D_Kart

Семь лет тишины

Аннотация
Основанный на истории реального человека рассказ о том, как одна, казалось бы, случайная встреча может перевернуть привычный уклад жизни, изменить отношение к себе и к близким и расставить все по своим местам.




Глава 1

– Тиша, вставай! Вставай! Тиша, ты слышишь? – настойчиво звучал голос жены. – Сегодня у Оксаны Геннадьевны день рождения! Тишенька, вставай! Эй! Тиша!

Денис с каким-то совершенно невозможным усилием открыл один глаз. «Боже, уже вставать! Вот ведь, лег же только что!» – промелькнуло у него в голове. Накануне он, как, впрочем, и всегда, закрыл крышку ноутбука во втором часу ночи, вспомнив, что жена собиралась поднять его пораньше. Обычно он отвозил Иришку в садик к восьми, но у воспитательницы, Оксаны Геннадьевны, был день рождения, и ему было поручено забрать букет из салона и подарить его вместе с конвертиком денег от всей группы.

Сложно представить, что Денис не любил больше, чем дарить цветы и желать оставаться такими же красивыми, жизнерадостными и бла-бла-бла. Скороговоркой протараторив дежурные фразы, он вручил этой девушке букет и конверт. «Надо же, младше меня, а уже «Оксана Геннадьевна!» – усмехнувшись про себя, подумал он, глядя на педагога. 

– Денис Анатольевич, спасибо большое! Мне так приятно! А можете меня с детками и с букетом сфотографировать? А я потом в общий чат выложу, чтоб на память!
– Да, конечно, – едва дернув уголками губ, Денис сделал пару снимков. – Я вам позже их перешлю, если вы не против. А то уже немного опаздываю…
– Понимаю, понимаю, что вы! – воскликнула девушка и добавила: – В суд, наверное, едете?
– Да, – ответил он, нагнувшись к Иришке и чмокнув ее в щечку. – Пока, малыш!
– Пока, пап!

В машине раздался звонок жены:

– Ну что, подарил?
– Ага.
– Все нормально?
– Да. Слушай, я отрублюсь, ладно? Хочу по дороге немного поготовиться, доводы повторить.
– Ладно, давай тогда. Тиша?
– А?
– Я люблю тебя.
– И я тебя.

Саша, его жена, хорошо знала, что Денису не нравятся эти механические признания в любви, но для нее не соблюсти этот утренний я-тебя-люблю-ритуал было немыслимо. За тринадцать лет знакомства, из которых восемь лет они прожили в браке, Саша изучила мужа вдоль и поперек, и ей это нравилось – она была не из тех людей, которые устают от до дыр зачитанных книг.

Саша всегда называла Дениса ласково «Тиша». Из-за фамилии. Ему иногда кажется, что  у них ничего бы и не получилось, если бы не «Тиша». Так его больше не называл никто и никогда. По имени Саша обращалась к нему, наверное, от силы раза три за все их знакомство. 

Денис Анатольевич Тихонов. Адвокат. Денису было всего 23 года, когда он получил адвокатский статус. Как же давно это было! Что в школе, что в университете – он вечно был самым младшим. «Двадцать три! Ну какой же ты адвокат!» – усмехалась полная женщина из кадровой службы адвокатской палаты после того, как Денис выдержал квалификационный экзамен и пришел оформлять удостоверение. За эти семь с небольшим лет, что у него была корочка, он, наверное, так ни разу не почувствовал себя адвокатом. В его представлении адвокатом должен быть серьезный тучный человек, сидящий рядом с клеткой с подзащитным, а Денис уголовных дел не вел, сконцентрировавшись еще в начале своей практики на налогах и корпоративном праве. А в весьма сухом и лишенном накала страстей арбитражном процессе, к которому привык Денис, никому не было дела до его регалий. И все же Денису нравилась эта статусность. Точнее, ему нравилось то впечатление, которое он, смазливый парень юношеского вида, производил на людей, когда они спрашивали его о профессии. 

В свои тридцать Денис выглядел скорее как студент последнего курса. Дело было не только в мальчишеском лице и озорных синих глазах, но и в джинсах и футболках, которые он предпочитал «нормальной» одежде. К слову, крайне демократичная обстановка в юридической фирме, где он работал, не требовала от него соблюдения строгого делового стиля, хотя на встречи с клиентами, и уж тем более в суды Денису, конечно, приходилось надевать ненавистные ему брюки и рубашки. На высоком худющем теле они действительно смотрелись нелепо, и он сразу ощущал себя банковским клерком, засидевшимся на фронтдеске. «Я в этом как швабра, на которую повесили халат», – бурчал он, находясь в примерочной – в месте, где Денис старался бывать как можно реже. Саша же, умело скрывая согласие, всегда старалась подобрать более-менее адекватные варианты под дистрофичную фигуру мужа.

Денису всегда сложно было понять, как можно тратить деньги на одежду, а главное – почему она (в его представлении) так дорого стоит. В его жизни по определению не существовало брендов – он даже понятия не имел, какой лейбл пришит к его любимым джинсам. Главное, что любимые и удобные. И ноги в них вроде не смотрятся, как ходули.

Он серьезно комплексовал по поводу своей худобы. В шестнадцать и в тридцать Денис весил одинаково. Одинаково мало. «Зато у тебя лицо красивое и молодое. И выглядишь ты чуть старше Иришки – лет на восемь», – шутила его мама. 


Глава 2 

За месяц до этого, в день его тридцатилетия, Денису подарили абонемент в тренажерный зал и карту на двадцать тренировок с персональным тренером.

— Вы че, с ума сошли? Это сколько вообще стоит?! — выпучил глаза Денис, когда Наташа с Мишей вручили ему конверт с картой.
— Дисок, я тя умоляю! У тебя юбилей или как? — сказал Миша. — Ты нас в ресторан, а мы тебе что, открытку, что ли, подарим?
— Твое здоровье, Тихонов, — посмотрела на него Наташа, поднося бокал к губам.
— Блин, вы представляете меня вообще в зале? Да меня там с грифом путать будут.
— Дисок, а давай вот ты сначала сходишь, хотя б даже на первую тренировку? А потом уже ныть будем, ок? — оборвал его Миша.
— Тиш, ну правда, почему не сходить-то? — сказала Саша. — Тем более что ты сам сколько раз говорил, что хочешь заниматься.
— Кто там на тебя смотреть будет? Вот представь, что ты туда пришел. Тебе вообще будет дело до того, кто и чем там занимается, Тихонов? Нет. Вот и ты забей! — Наташа, как обычно, говорила безапелляционно, тоном, не предполагающим даже диалога, не говоря уже о возражениях.
— Блин, вот теперь правда придется идти…
— На то и был расчет, — едва улыбнулась Наташа.

С Наташей Дениса познакомила жена. Саша работала с ней на своем первом месте работы, когда они с Денисом только переехали после юрфака из Саранска в Москву. Нельзя сказать, что они были подругами, но общались неплохо. А последние годы, в общем-то, и не общались. Зато Денис и Наташа буквально со второй встречи прикипели друг к другу. Спустя девять лет их знакомства Наташа Карпова искренне считала Дениса смесью друга и младшего брата. Оба верили в то, что дружба между мужчиной и женщиной возможна, и служили тому лучшим доказательством. Наташа стала для Дениса человеком, которому он доверял без оглядки, без сомнения. Он знал, что на свете есть два человека, которые не предадут его, что бы ни случилось — это Саша и Наташа. Чем крепче становилась их дружба, тем сильнее Саша ревновала мужа к Наташе. Да это и ревностью-то нельзя было назвать, но какое-то соперничество в отношении к Денису между ними все же проскальзывало. При этом никаких явных романтических чувств Наташа к Денису не питала, как и он к ней. Она обожала его за тонкую натуру и чувство юмора. Наташе всегда казалось, что Саша недостаточно следит за внешним видом и здоровьем Дениса — ей не давали покоя ни худоба друга, ни его бесформенные кофты и футболки. «Саш, ты вообще кормишь его? Ну так, хотя бы раз в день-то, для приличия?» — язвила она. Саша на эти темы предпочитала не разговаривать — накормить мужа всегда было проблемой, и проблема была не в ней. Он никогда ничего не хотел есть, а над тарелкой макарон с котлетой мог провести битых сорок минут на пару с Иришкой, из которой едок был прямо как из папы.

Михаил Сальников учился с Денисом и Сашей на одном потоке на юрфаке в Саранске. В университете Денис с Мишей особо не общался, но года четыре назад столкнулся с ним и с его будущей женой в Москве. Столкнулся, можно сказать, в прямом смысле слова — в городе был страшный гололед, и Денис, не успев затормозить, въехал в машину, за рулем которой был Миша. Оказалось, что Миша переехал в Москву тоже сразу после диплома и работал следователем в районном отделе полиции.

— Мих, но мы же не только за меня сегодня пьем? — подмигнул ему Денис.
— Ба, у Сальникова тоже, что ль, днюха? — съязвила Наташа.
— Не, гораздо круче! — сказал Денис. — Мсье Сальников у нас пошли на повышение и теперь изволят работать в следственном управлении ФСБ.
— Миша, что — серьезно? Слушай, как здорово! — обрадовалась Саша.
— Гм, мне как цивилисту, конечно, не понять, о чем именно речь, но ФСБ — это ж вроде реально круто, м? — оживилась Карпова. — И чё? Прям убийства всякие будешь у нас раскрывать теперь, или чё они там делают-то? Прям бабок тебе будут дофига теперь платить? Жену во второй декрет, глядишь, отправишь?
— Ну какие еще убийства? — Миша скромно улыбнулся. Он еще с университета был молчун, не любил шумных компаний и всегда хорошо знал обо всем, что происходит вокруг, к тому же отлично разбирался в людях. Напористый характер Натальи Карповой ему приглянулся сразу, когда несколько лет назад Денис попросил его посмотреть девочку, которая уже полгода искала работу и была готова пойти даже в уголовку, хотя и имела о ней весьма отдаленное представление. Карпова проработала в полиции всего три месяца и уволилась, как только ей предложили работу по ее специальности — по трудовому праву. Но с Мишей она быстро нашла общий язык и продолжила общение и после увольнения.

Саша же всегда держалась немного в стороне от этой троицы, не считая, конечно, мужа. Редко когда компании удавалось вытащить ее с собой, да и сама компания не сказать что часто собиралась — как и у всех, работа забирала большую часть времени, и встреча без настоящего повода была едва ли не за гранью возможного. Саша весь вечер то и дело поглядывала на часы — Иришка дома с няней, любезно согласившейся уложить дочку спать и задержаться до одиннадцати вечера.

— Тиша, нам бы выдвигаться уже? — легонько толкнула она мужа в бок.

Глава 3

— Итого плюс пять кэгэ! А ведь я всего четвертый месяц занимаюсь! Охренеть! — глаза Дениса удивленно смотрели на цифры весов. — Я реально за всю свою жизнь столько не весил! Такими темпами лифт скоро будет наконец-то распознавать, что я в нем нахожусь! Ах, прощай, лестница на восьмой этаж!
— Ну вот видишь, а ты не хотел идти, — отозвалась из соседней комнаты Саша, всегда ровно относившаяся к шуткам мужа.
— Так откуда я мог знать, что вес вверх поползет! Сколько я ни ел — все без толку!
— Тиш, ты ел полтора раза в день.
— Хотя все равно я еще на скелет похож, — сказал Денис, крутясь перед зеркалом в одних боксерах.
— Не говори глупостей. Ты сейчас гораздо лучше выглядишь. Но тебе еще набирать и набирать. Поздно сегодня?
— У меня суд утром, а вечером на тренировку. А что?
— Оставь тогда машину — я на шесть Иру к врачу записала, а на улице мороз. Уйду пораньше с работы. И… слушай, у меня их уже пару недель нет.
— Их? В смысле?..
— Да.
— О-о… А чего молчишь? Ты тест делала?
— Рано было, но сейчас пора, да. Куплю вечером.
— Ох ты ж… Блин, а прям хоть бы оно, да?
— А ты хочешь?
— Ну так, а почему нет? Нам уже по шестьсот лет, помирать скоро. Ира вон в школу идет, скоро внуки, пеленки…
— Да ну тебя! Ладно, куплю и вечером сделаю.

Приехав в офис после суда, Денис услышал, как из переговорки доносится английская речь. Оттуда выскочил взмыленный Сергей — старший партнер юридической фирмы, где работал Денис. Заметив Дениса, он спросил его:

— Дружище, знаю, что не по твоей части, но не могу до Алки дозвониться. Слушай, может, скажешь навскидку… Жена итальянка, муж русский. Были в браке, жили в Москве. Есть общий сын, 9 лет. После развода мать живет с сыном в Риме, уже почти год. А сейчас отец подал иск об определении места жительства ребенка с ним, в Москве. Есть вообще вероятность, что наш суд на сторону матери встанет?
— Хм, ну, а почему нет. Тут главное будет не то, что папа в Москве, а мама в Риме, а то, с кем из родителей ребенку будет лучше. В таких делах суд в совокупности все обстоятельства, по идее, изучить должен. Мама встречный иск подаст, станет доказывать, что ребенку с ней там будет лучше.
— Слушай, загляни к нам. Надо тетеньку убедить с нами работать. А потом на Аллу перекинем. Я ж, сам знаешь, в семейном не аллё.

Сергей обладал настоящим талантом раскручивать клиентов. Без вранья, без пафоса, все по существу. Даже если он был не особо в теме, умел сформировать у клиента первичное представление о вопросе. Но сейчас ему явно требовалась поддержка, чтобы, как говорится, не поплыть по сугубо правовой части.

— Добрый день! — поприветствовал Денис клиентку на итальянском, войдя в переговорную. Он с семьей три года подряд ездил в Италию в отпуск, и итальянский ему очень нравился. Последний год он даже худо-бедно занимался с репетитором, так как давно хотел осилить еще один язык в дополнение к английскому. — Меня зовут Денис, — продолжил он на итальянском. — Вы говорите по-английски?
— Да, конечно! — приветливо улыбнулась ему эффектная женщина. На вид ей было лет 38, хотя хуже всего на свете Денис умел угадывать возраст людей по внешности. — Меня зовут Франческа, очень приятно познакомиться, — продолжила она уже на английском. — Мой английский хуже итальянского, но лучше русского, хотя я могу и по-русски попробовать, если что!
— Давайте на английском, — мягко ответил Денис. — Главное, чтобы вам было комфортно.
— К сожалению, Алла, наш адвокат по семейным делам, задержалась в суде, но у Дениса разносторонняя судебная практика, поэтому я предлагаю первично обсудить текущую ситуацию в его присутствии и просто понять, что у нас не гиблое дело в принципе-то. Я в паре слов дал Денису представление о вашем деле, — Сергей говорил исключительно уверенно.
— Никаких проблем, — ответила клиентка. — В целом ситуация моя понятна, думаю? Я журналист, последние лет 10 жила на две страны — Россия и Италия. Но больше Россия. Здесь я вышла замуж за Олега. Девять лет назад родился Карло, наш сын. Мы с Олегом развелись немногим больше года назад. О сыне мы не спорили, я уехала в Рим и взяла ребенка с собой. Он сносно говорит на итальянском и сейчас ходит в школу в Риме. У меня к моменту развода уже был кавалер, у Олега — девушка. Развод был обоюдным и лучшим решением для всех. Но как только Карло проговорился Олегу, что я собираюсь вновь выйти замуж… Не знаю, то ли это мужская гордость… В общем, он мне прислал какую-то ссылку на сайт, по-моему, суда, что ли… Вот, посмотрите, — она протянула Сергею планшет. Сергей взглядом попросил Дениса посмотреть.
— Да, это ссылка на картотеку дел. Он действительно подал иск об определении места жительства ребенка и о взыскании алиментов. Предварительное заседание будет через месяц, — водя пальцем по экрану, сказал Денис.
— Через месяц? — глаза Франчески стали испуганными. — То есть как через месяц? Всего лишь месяц? Так скоро?
— Нет-нет, — попытался успокоить ее Денис, — это будет предварительное заседание. Такие дела быстро не решаются — привлекаются органы опеки, они должны дать свое заключение, могут проводиться экспертизы… В общем, дело может затянуться и на полгода, и на год, да потом еще апелляция…
— Ну тогда это другое дело, — сказал Франческа, бросая взгляды то на Сергея, то на Дениса, — я же ведь консультируюсь и со своими итальянскими адвокатами тоже, чтобы возбудить аналогичное дело в суде Рима.
— Очень хорошо, — сказал Денис, — хорошо и правильно. Тут у нас две страны, надо будет посмотреть Гаагскую конвенцию — я не помню, участвует ли в ней Италия. Да может, удастся вообще перетащить рассмотрение дела в Италию. В общем, нам нужно будет совместно с вашими итальянскими адвокатами разработать адекватную реализуемую стратегию и следовать ей.
— А вы сможете представлять здесь мои интересы? — подход Дениса явно понравился женщине.
— Ну, по правде говоря, я специализируюсь на налого…
— Безусловно, сможем! — не дал ему договорить Сергей. — Денис опытный адвокат, ему будет помогать Алла, с которой я познакомлю вас немного позже.

Спустя полчаса Денис зашел к Сергею:
— Сереж, это что такое было? Где я и где семейные споры?
— Дэннище, все путем будет. Тетеньку ты очаровал, она тебя увидела, услышала. Тем более у Алки английский не флюэнт. Она будет делать содержательную работу и ходить с тобой в процесс, а ты будешь взаимодействовать с Франческой и ее итальянскими лойерами. Ее нынешний бойфренд работает в обувном бизнесе на топовой позиции, оплата будет норм.
— Да тут не только вопрос оплаты, тут еще… — он не успел договорить из-за зазвонившего телефона. «Тиш! — раздалось на том конце. — Две полоски!»

Глава 4 

— Дай еще раз посмотреть, — Денис взял в руки тест на беременность. — Аж не верится…
— Ты рад?
— Конечно, рад! — Денис поцеловал жену.

Он очень редко целовал ее, не испытывая в принципе особой потребности в этих поцелуях, да и не горел желанием показывать ей свои чувства. Он вообще был скуп на эмоции по отношению к жене. Саша к этому давно привыкла, хотя и не смирилась, но в целом ее все устраивало. Она не закатывала мужу скандалов и вообще не считала себя вправе открыто требовать от него внимания. Когда они с Денисом только переехали в Москву, у Саши стремительно закрутился роман с коллегой, который закончился расставанием с Денисом, быстрым Сашиным замужеством, столь же быстрым разводом и возвращением к Денису. Они никогда не вспоминают те события. Часто на оступившуюся женщину наклеивается ярлык «изменив однажды, изменит дважды», но это было совершенно не про нее: Саша стала действительно преданной женой. Она не сдерживала, не уговаривала себя быть верной мужу, а просто поняла после всего, через что они прошли, что никого она больше не полюбит так, как Дениса, и что в ее жизни есть место только для него. Саша старалась не показывать это мужу, но в ней постоянно жил страх, что Денис встретит другую женщину и уйдет к ней, завершив давно открытый гештальт, а у нее не будет даже морального права сказать ему хоть слово против.

Саша была первой и единственной женщиной Дениса. Он никогда не был уверен точно, любит ли ее или считает, что любит. В школе Денис был слабым, хлипким мальчиком. Девочки в его сторону не смотрели, да ему это и не было особенно интересно. Вообще, школа была главным кошмаром его и без того не самого радужного детства — учеба легко не давалась, хотя с грехом пополам он все же был хорошистом. С ожиданием все той же средненькой успеваемости и не самой высокой репутации среди сверстников Денис поступил на юрфак, где каким-то до сих пор непонятным ему образом раскрылся — сразу и без усилий расположил к себе однокурсников и преподавателей, «отл.» в зачетке с лихвой перекрывали редкие четверки, а спустя пять лет учебы, перед самым выпуском, декан сообщил, что Денис в числе трех других студентов с курса вышел на красный диплом.

На одной из студенческих пьянок к нему подошла подвыпившая Саша и полезла целоваться. Денис скрывает от нее до сих пор, но именно этому поцелую (первому поцелую в жизни восемнадцатилетнего Дениса!) обязаны они своими отношениями и вообще всей их семьей. Для Саши это было просто пьяное развлечение, но Денис, всегда сочетавший в себе целеустремленность с некоторой наивностью, воспринял этот поцелуй чуть ли не как «теперь я обязан на ней жениться!»

Он начал ухаживать за Сашей, и очень быстро, незаметно для себя, она его полюбила.

Глава 5

Со временем Денис решил сократить число тренировок с тренером и все чаще занимался один. А ведь еще несколько месяцев назад он бы не поверил, что в его лексикон войдет «жим лежа» или какие-нибудь там «выпады с гантелями».

«Ну что, попробуем», — сказал он сам себе, ложась на скамью под гриф после недолгой разминки. Первые два подхода в целом удались, и Денис решил немного увеличить вес. «Три, ч-ч-четыре… Давай хотя бы на шесть!» — командовал он себе. Изо всех сил выжимая штангу, он понял, что теряет контроль. «Эй, эй! Дружище! — услышал Денис и почувствовал, как штанга поддалась и резко и легко пошла вверх. — Разве можно такие веса без страховки делать!»

Над ним нависло лицо спасителя, не давшего штанге придавить Дениса.

— Что, подстраховать тебя?
— Ну да, если можно, — сказал Денис.
— Лан, ты отдохни минутку, а я пока сам тут сделаю, ага?
— Не вопрос.

Парень лег на скамью и уверенными движениями стал жать штангу. Денис встал над ним, готовый в случае чего подстраховать. Он наблюдал, как с каждым рывком напрягается, вздымаясь, грудь парня, обтянутая белой майкой, и как красиво проступает вена на плече. Денис хотел именно такую фигуру — не прокачанную гору мышц в погоне за весом, а стройное, но крепкое пропорциональное тело с расправленными широкими плечами, плоским животом и узким тазом. Ничего не убрать и не прибавить. Парень встал со скамьи и, поменявшись местами с Денисом, внимательно смотрел, как Денис, изо всех сил стараясь не ударить в грязь лицом, выжимает штангу. «Давай! Давай еще! Ш-ш-ш-шесть! Семь! Восемь! Давай восемь! Давай, давай, давай! Последний, восьмой!» — штанга со звоном встала на место. «Всё! Тебе, наверно, хватит на сегодня жима, — усмехнулся парень, — а я пока еще здесь поделаю, м?»

Денис, стараясь отдышаться, кивнул, взял с пола бутылку с водой и поплелся к гантелям продолжать выполнять сегодняшний план.

Теплая, почти прохладная вода в душевой приятно ударила в спину Денису. Он вообще любил стоять под водой — ему казалось, что она питает его тело и вымывает остатки мыслей и тревог, которые не может переварить сознание. В душевую вошел тот самый парень в одном полотенце. Он повесил полотенце на крючок и встал под соседний душ. Денис машинально оценил обнаженную фигуру, которая без одежды смотрелась куда более впечатляюще. «Прям как у Кена, с ума сойти!» — подумал Денис. Его взгляд рефлекторно скользнул ниже по телу парня и… глаза Дениса стали широкими от удивления. Он не сразу смог понять, то ли у парня случилась слабая эрекция, то ли природа так щедро его наградила, но это был не просто член, болтающийся в промежности, как у всех — у кого-то больше, у кого-то меньше. Массивный член, увенчанный крупной головкой, только наполовину прикрытой кожицей, свисал вниз сантиметров на двенадцать. Парень как ни в чем не бывало намыливал свое тело, а Денис, крутя головой по сторонам, чтобы не вызывать подозрений, при любом удобном моменте снова обращал свой взгляд к члену. Он почувствовал обильное слюноотделение, жадно сглотнул, а внутри все заколыхало, когда Денис начал осознавать, что у него совершенно неконтролируемо наступает эрекция. К счастью, он стоял в самом углу душевой и мог хотя бы отвернуться к стенам. Сорвав с крючка свое полотенце, Денис обмотался им и поспешил вернуться в раздевалку.

Наспех вытерев тело, он нацепил трусы и брюки. Сердце стучало без остановки. Из душевой вышел тот парень — его плечи были усыпаны каплями воды, которые стекали по груди и соскам. Денис быстро надел футболку, выпил протеин, взял спортивную сумку, закрыл шкафчик и направился к выходу. Проходя мимо парня, надевающего трусы, он не смог устоять и мельком еще раз взглянул на его член, который маняще колыхался от каждого движения владельца, пока не скрылся в трусах, но даже через них четко проглядывались очертания головки.

Денис не помнил, как доехал до дома. Он зашел в ванную и закрылся. Сознание было затуманено… Он кончил мощно и бурно. Денис не любил мастурбировать — он начинал чувствовать себя жалким, хотя и отдавал себе отчет в том, что это просто его заскок. Если у них с женой долго не было секса, он пускал в ход свои руки только тогда, когда дело доходило до физиологического дискомфорта и терпеть было уже совсем невмоготу. Сексом с Сашей они занимались не очень часто, причем Денис понимал, что жене не хватало секса, но он не испытывал к ней сумасшедшего влечения. Лишь в последний год их жизни секса стало больше, когда они открыли доселе запретный плод — анальный секс. Денису всегда хотелось попробовать это, но он не решался предложить жене, а когда они наконец попробовали и распробовали, обоим понравилась эта практика, и анальный секс занял сначала место редкого экзотического десерта, а со временем и вовсе перекочевал в разряд полноправных основных блюд.

Он сел на край ванны и включил воду — ему хотелось наблюдать за ее течением и слышать ее звук.

«Семь лет…» — отдышавшись и успокоившись, он пытался вспомнить свой последний раз.

Глава 6

Денис плохо помнит, когда он впервые осознанно понял, что мысль о сексе с мальчиком его возбуждает ничуть не меньше, чем фантазия о девочке. Лет в 14 ему вдруг стали сниться сны, в которых он делает минет однокласснику. Эти сны его и пугали, и завораживали одновременно. Справедливости ради стоит заметить, что период подростковой мастурбации прошел у него в мыслях именно о девочках — Денис знал, что есть геи и что они занимаются сексом в попу, но его это скорее отпугивало, чем привлекало. К моменту, когда у них с Сашей начались отношения, он был абсолютно убежден, что то возбуждение, которое он иногда чувствует, видя высокого худощавого парня на улице или в маршрутке — это не более чем просто вышедшая из-под контроля фантазия. Эрекция во время первого робкого петтинга с будущей женой у него была каменная, а возбуждение — совершенно сумасшедшее. Как ему казалось, он сумел обуздать свои «не те» фантазии и закрыть их на замок.

В период их разрыва с Сашей Денис не имел представления о том, как дальше сложится его личная жизнь. Ему казалось, что на вчерашнего студента-доходягу не позарится ни одна нормальная девушка, но потом к нему стало приходить понимание, что ему и не хочется девушку. Он хорошо помнит момент, когда его посетила абсолютно осознанная мысль наконец-то попробовать это с парнем, и он создал анкету на сайте знакомств прямо с рабочего компьютера, оставшись поздним вечером один в офисе юридической фирмы. Реакция на фото его полуобнаженного худощавого тела не заставила себя ждать — «Отсосешь?» и «Секс?» сыпались каждые две минуты. Кому-то он отвечал, с кем-то флиртовал… Впрочем, он сразу же стал себя убеждать, что все это точно не для него, и до встречи дело так и не дошло. А спустя пару месяцев к нему вернулась Саша.

Через несколько недель после свадьбы он приехал в офис в выходной день — на носу было судебное заседание, а на работе он мог изучить всю нужную ему судебную практику. «Интересно, а мне писал кто-нибудь?» — с этой мыслью он зашел на сайт. Удалив однотипные входящие сообщения, он стал просматривать профайлы парней, которые были онлайн. Его внимание привлекла фотография стройного парня, точнее — его воинственно торчащего члена. Он рассматривал ее, наверное, пару минут, когда вдруг увидел, что от этого парня пришло сообщение: «Симп! Приедешь? Я один, живу на Тульской». У Дениса заколотилось сердце. «Я же не могу до старости откладывать! И вообще, я всегда был ей верен, а она меня предала. Я же не с девушкой собираюсь…»

Он ответил согласием, узнал адрес, оставил включенным скайп на компьютере, чтобы для Саши быть онлайн, и поехал.

— Эй? Ты чего такой? — спросил парень, глядя, как нервничает Денис.
— Да не, все ок.
— Первый раз, что ли?
— Нет, конечно, — соврал Денис.

Парень начал его раздевать, после чего сам снял брюки и трусы. У Дениса стало темно в глазах, когда он дотронулся до члена. «Надо же, какой необычный на ощупь — совсем не то, что свой трогать» — пронеслось у него в голове. Волнения у него было больше, чем возбуждения. «Становись!» — негромко сказал парень, кивая в сторону разложенного дивана и выдавливая из тюбика смазку на член в презервативе. Денис уставился на его член. «Ты чего? Пососать сначала хотел?» — спросил парень, распределяя смазку по члену. Денис невнятно помотал головой в разные стороны и встал на колени, облокотившись на подушку. Парень очень долго не мог войти в Дениса. «Бля, никак… Ты точно не девственник?» — донеслось его недовольное бурчание сзади. Вдруг Денис почувствовал острую, пронизывающую боль: одним резким движением парень вошел в Дениса и уперся лобком в его ягодицы. Постояв так некоторое время, парень начал слегка двигаться. Денис изо всех сил сжал зубы и зажмурил глаза, стараясь громко не стонать. Боль была дикая. «Это мне в наказание! Так мне и надо», — думал он. Парень вдруг начал двигаться быстро и грубо. Боль стало трудно терпеть. «Помедленнее… — едва слышно прошептал Денис. — Ну пожалуйста». Темп не был сбавлен, и Денис услышал: «Кто же трахается в задницу медленно». Парень ускорился еще сильнее, вскоре застонал и затих.

— Давай пока фотки мои посмотрим, а потом я тебя еще раз трахну?
— Давай.

Денис сел на стул рядом с парнем, ощущая, что колечко никак не может сомкнуться. На фотографиях были какие-то полуразобранные машины, и парень что-то объяснял Денису, но тот его не слушал, находясь словно по ту сторону реальности от боли и неприятия произошедшего. Парень начал поглаживать свой член, и вдруг Денис услышал: «Твою ж мать! Гандонов, кажется, нету больше». Денис твердо решил, что надо идти на все до конца, чтобы запомнилось на всю жизнь и отбило охоту на будущее. «Хочешь, я отсосу?» — спросил он. Парень усмехнулся: «Это тебе до утра сосать придется — я тока от анала кончить могу. Пойдем в аптеку сгоняем, у нас на первом этаже есть».

Они оделись и спустились вниз.

— Ща, постой, подожди меня на улице, не будем вместе заходить, — сказал парень.
— Слушай, я не хочу что-то больше.
— Да ладно? Ну, я тебя не буду ж заставлять. Точно не хочешь? А то потрахались бы еще.
— Мне просто больно было очень, и второй раз я уже не смогу.
— Нда… Надо было разработать тебе, наверное. Ну лан. Давай тогда. Пиши, если захочешь еще встретиться, — и парень попрощался с ним жестом, отдающим честь.

Денис вернулся в офис. У него было чувство, что внизу у него дыра — анус горел. «Хорошо, что так случилось, — подумал он. — Теперь я знаю, что это. Это не мое».

Спустя полгода, однако, Денис повторил опыт уже с другим парнем. С ним Денис воплотил свою самую яркую сексуальную фантазию — он ощутил во рту член, и ему действительно понравилось. Но когда парень перешел к сексу, Денис опять почувствовал боль. Парень был аккуратен, боль в скором времени поутихла, и Денису даже в какой-то момент стало нравиться чисто психологически осознавать, что в нем находится член и что он приносит удовольствие этому симпатичному постанывающему парню, но все же ему хотелось, чтобы тот поскорее кончил. Случившийся буквально через несколько месяцев третий раз не сильно отличался от второго, за исключением того, что третий парень во время секса потянулся к Денису, чтобы поцеловать его, но Денис резко извернулся — сама мысль о том, чтобы поцеловаться с парнем, вызывала у него стойкое отвращение и чувство категорического неприятия.

Денис не помнит имени ни одного из этих трех парней. С ними не было никакого дальнейшего общения — каждый раз, как парень кончал, Денис себя тихо ненавидел за то, что не в состоянии был сдержать похоть, и все произошедшее стирал: и из памяти, и буквально — удаляя свою анкету. На отношениях с Сашей эта его вторая сторона жизни никак не сказывалась, что его приятно удивляло.

К моменту, когда у Дениса был третий и последний опыт с парнем, Саша была беременна Иришкой. Скрининг показал не очень хороший результат по крови, и врач, предположив, что это может быть инфекция, направила Сашу на дополнительные анализы. У Дениса в тот день внутри все оборвалось. «Я же предохранялся. Неужели… Да нет, быть не может! А вдруг из-за минета?»

Пока Саша сдавала кровь, он дал обещание (себе, судьбе, жизни), что больше никогда не посмотрит в сторону парней. Он ненавидел себя за то, что подвергал риску не только здоровье жены, но и жизнь их ребенка. Результаты анализов не показали никаких ЗППП, но на твердом решении Дениса поставить точку в своей гомосексуальной части жизни это никак не сказалось.

«Тиша, у тебя там все в порядке? Ты чего застрял?» — услышал Денис через дверь ванной голос жены. Он словно очнулся, все еще сидя на краю ванны и слыша, как журчит вода. Ему нечеловечески хотелось парня, хотелось ощутить в себе мужской член. «Семь лет», — промелькнуло в голове.

Глава 7

На следующий день Саша уезжала с Иришкой в Саранск к родителям.

— Тиша, может, поедешь все-таки с нами?
— У меня суд завтра — куда я поеду?
— Ну после суда приезжай. Ты ведь года четыре там уже не был.
— Я б еще столько же там бы не был. Вы через две недели уже вернетесь. Съездите спокойно без меня, а я пока поработаю.

Следующим утром Денис со своей коллегой, адвокатом Аллой Елисеевой, явился в суд на предварительное заседание. «На девять тридцать по иску Ведерникова Олега Владимировича к Палмери Франческе об определении места жительств ребенка. Пришел кто?» — спросила молоденькая девочка, выглядывая в коридор из двери зала судебного заседания. Денис и Алла поднялись со скамейки и прошли в зал. Со стороны отца никто не пришел. Разложив папки и разместившись за столом, адвокаты передали секретарю удостоверения, ордера и доверенности и в ожидании судьи стали отключать звук у мобильных. Через пару минут из совещательной комнаты вышла судья. Это была молодая женщина лет тридцати пяти, привлекательная блондинка с аккуратно забранными волосами, в очках в черной оправе. «Прошу всех встать!» — прозвучал голос секретаря в момент, когда судья направилась к своему судейскому месту.

— Пожалуйста, присаживайтесь, — голос судьи был звонким и приятным. — Полномочия секретарю передали?
— Да, уважаемый суд, — ответил Денис.
— Так, у нас явились представители ответчицы, адвокаты по ордеру и доверенности, я правильно понимаю? — спросила судья.
— Да, Ваша честь, — приподнявшись с места, ответила Алла.
— От истца у нас никто не явился, хотя они, по моим сведениям, надлежащим образом уведомлены о дате, месте и времени судебного заседания, — сказала судья, пролистывая том с делом. — Я так вижу, что у нас органы опеки никак сейчас не заявлены истцом. Суд будет их привлекать.
— Не имеем ни малейшего представления об органах опеки, уважаемый суд, — ответил Денис, хотя судья явно не ожидала реакции на свои комментарии. — Мы вообще не получали копию иска.
— Не получали? — переспросила судья.
— Не получали, Ваша честь, — Денис встал и продолжил: — Уважаемый суд, ответчица постоянно проживает на территории другого государства, в Италии, и, собственно говоря, мы сюда-то явились сегодня только лишь потому, что истец любезно прислал нашей доверительнице ссылку на сайт суда, и мы узнали, что подан иск и что назначено предварительное заседание.
— У нас даже не заседание, а досудебная подготовка. Скажите, а у нее в России, в Москве, нет регистрации? Какой-нибудь? — уточнила судья, оторвав пронзительный взгляд от дела и устремив его на Дениса.
— Нет, уважаемый суд, — ответил он. — К тому же госпожа Палмери длительное время, уже более года, не проживает на территории России, как и ребенок, о котором у нас спор. То есть мы считаем, что она вообще по состоянию на сегодняшний день надлежащим образом не уведомлена о заседании.
— Хм, ну раз ее адвокаты явились с полномочиями, значит, уведомлена, — возразила судья, — тем более, что у нас…

В этот момент открылась дверь, из которой показалась голова женщины.

— Я дико извиняюсь, — сказала женщина, открывая дверь все шире и постепенно проникая в зал, — мы представители истца. Очень извиняемся за опоздание. Вы позволите? — она полностью зашла в зал, и за ней показалась фигура пожилого мужчины.
— Ну проходите, чего же вы стоите, — кивнула им судья. — Но вообще-то мы уже минут пять, как начали. Вас это не смущает?
— Мы дико, дико извиняемся, — громко и услужливо звучал голос женщины. Это была коренастая, похожая на тумбочку дама лет пятидесяти с таким выражением лица, словно у нее накопились претензии ко всему человечеству. — Мы со всех ног неслись!
— Это не меняет сути. Проходите, — распорядилась судья, — и передавайте суду свои полномочия. Вы Ведерников? — спросила она, глядя на пожилого мужчину.
— Нет, Ваша честь, я его второй адвокат.
— Хорошо, передавайте мне свои полномочия. Я вот не пойму, вы органы опеки-то почему не заявили в иске сразу? Как мы без них это дело, по-вашему, должны рассматривать?
— Мы исходили из того, что суд их сам привлечет, — ответила адвокат отца.
— Мда, теперь-то уж точно привлечет, — с иронией ответила судья. — У нас ответчик говорит, что копию иска не получал, да еще и опека не привлечена.
— Ну как не получили, если они вон пришли? — женщина ткнула пальцем в сторону Дениса и окинула его недовольным взглядом.
— Я сейчас не намерена тратить время и выяснять это, — сказала судья.— Опеки нет. Это раз. Ответчик говорит, что не получал иск. Это два. Суду не ясно, по какому адресу уведомлять ответчицу. Это три, — обратилась судья к Денису.
— Уважаемый суд, мы сообщим вам адрес ответчицы для уведомления, просто сейчас у нас нет ее адреса, где она живет. Это в Риме.
— Суду не нужен адрес, где она живет. Суду нужен адрес, по которому ей направлять судебные извещения. Адрес вашего адвокатского бюро как ее представителей меня вполне устроит. Ладно, это позже. У меня мало времени. Записывайте. Четвертое мая, десять тридцать. И суд привлекает опеку к участию в деле.
— Ваша честь, я никак не могу четвертого, у меня суд уже назначен, — раздраженно обратилась к судье адвокат истца.
— У вас, я вижу, есть второй представитель. Или у него тоже суд назначен?
— Нет, — ответила женщина, — но наш клиент просил, чтобы мы именно вдвоем с ним…
— Четвертое мая. Десять тридцать. И ничего другого я вам предложить не могу, — отрезала судья, делая небольшую паузу после каждого слова. — Распишитесь у секретаря. До свидания.

Все присутствующие поднялись с мест, когда судья встала, подхватила дело и решительным шагом двинулась в свою совещательную комнату. Она грациозно прошла мимо собирающего свои вещи Дениса, который почувствовал едва уловимый приятный сладковатый запах туалетной воды и завороженно наблюдал за струящейся удивительно черной и фактурной мантией, увлекаемой судьей за собой. Последним, что он видел перед тем, как за судьей захлопнулась дверь, были промелькнувшие под порхающими полами мантии черные туфли на высоком каблуке с ярко-красной подошвой. «Вау, какая…» — подумал он.

Адвокат отца нервно засовывала свою доверенность в файлик и что-то бубнила под нос, очевидно, говоря о чем-то своему пожилому коллеге. Денис всегда испытывал какое-то чувство удовлетворения, когда молодые судьи без лишних церемоний общались с более старшими по возрасту представителями, которые, хочешь — не хочешь, вынуждены были подчиняться задаваемому судьей ходу процесса.

Глава 8

После работы Денис зашел в салон красоты к мастеру, у которого уже давно стригся. Впрочем, обычно стрижка сводилась к подравниванию средней длины волос, обильной филировке и окрашиванию — у него еще в студенчестве начали время от времени проклевываться седые волосы, а окрашивание, помимо решения этой проблемы, придавало его волосам более насыщенный и темный цвет, отлично подходивший к его ярко-голубым глазам.

«Давайте, наверное, еще сантиметра на четыре покороче в этот раз», — сказал он мастеру, решив, что в последнее время он слишком часто стрижется.

На улице было уже темно, когда Денис вошел к себе домой. Там было уютно и тихо. Он любил, когда семья уезжала. Ему как воздух необходимо было одиночество. Ненадолго — недели было вполне достаточно, чтобы побыть с собой и подумать о том, о чем не думалось в окружении жены и дочки.

Проверив почту и ответив на пару писем по работе, Денис стал раздумывать, зайти ли ему в свой давно заброшенный профайл на сайте гей-знакомств. «Я просто посмотреть», — пообещал он сам себе и усмехнулся, представив себя на месте Мишеньки из рассказа Носова про леденец. Сообщений было на удивление мало. «Как всегда, сплошные дрочеры, — подумал он. — Ну почему нет ресурса, где нормальные адекватные парни могли бы найти себе таких же». Вдруг он вспомнил, что на одном из форумов читал про приложения для мобильных с геолокацией для поиска парней. По ключевым словам он узнал название приложения, забил его в «АппСтор» и скачал. Испытывая волнение, он заполнил профайл, сделал пару фото полуобнаженного тела так, чтобы все еще худые, хотя уже и не дистрофичные руки и грудь выглядели более-менее презентабельно, и залогинился. Пару минут ушло на то, чтобы освоиться в программе. Первым, что поразило Дениса, было обилие парней, причем если не всегда красивых, то вполне неплохих собой. «Ну вообще! Ни в какое сравнение с сайтом не идет!» — отметил он про себя. Он отфильтровал анкеты, оставив только активов от 28 до 42 лет и ростом от 180 см — Денис сам был такого роста и не мог себя представить с кем-то ниже. Тут он увидел, что ему пришло письмо от клиента, и отвлекся на то, чтобы ответить. Пока он писал ответ, его мобильный без остановки пиликал. Отправив письмо, Денис взял мобильный в руки и увидел целую простыню запросов на открытие приватных фото, куда он поместил лицо. Он ответил нескольким парням и у некоторых сам запросил скрытые фото, параллельно пролистывая анкеты и пытаясь найти в этом разнообразии вариантов наиболее территориально близкий к себе. Он совершенно не планировал ни с кем встречаться ни в этот день, ни позже. Все это нужно было ему только с одной целью — утолить интерес. В этот момент пришел очередной запрос на скрытые фото от парня, у которого на главной фотографии красовалась рельефная загорелая спина на фоне морских волн. Именно такая, как нравится Денису — не перекачанная, но вполне мускулистая. Открыв свою приватную фотографию, он запросил скрытое фото у этого парня, которого, если верить анкете, звали «Roman».

«Мммммм)))», которое написал Роман в ответ на открытые приватные фото, вызвало у Дениса улыбку на лице, заметно выделившись на фоне остальных сообщений.

Денис внимательно рассмотрел скрытые фото Романа. Это был высокий темноволосый кареглазый парень, весьма привлекательный. Возраст был указан 33 года. От парня пришло сообщение:

«А я вот еду от друзей. И очень хочется секса)»
«Так сразу?)» — попытался отшутиться Денис, которому, тем не менее, такая прямота скорее понравилась своей живостью и непосредственностью.
«Ну нет, конечно) Можно встретиться, попить кофе или просто посидеть в машине. Я же вижу, что ты где-то рядом)»
«Я тоже на машине, — ответил Денис. — Ты где территориально?»
«Живу в районе улицы Сельскохозяйственной, но у меня сейчас родственники дома. Может, на нейтральной территории?»
«Давай у метро „Ботанический сад“?» — предложил Денис.
«Ок) Давай минут через тридцать!»

Сердце Дениса бешено колотилось. Он сам того не заметил, как очутился в душе, а уже минут через десять оделся и пулей вылетел из дома, боясь опоздать.

«Я стою на аварийке у входа в метро, черная БМВ», — написал Рома, когда Денис парковался неподалеку. Последние дни марта выдались на редкость гадкими, промозглыми и дождливыми. Выйдя из машины, Денис открыл зонт, огляделся по сторонам и, увидев мигающие оранжевые огоньки черного купе, пошел на ватных ногах к машине.

Он наклонился к окну переднего пассажирского сиденья, помахал рукой сидящему за рулем силуэту, открыл дверь и со вздохом «Фу-у-ух, какой аквариум на улице!» плюхнулся в кресло.

Избитый сценарий, когда в жизни люди выглядят далеко не так, как на фото на сайтах знакомств, воплотился и в этом случае. Только с точностью до наоборот. За рулем сидел стройный подтянутый красивый парень в очках, который легко улыбнулся Денису, после чего отвернулся, поднес ко рту левую руку с сигаретой в изящно согнутых пальцах, затянулся и выдохнул дым в приоткрытое окно. «Рома», — сказал он, поворачиваясь обратно и протягивая руку. «Денис», — прозвучало в ответ. Денис зачарованно смотрел на Рому, который, в отличие от Дениса, был невероятно спокойным и излучал уверенность. Тонкие черты лица, выраженные скулы, чуть острый нос, большие карие глаза с пушистыми ресницами, объемные губы — Рома показался Денису обворожительным. Он был в темно-фиолетовой водолазке и темно-синих джинсах. От него пахло табаком и арбузной жвачкой. Денис, который бросил курить много лет назад и обычно морщился от сигаретного дыма, будет помнить это сочетание до последнего своего вздоха.

— Ну-у-у-у… Рассказывай! — сказал Рома. Его голос звучал очень мягко и уверенно, в нем улавливалась улыбка.
— Ну, я Денис, — робко начал Денис.
— Что ты любишь в сексе, Денис? — он поставил акцент на имени, а в голосе чувствовались одновременно внимание и ирония. — Ты же пасс?
— Д-да, — ответил Денис. — А ты ведь акт?
— А я ведь акт, — мягко ответил Рома, улыбаясь. — Но иногда и уни. Ты чего так нервничаешь?
— Да нет, ничего, я просто очень давно с парнями не встречался. Я ж би.
— С девушкой живешь?
— Да, — ответил Денис, не зная, как на это отреагирует собеседник.
— Женат?
— Нет, — сказал Денис, который предусмотрительно оставил кольцо дома.
— Ты отец?
— Нет, — Денис в этот же момент пожалел о сказанном, сразу вспомнив про Иришку, а потом сразу перевел тему. — А ты выглядишь гораздо моложе 33 лет! Я бы тебе больше 26 не дал!
— Так ты тоже не на тридцать выглядишь. Я бы тебя и за двадцатилетнего принял, — улыбнулся в ответ Рома.— Лучше скажи, что ты любишь в сексе?
— Ну-у-у, люблю… ну, сосать. Ну, анал. А ты расскажи? Что ты любишь? Мягко, жестко?
— Не, не, я сильно жестко не люблю, — ответил Рома, отвернувшись к окну, чтобы выдохнуть дым и выбросить окурок. — Ты обрезан?
— Нет.
— Замечательно. Не люблю обрезанные.
— Ну так я же пасс, — улыбнулся Денис.
— И что теперь? С твоим членом нельзя поиграть? — ласково сказал Рома, но звучало это не как вопрос. — Так. Чтобы не терять время… Давай сейчас отъедем куда-нибудь. Можем, конечно, что-то поискать в инете, какие-то варианты съема. Номер, например, или квартиру на час. Ну или можем отъехать в укромное место, поласкать друг друга.

Рома не предлагал. Он мягко и ровно говорил это так, словно они с Денисом все уже заранее распланировали. Денис хотел сказать, что не рассчитывал на секс на первой же встрече, и даже открыл рот, но не издал ни звука. Ему захотелось полностью отпустить ситуацию.

— Так значит, ты давно не встречался с парнями. И как давно? — остановив машину на светофоре, Рома повернулся к Денису, пристально посмотрел на него сквозь очки и, слегка облизав губы, улыбнулся, не открывая рта. Блестящие и словно прорисованные губы были хорошо видны Денису в свете фонарей и переливающихся капель дождя на лобовом стекле.
— Ну прям очень давно, — Денис думал, говорить ли правду, и потом все же решился. — Семь лет.
— Се-е-емь? — Рома широко распахнул глаза, но ни голос, ни интонация не изменились, оставаясь мягкими и приятными. — Чем же тебе так насолили парни?
— Да просто решил в какой-то момент, что надо завязывать «с темой». И стыд, и вечное разрывание на две стороны, понимаешь.
— Представь, понимаю. Я ведь сам не так давно принял себя геем, хотя у меня было ну прям очень много секса с парнями. Очень! И с девушками.
— Ого, — сказал Денис. — И много у тебя было девушек?
— Да я уж и не помню. Да не очень много. Штук тридцать, думаю, — спокойно ответил Рома. Чувствовалось, что он совершенно не собирался производить впечатление на Дениса этой цифрой, а просто отвечал на заданный вопрос.
— Тридцать?! — едва не вскрикнул Денис.
— Ну да, — спокойно и с легкой улыбкой продолжал Рома. — Мы с другом в студенчестве их пачками трахали. Хотя к тому моменту я уже и с мальчиком попробовал. С лучшим другом.
— Так ты би еще поболее меня будешь, — улыбнулся Денис.
— Сомневаюсь, что я би. Уже довольно долго, почти восемь лет, живу с молодым человеком. Но… Мужская моногамия весьма быстро выгорает, поэтому через какое-то время после начала совместной жизни я ему предложил что-то типа свободных отношений. Ему это не нравится, но я, если честно, не могу вот так — всю жизнь с одним человеком. Не потому что я… Как сказать… Просто и секса мало становится, и ты перестаешь его хотеть, начинаешь его воспринимать уже как друга, как брата…
— То есть у вас редко секс?
— Редко. Когда как. Когда пару раз в месяц, а когда и раз в месяц. Хотя в первое время у нас за ночь было два-три анальных секса и три-четыре минета, и так несколько раз в неделю. Мне очень много и часто надо.
— Ты поэтому и знакомишься?
— Ну в целом да, хотя меня просто ужасно достали эти разовые трахи. Вот серьезно. Я бы очень хотел найти себе постоянного любовника. У меня был такой — мы больше года встречались, я влюбился в него сильно, но он трахался со всеми направо и налево, поэтому я решил с ним порвать.

Пока они разговаривали, Рома нарезал круги в поисках укромного места. Они заехали на тихую, усаженную деревьями улицу и встали между стоящими у обочины грузовиками. Лил сильный дождь, на улице было темно и безлюдно. Рома убавил музыку и отстегнул ремень безопасности. У Дениса в груди бушевал огонь — все горело от предвкушения. Еще никогда в своей жизни он так сильно не хотел парня. Он неожиданно для себя потянулся к Роме и потерся подбородком о его плечо. Ощутив, как Рома приобнял его, Денис поднял голову выше и взглянул Роме в глаза. Рома снял очки, пристально посмотрел на Дениса и облизал губы. Денису подумалось, что если понятие секса и имеет материальную форму, то такой формой может быть только лицо Ромы в этот момент. Денис потянулся к Роме и поцеловал его. Это было сумасшедшее, феноменальное для Дениса ощущение… На вкус и ощупь мужские губы оказались совершенно не такие, как женские — они были более вкусными и более ощутимыми. Он почувствовал руку Ромы у себя на голове. Поцелуй затянулся, стал более глубоким и влажным. У Дениса была сильная эрекция. Правая его рука коснулась щеки Ромы, затем заскользила вниз по его груди, чувствуя через тонкую водолазку каждый сантиметр упругого тела. Он наткнулся на ремень, коснулся пальцами большой холодной пряжки и дотронулся до ширинки. Оторвавшись от губ Ромы, он еще раз посмотрел в красивые карие глаза — ему хотелось смотреть на них и на это лицо снова и снова. Рома тем временем, совсем не церемонясь, запустил руку под джинсы Дениса. «Оу… Как ты возбужден!» — улыбнувшись, шепнул он и стал расстегивать пуговицы на ширинке джинсов Дениса. Денис же дрожащими руками расстегивал ремень Ромы — пальцы словно не были подконтрольны своему хозяину. Денис впервые за долгие годы почувствовал в своей руке член парня. «Как будто и не было этих семи лет!» — говорило его подсознание. Рома немного приспустил свои джинсы, и Денис нагнулся и провел языком по члену. Он даже сам не понял, почему ему захотелось сделать именно так. Когда он наконец взял в рот головку, у него вырвалась смесь стона и выдоха — он почувствовал почти физическое удовольствие. Член Ромы был объемным — Денис старался открыть рот как можно шире. Высунув язык, как в гей-порно, он с силой насадился ртом на член, стараясь взять его в горло, и в какой-то момент ему даже показалось, что член проник довольно глубоко, но рефлекс заставил Дениса закашлять, и он машинально отстранился. «Умничка», — ласково сказал Рома, рукой заставив Дениса поднять голову и сесть обратно в кресло, после чего сам наклонился к члену Дениса. Денис сильно заволновался — его никогда не возбуждала мысль о том, что парень делает ему минет. Но как только он ощутил свой член во рту Ромы, волнение притупилось. Когда Рома поднялся, Денис провел рукой по его волосам и жадно поцеловал его, а потом вновь опустился к члену. Он старался взять его все глубже и глубже, хотя рвотный рефлекс то и дело словно сам выталкивал член изо рта Дениса. «Как же у Саши получается долго держать его так глубоко…» — удивился он. Денис чередовал рот и свою руку, двигая ей все энергичнее. «Подожди секунду», — Рома достал откуда-то пачку бумажных платочков. Пока Денис вытаскивал салфетку, Рома яростно мастурбировал. Почувствовав, что Рома сейчас кончит, Денис поднес свою руку с салфеткой к его члену, а сам целовал грудь Ромы через водолазку. Рома застонал и кончил. Спустя несколько секунд он выбросил мокрую салфетку в окно, достал новую — для Дениса — и тут же взял в руку член Дениса. Его движения стали резкими и быстрыми. Возбужденный до предела, Денис издалека почувствовал накатывающий оргазм. Рома буквально впился в его губы, еще сильнее нарастил темп, и Денис, содрогаясь, разрядился. «Какой умничка», — услышал Денис в момент оргазма, не понимая, звучат ли эти слова по-настоящему или же это просто звон в ушах.

— Добрый вечер! — шепнул ему Рома и поцеловал в щеку, когда Денис обмяк в кресле. Он бережно вытер член Дениса салфеткой и выбросил ее в окно. — Упс! Кажется, мы немножко испачкали тебе джинсы.
— Ничего, — едва слышно ответил Денис. Он чувствовал грусть. Впервые ему было грустно не потому, что он сожалел о случившемся, как в юности, а от того, что все это закончилось. Он не испытывал ни стыда, ни угрызений совести — только сладкую усталость и необъяснимую тягу к Роме. И грусть.
— Ну что, поедем обратно к метро? — предложил Рома.
— Ага, — ответил Денис, которому на самом деле нисколько не хотелось расставаться.
— Так. Теперь, раз уж мы с тобой так близко познакомились, — улыбнулся Рома, поворачивая руль, — расскажи мне немного о себе. Чем ты занимаешься?
— Я работаю в сфере финансов, — соврал Денис, сам не понимая, почему бы не сказать правду. — А ты в какой сфере работаешь?
— В юриспруденции.

«Твою ж мать! — прошипел про себя Денис. — Вот как теперь ему правду сказать, чтоб не выглядеть совсем уж идиотом?»

— И что же ты конкретно делаешь в финансах? Ну скажи же, что это финансовые махинации, умоляю тебя, — улыбнулся Рома.
— Ну нет, не махинации, конечно. Так… Просто один небольшой фонд.
— У-у-у, как интересно! И во что же он инвестирует?
— В основном, в IT-индустрию, — Денис врал напропалую и кожей чувствовал, как краснеет его лицо, а главное, он не понимал, почему бы не сказать, что они коллеги. Но, как ему казалось, было уже поздно. — А ты где именно работаешь? В юридической фирме? Или в инхаусе?
— На госслужбе, — ответил Рома.
— Хорошо же получают госслужащие, — ответил Денис, окинув взглядом салон машины.
— Я тебя умоляю, это ж не «икс пятая». Надо уметь зарабатывать, и неважно, где ты работаешь.

Они подъехали к месту их встречи и остановились.

— Ну что, встретимся через семь лет? — Рома подмигнул Денису.
— После того, что было, мы точно встретимся раньше, — улыбнулся в ответ Денис.
— Если серьезно, ты мне понравился. Я хочу с тобой еще раз встретиться. Хочу тебя, хочу секса с тобой.
— Я тоже хочу.

Денис потянулся к Роме и легонько поцеловал его в губы. На самом деле он не знал, будет ли вторая встреча — привычка забывать о парне навсегда после первого же раза уже давно приобрела характер рефлекса, а потому Денис изо всех сил старался запомнить эти секунды поцелуя как, наверное, одного из самых волнующих событий последнего времени.

Он вышел из машины и постоял на улице некоторое время, глядя, как Рома быстро уезжает в дождь, после чего направился к своей машине. Взглянув на телефон, он увидел целую кучу сообщений от жены, на которые решил ответить сухим: «И я тебя люблю».

Дома Денис включил телевизор для фона и открыл ноутбук, чтобы проверить почту. Ни о чем и ни о ком другом, кроме как о Роме, думать не получалось. Чтобы хоть немного дать эмоциям выйти наружу, он решил зарегистрироваться на популярном гей-форуме, который читал несколько лет назад. Выбрав подходящую на его взгляд аватарку и написав пару слов о себе, он зашел на форум и первым делом подробно, просто так, описал произошедшее с ним. Комментарии не заставили себя ждать: «О, в полку пополнение!», «Вы, бишки, все уроды — женам изменяете, скачете по членам и парням нормальным головы морочите!», «Дэнни, очень понравилась твоя история, если это все правда, конечно!»

Комментариев было приличное количество, но Денис отвечал не всем — ему очень хотелось спать.

Поздно ночью от Ромы через приложение пришел смайлик с поцелуем и пожелание спокойной ночи.

Глава 9

Проснувшись следующим утром, Денис понял, что всю ночь видел во сне Рому. На какой-то миг, в первые секунды пробуждения, ему показалось, что все случившееся вчера было сном, и он даже потянулся за мобильным, чтобы удостовериться в реальности произошедшего.

Он переписывался с Ромой едва ли не целый день. Казалось, что они поговорили обо всем на свете — и о сериалах, и о музыке, и об иностранных языках. С каждым новым сообщением от Романа Денис все больше думал о нем и все с большей неохотой отвечал на сообщения от жены. «С ума сойти! Неужели у меня появится любовник…» — эта мысль показалась ему абсолютно уместной и приемлемой. В голове у Дениса прочно сидели слова Ромы о желании найти постоянного любовника. С учетом того, что ни Денис, ни Рома не были свободны, их связь представлялась Денису небольшим мирком, в котором есть место только им двоим, без ущерба для их вторых половин. Идеальный вариант во всех отношениях.

«Доброе утро! Как насчет пообедать сегодня?» — пришло Денису от Ромы на следующий день. Он испытал воодушевление, осознав, что увидит Рому еще раз. Ответив согласием и договорившись о времени ланча, Денис стал с нетерпением ждать обеда. Он смотрел на часы каждую минуту — время тянулось, как резина. Наконец в назначенный час Денис сорвался с места и помчался к метро.

Весна потихоньку отвоевывала свое место — погода в этот день была сухой и едва теплой. Увидев Рому, стоящего у входа в ресторан и погруженного в свой телефон, Денис заволновался и ускорил шаг, почти побежав к нему. Молодые люди поздоровались.

— Ой! — сказал Денис, смущаясь.
— Что такое? — улыбнулся ему Рома.
— Да нет, я просто тебя каким-то другим, что ли, запомнил.
— Неужто страшный?
— Нет, что ты! Ты прекрас… Ты… Ты красивый! Оу…
— Пойдем! — довольно хмыкнул Роман.

За ланчем они взахлеб обсуждали страны, в которых бывали, потом прошлись по машинам, по домашним животным и по студенческим временам.

— А твоя жена тоже из Саранска?
— Да, она тож… — тут Денис замолк и уставился на Рому.
— Все в порядке, — улыбнулся тот, невозмутимо накручивая пасту на вилку, — у тебя кольцо на пальце.
— Вот бли-и-ин… — закатил глаза Денис. — Сильно по-идиотски выглядит?
— Нет, не сильно, лишь чуть-чуть, — пошутил Рома. — Так, а теперь скажи, что с детьми?
— Дочка, Ириша. Взрослая уже, восьмой год идет, — ответил Денис и уже хотел было сказать, раз уж пошла такая пьянка, что никакой он не финансист, но, вспомнив, как только что он нес ахинею о студенческих экзаменах на экономическом факультете, решил, что в очередной раз за последние пять минут идиотом себя чувствовать не готов.
— Ну что же, что? Говори! — сказал Рома Денису, который был загипнотизирован своим собеседником. — У меня что-то не так с лицом? С одеждой?
— Что ты, все прекрасно. Просто ты так сексуально облизываешь губы, — очнувшись, сказал Денис.
— А ты так громко об этом говоришь, что сейчас официантка принесет нам корзину с фруктами за счет заведения!
— Ой, да, — смутился Денис. Уже не в первый раз он чувствовал себя мальчишкой по сравнению со своим новым другом.
— Ну что, пора снова за работу? — задорно сказал Рома, допивая облепиховый чай.
Честно поделив счет пополам, молодые люди вышли из заведения и пошли к метро.
— Мы ведь встретимся? — преодолевая стеснение, выдавил из себя Денис.
— Я очень хочу, да, — ответил Рома. — Послезавтра пятница, а по пятницам у меня есть возможность приходить на работу после обеда. М?
— А у меня вообще есть возможность работать из дома, — ответил Денис.
— Отлично! Так что? Может, попробуем послезавтра?
— Да, — ответил Денис и сглотнул слюну от волнения.
— Вот и прекрасно!
— Ром, а можно идиотский вопрос?
— М-м-м, ну давай.
— Ты, когда мы только первый раз еще переписывались, сказал, что у тебя дома родственники. Это ведь хрень была? Ты же из-за своего молодого человека решил на нейтральной территории встретиться?
— Как тебе сказать… На самом деле его не было дома, но это просто, понимаешь, не в моих правилах, и не в твоих должно быть, чтобы не пойми кого — я сейчас не про тебя — приводить сразу домой. Теперь-то я знаю, что ты нормальный парень, просто дома… Мы же там с ним живем. У меня когда был роман, я тебе рассказывал, то я того парня приводил тайком домой, и мне потом не по себе было — как вспомню, как мы с ним трахались и на диване, и на кровати, и на столе, и на подоконнике… Перед своим парнем было стыдно, что я типа осквернял наш с ним дом.
— А твой парень вообще не в курсе был?
— Ну как сказать… Он сразу понял, конечно, что у меня кто-то есть. Я же без памяти влюбился в гада того, а по человеку всегда заметно, если он сильно влюблен. Ну, он мирился, конечно, но до сих пор мне не простил того романа.
— И при этом вы вместе все еще живете?
— Ну да. Я хотел уйти. Вот когда влюбился в того гада, я сказал своему парню, что хотел бы разойтись. Даже был согласен, чтобы он какое-то время продолжал жить в моей квартире, пока что-то себе не найдет. Но он умолял не уходить. И скандалы были, и истерики. Он ранимая натура, музыкант. Мы же всю, считай, взрослую жизнь вместе — столько всего пережили, вместе сделали ремонты во всех своих квартирах, столько стран объездили. И так вышло, что он зависит от меня и в финансовом смысле, и в психологическом, причем не сказать, что по моей воле.
— Я тебя понимаю. У меня с женой так же примерно. Она сумасшедшей какой-то любовью меня любит, и такое чувство, что с каждым годом сильнее. И как будто в зависимости от меня находится. А я как-то совсем подостыл к ней в последнее время.

Они подошли к метро. Оба работали на одной ветке, но в разных направлениях. Первым пришел поезд Ромы. Они переглянулись, Рома обнял Дениса и шагнул в вагон.

— Дэннище, позвони нашей тете, ладно? — сказал Сергей, когда окрыленный Денис влетел в офис.
— А? Чего? — с недоумением спросил Денис.
— Франческа звонила. Хочет, чтобы ты с ее итальянскими адвокатами на звонок сел и обсудил решение ее вопросов с позиции итальянского правопорядка.
— А-а-а, понял. Ладно, я с ней созвонюсь, но только пусть они заранее шлют адженду, а то я сяду в лужу на звонке с ними. Хоть подготовлюсь, — ответил Денис.
— Тебе, может, лимончику?
— В смысле?
— Да ты сияешь! Никак от любовницы, — пошутил Сергей, хотя за Денисом всегда была нерушимая репутация исключительно верного мужа. Ни коллеги, ни друзья даже в теории не могли представить Дениса и Сашу не вместе.
— Нет ничего более скучного и примитивного, чем любовница, — ответил Денис.
— А что, была возможность проверить? — попытался подколоть его Сергей.
— Нет, я читал, — фыркнул Денис, довольный тем, что только одному ему понятно, какой смысл он вкладывал в свои слова.

У Дениса зазвонил телефон. Это была Наташа Карпова.

— Тихонов, есть минута?
— Для тебя даже полторы!
— Я быстро. Как думаешь, если я краткую апелляцию подаю, мне же можно пошлину не платить? Ее же все равно обездвижат?
— Нет, конечно. Не плати. Потом будет полный текст решения, тогда и заплатишь, когда будешь полную подавать.
— Я так и думала. Чё, как ты?
— Уф-ф-ф, Карпова… Да нормально.
— «Уф-ф-ф, Карпова» значит: «пипец, умираю»! Я тебя первый день, что ли, знаю? Что такое случилось?
— Потом расскажу. В старости.
— Так, я щас к тебе приеду и настучу доской по морде. Что такое?
— Ну все, хорош. Ничего не случилось. Все нормально. Давай потом, я сейчас на колл ухожу.
— На кол полез?
— Ага, на кол, — засмеялся Денис. — Давай, пока.

Никакого звонка у Дениса, конечно, не намечалось — он просто не хотел позволить Карповой раскрутить его на разговор, а ведь она умела делать это прямо-таки ювелирно.

Вернувшись в этот день домой довольно поздно, Денис решил пожелать спокойной ночи Роме. Он зашел в приложение и написал:

«Фууух, я сегодня ухайдокался на работе. Ща спаааать)»
«Давай, ложись!»
«Скорей бы пятница)»
«))) О, да!»
«А мы снимем ведь что-то? Или как?»
«Думаю, да. Варианты обычно есть — номер можно на пару часов снять. А в перспективе вообще можно будет снять квартиру».
«Ну да, если, конечно, количество встреч „окупит“ аренду», — ответил Денис, которому от сильного волнения сложно было набирать текст. Если бы Денис тогда только знал, что буквально через несколько недель он все бы отдал за возвращение к этому разговору… В его ответе не было бы никаких «если».
«Это правильный ход мыслей)»
«Ром, а у тебя все „нужное“ с собой будет?)»
«В смысле? Презервативы и смазка?»
«Ага…» — уточнение Ромы вызвало у Дениса сильное возбуждение.
«Да) А у тебя какие-то предпочтения по расходным материалам?)»
«Ром… Семь лет! Какие могут быть предпочтения) Тут уж что предложишь) Уфффф)»
«Я предложу самое качественное) Не переживай, я буду аккуратен».
«У меня просто опыта же почти никакого. Я как вспомню те свои разы в юности…»
«Все будет хорошо, соблюдем все правила)»
«В смысле — правила?)»
«Ну, во-первых, очень рекомендую тебе подготовиться. Сделать клизму. Это для твоего же спокойствия в том числе».
«Сразу перед сексом?»
«Ну не обязательно сразу. Просто не совсем задолго. И душ».
«Понятно…»
«Во-вторых, смазка. Ее не должно быть мало. В-третьих, аккуратность. Перед тем, как начать входить „в ворота рая“, надо очень аккуратно, сначала пальчиком, размять. Мы оба поймем, что ты готов».
«Какой ты молодец, что так осторожно… Не то что у меня было…» — сердце Дениса буквально выпрыгивало наружу. Вот он! Тот, кого так долго и так сильно желала, казалось бы, навсегда заснувшая вторая часть его личности. Вот он — живой, настоящий и такой фантастически сексуальный!
«Вот сейчас научу всему, а ты к другому ускачешь)»
«Хотел бы — ускакал бы раньше)»
«Ну… Мягко стелешь. Посмотрим… В-четвертых, нащупать в процессе то самое место».
«В смысле, простату?)»
«Да. Это очень приятные ощущения. В перспективе можно даже получить анальный оргазм, но мало кому удается. В-пятых, после секса нужен душ, ну и можно крем специальный нанести».
«Рома, я очень хочу тебя. Я так никого не хотел. Вообще не хотел кого-то конкретного. И мне очень понравился твой член)) Я ни разу не брал член глубоко в горло)»
«Мммм, ну я бы не сказал, что это было так уж глубоко) Глубоко — это чтобы член полностью погружался в горло, до самого основания)»
«Надеюсь, ты меня научишь. Хочу научиться именно с тобой ;)»
«Оооочень мягко стелешь)»
«Я совершенно серьезно! Мое предыдущее общение с парнями длилось максимум полчаса, и это на все про все, и потом разбежались навсегда!»
«Ладно, сделаю вид, что поверил) Споки!»
«Сладких снов)»

Дениса переполняли эмоции — и к Роме, и вообще по отношению ко всему, что происходило с Денисом в последние дни. Он вышел на форум поделиться своими переживаниями перед новым первым разом.

Глава 10

Следующим утром Денису позвонила Саша.

— Тиша, как дела? — звучал в трубке ее ласковый голос.
— Да все нормально.
— Ты там ешь хоть? Или голодаешь?
— Ем. С ребятами на бизнес-ланч хожу. Как вы сами? Как Ириша?
— Бегает, с котами играет, носится по всему дому! Говорит, что по папе скучает!
— Поцелуй ее за меня и скажи, что я по ней соскучился и люблю ее!
— А по мне?
— И по тебе, — Денис пытался сказать это максимально спокойно и естественно, чтобы скрыть сухость в голосе. — Все, ладно, у меня сегодня море дел еще. Поехал на работу.
— Тиша?
— А?
— Я люблю тебя.
— И я тебя.

Звонок наконец-то был закончен. Денис зашел с мобильного в приложение и увидел, что Рома еще оффлайн. После этого он заглянул на форум, пожелал всем доброго утра и написал пару шутливых комментов к постам. Несмотря на то, что новички на форумах часто подвергаются троллингу, Денис с самого начала очень аккуратно нивелировал все острые углы с проблемными форумчанами — где-то юмором, где-то стебом, где-то — умением промолчать.

После утренней тренировки Денис заехал в суд за исполнительным листом, съездил на встречу с клиентом и направился в офис. На сегодня был назначен звонок с итальянскими адвокатами Франчески Палмери.

Итальянские коллеги Дениса на редкость неуверенно изъяснялись на английском. Уровень языка у Дениса был на порядок выше, и ему часто приходилось по нескольку раз повторять им одно и то же.

— Но ведь ребенок и госпожа Палмери проживают в Италии! Почему их дело рассматривает российский суд? — удивлялись адвокаты.
— Дело в том, что господин Ведерников, помимо определения места жительства Карло, требует алиментов. И по российскому закону, если истец требует алиментов и имеет место жительства в России, российский суд вправе рассмотреть этот иск.
— А есть ли возможность попросить суд прекратить рассматривать это дело? — не унимались адвокаты. — Пусть суд распорядится, чтобы господин Ведерников обратился в суд Рима, и наш суд рассмотрит этот спор!
— Вне всяких сомнений, вероятность того, что суд так поступит, стремится к нулю. Тут есть и формальные основания, и сугубо практические. Закон прямо предоставляет российскому суду право рассмотреть такой иск и решить, соответственно, с кем из родителей будет проживать несовершеннолетний. То есть у судьи банально не будет юридической возможности мотивировать свое решение о прекращении этого дела.
— Нам кажется, что все это очень странно! Вы уверены?
— Странно это или нет, но мы должны исходить из того, что российский суд вынесет решение по этому спору. Другое дело, насколько ваши суды в Италии признают это решение и исполнят его.
— Да, мы как раз сейчас изучаем этот вопрос.
— Тогда напишите мне, пожалуйста, свое мнение. Так или иначе, мы будем делать все для того, чтобы суд принял решение в пользу нашей с вами общей доверительницы. Даже если Италия откажется признавать решение российского суда, принятое в пользу отца, мальчик же не будет прятаться в Италии до своего совершеннолетия.
— Дэннис, подскажите, когда будет следующее заседание?
— Следующее заседание состоится четвертого мая, — Денису не нравился тон, в котором с ним вели беседу, и в целом то, что ему как адвокату поступают какие-то советы и указания со стороны.
— То есть у нас есть чуть больше месяца, чтобы решить, будете ли вы просить суд прекратить рассмотрение дела, верно?
— Не вполне. Я не буду просить суд ни о чем подобном, как минимум чтобы не выглядеть глупо. Безусловно, если госпожа Палмери прямо проинструктирует меня заявить такое ходатайство, я его заявлю, но прежде предоставлю ей консультацию о перспективах и стратегических последствиях такого ходатайства. Она в понедельник будет в Москве, и мы сможем с ней встретиться и более подробно все обсудить.
— В таком случае держите нас в курсе!
— Непременно, — сухо ответил Денис.

Положив трубку, Денис взял мобильный, зашел в приложение и увидел «Доброе утро!)» от Ромы.

«Доброе! — ответил Денис. — Я вот только с переговоров вернулся. Как твой день?»
«Нормалек! Очень много работы. Позже спишемся, ок?»
«Ок! Я просто на всякий случай по поводу завтра хотел уточнить)»
«Завтра — как и договаривались)»
«Отлично, не буду отвлекать, работай)»

Поздно вернувшись с работы домой, Денис заглянул на форум спросить пару советов по практической части вопроса. «Купи клизму и за час до секса сделай! Несколько раз, до прозрачной воды!» — писал один парень. «Да ладно, не обязательно клизмой! Лучше шлангом от душа», — писал другой. «Диса, у тебя болеть потом будет с непривычки. Купи метилурацил в свечах и после секса поставь!» — говорил третий. Денис почувствовал некоторую панику. «Такого раньше никогда не было, — подумал он. — Конечно, ведь это не абы кто, это он…»

Денис спустился в аптеку, где, несмотря на поздний час, было много народу.

— Мне, пожалуйста, спринцовку и метилурацил в свечах, — тихо сказал он провизору.
— Спринцовку какую? 250? — громко переспросила женщина за кассой.
— Да, да, — сказал Денис, не имея ни малейшего представления, что значит «250». Он хотел скорее уйти отсюда.

Придя домой, он сходил в душ и побрил и без того ухоженные интимные зоны. Ему хотелось есть, но по совету форумчан он решил, что потерпит до утра, а проснувшись, позволит себе легкий завтрак.

Глава 11

«Доброе утро!) Как ты?» — написал Денис, не веря, что долгожданное пятничное утро наконец-то наступило. Ответа не последовало, хотя Рома был онлайн. Денис решил не терзать себя ожиданием, а пойти немного позавтракать и сесть за работу. Рома упорно молчал. Денис хотел написать еще, но боялся показаться слишком настырным. Он вообще не хотел, чтобы Роме было заметно его состояние окрыленности, если не сказать больше.

Было уже около 11 утра, когда Денис вспомнил слова Ромы о том, что по пятницам он может приходить на работу после обеда. «Обед уже через два часа наступит…» — думал Денис. В эту же самую секунду от Ромы пришло сообщение:

«Доброе, доброе) Я вот только позавтракал. Сейчас буду смотреть варианты».
«Отлично)» — ответил Денис, пытаясь контролировать сильное сердцебиение.

Спустя еще минут двадцать Рома написал:

«Че-то то далеко, то несвободно везде…»

Денис до сих пор не сказал Роме, что в эти дни семья у него в отъезде и что его квартира, в принципе, находится в их распоряжении. В голове у него стояла жесткая этическая преграда — он никак не мог представить, как изменяет жене у них же дома. Даже если это не другая девушка. Даже если это Рома. «С другой стороны, если просто минет…» — стал убеждать себя Денис. Он видел, что шанс встречи тает с каждой секундой.

«Ром, приезжай ко мне, а?» — написал он.
«Дэн, ты серьезно? Нет, я, конечно, очень хочу, я готов приехать. Точно все норм будет?»
«Да, жена на работе, дочка в садике».
«Так что, я выдвигаюсь?»
«Ром, приезжай. Я не знаю… Не обещаю ничего, это же наш с ней дом, ты сам говорил. Но хотя бы орально… Я хочу тебя, сил нет».
«Все ок)»

Денис написал Роме свой адрес и мухой влетел в ванную. Нервно распаковав коробку со спринцовкой, он сделал одно небольшое промывание. Он понимал, что анального секса не будет, но в свойственной ему манере не оставлял даже призрачной надежды.

Раздался звонок. Денис, одетый в джинсы и белоснежную футболку, побежал в прихожую открывать дверь, остановившись по пути напротив зеркала, чтобы убедиться, что выглядит нормально. Когда он увидел улыбающегося Рому, то едва не лишился чувств. «О, привет!» — весело сказал Рома, сняв олимпийку и оставшись в черной в рубчик майке, облегающей его тело. Денис подошел к нему, пожал руку и легонько поцеловал в губы. В эту секунду он очень четко, очень ясно и обстоятельно понял, как называется то, что он чувствует к Роме — влюбленность.

Рома осмотрел квартиру:

— Какая необычная планировка! У тебя уютно, — сказал он, размеренно прохаживаясь по комнатам.
— Спасибо, — улыбнулся Денис.
— М-м-м, так вот она какая, твоя жена, — Рома с интересом рассматривал магнитик на холодильнике с фотографией Дениса, Саши и Ириши.
— Ага, а это Иришка.
— Какая симпатичная девчонка! На тебя похожа. И ты здесь хорош! Волосы не такие короткие, как сейчас — тебе очень идет!
— Да я че-то решил покороче подстричься, причем прям в день нашей первой встречи!
— Не-е-е, отращивай волосы обратно! Тебе гораздо лучше, — сказал Рома.

Они пошли в комнату и встали напротив окна, из которого бил яркий апрельский свет. На улице стояла теплая погода — это был первый день в сезоне, когда нутром чувствуется, что весна наконец наступила. Денис увидел, что в окне едва заметно отражаются их силуэты — две высоких стройных фигуры, стоящие друг возле друга.

Рома слегка улыбнулся, снял очки и прижал к себе Дениса за талию. Денис сладко выдохнул, словно ждал этого сильнее всего на свете. Они начали целоваться. Денис, почувствовав такое знакомое сочетание сигарет и арбузной жвачки, водил руками по спине Ромы, который ревностно впился в губы Дениса и порой проводил по ним своим языком. Денис сцепил руки сзади за шеей своего любовника. Рома стал покрывать поцелуями сначала правую щеку Дениса, затем, опускаясь ниже, стал целовать его шею. Денис в полуобморочном состоянии откинул голову назад и еще раз взглянул в окно на их отражение. «Как эротично… Неужели это мы! Как в японском анимэ», — подумалось ему. Он словно сфотографировал глазами это отражение, чтобы не забыть его. Никогда.

Почувствовав, что Рома расстегивает ему джинсы, Денис положил руку на его ширинку и ощутил выпирающий бугор, после чего резким движением потянул за пряжку ремня в джинсах Ромы, стремительно опустился перед ним на колени, расстегнул ширинку и, отведя в сторону болтающуюся пряжку ремня, стянул джинсы со своего любовника. На Роме не было трусов. Сердце Дениса неритмично заколотилось, когда из джинсов буквально вывалился член. В отличие от того раза дождливым вечером в машине, сейчас Денис мог любоваться членом Ромы — угрожающе объемным, невероятно приятным своей гармоничностью и пропорциональностью. Сделав пару движений руками, Денис глубоко вдохнул и взял его в рот. Рома часто задышал, опустил руку к голове Дениса и упершимися в затылок пальцами словно подтолкнул его голову к своему паху. Денису не хватало воздуха, с непривычки рефлекс брал свое, но он не собирался останавливаться. Периодически выпуская член изо рта, чтобы сделать новый глоток воздуха, он с новой силой набрасывался на него, не жалея себя и стараясь принять его как можно глубже в горло. Руками он гладил ягодицы и бедра Ромы — упругие, приятно прохладные, пахнущие чистотой. Рома стал двигаться сильнее, из глаз Дениса брызнули слезы, он закашлял, издал не очень приятный звук, вытащил член и поднес кулак ко рту — ему показалось, что его сейчас вырвет. Но, сделав глубокий вдох, он взял себя в руки, поднял глаза на Рому, посмотрел на него снизу вверх и улыбнулся. «Какой ты сладкий», — шепнул ему Рома, наклонился и поцеловал Дениса. Он поднял руки сидящего перед ним на коленях Дениса вверх, стащил с него белую футболку, нагнулся и опять поцеловал его. Легким, но уверенным движением он будто попросил Дениса прислониться спиной к стене, после чего несколько раз постучал членом по его языку, нежно коснулся большим пальцем подбородка Дениса и резко вставил свой член ему в рот. «Ай, больно! — воскликнул Рома. — Не кусайся. Осторожнее с зубами». Денис смущенно извинился. Он старался контролировать свое дыхание, буквально сходя с ума от всего происходящего. Он положил руки Роме на ягодицы и стал прижимать его к себе в такт движениям. Рома же взял руки Дениса, завел их ему за голову, прижал его к стене и стал двигаться еще резче. Когда лишенный движений Денис в очередной раз закашлял, Рома спокойным, но уверенным тоном сказал: «Не давись, дыши». Подняв Дениса с колен, Рома раздел его полностью и окончательно разделся сам. Он лег на диван и попросил Дениса сесть на него сверху. Денис смотрел в глаза своему любовнику — они даже в эти секунды были умными, хотя в них и блестели похоть и возбуждение. Денис почувствовал, как Рома перебирает пальцами по его ягодицам и подбирается к дырочке. «Я хочу тебя, безумно хочу тебя в попку», — шепнул ему Рома, пристально глядя в глаза и целуя в губы. «И я тебя хочу…» — пробормотал Денис в ответ, не имея ни воли, ни желания возразить. «Ты готовился?» — спросил Рома. «Да», — смущенно ответил Денис. Рома улыбнулся, поцеловал Дениса, нежно столкнул его с себя, вскочил на ноги и направился в прихожую достать из сумки презервативы и смазку. У Дениса перед глазами была пелена, но даже сквозь нее он видел, как Рома возвращается к дивану и как с каждым его шагом покачивается стоящий член. Денису не было страшно, он даже не думал о боли. Он хотел только одного — чтобы именно этот человек вошел в него и насладился им. Рома попросил Дениса встать на колени и опереться на локти и стал аккуратно смазывать ему анус, проникая туда указательным пальцем. Почувствовав колечком ануса прохладу смазки, Денис инстинктивно сжался, но потом, сделав вдох, постарался расслабиться. Денису было немного больно, но он не подавал виду и лишь тихо постанывал, уткнувшись в подушку. После он услышал, как Рома надел презерватив, и тут же ощутил, как член Ромы уперся в его колечко. Денис не помнит, сколько времени прошло, но Рома долго не мог войти. Денис не сжимался, старался расслабиться, но у него никак не получалось пропустить толстый член в себя. Рома поцеловал его спину, и тут Денис ощутил резкую пронизывающую боль. Рома вошел головкой в Дениса, постоял немного без движения, после чего вышел. Сделав так несколько раз, Рома наконец вошел в Дениса до упора и начал двигаться. Денису было еще больно, он стонал, сжимая руками покрывало. «Тебе не больно?» — остановившись, спросил Рома. «Самую малость, мой хороший», — прошептал Денис.

Попросив Дениса лечь на спину, Рома закинул его ноги себе на плечи, выдавил еще немного смазки и одним плавным движением полностью погрузился в Дениса. «Какой ты сексуальный…» — сказал Рома. Денис вдруг где-то внутри почувствовал удовольствие, перемешанное с резью — наверно, член стал задевать простату. Он открыл глаза и увидел, как Рома, смотря на него, резко и быстро двигается, опершись на руки, и услышал, как его бедра со шлепками бьются о ягодицы Дениса. Денис закинул руки за шею Ромы, сцепил там кисти и потянулся губами к своему любовнику. В момент этого поцелуя он почувствовал себя таким счастливым, каким, казалось, не ощущал еще никогда. Рома ускорился еще сильнее. Денис изогнулся и подался грудью к Роме, крепко держа его за шею. Рома, не сбавляя темпа провел рукой по стройному животу Дениса и шепнул: «Вау, какой ты сладкий!» Спустя еще минуту Рома резко отодвинулся от него, вытащил член и снял презерватив, рукой лаская член Дениса. Чувствуя приближение своего оргазма, Денис остановил руку Ромы. «Кончай на меня, кончай, мой хороший!» — шептал Денис в полубреду. Рома закатил глаза и навис над животом Дениса. «Кончай, кончай скорее!» — повторил Денис, проводя пальцами по напряженной груди любовника. «Да кончаю, кончаю», — услышал он голос Ромы. Рома сладко застонал, и Денис, ощутив на животе струйки спермы, расплылся в сладкой улыбке. Рома всем телом рухнул на Дениса, уткнулся подбородком ему в шею и глубоко задышал.

Приподнявшись, он посмотрел на Дениса и, мягко улыбаясь, сказал:

— Добрый день!
— Добрый… — шепнул в ответ Денис. Его сейчас охватывало желание признаться Роме, но он старался держаться так, чтобы у Ромы не возникло и тени мысли о том, что у Дениса есть чувства.
— Ну что, любовник detected! — сказал Рома и поцеловал Дениса, поднимаясь с него.

«Еще полминутки хотя бы полежи на мне», — хотел сказать Денис, но к моменту, когда он открыл рот, чтобы это произнести, Рома уже встал.

— Рома… Это было…
— Ты даже одного процента не почувствовал того, что могло бы быть. Все с опытом, все с опытом, — улыбаясь, перебил его Рома. — Ну что, в душ?

После того, как молодые люди по очереди приняли душ, они сели на кухне попить зеленого чая. Денис сидел, пространно глядя на блеклый красный огонек висящего на стене телевизора и пытаясь поверить в реальность произошедшего. Спустя еще мгновенье они практически одновременно взяли в руки телефоны, чтобы проверить почту и сообщения.

— Ну что, пора собираться? — предложил Рома.
— Да. Я тоже поеду в офис, — сказал Денис. Сегодня они с Наташей Карповой договорились наконец-то встретиться, попить пива и поболтать. — Ты же на машине? Может, подбросишь меня до ближайшего метро?
— Ну, поехали, — ответил Рома, обуваясь. — Я и сам собираюсь бросить машину у метро.

Они вышли на улицу. Солнце ярко слепило, и Денис нацепил темные очки, сразу почувствовав какое-то успокоение, какую-то защитную преграду между собой и окружающим миром, в которой он нуждался в этот момент. Впервые в этом году он заметил, как на лужайке у дома проклюнулась зеленая трава.

— Денис, я только тебя очень прошу — всегда предохраняйся! — сказал Рома, когда они сели к нему в машину.
— В смысле? — не понимая, спросил Денис.
— Ну когда будешь с кем-то еще встречаться. Обязательно. У тебя же жена, да к тому же беременная.
— Ром, ты чего? — улыбнулся Денис. — Ты что, думаешь, что я после такого с кем-то еще буду этим заниматься?
— Я не знаю, просто говорю, что это важно.
— Хорошо, — ответил Денис, чтобы прекратить разговор. Ему стало немного не по себе. Не из-за того, что Рома так сказал, а потому что он это говорил не ради красного словца — он искренне считал, что Денис может встречаться с кем-то еще, и не видел в этом никаких проблем. — И ты тогда тоже предохраняйся.
— Естественно, буду, — улыбнулся Рома, и Дениса этот ответ расстроил еще больше. — Я всегда предохраняюсь.

Впрочем, он тут же напомнил себе, что он не вправе ждать от Ромы не просто верности, а вообще хоть чего-либо. Да, тот говорил, что хочет найти себе постоянного любовника и что одноразовый голый секс ему надоел, но это вовсе не значило, что Денис имеет честь быть избранным в качестве эксклюзивного любовника этого красавца.

— Почему ты не захотел кончать? — спросил Рома, выезжая со двора.
— Ох, глупо, конечно, но завтра возможен секс с женой, и она сразу поймет, что я недавно кончал.
— Как все сложно. А ты, оказывается, такой… стройненький, скажем так.
— Это я еще вес набрал, а до этого вообще был дистрофиком.
— Набирай дальше. Но главное — отращивай волосы, — подмигнул Рома и положил руку на бедро Дениса. — Как бы нам дальше видеться? Ты ездишь в какие-нибудь командировки?
— Редко очень, но ведь можно и съездить, — улыбнулся Денис.

Они спустились в метро. Рома уткнулся в телефон и молчал, а Денис искоса поглядывал не него, стараясь насмотреться и желая, чтобы поезд не гнал так быстро. Завтра приезжают Саша с Иришкой, и у Дениса болела душа от того, что он не знал, как быть дальше.

Глава 12

Тем же вечером Денис и Наташа договорились встретиться в их любимом пабе возле офиса Дениса. За пару часов до встречи Денис забежал в ближайший салон связи, чтобы купить недорогой второй мобильный — он понимал, что после возвращения семьи нужно будет проявлять стопроцентную осторожность в общении с Ромой. Вернувшись в офис, он загрузил на новый телефон «Вотсапп», синхронизировал его со своим ноутбуком и решил, что второй мобильный будет жить в тумбочке его рабочего стола, а общаться с Ромой вне офиса он будет с ноутбука.

«Ром, это мой номер — запиши, я буду с него тебе писать».
«Окэ)» — ответил Рома.
«Мне было таааак хорошо с тобой сегодня) Это было прекрасно) Спасибо))»
«Круть! Ты знаешь, в тебе будто есть что-то женское…»
«Даааа?) Хмммм…»
«Ага) Но при этом в тебе чувствуется очень мощный внутренний стержень — это сразу видно. Тебя не сломить. И это классно. Главное, не быть манерным».
«Ой, а я манерный?!»
«Да не так, чтобы… Просто иногда очень эмоциональный)»
«Ром, для меня все это, можно сказать, впервые, я же…» — но Денис не успел закончить, потому что Рома его опередил:
«Я пока не могу писать — позже».
«Ок, — написал Денис, стерев набранный ранее текст. — В общем, я на этом номере. А приложение вообще удалю)»

В этот момент зазвонил телефон — это была Наташа Карпова. «Тихонов, ты, сука, где? Я тебя уже заколебалась ждать!» — услышал он голос подруги. Бросив коллегам: «Хороших выходных!», Денис выбежал из офиса.

— Тихонов, с тобой все нормально? Ты какой-то странный…
— Да не, все нормально, просто завал на работе.
— Я, по-твоему, совсем идиотка, да? Я тебя, считай, десять лет знаю. Чего у тебя взгляд такой дикий?
— Карпова, все в порядке, говорю ж, блин! Два «Шпатена» ноль пять, — обратился он к подошедшей к ним официантке. Денис нервничал — ему казалось, что Наташа, которая по одному только взгляду Дениса могла понять все его переживания, о чем-то догадалась. С другой стороны, его переполняли эмоции, ждавшие любой возможности выхода, а перед ним сидел тот человек, кому он всегда доверял свои мысли и кто знал обо всех проблемах Дениса, в том числе семейных. Официантка принесла пиво, и Денис нервно отхлебнул.
— А че психовать-то сразу? Тихонов! Я не дура. Валяй! Ну?!
— Все нормально, — Денис опустил взгляд и стал делать вид, что изучает меню.
— Здоровье? Не?
— Нет, не здоровье. Ой, в смысле, ничего! Нет!
— Поня-я-я-ятно, — протянула Карпова. — Я же левая тетка с улицы, которая ни с хрена вдруг подсела к тебе за столик и стала трахать мозг. Так? — Наташе, как обычно, не было равных в прямолинейности.
— Нет, не так, — тихо ответил он.
— С Сашей все в порядке?
— С Сашей — да.
— Твою ж мать, Тихонов, по твоему лицу диагнозы ставить можно. Ну, давай, выкладывай!

Денис посмотрел на нее. Ее лицо было спокойным и внушало доверие.

— Ты избил котенка? — спросила она, слегка улыбнувшись.
— Чего?! Ты о чем вообще?
— Ты обокрал пенсионерку?
— Да ты о чем, Наташ?!
— Уже хорошо. Если не котенок и не бабулька, то все остальное — фигня, решаемо. Говори.
— Блин… Я даже не знаю… Если честно…
— Конечно, честно. Нам по-другому не надо. Говори, сколько уже можно телиться! Как соплюшка, ей-богу… Ну? Тут ты и я. Это я, аллё! Всегда пойму, приму и помогу. Ну же! Рожай.
— Карпова, мне кажется, я влюбился. Безответно… — выдавил из себя Денис.
— И это прекрасно! Давно пора.
— В смысле? — удивленно уставился на нее Денис.
— Тихонов, у тебя жизненного опыта ноль. А у меня — вагон. Я вас с Сашей сколько знаю? Неужели ты думаешь, что я никогда не замечала, что ты живешь с ней не потому, что хочешь, а потому что, сука, надо? И это «надо» ты сам же себе и придумал! Влюбился — замечательно. Надо же когда-то испытать это чувство. Кто она? — Наташа не давала Денису вставить слово, точно припирая его к стенке и не оставляя путей к отступлению.
— Это… Даже не знаю, Карпова…
— Тихонов! Ты меня не удивишь ничем и никогда! Ты — мой Тихонов! И точка. Все остальное мне неважно. Я ее знаю? Кто она?

Денис молчал. И молчание в ответ на такой вопрос было понятнее любых слов. Понятнее именно для Наташи.

— Это вообще «она»?

Денис, который до этого смотрел в стол, поднял глаза и серьезно посмотрел на нее.

— Понятно… Не «она»… Это нормально, Тихонов. Эй! Ку-ку, не спим!
— Карпова, мне кажется, я влюбился в парня.
— Ни разу не удивил. Вот честно.
— Ты это сейчас серьезно?
— Тихонов, у меня есть знакомые геи. И лесбиянки. Я нормально к этому отношусь. И давно ждала мальчика. У тебя. Я что, слепая? — она коснулась его пальцев, монотонно растирающих капли на бокале.

В этот момент Дениса прорвало. Он рассказал Наташе и про Рому, и про опыт многолетней давности. Они проговорили на эту тему часа полтора.

— Мда-а-а… Но нет, все нормально. Я всегда знала. Ну, как знала… Подозревала. Такая утонченная натура, настолько явно лишенная настоящей любви в браке. Такая внешность, можно сказать, иконическая для этой темы. Тихонов! Мой любимый Тихонов! Мой дурак! — Наташа улыбалась, что невероятно успокаивало Дениса.

— Завтра Саша с Иришкой приезжают. Вставать рано. Давай собираться. Потом еще поговорим.

Войдя домой, Денис первым делом открыл ноутбук, чтобы посмотреть, что ему написал Рома. От Ромы ничего не было. «Спокойной ночи! Сладких снов)» — написал Денис. Но сообщение не было прочитано.

Глава 13

Встав рано утром по звонку будильника, Денис первым делом открыл ноутбук и зашел в «Вотсапп». От Ромы ничего не было, но вчерашнее сообщение Дениса уже было помечено как прочитанное. Денис в течение нескольких секунд поразмышлял, стоит ли что-то еще написать, но, не желая показаться навязчивым, закрыл ноутбук.

— Па-а-апа-а-а! — закричала Иришка, когда увидела, как Денис входит в купе прибывшего на Казанский вокзал поезда.
— Моя заинька! — бросился к ней Денис, взял ее на руки и расцеловал.
— Привет, Тиша! — сказала ему жена. Он чмокнул ее в губы и подхватил чемодан.

Он сам себе удивился, когда понял, что не чувствует никаких угрызений совести, глядя, как Саша с дочерью дома уселись на тот самый диван, на котором вчера они занимались сексом с Ромой. Совершенно никакого волнения, никаких эмоций. Переживал он только из-за одного — его пугала предстоящая ночь. Вдруг Саша сказала:

— Я ходила к врачу в Саранске. Короче, есть не очень приятная новость.

У Дениса внутри все оборвалось. «Это точно наказание за вчерашнее…» Он похолодел и побелел.

— Какая еще новость? Что-то с ребенком?
— Да нет, просто врач сказал, что как минимум до конца триместра, а то и дольше, следует исключить половую жизнь.

Денис почувствовал колоссальное облегчение. Его охватывали очень непонятные чувства. Он смотрел на свою жену, на первую и единственную женщину в его жизни, с кем у него не было реальных комплексов и преград в сексе, а было полное раскрепощение и доверие. Но он хорошо понимал, что не хочет ее. Ну просто совершенно. Не хочет и даже не может представить себя занимающимся с ней любовью. Изо всех сил пытаясь выдавить из себя разочарование, он сказал:

— Ну-у-у… Ну что ж теперь. Нельзя — значит нельзя.
— Ты расстроился?
— Ну конечно, расстроился немного, но это пустяки. Ничего!

Тем не менее, когда они легли спать, Саша провела рукой по груди Дениса, немного опустилась ниже, несколько раз лизнув языком его соски. Саша любила Дениса невероятно сильной любовью и получала удовольствие от любых ласк, которые сама же дарила мужу. По привычке или из-за долгого добровольного воздержания член Дениса быстро встал. Саша поцеловала мужу грудь, потом живот и, опустившись к члену и взяв его в рот, стала жадно делать ему минет. Денис попытался отключить в этот момент сознание, чтобы, не дай бог, не представить себя в постели с Ромой. Мысли эти, к его радости, не возникли. Лишь пару раз Денис подсознательно отметил, что Саша делает отличный глубокий минет, в отличие от него. Почувствовав надвигающийся оргазм, Денис быстро встал на колени перед Сашей, взял ее за руки и задвигался резко и быстро, прямо как Рома днем ранее в этой же комнате.

Пока Саша ходила на кухню попить воды, Денис, отдышавшись от оргазма, открыл ноутбук и зашел в «Вотсапп». Синхронизации не было — Денис вспомнил, что оставил второй мобильный в офисе без зарядки, и тот, очевидно, сдох, лишив Дениса возможности узнать, писал ли ему что-нибудь Рома.

Он едва дождался наступления понедельника. Первым делом, когда он вошел в офис, Денис достал из тумбочки умерший без зарядки мобильный и подключил его к розетке. Через несколько минут, когда мобильный ожил, Денис зашел в «Вотсапп» и увидел, что от Ромы так и не было никаких сообщений. «Доброе утро! Как выходные?)» — написал Денис, у которого в голове не укладывалось, как после такого общения и такого отличного, как ему казалось, секса человек может так игнорировать.

«О! Привет! Все выходные провели на даче. А у тебя как?» — Денис увидел долгожданное сообщение от Ромы, когда после встречи с клиентом заглянул в тайный мобильный.
«У меня ок», — лаконично ответил Денис.
«А я вчера виделся со своим бывшим…» — это сообщение Ромы выбило Дениса из колеи.
«Ничего себе… И как?» — спросил Денис.
«Да ниче так. Он у меня где-то полгода назад немного денег занимал, и вот решил отдать. В кафе с ним встречались».
«И что он?» — Денис пытался выказать интерес, хотя меньше всего ему хотелось слушать про бывшего своего возлюбленного.
«Он стал хуже выглядеть. Демонстративно при мне заказал воды и выпил целую горсть таблеток».
«Ого… Зачем?»
«Не знаю, но мне кажется, хотел меня чем-то впечатлить. Вызвать жалость, что ли…»
«И что, вызвал?»
«Жалость? Нет. Только желание провериться еще раз».
«В смысле???» — написал Денис.
«Ну я раз в полгода стабильно проверяюсь. Я уже больше года как расстался с ним, и уже проверялся с тех пор, и все было ок, но мало ли… Я его так любил, что мы занимались сексом без резинки по его же просьбе. И только потом я узнал, что он параллельно со мной трахался еще с целой кучей мужиков сильно старше себя. С тех пор я вообще без презерватива ни-ни. Даже со своим парнем».
«Мдаа… Не могу его понять».
«Я тоже. Я так сильно любил его. С ним был самый шикарный секс в моей жизни. Даже мой парень близко не стоял… Мы с ним что только не делали. И по ночной Москве катались, и в машине трахались, и в какой-то подворотне в центре города. Он просто ураган в постели, конечно, был».
«Прикольно), — ответил Денис, в душе которого сверкала молния, настолько закомплексованно он стал чувствовать себя в эти минуты. — Но раз ты с тех пор проверялся, и все было нормально, то какой смысл еще раз проверяться?»
«Не знаю, как-то мне неспокойно. Все же проверюсь. А ты давно проверялся?»
«Ну если честно, я не проверялся, потому что у меня никого все эти годы не было, кроме жены. А она сейчас в связи с беременностью сдала все анализы, все ок».
«Понятно. Ты заранее извини — когда прошлое так всплывает, я немного не в своей тарелке. Я никого не любил, как его. На меня иногда может накатывать. Не обращай внимания».
«Ром, все ок)», — написал Денис, стараясь прекратить этот невероятно обидный для него разговор про бывшего.
«Сорри, что вываливаю это на тебя».
«Рома, перестань! Это же твой бывший, все ясно — это тяжело отпустить».
«Ты умный парень, все понимаешь)»
«Спасибо, мне очень приятно) Рома, я хотел бы встретиться с тобой на этой неделе еще раз. Очень хочу. Я в пятницу опять могу остаться дома».
«А я попробую приехать. Тогда ближе к пятнице спишемся?»
«Супер)», — написал Денис.

Тем не менее, он никак не мог ждать до пятницы. Он всю неделю писал Роме по двадцать пять раз в день — и про то, пообедал ли он, и приехал ли домой, и выспался ли. Рома же в свойственной ему манере отвечал с каждым разом все менее быстро и все более односложно.

Глава 14

Ровно через неделю после их последней встречи, в пятницу, Денис снова остался работать дома, поскольку накануне, в четверг, Рома закинул ему призрачную надежду на то, что они опять увидятся.

«Доброе утро) Как спалось?» — написал утром Денис почти без надежды на то, что сегодня он сможет снова увидеть человека, забравшего его покой.
«Доброе) Мало, но норм! — ответил Рома. — Ты дома сейчас?»
«Да, — ответил Денис. — Поеду, наверное, переобуюсь, а в офис сегодня не собираюсь. А у тебя какие планы?))»
«Если ты о том, чтобы встретиться снова, то давай попробуем!»
«И об этом в том числе) Жена на работе, дочка в саду. Несколько часов точно в нашем распоряжении. Я за ближайшие час-полтора переобуюсь и буду дома».
«Супер) Тогда напиши, как будешь дома. Я пока немного поработаю».

Окрыленный Денис стрелой выбежал из дома, завершил дела в автосервисе и поехал домой. Купив в другой аптеке спринцовку взамен той, которую выбросил на прошлой неделе после первого же использования, он несколько раз промыл себя, пока не убедился, что из него выходит чистая вода. Рома отписался, что выезжает к нему. Сидя как на иголках, Денис полировал заключение на английском по налоговым аспектам образования постоянного представительства и поглядывал на часы каждые несколько секунд. Он всю неделю представлял эту их новую встречу, представлял Рому, но никак не мог точно воспроизвести в памяти его лицо. Наконец раздался долгожданный звонок в дверь.

— Рома… — только и смог шепнуть Денис, когда Рома переступил порог его квартиры.
— Приветик! — улыбнулся Рома, приобнял Дениса за плечи, пару раз чмокнул в губы и стал разуваться.

В этот раз экскурсия по дому была не такой детальной. Точнее, ее не было вовсе. Пройдя в комнату и немного постояв у окна, Рома без церемоний и лишних слов подошел к Денису, взял его за талию и начал нежно и легонько целовать. Он расстегнул пуговицы рубашки Дениса, продолжая целовать его в губы.

— Боже мой… Ромочка… Как же я по тебе соскучился, — Денис, расстегивая ремень Ромы, пробормотал это трепещущими от горячих поцелуев губами. Рома на секунду остановился, отпрянул от Дениса, посмотрел на него, чуть прищурив глаза, словно выражая недоумение, и снова впился ему в губы.

У Дениса пошли мурашки по рукам и спине, когда он ощутил у себя во рту член своего любимого. Он всю неделю предвкушал этот момент, и вот он настал — Рома поставил Дениса перед собой на колени, запустил пальцы в его волосы и с силой прижимал себя к его голове. «Опять кусаешься», — тихо сказал Рома. «Прости, мой хороший», — ответил Денис, которому стало в этот момент очень неловко. Рома обнял Дениса за плечи и, слегка толкнув, уложил на диван, нависнув над ним и жадно его целуя. У Дениса кружилась голова от этих поцелуев и от такого родного запаха сигарет и арбузной жвачки. Рома стал целовать шею Дениса, затем его соски, живот, и вот член Дениса оказался во рту у Ромы. Денис испытал такое волнение, что начал чувствовать, как эрекция стремительно ослабевает. Рома провел рукой по ягодицам Дениса и поцеловал его бедро. Как и в прошлый раз, Денис понимал, что сначала будет больно, но нисколько не боялся этой боли. Он был готов отдать все за то, чтобы заняться любовью с Ромой. То ли потому, что секс был неделю назад, то ли Денис был более расслаблен, но в этот раз Роме удалось войти в него легче, хотя Денис все равно в первые мгновения почувствовал резкую боль. Он уткнулся лицом в подушку и вплел пальцы в простынь. Вскоре он почувствовал, как боль неожиданно утихла, и стал улыбаться от одного только осознания, что в эту секунду в нем находится любимый человек и что все это происходит с ним не в ночных мечтах, а в реальности. Рома полностью вынимал член и вставлял его обратно, и с каждым таким толчком Денис постанывал. «Все в порядке? Не больно?» — спросил его Рома. «Нет, Ромочка, мне так хорошо, — шепнул Денис. — Я хочу, чтобы ты был сверху, как в прошлый раз…»

Рома положил Дениса на спину, добавил смазки, закинул его ноги себе на плечи, навис над ним, целуя его, а рукой направляя член в анус. Денис вновь ощутил приятную заполненность, положил руки на талию Ромы и широко открыл глаза. «Какой ты секси», — улыбнулся ему Рома и начал двигаться резко и ритмично. Денису стало немного больно, но он глубоко вдохнул, и через несколько секунд боль притупилась. Денис стал думать о том, как, должно быть, фантастически красиво смотрятся сейчас их тела со стороны. Рома еще нарастил темп, и Денис услышал этот упоительный звук шлепков бедер о ягодицы. В это мгновение внутри стало томно и сладко, и Денис заметил, как у него быстро наступает эрекция. Он взял свой член в руку, чтобы сделать несколько движений, но понял, что ему совершенно не хочется сейчас трогать член, и убрал руку. Он посмотрел на быстро двигающийся торс Ромы, потом на лицо своего любовника, они горячо поцеловались, и Денис испытал неизведанное ранее ощущение — ему казалось, что он хочет в туалет и хочет кончить одновременно. «Да, да, еще! Еще!» — шептал Денис, не осознавая, что произносит эти слова. Было чувство, что все его тело обострилось изнутри и снаружи и готово было взорваться. Он стонал, почти кричал… «Тс-с-с-с», — вроде бы услышал он, и тут же его словно копьем пробил резкий глубокий многогранный оргазм. Он был долгим, острым и каким-то очень горячим. Денис почти задыхался. Рома немного сбавил обороты и шепнул: «Денис, с тобой все в порядке?» Денис, прикусив зубами согнутый указательный палец правой руки, смог только кое-как несколько раз кивнуть утонувшей в подушке головой. Рома посмотрел ему на живот, провел по нему рукой и, нащупав там сперму, распахнул глаза от удивления. Он вытащил член, сорвал презерватив и, нависнув над дрожащим Денисом, кончил ему на грудь, после чего рухнул на спину рядом с Денисом и раскинул в стороны руки. «Бля-я-я, как же хорошо…» — пробормотал он. Денис, собрав силы, приподнялся, пододвинулся к Роме и несколько раз поцеловал ему грудь. «Ром, по-моему, я кончил… Не могу понять». Рома повернул к нему голову, слегка прищурился и нежно, очень мягко, почти нараспев, сказал:

— Добрый день!
— Добрый день, — ответил Денис, чуть не засмеявшись — он ждал этой коронной фразы.
— Я тебя поздравляю. Это был анальный оргазм.
— Я сам до сих пор не верю, но понимаю, что это он, — ответил Денис.
— Вообще это мало кому удается, вот так вот кончить от живого члена. У меня всего один парень только кончал со мной. Часто парни просто сольно кончают, с фалликами. Вау! Ты бы видел себя!
— А ты — себя, — улыбнулся Денис. — Когда ты нащупал у меня на животе лужицу и понял, в чем дело, у тебя на лице отразились удивление, недоумение, страх, радость и гордость одновременно!
— О, да! Я не ожидал от тебя, Денис. Не-е-е, круто. Супер! Жалко, что член у тебя не все время стоял. Обожаю, когда у пасса стоит колом. Ну ладно. Так! Ну что, в душ, а потом чаю? — сказал Рома, встав и подойдя к Денису с другой стороны дивана.

Денис скинул ноги с дивана на пол и встал, но тут же ноги согнулись, и он чуть не рухнул. Рома помог ему дойти до ванной, не скрывая радости и гордости за такой результат.

— Ты сегодня поедешь в офис? — спросил Рома, допивая чай.
— Не собирался. Я лучше из дома буду работать. Рома, мне было невероятно хорошо! Я теперь понимаю, что ты имел в виду, говоря в тот раз, что я не почувствовал и одного процента!
— Ну и замечательно! А ты как будто чуть более мускулистый, что ли, стал, не пойму?..
— Вполне возможно, я же три раза в неделю в зал хожу, а еще питаюсь правильно. Кстати, давно хотел спросить — ты ведь тоже наверняка ходишь? У тебя такое тело…
— Нет, не хожу. Времени не хватает. Это ты меня пару лет назад не видел — знаешь, каким я был пухлым? Но вообще от природы я худощавый. Ну и плаванием очень долго занимался.
— Серьезно? Ты пловец?
— Ну, у меня есть разряд по плаванию.
— Да ты что?! — Денис воскликнул так громко, что Рома чуть не подскочил. — Так вот отку…
— Так, все, надо бежать, — мягко перебил его Рома.

Он встал, поставил чашку в мойку и пошел в прихожую обуваться. Денис, который хотел задать Роме еще столько вопросов, поплелся за ним, потихоньку осознавая, что сейчас это волшебство закончится. Обувшись, Рома улыбнулся ему и несколько раз поцеловал Дениса в губы, после чего посмотрелся в зеркало и, поправляя очки, а пальцами расчесывая волосы, сказал, глядя на свое отражение:

— По-дурацки как-то, да? Приехал такой, потрахался и свинтил.
— Что ты, все хорошо, — тихо ответил Денис, выдавив улыбку и стараясь вести себя так, словно именно такого необременительного секса он и ждал.
— Ну все, пока. На связи! — сказал Рома, посмотрел в глазок и, убедившись, что на лестничной клетке никого нет, стал открывать замок. Денис, у которого внутри бушевал ураган, желая физически почувствовать эту секунду перед расставанием, погладил руку Ромы, потянулся к нему и напоследок легонько поцеловал его. Рома улыбнулся и решительно открыл дверь.

«Пока, мой любимый», — прошептал Денис, когда дверь захлопнулась. Он спокойным ровным шагом вернулся в комнату, привел диван в порядок, убедился в отсутствии в квартире следов, сел за компьютер, чтобы продолжить работать, и немедленно, в ту же секунду, забился в слезах. Он плакал минуты три подряд, не меньше. Рыдая, он пытался вспомнить, когда плакал в последний раз, и ему показалось, что это было почти десять лет назад — в день, когда он узнал от мамы, что Саша выходит замуж за другого.

Сейчас Денису не было дела до жены. Его не интересовало ничто, не интересовал никто. Он хотел только одного — чтобы Рома вернулся, взял его за руку и увел с собой куда угодно.

Слезы, подобно тропическому ливню, закончились так же внезапно, как и начались. Денис сидел спокойный. Ему даже казалось, что сердце совсем не бьется. Он осознал, что бесконечно сильно влюбился в Рому и что Рома не питает к Денису ровным счетом никаких чувств. Ни-ка-ких.

Он легонько хлопнул пальцами по столу, точно беря себя в руки, и продолжил финализировать свое налоговое заключение.

Когда Саша пришла с работы, Денис не смотрел на нее. Ему не хотелось ее видеть. Он представлял, будто кто-то или что-то насильно удерживает его с этой женщиной. До двух ночи Денис сидел за компьютером, чтобы точно исключить любой сексуальный контакт с женой этим вечером. Он открыл «Вотсапп» и написал: «Рома, не удивляйся и не сочти меня идиотом. Я в тебя влюбился, очень сильно влюбился. Мне сегодня было так хорошо, что не передать) Сладких снов)». Несколько секунд подумав перед отправкой, он стер послание и написал взамен: «Споки) До понедельника!» Через пару минут в ответ пришло: «Спок!»

Глава 15

Следующие несколько дней показались Денису серыми и тягучими. Рома ему не писал, лишь иногда урывками отвечая на сообщения Дениса. Саша женским чутьем понимала, что с мужем что-то не так, и донимала его расспросами, но Денис от нее отмахивался и иногда даже огрызался.

Денис детально прокрутил в голове все встречи с Ромой, начиная с самой первой, и поразился, насколько по-идиотски он себя вел с человеком, которому, по большому счету, нужен был только секс. Во всяком случае, не нужно было что-то серьезное. Денис ни в коем случае не таил обиды на Рому за такой жесткий игнор в онлайне — Рома работающий человек, к тому же, в отличие от Дениса, не питает чувств и наверняка воспринимает Дениса как одного из нескольких десятков своих парней. «И это нормально», — пытался успокоить себя Денис. Но мысли, не переставая, роились у него в голове, время от времени словно выбрасывая наружу какие-то мелочи — и то, как Рома просил Дениса не быть слишком эмоциональным, и его «Не кусайся!», и «Не давись!», и «Люблю, когда у пасса стоит колом», и много чего еще. Денису на мгновение стало страшно, что истинная причина молчания Ромы — это то, что Денис ему как минимум не понравился, а как максимум — просто достал.

Когда наступил четверг, Денис разрывался — предлагать ли встречу в пятницу. С одной стороны, его тревожило, что от Ромы не исходит инициатива, а с другой — скука по Роме была такой остервенелой, что Денису было плевать на гордость. Он хотел прямо написать Роме, что очень соскучился, но, вспомнив, как Рома посмотрел на него на прошлой неделе, когда Денис в процессе срывания одежды друг с друга прошептал это, решил держать себя в руках в этот раз.

«Рома, привет! Как работается?)» — в итоге написал он.
«Нормалёк! Привет!»
«Я вот раздумываю о том, чтобы завтра опять поработать из дома)»
«Ясно) Я пока не знаю насчет планов на завтра».
«Конечно, никаких проблем)» — ответил Денис, у которого пропали последние остатки настроения.
«Работы просто очень много».
«Я хорошо тебя понимаю, сам в работе».
«))»
«Ром, прости, не могу не спросить) Помнишь, ты говорил, что тебе надоел одноразовый секс? Просто интересно — ты параллельно со мной встречаешься для разового секса с другими парнями?)»
«Денис, мне в данный момент времени не интересен секс на раз. И вообще геи не особо интересны стали. Би поинтереснее) Поэтому таких парней нет».
«))) А ты хотел бы продолжить наше общение?»
«Конечно! А почему ты спрашиваешь?»
«Нет, просто)»
«Короче, побежал работать. Давай) И не теряй голову!»
«:)» — Денис не понимал, к чему была последняя фраза. Неужели Роме заметно, что Денис ведет себя с ним не совсем адекватно в попытке скрыть чувства? Ну конечно, заметно… Он же не идиот…
«Давай завтра утром спишемся тогда насчет встречи, ок?» — написал Рома.
«Ок, отлично! Пиши мне тогда, я буду дома, хорошо?»
«Хорошо, Денис)»

В пятницу Денис проработал дома. От Ромы не было ни одного сообщения, а писать еще раз первым Денис уже не мог себе позволить.

На выходных они с женой и дочкой поехали погулять на ВДНХ. Мысль о том, что рядом проходит Сельскохозяйственная улица, его и успокаивала, и волновала. Где-то недалеко, наверное, находится дом Ромы, и он, возможно, сейчас там. Чем он занят? Проводит выходные со своим парнем? Или встречается с кем-то? Или уехал на дачу? Он усиленно разглядывал людей, пытаясь поймать в толпе родной сердцу образ, но у него никак не получалось точно воспроизвести в памяти лицо Ромы.

Ночью, когда все легли спать, он зашел на форум. В одной из рубрик парни выкладывали фото своих глаз, и Денис, чтобы хоть как-то отвлечься, выбрал более-менее нормальную свою фотографию, урезал ее до глаз и разместил. В другой теме он поделился своей историей и попросил совета. Мнение большинства форумчан было единым — Роме нужен только секс, а ответных чувств с тем же успехом можно ждать от фонарного столба. «Ты поигнорь его сам. Просто забудь про него дней так на пять, посмотри на реакцию. Если будет молчать — делай выводы», — этот совет понравился Денису больше всего.

Денис вернулся в рубрику с фото и с удивлением обнаружил целое море комментариев — парни делали комплименты его глазам. У Дениса даже на какое-то время улучшилось настроение — он никогда не видел ничего особенного в своей внешности. «Вот бы посмотреть на того идиота, кто заставляет слезы течь из двух таких волшебных сапфиров…» — у Дениса мурашки пошли от этого комментария парня под ником Man, на аватарке которого был изображен мамонт из «Ледникового периода».

— Спасибо)) Да ладно, обычные глаза! — скромно ответил Денис.
— НЕобычные глаза! Эх! Разбил сердце старику, — написал Man.
«Ой уж и старик!», — написали ему в ответ. «Мэнни, ты-то хоть не скромничай, у нас тут из-за тебя и так у всех комплексы», — читал Денис другие комменты.
«Ну ладно, ладно! Высылай свое сердце по почте, склеим)», — ответил Денис Мэну.
«Не надо склеивать. Мне достаточно будет, чтобы ты капнул на осколки слезинкой из своих бирюзовых бездонных озер)»

Денис широко улыбался. В этот момент ему пришло сообщение в личку от девушки с ником Ceil — они с Денисом сразу сдружились, оба были би, с семьями и детьми.

«Дэнечка, а ты быстро, я смотрю, нашего Мэнни захомутал))», — написала она.
«Привет, Сил! Мэнни — это Мэн, что ли?))»
«Ну да!»
«Парень тот с мамонтом на авке, что ли?»
«Парень! Тот! Это не „парень“ и не „тот“! Это сам Мэн))»
«Сам?!)) Великий и ужасный?) И что же в нем такого?»
«Ооооооо, тебе модер про него больше расскажет. Но вообще, это удивительный красавец. Можно сказать, легенда форума. И тут ты, новичок, хрясь — и своими глазами его зацепил)))»

Денис было собрался ответить, но увидел, что к нему в личку пришло еще одно сообщение. От Мэна.

«Хотел тебе просто сказать, ясноокий юнец, что все у тебя образуется. Не надо быть мудрецом, чтобы понять, что твой так называемый парень тебя не достоин. Пусть трахаеццо с кем-то еще)»
«Привет, Мэн! Ну какой же я юнец, мне уже за тридцать перевалило)) Спасибо за письмо, кстати».
«Всего тридцать? Да ты эфеб! Топазоокий эфеб! Мне-то вон уже сорокет осенью светит!»
«Ну в сорок же жизнь только начинается?) И вообще, мне тут птички напели, что вы, мсье Мэн, еще тот красавец)»
«Злые языки! У меня нет двух таких чарующих лазурно-синих сапфиров вместо глаз!»
«А у меня кроме сапфиров ничего больше и нет))»
«А мне ничего больше и не надо ;)»

Глава 16

Пять дней, которые отвел Денис на то, чтобы поигнорировать Рому, пролетели так же незаметно, как и последующие пять. Или шесть. Или семь — Денис перестал считать. Он лишь пару раз в день заглядывал в тайный мобильный убедиться в отсутствии сообщений от Ромы.

Отношения с Сашей натянулись до звона. Денису было больно осознавать, что с каждым днем он любит жену все меньше и меньше. Он с ней не разговаривал, иногда лишь скупо отвечая ей, когда она сама пыталась начать разговор. Одной ночью Денису приснилось, что Рома признался ему в любви. Это был настолько реалистичный сон, что Денис проснулся среди ночи, не понимая, случилось ли это на самом деле. Увидев рядом с собой спящую Сашу, ему захотелось закричать от обиды. Его тянуло к Роме, пусть он и гнал от себя эти мысли. Ему вдруг вспомнились слова Ромы о возможном съеме квартиры для встреч — прозвучи эти слова сейчас, Денис бы согласился без тени раздумий! Неужели Рома просто бросал слова на ветер? На него это так непохоже…

— Тиша, ты можешь ответить мне честно? — спросила как-то его жена.
— Хорошо, — ответил Денис, уже зная, какой вопрос задаст Саша.
— У тебя кто-то появился? Скажи честно, — спокойно продолжила она.
— Не говори глупостей, пожалуйста.
— Ты такой отстраненный, такой чужой стал в последнее время. Ты всегда был немножко одиночкой, но такого никогда не было!
— Немножко? Я не немножко одиночка. Я очень даже множко одиночка. И в последнее время мне как воздуха не хватает одиночества. Не от тебя, а в принципе. Ты знаешь, как я люблю быть один. А ты…
— Что я?
— Не обижайся, но ты в последнее время прям душишь меня своим вниманием. Я люблю тебя, пойми правильно, но мне от тебя как будто деться некуда!
— Если хочешь, я уеду на какое-то время…
— Ты не слышишь меня, — ответил ей Денис. — Это все равно что при заливе квартиры вместо того, чтобы перекрывать трубы, пытаться ликвидировать последствия тряпочкой. Ты не мыслишь глобально. Я говорю, что ты в принципе слишком мной… я не знаю… владеешь, что ли. Я как будто себе не принадлежу.
— И что нам делать?
— Да ничего не делать. Просто постарайся, как бы это глупо ни звучало, поигнорировать меня немного.

Саша заплакала.

«Тихонов, — говорила ему Наташа Карпова, с кем Денис делился сокровенным, — я все понимаю. Но у нее сложнейший период — беременность в разгаре, а она на нервах! Пожалей ее! Все потом будет, а сейчас главное — ребенка родить!»

Наступило четвертое мая — заседание по иску Ведерникова к Палмери.

— Прошу садиться! — бойко произнесла судья, всходя на судейскую трибуну. Денис зачарованно смотрел на нее, восхищаясь, что такая молодая женщина сочетает в себе красоту, ум и статус федерального судьи. Объявив состав суда и убедившись в отсутствии отводов, судья приступила к делу: — Заявления и ходатайства до начала заседания?
— Уважаемый суд, — сказал Денис, поднявшись с места, — я, с вашего позволения, может быть, сразу сейчас заявлю. У нас встречный иск будет. Точнее, он у нас уже готов — мы просим суд определить место жительства несовершеннолетнего Карло Ведерникова с матерью, госпожой Франческой Палмери.
— Что ж, вполне ожидаемо, учитывая предмет первоначального иска, — сказала судья. — Давайте сюда встречку и передавайте ее копию адвокатам истца. У нас больше сегодня все равно никто не явился.

Денис подошел к судейскому столу, вручил судье кипу бумаг, обратив внимание на свежий эффектный маникюр судьи. После этого он подошел к столу, за которым сидела адвокат Ведерникова — на этот раз без своего коллеги. Она наградила Дениса испепеляющим взглядом и прошипела: «Кто бы сомневался!»

Денис улыбнулся ей, чем окончательно взбесил адвокатессу. Она была из той породы адвокатов, которые не в состоянии отделить личное от рабочего и которые люто ненавидят юристов своих оппонентов. Но Дениса такой тактикой пронять было невозможно.

— Мнение стороны истца о возможности принятия встречного иска к рассмотрению? — спросила судья, параллельно читая встречный иск, но по ее виду и интонации было понятно, что мнение истца в действительности ее нисколько не интересует.
— Это их право, конечно, Ваша честь, — поднялась с места адвокат Ведерникова, — я уж тут на усмотрение суда оставлю. Просто такие вещи можно было и заранее как-то подготовить! Все мои контакты указаны в иске! Возьми, направь заранее! Суду направь! Нет, он заявляет его непосредственно в…
— Суд принимает встречный иск для совместного рассмотрения с первоначальным иском, — судья словно не слышала выступления нервной адвокатессы. — Еще заявления и ходатайства?
— У нас есть, уважаемый суд, но какой сейчас смысл… — послышался тихий недовольный голос адвоката истца. — Прошу в таком случае отложить заседание, чтоб мы хоть письменные возражения подготовили.
— А вы-то, ответчик, свои возражения на первоначальный иск подготовили? — судья повернулась к Денису.
— Нет, уважаемый суд. Дело в том, что фактически все наши возражения содержатся в нашем встречном иске. Там мы подробно и со ссылкой на доказательства пояснили, почему мальчик должен продолжить проживать с мамой, а не с папой.
— С мамой и с ее любовником, вы хотите сказать! — крикнула с места адвокатесса. — Нам наш доверитель рассказал, что она даже не в браке с ним! А ребенок там жить должен, да? В такой обстановке! С сожителем с ее!
— Вы это с какой целью сейчас говорите? — спокойно обратилась к ней судья. — Суд, по-вашему, сейчас что должен с этой информацией сделать? Повздыхать? Поохать? С кем и в какой обстановке живет несовершеннолетний, установит суд, и не сейчас, а когда исследует доказательства.
— Я понимаю, Ваша честь, но просто зла не хватает! Она вывезла, значит, ребенка из России, она…
— И что это у вас за манера такая — «он», «она»? Давайте как-то предметно обозначайте лиц, о которых идет речь, проявляйте уважение, — продолжила отчитывать женщину судья.
— Я имею в виду Палмери! — почти кричала адвокат.
— Я превосходно поняла, кого вы имеете в виду, спасибо. У вас будет время истолковать мое замечание верно. Откладываемся. Извините, могу предложить только шестнадцатое июня, шестнадцать тридцать. Юля, распечатай повестки и зови по Альфастраху сразу всех — там уже целый коридор набился, сейчас попробуем их раскидать на подальше. Все свободны, до свидания, — последняя фраза была адресована Денису и его рассвирепевшей оппонентке.

Денис с Аллой неспешно шли по коридору суда, обсуждая прошедшее заседание, когда услышали у себя за спиной мелкое цоканье каблуков. В скором времени с ними поравнялась адвокат Олега Ведерникова и ускорила шаг, чтобы быстрее них зайти в лифт, но висящая у нее на плече сумочка соскочила от быстрой ходьбы и повисла на ее руке. Она остановилась, чертыхнулась, нервно закинула ремень обратно и, дойдя до кабины, шагнула в нее и несколько раз нажала на кнопку первого этажа. Двери не торопились реагировать, и следом в кабину зашли Денис с Аллой, пройдя глубже и встав за спиной у адвокатессы. Слыша сопение женщины, юристы Франчески переглянулись и улыбнулись.

«Она ребенка уволокла, а нам по судам бегай!» — зло бросила им на прощание адвокатесса, вылетела из лифта и поцокала к выходу.

— Бедная… Ей бы травки, что ли, какой попить, — улыбнулся Денис. — Мне кажется, еще немного — и она бы реально закипела и несколько раз бы пропикала, как чайник.
— Она больше похожа на бульбулятор!
— Бульбуляторша!
— Да будет так! — рассмеялась Алла. — Я, кстати, гуглила про нее. Весьма известная дама. У нее даже судебное шоу свое есть на каком-то канале.
— Серьезно? И что она, судью там играет?
— Ага. Сейчас эти судебных шоу развелось… Как грязи!
— Ну вот и пусть в своем игрушечном суде сидит и молоточком себе по голове стучит, выход амбициям дает.

На следующий день Денис встретился с Франческой, которая прилетела в Москву по делам. Обсудив за ланчем дальнейшие шаги по делу, Денис решил подробнее расспросить Франческу о фактах.

— Франческа, а вы сейчас с Олегом Ведерниковым вообще не общаетесь?
— Мы общаемся, почему же. В основном, по мейлу — я его держу в курсе о Карло. Пишу, куда он ездит, как у него в школе. Да и сам Олег по поводу денег спрашивает, надо ли что-то, сколько надо. Ну или если он звонит Карло по скайпу, мы с ним можем мельком увидеться.
— На нашей первой встрече вы упоминали, что с вашим молодым человеком у вас в планах оформление отношений. Это так?
— Да, мы собираемся заключить брак. Я беременна — у Карло будет братик или сестренка.
— Мои поздравления! Олег, очевидно, не знает об этом?
— Нет, не знает. Сейчас это ни к чему. Ни я, ни Массимо ничего не говорим ему об этом.
— Массимо — это ваш жених?
— Да.
— А у него что, есть возможность диалога с Олегом?
— О… Я не говорила, видимо… Я познакомилась с Массимо здесь, в России. Он приезжал в Москву по бизнесу. Он курирует поставки обуви и аксессуаров на территории Восточной Европы, России и СНГ. А Олег же всю жизнь тоже в этом бизнесе. Они несколько лет знакомы, хотя у них в большей степени деловые отношения. И в один из своих визитов в Москву Массимо встречался с Олегом за ужином, а я составила Олегу компанию. Отношения с Олегом уже тогда были на грани окончания, а у нас с Массимо возникла симпатия — два итальянца познакомились в России, ну, сами понимаете, это тоже повлияло, видимо… И Олегу чисто по-мужски, наверное, обидно — он же вроде как сам нас с Массимо познакомил. Причем их компании до сих пор сотрудничают, но Олег и Массимо, конечно, друг с другом уже не контактируют. Я могу понять, откуда этот иск — мужское… мужское… как уж это по-английски…
— Самолюбие?
— Самолюбие, вот, верно.
— Франческа, это полезная информация. Может быть, не в контексте спора, но в целом для меня, чтобы я максимально подробно знал все факты и возможные мотивы участников конфликта.
— А еще Олег прилетает иногда в Италию. Не знаю, может быть, это важно. У него есть квартира в Риме, он давно ее купил, когда мы еще и женаты-то не были. У него есть брат в России, который иногда приезжает и живет в этой квартире. Я с ним, может быть, раза три всего виделась за все эти годы. Это все к тому, что у Олега-то, в принципе, есть возможность приезжать в Рим, навещать Карло. Я же не отобрала у него ребенка, а просто увезла с собой.
— Как поступила бы и любая другая мать…
— Как поступила бы любая мать, все верно. Кстати, Денис, пока я не забыла. Вы же наверняка знаете много хороших юристов. Компания, где работает Массимо, ищет опытного российского юриста, который мог бы переехать в Рим и сопровождать оттуда все бизнес-процессы их компании в отношениях с Россией и СНГ. Со знанием английского и нормальным уровнем итальянского. Вы можете кого-то порекомендовать?
— Франческа, я подумаю, хотя навскидку никто на ум не приходит.
— Никто, кроме вас? — улыбнулась Франческа.
— О, я в данном случае плохой вариант. У меня нет даже нормального итальянского, и здесь столько профильных проектов, семья, жена тоже вот беременная. Это все сложно.
— Да, я понимаю. Я поэтому и прошу порекомендовать кого-то стоящего. Они, конечно, собираются нанимать хантеров, но раз уж мы с вами общаемся… Просто по возможности имейте в виду. За поиск юриста будет отвечать сам Массимо, и мне, конечно, хотелось бы облегчить ему эту задачу.
— Да, обязательно. Я в ближайшее же время подумаю и сделаю несколько запросов по своим коллегам, — сказал Денис.

Глава 17

За прошедшие с момента последней встречи с Ромой несколько недель Денис осунулся и снова начал терять вес. Он понимал, что у него самая настоящая депрессия. Однако чем дальше шло время, тем меньше он вспоминал о Роме. Точнее, Рома всегда был в его голове, но Денис словно научился его не замечать. Он все больше общался с Мэном, у которого были просто феноменальное чувство юмора и широчайшая эрудиция. Нервное состояние Дениса постепенно начало сходить на нет, отношения с Сашей немного выровнялись, Денис снова начал работать над своей фигурой.

В процессе общения с Мэном Денис узнал, что в миру его зовут Андреем и что он давно живет в Питере с постоянным парнем, хотя и не блюдет верность.

 «Мне надо постоянно влюбляться. Если я не чувствую бабочек в животе, то все это совсем не интересно. Чувство влюбленности прекрасно!»
 «Чувство болезненной влюбленности — не очень».
«У тебя еще свежие воспоминания. Тридцать лет, первая настоящая влюбленность… Такое быстро не проходит», — написал Андрей.
«Да быстрей бы уже… А я вот тут все стесняюсь попросить)) А покажись? М?))»

Андрей на удивление быстро прислал фото. Денис с нетерпением открыл файл… и обомлел. С экрана на него смотрел непередаваемой красоты мужчина, который выглядел гораздо моложе сорока лет. Его немного грустные зелено-голубые очень умные глаза пронзительным взглядом впивались в Дениса, а средней длины темно-русые волосы подчеркивали высокий лоб. Гладкая бархатная кожа, подавшиеся вперед края губ… Лицо было до безобразия пропорциональным. Идеальным. Без единого изъяна.

«Ээээээ, это ты?)))»
«Нет, — ответил Андрей. — Это не я. На самом деле я — старая толстая усатая одноногая мексиканка, которая шлет наивным сладкоглазым львятам фотки своего внебрачного сына))»
«Ты безумно красивый, аааааа!!! Все! Я теперь надену бумажный пакет из Макдака на голову и буду ходить так до конца жизни!»
«Покажись и ты мне, девица красная!) Обладатель двух таких неоновых светил вместо глаз по определению не может быть некрасив)»

Денис, у которого почти не было своих фотографий, взъерошил уже немного отросшие волосы так, чтобы они спадали на глаза, сделал у зеркала несколько селфи, выбрал фотографию, где он, казалось, выглядит неплохо, и прислал Андрею.

«Вааааууу, какой дико красивый львенок! У меня был как-то давно мальчишка, похожий на тебя)) Ты просто огонь, Львенок! Такой красавец, да еще и с мозгами! Зачет)»
«Да что ты мне такое пишешь, милый Эндрю)), — ответил Денис. — Я ж красный сижу, как помидор! Мне в жизни никто комплиментов не делал) Ой)»
«Да за такие глаза можно душу продать! Ябвдул)) Вы меня извините, конечно, но мне надо срочно вгрызться зубами в эти чувственные карминные губы и всмотреться в эти топазы, дерзко светящие на меня из-под черной челки! Рррррррррь))»

Денис, наверное, впервые в жизни почувствовал себя симпатичным. Он никогда, конечно, не считал себя страшным, но чтобы назвать себя красивым… Он широко улыбался, а настроение было на высоте.

«Ах, мой милый Эндрю! Вот не все, понимаешь, могут оценить настоящую красоту!» — пошутил Денис в ответ.
«Если ты о своем так называемом «бывшем», то дело не в этом. Ты можешь быть самым красивым парнем на планете, а он все равно будет вести себя с тобой так же. Поверь мне, старому пердуну, видавшему жисть!»
«Не поверю!) Где доказательства того, что ты старый пердун?))»
«Вам, адвокатишкам, все доказательства да доказательства)) Ты, кстати, не берешь двойной тариф за встречи с клиентами? Один — за юридическую консультацию, второй — за любование тобой?»
«Ха-ха)) Идея) Кстати, я все хотел узнать у тебя) Кем ты работаешь, мой милый Эндрю?)»
«У меня два образования. Первое — потом скажу какое. Второе — экономическое. Я раньше много работал по первому образованию, а сейчас, в основном, преподаю. И нет-нет, да поработаю по первому образованию. Но больше преподаю, нда».
«Эээээ, преподаю что? Экономику штоль?»
«Экономику штоль)»
«Нееееет! Как человек с такой внешностью может преподавать экономику? И ты прям валишь студентов???)))»
«А то! Каких-то валю прямо на кровать)) Да шучу, шучу. Я со студентами ни-ни. Но ваще я строгий препод. В периоды сессии все стены в толчке в универе исписаны «Андрей — пидарас!». И что самое обидное, это не имеет отношения к моей ориентации)))»
«Ну, а когда же я узнаю про первое образование?»
«Расскажу, когда увидимсо)»
«Это ж когда мы увидимсо! Ты что, в Москву приехать собираешься?))»
«Ну я порой выбираюсь по делам) Но как бэ и ты с оказией можешь приехать».
«И ты со мной встретишься?))»
«Я не просто с тобой встречусь. Я приеду на вокзал, схвачу тебя в охапку, хищно озираясь по сторонам, утащу свою добычу в берлогу и буду трахать там ее во все отверстия целые сутки. Потом отпущу тебя по делам. Потом снова заберу и снова буду трахать, а потом еще, потом еще и потом, может быть, еще. Потом отвезу тебя на вокзал и, ударив тебя напоследок по твоей сладкой жопке, отпущу тебя, так уж и быть, обратно в Москву к семье)) Эзвените, нехер было такими сексуальными рождаться)»

В другой раз Денис бы поморщился от написанного, но слышать это от Андрея было невероятно лестно.

«У меня аж дыхание перехватило…)))»
«А то)) Пойду загляну к любовнику, а то лопну. Ты меня завел до безобразия! Теперь хочется живого тела) А потом завалю пару-тройку двоэшников) Но я ща подобрел чото, ррррррь) Чао, мой дивноокий Львенок!»
«Чао, мой милый Эндрю)»

Денис побродил еще немного по форуму и решил написать Ceil.

«Сил, привет) Слууууушай, я тут хотел тебя про нашего Мэнни кой-чего спросить, м?))»
«Приветик, Дэнечка) Я про него мало чего знаю, но давай, конеш) Если не что-то эдакое, то скажу)»
«Ну, для начала… Ты знаешь, как его по-настоящему зовут?)»
«Неа) Я хоть и переписываюсь с ним в личке… Но я к нему «Мэн», «Мэнни» или «Мэнчик»)) Он же ого-го) Звезда) Я не спрашиваю — он и не говорит)) Насколько я знаю от модератора, Мэнни вообще мало о себе распространяется. И о своем имени настоящем».
«Яяяясно)»
«А что? Тебе нужно его имя?)»
«Уже нет))»
«Мэнни тебе сказал?!»
«Эээээ… А ты смотрела «Убить Билла — 2»?»
«Смотрела. А что?»
«Помнишь, там в конце был эпизод, когда она применила боевой прием с пятью пальцами? Который разрывает сердце)»
«Конеш)»
«А Билл удивленно спросил: «Пэй Мэй тебя научил?!», а она, усмехнувшись, ответила, словно это само собой разумеется: «Ну конечно же, научил…»
«Можешь не продолжать)) Дэнечка, ну это о многом говорит) Ты точно похитил сердце нашего Мэна)»
«А фото его ты не видела?)»
«А вот фото свое он мне присылал) И я ему свое. Он нереально красивый))»
«Ага, я видел)»
«Так, а что ты хотел спросить-то?))»
«Да, наверное, уже ниче) По поводу его работы, образования… Ты ж вряд ли знаешь?»
«Ой, нет, ничего такого не знаю. А он тебе не говорит?)»
«Скажем так… Не все говорит) Ну ладно) Просто интересно…))»
«Дэнечка, знаешь, у меня есть такая фантазия, чтобы вы с Мэном были парой)) Прям как представлю, что два таких красавчика — и вместе… Ммммм)))»
«Ого)) Я бы не отказался)»
«Я когда с мужем сексом занимаюсь, иногда представляю, что он — это Мэн, а я — это ты) Оргазм сногсшибательный))»
«Вы неподражаемы, мадам) Главное — в самый ответственный момент не назови мужа Мэном))»
«О, да) Хотя интересней будет, если в самый ответственный момент он назовет меня Денисом))»
«Ахаха)) Лан, побегу в зал — сегодня тренировка. Еще спишемся)»

После тренировки Денис, вспомнив о просьбе Франчески порекомендовать юриста, прошерстил все свои контакты и не нашел никого, кто мог бы подойти под требования вакансии — в основном из-за незнания итальянского языка. Тогда он кинул клич на своих страницах в «ЛинкедИне» и в «Фейсбуке» и попросил о репосте, и через пару часов у него уже было две кандидатуры — вполне убедительные по своему бэкграунду девочки, чьи контакты он сразу переслал Франческе.

Глава 18

Несмотря на непростую обстановку дома, беременность видимых проблем не доставляла. Шел уже пятый месяц срока, но УЗИ в женской консультации упорно не показывало пол малыша, и супруги решили сходить в клинику, где они обслуживались по нескольким направлениям.

 — Тихонова Александра Вячеславовна? — спросила вышедшая из кабинета врач, держа в руках амбулаторную карту.
— Александрина, — поправил ее Денис.
— Александрина Вячеславовна, да, точно, — пробормотала врач, внимательно вглядываясь в карточку сквозь очки. — Проходите, пожалуйста. Папа пока может подождать в коридоре — мы вас потом позовем.

Спустя несколько минут врач снова выглянула из кабинета и предложила Денису зайти. На мониторе он сразу распознал силуэт ребенка. Врач долго и подробно рассказывала параметры и размеры и наконец объявила: «Это у нас девочка».

— Тиша, ну что, ты рад, что опять девочка? — спросила у мужа Саша, когда они вышли из клиники и направились к машине.
— Конечно, я рад.
— Или ты хотел бы больше мальчика?
— Если честно, хотелось именно девочку.
— А как мы ее назовем? Будем сейчас думать? Или потом?
— У меня пока нет идей, — ответил Денис. — Давай подумаем, поподбираем.

С мужскими именами все было бы гораздо проще — Саша хотела назвать сына Романом. Денис подумал об этом и моментально осознал, что очень, очень сильно соскучился по Роме. Но, взяв себя в руки, он прогнал мысли о своем бывшем любовнике.

Вечером Денис заглянул в онлайн-версию «Вотсаппа» убедиться для порядка в отсутствии сообщения от Ромы, а затем вышел на форум, поболтал с людьми и списался с Андреем:

«Привет, мой милый Эндрю! А мы вот сегодня ходили на УЗИ. У нас опять будет девочка)»
«Привет, мой сапфировоокий сладкогубый сердцеед! Я очень рад за тебя! Завидую страшно белой завистью тебе. У такого волшебноглазого юного сокровища есть взрослая дочь и будет еще одна! Это какой-то космос! Нам, гомосекам, этого не дано испытать, а ведь я так хотел бы иметь ребенка».
«Эндрю, ты прям засмущал меня) А я вот представляю, какие у такого неземного красавца были бы дети) Ангелы)»
«Были бы, да не будет, мой топазоглазый похититель спокойствия. Каждому свое».
«Даааа, опять эти пеленки, какашки, песни по ночам. Когда Ирка совсем крошкой была и орала полночи, а у жены уже не было сил ее качать, я брал ее на руки и пел ей песни. Всякие-разные)) И она засыпала».
«Ты ишшо и певец? Все, режьте меня)»
«Ну нет, никакой я не певец. Я более-менее норм пою, но непрофессионально, конечно) Я вообще музыку люблю, жить без нее не могу».
«Мсье меломан? И что же мы слушаем?»
«Оооо, да много чего. Я все люблю. И рок, и нью-эйдж, и поп, и фолк, и металл, и оперу, и все на свете».
«Опера хорошо, да) И что мы из оперы слушаем?»
«Ну я не знаток, просто ужасно нравятся оперные голоса. Особенно сопрано и тенор. Могу слушать бесконечно! И на несколько концертов ходил. На Травиату, например, ходил. Это Верди».
«Верди? Сирьезна? Никогда бы не подумал)))»
«Ну да, Верди) Потом еще на Мадам Баттерфляй ходил, на Фигаро)»
«Ты меня поражаешь)»
«В смысле?))»
«Ты просто какой-то невозможный) Я чо-то не помню уже, когда мне такие парни шикарные попадались) Чтоб и внешка, и мозги, и языки, и природная доброта, и искренность, и адвокатура, и дети, и поет он им по ночам своим сладким голоском, глядя на них своими лазурными светилами, и на Травиату ходит) Моя жемчужина) Ты где эти концерты слушал? Не в Питере ль?)»
«Нееет, здесь, в Москве ль) А что?»
«Гхм… Да про первое образование про мое… Питерская консерватория, вопщем».
«Даааа лааааадно??? Вокал???»
«Тенор)»
«Неееееееет!!! Ты с ума сошел! Ты тенор? Я не верю)) Тенор и препод экономики?! Какого??!))»
«Ну я какбэ прилично отпел и тут, и больше за морями-окиянами, но сразу решил, что ставить на это не буду, поэтому лет в 27 поступил на эконом. Там и познакомился со своим нынешним мужем тире сожителем) Вооот) Пение и работа по профилю на фулл-тайме — штуки сложносочетаемые, поэтому экономику я реализовал в универе, я там старший препод на полставки) Денег не платють нормальных, но у меня Костя норм зарабатывает, да и я в свое время накопил неплохо) Шучу всегда, что заработал свои деньги орально)) Ну еще треню людей по вокалу».
«Охууу…)) И что, твои студенты осознают хоть, что сдают экзамены челу, который оперный певец?))»
«Певец-огурец) Да срать им, лижбэ зачет поставил)»
«А ты Нетребко живьем видел?))»
«Я пил в компании с ней) В Вене) И не только в ней)»
«Ааааааа!!!!! Серьезно??!»
«Нет, конечно, я ведь старая усатая одноногая мексиканка)»
«))) Ну хватит)) Андрей, я не понимаю, вот хоть пинай меня!»
«Лучше трахну)) Што ты не понимаешь, мой юный чаровник?)»
«Не понимаю, нахрена человеку с такой внешностью, талантом, заграницами, тусовкой и всем таким прочим общаться с каким-то там мной? Тебе же наверняка свистнуть достаточно, чтобы у твоих ног был гарем сладкожопых смазливых парней…) Вот честно».
«Ну вообще мне редко отказывают, ага)) Но, во-первых, я перетрахал всех, кого можно (и даже нельзя))), я же и натуралов даже трахал. Натуралов, Карл!!! И меня сладкожопостью не купишь) А во-вторых, поверь мне, ты штучный товар, единичный экземпляр. Эксклюзив. Я знаю, что говорю. И пройти мимо такого сокровища — нада быть идиётом. Вуаля)»
«Ты так мягко стелешь, мой милый Эндрю)»
«И жостка трахаю)»
«))))) Ладно, я пошел переваривать всю эту информацию и отходить от шока)»
«Целую в кадык, мой синеглазый черногривый Львенок!»

Часть 19

Близилось назначенное на июнь заседание по иску Ведерникова. Денис сильно переживал за дальнейший ход процесса.

У Саши был неиспользованный отпуск, и она собиралась на несколько дней съездить в Саранск с Иришкой к родителям. Дениса это не могло не радовать — ему хотелось побыть одному, подальше от семьи, чтобы привести в порядок мысли.
Сидя на работе, он вдруг подумал о том, что уже несколько дней не проверял свой секретный мобильный. Он не забыл о нем, конечно, но высокий загруз на работе вкупе с бурным общением с Андреем наконец-то помогли ему — его действительно начали отпускать мысли о Роме.

Он открыл ящик стола и достал оттуда разряженный телефон. Через пару минут после зарядки мобильник ожил, и Денис включил его.

Сердце почти выпрыгнуло у него из груди, когда на иконке «Вотсаппа» загорелась красная единичка.

Денис открыл сообщение — оно было от Ромы, вчерашнее: «Денис, привет! Куда пропал? Как дела вообще?))»

У него зазвенело в ушах. Зачем Рома ему написал спустя почти два месяца с момента их последней встречи?

«Привет, Рома! Это я пропал? Я ждал от тебя сообщений, но ты молчал!» — написал он. Подумав некоторое время перед отправкой сообщения и представив, как бы он на месте Ромы отреагировал на такой текст, Денис стер написанное и вместо этого отправил: «Привет, Рома! Как я рад тебя слышать)) Жуткий загруз был, работа-дом-работа) Как ты поживаешь?)» Буквально через пару минут от Ромы пришел ответ:

«Нормалёк) Работа-дом-велик)) Работы оч много. Что нового в финансовой сфере?) Много наинвестировали-то?!)»
«Да все в рабочем порядке) А у тебя работы что ли больше, чем обычно?»
«Работы у меня не бывает мало. Плюс аттестации, плюс экзамены — короче, полный расколбас. Как жена?)) Вы еще не родили?)»
«Нееет, еще нескоро)) Неужели ты помнишь про это)»
«Ну, я Альцгеймером не страдаю, вроде бы)»
«))) А как у тебя на личном фронте?»
«На тройку с минусом… В последнее время у меня какая-то апатия. С парнями не знакомлюсь, желания особого нет. Секса хочется, но когда дело до него доходит, понимаю, что не хочу».
«Пропадает эрекция?» — спросил Денис, надеясь, что Рома ответит, что секса у него нет в принципе.
«Иногда пропадает, да. А если и не пропадает, то просто ни страсти, ни удовольствия реального от секса не получаю. Есть несколько знакомых парней, с кем иногда встречаюсь, но редко и без энтузиазма. И еще с парнем своим мы сильно разошлись во взглядах на дальнейшую жизнь».
«В каком смысле?» — у Дениса заколотилось сердце и перехватило дыхание от таких слов.
«Там много всего. Мы пока решили пожить отдельно, он уехал. Я ведь хочу детей, а он вообще на эту тему не хочет даже думать, закатывает мне истерики».
«Детей… в смысле усыновить? Воспитывать ребенка вместе? Или как?!»
«Нет, это уже изврат какой-то. Я же не могу так вот всю жизнь с ним провести, надо двигаться дальше рано или поздно. У меня есть пара девушек на примете, с которыми я мог бы завести детей в теории».
«И жить семьей с девушкой?!»
«В том числе и с девушкой)) А почему ты удивляешься?»
«Я не удивляюсь! Я помню, что у тебя было всегда все в порядке в плане общения с девушками) Просто я никогда не предполагал, что ты думаешь в этом направлении».
«Думаю, конечно. Я даже тебе завидую — у тебя есть ребенок и будет еще один. Я себя чувствую каким-то ущербным. Такая апатия ко всему. Как будто меня подменили. Как будто жизнь стала серой и цикличной. Нет интереса ни к чему. Одна только работа».
«Ты о чем) Какая зависть) Наоборот, это я тебе завидую, что ты сам определяешь, какой жизнью тебе жить», — написал Денис. Он хотел добавить, что будь его воля — он бы ушел из семьи, но решил, что говорить это сейчас было бы явно не к месту.
«Денис… А ты бы смог приезжать ко мне? В будни. Мой парень сейчас живет на даче, и на выходных я к нему езжу. А в будни было бы неплохо видеться».

У Дениса внутри все полыхало. Но он взял себя в руки и написал:

«Думаю, да) Не каждый день, конечно, сам понимаешь) Но вообще я бы очень хотел с тобой видеться)»
«Приезжай ко мне сегодня, м?»
«Я не против)» — ответил Денис, сам не понимая того, что он пишет. У него в одну секунду пролетела тысяча мыслей в голове — и о том, что у него сегодня появилась возможность увидеться с тем, кого так страстно желало его сердце, и о том, как он мог бы соврать жене, и о том, что ради долгожданной встречи с Ромой он готов наплевать на все…
«Отлично) Тогда давай еще позже сегодня спишемся. Я допоздна буду на работе. Ниче, если только часов в девять-десять встретимся?»
«Ничего)) Я все равно еще сам на работе)»
«А ты не из дома поедешь?»
«Нееет, если я попаду домой, то оттуда я уже не выберусь, я там прямо как Рапунцель в башне)»
«Мда) Ну то есть… Ну ок)) Оральный секс тоже норм)»

Денис не знал, как отнестись к последней фразе, но внутри все колыхалось с такой силой, что он даже не стал думать об этом и написал:

«Да, наверное норм)»
«Ок! Я тебе позже тогда напишу, ок?»
«Хорошо) Пиши, я на работе буду) Жду».

Наверное, еще минут сорок после этой переписки Денис находился в каком-то трансе. С трудом взяв себя в руки, он принялся за работу.

Близилось девять часов вечера, но Рома молчал. Денис не выдержал и написал:

«Ром, ну что, ты уже дома?)»
«Ага, но я так измотался сегодня… что у меня какое-то состояние нестояния. Не знаю насчет сегодня. Если я тебе позже напишу, через часик-полтора, ок будет? Ты еще на работе будешь?»
«Ок)» — ответил Денис, которому в столь поздний час, конечно, не хотелось сидеть на работе, но он был готов на все, понимая, что есть хотя бы призрачный шанс увидеться с Ромой.

Рома написал, когда было уже полдвенадцатого ночи:

«Ты еще не спишь?)»
«Нет)) Работаю)» — ответил Денис, который уже час, как закончил работу.
«Заедешь на полчасика на чашку чая?)»
«Да))» — ответил Денис. До этого он уже написал Саше, что, вероятно, пойдет на поздний ужин знакомиться с потенциальным клиентом в неформальной обстановке.
«Тогда буду ждать», — написал Рома и оставил адрес.

Денис мигом вылетел из офиса и сел за руль.

Глава 20

Он припарковался у монолитной новостройки и нашел нужный подъезд. Лифт мгновенно поднял его на двенадцатый этаж. Дверь в тамбур была открыта — Рома ждал его на лестничной клетке в халате и докуривал сигарету.

«Мой хороший, как же я мог не помнить твоего лица!» — пронеслось в голове у Дениса в ту секунду, когда он увидел улыбающегося Рому и ступил к нему навстречу на подкашивающихся ногах. Они поздоровались и зашли в квартиру. Денис нагнулся разуться, поднялся и увидел перед собой близко стоящего Рому.

— Ну, привет, — мягко улыбаясь, сказал ему Рома, обнимая Дениса за плечи и легонько целуя его в губы.
— Привет… — едва выдавил из себя Денис, обнял Рому и прильнул своей головой к его плечу.
— Проходи! Вот так я и живу.

Денис был приятно удивлен квартирой Ромы. Она была окутана неярким рассеянным светом, чуть заметный беспорядок органично вписывался в стильный интерьер, решенный в темных тонах. В спальне Денис увидел огромный телевизор и большую кровать, над которой висело черно-белое панно. В гостиной напротив мягкого высокого дивана стояла еще одна ТВ-панель с домашним кинотеатром и игровой приставкой. Стены коридора и прихожей были разрисованы силуэтами городских прохожих в натуральную величину и снабжены тусклой подсветкой в стенах и в полу. Темно-серая длинная кухня была буквально напичкана бытовой техникой — от посудомоечной машины и мультиварки до кофемашины и очистителя воздуха. На столе стояла пепельница и лежала пачка сигарет, но кухня не была прокурена. Денис примерно так и представлял себе дом, где не живет женщина. Он чувствовал там себя спокойно и комфортно.

— Ой, холодильник прямо как у меня дома! — не нашел ничего лучше сказать Денис.
— Будешь чай или кофе?
— Я бы зеленого чая выпил.

Рома налил ему чай, сел напротив Дениса и закурил.

— Я очень рад, что увидел тебя, — сказал он мягким приятным голосом, по которому Денис тосковал все это время каждой клеточкой.
— А я как рад! Ром, ты немного грустный?
— Ну, как я тебе и писал, у меня сейчас непростой период. Даже вот секса не хочется, а это на меня не похоже. Ты не против, что я тебя просто на чай пригласил? Время-то уже первый час пошел.
— Нет, что ты! Ты спать, что ли, собрался уже? В халате сидишь.
— Да просто душ сейчас принимал.

Они проболтали минут сорок — про детство, про первую девушку, про первого парня, про выпускной, про алкоголь… Денис старался вести себя как можно более сдержанно, но, видя живую мимику на лице Ромы, вглядываясь в его умные и одновременно по-мальчишески озорные глаза, он иногда срывался и вскрикивал: «Да ладно?! Вот это да-а!», чем, казалось, вызывал смущение у Ромы.

— Как у тебя с сексом? — спросил вдруг Рома.
— Да так себе. Иногда жена не может сдержаться и делает минет — ей всегда это нравилось. Вот, собственно, и весь мой секс.
— Ну, а с парнями?
— Ром… Ты такой забавный! Я ни с кем не встречался. Не хочу.
— То есть последний секс у тебя со мной был, ты хочешь сказать?!
— Ну конечно!
— Денис, это ненормально! Слушай, без обид, но я тебе не верю.
— Ром, ну я тут ничего не могу поделать, — Дениса расстроило то, что сказал Рома. — Я правда ни с кем не встречался. Честное слово!
— Не надо оправдываться, ты чего? — с быстрой улыбкой сказал Рома. — Как у тебя с женой?
— Не очень. Меня все чаще посещают мысли, что не хочу с ней жить. И никогда особо не хотел. Особенно сейчас, когда я спустя столько лет снова попробовал с мальчиком. С тобой, Ром.
— Денис, главное — не теряй голову, — ответил Рома и взял его за руки. — Ты привыкнешь и, я уверен, сможешь нормально сочетать жизнь с женой и тягу к мальчикам. У меня есть один такой знакомый парень. Радуйся, что не влюбился! Вот что губительно для семьи, для отношений. Поверь мне как человеку, который был сильно влюблен в девушку — я же даже сделал ей предложение несколько лет назад, потом расскажу… Я был сильно влюблен и в девушку, и в парня. Ну, в того. Помнишь, я рассказывал?
— Конечно, помню.
— Так вот, влюбленность в парня ни в какое сравнение не идет с чувствами к девушке. С парнем все сильнее, больнее, серьезнее, это просто сумасшествие. Просто одержимость…

«Глупый, я так хорошо все это знаю!» — так и не терпелось ответить Денису, но он кое-как сдержался и вместо этого сказал:

— Нда-а, понятно. Я уже плохо помню, что чувствовал к жене. Я ее люблю, конечно, но на самом деле никогда не был влюблен.
— Так любовь важнее влюбленности.
— Может, ты и прав.
— Денис?
— А?
— А ты немного изменился. Какой-то более уравновешенный стал, не обижайся, — улыбнулся Рома. — И волосы, я смотрю, решил отращивать.
— Как вы и просили, — с улыбкой ответил Денис. Он смотрел на Рому такими влюбленными глазами, что то и дело отводил взгляд на красный огонек сигареты, чтобы не выдать себя.
— Глупенький мой, — тихо шепнул ему Рома и поцеловал Дениса.

Денис горячо выдохнул и прикрыл глаза. Рома начал целовать его сильнее, гладить сквозь джинсы его ногу. Он откинул халат, взял руку Дениса и положил себе на плавки. Денис буквально задрожал, когда сквозь ткань почувствовал набухающий член, и спустя секунду скользнул вниз на колени, резко распахнул халат и коснулся зубами плавок. Рома запустил руку в его волосы, потом заставил приподняться и глубоко поцеловал его. Затем он стянул с Дениса рубашку, встал перед ним, скинул халат и снял трусы. Денис с жадностью поймал качающийся член ртом и начал его сосать, постанывая от удовольствия и осознания того, что все это наконец случилось. Рома стал резкими толчками вгонять член Денису в горло, проводя тыльной стороной ладони по его щеке. Он поднял Дениса с коленей, расстегнул ему джинсы и жестом попросил снять их. Раздевшись, Денис снова опустился на колени и продолжил ласкать любимого. Он проводил языком по стволу члена, играл губами с яичками и время от времени поглядывал вверх на томное лицо Ромы. Накатывающий рвотный рефлекс он изо всех сил сдерживал, стараясь делать так, чтобы Рома его не замечал. Рома ускорился, его дыхание участилось, а движения стали грубыми, что сильно заводило Дениса. Рома вынул член изо рта, несколько раз ударил им по языку Дениса, после чего схватил его рукой за шею, приблизил к себе и со стоном кончил ему на грудь. Денис заметил, что спермы было мало. Он, улыбаясь и глубоко дыша, смотрел на Рому, который затем опустился на колени, откинул сидящего перед ним Дениса немного назад и сказал: «Теперь ты!» Денис начал быстро мастурбировать. Он был настолько возбужден, а Рома так сильно сминал его ногу и время от времени целовал в нос и губы, что Денис кончил на себя буквально через пару минут, испытав острый, хотя недолгий оргазм.

— Добрый вечер! — улыбаясь, шепнул ему Рома и поцеловал. — А теперь в душ!

Теплая вода никак не хотела смывать сперму с живота и груди. Намыливая тело, Денис заметил, как из стыка шланга и насадки душа подтекает вода, словно насадку неплотно прикрутили. Он вылез, вытерся и повязал полотенце на поясе. Его взгляд упал на полку у раковины, на которой стояли тубы с пеной для бритья, пасты, лосьоны. Денис увидел коробку из-под мирамистина и рядом — сам флакон со средством.

— У тебя телефон раз шесть, наверное, звонил, пока ты мылся, — сказал ему Рома, когда Денис вернулся на кухню. — Наверное, жена? Время-то полвторого. Тебе, видимо, домой пора? Только не подумай, я не тороплю.
— Да, мне правда пора, хоть я и не хочу… Просто если не вернусь или не отвечу, за мной прилетят вертолет, скорая и ЦРУ. Рома, мне было так хорошо сейчас. Мне не хватало этого вечера!
— Я рад слышать, — с некоторой иронией сказал Рома и улыбнулся.

Когда Денис зашел домой, Саша лежала в постели и всхлипывала. Он для виду сходил в душ и лег с ней.

— Тиш, ты почему не отвечал?
— Да в дороге был, не слышал.
— И как встретился?
— Нормально. Время покажет.

Больше они не разговаривали. Денису, по большому счету, было плевать, поверила ли ему Саша.

Глава 21

В следующие дни Рома, как обычно, был скуп на общение. Односложные «Да», «Нет» и «Пока!», которые приходили от него в ответ на сообщения Дениса, сводили Дениса с ума.

— Понимаешь, у меня реально ощущение, что он закрывает за мной дверь, потом куда-то исчезает, а его телефон берет другой человек, — делился Денис с Наташей Карповой. У них были заседания в арбитражном суде в одно и то же время, и они договорились пообедать после.
— Тихонов, ты не принимай так близко к сердцу. Ну он не писун. И все.
— Я пытаюсь себе это объяснить… Но тут еще… Он в последний раз когда узнал, что я смогу приехать к нему только из офиса, сразу стушевался. Сразу такой: «Не знаю, не уверен, давай попозже напишу».
— В смысле, он понял, что ты будешь, как бы… не подготовлен для… Ну?..
— Ну да!
— Вот ведь засранец.
— Но это не все. Он меня встретил уставший, в халате после душа. После секса спермы было мало, насадка душа была неплотно прикручена, мирамистин открытый стоял в ванной. Как будто поняв, что со мной не обломится, он кого-то до меня к себе пригласил.
— Тихонов, у тебя паранойя! Ты и так помешался на нем, а тут еще это. Объяснений всему этому может быть миллион. Он же тебе говорил, что устал, много работает. И говорил, что его чувства к тому любовнику еще не прошли. Он же сразу предупредил тебя, что его время от времени может штормить по этой теме. Ну че ты как маленький?
— Ты думаешь?
— И посмотри на это с другой стороны. Даже если, — Наташа громко и протяжно сказала слово «если», — он с кем-то спал до тебя, то сам посуди — он же тебя пригласил все равно? И пригласил изначально не для секса. Не для секса! Так ведь? Это о многом говорит!
— Ну… Я просто… Не имею права от него ничего требовать, но внутри все сжимается, как подумаю, что я для него просто мальчик для секса. И что он обо мне не думает совсем.
— Он о тебе, конечно же, думает. Но просто не в том ключе, в котором о нем думаешь ты. Он о тебе не «уже» не думает, а «еще» не думает. Усекаешь?
— Усекаю, — буркнул Денис. — Хочу написать ему.
— Напиши! Даже если без результата!
— Да пофигу на результат. Пусть он даже смайлик в ответ пришлет. Мне бы просто знать, что в эту секунду его пальцы пишут мне, что его мысли обо мне хотя бы так.
— Да, Тихонов… Угораздило же тебя.
— Это точно. И ведь в теории он же мог бы быть точно такой, как есть, но туповатый. Или такой, как есть, но чтоб от него воняло. Или член маленький. Или картавил. Или, не знаю, курьером работал. Или кончал чтоб быстро. Или с родителями вместе жил. Или бухал. Или ростом ниже меня был. Или на «Матизе» ездил. Или…
— Тихонов, ты прав — только в теории. Мы тебя, что ли, плохо знаем с тобой? Если на тебя и мог рухнуть кто-то с неба, то только такой. Чтобы все при нем. В полной комплектации. Только так и никак иначе. Чтобы если и снесло башню, то капитально и надолго, как и произошло. Вообще без вариантов. Иначе ты будешь не ты, Тихонов. Расскажи лучше, как у тебя проходит общение с тем великолепным романтиком? Как его там — Мэн?
— Мэн. Он же Эндрю, он же Андрей.
— Он же Гоша!
— Ага, он же Гоша, — засмеялся Денис. — Он очень мне нравится. Мне даже один раз показалось, что я в него немножко влюбился. Он такой необыкновенный, красивый, а главное — я ему интересен!
— Ну потому что Рома твой — секс-машина. Это не плохо, но просто это факт. Понятно, что он параллельно с тобой трахает всех направо-налево.
— Уверен, что Мэн трахает их еще больше, — сказал Денис. — По поводу Ромы не знаю, Карпова. Вот правда. Свечку не держал, поэтому хрен поймешь, действительно ли у него сейчас все грустно, сплошная работа и все такое, или он просто так говорит.
— Ты продолжай с этим Андреем общаться. Я обожаю таких людей. Нестандартных. Когда твой плач Ярославны по Роме поутих — это же все благодаря ему?
— Ну да. Я и не собираюсь с ним прекращать общение независимо от того, как пойдет с Ромой.
— Вот и замечательно. Ну, пойдем, может?
— Пошли. У меня завтра тяжелый день. Утром надо успеть Сашу с Иркой на вокзал отвезти, потом после обеда процесс тот по итальянке.
— Где пацана делят?
— Ну да. Надо готовиться.
— Очень интересно! Ты отпишись мне потом, как процесс пройдет!

Глава 22

— По иску Ведерникова Олега Владимировича к Палмери Франческе об определении места жительства ребенка есть кто? — монотонно спросила помощница, выглядывая в коридор. Денис и его коллега Алла Елисеева прошли в зал. Вместе с ними в зал зашла очень толстая женщина, похожая на какую-то добродушную тетушку из диснеевского мультика. «Наверное, опека пришла», — сказала Денису Алла.

Из совещательной комнаты вышла судья. Сегодня она, казалось, была еще привлекательнее — густые светлые волосы волной спадали вниз, контрастируя с мантией, а очки в черной оправе внушали строгость и рабочий настрой одновременно.

— Уважаемые стороны, сразу говорю, что мы получили вчера по электронке ходатайство от стороны истца. В связи со срочной командировкой представителей они просят отложить заседание и не рассматривать дело по существу. Вот, если хотите, посмотрите, я тут скан распечатала, — судья обратилась к Денису.

Денис подошел к судье и взял из ее рук распечатку. Быстро пробежавшись по тексту, он вернул документ и сказал:

— Уважаемый суд, мы не будем возражать против отложения. Тем более, как я вижу, адвокаты истца пишут о том, что собираются о судебно-психологической экспертизе родителей ходатайствовать.
— Суд будет откладывать заседание, — решительно сказала судья. — Но до этого суд хотел с органами опеки пообщаться, у нас сегодня аж целый представитель в зале.
— Да, Ваша честь! — толстая женщина резво вскочила с места и смущенно улыбнулась.
— Подскажите, пожалуйста, вы сформировали свою позицию по делу? — спросила судья у юриста органов опеки.
— Пока никак не сформировали, Ваша честь! Ну то есть мы в курсе, о чем иск и о чем, соответственно, встречный иск. Но мы просто обычно обследуем жилищные и прочие условия, смотрим, в какой обстановке воспитывается ребенок. А в нашем же случае ребенок, как написано в иске, целый год у нас в России не живет, в итальянскую школу ходит. Я, честно говоря, затрудняюсь предположить, как мы тут выскажемся при данных-то обстоятельствах. Если ничего не изменится, будем на усмотрение суда оставлять. Мы не знаем сейчас, что там эти условия из себя представляют.
— Собой, — послышалась реплика судьи.
— Простите, Ваша честь? — прищурилась юрист органов опеки.
— Не «представляют из себя», а «представляют собой».
— Ну… да… наверное.
— У суда вопрос к адвокату ответчика, — повернулась судья к Денису. — Вы можете, чтобы мы просто тут не городили огород и не ходили все на ушах, заранее уточнить, могут ли органы опеки Рима как-то изучить условия проживания ребенка? Может, там процедура предусмотрена какая-то? Мы бы и запрос через вас направили, если надо. У нас, ясное дело, сторона отц… истца… Отца, истца — какая уж разница, да? — вдруг пошутила судья, улыбнулась, но через мгновение ее лицо стало снова серьезным. — Сторона истца предоставит, надо полагать, доказательства, подтверждающие условия возможного проживания ребенка в Москве, опека на это посмотрит, суд на это посмотрит. Но суду хотелось бы того же самого из Италии. И я хочу быть предельно правильно услышанной — я не советую и не рекомендую. Вы сторона и решать вам. Просто было бы продуктивно, если бы у меня в деле были доказательства от обеих сторон. Очевидно, что родители, вы уж простите за такую лексику, мы же все здесь коллеги, — посмотрела она на всех и продолжила, — родители не маргиналы, к деклассированным слоям населения не относятся. Дела этой категории сложные, особенно когда оба родителя условно хорошие, условно нормально зарабатывают и условно нет явных оснований полагать, что с кем-то ребенку будет хуже. Поэтому тут как нигде у нас, по сути-то, состязание фактов, а не норм права. То есть, даже если оба родителя «хорошие», — последнее слово судья взяла в воздушные кавычки, — ребенка-то все равно с кем-то из них оставлять придется. Много сказала, но вопрос мой понятен, я думаю?
— Да, уважаемый суд! — сказал Денис. — Мы обязательно узнаем, можно ли через итальянские органы, через их какие-то социальные службы изучить обстановку, в которой сейчас находится ребенок. Да вы сами посудите! Ой, простите за каламбур, — улыбнулся он. — Я просто хочу сказать, что мальчику там априори не может быть плохо. Карло сейчас живет в Риме, Ваша честь, с мамой, которая работает журналистом и которая собирается сочетаться браком с человеком, занимающим не последний пост в большом местном обувном холдинге. Ну, и это Италия, в конце концов, Ваша честь! — Денис с широкой улыбкой посмотрел на судью. Уголки ее губ едва заметно дрогнули, но выражение лица не изменилось, и она сказала:
— Италия или Россия — не краеугольный камень. Суд определяет не конкретную территорию, где будет жить ребенок, а родителя, с которым он останется. Так! Это уже похоже на толчею воды в ступе. У меня мало времени. Опека! — обратилась судья к толстой женщине. — Я в любом случае хочу видеть от вас письменную позицию.
— Мы подготовим, Ваша честь! — учтиво ответила ей юрист опеки.
— Превосходно. Так-так… У меня сейчас все крайне плохо с графиком. Надеюсь, жаловаться на волокиту никто не будет? — улыбнулась судья. — Могу предложить вам первое августа десять ноль-ноль. Устраивает?
— Да, Ваша честь, — почти хором отозвались присутствующие в зале.

Выходя из зала, Денис как бы невзначай сказал Алле: «Мда, как же спокойно мы позаседали без истца!», но громко, чтобы судья слышала. Он обернулся на судью, которая, записывая что-то у себя в бумагах и не поднимая головы, сказала: «Не самое корректное замечание».

Приехав в офис после заседания, Денис первым делом написал отчет о процессе и выслал его итальянским адвокатам Франчески и ей самой с предложением созвониться завтра и обсудить все более подробно.

Денис возвращался с работы в хорошем настроении. Он знал, что дома никого нет и что он сможет насладиться тишиной и уединением, которое было так ему необходимо. Саша с Ирой уехали почти на две недели, и этих каникул Денису было вполне достаточно.

Первая неделя без семьи пролетела как один день. Денис был сосредоточен на работе и старался не думать о Роме.

В один из дней он, приехав с работы домой, зашел на форум, оставил несколько комментариев и увидел новое входящее сообщение от Андрея.

«Привет, ясноокое сокровище! Чо-то ты куда-то пропал! Забыл старика) Как дела, Львенок? Мы вот футбол смотрим, жрем чипсы и глушим пиво с друзьями».
«Привет, привет, мой милый Эндрю! Все в делах, все в заботах. Футбол — неееее, я лучше на чистый лист бумаги посмотрю, и то интересней будет. Ниче не понимаю в футболе. И вообще в спорте».
«Рррррь) Твоя спортивная невинность почти так же притягательна, как невинность сексуальная, Львенок! Что новогэ?»
«Оххх… Я неделю назад виделся с моим… Вот даже не знаю, как назвать его)»
«Со своим дураком, Львенок! И чо? Трахался? А ну отвечай живо!)))»
«Ну, в какой-то степени можно и так сказать) Но я и этому был рад. Меня тянет к нему, я прям не могу. Не отпускает никак…»
«Дуракам везет! Нет, ну мне правда непонятно. Такой шикарный парень, в котором столько секса и желания… В тебе столько нерастраченной любви, что счастлив будет тот, кто тобой овладеет, соберет сочащийся из тебя чистейший экстракт секса в сосуд, повесит его на тесьму на шею и будет время от времени отпивать».
«Мой милый Эндрю… У меня дыхание от этих слов перехватывает! Я так устал от всей этой неопределенности… Хочется умереть. Сил нет, вот правда. А забыть его не могу. Да и не хочу… Ну вот почему он — это не ты?»
«Мой дивноокий Пьеро! Сильный, но слабый и нежный. Податливый, как воск в моих горячих руках; трепетный, как олененок; вдохновенный, как юный поэт».

Пока Денис писал ответ, раздался звук нового сообщения в «Вотсаппе». У Дениса от неожиданности округлились глаза. Это был Рома: «Привет, Денис) А я в кино собираюсь. Присоединишься?»

Глава 23

Денис оторопел от такого. Он даже забыл про то, что писал Андрею. Осознав, что все это происходит наяву, он ответил:

«Привет, Рома! Круто) Я с удовольствием!»
«Но только сеанс поздний, 23:30)»
«Прекрасно!»
«Что, пойдешь?)»
«Если пригласишь, то пойду!»
«Так я приглашаю!»
«Так я иду!)»
«Отлично вечер складывается) Давай тогда в 23 ноль-ноль у касс! До встречи)»

У Дениса оставался час. Он не знал, как в дальнейшем сложится вечер, но внутри теплела надежда на то, что после кино они с Ромой не разъедутся сразу по домам. Денис зашел ванную и взял в руки душ. Он ни разу не интересовался его конструкцией в нужном ему смысле, но не без радости обнаружил, что шланг душа откручивается от насадки.

Денис быстро домчался до кинокомплекса по свободной вечерней Москве. Те десять минут, что он ждал Рому, показались ему вечностью. И вот он увидел, как Рома поднялся на эскалаторе и быстрым шагом направился к Денису. Он был в футболке в сине-белую полоску и джинсах, выглядя в этом намного моложе своих 33 лет. Денис смущенно улыбнулся ему и протянул руку. Рома пожал ее и обнял Дениса, который почти опьянел от родного запаха сигарет и арбузной жвачки. Похлопав Дениса пару раз по спине, чтобы создать у окружающих видимость, что встретились просто два друга, Рома мягко сказал ему:

— Ну? Привет!
— Привет! Я так рад тебя видеть, Ром!
— Я тоже тебя очень рад видеть! Как здорово, что тебе удалось выбраться в такое позднее время.
— А я сейчас один. Жена с дочерью уехали неделю назад, только через несколько дней вернутся.
— А-а-а-а, ясно. Ну, правильно сделали — нечего летом выхлопными газами дышать. Что, пойдем?
— Пошли. Это в 3D?
— Не, обычный. Не люблю 3D. И вообще, мне приходится очки на очки надевать, — улыбнулся Рома.
— Да я тоже не фанат 3D. Представляешь, я ведь первый раз иду в кино с парнем. В этом самом смысле. Ну ты понимаешь.
— Первый раз? — удивленно посмотрел на него Рома.
— Ну естественно! — Денис подумал, почему же Рома постоянно удивляется. Он или забывает, что у Дениса никогда не было даже зачаточного уровня отношений с парнями, либо действительно не очень верит всему, что говорит Денис, принимая это за флирт.

Пока шел фильм, Дениса клонило в сон. Он намеренно прохладно держался с Ромой и даже не поглядывал на него, лишь порой поворачиваясь к нему, чтобы улыбнуться в ответ на его редкие комментарии. Рома же был всецело поглощен событиями фильма. В свете экрана своим и без того красивым гладким лицом он был похож на старшеклассника, зачарованного любимой фантастикой. Иногда Рома приподнимался в кресле, иногда — подавался всем корпусом вперед, ставя локти себе на колени и подпирая ладонями подбородок, и тогда Денис, вжавшись в кресло, тихонько поворачивал к нему голову и жадно любовался профилем своего любимого, отмечая контур подкачанных рук, стройность длинных ног, манящую ровную широкую спину и вообще каждый сантиметр этого высокого, прекрасно сложенного тела.

Когда фильм закончился, на часах было полвторого ночи.

— Я на улице припарковался. А ты? — спросил Рома, когда молодые люди вышли из здания.
— А я на подземной.
— Ну что, выезжай тогда и паркуйся рядом со мной! Хоть пообщаемся.

Денис выехал из подземного паркинга и встал рядом с черным «БМВ», в котором сидел Рома и курил. Как тогда, в конце марта. Денис заглушил двигатель, подошел к машине Ромы и сел на переднее пассажирское сиденье. На его лице была улыбка. Он повернулся к Роме и сказал:

— А мы ведь точно так же встретились тогда, в марте. Ты сидел, курил, вот точь-в-точь в такой позе. Я тебя таким запомнил.
— Да? — улыбнулся Рома, затягиваясь.
— Да. Три месяца, считай, прошло.
— Может, лучше поболтаем у меня дома? — перебил его Рома.
— Поехали, — спокойно ответил Денис, сдерживая вихрь эмоций, которые овладели им, когда он услышал это долгожданное предложение. — Ты тогда езжай, а я за тобой следом.

Это была дикая поездка на высоких скоростях. Рома филигранно лавировал между редкими машинами на шоссе, но Денис не уступал ему в водительском мастерстве. Наконец они подъехали к дому. Знакомый подъезд, знакомый лифт. Знакомая квартира. Как только захлопнулась дверь, Рома подошел к Денису и, сказав: «Ну привет!», поцеловал его, а потом кинул ключи и свою сумку на стоящую в прихожей кушетку.

Они прошли на кухню. Денис почувствовал, что ему хочется здесь остаться. Рома налил чаю, поставил на стол какое-то печенье и закурил. На висящем на стене небольшом телевизоре шел «Южный парк».

Они, как обычно легко найдя темы для разговора, были поглощены беседой.

— Ром, а ты какими делами занимаешься на работе, если не секрет? Ну, это суды или договоры какие-то? — спросил Денис таким неуверенным тоном, словно ничего не понимает в юридической профессии.
— Суды, — улыбнулся Рома. Его голос, как всегда, звучал ровно, спокойно, невероятно уверенно и приятно, с легким привкусом улыбки. — Много-много-много судов. Тебе будет неинтересно.
— Рома…
— Ау?
— Мне тебя очень не хватало, — кое-как сказал Денис, не зная, правильно ли он делает.
— О как! — улыбнулся Рома. — Иди ко мне поближе.

Денис пододвинулся к Роме и поцеловал его.

— Пойдем в комнату, — шепнул ему Рома, поднялся, взял Дениса за руку и повел в спальню.

В ночной уличной темноте высились соседние корпуса домов, и квадратики света от их окон словно осели на приоткрытом окне спальни, где горел еле заметный ночник, которого, однако, было достаточно, чтобы осветить висящее над кроватью черно-белое панно, так понравившееся Денису еще в прошлый раз. Они стояли у окна друг перед другом. Денис увидел в нем отражение двух фигур — совсем как в их первый раз тогда, дома у Дениса.

Денис почувствовал прилив невероятной нежности, когда обнял Рому и ощутил руками его спину. Через мгновение они уже лежали на кровати, беспорядочно срывая одежду и буквально впиваясь друг другу в губы. Денис стянул с Ромы джинсы. Трусов на Роме не было. Денис бросил хищный взгляд на лежащего перед ним любовника и припал к его члену. Он сосал член своего любимого горячо и страстно, положив одну ладонь ему на бедро, а вторую — на живот. Рома обхватил обеими руками скулы Дениса, словно фиксируя его голову над своим пахом, и начал резко и грубо двигаться, вгоняя свой член ему в горло. Физическое ощущение сдавленности и желание откашляться переплелось с эмоциональным экстазом, который накрыл Дениса от осознания, что это происходит с любимым человеком. Пусть и не любящим. Денис постарался открыть рот шире, когда почувствовал, как член Ромы несколько раз коснулся зубов. «Опять кусаемся», — тихо шепнул Рома. Он вытащил член изо рта Дениса и поднялся на колени, после чего легким толчком уложил Дениса на спину, привстал над ним, постучал несколько раз головкой ему по губам и языку и, вставив член в рот, всем телом словно навалился ему на голову. Денису показалось, что сейчас его горло порвется, он машинально ухватился за бедра Ромы и оттолкнул его от себя. Рома дал ему отдышаться, лизнул языком его губы, после чего снова вставил свой член ему в рот и сделал несколько безжалостных глубоких толчков, вызвав у Дениса сильный кашель.

— Тебе не нравится? — спросил Рома Дениса.
— Мне очень нравится, мой хороший, — едва слышно прошептал Денис. Он не врал. — Просто непривычно, у нас так редко это бывает.

Рома провел рукой по животу Дениса, потом по ягодицам и несколько раз погладил колечко ануса. Достав из тумбочки смазку, он нанес ее на палец и стал медленно вводить его в лежащего на спине Дениса, который глубоко задышал и сжал пальцами простынь. Коснувшись несколько раз кончиком языка сосков Дениса, Рома достал презерватив и попросил Дениса встать на колени и повернуться к нему спиной. Он положил свою руку на талию Дениса и начал медленно входить в него. Денис испытал ту же резкую боль, как в их первый раз у него дома. Он издал протяжный стон, когда почувствовал, как Рома наконец преодолел оборону и неглубоко вошел в Дениса, после чего стал двигаться не на всю длину, постепенно увеличивая темп.

— Все в порядке? — услышал через какое-то время Денис.
— Да, мой хороший…
— Ты такой сладкий! Я так хочу тебя, — шепнул ему Рома, крепко сжав руку на его талии.

Денис только успел сказать: «И я хоч…», но не закончил, потому что Рома стал резко двигаться, буквально вдалбливая себя на всю длину в Дениса. Денису почти не было больно — он максимально расслабил анус и старался насладиться каждым движением, каждым ударом ног Ромы о ягодицы и бедра Дениса. Он приоткрыл глаза и увидел, как колышутся подушки от этой сумасшедшей скачки. Рома взял Дениса за шею и с силой потянул на себя, прижав его спину к своей груди и еще сильнее ускорив темп. Денис перестал чувствовать боль. Он вдруг ощутил, как словно откуда-то из-за воображаемых гор несется горячая волна. Он мысленно сконцентрировался на этой волне и почувствовал, как его член почти полностью встал. Рома обхватил обеими руками его грудь, плотнее прижимая его спиной к себе, и языком проник Денису в ухо, горячо дыша. Как только к Денису пришло знакомое сочетание неги, желания сходить в туалет и предэкстазного накала, он понял, что сейчас испытает оргазм. И он наступил — сочный, словно пробивающий тело сразу в нескольких местах. Через какое-то время он ощутил дискомфорт — в нем будто стало мало места, но он понял, что это простата набухла и словно выталкивала член Ромы наружу. Рома же не сбавлял оборотов — он с силой оттолкнул Дениса от себя — тот упал на локти и уткнулся лицом в подушку, не переставая дышать и стонать. Рома держал Дениса одной рукой за талию, другой — за плечо, и резко вколачивал себя в него. Денис не чувствовал кровати и как будто не ощущал себя — он словно летал в какой-то темноте. Он коснулся рукой своего члена, который теперь стоял лишь наполовину, и в этот самый момент его накрыла вторая волна — из члена вытекла еще одна порция спермы. «Дениска, умоляю, ну потише! Ты же весь дом перебудишь!» — послышалось сзади, но Денис не понял, звучат ли эти слова на самом деле. Он не чувствовал реальности. Не почувствовал он и того, как Рома резко вышел из него, сорвал с себя презерватив и со стоном кончил Денису на спину, после чего повалил Дениса на живот и накрыл его своим телом.

— Добрый вечер, — едва-едва пробормотал Рома в ухо Денису, все еще часто дыша.
— Добрый вечер, мой хороший, — с трудом двигая губами, ответил Денис.
— Ты так стонал, почти кричал…
— Ром, я два раза кончил.

Рома встал с него, после чего поднялся Денис. Рома провел рукой по мокрой от спермы простыне.

— Слушай, ты понимаешь, что ты счастливчик? Ты каждый раз так кончаешь? — улыбался Рома.
— Не знаю, сегодня был второй раз.
— Охренеть! — Рома встал с кровати. — Дойдешь до душа? Я пока простыню поменяю.

Денис, шатаясь, пошел в сторону душа, но, почувствовав легкое головокружение, прислонился к косяку. Проходящий мимо Рома игриво коснулся рукой голого тела Дениса и сказал: «Донести — не донесу, но доведу», помогая Денису дойти до ванной.

— Если бы не мое сниженное сейчас либидо, я бы тебя еще долго из постели не выпустил, — улыбаясь, сказал ему Рома, когда они сидели на кухне после душа.
— Я не уверен, что смог бы продолжить, — хмыкнув, ответил Денис, поднося ко рту стакан с водой.
— Денис, ты не понял! Если бы не полпятого утра и не мое разбитое состояние, — посмотрел на него Рома, улыбнулся и повторил почти по слогам: — Я бы тебя из постели не выпустил.
— В следующий раз, — ответил Денис и со шкодливой улыбкой вопросительно посмотрел на Рому.
— Ну хорошо! Денис, без обид, но уже почти утро, и тебе либо надо собираться, либо пойдем спать.
— А можно я выберу вторую опцию? — смущенно глядя на Рому, спросил Денис и скромно улыбнулся.
— Пойдем, — ответил Рома и пошел в спальню. — У нас завтра пятница же?
— Ага. Ты во сколько будешь вставать?
— Там посмотрим. Я могу на работу после обеда прийти. Тем более завтра в одиннадцать ко мне уборщица придет — надо дождаться. Денис, давай тогда сам будильник ставь и вставай.

Денис поставил будильник на полвосьмого. На улице уже было светло. Они легли в постель. Денис не знал, как это — спать с парнем. Он лег на спину, как мумия фараона, и укрылся одеялом.

— Это еще что? — посмотрел на него Рома. — Иди сюда, ко мне.

Денис положил голову Роме на грудь, а потом услышал, как Рома, нежно обнявший его обеими руками, спустя полминуты засопел. У Дениса же никак не получалось заснуть — сон точно рукой сняло. Он пару раз поцеловал грудь своего любимого и плотнее к нему прижался. Ему было так уютно и приятно, что на мгновение показалось, будто он начал таять. Минута шла за минутой, Денис находился в состоянии дремы, но не спал, слушая, как сердце спящего Ромы отдает у него в ушах мягким ровным стуком. «Мой любимый», — шепнул Денис.

Он проспал не более двух часов, когда раздался противный звук будильника на телефоне. Полежав еще пару минут, Денис встал с кровати и осмотрел комнату, на полу которой была разбросана их одежда. Это выглядело совершенно прекрасно. Он нашел трусы, носки, джинсы и рубашку. На голове у него был беспорядок. Он подобрал с пола валяющийся там презерватив и завернул его в лежащую на тумбочке салфетку.

— Ты чего такой бодрый? — сквозь сон прошептал Рома, не открывая глаз.
Денис повернулся к нему и улыбнулся. Одевшись, он присел на краешек кровати, провел рукой по волосам Ромы и шепнул: «Ты за мной закроешь? Или мне просто захлопнуть дверь?»

Он не дождался ответа — Рома приоткрыл глаза, улыбнулся, схватил руку Дениса и потащил ее к своему члену. У Ромы была каменная эрекция. Сделав несколько движений рукой, Денис спустился вниз и начал сосать, слыша, как Рома слегка постанывает. Потом Рома привстал, приблизил к себе Дениса и, глядя глаза в глаза, сказал: «Посмотри на меня. Я хочу тебя запомнить на подольше». Денис улыбнулся и снова потянулся к члену, но Рома сказал: «Утром мне очень долго надо, ты так челюсть себе вывихнешь. Ничего, я сам справлюсь», — и подмигнул.

Денис поцеловал Рому и ушел. Доехав до дома, он зашел к себе в пустую залитую солнцем квартиру. Бросил взгляд на фотографию жены с дочерью, на стены, на мебель. Все выглядело таким родным. Он вдруг неожиданно для себя громко прошептал, словно обращаясь к невидимому собеседнику: «Мой любимый, я хочу к тебе! Я не хочу ничего больше!»

Он зашел в ванную и разделся. Всхлипывая, он включил воду, встал под душ и довольно быстро успокоился.

Весь следующий день Рома, конечно же, ничего не писал. Денис был к этому готов и старался реагировать ровно, не компостируя ему мозги. Лишь раз, вечером, он написал ему:

«Ром, спасибо за вчерашнюю ночь) Мне было очень хорошо с тобой) Сладких снов)»
«Даааа, я заметил, что тебе было неплохо) Пока)»
«Надо повторить, как думаешь?»
«Повторим!» — написал Рома и прислал подмигивающий смайлик.
«У меня еще три дня, пока семья не вернулась) И мы могли бы хорошо провести время».
«Ок, на связи».

Спустя пару дней Денис аккуратно напомнил Роме, что у него осталась последняя ночь.

«Ну вообще да, мне чего-нибудь хочется))» — написал ему Рома.
«Отлично! Я сегодня свободен как ветер!) А еще я соскучился по тебе, Ром».
«Оу)) Денис, я не обещаю, потому что еще дел много. Я тебе сам напишу тогда позже. Окей?»
«Буду ждать)»

И он ждал весь вечер. Ему сильно захотелось чего-нибудь выпить, но одна только мысль о том, что Рома ему напишет, и нужно будет садиться за руль… Денис смотрел, как одна минута сменяет другую на часах его ноутбука, и буквально ощущал, что шанс на встречу тает с каждой новой цифрой. Осознав, что уже ничего не будет, он выключил свет и лег в постель. В носу и глазах сильно кололо, но он сдержал слезы.

Наутро он встретил Сашу с Иришкой, отвез их домой и уехал на работу. Вечером Рома написал ему, что накануне его сморил сон, на что Денис ответил смайликом и фразой: «Да все в порядке!»

— В общем, вот так… — сказал Денис Наташе, с которой он встретился за ланчем.
— Да-а-а-а, Тихонов… Если честно, это, наверное, самое романтичное и эротичное, что я вообще слышала! Я аж вспотела вся, кажется!
— Понимаешь, ну как после всего этого может быть такой игнор!
— Тихонов, для тебя это была первая ночь, причем с человеком, в которого ты влюбился! Первый раз в жизни! А у него таких ночей была тонна! У меня не было тонны, но были тоже ночи, слышишь? Классные, нежные. А потом разбегались утром. И ничё! Так многие делают!
— Ну я-то не многий!
— Не многий. Для тебя за ручку подержаться — как обещать умереть в один день. Что уж про ночь говорить. Тихонов, я не знаю, как оно дальше будет. Но знаю одно — ты сделал все и даже больше, чтобы достучаться до этого ледяного сердца.

Глава 24

Июль выдался не по-летнему загруженным. Денис привел в свою фирму двух крупных клиентов, от чего Сергей был просто в восторге. «Дэнчик, ты молодчина! — сказал он, когда от клиентов пришла оплата аванса. — Давай еще одного, и будем говорить о том, чтобы назначить тебя партнером. В принципе, это не первый твой клиент, так что уже пора!»

Не забывал Денис и о тренировках — они начали приносить ему удовольствие, как только он заметил пусть небыстрый, но уверенный рост веса и порой останавливался дома перед зеркалом, удивляясь, как меняется его тело.

В конце июля одна из бабушек увезла Иришку в Саранск, и Денис остался один с Сашей. Она изменилась — поправилась, лицо стало унылым. Она часто шмыгала носом, время от времени уединяясь в отдельной комнате. У Дениса сжималось сердце — он не хотел признаваться себе, что уже не любит Сашу так, как раньше. Несколько раз он порывался подойти к ней и просто обнять, чтобы она почувствовала столь необходимые ей сейчас тепло и внимание мужа, но всякий раз в последний момент его что-то сдерживало. Стоило ему уйти из дома, как она принималась писать ему. Она заваливала его сообщениями о том, какой он добрый, нежный, ласковый, любимый, как она с ним счастлива даже в эту сложную для них пору. Денис отвечал редко — просто для того, чтобы дать ей услышать то, что она хотела услышать. В такие моменты он ловил себя на мысли, что ведет себя с Сашей, по сути, так же, как с ним себя вел Рома.

Денису было сложно не думать о нем. Он часто представлял своего возлюбленного рядом с собой — вот они вместе идут в магазин, вот подкачивают колесо машины, вот смотрят фильм, а вот оплачивают штраф… Когда Денис разговаривал с ним в своей голове, ему становилось хоть немного легче. Эти нелепые фантазии имитировали наркотик, к которому тянутся руки в минуты ломки. «Мальчик мой, — говорил про себя Денис, обращаясь к нечеткому образу Ромы, — как же я хочу к тебе! Твои губы, твои добрые глаза не выходят у меня из головы. Думаю о тебе, даже когда не думаю. Не хватает твоего голоса, твоих рук, пальцев в моих волосах. Даже если я просто увижу тебя со стороны… Даже если ты не будешь знать, что я тебя вижу… Мне станет легче — достаточно будет знать, что ты живой, что ты где-то рядом».

От патовой ситуации дома Сашу более-менее отвлекала предсентябрьская суета. Ириша шла в первый класс, и родители новоиспеченных первоклашек сходили с ума по малейшему поводу — начиная от того, сколько денег сдавать на прописи, и заканчивая тем, брать ли сменную обувь в первый учебный день. За тот час-полтора, что Денис проводил с Сашей дома вечером, ее «Вотсапп» пиликал без остановки — в группу писали ненормальные мамаши, а иногда и папаши. Для Саши же эта суета была своего рода отдушиной, помогающей хоть на время отвлечься от страхов за будущее семьи.

Отдушиной же для Дениса было общение с Андреем. Чем больше они общались, тем сильнее Денис поражался его острому уму и удивительной эрудиции — Андрей, казалось, читал все книги на свете, слышал все анекдоты, а знание истории удивительным образом сочеталось с пониманием основ органической химии.

Андрей скинул Денису несколько треков, на которых был записан его голос — как сольно, так и с партнершами-сопрано — из «Риголетто», «Манон», «Тоски»… Дениса его тенор пробирал до глубины души — красота голоса накладывалась на понимание того, что Денис знает человека, который это поет.

«А ты мне скинешь посмотреть видео? Наверняка на Ютубе есть?»
«Тут два момента, Львенок)) Первый — видео не так уж и много. Я прекрасно отдаю себе отчет в том, что я не Роландо Вильясон и не Петр Бечала. А второй — нуууу, ты какбэ сразу по записям и по комментам к ним узнаешь про меня усё — где родился, где женился, какая фамилия) Не то чтобы я от тебя это так прям сильно шифровал)»
«Мой милый Эндрю, не продолжай и не объясняй) Я все понимаю)) Ты же тоже не просишь меня скинуть тебе номера арбитражных дел, которые я вел) Но давай условимся — если мы увидимся, то ты мне все про себя расскажешь) А я тебе — про себя)»
«Не „если“, а „когда“, мое синеокое сокровище!»

Глава 25

Наступило первое августа. Назначенное на десять утра заседание началось почти с двухчасовой задержкой.

— Я приношу вам свои извинения, — сказала судья, — меня задержал председатель нашего суда, ничего не могла предпринять.

Денис и Алла переглянулись — обычно судьям не свойственна такая учтивость.

— Так, пожалуйста. Истец? Здесь, вижу адвокатов. Ответчик? Вижу адвокатов, спасибо. Опека пришла? Да, хорошо, вижу вас. Отлично. Вроде бы, все в сборе, — судья старалась не унывать, хотя по ней было видно, что она чем-то расстроена. — Итак! У нас в прошлый раз по просьбе истцов было отложено заседание.
— Да, Ваша честь, — поднимаясь с места, начала адвокат Олега Ведерникова. — Никак мы не могли присутствовать. Еще раз просим нас извинить. Мы там ходатайство заявить хотели…
— О проведении судебно-психологической экспертизы родителей? — вспомнила судья.
— Ну, точнее — отца. Мы хотим, чтобы эксперт нам подтвердил, что отец у нас адекватен, ну и объективно исследовать его отношение к ребенку, а также то, как мальчик к нему относится.
— Суд учтет ваше мнение по этим вопросам, — послышалась реплика судьи. — Мы спросим мнение остальных лиц, участвующих в деле. Но я не услышала от вас, почему именно в отношении отца экспертиза. Почему не в отношении матери в том числе.
— У матери есть свои адвокаты. Вот пусть они и заявляют. Я им юридическую помощь оказывать не намерена!
— Вот уж избавьте нас от такого удовольствия! — нашелся Денис, а потом поднялся с места и обратился к судье. — Уважаемый суд! Мы вообще возражаем против проведения экспертизы. Наша клиентка проживает на территории другого государства, и ей, конечно, будет сложнее сорваться с места и приехать в Москву на экспертизу. Я не вижу необходимости в экспертизе — для чего нам нужны специальные познания? Нет никаких оснований полагать, что кто-либо из родителей нуждается в экспертизе.
— Мы настаиваем, Ваша честь! — вскипятилась Бульбуляторша. — Мы в ходатайстве все подробно указали! Принесли заключение от школьного психолога, что мальчику свойственна замкнутость! А она его увезла в чужую страну! Как он относится к сожителю Палмери? Как сожитель относится к мальчику? В какой психологической обстановке он там проживает? Как без экспертизы можно?
— Я тоже не вижу проблем провести экспертизу, — сказала судья. — Почему нет? Что, так сложно приехать в Москву на один день? Палмери тоже сторона по делу, она несет процессуальные обязанности независимо от того, где она проживает и гражданкой какого государства является. Причем суд хотел бы, чтобы не только родители, но и мальчик пообщался с экспертом.
— Мы не возражаем, — послышалась реплика адвокатессы.
— А в письменном виде у вас ходатайство подготовлено? — спросила судья.
— Да, уважаемый суд! — адвокат истца подошла к судейской трибуне и вручила судье ходатайство. — Вот тут предлагаемый нами перечень вопросов, а также вот есть ответ уже из потенциального экспертного учреждения — они подтвердили, что готовы провести экспертизу, а еще указали стоимость и сроки.
— Копию ходатайства адвокату ответчика и органам опеки передайте, пожалуйста, а я пока прочитаю, ознакомлюсь, — судья легким движением надела очки, взмахнула белокурой косой челкой и, откинувшись в кресле, стала читать ходатайство, практически слившись своей бесконечно черной мантией с высокой спинкой кожаного кресла того же цвета.
— Я дико извиняюсь, я ходатайство прям сегодня рано утром дописывала и успела распечатать только в одном экземпляре! — заискивающе ответила ей Бульбуляторша.
— Вы это серьезно? — судья оторвала строгий взгляд от ходатайства и направила его на женщину.
— Прошу прощения! Я знаю, что по ГПК РФ…
— Если бы вы знали, как по ГПК РФ, вы бы сделали, как по ГПК РФ, — сухо ответила судья, после чего повернулась к Денису. — Адвокат Палмери! Подойдите ко мне. Вот, держите, читайте прямо здесь, не отходя от кассы, так сказать.
— Ваша честь, — сказал Денис, пробежавшись по ходатайству, — мы принципиально возражаем. Экспертиза не нужна. Если же суд все-таки будет ее назначать, то просьба поручить это какому-нибудь государственному учреждению. Сторона истца предлагает в качестве экспертов какое-то непонятное ООО чего-то там, я о таком ни разу не слышал. Я в предвзятости их, конечно, не могу подозревать, но прошу, чтобы суд назначил проведение экспертизы в учреждении по своему выбору, в государственном причем.
— Да что вы говорите?! — строго посмотрела судья на Дениса. — А вот вы, сторона, между прочим, не хотите ли сами предложить альтернативные кандидатуры экспертов?
— Да, уважаемый суд, я прошу прощ…
— У нас в данный момент три судьи-цивилиста на весь суд, ситуация с кадрами катастрофическая, а в производстве по всему суду тысячи дел! Мне сегодня двенадцать решений еще отписывать, опять до ночи сидеть, помощника умолять остаться! А я должна все бросить и пойти погуглить кандидатуры экспертов, по-вашему? — судья почти перешла на крик, и Денису показалось, словно ее глаза стали мокрыми.

Денис оторопел и молчал. Он только открыл рот, чтобы извиниться, как судья сама сказала:

— Так, ладно. Простите. Ситуация патовая просто у нас. У нас и так… Ладно, не ваши проблемы. Извините.
— Нет, это вы извините, Ваша честь! Моя коллега сейчас посмотрит и сама предложит кандидатуры экспертов, — сказал Денис, обратившись к судье, а потом кивком попросив Аллу найти варианты.

Участники дела вместе с судьей сформировали устраивающий всех перечень вопросов для экспертов, после чего судья сказала, что вернется к ходатайству позже, и подняла с места толстую представительницу органов опеки:

— Так! Опека! Вы, помнится мне, обещали позицию письменную принести.
— Ваша честь, — как всегда по-доброму и смущенно улыбаясь, обратилась к судье юрист органов опеки, — мы сейчас как раз заканчиваем обследование жилищно-бытовых условий в квартире, где у нас папа проживает, но не успеваем маленечко. Нам бы еще недельку — ну, максимум денечков десять! И я принесу вам на следующее заседание письменное заключение с приложенным актом обследования жилого помещения. Вот.
— Слушайте, такое чувство, что я по этому делу каждый раз открываю заседание, чтобы его отложить! Ладно, поняла вас, присаживайтесь. Ответчик! — подняла она Дениса. — Если мне не изменяет память, на прошлом заседании вы обещали выяснить, сможем ли мы получить какие-то результаты обследования жилищных условий, где ваша доверительница растит и собирается дальше воспитывать мальчика. Какие новости?
— Да, Ваша честь, мы уже запустили этот процесс. В Италии все очень небыстро делается, к сожалению, но местные адвокаты госпожи Палмери плотно занимаются этим вопросом.
— Мне нужен документ за подписью должностного лица, уполномоченного в соответствии с итальянским законодательством обследовать условия, в которых живут несовершеннолетние, и давать заключения. С апостилем и нотариально удостоверенным переводом, как положено.
— Да, конечно, уважаемый суд! Кстати, мы вот, пока шло заседание, нашли два государственных учреждения, которые делают экспертизы, — Денис протянул листок с рукописными заметками судье. — С позволения суда, я еще раз подчеркну нашу позицию. Мы возражаем против проведения экспертизы, но уж если ее и проводить, то в одном из этих учреждений.
— Спасибо. Итак, подытожим. Первое. Экспертиза. Истец настаивает, ответчик возражает. Но какие вопросы могут быть поставлены перед экспертами, мы на всякий случай обсудили. Мы от имени суда направим запросы — пусть нам официально подтвердят, что они готовы взяться. Юль, сделай! — бросила она секретарю и, увидев молчаливый кивок, продолжила: — Второе. Опека! Жду на следующее заседание от вас заключение по первоначальному и по встречному иску, а также акт обследования жилищных условий отца. Третье. Ответчик! От вас — то же самое, как обсудили, от итальянских социальных служб. Все. У меня и так из-за этого председателя весь день кувырком, сумасшедшая задержка! А потом на меня же еще и жалобы пишут граждане! — раздосадованно сказала она. — Ну ладно. Записывайте: шестое сентября в одиннадцать утра. Только так и не иначе. Все, заседание закрыто, увидимся с вами уже осенью.

Судья взяла со стола дело и быстро скрылась в совещательной комнате.

«Что такое с ней сегодня… — задумчиво сказала Денису Алла, когда они шли по коридорам суда. — Обычно она сама адекватность».
Страницы:
1 2
Вам понравилось? +34

Рекомендуем:

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

3 комментария

+ -
+2
Надя Нельсон Офлайн 18 декабря 2020 13:21
Вау, развязка оказалась очень неожиданной!
Классный роман, спасибо!
+ -
+1
cuwirlo Офлайн 23 декабря 2020 03:54
Легко отделался парнишка. И развод тебе и Эндрю с Италией. Молоддца. А мог бы быть за гранью. Интересно,там тоже ковид есть?
+ -
+1
olgon7 Офлайн 24 декабря 2020 20:45
Автор, браво!
Редкий случай, когда история, сюжет и слог выше всяких похвал!
Читал залпом и с удовольствием! Пишите ещё!
Наверх