Карим Даламанов

Белый халат

Аннотация

...я полночи ворочаюсь, перебирая в голове фотографии из его альбома в Контакте: да, он ещё любит кататься на велосипеде, и там были фотки с очередной девушкой в каких-то ярко-красных кроссовках, не говорящие ни о чём серьёзном. И ещё там есть Питер: все эти обязательные фото на Дворцовой, у Ростральных колонн, в белой ночи у разведённого моста. “Такой Питер”, “Невские волны”. “Олег, ты тут на пионера похож” - “Ого! Правда?” Хороший мальчик из хорошей семьи, на радость маме ставший врачом… “Aliis inserviendo ipse consumor” - написано у него в статусе. “Сгорая сам, свечу другим”. 



- Простатит, - говорит уролог, откидываясь в своём кресле, - И довольно запущенный.
Медсестра бодро, как стенографистка, стучит по клавишам. 
- Но у меня вообще никаких симптомов, - говорю я, чувствуя, как краснею. Как будто теперь у меня на лбу написано, что я импотент. 
- Бывает и так, - продолжает врач и вынимает из принтера бумаги с результатами анализов - одну, другую, третью…
- Мне не так уж и много лет…
- В том-то и дело. Поэтому чем быстрее вы пролечитесь, тем лучше. 
Он поправляет маску. Хотя масочный режим отменили ещё зимой, в нашей поликлинике по-прежнему требуют надевать маски и рекомендуют обрабатывать руки этим мерзким спиртом из дозатора. Сам я тоже в маске, но нагло спускаю её на подбородок, чувствуя, как взмок лоб. 
- Помимо таблеток, нужен массаж простаты. Как минимум пять сеансов. 
Когда я к нему записывался, мне по телефону сказали: “У нас новый уролог, его очень хвалят”. 
Каждая его фраза - как оплеуха: ещё немного - и я поверю в то, что у меня скоро тупо перестанет стоять. Мне только тридцать четыре! Всегда был уверен, что простатит - удел тех, кому за “ЧО”, а то и за “БО”. Медсестра всё строчит и строчит, и мне кажется, будто это сразу читают миллионы и тыкают в меня пальцем. 
- И… куда ходить на массаж? В процедурный кабинет?
- Процедурный кабинет за стенкой. А ходить - ко мне. 
Выйдя из кабинета, я почему-то повторяю про себя его имя и фамилию, которые углядел на бейдже, прикреплённом к белому халату, и на двери кабинета: Лещенко Олег Николаевич. Лет ему слегка за тридцать, из-под халата проступает чёрная рубашка, а из-под расстёгнутого ворота - густые волосы на крепкой груди. Брови у него такие же густые, так что с тестостероном там полный порядок. Но вот едва я представлю, как он будет ковыряться у меня в заднице, хочется бежать, роняя тапки. 

На первую процедуру я прихожу под конец приёма. Медсестра на месте и всё так же строчит, а потом, кажется, уходит, что несколько облегчает моё бедственное положение. Господина Лещенко я рассматриваю получше: халат ему определённо идёт. Рубашка на этот раз тёмно-синяя. Довольно большие руки, пальцы с аккуратными ногтями. Обручального кольца нет.
- Спускайте штаны и ложитесь на кушетку. Лицом к стене. 
Где-то и когда-то я слышал что-то подобное. Фраза, отрикошетившая от кафеля, барахтается у меня в башке, пока, наконец, не выбрасывает в школьный медкабинет. Начало сентября, и повсюду пахнет краской так, что можно грохнуться в обморок. Жирная и розовая, как свинка-копилка, медсестра басовитым голосом произносит ту же фразу и через несколько секунд мне в задницу впивается игла…
Этот же волосатый в белом халате почему-то не спешит приступать к экзекуции. Для начала устраивает допрос.
- У вас по результатам анализов отмечен рост условно патогенной флоры. 
- Да?.. - кряхчу я, мысленно готовясь к четвертованию.
- Да. Особо страшного в этом ничего нет. Антибиотики, которые я вам назначил, по идее, должны это снять. Но всё равно нужно держать под контролем. Половой партнёр постоянный?
- Ну да, жена, - выпаливаю я интонацией отличника, - Ну, бывает, конечно. Иногда…
- Понятно, - хмыкает мой экзекутор со звучной фамилией, - Секс защищённый? 
- Ну, разумеется! - картинно хмыкаю я в ответ, - Я за этим всегда тщательно следил. 
Вот сейчас он начнёт спрашивать меня про последних партнёров, а я даже не знаю, что сказать. Помню я их, что ли? Ну, кого-то помню, конечно. И потом, разумеется, нужно говорить, что это не партнёры, а партнёрши, хотя, с другой стороны, зачем врать врачу? 
- Презерватив не рвался?
Не успеваю я ответить, как он засовывает в меня палец и начинает шуровать, словно автодоилка. 
- Нееет! - выдавливаю я из себя.
Я же “исключительно актив”, как значится у меня в тайной анкете с фотографией члена. В попу пускал только по молодости и быстро понял, что не моё. И вот этот Олеженька в белом халате своим пальцем заставляет меня вспомнить первые постыдные опыты. 
- Больно? - спрашивает он.
Ну, не могу сказать, что кайфово…
- Это понятно. Я спрашиваю: больно или нет?
- Нет, - снова выдавливаю я из себя.
- Это хорошо…

На следующий день я, наоборот, являюсь утром. Медсестра уже вовсю строчит, а мой маскулинный уролог моет руки за стенкой. 
- Проходите, не стесняйтесь! - зовёт он своим баритоном. 
Сегодня рубашка у него - тёмно-серая. Кажется, это называется “цвет мокрого асфальта”. И он точно не брился: щетина на шее чернеет, плавно переходя в “мех” из-под расстёгнутого ворота. 
Он шурует, кажется, с ещё большим энтузиазмом, чем накануне. 
- Больно?
- Нет, не больно. Совсем…
Рассматривая узор на кафеле стены, в которую почти упирается моя физиономия, я понимаю, что хотел бы продолжить разговор. Но вдруг экзекутор делает это сам.
- Венерические заболевания переносили?
К- огда мне было лет двадцать, - говорю, - подхватил кондиломы. - Уролог из поселковой поликлиники мне выжигал их какими-то приблудами, похожими на электрозажигалки для плиты, как были раньше. И ещё говорил мне что-то вроде “Не умеешь трахаться - лучше дрочи!”.
Олеженька хмыкает. Мне было бы интересно посмотреть, как он дрочит. И, обнаглев донельзя, я продолжаю:
- Вообще, я люблю и то, и другое. Так что ботаник я только с виду... 
- Главное, чтобы жена была довольна, - хехекает Олеженька.
- Да в том и дело, что жене особо много не надо… Вот и приходится ходить налево.
- С этим лучше осторожнее. Иначе придётся очень долго и занудно лечиться. 
- Знаю. Но если хочется? У меня высокое либидо… - я вдруг зачем-то желаю показаться умным, - Видимо, сказываются мои кавказские корни.
- У вас тоже? - спрашивает Олеженька, и я впервые различаю в его интонации игривые нотки. 
- А вы откуда сам? 
- Родился здесь, предки из Северной Осетии.
- А у меня из Дагестана. 
- Прекрасно, - хмыкает он, и я снова слышу игривые нотки. Или хочу слышать?

    И откуда же у тебя тогда такая звучная славянская фамилия, волосатый ты мой любитель однотонных рубашек? - спрашиваю я себя, пытаясь отыскать экзекутора в Контакте. Долго искать не приходится. Вот он: метросексуал в солнечных очках на чёрно-белом фото. Или это мне кажется, что метросексуал? Мужик как мужик. Вроде бы он, а вроде и не он. На мою удачу, страница у него открыта! И вот я уже нахожу альбом с университетским выпускным: пригожий мальчик в чёрной мантии с синим дипломом в руках, в зрительном зале, на сцене, с кучей девушек под берёзками, с родителями. “Какие красивые врачи выпускаются” - комментирует кто-то. Последнее фото выложено три года назад, но заходил он сегодня утром. Вот он где-то на морях, вот даже верхом на слоне - и ни одного намёка на то, что у него есть пара… А, впрочем, вот какая-то девушка, которую он приобнимает за талию, вот ещё какая-то, с которой он за столиком в ресторане, а за их спинами - ещё целая компания. Нет, ничто не говорит о том, что он семейный гетеро. Скорее, наоборот…
- Ты опять сидишь в телефоне? - жена вдруг прерывает мою экскурсию по чужой жизни, - Сделай мне чай, у меня горло болит. 
Заваривая чай, я продолжаю листать его фотоальбомы. “Первый курс”, - подписана одна из фотографий: юнец лет восемнадцати с шапкой густых волос, чёлкой, немного спадающей на глаза, и явно выраженными кавказскими чертами лица. На щеках и подбородке заметна пушистая щетина. На заднем фоне узнаваемы очертания нашей главной пешеходной улицы. Он младше меня года на два-на три. В тот же день мне было чуть больше, чем ему, у меня была похожая причёска и щетина, и я вполне мог встретить его на той же улице. Возможно, мы могли познакомится на доске и у нас могло что-то получиться? Ведь были когда-то в моей жизни такие вот пригожие мальчики из хороших семей, выхоленные в университетских аудиториях… Да я и сам был таким. И вот какой-то голос среди ясного неба, предположим, говорит мне: посмотри вот на того хорошенького паренька из шумной компании. Через пятнадцать лет он будет ковыряться у тебя в заднице и лечить простатит. 
Я ложусь рядом с женой без всяких шансов на что бы то ни было. Если она решила, что нужно поболеть, значит, весь мир подождёт. И я отворачиваюсь на другой бок и вижу: Олег снимает свою рубашку цвета мокрого асфальта, обнажая густые волосы на груди. Если запустить в них ладонь и провести вверх, будет мягко и немного щекотно, а он будет стоять и улыбаться, с прищуром, в котором будут явно угадываться кавказские черты. И я полночи ворочаюсь, перебирая в голове фотографии из его альбома в Контакте: да, он ещё любит кататься на велосипеде, и там были фотки с очередной девушкой в каких-то ярко-красных кроссовках, не говорящие ни о чём серьёзном. И ещё там есть Питер: все эти обязательные фото на Дворцовой, у Ростральных колонн, в белой ночи у разведённого моста. “Такой Питер”, “Невские волны”. “Олег, ты тут на пионера похож” - “Ого! Правда?” Хороший мальчик из хорошей семьи, на радость маме ставший врачом… “Aliis inserviendo ipse consumor” - написано у него в статусе. “Сгорая сам, свечу другим”. 
- Сегодня детей в сад отводишь ты, - будит меня жена в седьмом часу, - У меня горло болит сильно. 
- Но мне же к врачу…
- Успеешь и то, и другое. 

    На улице, как назло, дождь. На сыне - зелёный дождевик, на дочери - красный. На мне - желтоватая куртка с капюшоном. И вот мы идём, как светофор, шагая прямо в ручьи, уклоняясь от фонтанов из-под колёс проезжающих машин. У ворот детского сада дочь кричит, указывая пальцем в дождь:
- Это новый мальчик, он недавно пришёл к нам в группу!
- И как же его зовут? - пытаюсь я поддержать разговор.
- Митя, - с какой-то нежностью произносит моя четырёхлетняя дочь.
Мальчик Митя идёт с кем-то взрослым чуть впереди нас. Обе фигуры тоже скрыты дождевиками. Мы заходим в фойе, поднимаемся по лестнице друг за другом, так же друг за другом идём тёмным коридором. Сына я отправляю в свою группу, а дочь веду в свою. Боже! Какая тут сырость! Мальчик Митя переодевает штаны, а дочь начинает возиться с дождевиком, с которого всё течёт на пол…
- Доброе утро, - слышу я знакомый голос.
Передо мной вырастает какой-то мужик, очевидно, папаша того самого Мити. 
- Доброе, - говорю я не то удивлённо, не то зло.
- Не узнали меня? А если так? - он достаёт пресловутую белую маску и закрывает пол-лица. 
Остаются лишь глаза с густыми бровями. Хитрый прищур неожиданно выдаёт кавказские черты. Я ловлю себя на том, что стою посреди мокрой детсадовской раздевалки и улыбаюсь, как дебил. 
- Своего привели, значит? - в своей интонации я слышу отзвук горечи, - Похож на вас…
У мальчика Мити - брови тоже чёрные и уже довольно густые. А разрез глаз - точь-в-точь отцовский. Нет никаких сомнений в том, что лет через пятнадцать он будет копией того фото с подписью “первый курс”, которое снилось мне сегодня ночью. 
Я перевожу взгляд на Олега. Он снова снял маску. Мокрая прядь немного спадает на лоб, по щетинистой щеке ползёт дождевая капля. 
- Дождётесь меня? - спрашивает он, - Нам же сейчас всё равно по пути…

2022


 

Вам понравилось? +42

Рекомендуем:

Соковыжималка

Тонкая кость

Бессонница

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

2 комментария

+ -
+9
Сергей Греков Офлайн 20 мая 2022 23:14
Какой славный рассказ "с кавказским акцентом"!))
И хорошо, что без "слияний в ликующем экстазе" (если не считать массажа простаты)). Вопросов, конечно, много возникло, но все они не про гипотетический и вероятный секс, а про обыденное: как вышло, что мужик, муж и отец двух ребятишек, грезит о другом мужике, почему женат вообще? Кавказские традиции или подзалёт? Ну и так далее...
+ -
+2
СатоЯ - сама Офлайн 4 июля 2022 05:45
Доброго времени суток автору! Очень интересная история! Рыбак рыбака, как говорится, видит издалека! Однако она напрашивается на продолжение! До мурашек хочется узнать, а что дальше... И если вдруг (кто ж знает этих Муз, когда соблаговолят явиться?) уважаемый автор продолжит... прочитаю с удовольствием! Спасибо за историю и возможное продолжение! :)))
--------------------
С уважением, Акаматцу Сатоя-сама.
Наверх