Миша Сергеев

Ромашка

Аннотация
Изгой. Безродный космополит. Мальчиколюб. Сноб. Мне нужно говорить о концерте Равеля для левой руки. О прелюдии, написанной к этому концерту потрясенным Скрябиным. А потом слушать, затаив дыхание. С кем? Только со своим одиночеством. «Сто лет одиночества». Сто тысяч лет одиночества. Сто миллионов лет одиночества. Континуум одиночества. Одиночество, которое невозможно измерить, можно только ощутить.


Мне давно не закладывало от секса уши. Точней, никогда. Я считал это выражение идиоматическим. Пошатываясь, побрел в ванную. Ноги дрожали. В разных частях тела звучали оркестры, причем все это напоминало какофонию- каждый играл что-то свое, не обращая внимания на окружающих. Я прислонился лбом к холодной плитке и открыл воду. Мыться сил не было. Вода стекала по мне, разбиваясь в районе макушки на сотни ручейков -  я растворялся в них, стекал вместе с ними в канализацию и уходил в неведомые реки, чтобы потом испариться и пролиться исцеляющим дождем на всех тех, кому эта замечательная жизнь кажется горькой. Ныло в районе лопаток. Он кусал меня! Щенок!

       Я не люблю командировки. Особенно, летом. Особенно, в южном направлении. Грязный поезд, равнодушный к твоим нуждам проводник, неработающий кондиционер, выпивающие и закусывающие соседи – ты покупаешь это вместе с билетом и едешь как  на заклание. Если бы железную дорогу изобрели в древней Греции, то в Пантеоне появился бы бог железнодорожников – толстый, потный, бородатый, завернутый во влажную сероватую простыню. Вместо нектара он пил бы чай, а когда Зевс гневался на него, можно было после  раскатов грома услышать звон дрожащих подстаканников.

        Вежливо отказавшись от «ста грамм за знакомство», уткнулся в экран ноутбука.

- Тю, шо за мужык, - сказал мой сосед, директор племенного совхоза по разведению крупного рогатого скота. Он  и сам был похож на бычка – крепкий, ладный, красномордый. Я даже посмотрел на  залысины – там должны были быть небольшие рога. Позолоченные. Рогов не было - был мощный затылок.

- Такой «Бычок» на корриде от тореадора даже мулету не оставит! – подумалось мне.

  А «Бычок» продолжал.

- Так давай, Мыкола, выпьем за наш отпуск. Шоб море было теплым, горилка холодной, а девчата лучше, чем море с горилкой!

   Они выпили и вкусно захрустели огурцами.

   Я набрал название небольшого городка, и на экране высветилось то, что искал: «Рома, 20 лет, актив».

- Привет, ромашки!

- Здравствуйте.

- А ты вежливый мальчик!

- Да!

- Еду в ваш город. Будешь завтра  моим  гидом?

- Вашим? Возможно.

- В смысле, возможно?!

- Я работаю.

- Так выходные же!

- А я в ресторане официантом работаю, у меня выходные плавающие.

- Понятно. А я думал, это только мне приходится работать, когда все люди отдыхают!

- А кем Вы работаете?

- Расскажу при встрече. Позвонишь?

- Возможно. Пришлите номер телефона.

Я написал несколько цифр и мысленно поблагодарил телекоммуникационную компанию за мобильный интернет – пусть медленно, зато прямо из купе можно выйти  в сеть, найти мальчика Рому и договориться с ним о встрече. Поезд начал куда-то поворачивать, и связь исчезла.

- Ну шо там с погодой у Ялте?-  голос «Бычка» вернул меня к действительности (я сказал, что посмотрю прогноз погоды на Гисметео).

- Всю неделю дожди!

- Мыкола, дожди, ну нада же! Так шо – никакого пляжу. Загорать будем прямо у санатории, из нумеров выходить не будем, пока закуски хватит, шоб время зря не гаять. И он засмеялся, явно довольный своей шутке. Тщедушный Мыкола подобострастно хмыкнул. Ну да, «Бычок» вернется в свой родной совхоз, а вот Мыколе придется ехать в прямо противоположном направлении – в Моршин, восстанавливать печень после «отдыха» в Крыму.

- Ну шо, налыть? Натур-продукт – сами робымо, держави це важнее дило доверить нельзя За дождь! А то мы вдвоем пьем, как-то не по-людски! Третий нужен!

- Наливайте!

И я приготовился рассказать старый, но непобедимый анекдот о том, как в племенной совхоз привезли американские таблетки, повышающие потенцию у быков.

      Утро было трудным, ранним, но не похмельным. «Натур-продукт» оказался качественным, голова не болела. Хотелось кофе. Тихо, чтобы не разбудить соседей, я вышел из купе. Поезд медленно крался к вокзалу утопающего в зелени городка, помнящего еще скифов, турок, татар, караимов и пленных немцев, которые восстанавливали его в начале пятидесятых после варварских бомбардировок великой отечественной. Почему, когда я вижу такие городки, у меня не возникает чувство Родины? Может, из-за таких вот Бычков». Но он, по своему, хорош. Напоил, накормил. Долго смеялся, когда я выложил на стол магазинные помидоры. И только текила его впечатлила!

- Я мил человек, много всякой самогонки пил, но шоб из кактусов!!! А ты не брешешь? Приеду домой, расскажу своей бабе – мы все кактусы, шо дома есть, на самогонку перегоним – технология то отработанная.

 Он пил, морщился от лимона и давал советы Мыколе.

- Ты соль лижи, соль, а то опьянеешь! Ну надо же, Мыкола! Индейцы, а туда же – самогон гонят. Из кактусов, итить его! Надо, надо поехать в Мексику по туристической! Или по обмену опытом: мы им бурячок, они нам кактусы!

   Уже в гостинице, потягивая ароматный кофе, я в пол-уха слушал рассказ администратора.

- А еще у нас жили Потап и Настя. Так вот, они спали в разных номерах. А все думают, что они… Ну не только поют вместе.

  Вспомнилось, что вчера, переключая каналы, увидел новый клип этих самых Потапа и Насти. Толстый неуклюжий Потап в затрапезных шортах и футболке, и Настя с какой-то несуразной прической, шли по Андреевскому спуску (есть в Киеве восхитительное место, украшенное барочным шедевром Растрелли), пританцовывая под  невнятное бормотание о лете. Потап, Настя, «Бычок», Мыкола… Им хорошо вместе. Это я выпадаю. Изгой. Безродный космополит. Мальчиколюб. Сноб. Мне нужно говорить о концерте Равеля для левой руки. О прелюдии, написанной к этому концерту потрясенным Скрябиным. А потом слушать, затаив дыхание. С кем? Только со своим одиночеством. «Сто лет одиночества». Сто тысяч лет одиночества. Сто миллионов лет одиночества. Континуум одиночества. Одиночество, которое невозможно измерить, можно только ощутить.

- Так как Вам наша гостиница?

- Что? А, гостиница! Понравилась! Вот только розовые шторки на окнах! Кофе просто замечательный. Еще чашечку, пожалуйста. И включите в счет шоколадку, это мой маленький презент лучшему администратору.

     Рома позвонил в одиннадцать. Я уже дремал  на широкой удобной кровати после напряженных переговоров. Договорились встретиться на остановке. Нехотя впрыгнул в шорты, спустился в лобби. И уже через минуту шел по ночному незнакомому городу навстречу приключениям или очередному облому, что было более вероятно с учетом состояния души и тела.

- Сейчас напою эту некрасивую провинциальную шлюшку пивом и посажу в такси. А сам спааать! Я заслужил отдых в преддверии еще одного долгого трудового дня. А вечером – снова в поезд  к очередным «бычкам» и Мыколам. Хочу домой. Хочу спать. Нужно было отменить эту дурацкую встречу.

- Добрый вечер. Я Рома, Ваш несостоявшийся гид.

Вау! Усталость как рукой сняло! Ничего себе, Рома! Целый роман, поэма, эпос!

- Рома! Ромашка!

- Можно и Ромашка.

- Да, для экскурсии уже поздновато. Пойдем, Ромашечка, ко мне в гостиницу, я тебя чаем напою.

 

   Ромка приехал ко мне через неделю, и сейчас лежит на холостяцкой тахте, которую я когда-то твердо решил использовать почасово для секса, и более никогда – пожизненно для любви. А я стою под душем, вспоминаю лепестки моей ромашки и думаю:

- Любит – не любит?

  Дождь. Все время идет дождь. Мы вдвоем пьем виски, целуясь, и нам третий не нужен. Любит? Не любит? Ромку ждет увлекательное путешествие из мира Потапа и Насти  в мир Малера и Сибелиуса. И во множество других миров.  Теперь его гидом буду я. Любит? Не любит? По дороге разберемся.

 

Вам понравилось? +113

Рекомендуем:

Играс лов

В тот день

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

10 комментариев

+ -
+1
Ручей Офлайн 29 июня 2011 12:05
красиво написано и история интересная..
правда никогда не мог понять, почему сложился стереотип, что Текилу делают из кактусов? вот вводят такого Мэколу в заблуждение, а тот потом действительно из кактусов понаделает самогону и втюхает нашему брату wink
+ -
0
Миша Сергеев Офлайн 29 июня 2011 17:49
Агава, да еще голубая - это сложно для восприятия. К тому же, она колючая - кактус себе и кактус! wink
+ -
0
Миша Сергеев Офлайн 3 июля 2011 22:48
Dear Norfolk, респект. Отличная иллюстрация!
МС
+ -
0
Главный распорядитель Офлайн 4 июля 2011 11:24
Если кого и надо благодарить так это нашего художника-оформителя. smile Да, вы его и сами немного знаете. Первый коммент к рассказу был его wink
+ -
0
Миша Сергеев Офлайн 4 июля 2011 15:22
Художнику-оформителю респект за соавторство!
+ -
0
schepin1 Офлайн 1 сентября 2011 12:03
А из чего на самом деле делают текилу? Я тоже думаю, что из кактусов.
fossters
+ -
0
fossters 16 сентября 2011 11:46
Рассказ просто великолепен)
+ -
+1
Вик-Автор Офлайн 2 ноября 2011 21:21
Сочный язык у Сергеева, приятно читать. Ох уж эти провинциальные ромашки для которых открывают миры Малера и Сибелиуса. Как там все складывается после? Нужны ли им они? Боюсь, что нет.

Поиск своего отражения. Главный герой любит отражение своего мира, которое хочет найти в Ромашке. Увы, увы...
+ -
+2
Витя Бревис Офлайн 24 ноября 2011 03:24
Чудный рассказ! Рассказ-вопрос, раздумье, жизнь. Слова как ягоды в ладони. Хочется перечитывать.
--------------------
Витя Бревис
+ -
+2
talullah Офлайн 5 марта 2012 00:37
Неплохой рассказ, но немного претенциозный.
"Мне нужно говорить о концерте Равеля для левой руки. О прелюдии, написанной к этому концерту потрясенным Скрябиным."
Хотелось бы заметить - концерт для левой руки Равель написал в 1930 году, а Скрябин - умер в 1915, следовательно, прелюдии " к этому концерту" он написать не мог.
Наверх