Арминьо

Домой

Аннотация
Немного о том, что было с Сэном и Тимом после того, как они встретились во второй раз.
Начало истории - "Невские берега"​​​


Самолет сделал вираж над Шереметьево и пошел на посадку. Тимур ковырялся в планшете с отключенным "вай-фаем", двигал цветные камешки, они выстраивались рядами и исчезали - успокаивающее, отключающее мысли занятие. Девушка, сидевшая рядом, первые два часа полета пыталась кокетничать, польстившись на смуглую морду, испанские глаза и белую рубашку, но он отвечал односложно, и красотка увяла.
В Москве ждал Сэн.
"Сэн",  написал Тимур пальцем по экрану планшета. Тот отозвался угасающими разводами, электронной интерференцией. "Сэн, Сэн."
 Сэн переехал в Москву, поменял практику, работал в городской больнице и еще в какой-то крутой, вроде "Евромеда". Времени ни на что не оставалось.
В 98 разразился кризис, Тимур потерял фирму, потому что в то время был влюблен и невменяем, делами почти не занимался. Когда объявили о банкротстве, он почти вздохнул с облегчением. Вернулась Анита, устроила скандал с истерикой, из квартиры на Кутузовском они съехали. Пару лет подрабатывали ремонтными делами, пока все не устаканилось. Сняли смешную однушку с видом на набережную, немедленно загадили ее всем, чем только могут два молодых парня, посреди комнаты долгое время лежал задний мост от тимуровой машины, сначала лень было выбрасывать, а потом накопились романтические воспоминания. На него ставили горящие свечи, еду и вообще. В углу стоял комбик, поверх него - синтезатор, связки книг громоздились повсюду. Спали на матрасе, положенном на пол, и были счастливы.
Тимур прикрыл глаза, улыбнулся. Ссорились как черти. Их общие друзья (и такие завелись) делали ставки, кто кого убьет раньше, Гонтарев Ривареса или Риварес Гонтарева. И куда спрячет тело. А они шлялись по московским набережным, по парковому кольцу, курили "Житан", пили бесконечные чашки кофе, любили друг друга. Все было неловко, чудесно. Тимур впервые в жизни разглядел  Москву. Она оказалась прекрасной. Желтые листья осенью и долгая, томная летняя жара. Черешня. Снова сигареты. Сэн поет со сцены про белогвардейскую блядь, и все смеются.
Я верю в Бога, как-то подумал Тимур.
В церкви было светло, прохладно, ряды длинных скамеек, разномастно одетые люди. Он преклонил колени и смущенной скороговоркой пробормотал свою благодарность Тому, Кого еще совсем не знал. Показалось, что нужно это сделать.
Сэн приходил с работы замученный, бледный, Тимур ругался и просил бросить практику, тот посылал его к черту. Снова ссорились, страшно и навсегда, снова мирились. Янтарный огонь плескался в хрустале. У Сэна чуткие, ласковые руки музыканта и врача. Тимур бешено его ревновал. Сэн потешался.
Иногда Тимур улетал в командировки, тогда мучался, писал бесконечные смс, висел в скайпе, мчался обратно, как только получалось. "Тимурчик-мурмурчик", ржал Сэн, Тимур взрывался, орал "К черту! Хватит! Заебал!" хлопал дверью, через час возвращался обратно. Мирились. Хрусталь преломлял золотистые блики.
Снежная зима. Зима бесснежная. Жара.
Иногда они ссорились по-настоящему, дня на два. Тимуру в такие дни хотелось убивать, умереть, уехать на край света. Однажды он с удивлением обнаружил себя в летней Праге. Как брал билет и улетал, не помнил категорически. Он высунул нос на улицу, обозрел знаменитый мост, потом пришла смска. "Тим, ну ты чего? Возвращайся, чучело."
Стоя в очереди на контроле, он перебирал в памяти все, что было у них за эти годы. Сэн, охрипший от трех подряд концертов, возвращается из Питера. Сорванный, чудесный, любимый голос. Алые вспышки под веками. Разудалая гулянка в клубе, они с серьезными лицами подходят к Михалычу и Тимур, сбиваясь и краснея, просит того быть подружкой невесты. Михалыч мнется, Сэн держит Тимура за руку и сдвигает светлые брови. В его глазах укор. Тут Тимур не выдерживает и хрюкает от смеха, Михалыч моментально вскипает. "Пидарасы!" Пидарасы ржут, уже не скрываясь. Какая-то очередная ремонтная, огромная, гулкая квартира, на вылощенном паркете разбросаны пачки газет и крафтовая бумага, в блюдце догорает свечка. У Сэна яркие, совершенно бирюзовые глаза. Тимур знает это, не размыкая ресниц. По всему телу - ожоги от прикосновений.
Люблю, люблю, думает он. Люблю.
- Добро пожаловать в Россию, - приветливо говорит девушка на контроле и возвращает ему паспорт.
Вам понравилось? +41

Не проходите мимо, ваш комментарий важен

нам интересно узнать ваше мнение

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

1 комментарий

+ -
+6
Алик Агапов Офлайн 23 августа 2019 11:42
"По всему телу - ожоги от прикосновений."...так ярко и мало написали!....спасибо!
Наверх