Виталий Афинянин

Котёнок

Аннотация

Герой истории Павел мечтает о глубоком чувстве, о серьёзных отношениях. Текст объявления о знакомстве привлекает его внимание:"Мечтаю быть с ним везде, знать о нем всё, но почему-то никак не выходит. Наверное, меня не понимают, и от этого мне ужасно одиноко и тоскливо. Я хочу быть кому-то очень нужным... Вот они, мои ежедневные мечты:
Я бы нежил тебя, как котёнка в руках,
Отступило б надолго ненастье,
Отступило б надолго ненастье,
Ты б зажмурил глаза и мяукнул бы: "Ах..."
Это тихое счастье..."




Часть 1

 

Всё время ждать чего-то от жизни - занятие безнадёжное. Мировой опыт показывает, что эта великая штука постоянно поворачивается боком не только к отдельным людям, но и к семьям, народам и даже целым странам. Так она устроена, проклятая, что нагадить в ней проще, чем красиво себя проявить. Однако, прилагая в последнем направлении немалые усилия, можно ещё и получить хороший отлуп, достойный упоминания в ряду самых высоких образцов жанра. Опять отпуск у Павла прошёл бестолково. Он съездил на курорт в компании новых друзей, вполне сносно оттянулся в ночных барах, на пляже и на большущей гостиничной кровати при сказочном свете настенных ламп. Но в итоге в очередной раз понял, что остался ни с чем. Вернее ни с кем.

Не то чтобы все вокруг были людьми неинтересными или с дурными манерами и вкусами. Просто с обречённой усталостью он осознал, что всё это уже много раз было, эти яркие пятна в череде будней - лишь забава, что-то вроде похода в кино. Посмотрев на ситуацию трезвым взглядом, он сразу обнаружил множество "но", ставящих в конце концов крест на его мечтах, фантазиях, устремлениях, любви. Те, что были с ним рядом, были просто людьми не для него.

До выхода на работу ещё оставалось несколько дней, никаких дел не было, да и делать решительно ничего не хотелось. Он звонил иногда знакомым, смотрел своё старое порно, развлекался как мог. Но ему было скучно.

В приступе дешёвого любопытства он залез в интернет на сайт знакомств, чтобы ещё раз пробежаться по фоткам и анкетам, надеясь найти, может быть, какого-нибудь необычного парня. И его недолгий поиск сразу увенчался успехом. На него смотрел милый девятнадцатилетний юноша с короткой стрижкой, добрыми глазами и удивительной непосредственностью во всём облике.

Но внимание Павла привлекло не столько смазливое личико паренька, сколько то, что под ним было написано.

"Хотел бы найти парня до двадцати пяти лет для совместного досуга, дружбы и любви. Мечтаю быть с ним везде, знать о нем всё, но почему-то никак не выходит. Наверное, меня не понимают, и от этого мне ужасно одиноко и тоскливо. Я хочу быть кому-то очень нужным, чтобы между нами не было никаких тайн и недомолвок. Но все, с кем я встречался, рано или поздно давали понять, что не воспринимают моих чувств серьёзно. Да и есть ли любовь на свете? Подскажите, может, я напрасно жду и надеюсь на то, чего нет? Почему все вокруг такие практичные, мелочные сверх меры, даже жёсткие? Неужели не хочется чистых и добрых отношений? Ведь это так здорово, любить и быть любимым. Вот они, мои ежедневные мечты:

Я бы нежил тебя, как котёнка в руках,

Отступило б надолго ненастье,

Ты б зажмурил глаза и мяукнул бы: "Ах..."

Это тихое счастье..."

Судя по всему, это был довольно романтичный юноша. Один из тех, кто ищет своего принца и, как все чувствительные натуры в этом возрасте, предъявляет к потенциальным любовникам завышенные требования. Такие всегда тяжело реагируют на несоответствие ожиданий и реальности. Встретить таким кого-либо сложно даже с помощью интернета.

Надо же. Котёнок. Это объявление запало Павлу в душу; через пару часов, послонявшись по комнатам, он понял, что хочет на него ответить. Просто написать что-нибудь. Впрочем, банальных фраз Павел не хотел: паренек из интернета вызвал у него интерес и, показав своё живое, нервное начало, пробудил в нём его опыт пережитых страстей.

Конечно, по возрасту Павел не подходил этому виртуальному юноше и вряд ли мог надеяться на что-то. Но чем-то этот паренёк напомнил ему его самого в молодые годы. Ответить захотелось неимоверно. Потратив ещё какое-то время, чтобы оформить свои эмоции во внятные выражения, Павел снова зашёл на заинтересовавшую его интернет-страничку, - однако прежнего текста там уже не было. Простое лаконичное "ищу", "от... до...", "мои данные". Парень уже отредактировал текст, написанный, очевидно, в порыве сиюминутного настроения, и теперь стал похож на сотни обычных претендентов, ищущих новых знакомств по немногим цифрам.

Ну и пусть. Он успел услышать тихий возглас славного мечтателя. То, что было написано, достаточно свежо, оно не может быстро забыться. Набрав текст, Павел смело кликнул мышкой и отправил безвестному пареньку своё письмо.

"Дорогой юноша. В наш прагматичный век я давно уже не встречал (или не хотел встречать, не знаю) таких лирически настроенных натур, и поэтому мне сразу захотелось написать тебе.

Ты производишь впечатление сентиментального человека, и это здорово, поскольку ты даже не знаешь, сколь много важного ещё способен впитать в себя. Чувство пресыщенности, пустоты и одиночества у чёрствых людей возникает гораздо позднее - в зрелые годы или даже к старости. Вот это трагедия. А в твои годы это полнейшая чепуха, всё элементарно перетирается, и у тебя ещё всё впереди.

В молодости я тоже часто испытывал одиночество и пребывал в тоске, а сейчас даже удивляюсь, в кого я превратился. Я люблю парней студенческого возраста, молодые тела, нежную кожу, упругие попки. Я беззастенчиво пользуюсь их стремлением подзаработать и, наверное, был бы не против какого-то постоянства. Но без него проще жить.

Ты задаёшься вопросом о существовании любви, - наверное, не раз испытав разочарование в людях. Увы, хорошего человека найти нелегко. Если ищешь, конечно. Но я, например, никого не искал, и меня никто не находил. У меня всё по-другому. Меня засасывало в водоворот страстей в самых обыденных ситуациях, среди бела дня, в потоке простых дел. И с высоты своего пусть и небольшого, но опыта жизни, который у меня имеется, я тебе ответственно заявляю: любовь, конечно же, есть, она неожиданна, многообразна и всесильна. Любовь - это святое чувство, и законы любви всегда одинаковы. Когда любишь человека, обожаешь в нём всё: его голос, манеры, походку, характер. Его пальчики и ноготки. Ты готов для него на что угодно, тебе безразлично, что о вас думают другие. А в один прекрасный момент ты вдруг понимаешь, что не можешь без него жить.

Не считая многочисленных случаев влюблённости, длительных и не очень, два раза я любил очень сильно. Я любил юношей-натуралов, так безумно и отчаянно, что мне приходилось с ними расставаться. После первого случая, когда прошло лет пять, всё рассосалось и я потихоньку его забыл, мне казалось, что снова такого случиться уже не может. Но получилось снова то же самое. Это было на работе, он был самый обычный парень, ничем не лучше и не симпатичней других, мы виделись с ним каждый день как сотрудники, я ему кое в чём помогал, ходили вместе обедать. И доходились... Как всё происходит, я бы мог тебе рассказать, но это долго.

Я не спал ночами, не мог с ним нормально говорить и вести себя. Постоянно терзал себя за какие-то глупости, которые совершал в его присутствии. Бродил часами по улице, никого не замечая. Но признаться ни в чем ему так и не смог, хотя он наверняка догадывался, что я к нему неравнодушен. Меня останавливала одна убийственная мысль: зачем я ему, натуралу, нужен со своей любовью? А кончилось тем, что я не выдержал и ушёл из-за него с работы. Вот такие бывают дела.

 

Желаю тебе удачи в жизни и широких перспектив". 

 

 

Часть 2

 

Нельзя сказать, что Павел много думал потом про этот эпизод. События развивались своим чередом, неизменно заслоняя собой предыдущие. Однако, посмотрев через некоторое время почту и увидев там сообщение от Алексея (так звали парня из интернета), он обрадовался и с нетерпением открыл его письмо.

"Меня очень взволновало то, что ты написал. Не знаю, насколько ты добрый и чуткий человек, но, наверное, в тебе много огня. В моем представлении ты страстный обольститель, и тем интереснее с тобой иметь дело. Расскажи мне про свою любовь. Безумно хочется услышать о твоих прошлых переживаниях. Я думаю, мне это близко. Если хочешь, давай встретимся".

"Конечно, хочу", - подумал Павел. Собственно, если бы этот студент не смотрел на него с фотки такими добрыми глазами и не был бы столь откровенен, он вряд ли стал бы сочинять ему послание. Он не знал, что представляет собой этот парнишка, - первые впечатления могут быть обманчивыми, да и не только первые, - но зачем жить, если не верить в лучшее?

Они договорились о встрече. Юноша не выдвигал никаких условий, хотя его анкета была помещена на сайте платных услуг. Идя на квартиру, которую Павел специально снял для этого случая, он впервые за последнее время испытывал лёгкое волнение, которое по мере приближения назначенного часа стремительно усиливалось. Алексей позвонил, сказав, что чуть-чуть опоздает. Когда прошло лишних десять минут, зазвучала трель домофона, и сердце Павла бешено заколотилось. Молодой, почти подростковый голос сообщил, что это Лёша. Через минуту в квартиру вошел приятный худенький паренек с очаровательной улыбкой на лице, - протягивая ему руку, как старому знакомому.

- Привет. Извини, что опоздал. Так вышло.

- Ничего. Разувайся и проходи в комнату. Тут уютно, можно провести время.

Павел разглядывал его с нескрываемым любопытством. Юноша ему нравился, и он был рад, что не обманулся в ожиданиях. В нём присутствовала какая-то мягкость, располагавшая к обильному излиянию чувств. Уже хотелось потрогать его и приласкать. Котёнок.

Они уселись в кресла, с лёгкостью преодолев неопределённость первых минут знакомства. Между ними не было преград. Доверительный разговор о себе и своей жизни плавно подводил их к главному моменту встречи. Первым активность проявил Алексей, подойдя к Павлу и усевшись ему на колени. Они крепко обнялись, будто давно знали друг друга. Это в момент одурманило Павла, и он принялся целовать милое создание, упиваясь влагой его губ и языка.

Медленно раздев его, Павел прижался к Алексею, обхватив его руками, словно драгоценную ношу.

Голый, тот выглядел ещё более трогательным, почти беззащитным. В нем не было жеманства юных пижонистых ловеласов, будто позирующих перед всеядными взглядами мужиков. Парень с готовностью открылся, но будто только для него. Его гладкое тело с жаркими островками любви, которые Павел тут же с жадностью исследовал, будило самые потаённые фантазии.

Юноша будто ждал этой встречи. Возможно, он просто "проголодался". Он с радостью принял в себя Павла и тут же стал показывать себя очень податливым и умелым. Трудно было сказать, то ли это прожжённый альфонс, имеющий за плечами множество таких знакомств, то ли слишком утончённая натура, изнемогшая в мечтах о своём идеале. Так бывает: когда долго ждёшь и наконец находишь, - проявляешь чуть ли ни профессиональный эстетизм.

Он чувствовался каждую секунду. Алексей, знойным объятием поглощая энергию Павла, сконцентрированную на его мощном конце, в то же время был, как мягкая игрушка, приятен на ощупь, откликался на любое прикосновение или намёк, с нескрываемым воодушевлением продолжал любые инициативы Павла. Мальчишка просто мялся в его руках, но при этом можно было не сомневаться, что он, определённо, получает свою порцию удовольствия. Его тело содрогалось от толчков, оно дёргалось под натиском более крепкого Павла, однако стоило тому на несколько секунд умерить пыл, само начинало встречные движения, напрашиваясь на продолжение этой пляски любви.

И уже после, лёжа на спине с надроченной дыркой, Алексей кайфово сопел и тужился, активно разминая свой аппарат, а потом кончил взметнувшейся вверх струйкой спермы, так глубоко выдохнув, будто растратил на это все силы.

Павел опустошился уже до этого и с наслаждением наблюдал за пареньком в его оргазме.

Потом они долго лежали в джакузи, наслаждаясь, каждый по-своему, романтикой встречи и гидромассажем. Павел рассказывал ему свои истории с красочным описанием лирических нюансов, а юноша с явным подъёмом делился с ним своим мироощущением.

- У меня тоже так было, - говорил Павел. - Сейчас хотелось бы вернуть хоть часть себя прошлого. Я вспоминаю, какой я был раньше, как мало мне нужно было для счастья. Радовался солнечной погоде, зелени деревьев, пению птиц. Восхищался красками осени и просто балдел, когда шёл утром в университет. Сейчас всё это для меня по-прежнему красиво, но слишком затёрто. И не трогает, не пьянит.

- А нового ничего не появилось? Чем ты любуешься теперь? Красивыми коттеджами, автомобилями?

- Теперь я любуюсь только тобой.

Они лежали в ванной напротив друг друга. Ноги парня были у его лица. Он размял пальцами его ступни и приложил их к своим щекам. Говорят, это какой-то мазохистский комплекс. Нет, огромное наслаждение.

За вечер Павел ещё не раз растревожил и надёжно удовлетворил его, так что в конце Алексей, уставший, обласканный со всех сторон, разметавшись на постели, был уже не в силах реагировать на страстные порывы вожделения. Это был самый шик - взять его опавшее, отстранённое, но благодарное тело и вежливо его отыметь...

Они прощались большими друзьями. Встретились ещё через день, и потом маховик закрутился в полную силу. Павел был счастлив видеть Алексея, трогать его, ласкать бесконечно.

 

Лёшка, Лёшка. Котёнок. Милый, пушистый, с толстыми губами, сладострастный, трепетный, волшебный. Случай помог найти его, и теперь их встречи представлялись Павлу уже совершенно естественными.


 

 

Часть 3

 

Чтобы разнообразить досуг, он пригласил парня в боулинг.

- Шары когда-нибудь катал?

- Нет.

- Сейчас научу.

Они заняли дорожку, записали на каждого по два имени, чтобы делать сразу по четыре подхода, а потом Павел объяснил Алексею нехитрые правила и показал технику броска.

- Можешь отсчитать шаги перед дорожкой, для разгона. Шар пускаешь по низу, не бросая его на пол, а как бы накатывая, и старайся при этом смотреть на центральную кеглю. Направляешь шар рукой - и при этом всё время прицеливаешься, тогда он покатится ровно. Смотри.

Павел сделал первый бросок. Шар ушёл немного в сторону, оставив несбитыми две кегли. Вторым броском он их добил, а следующим сбил всё сразу.

- Когда сбиваешь все кегли одним броском, это называется страйк. Профессионалы борются за то, кто больше сделает страйков. И кто их сделает больше подряд. Ну, давай, пробуй.

Лёшка неуклюже разбежался и бухнул шаром об пол. Тот, не достигнув цели, скатился в боковую канавку. Потом повторилось то же самое.

- Нет, смотри ещё раз.

Павел показал медленнее и попросил его повторить без броска.

- Так. Теперь давай, не торопись, а главное - отработай движения.

Новый шар покатился более или менее ровно, снёс половину кегельного ряда, и Лёшка, довольный, обернулся к Павлу.

- Ну вот, уже лучше. Сейчас потренируемся, а потом немного поиграем на интерес.

- Мне с тобой тягаться бесполезно.

- Будешь соревноваться сам с собой. Я дам тебе задание, и ты должен будешь его выполнить.

- А если не выполню?

- Останешься без сладкого.

Они стали катать шары по очереди, Павел делал по ходу замечания, и у Лёшки стало получаться всё лучше и лучше.

Конечно, они зашли сюда не случайно. Наблюдать за юношей в игре, когда он мыслями в другом, раскрепощен и активен, было для Павла огромным удовольствием. Потягивая за столиком пиво, пока Алексей разбирался с очередной порцией кеглей, Павел с интересом подмечал особенности его движений и жестов, которые, наверное, не увидел бы при обычных встречах. Лёшка казался ему то совсем ребёнком, то взрослым, знающим себе цену.

Павел закончил серию двумя точными бросками, сделав два страйка подряд.

- Здорово. Ты мастер.

- Да нет. Настоящие мастера запускают шары с подкруткой, так что они катятся по большой дуге и прошивают ряд кеглей немного наискосок. Тогда кегли разлетаются в разные стороны и гарантированно все падают. Я так не умею.

Они немного поболтали. Глотнув пива, Лёшка открыл новую серию, выбрав самый тяжелый шар.

- Смотри, не надорвись.

Движения его стали увереннее. Худой, но с правильной фигурой, в своих новых джинсах и полосатой безрукавке он выглядел как респектабельный юноша, идущий в ногу со временем. Парни стали модниками похлеще девиц, подумал Павел. Одно время они носили широкие штаны с ширинкой между колен, потом пришла мода на драные джинсы, теперь многие носят футболки в горизонтальную полоску, как матросы.

Павел смотрел, как он разбегается, с иронией комментируя его действия:

- Давай, давай, вот сейчас будет бросок!

Лёшка сбился с ритма и засеменил перед началом дорожки.

- Так, отлично. Замах! Только не зашвыривать!

Лёшка бестолково махнул рукой: шар, с грохотом упав на дорожку, по какой-то немыслимой траектории волчком скатился в канавку.

Он обернулся и, улыбаясь, стукнул кулаком в ладонь:

- Я не могу, когда ты мне говоришь под руку. Так не учат.

- Может, мне ещё и отвернуться? Надо концентрироваться на главном, на своём деле. Тогда появится уверенность и внешнее мешать не будет.

Павел ещё не раз ему мешал, ему было просто забавно наблюдать за парнем. А тот не подавал вида, но сосредоточиться в такие моменты не мог.

Потом они долго гуляли по городу. Павел вспомнил себя в юности, когда зачем-то нудно и бестолково бродил по улицам со знакомой девицей. Он даже поцеловал её у дверей её подъезда, перед тем, как она убежала наверх. Потом он позвонил ей раз. Потом позвонила она... Больше они не встречались. Тогда он был по-настоящему заинтересован не ею, а одним своим сокурсником.

С Лёшкой было легко. Похоже, он был готов на всё, полностью доверяя Павлу. Они болтали о своих проблемах, учёбе, работе. Со стороны он выглядел серьёзным студентом, о чём-то разговаривающим с преподавателем или важным человеком. Однако Павел знал, что вдали от лишних глаз, в интимной обстановке, этот милый паренек по первому зову окажется в его объятиях.

***

Павел проснулся, ощутив, что залежался в одном положении. Но что-то мешало ему повернуться, и он не сразу сообразил, что. Рядом, уткнувшись носом ему в бок и положив руку на его грудь, посапывал Алёшка. Павел совсем забыл, что оставил его у себя на ночь, - и когда настал момент сменить положение, проснулся, чтобы не потревожить парня. Это произошло инстинктивно, сработали какие-то внутренние регуляторы. Будто что-то подсказало ему, что он в постели не один.

Левая рука Павла, откинутая в сторону, затекла, он её почти не чувствовал, но не хотел возвращать к жизни: на ней лежала Лёшкина голова. Выдуваемые пареньком струйки воздуха щекотали под мышкой. Светлые ресницы ровными рядами окаймляли края век. Казалось, он закатил глаза куда-то вверх, то ли от счастья, то ли от удивления, и весь поглощён теперь своим сказочным созерцанием. Нежные губы едва сомкнуты. Наверное, ещё не остыли от поцелуев.

Павел вдруг ощутил, что уже привязался к Алёшке, и почему-то испугался своего чувства. Что-то в нём было для него новым. Хотя эта сонно-постельная идиллия и выглядела немного картинно, - Павел понял, что ему никуда не деться от ощущения заботы и нежности к этому славному человеку, который сейчас так блаженно покоится возле него.

Он слегка коснулся лежащей на его груди руки. Лёшка ничего не почувствовал. Павел провёл пальцами возле его носа, ощутив тёплое дуновение выдоха, и тихонько потревожил мизинцем его губы. Забавно было видеть, как паренёк спит, не чувствуя прикосновений, захваченный, наверное, каким-нибудь необычным сюжетом.

Но тут Лёшка, что-то почувствовав, шевельнул губой, резко выдохнул и проснулся. Его лицо засияло улыбкой. Сейчас он казался Павлу просто ангелом. Влюблённым, может быть, даже не в крутого мужика, разделяющего с ним ложе, а просто в возможность ощущать рядом человека, который нравится. Лёшка всегда выражал себя легко, без напряжения. Это свойство его натуры можно было бы и не считать достоинством, если бы одновременно он не излучал какую-то одухотворённость: он мог любить, наверное, как бога, - романтик и мечтатель с огромной чистой душой.

Лёшка повернулся на бок, спиной к Павлу, взял его руку и положил её на свой торс, увлекая мужчину тоже повернуться и лечь вплотную к нему. Его гладкие ягодицы коснулись бёдер Павла, удобно разместившись в углублении согнутого тела. Он повилял задом, пару раз ткнув им между ног Павлу, почувствовал слегка напрягшийся член друга и успокоился.

Павел весь затрепетал от наплыва любви к своему ангелу. Ему захотелось прижать его к себе крепко-накрепко и не отпускать. Он прикоснулся губами к шее Лёшки, и тот сжал в руке его пальцы, давая понять, что ему это приятно.

Страницы:
1 2
Вам понравилось? +66

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

1 комментарий

+ -
0
Ручей Офлайн 24 августа 2011 06:35
Это одна сторона медали, если учесть, что так думает Паша. Однако у Лёшика тоже могло быть к нему много вопросов, но взрослому Паше не хотелось думать о парне, он думал о своих делах и заботах и его устраивало, что у него ещё есть котёнок. Я бы всё же подумал бы о том, что порой мы себя расстраиваем тем, что сами виноваты в том, что не доглядели элементарных вещей. А что сделал Паша для Лёшика? Мальчик нашёл не новую пассию, а того, с кем может наладит совместную жисть? Лёша слишком молод, чтоб взять и взрослому дяде сказать - а давай будем жить вместе (например).
Так что, Паша зря ругнулся так матом, в этом его ошибка, что они расстались (а точнее, это (чаще всего) наша ошибка))))
Хорошая поучительная история))))
Наверх