Алексей Морозов

Чай со вкусом бергамота

Аннотация
Артём и Дмитрий живут счастливой семейной жизнью, наслаждаясь обществом друг друга. Но совершенно неожиданно над их головами начинают сгущаться тучи. Серьёзным испытанием на прочность для их безоблачного счастья становится Лёха Савойкин, специалист по пожарной безопасности, работающий вместе с Дмитрием...
 

      
 



Савойкин прищучил нас моментально. Какого хрена его занесло в это крыло старого здания, да еще в четыре часа дня, не смог бы объяснить, даже, наверное, наш дворник, который наперед знал, кто победит на выборах в Госдуму и когда дадут зарплату.А Савойкин просто стоял и смотрел на нас, засунув руки в карманы. Артем среагировал первым, медленно повернул в его сторону голову и, продолжая расстегивать мою рубашку, улыбнулся ему.
- Са-а-афф... – на последних звуках он закусил нижнюю губу и, сидя на мне верхом, медленно подался тазом вперед. - Присоединишься?
Савойкин развернулся и стал спускаться по лестнице вниз. Артем заржал, поцеловал меня в нос и, слезая с меня, получил легкий шлепок по затылку.
- В следующий раз будет сильнее, - пообещал я, застегивая рубашку. - Ну, Тем, ну, какого хрена?
- А я завелся, - признался он.
- Только попробуй, - пробухтел я, заправляя рубашку в брюки. - Вот только намекни.
- И что? Что, Дим? Что ты сделаешь?
Он налетел на меня, ударил спиной о стену и схватил за задницу.
- Ничего ты мне не сделаешь, ты меня любишь.
- Свежо предание, да верится с трудом, – улыбнулся я. Я обожал его заигрывания, потому что это ему дико шло, потому что я начинал менять местами день и ночь, потому что он беззастенчиво этим пользовался. Засранцу нравилось подсаживать меня на измену, а мне стоило только представить его в этом, как я уже вбивал гвозди в его ладони.
- Все, - оттолкнул я его. - У меня дети, у тебя суши.
- А у нас Савойкин, - вздохнул Артем. - Вечером решим, что нам делать. Не задерживайся.
- Это ты не угадал.


Он был на четыре года старше меня, а выглядел лет на семь младше. Оставаясь вечным пацаном, он любил шокировать окружающих, обожая спорить на предмет того, кто из нас выглядит более взрослым. Всегда кивали на меня, и тут он начинал хлопать в ладоши. Я очень просил его не делать этого, а он все равно лупил ими друг о друга, как дурак.

Мы познакомились на рынке, когда выбирали мясо. Я был обязан обеспечить шашлыком нашу компанию, которая собиралась на даче, а Артем покупал мясо своему коту, ссыкуну редкостному, как потом выяснилось. Сначала мы с Темой вцепились в один кусок, потом уступили его друг другу, потом разошлись в разные стороны, решив найти мясо в другом месте, но судьба снова нас свела около очередного прилавка. После этого я взял его с собой на дачу, где мы стали сначала лучшими друзьями, а ночью еще мужем и женой.

Артему на тот момент было двадцать четыре года, я только отметил двадцатилетие, но уже при первом знакомстве была видна неправильная разница в возрасте. В какие-то моменты меня принимали за его старшего брата, что безумно его веселило. Тогда он называл меня «папочкой» и я был готов размазать его по асфальту. Но в основе своей он был симпатичным, ласковым и заботливым парнем, научившим меня курить кальян, съездившим со мной в Таллинн, любившим бодать меня по ночам головой в живот и обожавшим старые компьютерные игры.

Мы жили то у него, то у меня, то отдельно друг от друга, и это никого не напрягало. Если он простужался, то я переезжал к нему, чтобы поить его чем-нибудь теплым и кормить его кота, когда он жил у меня, то кот тоже втирался в доверие и спал под одеялом между нами.

Я вел в бывшем Доме культуры литературный кружок. Оказывается, это древнее сборище действовало еще в советские времена, пережило перестройку, реформацию, демографический кризис, когда занятия посещали только две девочки, а потом наплыв наемников в столицу, чьи дети благополучно посещали сие место со мной, сидящим за письменным столом и читающим им Ахматову, Блока и Асадова. Последний, кстати, хорошо ложился на их неокрепшие души.

Артем часто заходил за мной по пути с работы, тихонько садился в уголок и слушал, открыв рот, как я сыплю подробностями непростой жизни Цветаевой либо вспоминаю придворные сплетни времен детства Андерсена. Мои дети, коих было у меня шесть человек, к нему привыкли, вставали, когда он заходил в кабинет, и называли «дядя Артем». Мой мужчина солидно кивал, а я давил улыбку, потому что прекрасно помнил, как дядя Артем пару дней назад, сидя в одних спортивных белых трусах на полу перед компьютером, с криком «Умри, скотина!» мочил очередную партию ботов.

Леха Савойкин работал вместе со мной. Он был специалистом по пожарной безопасности и целыми днями мотался по всему зданию, проверяя наличие огнетушителей или вышагивая впереди очередного проверяющего. Мы знались уже два года, не особенно дружили, но пару раз ходили после работы в пивной бар, где оставив Артема около игровых автоматов, перелопачивали друг перед другом истории из армейской жизни.

Тот факт, что мы с Темой не просто хорошие друзья, Савойкин как-то мимо себя пропустил, видимо, оставив впрок самое интересное. Впереди у меня был вечер в собственной квартире, суши, белое вино, самый нежный в мире парень и его кот, который стал настоящим членом нашей интересной семьи.
И незримо парящий над нами призрак Алексея Савойкина, с которым надо было что-то делать, потому что как бы ни было весело Артему, а тревога на мое сердце уже легла.

Удивительное рядом. Сегодня оно было вокруг. Сначала Сафф на лестнице, потом Артем, заявивший, что возбуждается от присутствия третьего на поле боя, а теперь Нурдин.
В мою группу он попал три месяца назад и оказался самым прилежным прихожанином. Родившись в Андижане, покинув дом пять лет назад, потом пожив в Питере, он вместе с матерью пока что бросил якорь в столице. В свои неполные пятнадцать лет он выглядел на восемнадцать, был рослым, каким-то ухватистым, этаким хозяином. Как-то он рассказал мне, что в Андижане у него четыре сестры, он в семье старший, поэтому ему не привыкать таскать младенцев на руках, менять им пеленки или кормить их. Оставив девочек на бабушку, он вместе с матерью укатил на заработки, бросив школу, утром помогал ей на рынке, днем вкалывал с метлой на улицах, а к вечеру приходил к нам и тихо сидел около окошка, сложив свои огромные кулаки на коленях. Он одинаково реагировал как на Маяковского, так и на Окуджаву, и на мой вопрос, а откуда у него такая тяга к поэзии, и вообще отменный русский, он, шевеля своими широченными бровями, ответил недвусмысленно просто:
- Отец преподавал литературу. Мне стихи на ночь пели. Где живу, там и слушаю.


Я пришел домой с опозданием, и Артем, надувшись, впустил меня в квартиру.
- Ну, прости, - я обнял его свободной рукой. В другой был пакет с обещанным вином и двумя килограммами мандаринов, от которых мой друг просто терял сознание. Нет, он их не ел. Он ими жонглировал, травмируя мою мебель и психику кота, который после этого начинал делать свои ссыкотные дела исключительно по углам квартиры, метко промахиваясь мимо своего розового лотка.
- Суши заказал… давно привезли… тебя нет…
- Да ладно тебе, - я пытался подлизаться, тем более, что вид у Артема был очень даже товарный. Только представьте, что на пороге вашего дома стоит стройный парень в темно-серых, вытертых добела на бедрах и порванных на коленях джинсах, в мягкой тонкой белой водолазке, с темными волосами, ассиметрично уложенными на затылке и брошенными длинной, до кончика носа, челкой на лицо.
Да, Тема был красавцем. Тема был вообще. Не в силах оторвать от него усталый взгляд, я почувствовал себя большой скотиной, потому что вот этот весь его прикид, суши, волосы – все это было для меня, все делалось с восторгом и с нетерпеливым ожиданием, а я вот взял и подвел.
Артем выкрутил из моих пальцев пакет и пошел в комнату.
- Руки мой, - донеслось оттуда, - И марш за стол. Заставил меня ждать.
Я улыбнулся. Он уже не злился, было слышно по голосу, а слова лишь слегка укоряли, не ругая, не тревожа и не мучая мою дурную голову.

Он пил купленное мной вино, мы уничтожали суши, орудуя палочками, и он уже совсем простил меня. Поджимая под себя ноги, он усаживался на пол и рассказывал про свои дела на работе. Вообще у него там было весело, и я частенько завидовал непринужденной обстановке, царившей среди ветеринаров в небольшой клинике, где мой молодой человек работал врачом. Героев его рассказов я уже узнавал по имени, и мне не надо было объяснять, кто как выглядит. С нежностью запуская в его волосы пальцы, я слушал его болтовню и чувствовал себя счастливейшим человеком на свете.
Я рассказал ему о Нурдине, и он очень удивился тому, что у парня такая любовь к стихам.
- Никогда бы не сказал, что он настолько нетривиален, - заметил Артем, - Я всегда думал, что это сын вашей уборщицы коротает с тобой время.
- А вот тем не менее.
- Дим?
- А.
И сразу взгляд вбок, и сразу мимо.

Чуть позже, когда на улице стало совсем темно, он притащил из коридора свечи, расставил их по комнате, уложил меня на диван, сел на пол рядом и внимательно посмотрел на меня.
- Что? – не выдержал я взгляда его темно-карих глаз.
- Поговорить надо.
- Ну, говори.
- Может, выпьешь? Остался еще твой джин, я принесу, - подорвался Артем, но я удержал его за руку.
- Выкладывай.
Он хотел сказать мне что-то важное, иначе бы не пытался влить в меня то, о чем почему-то час назад не вспоминал.
- Нас сегодня увидели. Савойкин, су…
- Не матерись, - оборвал я Артема.
- Ну да, - вздохнул он.
Я не хотел навлечь беду, прежде всего на свою голову, потому что был застукан на рабочем месте, а учитывая тот факт, что я работаю с детьми, я вообще мог вылететь с работы. В лучшем случае.
- Дим… я…
Я видел, как он выталкивает из себя слова, опустив голову, не глядя на меня, как сильно мучается, сомневается, но не торопил его. Надо знать Тему, замкнется, если полезу вперед, а может и обиду кинуть недели на две. Плавали, знаем.
Но не в этот раз.
- Колись, - я приподнял его подбородок.
- Ты только ничего не подумай, Дим.
- Да я уже весь на нервах, - не выдержал я. - Себя мучаешь, и мне всю душу вынул.
- Дим, вот… ты мне скажи… тебе со мной в постели хорошо?
Я решил, что именно этот вопрос мучил его весь вечер, и даже пожалел его, так не похожего на меня, сомневающегося в себе, несмотря на то, что он должен быть, наоборот, увереннее, потому что он старше, не я, а он у меня был первым, не я, а он обучал меня нелегкому умению любить.
- Артем, у нас все отлично.
- Откуда тебе знать? – вдруг выпалил он, отодвигая с правого глаза челку. - У тебя никого не было до меня.
- И почему-то мне больше никого не хочется, - ответил я.
- То есть тебя все устраивает?
- Да конечно, господи!
- А нового ничего не хочешь?

Теперь была моя очередь округлять глаза. Я не знал. Наша интимная жизнь действительно устраивала меня во всех отношениях. Мне казалось, что мы с Темкой заточены друг под друга абсолютно везде. И я не мог ошибаться, иначе он бы мягко, незаметно, но попытался бы сгладить неровности. А так… он был отличным любовником, не хочу хвалить себя, но у меня тоже кое-что получалось совсем неплохо, иначе бы он вел себя во время этого по-другому. Наш первый раз на той самой даче, на которую я вез из Москвы мясо для шашлыка, запомнился мне исключительно с хорошей стороны. Артем действительно был первым и сделал все так красиво, что я еще долго удивлялся, как такое возможно. «Просто я влюбился в тебя, - сказал он утром, когда мы толкались голыми плечами около прибитого к фанерной стене рукомойника, - И ты, кажется, тоже. И мы не ждали друг от друга ничего плохого». Я это хорошо запомнил. И был ему благодарен за свой первый и наш первый раз. Потом, занимаясь со мной сексом, он открывал мне очень интересные вещи, например, делал эротический массаж, и прикосновения его рук и губ открывали все чакры в моем теле, и я подходил к финишу гораздо, гораздо быстрее, чем сам того желал.
Иногда мы использовали игрушки, но тут уже была иная тема. Артем так же, как и я, был первооткрывателем в этом деле, и тогда уже новые миры мы завоевывали одновременно…
Черт! Меня осенило. Я смотрел на его темную башку, широкие плечи, перекошенные прямо у моего лица, на колено, выглядывающее из дизайнерской дыры, сделанной в джинсах, и, кажется, догадывался, что может его мучить.
- Ты заскучал, Тем? – тихо спросил я, - Каждый день одно и то же, да? Я понимаю. Ну, давай что-нибудь выберем, вон на полке коробка стоит.
Он поднял голову, переполз с пола на диван, и, соответственно, на меня, улегся сверху и ткнулся подбородком в свои сложенные на моей груди руки. Мое тело моментально отозвалось на его присутствие, и он, потянувшись вперед, с трудом меня поцеловал.
- Скучно ли мне с тобой? Ты совсем уже, Димыч? Да никогда в жизни!

А потом отработанный сценарий. Наша одежда по всей комнате, огромные тени на стенах, танцующие вокруг фитилей огоньки, обезумевший от счастья кот с суши в пасти на журнальном столике.
Это я всегда заводился от одного его вида, а вот Темыча надо было некоторое время разогревать. Но сегодня мы словно поменялись телами. Нет, с моей стороны проблем не было, все железобетонно, как всегда, но вот мысли не такие ясные, и это мешало мне заниматься моим парнем основательно. Зато Артем, похоже, никакого дискомфорта не испытывал, сначала отымев себя на мне, потом устраивая меня сзади, а заканчивая свое шоу очумелым стоном уже будучи подо мной. И я не узнавал его, если честно, тут явно было что-то не так, ветер дул с неизвестной мне территории, и это, я знал, надолго засядет у меня в голове.

Мы увлеклись и сделали два круга. Отдыхая, я все так же причесывал пальцами волосы Артема, сон ни черта ни шел ни ко мне, ни к нему, и когда он вдруг перелез через меня и стал пристраиваться сзади, я не выдержал.
- Родной, да ты сегодня третий раз уже…
- Да-а-а-а… - прошелестел он мне в ухо, прижимая меня к себе, делая из меня теплого и безответного, - И не устал ни разу. И до сих пор тебя хочу. Ну, Димыч! Помоги мне, зараза, подвинься!
Я сделал все, как он просил, и в награду он подарил мне чудесные ощущения, свой взъерошенный вид, жаркие мокрые губы, восхитительное «Димыч… кончаю!» и свои сумасшедшие глаза.
После этого он окончательно угомонился и уснул, влепившись носом мне в спину. А я все гонял нехорошие мысли и провалился в сон только тогда, когда уже наш общий кот улегся у нас в ногах.
Страницы:
1 2
Вам понравилось? +64

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

9 комментариев

+ -
0
Ольга Морозова Офлайн 14 июня 2013 15:37
Отличный рассказ. Читала, изо всех сил надеясь на хэппи-энд...
Непростая ситуация в жизни главных героев показалась не такой уж безвыходной. Возможно ли её было избежать..? Думаю, что да. Потому что непонятно, как теперь сложатся отношения между Артёмом и Дмитрием...
Спасибо автору!
+ -
0
Миша Сергеев Офлайн 14 июня 2013 16:40
Безнравственно, когда автор убивает главного героя, если это, конечно, не Анна Каренина и другого выхода нет. Еще более безнравственно, когда автор талантливо и изощренно убивает своих читателей. Короче, если бы Артем в конце не вернулся, пришлось бы найти и грохнуть Автора за бездушное отношение к читателям :) И хоть я и не сторонник безусловной хэппиэндовщины, другой ЭНД в этом рассказе даже представить себе не могу! Суперский рассказ! Принтер, я у захвати!
+ -
+1
Нормалёк Офлайн 16 июня 2013 03:55
Классный рассказ! Жизненный. Давно не испытывал таких эмоций при чтении.
СПАСИБО!
П.С. Отдельное спасибо за отличный русский язык!
+ -
0
Алексей Морозов Офлайн 16 июня 2013 18:04
Цитата: Flora
Отличный рассказ. Читала, изо всех сил надеясь на хэппи-энд...
Непростая ситуация в жизни главных героев показалась не такой уж безвыходной. Возможно ли её было избежать..? Думаю, что да. Потому что непонятно, как теперь сложатся отношения между Артёмом и Дмитрием...
Спасибо автору!


Спасибо, можно и продолжение, если пойдет.

Цитата: ress08
Безнравственно, когда автор убивает главного героя, если это, конечно, не Анна Каренина и другого выхода нет. Еще более безнравственно, когда автор талантливо и изощренно убивает своих читателей. Короче, если бы Артем в конце не вернулся, пришлось бы найти и грохнуть Автора за бездушное отношение к читателям :) И хоть я и не сторонник безусловной хэппиэндовщины, другой ЭНД в этом рассказе даже представить себе не могу! Суперский рассказ! Принтер, я у захвати!


Значит, получилось, а то было волнительно, правильно ли завернуто действие.

Цитата: Нормалёк
Классный рассказ! Жизненный. Давно не испытывал таких эмоций при чтении.
СПАСИБО!
П.С. Отдельное спасибо за отличный русский язык!


Не за что. Спасибо Вам.
--------------------
Взрослые - это те же дети, только выше ростом.
+ -
0
zanyda Офлайн 27 июня 2013 08:52
И я тосковала по ХЭ. Но рассказ прелестный. Прекрасно написан. Автором я увлеклась. Буду копировать)))))))))))))))))
+ -
0
splite Офлайн 19 августа 2013 21:43
Понравилось, спасибо автору !)
+ -
+1
Ия Мар Офлайн 11 декабря 2013 22:12
Не понимаю, почему многие считают финал рассказа открытым? Этот сюжетный параллелизм с открыванием дверей расставил все точки. Я бы даже сказала, что две последние реплики лишние. На мой взгляд, гораздо изящнее было бы, если б герои обошлись без слов. Но, впрочем, я не собиралась учить автора)) Простите! Рассказ и так прекрасен! Спасибо, Алексей!

Одна из главных черт творчества Алексея Морозова в том, что он не передает мыслей и не объясняет мотивов поведения персонажей, предоставляя нам возможность их додумывать. Такой своеобразный способ интриговать читателя...
+ -
-1
boji Офлайн 1 марта 2014 05:17
чудесная история.
Морозов, твой стиль очаровывает. спасибо.
George
+ -
0
George 14 августа 2014 17:58
Блин, и так настра не было , так ещё и такие рассказы! Мрона было и по другому выкрутить. Или надо продолжение !
Наверх