослав выразительно приподнял бровь, наклонился и открыл дверь со стороны пассажира, а затем отстегнул ремень безопасности. - Вали, я сказал.
Эдуард выпрыгнул из машины, от души захлопнул дверь и быстро зашагал обратно к дому. 
Он не имел намерения возвращаться сразу же. Во-первых, парню требовалось остыть. Теперь уже не только после ссоры с матерью, но и с любовником. А во-вторых, он совершенно не собирался признаваться матери в сорванном свидании. 
Незачем ей знать, что творится в его личной жизни.

Декабрь
18 лет

- Так ты считаешь, что все же стоит попробовать? - Задумчиво разгрызая соленый орешек, протянул Эдуард.
- Ну, ты ведь сам говоришь, что мамкиных денег вам не хватает, а стипендия - это, скорее, издевка, чем пособие, - Ярослав озвучил предыдущие аргументы Эда, считая положительный ответ самим собой разумеющимся.
- Да, - тоскливо протянул парень, жуя, - Но понимаешь… Я даже не знаю, какой выставить прайс.
Он опирался задом о стол возле кухонной мойки, то и дело лазая пальцами в блюдце с фисташками. Ярослав, расположившийся напротив, сидел за столом и потягивал пиво.
- Цены́ своим талантам никак не сложишь? - Хмыкнул хозяин и отхлебнул из стеклянной бутылки.
- Ну а хрен его знает?.. - Эдуард был все так же глубоко задумчив. - Много попрошу - клиентов спугну. А на мелочь всякую время тратить - себя не уважать.
- Ишь ты, - восхитился Ярослав. Его глаза смеялись.
- Может, взять за основу минимальную зарплату? - Взгляд Эдика на минуту вспыхнул идеей. - Высчитать коэффициент за час, и работать по такой ставке? Вчера, например, это заняло сорок минут…
- Эдс, - Голос Ярослава зазвучал насмешливо. - Только что ты сожрал фисташек на бо́льшую сумму.
Парень бросил красноречивый взгляд на блюдце, но Эдик лишь рассмеялся, не принимая шутку за жадность.
- Ты прав, - кивнул Эдик, - мои услуги стоят дороже.
- Со старшекурсниками поговори, - вдруг посерьезнел Яр. - Уверен, ты не первый, кто выполняет студенческие работы. Сам клиентом притворись, так цены и узнаешь.
- Офигеть, и правда! - Эд заулыбался, вскидывая на парня восхищенный взгляд. - Есть у нас на потоке пара таких… предприимчивых.
- Может, к ним и примкнешь? - Посоветовал Яр, хлопая парня по тыльной стороне ладони: пальцы тот час же покинули блюдце. 
- Если возьмут, - Эдик горячо кивнул и все же зачерпнул горсть орешков. - Тогда вообще кайф, они там сами клиентами рулят, ты только сидишь, свою часть работы клепаешь… Песня.
- Почему только часть? - Удивился Ярик и придвинул блюдце ближе к себе.
- Каждому свое - у кого что лучше получается. Я, к примеру, чистым кодингом бы занимался, а текстовое оформление курсача взял бы на себя кто-то другой.
- Удобно, - оценил собеседник: он не мог не согласиться, что этот вариант подработки подходил для парня-студента идеально. - А что - народ к ним косяком прет? Заказывает?
- Есть такое, - подтвердил Эд. - Даже слухи ходят - но не знаю, правда ли - что преподы с ними в доле. Например, на практическом занятии начинают прогульщиков топить, отчислением пугать. Тем, естественно, защищать нечего, ни фига не сделано. Ну, преподы тогда украдкой и намекают, что, мол, нам ведь документальное подтверждение нужно для галочки. А кто его делал - вопрос десятый. Те сразу интересоваться начинают. Так на этих самых исполнителей и выходят.
- Стройная коррупционная схема, - понимающе кивнул Ярослав. - Встрять бы тебе в нее - и в шоколаде будешь. Поговори с ними обязательно.
Эдик кивнул и высыпал пустые скорлупки в кучку очисток около любовника. Он повернулся к Яру спиной и, глубоко уйдя в раздумья, принялся устанавливать в кофеварку чистый бумажный фильтр.
Парень хозяйничал на кухне приятеля, не спрашивая разрешения, но тот совсем не возражал. Наоборот, наблюдая за Эдом из-под прищуренных ресниц, Ярослав любовался его стройной фигурой в новой одежде, которая сидела на парне отменно. Черные джинсы и такого же цвета толстовка заставляли Эдуарда выглядеть старше своих лет, не скрывая, тем не менее, его молодость.
- Точно пиво не хочешь? - Вновь предложил Ярослав, нарушая уютную паузу.
- Не люблю, - покачал головой Эдик, наблюдая за тем, как капли кофе понемногу наполняют емкость.
- Вообще с алкоголем не дружишь? - Не унимался тот. - Это из-за тренировок?
- Ну, не совсем, - замялся Эдик, вспоминая студенческие попойки. - Просто стараюсь не пить. С детства как-то привык обходиться…
- Короче, мамкино влияние, - перебил его Яр, улыбаясь. - Понятно. Будем определять твою норму.
- Что? - Недоуменно вздернул брови Эд.
- Как-нибудь приезжай с ночевкой, - пояснил Ярослав. - Выпьем, посмотрим твою реакцию. Как только начнешь ощущать смутное желание позвонить бывшему - все, норма. Больше не наливать.
Смех Яра утонул в глотке пива, но Эд, насупившись, буркнул:
- Нет у меня бывших.
- Нажраться на вечеринке и заблевать ботинки - хреновая идея, Эдс, - уже без улыбки проговорил парень. - Так что уж лучше доверься мне в этом вопросе. 
Ничего не ответив, Эдуард пожал плечами.
Страницы:
1 2
Вам понравилось? +36

Рекомендуем:

Эдуард Семагин

Под уклоном

Эдик

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

10 комментариев

+ -
+5
Maks SG Офлайн 19 марта 2019 07:17
Читается как дневник)
Жду продолжения
+ -
+3
Эдуард Семагин Офлайн 19 марта 2019 09:15
Цитата: Maks SG
Читается как дневник)
Жду продолжения


Благодарю. Актуальное продолжение - на моем сайте.
--------------------
edsemagin.blogspot.com
+ -
+3
Garmoniya777 Офлайн 25 марта 2019 23:09
Уважаемый Эдуард! С большим интересом прочитала первую часть Вашего романа на этом сайте, а также продолжение на Вашем личном сайте. Понимая, что образ главного героя Эдика является собирательным, все-таки подозреваю, что в нем отразились и какие-то автобиографические моменты жизни его создателя. Несомненно Эдик вызывает у читателей самые теплые чувства. Совестливый, порядочный, честный и целеустремленный молодой человек, полный внутреннего достоинства, не озлобившийся ( что было бы оправдано гомофобным окружением, в котором даже мать не может принять ориентацию своего родного сына ), умеющий любить. Большое спасибо Автору за бесплатное размещение своих произведений. От души желаю здоровья и успехов в жизни и творчестве. Буду ждать продолжения романа. Что же судьба еще приготовила Эдику? Надеюсь на лучшее. А пока прочитаю Вашу повесть " Сумасшествие " в моем любимом жанре - научная фантастика. Всего Вам доброго!!!
+ -
+3
Эдуард Семагин Офлайн 25 марта 2019 23:27
Цитата: Garmoniya777
Уважаемый Эдуард! С большим интересом прочитала первую часть Вашего романа на этом сайте, а также продолжение на Вашем личном сайте. Понимая, что образ главного героя Эдика является собирательным, все-таки подозреваю, что в нем отразились и какие-то автобиографические моменты жизни его создателя. Несомненно Эдик вызывает у читателей самые теплые чувства. Совестливый, порядочный, честный и целеустремленный молодой человек, полный внутреннего достоинства, не озлобившийся ( что было бы оправдано гомофобным окружением, в котором даже мать не может принять ориентацию своего родного сына ), умеющий любить. Большое спасибо Автору за бесплатное размещение своих произведений. От души желаю здоровья и успехов в жизни и творчестве. Буду ждать продолжения романа. Что же судьба еще приготовила Эдику? Надеюсь на лучшее. А пока прочитаю Вашу повесть " Сумасшествие " в моем любимом жанре - научная фантастика. Всего Вам доброго!!!


Невыразимо благодарен вам за такой развернутый положительный отзыв. Получаю комментарии довольно редко, но от каждого немного теплее на душе)
Надеюсь, дальнейшие повороты судьбы главного героя понравятся вам так же, как и мне, автору.
Спасибо, я рад, что читаете!
--------------------
edsemagin.blogspot.com
+ -
+5
Мария Офлайн 16 июля 2019 16:26
Странный у Виталия друг,с его избирательной гомофобией ,неделикатностью граничащей с хамством,оскорбительными выходками.Друг унижает любимого человека и это практически норма отношений. Виталий с каким то садистским удовольствием тащит и тащит его в личное пространство.Эдик гибкий и компромиссный,но даже с учетом всех предыдущих жизненных сложностей и большим желанием сохранить отношения,его терпение кажется беспредельным.Чем дальше читаю,тем меньше мне нравится Виталий.Или просто противостояние Кости и Эдика требует логического завершения,затянулось слишком.
Спасибо,Автор.Нравится,как вы пишите.Всех Вам благ и в жизни, и в творчестве.
+ -
+6
Эдуард Семагин Офлайн 16 июля 2019 19:07
Цитата: Мария
Странный у Виталия друг,с его избирательной гомофобией ,неделикатностью граничащей с хамством,оскорбительными выходками.Друг унижает любимого человека и это практически норма отношений. Виталий с каким то садистским удовольствием тащит и тащит его в личное пространство.Эдик гибкий и компромиссный,но даже с учетом всех предыдущих жизненных сложностей и большим желанием сохранить отношения,его терпение кажется беспредельным.Чем дальше читаю,тем меньше мне нравится Виталий.Или просто противостояние Кости и Эдика требует логического завершения,затянулось слишком.
Спасибо,Автор.Нравится,как вы пишите.Всех Вам благ и в жизни, и в творчестве.


Благодарю вас за отзыв, за ваше мнение! Мне приятен ваш интерес к истории, спасибо, что следите!
Что касается унижений - позиция Виталия проста: он не считает, что в этих отношениях должен кого-то защищать, они равноправны, и Эд вполне способен не дать себя в обиду (как это указано в эпизоде 38).
Терпение не беспредельное. Оно постепенно замещается пофигизмом, когда кроме работы и сна его больше ничего не интересует. Это своего рода способ сбежать от реальности, тогда она вполне посильна.
Что касается затянутости - спорить не буду, согласен. Но так уж получилось :)
Спасибо большое!
--------------------
edsemagin.blogspot.com
+ -
+3
Мария Офлайн 21 июля 2019 11:32
Цитата: Эдуард Семагин
позиция Виталия проста: он не считает, что в этих отношениях должен кого-то защищать, они равноправны, и Эд вполне способен не дать себя в обиду (как это указано в эпизоде 38).

Эд все же его любимый человек,а не гипотетический кто то.И дело скорее не в защите,а в определенной линии поведения Виталия,при которой провокативные выходки Кости будут недопустимы.
Надеюсь,что оплеуха Виталия немного отрезвила.
+ -
+3
Эдуард Семагин Офлайн 21 июля 2019 17:47
Цитата: Мария
Цитата: Эдуард Семагин
позиция Виталия проста: он не считает, что в этих отношениях должен кого-то защищать, они равноправны, и Эд вполне способен не дать себя в обиду (как это указано в эпизоде 38).

Эд все же его любимый человек,а не гипотетический кто то.И дело скорее не в защите,а в определенной линии поведения Виталия,при которой провокативные выходки Кости будут недопустимы.
Надеюсь,что оплеуха Виталия немного отрезвила.


Между любимым человеком и взбалмошным бизнес-партнером Виталий предпочитает держать ледяной нейтралитет. Не в его интересах ссориться ни с одним, ни с другим. А линия поведения предполагает перекос на чью-то сторону.
Отрезвить его следовало давно),
Благодарю вас!
--------------------
edsemagin.blogspot.com
+ -
+1
Мария Офлайн 15 августа 2019 10:06
Мне кажется,что к 30 годам пора научиться себя уважать.Эдик даже не тютя-ватя,а просто прикроватный коврик.Приказали извиниться,он побежал,как заяц.Ни один нормальный человек не будет терпеть прямые оскорбления, еще и прощение за это просить.Он может от унижений балдеет?Мазохист моральный?
+ -
+2
Эдуард Семагин Офлайн 15 августа 2019 22:13
Цитата: Мария
Мне кажется,что к 30 годам пора научиться себя уважать.Эдик даже не тютя-ватя,а просто прикроватный коврик.Приказали извиниться,он побежал,как заяц.Ни один нормальный человек не будет терпеть прямые оскорбления, еще и прощение за это просить.Он может от унижений балдеет?Мазохист моральный?

Возможно, в каком-то смысле мазохист... Он точно ведомый, в отношениях всегда выбирает парней постарше. В данном случае сцена и правда разыгралась некрасивая, Виталий имел полное право обижаться. И Эд взвалил большую часть вины за это на себя.
--------------------
edsemagin.blogspot.com
Наверх